ronl

Реферат: Сложные слова в современном иврите

Введение
1. Проблематика
1.1. Сложные слова в иврите: общие сведения
1.2. Сложные слова и словосочетания
1.3. Идиомы со значением действия и сложные слова с отглагольным существительным в роли главного слова
2. Возможные решения. Морфофонологический подход
Заключение
Литература

ВВЕДЕНИЕ

В этой работе нами рассматриваются сложные слова в современном иврите. Основной вопрос, на который мы постараемся найти ответ: почему возможно образование именных (и адъективных) сложных слов, и нужно отметить, что весьма продуктивное, в то время как существование подобных конструкций, состоящих из двух глаголов невозможно. Кроме того, мы попытаемся доказать, что лексикализованные единицы типа «глагол + существительное» следует относить скорее к идиомам, чем к сложным словам. Работа организована следующим образом: в первом разделе представлены общие сведения о сложных словах в иврите, также приведены доводы в пользу существования именных сложных слов (наряду со словосочетаниями) и невозможности отнесения к этой категории глагольных идиом. Во втором разделе рассмотрено одно из возможных решений проблемы.

1. ПРОБЛЕМАТИКА

1.1. Сложные слова в иврите: общие сведения
Некоторые способы образования сложных слов весьма продуктивны в иврите, в то время как другие в принципе невозможны. Несколько примеров различных типов сложных слов приведены ниже (1):
(1) N1+N=N: tapuax-adama (картофель, букв. «яблоко-земля»); tut-sade (клубника, букв. «ягода-поле»); beged-yam (купальник, букв. «одежда-море»); rofe-(inaim (дантист, букв. «доктор-зубы»)
N+A=N: yom-tov (праздник, букв. «день-хороший»); dag-maluax (селёдка, букв. «рыба-солёный»); kesef-katan (мелочь, букв. «деньги-маленький»)
N+V=N: отсутствуют
N+P=N: maacemet-al (сверхдержава, букв. «держава-над») - данный способ не является продуктивным
A+N=A: tov-lev (добрый, букв. «хороший-сердце»); cahov-limon (лимонно-желтый, букв. «желтый-лимон»)
A+V=A: отсутствуют
P+A=A: beyn-leumi (международный, букв. «между-национальный»); tat-yami (подводный, букв. «под-морской»)
A+A=A: kaxol-kehe (темно-синий, букв. «темный-синий»)
V+N=V: отсутствуют P+N=P: al-yad (рядом, букв. «на-рука»)
V+A=V: отсутствуют P+A=P: отсутствуют
V+V=V: отсутствуют P+V=P: отсутствуют
V+P=V: отсутствуют P+P=P: отсутствуют
Кроме того, существуют также сложные слова, которые образованы сложением двух корневых морфем в одно неделимое слово: kaduregel (футбол, от kadur-regel, букв. «мяч-нога»), xaydak (бактерия, букв. «живой-мелкий»). Местоположение определенного артикля ha- и форма множественного числа отличают эти слова от вышеперечисленных конструкций.
Как видно из таблицы (1), в сложном слове в иврите главным является первая его часть. Единственный проблематичный пример для этого обобщения - это сложные слова типа P+A=A, в которых главной является вторая часть. Однако в этих конструкциях предлог превращается в префикс (как в английских словах understand и outlive), следовательно, слова, представленные этими примерами, не относятся к сложным.
В иврите не существует особой модели ударения в сложных словах. Согласно Ш. Болоцкому, ивриту присуща следующая система ударений: правило акцентирования распространяется на все слово, включая клитики, главное ударение падает на последний слог, а второстепенное - на каждый второй слог по направлению к началу слова от основного ударения, ослабляясь по мере удаления от него (см. пример 2).
(2) m(vugar mevugarim
vehamevugar vehamevugarim
В основном, такой же принцип акцентирования можно отнести и к сложным словам. В качестве примера Болоцкий приводит несколько географических названий:
(3) ramat gan ? ramat gan
pardes kac ? pardes kac
pardes xana ? pardes xana ? pardes xana
Кроме того, по Х. Борер, словосочетания ведут себя как одно фонологическое слово по отношению к ударению:
(4) а. ha-caif
б. cif ha-yalda
Таким образом, основное ударение падает на последний слог словосочетания, а гласный [a] редуцируется.
Отсутствие особого правила акцентирования для сложных слов объясняется тем, что ударение в них не падает на главную часть слова. Поскольку главной частью сложных слов в иврите является первая часть, ударение падает на последнюю.
Следовательно, невозможно отличить сложные слова от лексикализованных словосочетаний, основываясь на ударении.

