ronl

Реферат: Раз­бор рас­ска­за Л. Ан­д­рее­ва "В тумане"

Раз­бор рас­ска­за Л. Ан­д­рее­ва “В тумане”

I. Про­стран­ст­во рас­ска­за:

1. Внут­рен­ний мир ге­роя

А) Он не­сколь­ко раз вы­хо­дил, по­ша­ты­ва­ясь, ста­ра­ясь не шу­меть и це­п­ля­ясь за сту­лья, и пол под не­при­выч­ны­ми бо­сы­ми но­га­ми был страш­но хо­лод­ный и скольз­кий, и от это­го не­обы­чай­но­го хо­ло­да ста­но­ви­лось осо­бен­но яс­но, что дав­но уже ночь и все ти­хо спят, а он один хо­дит и му­чит­ся бо­лью, чу­ж­дою все­му это­му чис­то­му и хо­ро­ше­му до­му.

Б) Ге­рой уми­ра­ет еще за­дол­го до фи­зи­че­ской смер­ти:

И все вре­мя Пав­лу ка­за­лось, что это пи­сал не он, а дру­гой ка­кой-то че­ло­век, хо­ро­ший и ум­ный; он умер те­перь, этот че­ло­век, и от­то­го так мно­го­зна­чи­тель­но все им на­пи­сан­ное, и от­то­го так жаль чи­тать его. И ти­хая жа­лость к умер­ше­му че­ло­ве­ку на­пол­ни­ла его серд­це; и пер­вый раз за мно­го дней Па­вел по­чув­ст­во­вал се­бя до­ма, на сво­ей по­сте­ли, од­но­го, а не на ули­це, сре­ди ты­сяч вра­ж­деб­ных и чу­ж­дых жиз­ней.

2. Мир, к к-ро­му фор­маль­но от­но­сит­ся ге­рой

Да­ле­ко во все сто­ро­ны рас­сти­лал­ся мир, и был он бес­ко­неч­ный и тем­ный, и всем оди­но­ким и скорб­ным серд­цем чув­ст­во­вал Па­вел его не­из­ме­ри­мую и чу­ж­дую гро­ма­ду.

3. “Безд­на” (сквоз­ной мо­тив А.)

А) Вы же по­ско­рее, Ка­тень­ка!— по­про­сил Па­вел, те­ряя аза­ми ее кон­тур в чер­ном и мгли­стом от­вер­стии во­рот. + Па­вел на­пряг­ся, что-то сбро­сил с се­бя и вы­бро­сил ве­се-1й и гром­кий во­прос: — А во­доч­ки-то?

Б) С на­де­ж­дою обер­нул­ся он к ок­нам, но от­ту­да уг­рю­мо и скуч­но смот­рел гряз­ный го­род­ской ту­ман, и все бы­ло от не­го жел­тое: по­то­лок, сте­ны и из­мя­тая по­душ­ка. И вспуг­ну­тые им чис­тые об­ра­зы про­шло­го за­ко­лы­ха­лись, по­се­ре­ли и про­ва­ли­лись ку­да-то в чер­ную яму, тол­ка­ясь и сте­ная.

В) И в ле­су, где он ле­жал за кус­та­ми, бы­ло так тем­но, что он не ви­дел сво­ей ру­ки, и по­рой ему чу­ди­лось, что и са­мо­го его нет, а есть толь­ко мол­ча­ли­вая и глу­хая тьма.

Ге­рой пе­ре­хо­дит из од­но­го про­стран­ст­ва в дру­гое под воз­дей­ст­ви­ем судь­бы, “фа­ту­ма”, ни­че­го не де­лая сам.

II. Им­прес­сио­низм — зна­чи­мость цве­та, све­то­те­ни и зву­ка.

1.Им­прес­сио­низм + цве­то­вая ас­со­циа­ция с Дос­то­ев­ским по­втор те­ма­ти­ки бо­лез­ни, не­чис­то­ты,

А) Не тро­гай ме­ня!.. Отой­ди!..— и, по­ве­дя пле­ча­ми, ти хо до­ба­вил:— Я гряз­ный...

Б) Так же гряз­ны и мыс­ли его, и ка­жет­ся, что, ес­ли бы вскрыть его че­реп и дос­тать от­ту­да мозг, он был бы гряз ный, как тряп­ка, как те моз­ги жи­вот­ных, что ва­ля­ют­ся н; бой­нях, в гря­зи и на­во­зе.

