ronl

Реферат: Этногенез монголов

Взлетмонгольского этноса и его быстрое падение, также как и для остальных

этническихсистем укладывается в приведенную выше схему развития, разве что все

процессыздесь проходили чрезвычайно бурно. Рассмотримподробнее.

Исходное сочетание этносов и ландшафтов региона.

Опишемсостояние к середине XII века на восточной окраине Великой Степи.

На правом берегу Аргуни  кочевали татары,  носившие косу, подобно своим предкамтаганам.  Рядом с татарами жили хонкираты — этнос, образованный смешением древних тюркских

 племен и монголов, большая группа которыхраспространилась от Керулана до

Онона,В центральной части Великой степи, на берегах Толы и окраинах Гоби, жили

кераиты,самый, культурный  народ  среди кочевников, а  к западу  от них - кайманы,

осколок державы  кара-китаев  (киданий), уведенных  на   запад Елюем  Даши.

Основная часть  этого этноса  заняла  Джунгарию  и Семиречье.  Кара китайским гурханам

подчинялись  ыдыкуты   Уйгурии  и  султаны  Средней   Азии до   Амударьи,  за            

исключением Хорезма. От Алтая до Карпатраскинулась Кыпчакская степь, в

ХII вв.  отнюдь  не напоминавшая  пустыню.  Реки были  многоводны,.

террасы  речных   долин   покрыты  зарослями   тальника,   на водораздельных

массивах не  редки  были основные  боры  и рощи ольхи и  березы. Сухолюбива~

растительность  ковыльных и  полынных  степей чередовалась с  более влаголю-

бивой- злаковой. С севера эту степь  замыкаластена  леса, а  с юга - целочки

оазисов.

Но эти  благодатные  места потому и  были так  прекрасны, что  население в

них было  очень  редким: там  жили  куманы,  т.е. половцы, потомки западной

ветви динлинов -  кыпчаков.  Прямые потомки  динлинов,  енисейские кыргызы,

продолжали  жить в  благодатной  Минусинской  котловине, занимаясь  поливны.м

земледелием и оседлым скотоводством. Ониеще хранили богатое культурное

наследие своих предков, но отказались отбылой воинственности, толкнувшей

их в IХ в. на завоевание  просторов Великой  степи. Теперь к югу  от них

расположилось многочисленное монгольскоеплемя ойратов.

На северных  склонах  Саянских гор жили малочисленные  и разобщенные

«лесные народы»,  среди которых были и  угры,родственные  обским остякам,

и палеоазиаты,  близкие  к енисейским кетам, и  тюрки, и  даже, возможно,

самодийские  реликты, которых  можно  видеть в  загадочных  меркитах.  От

последних остались только осколки» средителесов, телеутов, киреев, башкир

и торгоутов.  Уже в ХIVв.  потомков меркитов  называли монголами,  но до

покорения  они в  число  монголов не  входили.  .  Ихпричисляли  с равной

степенью вероятности  к  тюркам и к самодийцам; последнее представляется

более вероятным, но прямых доказательствнет.

С юго-востока  Великую степь ограничивали два  могучихгосударства:

цжурчжэньская  империя Кинь (Цзинь) и тангутское царство  Си-Ся. Южнее

лежала китайская  империя  Сун,  потерявшая в  войнах  с тангутами  и

чжурчжэнямиисконные  китайские земли  бассейна Хуанхэ  и превратившаяся

в государство изгнанников,  правивших на землях, некогда  завоеванных у

народов Юго-Восточной  Азии,  над уцелевшими  остатками этих  народов. С

эгими,  подлинными, китайцами  монголы  до  ХIII в. не  сталкивались и,

по-видимому,  даже не знали  об их  существовании, ибо  это не было им

интересно. Зато с чжурчжэнями  и тангутами все кочевники  Великой степи

были в очень дурных отношениях.  А от былой мощи  Тибета не  осталось и

следа. Каждое племя, каждыймонастырь,  каждая крепость  береглись своих

соседей, но анархия не была там «матерьюпорядка». Такова была Восточная

Азия в середине ХII в., когда монголы вышли на аренуистории.

Монголы и  татары  в начале ХII

Северо-восточнуючасть  Монголии  примыкающие к  ней области

Степного Забайкалья  делили между собой татары и  монголы.  По поводу 

племенного названия  «монгол» существуют  два мнения:

1.  Древнее племя мэн-гужило в низовьях Амура, но, кроме того, так назывался

один из родов   татар,  обитавший  в  Восточном   Забайкалье. Чингис-хан

происходил  из забайкальских  мэн-гу и,  следовательно, принадлежал  к числу

татар; название  же  «монгол», вошедшее  в употребление  только в ХIIIв.,

произошло  от  китайских  иероглифов   «мэн-гу»,  что  означает  «получать

древнсе».(  Эта гипотеза,  принадлежащаяакад.  В.П. Васильеву,  не является

общепризнанной.)

