ronl

Реферат: Творчество Ф.Л. Райта. Основные работы и творческие концепции

МОСКОВСКИЙ АРХИТЕКТУРНЫЙ ИНСТИТУТ

(ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ)

Кафедра «История архитектуры»

Реферат

«Творчество Ф.Л.Райта. Основные работы итворческие концепции»

Выполнила студентка 5 группы, IVкурса

Москва 2006

<span Times New Roman",«serif»;mso-fareast-font-family: «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language: AR-SA">

<img src="/cache/referats/24783/image001.jpg" align=«left» hspace=«10» vspace=«10» v:shapes="_x0000_s1042">Райт — крупнейший архитектор в истории США. За болеечем семьдесят лет своего творческого пути он сделал для развития современнойархитектуры больше, чем любой другой мастер в странах Запада. Райт выдвинулпринцип архитектуры органичной — то есть целостной, являющейся неотделимойчастью среды, окружающей человека. Им была сформулирована идея непрерывностиархитектурного пространства, противопоставляемая артикуляции, подчеркнутомувыделению частей в классической архитектуре. Основанный на этой идее прием такназываемого свободного плана вошел в число средств, используемых всемитечениями современного зодчества. Однако влияние Райта выходит далеко запределы основанного им течения, так называемой органичной архитектуры. ФрэнкЛлойд Райт родился 8 июня 1869 года в поселке Ригленд-Сентер, штат Висконсин.Его отец был священником и музыкантом, мать, дочь переселенцев из Уэллса, — сельской учительницей. Семья очень нуждалась, но все воспитание Райта былоподчинено мечте матери — сделать сына великим архитектором. Окружавшие его ссамых ранних лет гравюры и альбомы, игры, главной задачей которых было созданиеиз популярных тогда кубиков Фребеля фантастических сооружений, наконец, книгиРёскина и Виоле ле Дюка сделали для формирования будущего архитектора,вероятно, больше, чем два года, проведенные в инженерном колледжеВисконсинского университета, который он не смог закончить. В 1887 году Райтпереезжает в Чикаго и после недолгой работы в ателье архитектора Дж.Л. Силсби,приверженца модного тогда эклектизма, поступает на работу в ателье Адлера иСалливена. Луис Салливен стал для Райта «любимым мастером». Преподанные имуроки правдивости, естественности и целостности в решении архитектурных задачРайт усвоил навсегда. «Когда в 1893 году я начинал свою самостоятельную работу,- писал позднее в своей автобиографии архитектор, — в области архитектуры истроил свои первые дома, которые порой без всякого смысла называют «Новойшколой Среднего Запада» (все, что ни делается в этой суетливой стране,немедленно получает рекламный ярлык), единственный путь упрощения ужасающеймоды в строительстве заключался в том, чтобы создавать лучший замысел иосуществлять его… Приняв за масштаб человеческую фигуру, я уменьшил высотувсего дома, сделал ее соответствующей высоте человеческого роста; не веря вдругой масштаб, кроме человеческого, я, введя его в восприятиепространственности, распластал массу здания. Говорили, что если бы я былсантиметров на десять выше ростом, мои дома имели бы совсем другие пропорции.Может быть. Простота была основной проблемой в период тех ранних исканий, и явскоре убедился в том, что органичная простота обладает возможностями подлиннойвзаимосвязи, а красота, которую я почувствовал, соответствует выражению этойвзаимосвязи. Убожество — это еще не простота...» В его первых произведениях — собственный дом в Окпарке (1895), мельница в Спринг-Грин (1896) — очевидныследы многих влияний, среди которых влияние романтической архитектуры Г.Ричардсона было наиболее сильным. Творческая зрелость мастера приходит с наступлениемнового века. В 1900 году постройкой домов Брэдли и Хикока в Канаке (штатИллинойс) он начинает знаменитую серию так называемых домов прерий, наиболеезначительны среди которых дом Уиллитса в Хайленд-парке (1902), дом Мартин вБуффало (1904) и дом Роби в Чикаго (1909). Эти постройки невелики, ихкомпозиция основывается на своеобразном истолковании идеала бытового укладабуржуазной семьи. Но Райт стремился воплотить в их архитектуре идею, значениекоторой выходит за пределы конкретного типа постройки. «Пространство должнорассматриваться как архитектура, иначе мы не будем иметь архитектуры».Воплощение этой идеи было связано с изучением японской народной архитектуры,которой Райт увлекся в 1890-е годы. Японский дом послужил Райту высшим образцомтого, как следует при проектировании устранять не только не нужное, но в ещебольшей степени как исключать несущественное. В американском доме он исключилвсе тривиальное и вносящее путаницу. Он сделал даже больше. В чистофункциональных элементах, которые часто оставались незамеченными, он открылпрежде скрытую силу выразительности, так же как последующее поколениеархитекторов выявило скрытую силу выразительности в конструкции. Из всех вышеперечисленных работ Райта дом Роби оказал, по-видимому, наибольшее влияние наразвитие архитектуры. История Роби-хауза относится и к одной из самых печальныхглав непонимания архитектурной ценности здания. Дирекция университета в Чикаго,которая позже использовала здание для семинара по теологии, намеревалась егоразрушить, чтобы построить на его месте студенческое общежитие. Но как разперед непосредственной угрозой сноса этот дом приобрел известный строительныйподрядчик и этим спас здание. Идея единства внутреннего пространства былаиспользована Райтом и в здании конторы фирмы Ларкина в Буффало (1904),массивные объемы которого так же свободны от декоративных деталей, как и «домапрерий». В Ларкин-билдинг каркас отсутствовал. Райт так же, как и пристроительстве небольших жилых домов, применил только кирпич. Здание перекрываетплоская застекленная крыша. Сам мастер охарактеризовал это сооружение следующимобразом «Изолированное здание… стальная встроенная мебель и сейфы длядокументов… первое здание для контор, в котором применена установкакондиционированного воздуха, …впервые обвязка стеклянных дверей и оконвыполнена из металла...»