1.2. Сложные слова и словосочетания
Хотя сложные слова схожи по форме со словосочетаниями, существуют очень важные различия между ними.
Первое отличие состоит в том, что сложные слова, в отличие от словосочетаний, могут иметь идиоматическое значение. Например, beyt sefer (букв. «дом-книга») означает «школа», в то время как beyt (imu( (букв. «дом-использование») - «туалет». Таким образом, некоторые выражения могут быть двусмысленными:
(5) bney ha-melex
Если рассматривать вышеприведенное выражение как сложное слово, оно означает «принцы» (возможно различное родство), а если как словосочетание, то его следует понимать буквально, т.е. «сыновья конкретного царя». В последнем случае имеются в виду родные сыновья одного и того же царя (даже если они рождены вне брака и не имеют права на наследование трона). Отсюда видно, что в сложных словах (но не в словосочетаниях) главное слово безотносительно.
Другое свойство связано с определенным артиклем в словосочетаниях и сложных словах. В обоих типах этих конструкций определенный артикль ставится перед второстепенным словом, но распространяется на все выражение. Разница заключается в том, что в сложных словах второстепенная часть слова с определенным артиклем может носить безотносительный характер. Таким образом, словосочетание (см. 6) может иметь только одно значение «конкретные лидеры конкретного класса», а не «конкретные лидеры класса». Чтобы выразить последнее значение, необходимо использовать предлог (el (см. 6б).
(6) а. manhigey ha-kita («конкретные лидеры конкретного класса»)
б. ha-manhigim (el kita («конкретные лидеры какого-то класса») /4, 56/
Поскольку значение сложного слова не выводится из его составляющих, множественное число второстепенной части не играет роли для определения значения всего выражения:
(7) а. avodat-yad («ручной труд»)
б. netilat-yadayim («омовение рук»)
В словосочетаниях же все обстоит иначе: от числа второстепенного слова зависит смысл всей конструкции:
(8) а. (mot ha-xolim («определенные имена определенных больных»)
б. (mot ha-xole («определенные имена определенного больного»)
Другое различие между словосочетаниями и сложными словами заключается в том, что в первых допускается добавление к второстепенному слову характеризующих его частей речи, в то время как во втором случае это невозможно:
(9)а. gan perot tropiyim («сад тропических фруктов»)
*б2. gan yeladim ktanim («детский сад для маленьких детей»)
В словосочетаниях, в отличие от сложных слов, возможно наличие нескольких семантически равных зависимых компонентов:
(10)а. gan perot ve-praxim («сад фруктов и цветов»)
*б. gan yeladim ve-xayot («детский сад и зоопарк»)
Также возможно объединение нескольких словосочетаний в одно (см. 11а), тогда как сложные слова непроницаемы (см. 11б, в).
(11)а. delet beyt morat ha-kita («дверь дома учительницы класса»)
*б. gan xayot+xayot ha-bar=gan xayot ha-bar («зоопарк диких животных»)
*в. beyt xoley nefe( («психбольница»)
Ещё одно отличие словосочетаний от сложных слов заключается в том, что первые можно перефразировать с использованием предлога (el:
(12)а. beyt ha-mora = bait (el ha-mora
*б. beyt xolim = bait (el xolim
Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что, несмотря на внешнюю схожесть, сложные слова и словосочетания ведут себя по-разному. Хотя и те, и другие являются одним фонологическим словом, сложные слова более лексикализованы и «заморожены».