2  Племенное название  «мэн-гу»  (монгол) очень древнего

происхождения,  но встречается  в  источниках очень  редко, хотя отнюдь не

смешивается  с  «дада» (татарами).   В  ХII  в.,  монголы   выступили как

самостоятельный  народ. В  1135  г., когда  чжурчжэньскиевойска  дошли до

Янцзы и  громили  китайскую империю  Сун,  монголы разбили  чжурчжэньскую

армию и  после  двадцатилетней  войны добились  уступки  им прав на земли

севернее р.  Керулен  и уплаты  ежегодной  дани  скотом и  зерном. Вождем

монголов был  Хабул-хан,  прадед Тэмуджина. Это,  наиболее доказательное,

мнение высказано Г.Е. Грумм-Гржимайло.

Южные  соседи монголов,  татары,  были многочисленнее  и  не менее

воинственны. Между монголами и татарамипостоянно возникали войны,  но в

середине ХII  в. монголы добились перевеса в силах. Тотантропологический

тип, который мы называем монголоидным,был свойствен именно татарам, как

и язык,  который  мы называем  монгольским.  Древние монголы   были,  согласно

свидетельствам   летописцев  и   находкам    фресок  в    Маньчжурии,   народом

высокорослым,   бородатым, светловолосым   и  голубоглазым.   Современный облик

их потомки  обрели  путем смешанных  браков   с окружавшими   их  многочислен-

ными    низкорослыми,   черноволосыми    и  черноглазыми    племенами,   которых

соседи собирательно называли татарами.Для   понимания   истории  монголов 

 следует  твердо   запомнить,   что  вЦентральной  Азии  этническое название

 имеет двойной  смысл:

1)  непосредственное   наименование   этнической  группы   (племени    или  народа)

2)собирательное   для   группы  племен,   составляющих   определенный   культурный

или политический   комплекс,  даже  если  входящие   в него   племена  разного

происхождения.

Это   отметил  еще   Рашид-ад-Дин:   «Многие  роды  поставляли величие  и достоинство в  том,  что относили себя к  татарам и  стали известны под  их именем,

подобно тому   как  найманы,   джалаиры,  онгуты,   кераиты  и другие племена,

 которые  имели  каждое свое  определенное  имя, называли себя монголами  из

 желания перенести  на  себя славу  последних;  потомки же  этихродов  возомнили

 себя издревле носящими  это имя,  чего в действительности не было» .

Исходя  из   собирательного   значения  термина   «татар»,   средневековые

историки рассматривали  монголов как часть татар,  так как  до ХII в. гегемония

среди  племен    Восточной   Монголии   принадлежала   именно    последним.  В

ХIII в.  татар  стали рассматривать  как  часть монголов  в  том  же  широком

смысле слова,  причем  название «татар»   в  Азии  исчезло,  зато   так стали

называть себя  поволжские  тюрки, подданные  Золотой  Орды. В  начале  ХIII в.

названия   «татар»  и   «монгол»   были   синонимами потому,   что,  во-первых,

название «татар»  было  привычно и  общеизвестно,  а слово  «монгол»  ново, а

во-вторых,   потому,  что   многочисленные   татары  (в  узком   смысле слова)

составляли  передовые отряды  монгольского  войска, так  как  их не  жалели  и

ставили в  самые  опасные места.  Там  сталкивались с  ними  их противники  и

путались в  названиях:   например, армянские   историки  называли  их  мунгап-

татарами,  а новгородский  летописец в 6742 (1234)  г. пишет:  «Том же лете, по

грехам нашим  придоша  языци  незнаеми,  их же добре никто  не весть:  кто суть

и откеле  изыдоша, и  что язык их, и  которого племени  суть, и что вера  их: а

зовугя татары...» Это была монгольская армия.

Средневековые  историки   делили восточные   кочевые  народы  на  «белых»,

«черных» и «диких» татар.

«Белыми»   татарами  назывались  кочевники,   жившие южнее   пустыни  Гоби

и  несшие   в   империи  Кинь   (чжурчжэньской)  пограничную  службу.  Болыпую

часть  их   составляли   тюркоязычные  онгуты   и  монголоязычные   кидани.  Они

одевались  в шелковые  одежды,  ели  из  фарфоровой и серебряной  посуды, имели

наследственных   вождей,  обучавшихся   китайской   грамоте   и   конфуцианской

философии.