В егопервых произведениях — собственный дом в Ок-парке (1895), мельница вСпринг-Грин (1896) — очевидны следы многих влияний, среди которых влияниеромантической архитектуры Г. Ричардсона было наиболее сильным.

За первое десятилетие векаРайт построил более ста домов, но на развитие американской архитектуры они в товремя не оказали заметного влияния. А вот в Европе Райта скоро оценили, и онбыл признан поколением архитекторов, относящихся к современному направлению вархитектуре. В 1908 году его посетил Куно Франке, преподававший эстетику вГарвардском университете. Результатом этой встречи были появившиеся в 1910 и1911 годах две книги Райта, которые положили начало распространению его влиянияна архитектуру за пределами Америки. В 1909 году Райт едет в Европу. В Берлинев 1910 году устраивается выставка его работ, издается монография. Они оказываютбольшое влияние на рационалистическое направление, которое начинаетформироваться в те годы в Западной Европе. Творчество Гропиуса, Мис ван дерРоэ, Мендельсона, голландской группы «Стиль» в последующие полтора десятилетияобнаруживает очевидные следы этого влияния. С особенным энтузиазмом быливосприняты идеи Райта о целостности внутреннего пространства зданий, о ролиновой техники, машины для современной архитектуры. Следующее десятилетие,однако, не было для Райта столь же плодотворным. В течение нескольких лет онработает в Японии, где в Токио строит отель «Империал» (1916-1922).Использование идеи целостности конструктивной структуры обеспечило этому зданиюпрочность, позволившую устоять при катастрофическом землетрясении 1923 года. Ксередине 1920-х годов творчество Райта казалось исчерпавшим себя. Он переживалполосу тяжелых испытаний в личной жизни, почти не имел заказов. У себя в странеРайт оставался в изоляции. Положение одинокого борца за новые принципы вархитектуре обострило его индивидуализм, в творчество проникают элементымрачной фантастичности. На тяжелых, почти гротескно монументальных формахпоявился геометрический орнамент, свидетельствующий о влиянии архитектурыдревней Америки. Испытывая кризис в своих художественных исканиях, Райтоставался новатором в использовании технических средств в архитектуре. Так, ковремени его возвращения в США в начале 1920-х годов относится серия домов вКалифорнии, построенных из бетонных блоков. Наиболее примечателен среди них домМилларда в Пасадене (1923), где повтор стандартных элементов образуетритмическое расчленение поверхностей. Непризнанный на родине, он, однако,по-прежнему остается популярным в Европе. И тем более непонятным казалсяевропейцам тот факт, что в Америке Райт был совершенно одинок. Больше того, какписал Бруно Таут в своей книге «Современная архитектура», изданной в 1929 году«Упоминание его (Райта) имени считается у нас неприличным». Усиление эклектизмав Америке обозначало не только конец Чикагской школы, но одновременно и конецвсех остальных современных течений. И лишь по мере возрастающего влияния новойевропейской архитектуры в Америке снова стали интересоваться произведениямиРайта. Популярность Райта росла вместе с разочарованием в функционализме. Всередине 1930-х годов начинается второй период расцвета его творчества,наиболее впечатляющими результатами которого стали так называемый дом-водопад,особняк Кауфмана в Пенсильвании-Вудс (1936) и административное здание фирмы«Джонсон и сыновья» в Расине (штат Висконсин, 1936-1939). Первый из них,системой смелых железобетонных консолей продолжающий уступы скал над лесным ручьем,поражает своей слитностью с романтичным пейзажем и виртуозным использованиемконтрастов широкой гаммы материалов — от грубой каменной кладки дополированного стекла. Во втором свободно стоящие грибообразные колонны образуюткак бы систему зонтов над внутренним пространством. Через остекленныепромежутки между ними пространство раскрывается не только по горизонтали, но ивверх, к небу. Обе постройки предельно остры, выразительны, но обе стоят награни гротеска. К концу 1930-х годов относится и серия так называемыхюсонианских, то есть специфически американских (от сокращенного Юнайтед Стейтс- Соединенные Штаты) домов. Эти дома имеют легкие конструкции, целостную,сливающуюся систему помещений, где даже обычную кухню заменило так называемоерабочее пространство, освещенное лентой окон под потолком и присоединяемое кжилой комнате — дом Винклера в Окемосе (1939). Для своей новой резиденцииТейлизин Воет, Райт строит дом около города Феникса в штате Аризона