ronl

Реферат: Октябрьская революция в России: проблемы, оценки, расстановка политических сил

Еще недавно оценка Октябрьской революции как соци­алистической не могла быть не только оспорена, но даже подвергнута малейшему сомнению. Она имела характер аксиомы, освященной партийно-государственным авторите­том, и господствовала не только в сфере обществоведения, но и далеко за его пределами. Сейчас монополия этой оцен­ки разрушена, хотя историки, во всяком случае большинст­во из них, продолжают оставаться в поле ее притяжения. В то же время в ходу сегодня и совершенно иные определе­ния Октября: военный переворот, заговор большевиков, бунт люмпенов и т.д. И неготовность многих историков серьезно, заново анализировать реальные причины и действительный ход Октября, и хлесткие эпитеты, используемые общест­венно-политической публицистикой, — все это свидетель­ствует: мы во многом оказались еще не в состоянии непред­взято и убедительно ответить на вопрос исключительной важности: что же произошло в России в 1917 г.?

Конечно, канули в Лету времена, когда в обществе без­раздельно господствовало единое понимание и толкование исторического процесса. В жизни всегда есть основополагаю­щие моменты и явления, требующие от людей большего или меньшего единодушия в своих оценках, поскольку в против­ном случае под угрозой оказывается сама основа, на которой зиждятся гражданское согласие и мир. К их числу относится и взвешенная научная оценка Октябрьской революции.

В этой связи отметим прежде всего оценку Октябрь­ской революции, данную двумя ведущими историками Рос­сии: академиком РАН П.Г. Волобуевым и членом-коррес­пондентом РАН Ю.А. Поляковым.

Академик РАН П.Г. Волобуев считает, что с точки зре­ния «классического» марксизма, для совершения социалис­тической революции и перехода к социализму необходим высокий уровень производительных сил, которым стало тесно в рамках капиталистических производственных от­ношений. В этом смысле Октябрьская революция произо­шла не «по Марксу». Но она произошла «по Ленину», который, исходя из реалий новой исторической эпохи, су­щественно скорректировал по этому вопросу марксизм. Он, в частности, отбросил постулат о прямой, непосредствен­ной зависимости между готовностью отдельно взятой капи­талистической страны к социализму и высоким уровнем развития производительных сил.

Центр тяжести в своем обосновании необходимости со­циалистической революции Ленин перенес на анализ кон­кретно-исторических факторов. Среди них отметим два главных: первая мировая война и отсталость страны. Рос­сия первой совершила социалистическую революцию не благодаря своему высокому капиталистическому развитию, не из-за мнимой зрелости материальных предпосылок, как у нас десятилетиями утверждалось, а как раз наоборот: «наша отсталость, — подчеркивал Ленин, — двинула нас вперед» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 36. С. 235).

Ход ленинской мысли был таков, что революция для нашей страны не национальная катастрофа, а средство ее предупреждения или спасения, новая политическая основа для всестороннего развития цивилизации.

Февральская революция, свергнув царизм, не смогла в то же время решить основные общедемократические и об­щенациональные задачи (о мире, о земле, о борьбе с хозяй­ственной разрухой и голодом и другие вопросы). Это и стало внутренней пружиной развития революционного процесса в социалистическом направлении.

По мнению академика П.Г. Волобуева, Октябрьская ре­волюция в тех условиях представляла собой российский, отличный от западноевропейского варианта путь к совре­менной индустриальной цивилизации.

Приведем точку зрения члена-корреспондента РАН Ю.А. Полякова, который считает, что особую важность в подготовке и проведении Октябрьской революции приобрел вопрос о возможности коалиции между большевиками и другими социалистическими партиями. По его мнению, в принципе коалиция была желательна и возможна. Но коа­лиция коалиции рознь. Ее содержание зависело от обста­новки, от соотношения сил. Вопрос о коалиции возникал и до Октября, а в конце 1917 г. он практически не сходил с повестки дня, чуть ли не каждую неделю приобретая новые формы и наполняясь новым содержанием. На II съезде Советов правые меньшевики и эсеры предложили начать пере­говоры с Временным правительством об образовании каби­нета, который опирался бы на все слои общества. Но ведь Временное правительство было уже свергнуто, и попытки его реанимации вели к полному отрицанию победы револю­ции. Такая коалиция была бы попросту нелепой. Поэтому съезд не воспринял предложения правых лидеров, и они покинули Смольный.