«Черные» татары,  в  том числе  кераиты  и  найманы,  жили в  Степи, вдали

от культурных  центров.  Кочевое скотоводство обеспечивало  имдостаток,  но не

роскошь,   а подчинение    «природным   ханам»   -   независимость,    но  не

безопасность.   Постоянная  война   в  Степи  вынуждала  «черных»   татар жить

кучно, огораживаясь на ночь кольцом изтелег (курень), вокруг которых

выставлялась стража. Однако «черные»татары презирали и жалели «белых»

потому что те за шелковые тряпки продалисвою свободу чужеземцам и

покупали плоды цивилизации унизительным,на их взгляд, рабством.

«Дикие» татары  Южной  Сибири промышляли  охотой  и рыбной ловлей: они

не знали  даже  ханской власти  и управлялись старейшинами -  бики, власть

которых была  основана  на авторитете. Их  постоянноподстерегали  голод и

нужда, но  они  соболезновали «черным»  татарам, вынужденным  ухаживать за

стадами, слушаться  ханов  и считаться  с  многочисленными родственниками.

Монголы жили   на  границе  между  «черными»   и «дикими»   татарами  как

переходное звено между ними

Пассионарный толчек.

В ХII  в. произошел  новый  взрыв этногенеза.  Чжурчжэни,   обитавшие на

равнине Уссури  и  Сунгари,  в 1115  г.  восстали против киданей и к  1125 г.

сокрушили   империю  Ляо.  Культурные   кидани   подчинились  победителям.   А

отсталые,  т.е. необразованные,  но  не утратившие  степной  доблести отступили

с бойми в  Семиречье  и там  столкнулись  с  сельджуками,  с   самим великим

султаном Санджаром! Между  1134  и  1141  гг.   шли упорные   сражения  между

киданьским   гурханом   Елюем   Даши и   султаном  Санджаром.   Гурхана  поддер-

живали  «отсталые»   .   стелняки.   Султана  -   лучшие  воины  из  Хорасана,

Седжестана,  Гура,  Газны  и  Мазандерана  -  еще  не  растраченные   силы мира

ислама -  всещ  100 тыс.   воинов.  Гурхан   победил! Султан   бежал,  покинув

семью и  30  тыс. храбрых  соратников,  убитых в  честном   бою.  Сельджукский

султанат   после  этой   битвы   распался,  но  кидани   проявили удивительную

умеренность:  обложили города  Средней  Азии небольшой  данью  и  стали  пасти

скот в Семиречье и Джунгарии.

В этот период наглядно   устанавливается   соотнощение   уровней  пассионарности,

проявляющейся   в  степени    боеспособности   (нисходящий    ряд):  чжурчжэни>

кидани> сельджуки>  греки и  крестоносцы> арабы.

Но в этот момент на аренепоявляется  этнос  еще более  пассионарный  -

Монголы….

«Желтый пес».

Путем сравнительной этнологии удалосьустановить   приблизительную

 продолжительность периода, отделяющего момент пассионарного толчка от эпохи

видимого начала этногенетическогопроцесса. Этот' инкубационный период длится

 вообще около 150 лет, но нашаосведомленность   «началах» разныхнародов столь

 различна, что часто мы  фиксируем «начало»  истории этноса с запозданием.

 Именно это имеет  место в  истории монголов, весьма мало известныхкитайским

географам до ХIII в.  Те просто отметили вVII- IХвв. южнее Байкала племя

 мэнъу (мэн-гу), а  потом гору Мэньшань. В Х — ХII вв. монголы  были друзьями

 киданей и, следовательно, противникамитатар и врагами чжурчжэней, от коих

 монголов отделяла  река

По  поводу древнейшего  периода истории  и этногенеза монголов есть

несколько   мифологических   версий. Монгольских   историков  интересовала

только генеалогия, а политическиесобытия, социальные  ситуации, культурные

сдвиги были  вне  сферы их внимания. Поэтому  необходимыеисторику  ХХ в.

даты, являющиеся скелетом  исторической науки,  неустановимы.Но  с середины

ХI в. начинается второйполуисторический, т.е. легендарный, период монгольского

 этногенеза, ознаменованный появлением легенды,в  правдивости которой

Сами монголы  сомневались.  Прародительница  монгольского этноса  Алан-Гоа

родила двух сыновейот мужа и  трех от  светлорусогоюноши,  приходившего к ней

в полночь через дымовое отверстие юрты иуходившего с рассветом, словно

желтый пес. Зачатие  якобыпроисходило  от света,  исходившего от  юноши и

проникавшего в чрево вдовы. Обыкновенноечудо.