1.3. Идиомы со значением действия и сложные слова с отглагольным существительным в роли главного слова.
Общим для сочетаний типа V-N и конструкций типа N-N с отглагольным существительным в роли главного слова является то, что их значение не сводится к сумме значений составляющих их компонентов.
(13)а. (tifat moax («промывание мозгов»)
б. li(tof moax («промывать мозги»)
Однако некоторые различия в поведении этих двух конструкций показывают, что они не похожи. Во-первых, в глагольных идиомах между компонентами можно вставлять другие слова, что невозможно в сложных словах.
(14)а. Ha-xevrot ha-ktanot pa(tu kulan et ha-regel. («Все маленькие компании обанкротились»)
*б. p(itat kulan et ha-regel («банкротство всех»)
Другое свойство, отличающее глагольные идиомы от сложных слов, заключается в том, что к зависимому слову глагольной идиомы можно добавить суффикс принадлежности:
(15)а. Ha-sarim kiblu et panav (el ro( ha-mem(ala. («Министры встретили
премьер-министра»)
*б. kabalat panav (el ro( ha-mem(ala (встреча премьер-министра)
в. kabalat panim (el ro( ha- mem(ala (встреча премьер-министра)
г. panav (el ro( ha-mem(ala (лицо премьер-министра)
Следует отметить, что не все сложные слова с отглагольным существительным в роли главного слова имеют соответствующие глагольные идиомы:
(16) а. avodat yad («ручной труд»)
*б. laavod yad («заниматься ручным трудом»)
Проблема, которая возникает на данной стадии, заключается в следующем: почему в иврите есть номинативные сложные слова (включая сложные слова с отглагольным существительным в роли главного слова), но нет глагольных сложных слов. В следующем разделе мы рассмотрим одно из возможных решений этой проблемы.

2. ВОЗМОЖНЫЕ РЕШЕНИЯ. МОРФОФОНОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД

Существует несколько подходов к решению обозначенной проблемы, самыми распространенными из которых являются морфосинтаксический и морфофонологический. В этой работе мы уделим внимание второму подходу, который, по нашему мнению, наиболее верен.
Иврит относится к группе семитских языков, однако его морфология не в такой степени непроницаема, как в других семитских языках, например, в арабском3.
Система глаголов в иврите непроницаема; каждый глагольный корень состоит из определенного количества согласных (обычно трех или четырех). Время глагола изменяется по определенному шаблону, состоящему из гласных.
Система имен не столь непроницаема. Не все существительные образованы от глагольных корней. Например, все существительные в (17а) образованы от одного глагольного корня x-b-r, но не для всех из них можно выделить универсальный шаблон (мишкаль) (для того, чтобы выделить мишкаль, должны быть найдены другие существительные, образованные по той же модели и имеющие общий семантический компонент). Для существительных в (17б) невозможно выделить мишкаль, несмотря на то, что они имеют общее значение домашних животных. Даже когда мишкаль существует, не все существительные с родственным значением образованы по этой модели, как показано в (17в) на примере мишкаля «инструменты/приборы» (ma[][]e[](et), не оговаривая фонетических вариаций).
(17) а. xaver («друг, член»); xevra («компания»); xever («конфедерация»); xibur («сочинение»); maxberet («тетрадь»); taxbura («транспорт»); xevruta («компания [друзей]»); xaverut («дружба, членство»); hitxabrut («соединение»); mexaber («писатель, автор»); taxbir («синтаксис»)
б. kelev («пёс»); xatul («кот»); para («корова»); (or («бык»); kivsa («овца»); ez («коза»); axbar («мышь»); arnav («кролик»)
в. max(ev («компьютер»); madpeset («принтер»); makledet («клавиатура»); maklet («магнитофон»); mafteax («ключ»); НО: axbar («[компьютерная] мышь»)
Ещё одно свидетельство в пользу разделения номинативной и глагольной морфологической систем, связанное с непроницаемостью, относится к заимствованиям. Так, например, если слово заимствуется в номинативную систему, оно переходит туда целиком, в глагольную же систему переходят лишь корневые согласные (обычно четыре, реже пять). Важно отметить, что при заимствовании слова в глагольную систему гласные и «лишние» согласные игнорируются. Ниже приведены примеры заимствований из английского языка.
(18) а. neutralize? n-t-r-l (lenatrel, nitrel, menatrel) - «нейтрализовать»
б. patrol? p-t-r-l (lepatrel, pitrel, mepatrel) - «патрулировать»
в. compilate? k-m-p-l (lekampel, kimpel, mekampel) - «компилировать»
г. torpedo ? t-r-p-d (letarped, tirped, metarped) - «торпедировать»
д. fax ? f-k-s-s (lefakses, fikses, mefakses) - «отправлять факс»
е. sandal ? s-n-d-l (lesandel, sindel, mesandel) - «блокировать
колеса автомобиля»
Когда слово заимствуется как существительное, заимствуются как гласные, так и согласные (могут возникнуть некоторые фонологические изменения в целях адаптации к ивритской фонологии, такие как «упрощение» гласных и возникновение шва между двумя сонорными, как в примере (19г). Заимствование существительных путем вставления корневых согласных в определенный мишкаль недопустимо.
(19) а. toaster ? toster, *metaster
б. scanner ?skaner, *meskaner
в. fax? faks, * mefakses и т.д.
г. popcorn ? popkorn
Отметим также, что в номинативных заимствованиях сохраняется оригинальное ударение:
(20)toaster ? toster, *toster
Когда слово заимствуется в систему глаголов, на него распространяется действие правила ‘дагеширования’ согласных группы «бегад-кефат», чего не происходит у существительных. Например, когда слово ‘telephone’ заимствуется в качестве глагола, [f] превращается в [p]. Но когда то же самое слово заимствуется как существительное, [f] остается (см. 21).
(21) а. telephone? t-l-p-n (letalpen, tilpen, metalpen) - V
б. telephone? telefon- N
Таким образом, разница между именной и глагольной морфологическими системами в иврите заключается в степени распространения на них принципов проницаемости. Если глаголы абсолютно непроницаемы, то существительные нет. Поэтому новые существительные могут образовываться такими способами словообразования, как аффиксация и, что важно, сложение. Новые глаголы могут быть образованы только способами, не нарушающими непроницаемость глаголов (редупликация). По этому же принципу происходит заимствование слов из других языков.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В этой работе мы исследовали вопрос об образовании номинативных и глагольных сложных слов в иврите. Мы указали на разницу между сложными словами и словосочетаниями, а также доказали невозможность образования новых глаголов такими способами словообразования как сложение из-за непроницаемости их морфологической системы.