Сразу после образования Советского однопартийного правительства вопрос о социалистической коалиции встал с новой силой, приобрел новые формы. Уже тот факт, что обсуждение вопроса о коалиции привело к серьезному — первому после взятия власти — кризису в руководстве пар­тии, говорит о чрезвычайной важности вопроса. Ученый считает, что на этот раз не все возможности для компро­мисса были использованы. Пожалуй, большевики могли бы быть и поуступчивее.

Слишком разнородны были социалистические силы. Тем не менее коалиция со всеми действительно рево­люционными силами, несмотря на все трудности, была все же возможна. Хотя блок с левыми эсерами в конце концов закончился неудачей, на определенном этапе он сыграл се­рьезную положительную роль и, главное, показал возмож­ность объединения левых сил.

Любопытна и точка зрения американского ученого по вопросу оценки Октябрьской революции. А.Е. Рабинович — профессор Индианского университета (США), историк и политолог — считает Октябрьскую революцию одним из самых главных событий XX в. По его мнению, она стала поворотным пунктом в истории не только самой России, но и оказала в нашем столетии огромное влияние, как пози­тивное, так и негативное, на судьбы Европы. В частности, страх перед коммунизмом дал возможность определенным кругам в Германии привести к власти Гитлера. Что же ка­сается второй части вопроса — был ли Октябрь трагедией, то он с определенностью утверждает, что нет.

A.E. Рабинович отмечает две основные причины победы большевиков. Первая заключается в том, что большевистская партия в 1917 г. представляла собой демократическую и де­централизованную организацию, имевшую широкие связи с массами. Большевики лучше, чем другие партии, знали на­строение масс, их чаяния. Вторая причина, прямо вытекаю­щая из первой, в том, что программа действий большевиков исходили из знания масс. Лозунги, выдвигаемые большевист­ской партией, более всего отражали желания народа: мир, земля крестьянам, власть Советам! Фундаментальные изме­нения в политической ситуации, сложившейся в России осе­нью 1917 г., назрели, и падение Временного правительства — закономерный итог развития этой ситуации.

В результате победы Октябрьской революции произо­шли изменения в положении всех социально-политических сил страны. Пролетариат стал господствующим классом. Изменился характер деятельности партии большевиков. Она стала правящей партией. Противостояние новой власти со­ставили свергнутые классы и выразители их интересов — монархические, буржуазные и мелкобуржуазные партии.

Революция поставила политические партии перед не­обходимостью четко определить свои позиции. Весь спектр политических сил, противостоящих большевикам, разделял­ся на три лагеря. Первый — откровенно антисоветский, его составляли монархические и буржуазные партии. Еще бо­лее жесткую позицию заняла партия либеральной буржуа­зии — конституционные демократы. Партия кадетов уже 26 октября 1917 г., собравшись на экстренное заседание ЦК, приняла решение объявить войну большевикам. В различ­ных регионах страны создавались антисоветские полити­ческие коалиции («Национальный центр», «Союз возрожде­ния России» и др.), активно сотрудничавшие с белым дви­жением.

Вооруженные выступления против Советов вынудили Советское правительство принять в конце ноября 1917 г. «Декрет об аресте вождей гражданской войны против рево­люции».

Лишенные возможности выступать открыто, кадеты все больше стали проводить подпольную деятельность, направ­ленную против Советской власти.

Серьезный лагерь представляли партии правых эсе­ров и меньшевиков, которые делали ставку на крестьянст­во, средние слои рабочих и другие группы населения.

Отчетливо проявилась позиция партии правых эсеров. Ее линией стала подготовка вооруженного восстания с це­лью свержения Советской власти и замены ее Учредитель­ным собранием.