От этого  странного,  даже для  современников,  союза родился   Бодончар,  судя

по описанию -   типичный пассионарий,   сначала считавшийся… дурачком.

Ему   приписано  и   изобретение   охоты  с   прирученным   соколом, 

и подчинение какого-то соседнего  племени,  т.е. установление  неравенства,

 и введение  некоего родового   культа, описанного   крайне  расплывчато. 

 К  Бодончару  возводили  свою генеалогию многиемонгольские родовые

подразделения, в том числе Борджигины, что значит «синеокие». Считалось, что голубизна глаз  и рыжеватость волосбыли следствием происхождения от «желтого пса». Попробуем интерпретировать  легенду. В ней констатирован  фактэтнического смешения   двух  субстратов  и  повышенная   активность возникшей популяции. До этого на берегах Онона жили племена,  не обращавшие  на себя ничьего внимания, т.е. находившиеся вфазе этнического гомеостаза. Хозяйство их  было натуральным,   формы  общежития  -  традиционными,   воззрения -унаследованными  от  предков и постепенно 

забываемыми. Даже  общение между исходными  этническими субстратами  шло 

вяло. Ради  желанного  покоя они предпочитали не встречаться, а тем более

ничего не знать  друг о  друге. Но при внуках  Бодончара,  родившегося не

раньше 970  г.,  начался процесс формообразования этноса.  Появилось  деление

на новые   родовые  группы, возникшие  из чресл  Алан-Гоа,  — нирун  — и древние –

дарлекин.Внезапно стали  известны  имена вождей,  еще  не ханов.  Буквальное

название их — «сидящие  во  главе», т.е. «председатели»… Одним  изтаковых  был Хайду,

правнук Бодончара,отец основателей самых  видных родов  (ноянкин, тайджиут,

аралуд,куят-гергес, хабурход, сунид, хонгхотан и оронар). Монгольски~

родов становилось больше, росла и ихчисленность.

За это времявнутри монгольских  родов произошла  оригинальная социальная  дифференциация.  К именам  тех  или иных  монголов  присоединяются

своеобразные эпитеты: багадур (батур) — богатырь; сэчэн (сэцэн) — мудрый,

мэргэн  - меткий;  бильге-  умный; бохо   (боко)  -   сильный; тегии

(тюркск.)-  царевич; буюрук  (тюркск.) -  приказывающий; тайши  (кит.) -

член царского  рода;  сёгун  (кит,) - наследник  престола; а  жены их'

величаются; хатуни беги .

Нетрудно  заметить,  что  основнвя   часть этих   эпитетов,  являющихся

титулами,  связана не с аристократическим происхождением, ибо  все монголы

происходили от Алан-Гоаи Буртэ-Чино (лани и волка), и  не с богатством, то

появлявшимся,   то исчезавшим,   с   личными деловыми   качествами.

Изаморфного  гомеостатичногосостояния  иргэн(племя  или подплемя)  перешл в

новое, активное  состояние  -  преиратился в систему, где  все способности

членов мобилизованы.  Человек  как таковой  стал  элементом, составляющим

иргэн,что налагало на него определенные обязанности, но и давало ему защиту

и место под солнцем. За обиду члена иргэна должен был вступиться  весь ирэн;

за его  преступление  тоже отвечали  все  сородичи. Понятие  коллективной

ответственности  стало для  монголов  поведенческим императивом.  На  этой

основе кристаллизуются  права,определяемые  степенями и  градациями родственных  отношений, и  обязанности,  исчисляемые в  связи  со способностями

члена племени.  Это  типичный случай  становления первой  фазы зтногенеза,

столь похожий  на появление феодализма в  государстве Каролингов,  что даже

была сделана  попытка  назвать организацию  монгольского  общества кочевым

феодализмом .

Обычно  для захвата  чужих  земель нужна крепкая  военнаяорганизация,

чтобы преодолеть  сопротивление  аборигенов. Но  монголам   помогла сама

природа. Великая засуха Х в. кончилась,и граница  ковыльных степей поползла

от берегов  Шилки на юг, к  Ононуи  Керулену.  На месте  былых пустынь

оживлявшихся  кустами эфедры,  снова,  как  вэпоху  Тюркютскогокаганата,

стали пастись стада  сайгаков и  дзеренов,забегали  крупные зайцы-русаки,

вырыли себе  норы  сурки и  суслики. Жить  здесь стало легко и  сытно,

первыми, кто  освоил  степные пространства вплоть  до пустыни  Гоби, быпи

предки монголов.