ЛИТЕРАТУРА

1. O. Bat-El. Extraction in Modern Hebrew Morphology. - unpublished M.A. thesis, UCLA.- 1986
2. O. Bat-El. Stem Modification and Cluster Transfer in Modern Hebrew. - Natural Language and Linguistic Theory, 12:4. - 1994, 576-596 pp.
3. S. Bolozky. Remarks on Rhythmic Stress in Modern Hebrew. - Journal of Linguistics, #18. - 1982, 275-289 pp.
4. H. Borer. On the Morphological Parallelism Between Compounds and Constructs. - Morphology Yearbook 1. - Forris, Dordrecht. - 1988
5. H. Borer. The Syntax and Morphology of Derived Nominals. - ms., University of Massachusetts, Amherst. - 1991
6. H. Borer. Parallel Morphology. - ms., University of Massachusetts, Amherst. - 1993
7. H. Borer. Deconstructing the Construct. - ms., University of Massachusetts, Amherst. - 1995
8. G. Cinque. A Null Theory of Phrase and Compound Stress. - University of Venice Working Papers in Linguistics, University of Venice. - 1991
9. J. Grimshaw. Argument Structure. - The MIT Press, Cambridge, Massachusetts. - 1990
10. I. Hazout. Hebrew Derived Nominals. - ms., University of Massachusetts, Amherst. - 1988
11. E. Selkirk. Phonology and Syntax. The Relation Between Sound & Structure. - The MIT Press, Cambridge, Massachusetts. - 1984
12. P. Wexler. The Schizoid Nature of Modern Hebrew: A Slavic Language in Search of a Semitic Past. - Otto Harrassowitz, Wiesbaden. - 1990
13. E. S. Williams. On the Notions of ‘’lexically related’’ and ‘’head of a word’’. - Linguistic Inquiry, #12. - 1981, 245-274 pp.
1 Здесь и далее N (noun) - существительное; A (adjective) - прилагательное; Р (preposition) - предлог; V (verb) - глагол.
2 * - здесь и далее: ошибочные варианты выражений
3 П. Векслер считает, что современный иврит (в отличие от библейского) относится к славянским языкам. Однако это утверждение подверглось жестокой критике. Основным доводом, доказывающим несостоятельность данной точки зрения, является непроницаемая система глаголов в современном иврите.
еще рефераты
Еще работы по языковедению