Роль основных центров борьбы против Советской влас­ти правые эсеры отводили Поволжью и Сибири, где у них были довольно многочисленные организации и значитель­ное влияние среди основной крестьянской массы населения и части рабочих. Именно там, а также на Севере, в Закас­пийской области и Туркестане эсеры совместно с меньше­виками возглавили движение против Советской власти.

С осени 1918 г. в меньшевистской партии усиливается кризис. Пересматривается тактика. Руководители меньшеви­ков заявили, что их партия, не отказываясь от парламентской республики, отвергает приемы насильственного свержения Советской власти. Учитывая перемены в меньшевистской по­литике, а также в поведении других мелкобуржуазных пар­тий, ВЦИК Советской республики в ноябре 1918 г. отменил свое решение от 14 июня, которым меньшевики и эсеры были исключены из Советов. Это решение не распространялось на тех, кто продолжал вести антисоветскую политику (Декреты Советской власти. Т. 4. М., 1968. С. 437).

Следующий политический лагерь составляли те, кто вместе с большевиками принимали участие в Октябрьском восстании. Это — левые эсеры, и анархисты.

Партия левых эсеров прошла сложную, противоречивую эволюцию от поддержки Советской власти к борьбе с ней.

Кроме левых эсеров, вступивших в политическую коа­лицию с большевиками, к этому лагерю относились и анар­хисты. Под этим флагом действовали как искренние последователи М.А. Бакунина и П.А. Кропоткина, против­ники любого «государства», так и разнообразные объедине­ния, выступающие под анархистскими лозунгами.

В такой напряженной социально-политической обста­новке приходилось решать трудные задачи по установле­нию Советской власти, формированию политической систе­мы общества, проведению новых социально-экономических преобразований. Сложности при их решении обусловлива­лись рядом причин, главной из которых было то, что стро­ительство нового общества приходилось осуществлять не­изведанными путями, в одиночку. Положение осложнялось еще и тем, что поколение творцов Октября продолжало ру­ководствоваться доктриной мировой пролетарской револю­ции. Большевики рассматривали революционные события в России как первый победоносный акт мировой социалисти­ческой революции. В мировой революции, в помощи проле­тариата передовых стран лидеры большевиков видели сред­ство разрешения трудных задач строительства социализма в отсталой стране.

Международные события после октябрьского периода свидетельствовали, что в Европе сложилась революцион­ная ситуация, и, казалось, нужна только одна искра, чтобы разгорелся мировой революционный пожар. Но этого не слу­чилось, хотя русский пример и вызвал мощную революци­онную волну, прокатившуюся в 1918-1921 гг. по многим странам. При такой противоречивой ситуации, в надежде на скорую победу мировой революции большевики развер­нули работу по осуществлению первоочередных задач стро­ительства нового общества, организации его защиты.

В эти напряженные дни одновременно с подавлением открытых вооруженных выступлений большевикам при­шлось вести борьбу против попыток ликвидировать Совет­скую власть так называемыми «мирными средствами». Ини­циаторами этой попытки выступили партии меньшевиков и эсеров. Опорой их стал Викжель — Всероссийский испол­ком профсоюза железнодорожников. Руководство Викжеля в момент выступления Керенского — Краснова против Со­ветской власти в ультимативной форме заявило, что един­ственным средством избежания гражданской войны и до­стижения мира внутри страны оно признает создание одно­родного социалистического правительства, в котором должны принять участие все социалистические партии от больше­виков до народных социалистов включительно.

Для большевистского руководства во главе с В.И.Лениным было очевидно, что соглашение с ними нереально. Тем не менее, по тактическим соображениям ЦК партии большеви­ков решил пойти на переговоры с Викжелем. Вести такие пере­говоры было поручено от ЦК Л.Б. Каменеву и Г.Я. Сокольникову, от ВЦИК Д.Б. Рязанову и Я.М. Свердлову. Все они поддер­жали идеи Викжеля о создании правительства, в котором боль­шевикам отводилась второстепенная роль, что вызвало рез­кое осуждение их поведения со стороны подавляющей части большевистского руководства и партийного актива. В ответ на это Каменев, Зиновьев, Рыков, Ногин, Милютин вышли из состава Центрального Комитета. Последние трое отказались также от постов народных комиссаров. Подали в отставку и несколько других членов правительства.