начиная с1938 года. Тейлизин расположен на холме, на вершине которого разбит сад снизкой оградой. Как и всегда, Райт в данном случае использовал естественнуюконфигурацию холма, природные условия местности. По его словам, он никогда нестроил дома не вершине холма, а близ нее, огибая вершину, «как бровь огибаетглаз». Он использует так называемый бетон пустыни, в котором крупные грубооколотые каменные блоки укладываются в опалубку с минимальным количествомцементного раствора. Живописные массивы этого бетона вливаются в общий колориткаменистой пустыни. Они резко контрастируют с легкими деревяннымиконструкциями. Никогда раньше у Райта не было столько заказов, как в последнийпериод жизни, и никогда ранее он не пользовался таким успехом. Американскиегазеты теперь превозносили Райта как гения и величайшего архитектора всехвремен. И все это после того, как на протяжении десятилетий он подвергалсяунижениям, которые сломили бы менее сильного человека. Райт всегда думал очеловеке, даже тогда, когда в конце жизни проектировал небоскреб высотой болеемили. На основе односемейного дома в течение чикагского периода деятельности онразработал начала современной архитектуры. Даже в самую тяжелую пору жизни, в1920-е годы, проблема человеческого жилища занимала его в первую очередь, онстроил немногие дома из армированных бетонных блоков. И в конце жизни Райтодним из первых отошел от прямоугольной формы жилого помещения. В последниедесять лет жизни Райт бессознательно приблизился к формам первобытных времен.Контуры его домов скруглены так же, как и жилые помещения. Райт первым сноваввел патио, который с тех пор все чаще становился частью жилого дома.Завершением этой серии экспериментов было здание музея Гуггенхейма в Нью-Йорке(проект 1943-1946 годов, строительство 1956-1959 годов). Главный объем зданияформируется громадным спиральным пандусом, охватывающим перекрытый прозрачнымкуполом световой дворик. Цельности, нерасчлененности внутреннего пространстваотвечает здесь непрерывность, однородность «текучей» формы его ограждения. Вжилом и административном здании «Башня Прайса» в Бартлесвилле (1955) оносуществляет идею «дома-дерева» с мощным бетонным сердечником, включающим лифтыи лестницы, от которого, как ветви от ствола, отходят консоли железобетонныхперекрытий. Серия проектов, полных фантастической романтики, для Багдада,Питсбурга, Чикаго также относится к последнему периоду его творчества. В этихпроизведениях Райт мастерски решает формальные задачи, которые сам же ставит.Но нарочитая остраненность их рождает впечатление курьеза, капризной и, бытьможет, бесцельной растраты сил большого таланта. Райт противоречив. Онсоздатель «стиля прерий» и дезурбанистических проектов «города широкихгоризонтов», пропагандировавший постройки, стелющиеся по земле, пространствокоторых развернуто по горизонтали, — но он же оставил и проект небоскреба«Иллинойс» (1957) высотой в милю. Последний романтик и первый функционалист — эти две стороны его индивидуальности часто вступали в конфликт и в творчестве итеоретическом осознании творчества. Райт — редкое исключение. В нем архитекторопередил художника в способности восприятия. Он работал один, сам делал чертежиокон с цветными стеклами, архитектурных деталей и т.д. Фреска в чикагскомресторане «Мидуэй Гарденс» представляла собой взаимно пересекающиеся, различныепо размеру и цвету круги. Идея этой фрески вызывает в памяти проекты английскойгруппы Макинтоша и новую пространственную трактовку в живописи ВасилияКандинского, которую последний предложил приблизительно в то же время. Райт небыл молчаливым художником. С 1894 года он опубликовал несколько книг имножество статей. В 1949 году наиболеезначительные статьи были объединены в книгу «Ф.Л. Райт об архитектуре». Средилучших книг Райта — «Автобиография» (1932), «Органичная архитектура архитектурадемократии» (1939). В его работах, однако, нет ни последовательной разработкиметода, ни целостной структуры. Он многократно возвращался к одним и тем жетемам, вновь и вновь развивая их. Райт был не только архитектором. Онпринадлежал к числу великих духовных лидеров своей страны, обладал достаточнойволей и мужеством, чтобы протестовать, бороться и выстоять. Райт продолжалпроводить в архитектуре традицию непреклонного индивидуализма, поборникамикоторого в литературе были Уолт Уитмен и Генри Торо. Как пророк антиурбанизма и«загородного индивидуализма», он проповедовал ненависть к городу и возвращениек природе.

ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ АРХИТЕКТОРА РАЙТА.

С1934—1936гг., уже в преклонном возрасте, Райт снова ведет активную творческуюдеятельность. В эти годы он стремился решать насущные проблемы архитектуры.

Как неоднократно писал Райт, СоединенныеШтаты испытывают нужду в жилье. В связи с этим он отмечал: «Обеспечениенедорогой жи­лой площадью является сейчас кричащей необходимостью... Я чув­ствую, что это— наш самый важный участок, и он был преданзабвению нашими архитекторами.. .». «Недорогоежильекрупнейшая архитектурная проблемаАмерики. Что касается меня, то ради бла­гополучия родины и собственногоудовлетворения я охотнее решал бы ее, чем строил что бы то ни было...».

По проектам Райта возведено множествосамых разнообразных по­строек. Но главная тема его творчества— жилье, а точнее, одноквартир­ные жилыедома-особняки.

Для Райта решение жилищной проблемы— часть и метод решения социальных проблем,как он их понимал. По его мнению, жилой дом должен быть не просто огражденнымот внешней среды и защищенным от непогоды местом, а жильем, кровом, домомчеловека в глубоком смысле этого слова. Он считал строительство жилья задачейболее чем строительной: она связана с решением вопроса «как жить» вообще: дом,по его мнению, должен быть необходимым материальным оформлением жизненныхпроцессов, должен «соответствовать жизни», а не быть «коробкой, в которуювтискивается жизнь».

С самого начала своей творческойдеятельности Райт усиленно раз­рабатывал новые принципы формированияодноквартирного жилого дома. Вначале он был одинок в своих исканиях, но впоследующем его творчество способствовало существенным изменениям этого типажилья вАмерике.Архитектурные произведения Райта1900—1909гг. оказали также влияниена деятелей «нового движения» в Европе. Когда Райт начинал свой творческийпуть, жилые дома были, по его выражению, «изукрашенными коробками, неподходящими для жилья». В противовес этому он выдвигал принципрациональности, практичности: «Назначение постройки— прежде всего всесторонне служить человеку, а не произво­дить впечатление».