смер­ти, об­раза жи­во­го го­ро­да, ве­ду­ще­го к ги­бе­ли сво­их жи­те­лей.

В тот день с са­мо­го рас­све­та на ули­цах сто­ял стран­ный, не­под­виж­ный ту­ман. Он был ле­гок и про­зра­чен, он не за­кры­вал пред­ме­тов, но все, что про­хо­ди­ло сквозь не­го, ок­ра­ши­ва­лось в тре­вож­ный тем­но-жел­тый цвет, и све­жий ру­мя­нец жен­ских щек, яр­кие пят­на их на­ря­дов про­гля­ды­ва­ли сквозь не­го, как сквозь чер­ный ву­аль: и тем­но и чет­ко.

2. цве­то­вая оп­по­зи­ция зем­ли и не­ба: не­бо “из­жел­то-чер­ное”, зем­ля — “ис­чер­на-жел­тая”.

3. зву­ки и цве­та го­ло­сов — ок­ра­ска внут­рен­не­го со­стоя­ния ге­роя и ин­ди­ка­тор их взаи­мо­от­но­ше­ний:

А) го­во­ри­ла Ка­тя Рей­мер гус­тым и звуч­ным кон­траль­то

Б) Из тьмы про­пи­щал стран­ный и смеш­ной го­лос по­ли­ши­не­ля:

В) Сре­ди сме­ха про­зву­чал дру­гой го­лос, мо­ло­дой и сдер­жан­ный бас:

Г) Ка­тя Рей­мер от­ве­ти­ла, и го­лос ее был серь­ез­ный и из­ме­нив­ший­ся:

Д) И точ­но раз­бе­гаю­щий­ся ше­пот шмыг­нул по ле­су, и все вы­жи­даю­ще смолк­ло, ко­гда муж­ской го­лос, как зо­ло­то, мяг­кий, бле­стя­щий и звон­кий, за­пел вы­со­ко и стра­ст­но:

Ты мне ска­за­ла: да — я люб­лю те­бя!.. Так ос­ле­пи­тель­но ярок, так по­лон жи­вой си­лы был этот го­лос, что за­ше­ве­лил­ся, ка­за­лось, лес, и что-то свер­каю­щее, как свет­ля­ки в пля­ске, мельк­ну­ло в гла­зах Пав­ла.

Е) От­че­го вы так гру­ст­ны, Ка­те­ри­на Эду­ар­дов­на?— по­вто­рял он, как жа­лоб­ную пес­ню, как тихую мо­лит­ву от­чая; ния, и вся ду­ша его би­лась и пла­ка­ла в этих зву­ках. (итог для ге­роя)

4.Цвет=мо­тив (жел­тый =жизнь=бо­лезнь=смерть)

Па­вел по­про­бо­вал за­движ­ку, по­до­шел к сто­лу и взял­ся за руч­ку ящи­ка; но тут ему пред­ста­ви­лись все эти глу­бо­ко за­пря­тан­ные ин­ст­ру­мен­ты, склян­ки с мут­ною жид­ко­стью и жел­ты­ми про­тив­ны­ми яр­лы­ка­ми, и то, как он по­ку­пал их в ап­те­ке, сго­рая от сты­да, а про­ви­зор от­вер­ты­вал­ся от не­го, точ­но и ему бы­ло стыд­но

III. Вре­мя в рас­ска­зе.

1. Те­ма веч­но­го сю­же­та, под­черк­ну­тость цик­ли­че­ско­го вре­ме­ни:

“В пе­ст­ро­те и гряз­ной ок­ра­ске его (по­тол­ка) бы­ло что-то скуч­ное, на­до­ед­ли­вое и без­вкус­ное, на­по­ми­нав­шее о де­сят­ках лю­дей, ко­то­рые жи­ли в этой квар­ти­ре до Ры­ба­ко­вых, спа­ли, го­во­ри­ли, ду­ма­ли, де­ла­ли что-то свое — и на все на­ло­жи­ли свою чу­ж­дую пе­чать. И эти лю­ди на­по­ми­на­ли Пав­лу о сот­нях дру­гих лю­дей… .”

2. Тек­сту­аль­ное под­твер­жде­ние цик­лич­но­сти, веч­но­сти про­ис­хо­дя­ще­го

А) И сно­ва пе­ред гла­за­ми раз­вер­нул­ся в вы­со­те по­то­лок.