Так возник первый правительственный кризис. Но со­стоявшийся в декабре 1917 г. Чрезвычайный Всероссийский съезд железнодорожников в свою очередь осудил политику руководства Викжеля и высказался за поддержку Совет­ского правительства, тем самым кризис был ликвидирован.

Победа революции в Петрограде и Москве имела ре­шающее значение для установления Советской власти по всей стране. Сравнительно легко она утверждалась в про­мышленных районах. В результате только к концу ноября 1917 г. Советская власть победила почти в 30 губернских городах Европейской России.

Ожесточенная вооруженная борьба за установление Советской власти происходила в районах, где жило казаче­ство — привилегированное военное сословие. На Дон, Северный Кавказ, Южный Урал бежали из центра России белые офицеры и генералы, лидеры монархических и бур­жуазных партий.

По этим и другим причинам установление Советской власти в этих районах произошло лишь в начале 1918 г. В своеобразных условиях Советская власть устанавливалась по всей Сибири и Дальнему Востоку.

Раньше, чем в других национальных районах, револю­ция победила в Прибалтике и Белоруссии.

В более трудной обстановке протекала борьба за Сове­ты на Украине, Кавказе, в Молдавии, Средней Азии, Казах­стане. Противоборство здесь затянулось на несколько месяцев, до весны 1918 г.

В целом с 25 октября 1917 г. по февраль — март 1918 г. Советская власть была установлена почти по всей террито­рии России.

Одновременно с этим в стране осуществлялось стро­ительство нового, Советского государства.

Как же решались в этот период задачи по государст­венному строительству? В первую очередь речь шла о со­здании центральных органов власти. Начало их образованию положил II Всероссийский съезд Советов, а между съезда­ми — Всероссийский Центральный Исполнительный Коми­тет (ВЦИК). В состав первого ВЦИК входили 62 большевика, 290 левых эсеров, 6 меньшевиков и несколько представите­лей других партий. Главным органом исполнительной влас­ти стал Совет Народных Комиссаров (СНК).

При обсуждении состава Советского правительства на II съезде Советов все его 15 кандидатов были от партии большевиков. В результате первое правительство было одно­родным — большевистским.

Формирование однопартийной системы в Советской России было обусловлено историческими обстоятельства­ми. Она сложилась не сразу после Октябрьской революции, а значительно позднее. Объясняется это тем, что сотрудни­чество с партиями меньшевиков и правых эсеров, демон­стративно покинувшими II съезд Советов, а затем пере­шедшими в противоположный лагерь, стало в этих услови­ях невозможным. Большевики предложили войти в прави­тельство левым эсерам, которые оформлялись тогда в само­стоятельную партию. Но они отказались послать своих пред­ставителей в Совнарком и заняли выжидательную позицию, хотя и вошли в состав ВЦИК.

Несмотря на это, большевики и после съезда продолжа­ли искать пути сотрудничества с левыми эсерами. В результате переговоров между ними в декабре 1917 г. было достиг­нуто соглашение о вхождении в состав Совнаркома семи пред­ставителей левых социалистов-революционеров, что составляло треть его состава. Этот правительственный блок был необходимым для упрочения Советской власти, для при­влечения на ее сторону широких крестьянских масс, среди которых левые эсеры пользовались серьезным влиянием.

Но уже в марте 1918 г. левые эсеры в знак протеста против заключения Брестского мира вышли из Совета На­родных Комиссаров. Одновременно они оставались во ВЦИК и в других государственных органах, включая военное ве­домство и Всероссийскую Чрезвычайную Комиссию при Совнаркоме по борьбе с контрреволюцией и саботажем (после слома массового саботажа в августе 1918 г. слова «и сабота­жем» были заменены «спекуляцией и преступлениями по должности»). Вместе с большевиками они продолжали при­нимать участие в советском строительстве. Однако по мно­гим политическим вопросам левые эсеры открыто выражали свое несогласие с большевиками. Противоречия между ними нарастали, что в конечном итоге привело к разрыву между ними отношений.