При разработке нового типа одноквартирногожилого дома для США Райт применял следующие практические приемы.

Фундаменты не устраивались. Действительно, если выполнить дре­наж, грунт призамерзании не будет деформироваться (пучиниться). Вместофундамента проще сделать основание для стен в виде бетонной плиты по гравийномуподстилающему слою. В эту конструкцию вклю­чается и разводкасистемы отопления. Подвал также не устраивался, так как он усложняетконструкцию, удорожает строительство и охлаж­дает жилые помещения. Площадка длястроительства дренировалась посредством траншей, наполненных щебнем. По всейплощади застройки устраивалось щебеночное основание толщиной5—6 дюймов(12—15 см), в котором помещались змеевики отопления. Поверхукладывался бетон­ный подстилающий слой толщиной<st1:metricconverter ProductID=«10 см» w:st=«on»>10см</st1:metricconverter>.На эту платформу устанавли­вались стены дома. Ядро дома образовывали кирпичныеили из есте­ственного камня стены в зоне кухни и санузла и в некоторых другихместах. Эти массивы способствуют устойчивости сооружения— фактиче­ской и зрительной. Остальные стены были деревянными,состояли из трех слоев досок, проложенных пергамином. Тонкие деревянные стены,как утверждал Райт, обладают достаточной несущей способностью бла­годаряизломам их в плане. Слоистые деревянные стены, а также эле­менты остеклениязаготавливались в виде монтируемых на месте щитов и блоков.

Высота помещений обычно делаласьминимальной. Крыши, в тради­ционных постройках сложные по конфигурации, смногочисленными переломами кровель и пересечениями скатов, максимальноупрощались. В построенных по проектам Райта домах крыша двускатная или пло­ская,причем со свободным водосливом, без водосточных труб и жело­бов. И скатные, иплоские крыши имеют широкие свесы. Значительный вынос карнизов устроен вбольшинстве жилых домов Райта. По его выражению, крыша— это «символ дома». Свесы защищают стены от осадков и остеклениеот солнца. Нередко навес над остеклением делался не сплошным, а в виде решетки— консольной перголы,дополняемой вьющейся зеленью, что создаетзащиту от солнца ле­том, когда растения покрыты листвой, и позволяет достичьлучшей осве­щенности помещений зимой. При этом, если вьющиеся растения не преду­смотрены,ширина и частота планок решетки рассчитываются так, чтобы создать преграду дляпрямых лучей солнца в жаркое время года.

Покрытие во всех случаях, в том числе искатное, устраивалось бес­чердачным, а потолок подшивался отделочной фанеройили строгаными досками, причем подшивкапотолка не только не оштукатуривалась, но и не окрашивалась (она покрываласьпрозрачным лаком). Помимо упрощения и удешевления конструкции устройствобесчердачной скат­ной крыши создает интересные пространственные эффекты винтерьере.

Вообще в постройках Райта штукатурка ипокраска сведены к мини­муму. Конструкционные строительные материалы— камень, кирпич, де­рево, бетон—не маскируются другими, специально отделочнымимате­риалами. Помимо того, что обнажение естественной фактуры материалаконструкций производит своеобразный декоративный эффект, этим при­емомдостигается впечатление цельности и естественности архитектуры.

Идея цельности («интегральности»,как говорил Райт) имеет боль­шое значение в концепции «органическойархитектуры». Он стремился к тому, чтобы сооружение производило впечатление какбы сделанного из одного куска, а не собранного из многочисленных частей идеталей. Так, подпольное отопление внедрялось им не только вследствие его эко­номичностии гигиеничности, но и потому, что оно позволяло сделать систему не дополнениемк зданию, не оборудованием в виде прикреплен­ных к стенам труб и радиаторов, а«интегральной частью» постройки. В доме не было люстр и подвесов: источникискусственного освещения делался встроенным (причем очень часто скрытым).Мебель была, на­сколько возможно (за исключением, наверное, только стульев),встроен­ной: столы, кровати, диваны, шкафы, книжные полки были элементамиархитектуры, предусматривались в чертежах и выполнялись в процессе строительствакак части здания.