Б) По­том опять в том же по­ряд­ке: ха­та, боль­шой му­жик, цер­ковь и ог­ром­ная те­ле­га и так кру­гом ком­на­ты. И все это бы­ло жел­тое на гряз­но-ро­зо­вом фо­не, урод­ли­вое и скуч­ное, и на­по­ми­на­ло не де­рев­ню и чью-то пе­чаль­ную и ли­шен­ную смыс­ла жизнь.

3. Ха­рак­тер­но и на­зва­ние кни­ги, к-рую чи­тал Па­вел “Ис­то­рия ци­ви­ли­за­ции”.

IV. Ком­по­зи­ция рас­ска­за

1. Не­пре­одо­ли­мая гра­ни­ца ме­ж­ду ге­ро­ем и ми­ром — все ме­ша­ет ему пре­одо­леть ее.

'_ а черт!— ру­гал­ся он и от­бра­сы­вал ма­те­рию, но, тя­же­лая, она ту­по па­да­ла на­зад пря­мы­ми и рав­но­душ­ны­ми склад­ка­ми. Вне­зап­но ус­тав и по­те­ряв всю энер­гию, Па­вел ле­ни­во ото­дви­нул ее и сел на хо­лод­ный по­до­кон­ник.

2. Ком­по­зи­ци­он­но вы­де­ля­ют­ся ос­нов­ные мо­ти­вы и об­ра­зы рас­ска­за:

Но сре­ди иду­щих и еду­щих бы­ли жен­щи­ны, и их при­сут­ст­вие да­ва­ло кар­ти­не со­кро­вен­ный и тре­вож­ный смысл. Они шли по ка­ко­му-то сво­ему де­лу и бы­ли, ка­за­лось, та­кие обык­но­вен­ные и не­за­мет­ные; но Па­вел ви­дел их стран­ную и страш­ную обо­соб­лен­ность: они бы­ли чу­ж­ды всей ос­таль­ной тол­пе и не рас­тво­ря­лись в ней, но бы­ли как огонь­ки сре­ди тьмы.

3. Го­род в изо­бра­же­нии Л. Ан­д­рее­ва.

а) Ти­пич­ное влия­ние го­ро­да на ге­роя- раз­ру­ше­ние лич­но­сти, ут­ра­та мо­раль­ных цен­но­стей, не­са­мо­стоя­тель­ность соз­на­ния; го­род дей­ст­ву­ет и на­прав­ля­ет сво­их ге­ро­ев:

С пе­ре­ез­дом в го­род Па­вел стал осо­бен­но мра­чен и нер­вен, и Сер­гей Ан­д­ре­ич бо­ял­ся за се­бя, что не су­ме­ет го­во­рить дос­та­точ­но спо­кой­но и вну­ши­тель­но.

б) Го­род, ге­рои = их идеи. Ге­рой ста­но­вит­ся я ча­стью ок­ру­жаю­ще­го его ми­ра. “Жи­те­ли го­ро­да” “за­тя­ги­ва­ют” ге­роя в “свой” мир.

Дви­гал­ся ту­ман и ог­ни, и опять о грудь Пав­ла би­лись пле­чи жен­щи­ны и пе­ред гла­за­ми бол­та­лось боль­шое за­гну­тое пе­ро, ка­кие бы­ва­ют на по­гре­баль­ных ко­лес­ни­цах; по­том что-то чер­ное, гни­лое, сквер­но пах­ну­щее ох­ва­ти­ло их, и ка­ча­лись ка­кие-то сту­пень­ки, вверх и опять вниз. В од­ном мес­те Па­вел чуть не упал, и жен­щи­на под­дер­жа­ла его.

V. Ос­нов­ные мо­ти­вы рас­ска­за

1. 3 осн. те­мы рас­ска­за: Жен­щи­на, смерть, “чу­ма”.

Но она не обер­ну­лась, и опять в гру­ди ста­ло пус­то, тем­но и страш­но, как в вы­мер­шем до­ме, сквозь ко­то­рый про­шла уг­рю­мая чу­ма , уби­ла все жи­вое и дос­ка­ми за­ко­ло­ти­ла ок­на.

2. Без­душ­ность все­го ми­ра ге­роя, все­го что со­при­ка­са­ет­ся с ним:

А по­том ко­гда-ни­будь она от­даст ему и свое те­ло, и с ним бу­дут де­лать то же, что де­ла­ют с про­даж­ны­ми жен­щи­на­ми.