Не получив поддержки своей позиции в июле 1918 г. на V Всероссийском съезде Советов, ЦК партии левых эсеров организовал убийство германского посла Мирбаха, рассчи­тывая сорвать мир и спровоцировать войну с Германией, поднял вооруженный мятеж с целью насильственного из­менения политики Советской власти.

В результате всех этих действий была исключена воз­можность дальнейшего сотрудничества двух партий. Боль­шевики остались единственной правящей, но все еще одной из нескольких партий. Однако с осени 1918г. положение дру­гих политических партий стало резко ухудшаться. Многие из них стали сходить с политической сцены. Одни — самораспускаться (при этом часть членов самораспустившихся партий вступали в большевистскую партию); другие — ушли в подполье для антисоветской деятельности. С 1921 г. по су­ществу уже начала действовать однопартийность.

Другой важной задачей этого периода было создание ор­ганов защиты Советской Республики. Охрана общественного порядка была возложена на рабоче-крестьянскую милицию. Для постоянной борьбы с подрывной деятельностью, сабота­жем, спекуляцией постановлением СНК от 7 декабря 1917 г. была образована ВЧК во главе с Ф.Э. Дзержинским. Декретом Совнаркома от 22 ноября 1917 г. предусматривалось создание народных судов и революционных трибуналов.

Советское правительство приступило к созданию Во­оруженных Сил. Начало планомерному их строительству положили Декреты СНК от 15 и 29 января 1918 г. об органи­зации Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Флота.

Одной из сложных и злободневных проблем победив­шей Советской власти была проблема выборов, созыва и де­ятельности Учредительного собрания. Дело в том, что в вы­борах в Собрание, прошедших в середине ноября 1917 г., участвовало около 50 политических партий страны. Боль­шевики получили 22,5 % голосов, умеренные социалисти­ческие партии — 60,5 % (из них свыше 55 % — социалисты-революционеры), буржуазные — 17 % (История Отечества: люди, идеи, решения. С. 45). Результаты выборов объясня­лись тем, что они проводились по спискам, составленным этими партиями еще до победы Октябрьской революции. Правые и левые эсеры тогда выступали как единая партия с общим списком кандидатов. Теперь же левые эсеры всту­пили в коалицию с большевиками. Выяснилось, что основ­ная часть избирателей голосовали за партию, которая уже не существовала. Это означало, что распределение мест не отражало изменений в расстановке политических сил в стране, происшедших накануне и в ходе октябрьских событий. Почему же в этом случае большевики пошли на созыв Уч­редительного собрания? Дело в том, что идея Учредитель­ного собрания все еще оставалась популярной в широких народных массах.

Учредительному собранию в день его открытия — 5 января 1918 г. было предложено утвердить одобренную ВЦИК «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа». В ней подтверждались важнейшие законодатель­ные акты, принятые после победы революции. Однако боль­шинство делегатов Собрания не только отказались принять Декларацию, но и выступили против Советской власти. Тогда большевистская фракция покинула собрание. Вслед за ней ушли левые эсеры, мусульманские националисты и укра­инские эсеры. 6 января 1918 г. декретом ВЦИК Учреди­тельное собрание, которое уже не представляло большин­ство населения России, было распущено.

После победы Октябрьской революции наряду с Сове­тами рабочих и солдатских депутатов действовали Советы крестьянских депутатов. Во главе ЦИК Советов крестьян­ских депутатов стояли правые эсеры, которые противились объединению Советов.

В ноябре — декабре 1917 г. по инициативе большевиков и левых эсеров состоялись Чрезвычайный и Второй Все­российские съезды Советов крестьянских депутатов, на ко­торых были одобрены Декреты II Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов и принято реше­ние об объединении Советов.

Несколько позже, в январе 1918 г. III (объединенный) Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крес­тьянских депутатов одобрил внутреннюю и внешнюю поли­тику Совнаркома и утвердил «Декларацию прав трудящегося эксплуатируемого народа», ставшую первым конституци­онным актом Советской Республики.

Впервые в истории появилось советское государство, которое создало свои органы управления и политические институты новой власти.