Совершенно своеобразен подход Райта кустройству светопроёмов (если, конечно,сравнивать их не с тем, что стало обычным в архитектуре сегодня, а с тем, чтоделалось40—50 лет назад). Окно в видепрямо­угольного выреза в стене можно встретить у Райта только как исключе­ние.В его постройках остекление либо ленточное, либо во всю высоту помещения, либов потолке. В одноэтажных жилых домах помещения имеют разную высоту, и в местахперепада кровли (между разными ее уровнями) устраиваются проемы дляверхнебокового освещения и для проветривания (см. рис.15, 24). При этом кровля нижнего уровня может продолжаться внутрьв виде полки, за которой иногда помещаются источники искусственного освещения.В жаркое время верхние окна спо­собствуют хорошей вентиляции.

Райт—один из первых, кто ввел в архитектуру обильное остекле­ние. Он говорил: «Светпридает красоту зданиям». Ноэта тенденция совмещается у него с противоположной: уменьшать остекле­ние дляпридания дому большего уюта, замкнутости, ощущения защиты, убежища. Вследствиеэтого в некоторых интерьерах «домов прерий» не­достаточно естественногоосвещения. В 30-е годы Райт вводит следую­щее решение: стены, обращенные к улице и на север,— глухие, лишь с узкой полосой остекления подпотолком, а стены, обращенные к саду, к внутреннему двору, на юг,— сплошь стеклянные от пола до потолка.

Несмотря на большие световые проемы ицелые стеклянные стены, дома Райта внушают ощущение защиты, «крова»; интерьерыпостроен­ных им жилых домов по-домашнему уютны. Этому способствуют, в част­ности,широкое использование дерева в отделке помещений, обилие в них ковров и тканей(в том числе, например, для покрытия полов), общая мягкая, теплая тональностьинтерьера, наличие глухих стен, при­менение карнизов большого выноса.

Чувство крова, убежища, защиты Райтстремился выразить в своих домах и тем, что постройка имеет массивное ядрокаменной кладки, во­круг которого группируются помещения; ядро, видимоеснаружи, возвы­шающееся над другими частями здания и представляющее собой какбы символ покоя,— внешнее выражениедомашнего очага. Этот массив включает в себя дымовую трубу камина и объем кухнис верхнебоковым светом.

<img src="/cache/referats/24783/image003.jpg" align=«left» hspace=«12» v:shapes="_x0000_s1027">Жилые дома Райта планировочно разделены на три зоны:спальни и санузлы, кухня и место для приема пищи, общая комната. Двери междуними по возможности устранены, чтобы было больше свободы движению, а также длясоздания впечатления единства внутреннего пространства.

Центральная часть дома— общая комната с широкими видами наружу.Обычно она непосредственно сообщается с садом: ее пол про­должается наружу,переходя в террасу, которая таким образом принад­лежит одновременно как бы исаду и дому, будучи отделенной от ком­наты стеклянной стеной (а стена эта тожене сплошная, но состоит из дверей, которые, если они открыты одновременно,объединяют простран­ство помещений с внешним пространством).

Новшества Райта в свое времявоспринимались как эксцентрич­ность, но теперь почти любой современный дом вАмерике что-то воспри­нял от них.

В 30-х годах Райт интенсивно занималсяпроектированием и строи­тельством одноквартирных «домов умеренной стоимости»,стремясь в них решать во взаимосвязи функциональные, технико-экономические иэсте­тические задачи. Проектирование этих особняков началось с<st1:metricconverter ProductID=«1934 г» w:st=«on»>1934г</st1:metricconverter>. Он их построил множество, а также опубликовал ряд «образцовых» проектов.

Дом Уилли —первое из значительных произведений этого периода творчества Райта. Облик домасдержан и рационалистичен. Конфигурация объемов, по сравнению с композициеймногих других особняков, запроектированных Райтом, более простая. Болеезамкнуты интерьеры, потому что постройка находится в северной, с относительнохолодным климатом, зоне страны. Но и здесь значительную долю наруж­ныхограждений занимает остекление, через которое открываются широ­кие виды наружу.Архитектор уделил также внимание проблеме един­ства внутреннего пространства. Сэтой целью связь между помещениями осуществляется не через двери, а посредствомсвободных переходов. а общую комнату и кухню разделяет остекленная перегородка.