Прирост населения в ХI в. резко увеличился. В начале ХII в. монголам

уже мало долины Онона.Они распространяются на запад — к Хилку и

нижней Селенге, где наталкиваются нахрабрых и воинственных меркитов,

 мало затронутых пассионарнымтолчком, но хранящих традиции предков — самодийцев.

Монголам становится тесно в своейстране, и они делают то, что в таких

случаях обычно предпринимается, — выбирают верховного владыку — хагана (хана).

Им стал Хабул- представитель восьмого поколения потомков  Алан-Гоа и «желтом пса».

Он царствовал в 30 — 40-х годах ХП в.Именно     тогда закончился инкубационныйпериод монгольского этногенеза и началась       монгольская история.

Теперь вернемся к проблеме «желтогопса». Вряд ли стоит толковать миф

буквально… Сами монголы и тибетцысчитали светоносного     юношу,преображающегося в пса, литературным образом, иносказанием.    Значение же его ясно: монголы отметили идатировали лутем счета поколений  дату рождения своего этноса, или смену эпохи.

Рождение Бодончарабыло для     них исторической вехой, какдля арабов — хиджра,

стой лишь разницей, что          они вели отсчет не поастрономическому, а по

биологическому календарю. Ныне таксчитают своих мух генетики.

И наконец, пассионарныйтолчок описан как облучение плода в утробе.

Это именно тот феномен, которыйпорождает мутации. Выдумать такое

невозможно, а поверить женщине,утверждающей это, трудно. По-видимому,

сами монголы Х в. относились к рассказу Алан-Гоа скептически. Но когда ее

потомки захватили сначала влияние, апотом власть, стало безопаснее не

спорить. А еще позднее легенду сталивоспринимать как сказку, потому что

фольклористика и биофизика еще болеенесовместны, чем гений и злодейство.

Но мутационный импульс не может изменитьтолько один, да еще поведенческий,

 признак. Разброс признаков  обязателен…и  он действительно     имел место.

0б отличиивнешности Борджигинов от прочих кочевников дваавтора: китаец

ЧжаоХун и тюрк Абуль-Гази.«Татары не очень высоки ростом. Самые высокие...

 156 — 160 см. Нет полных и толстых. Лица уних      широкие, скулы большие. Глаза

 без верхних ресниц. Борода редкая. Тэмуджин  высокого ивеличественного роста, с

обширным лбом и длинной бородой.

Личностьвоинственная и сильная. Этим он отличается от других» .

У Борджигиновглаза «сине-зеленые»  или «темно-синие,где зрачококружен

бурым ободком». Итак, мутация сказаласьне только на психике, но  и на деталях

наружности Борджигинов,что снимает сомнение в ее наличии.

А какова была ее роль — увидим.

Ареал пассионарного толчка  охватил  Приамурье, Уссурийский  край и

Восточное  Забайкалье. Восточные  соседи монголов  — чжурчжэни  — овладели

Северным Китаем до  р. Хуай.  Западные соседи  монголов в долинах Селенги

и Ангары оказались вне пределов действиятолчка, захватившего  монголов и

татар в междуречье Онона  и Керулена.  Приняв этот тезис, легко

объяснить подъем активности восточных кочевйиков, обитавших в степях менее

обильных,  чем западные.

Порейдемк истории монголов. Темп ее был поразительно быстрым. Хабул

родился около 1100 г., т.е. восемьпоколений прожило и умерло за  130 лет.

Это значит, что монголы воспроизводилипотомство в 16 — 18 лет, после чего

быстро уступали  место  молодежи.  Конечно,  тридцатилетних   воинов не

списывали в запас по старости, но,видимо, редкие  мужи доживали  до этого

возраста. Они гибли в лостоянных войнах, успевая лишь зачать сыновей,тоже

обреченных на  раннюю гибель.  И если при столь  неблагоприятныхусловиях

монгольский  этнос не  исчез и  не стал подневольным племенем  у сильных

соседей, то, значит, монголы имелисилы  и способности  к сверхнапряжению,

благодаря чему они  шли от победы   к   победе. Именно  эти  качества мы

определяем  как последствия  возникшей  пассионарности в   инкубационном

периоде возникающего этноса. Вначале  ХII в.  монгольский этнос  стал уже

фактом Всемирной  истории,  так что  жертвенность  юных предков,  имена

которых не сохранились, принесла своиплоды.