Началом экономических преобразований новой власти стало введение рабочего контроля над производством и рас­пределением продукции. 14 ноября 1917 г. ВЦИК и Совет Народных Комиссаров утвердили «Положение о рабочем контроле». 14 декабря 1917 г. была проведена национализа­ция всех частных банков и создан Государственный банк республики с его конторами на местах.

Одновременно Советское правительство аннулировало все внешние государственные займы. Была введена моно­полия на внешнюю торговлю.

На первых порах в промышленности и на транспорте были национализированы крупные казенные и капиталис­тические предприятия. Проведение национализации всей промышленности предусматривалось в несколько этапов. Управление национализированными предприятиями возла­галось на Высший Совет Народного хозяйства (ВСНХ), соз­данный 2 декабря 1917 г.

В основе аграрной политики Советской власти лежал Декрет о земле, принятый II съездом Советов. В нем про­возглашалась отмена помещичьей собственности на землю без выкупа, она объявлялась общенародным достоянием. В результате в руки крестьян перешло более 150 млн. гекта­ров земли.

Хотя у большевиков и имелась своя аграрная програм­ма, они взяли за основу Декрета о земле «крестьянский наказ», отражавший в целом эсеровскую программу урав­нительного землепользования. Для практического проведе­ния в жизнь этого законодательного акта 9 февраля 1918 г. ВЦИК принял «Основной закон о социализации земли».

В первые месяцы Советской власти, по выражению В.И. Ленина, явно доминировала идея «непосредственного пере­хода к социализму без предварительного периода, приспособ­ляющего старую экономику к экономике социалистической» (История Отечества: люди, идеи, решения. М., 1991. С. 49). Эта идея повлияла на целый ряд практических действий больше­виков. Однако уже весной 1918 г. начался пересмотр этой по­литики, в которой уже угадывались контуры будущей новой экономической политики Советской власти. Этому способст­вовала и полученная мирная передышка, которая открывала возможности для восстановления и реорганизации экономики. С середины марта и почти весь апрель 1918 г. В.И. Ленин зани­мался разработкой экономической политики Советского госу­дарства, основные положения которой были изложены в его работе «Очередные задачи Советской власти».

Эти идеи долговременной экономической и политичес­кой программы, по мнению некоторых историков, соединяли в себе устремленность к социалистическим целям («государ­ственному социализму») с прокладыванием путей к элемен­там рыночных отношений. Следовательно, весной 1918 г. большевики стояли накануне новой экономической политики Советов, а вовсе не «военного коммунизма». Их неоднократ­ные ссылки на апрель 1918 г. как на историческую предтечу новой экономической политики многие сегодня предпочита­ют не вспоминать или же не принимают всерьез (История Отечества: люди, идеи, решения. С. 49, 62).

Значительное внимание Советская власть уделяла и пре­образованиям в социальной сфере. Был введен восьмичасо­вой рабочий день, приняты меры по охране труда, страхова­нию, социальному обеспечению и др. Рядом законодатель­ных актов были устранены крепостнические пережитки в земледелии и землепользовании, упразднены сословия и гражданские чины. Религия была объявлена частным делом граждан. Женщины уравнивались в правах с мужчинами.

Государство приступило к решению задач культурного строительства. Началась работа по ликвидации национально­го гнета и неравенства. В ноябре 1917 г. была принята «Декла­рация прав народов России», которая провозгласила равенство и суверенность народов, их право на самоопределение.

Советское правительство признало государственную самостоятельность Финляндии, Украины, Польши, народов Прибалтики и др. Финляндия и Польша отделились от Рос­сии и образовали самостоятельные государства, а осталь­ные позднее, в декабре 1922 г. вошли в состав Союза Советских Социалистических Республик.

Однако социально-экономические преобразования в стра­не протекали в трудных условиях. Весной 1918 г. обостри­лась классовая борьба в деревне в связи с сопротивлением кулачества и значительной части среднего крестьянства, не­довольного продовольственной политикой Советской власти. Они отказывались продавать государству хлеб по твердым закупочным ценам. Введенная большевистским правитель­ством продовольственная диктатура, создание комбедов пред­определили раскол крестьянства, расширили социальную базу белого движения, усилили гражданскую войну.

еще рефераты
Еще работы по истории