Материалы—обычныедля Райта: кирпич и дерево. Кладка не оштукатурена, дерево не окрашено. Кровлядвускатная, но очень пологая. Над крыльцом консольная пергола.Здание установлено на бетонной платформе, мощенной кирпичом; бетон уложен поподстилающему слою из шлака с песком.

В<st1:metricconverter ProductID=«1937 г» w:st=«on»>1937г</st1:metricconverter>. была построена виллаЭ. Кауфмана «У водопада». Послегодов забвения, после того, как привыкли считать, что творчество Райта— в прошлом, это произведение архитектурыснова сделало его знаменитым. Оно привлекло внимание архитекторов всего мира.Теперь Райта «открыли» и в США. Ему было уже почти70 лет. Архитектор с мировымименем был, наконец, признан у себя на родине.

«У водопада»— загородная вилла, построенная в лесу, на берегу ручья. Основнойпринцип конструктивно-пространственной структуры сооружения состоит в том, чтоперекрытиями служат консольные железо­бетонные плиты, выступающие изцентрального массива в разных на­правлениях и на разных уровнях. Помещенияимеют с одной стороны ка­менные, а с другой, наружной, стороны— стеклянные стены. Общий вид зданияпредставляет собой живописную композицию массивов каменной кладки, стекла ибольших железобетонных балконов с глухими парапе­тами. Оперируя рваным камнем,железобетоном и стеклом, архитектор сумел достичь здесь значительнойхудожественной выразительности'.

Основную часть площади первого этажазанимает большая общая комната, к которой примыкают сообщающиеся с нейсвободно, по прин­ципу «перетекающегопространства», столовая, кухня, прихожая и кото­рая связана, благодаряобильному остеклению и множеству стеклянных дверей, с внешним пространствомтеррас, а также посредством лестницы с ручьем внизу. Во втором этаже—три спальни, имеющие каждая свой санузел исвой балкон, на третьем этаже— тожеспальня с санузлом и балконом; отсюда переходный мостик ведет к домику длягостей и при­слуги и к гаражу.

Архитектор всемерно стремился сделать так,чтобы интерьер и внеш­няя среда не были резко разделены: помимо того, что длябеспрепят­ственной зрительной связи применены большие плоскости остекления.наружное пространство проникает внутрь между выступающими консо­лями плитперекрытий, а пространство помещений продолжается на­ружу, на террасы.

Как и в других домах Райта, фактура стенвнутри такая же, что и снаружи; штукатурка отсутствует. В интерьерах деревяннаяобшивка местами смягчает суровость камня и железобетона. Остекление неиз­меннозащищено от солнца. Над входами также установлены консоль­ные козырьки,сплошные или решетчатые.

В процессе строительных работ были принятымеры, чтобы оставить нетронутыми естественные условия площадки: русло ручья,камни, рас­тительность.

Райт строил не только богатые виллы, но и особняки длясреднего американца— главным образом длясостоятельной интеллигенции. Эти сравнительно простые по композиции иотносительно недорогие дома он называл «жильем для Америки».

Первый дом Джекобса  может служить характерным при­мером «американскихжилищ» Райта. Он Г-образный в плане и постав­ленв северном углу участка так, что огибает сад с двух сторон. Фасады со стороныулицы замкнуты—допущена только узкаяполоса остекления под карнизом. Но со стороны сада, на солнечную сторону,сделано остек­ление во всю стену в виде сплошного ряда стеклянных дверей.

Дом состоит из двух частей—общей и интимной, примыкающих друг к другу подуглом. Объем, в котором размещены общая комната и кухня, выше спален. В местеперепада кровель установлено окно, осве­щающее кухню.

Планировочный модуль—прямоугольник60><<st1:metricconverter ProductID=«120 см» w:st=«on»>120 см</st1:metricconverter>.Применен, по-видимому, только потому, что японские традиционные жилые домастроились на основе планировочного модуля1 :2. Но там он был оправ­дан, так какпрактически модулем плана японского дома служит стан­дартная циновка.

Конструкция покрытия представляет собойтрехслойную дерево-плиту с кровлей из рулонного материала. В этой постройкевпервые при­менено «гравитационное», как его называл Райт, подпольное отоплениежилого дома: разводка проложена в платформе, на которой стоит по­стройка. Стеныдома частично кирпичные, частично деревянные (сбор­ные щитовые).