Уже в 1122 г.господство в восточной части Великой степи делили монголы

и татары, а победоносные на другихфронтах чжурчжэни заняли наблюдательную

 позицию. Затем в 1129 г., когда чжурчжэньский корпус, преследовавший

отступавших  на запад  киданей,  выдвинулся в  степь,  монгольский глава

Хабул-хаганобъявил чжурчжэням войну,  чем остановил их войска  и принудил

их вернуться  в  Китай, чтобы избежать столкновения.  Осторожныйимператор

Укимайпредпочел не приобретать врага на севере в то время, когда его лучшие

войска сражались с китайцами и  тибетцами . Он даже  попытался договориться

с Хабул-хаганоми  пригласил его в  свою столицу. Но монгольский  вождь вел

себя грубо и неуступчиво: не  доверяя чжурчжэням,  он во время дипломатиче-

ского  пира постоянно  выходил из  зала, чтобы отрыгнуть пищу,  потому что

боялся отравы. Тем не  менее Укимай  запретил арестовывзть  его, справедливо

считая, что  нового хана монголы найдут,  а войско  их от потери нескольких

человек не станет менее грозным .

Но послесмерти Укимая в 1134  г. на  престол вступил  Холу, человек

несдержанный и злопамятный. Он  послал в степь лазутчиков,  чтобы поймать

Хабул-хагана,что они и сделали, застав его в пути. Но пока они везли хана

на расправу, его родственник, у котороголазутчики остановились  на отдых,

заподозрил недоброе и сменил лошадь Хабул-хагана на белого жеребца. Хабул

нашел удобный  случай, пустил  свежего скакуна  в мах и ускакал  домой, а

преследователей убили его родичи.

И тогда в 1135 г. пошла настоящая война.В 1139 г. монголы наголову

разбили чжурчжэнейпри горе  Хайлинь,местоположение  которой неизвестно.

В 1147 г. чжурчжэнивынуждены были просить мира и согласились уплачивать

монголам дань. Но домворне был соблюден, а мир не был долог.

Одновременно шла война  на западной окраине монгольских  земель. Там

неукротимые меркитыотвечали набегом на набег, ударом копья на удар. Эта

война, где  обе  стороны руководствовались  понятиями  кровной мести и

коллективной  ответственности,  не могли   кончиться,  пока хоть один из

сражающихся сидел в седле. Забегаявперед, скажем, что она  затянуласьна  80 лет.

Но еще хуже оказалось на юго-востоке, статарами. Случилось, что к тяжело

заболевшему  шурину Хабул-хагана вызвали  кама  (шамана) от  татар.  Тот не

смог вылечить больного  и был  отправлен назад.  Но родичи покойного решили,

что кам лечил  недобросовестно,  поехали за  ним и  избили до - смерти. Так

возникло новая вендетта:  кровь за  кровь… и война до  полного истребления

противника….

«Люди длинной воли»

В ХII в основным  элементомдревнемонгольского общества был род (обох),  находившийся на  стадии разложения.  Во главе родов  стояла степная  знать.

Представители  ее носили   почетные  звания: багадур, нойон,  сэчэн и  тайши.

Главная забота багадуров  и нойонов была в  том,  чтобы добывать пастбища

и работников  для ухода за скотом  и юртами.

Прочими  слоями были:  дружинники  (нухуры),  родовичи   низшего

происхождения (харачу,  или черная  кость)  и рабы  (богол),  а также целые роды,

покоренные   некогда  более   сильными   родами  или   примкнувшие   к  ним

добровольно (унаганбогол).  Этипоследние  не лишались  личной свободы  и по

существу мало  отличались  в правовом  отношении  от своих  господ. Низкий

уровень развития  производительныхсил  и торговли,  даже меновой, не давал

возможности  использовать подневольный  труд  в кочевом  скотоводстве. Рабы

употреблялись  как домашняя прислуга,  что не  влияло на развитие производственных отношений, и основы родового строясохранялись.

Совместное  владение угодьями,  жертвоприношения  предкам, кровная месть

и связанные с  ней межплеменные  войны - все это  входило в  компетенцию не

отдельного  лица, а  рода в  целом. В монголах укоренилось представление о

родовом коллективе  как  основе социальной  жизни, о родовой (коллективной)

ответственности за судьбу любого родаи  об обязательной  взаимовыручке. Член

рода всегда  чувствовал  поддержку своего  коллектива  и всегда  был готов

выполнять обязанности,  налагаемые на него коллективом.  Но в  такой жесткой

системе пассионарность отдельных  родовичей  не только не  нужна -  она ей

прямо противопоказана,  ибо  подрывает авторитет старейшин,  а тем  самым и

родовые порядки.