VI. Ав­тор и ге­рой

1. ав­тор зна­ет о ге­рое не бо­лее чем чи­та­тель:

Па­вел бы­ст­ро встал и, ве­ро­ят­но , сде­лал се­бе очень боль­но...

2. Отец Пав­ла не уз­на­ет, не зна­ет сво­его сы­на (воз­мож­но это — пе­ре­клич­ка с ав­то­ром)

Но ра­дость ско­ро про­шла, и уже че­рез пол­ча­са Сер­гей Ан­д­ре­ич смот­рел на Пав­ла и ду­мал: кто этот чу­жой и не­зна­ко­мый юно­ша , стран­но вы­со­кий, стран­но по­хо­жий на муж­чи­ну?

И с тех пор Сер­гей Ан­д­ре­ич ис­кал преж­не­го ми­ло­го, хо­ро­шо зна­ко­мо­го маль­чи­ка, на­ты­кал­ся на что-то но­вое и за­га­доч­ное и му­чи­тель­но не­до­уме­вал.

3. Двой­ст­вен­ность ге­роя (его мир де­лит­ся на “до” и “по­сле”)

(пе­ре­пев ро­ман­ти­че­ско­го об­раза ге­роя “до”)

Тут рас­су­ж­де­ния о жиз­ни, та­кие серь­ез­ные и ре­ши­тель ные, с та­ким мно­же­ст­вом ум­ных ино­стран­ных слов, что Пав­лу ка­жет­ся, буд­то не он пи­сал их, а кто-то по­жи­лой 1 и страш­но ум­ный; тут пер­вый тре­пет скеп­ти­че­ской мыс­ли, и пер­вые чис­тые со­мне­ния и во­про­сы, об­ра­щен­ные к Бо­гу: где ты, о Гос­по­ди? Тут слад­кая грусть не­удов­ле­тво­рен­ной и не раз­де­лен­ной люб­ви и ре­ше­ние быть гор­дым, бла­го­род­ным и лю­бить Ка­тю Рей­мер всю дол­гую жизнь, до са­мой мо­ги лы. Тут гроз­ный и страш­ный во­прос о це­ли и смыс­ле бы­тия и чис­то­сер­деч­ный от­вет, от ко­то­ро­го ве­ет вес­ною и сол­неч ным бле­ском: нуж­но жить, что­бы лю­бить лю­дей, ко­то­рые так не­сча­ст­ны. И ни сло­ва о тех жен­щи­нах.

VII. Квинт­эс­сен­ция в об­ра­зе ге­роя по­ня­тий про­стран­ст­ва, вре­ме­ни, об­ра­зов, ду­ши, смер­ти, бо­лез­ни и го­ро­да.

А) я не­на­ви­жу те­бя!— шеп­та­ло стран­ное, бес­фор­мен­ное пят­но че­ло­ве­ка, ох­ва­чен­но­го ту­ма­ном и вы­рван­но­го им из жи­во­го ми­ра.— Я не­на­ви­жу те­бя!

Б) Как в ва­те, за­ды­ха­ет­ся в ту­ма­не го­лос. Бес­фор­мен­ное пят­но че­ло­ве­ка мед­лен­но уда­ля­ет­ся, сверк­ну­ла око­ло фо­на­ря ме­тал­ли­че­ская пу­го­ви­ца, и все рас­тая­ло, как буд­то ни­ко­гда и не бы­ло его, а был толь­ко мут­ный и хо­лод­ный ту­ман.

VIII. Ана­фо­ри­стич­ность рас­ска­за ко­нец сю­жет­ный = на­ча­лу след. дей­ст­вия.

… В ту ночь, до са­мо­го рас­све­та, за­ды­хал­ся в свин­цо­вом тума­не хо­лод­ный го­род. Без­люд­ны и мол­ча­ли­вы бы­ли его пу­бо­кие ули­цы, и в са­ду, опус­то­шен­ном осе­нью, ти­хо уми-али на сло­ман­ных стеб­лях оди­но­кие, пе­чаль­ные цве­ты.

автор: Орлов Святослав Григорьевич, 1 курс, РГГУ, ист.-фил.,

предмет: Анализ худ-го текста

препод.: Есаулов

дата: 10.10.2011

еще рефераты
Еще работы по литературе и русскому языку