Но  монгольские роды  охватывали  все население  Монголии  только номи-

нально.  На самом  деле  постоянно  находились  отдельные   люди,' которых

тяготила дисциплина  родовой  общины, где  фактическая  власть принадлежала

старейшим,  а прочие,  несмотря  на любые заслуги,  должны  были довольство-

ваться  второстепенным  положением. Те  богатыри,  которые не   мирились  с

необходимостью  быть всегда  на  последних ролях,  отделялись   от родовых

общин, покидали  свои  курени и  становились  «людьми длинной   воли»  или

«свободного состояния», в китайскойпередаче — «белотелые» (байшень), т.е…

белая кость. Судьба этих людей частобыла трагична: лишенные общественной

поддержки,-они были принуждены добывать себе пропитание лесной охотой,

рыбной ловлей и даже разбоем, за что ихубивали. С течением времени они              

стали составлять отдельные отряды, чтобысопротивляться своим организован-

нымсоплеменникам, и искать вождей для борьбы с родовыми объединениями.

Число их неуклонно росло., в их средерождались идеалы новой жизни и нового

устройства общества, при котором их бы пересталитравить, как волков. Этими

идеалами стали: переустройство быта навоенный лад и активная оборона

родины, т.е. Великой степи, отчжурчжэньских вторжений, недвусмысленно   

названных в империи Кинь «уменьшениемрабов и истреблением людей». Эти

истребительные походы повторялись раз втри года, начиная с 1161 г. Девочек

и мальчиков не убивали, в продавали врабство в Шаньдун. «Татары убежали .

в Шамо(пустыню), и мщение проникло в их мозг и кровь». Те, кому удавалось

спастись из плена, пополняли число«людей длинной воли», которым             

увеличивалось в течение 20 лет.

Тэмуджин (ЧингисХан)

Безусловно Тэмуджин был типичным пассионариеми его влияние

на становление монгольского этноса былона столько велико, что осветить

его подробно здесь нет возможности.

Отметим только основные факты и его рольв образовании монгольской орды.

Государство  - институт  не  этнический, а социальный.

Возникая при  первобытнообщинном   строе, оно   может  охватить один этнос

целиком, или несколько соседних этносов,или часть своего этнос, так  как  две

системы отсчета  — социальная и этническая  — не  совпадают .«Аристократы»  и

«демократы»- батуры,  которых объединяло  только  стремление к смене  старого,

прогнившего  родового  строя  на   более справедливый, предложили  Тэмуджину

стать их  предводителем  с титулом   «хаган»  (хан), подразумевая под

этим только несениевоенно-административных обязанностей.

Большая частьмонголов: тайджиуты, сальджиуты,хатагины, дурбэиы

икирасы(отрасль хонкиратов), а также их союзники — отуз-татары, ойраты;

и  меркиты  — стремились к созданию  племеннойконфедерации,  где власть

хана была  бы номинальной,  а фактическая власть принадлежала  бы главам

племен. Назвать эту программу«аристократической» было бы неверно, потому

что без поддержки «черного» народа вождиплемен  были бы  бессильны, чего

на самом  деле  не было. Недостатком  этойполитической  программы была

легализация права на самоуправство,  безнаказанные грабежи  соседей, угон

скота и убийства. Поэтому  эта программа,  проводившаяся последовательно,

потерпела крах.

Но какая-точасть монголов поступилась свободой ради

безопасной жизни и гарантированных прав.Эти избрали ханом Тэмуджина

и добровольно приняли обременительныйзакон — Ясу. Любопытно, что большая

часть их, были«люди длинной воли».

Программы.Какова была позиция Тэмуджина, после того как ещ

избралиханом с громким титулом «Чингис», можно судить толькопо

егопредсмертным заявлениям,  приведенным  в официальной истории  и опущенным

в «Тайной. Чингис,по словам Рашид-ад-Дина,  высказывался так:  «У степных

народов, которых я подчинил своейвласти, воровство, грабеж  ипрелюбодеяние

составляли заурядное явление. Сын неповиновался отцу, муж не доверял жене  не

считалась  с волей мужа, младший  не признавал  старшего, богатые

не помогали  бедным,  низшие  не  оказывали   почтения высшим,   и  всюду

господствовали  самый необузданный  произвол  и безграничное  своеволие.  Я

положил всему этому конец и ввелзаконность и порядок» .

         Интересно и очень важно, что Тэмуджин, избранный ханом, сам

воспринимал себя столь же обязаннымнести службу, как и все  те, кто которые

его избрали.

Итак,  здесь зафиксировано  не   безоговорочное  подчинение  власти,  основан-

ной на  силе,  а  острая  необходимость обрести  силу  для самообороны,  жертвуя

при этом  привычной  независимостью  и личной  свободой.  Вряд ли   все  монголы

( были  столь   предусмотрительны,  что  в  ожидании   будущих благ   были  готовы

проститься   с привычным   укладом.  Поэтому  можно  думать,   что  иаристократы»,  выбравшие  Тэмуджина   ханом, и   «демокрвты»,  послушавыме   своих беков,

были  одинаково   ненадежны.   Искренними  могли   быть   толъко   «люди длинной

воли.

Но  кто были  эти   последние? Класс?   Нет!  Ибо  они  не   сменили способа

производства   и  производственных   отношений.  Сословие?  Сословием  предстояло

стать их  потомкам  в отдаленном  будущем.  Партия? Тоже  нет!  Ведь внутренней

структуры, организации у них не было.

Это были людиособого поведенческого настроя, отличавшиеся от своих

предков и большинства соплеменниковбольшей энергичностью, предприимчи-

востью,способностью к самопожертвованию, короче говоря — пассионарным

напряжением. Все они заражали этим духомтех, кто случайно к ним

примкнул. И те вели себя аналогичнымспособом, видя в послушании хану

высшую цель своей жизни. Не произволухана подчинялись они, а закону,

которому подчинялся сам хан. Называлсяэтот закон Яса.

Разумеется,   далеко  не  все   монгольские пассионарии  объединились  вокруг

Чингиса.   Многие  стали   его   заклятыми  врагами.   Они  оставались  в  своих

 племенах, готовые  отстаивать  древнюю свободу,  но...  рядом с  ними,  в одних

куренях,   жили  их   сублассионарные   и  гармоничные   родственники,  связывав-

шиеннициативу своих защитников.

Такова   была  расстановка  сил   в момент   избрания  Тэмуджина   ханом. Она

позволила  небольшой консорции его  сторонников  уцелеть и  зв  20 лет  вырасти

в самостоятельный  субэтнос, а потом и вэтнос.Но  в эти  решающие   десятилетия в   Монголии  не было покоя.  Начался   тот период   фазы  пассионарного  подъема.

Фаза подъёма и акматическаяфаза.

В  ХII в.  на  Западе и  на  Дальнем Востоке сохранялось   политическое

равновесие.   Силы  крестоносцев,   византийцев   и мусульман   оказались

почти  равными,   и   Иерусалимское   королевство могло благодаря  этому

поддерживать  существование.  На берегах  Желтого  моря мирно

сосуществовали  киданьская  империя Ляо и  тангутское  царство Си-Ся.  Уйгурия

жила  спокойно,   богатея   за  счет   караванной  торговли.  Ханство  кимаков

безмятежно  разваливалось,  разъедаемое враждой  с  племенами гузов  иканглов,

а  Великий   Сельджук   -  султан   Санджар  -  содержал  в   порядке Среднюю

Азию и Восточный Иран. На этом фонеДревняя Русь, уже превратившаяся

из каганата  в  Конфедерацию восьми  «полугосударств»,могла  не опасаться  1

ни восточных, ни западных соседей.

Но бедапришла, все  перепуталось, кровь потеклаи засохла на опустелой

земле, города вспыхивали, как костры вночи, а  жены  и матери  Южной  Сибири

оплакивали  своих мужей  и  сыновей. На ДальнемВостоке,  от Уссури  до Селенги, произошел пассионарный  толчок

В роковоедвадцатилетие (1115 — 1135) на границе тайги и степи две группы

разрозненных сибирских племен сплотилисьв два могучих этноса: чжурчжэ-

ней и монголов, схватившихся насмертьдруг с другом. Военное счастье

улыбнулось монголам. Это позволило имрешать насущные задачи внешней

политики. Если еще в прошлом векеисторики не сомневались в том, что

монгольский улус Чингисаи его потомков был плодом их стремления покорить

мир, что монгольские завоевания былисовершены многочисленными скопища-

ми, которые двигались, подобно саранче,уничтожая на своем пути культурные,

просвещенные и почему-то бессильныеоседлые государства, то в наше время

накоплены знания и о монголах и об ихсоседях, противоречащие концепциям,

существующим только вследствиепривычности.

Существуетходячее мнение, что кочевники — дикари, уничтожавшие

культурные города и безжалостноистреблявшие оседлое население. Действ

еще рефераты
Еще работы по истории