Вообще постройки Райта не отличаютсяэкономичностью. Но в дан­ном случае он взял на себя задачу построить дом для«средней амери­канской семьи» при ограниченных денежных средствах. По егословам, он с этой задачей справился. Райт утверждал, что при серийном произ­водствестоимость таких домов была бы еще ниже.

С середины 30-х годов в США развиваетсязаводское домостроение. Налаживается производство одноэтажных сборных, а такжеобъемно-блочных домов, которые сходят с конвейера, как автомобили. Райт же,противодействуя всеохватывающейстандартизации, проектирует «непо­хожие» дома. Конечно, это можно расценить нетолько как соответствие творческой практики архитектора его программнойустановке на инди­видуальность каждой постройки, но и как непрестанные исканияновых решений.

В поисках все новых форм и приемовпостроения объемно-планиро­вочной структуры здания Райт нередкоэкспериментировал в вопросах формообразования, например, планировочным модулемдома Хэнна принят шестиугольник. В плане постройкинет прямых углов. Райт называл ее «дом-соты» Дом окружен террасами, которыеявляются продолжением выходя­щих на них комнат. Постройка размещена на участкетаким образом, чтобы сохранить находившиеся здесь деревья. Основными строитель­нымиматериалами, из которых она возведена, являются кирпич, бетон, дерево, стекло.Кровля медная. В покрытии проложена алюминиевая фольга для теплоизоляции. Полыиз цветного бетона, отопление под­польное.

В середине плана находится «лаборатория»(так Райт называл кухню), откуда через внутреннее остекление просматриваютсяобщая комната и детская. Наружная стена последней сплошь остеклена с тем, чтобыдети не чувствовали себя взаперти.

Проект дома Джестера  представляет собой другой пример необычногорешения плана. Здесь в основу взят не шестиугольник, а круг. Райт обосновывалэто тем, что стены постройки должны быть сделаны из клееной древесины, которая,будучи изогнута, образует про­странственные конструкции, обладающие большойжесткостью и проч­ностью. Однако, как нередко бывало у этого архитектора, эксперименти­руяс формой, он увлекается. Например, странное впечатление произво­дит круглаяванна, круглая или изогнутая в плане кровать.

Не все, однако, формальные экспериментыРайта столь причудливы. Вполне практичен, хотя и необычен по виду, дом Дж. Старджеса . Он построен на склоне холма с главным видом всторону уклона. План компактный по конфигурации. Общая комната, две спаль­ни,кухня и санузел размещены на платформе, консольно защемленной в массивекирпичной кладки. Балкон, являющийся продолжением и сво­его рода частью жилойплощади, а также ряд стеклянных дверей, отде­ляющих помещения от балкона,затенены консольной перголой,

Идея, которой вдохновился автор проектапри создании замысла этого дома,—беспрепятственная зрительная связь внутреннего про­странства жилища с внешнейсредой.

Не всякая среда интересовала архитектора.Он хотел, чтобы из сво­его жилья человек видел не городскую застройку и несоседа, а природу. Если дом (или церковь, или музей) находится в городе (чтокстати, редко бывало у Райта, потому что для города он проектировал неохот­но),то он замкнут, как бастион. Но «Тейлизин-Западный» (жилище са­мого Райта и зимняярезиденция «Тейлизинского товарищества»), распо­ложенный в пустынной местности, весь раскрытвнешнему пространству . Для эстетическойсвязи постройки с окружением предусмот­рен массивный цоколь в виде стилобата изместного рваного камня и бетона, в который вкраплены разноцветные камни. В тоже время стены и покрытие легкие, из брезента, натянутого по деревянным рамам;эта конструкция позволяет, при желании, полностью раскрыть ограждение скакой-либо стороны.

По проекту «Тейлизинского товарищества»был построен коопера­тивный поселок в Окемос,штат Мичиган. Примечательная особенность его планировки состоит в том, чтоформа земельного участка каждого одноквартирного дома круглая. Это сделано длятого, чтобы «не было заборов и соседей». Другая любопытная деталь, тожехарактеризующая стремление способствовать средствами архитектуры изоляции семьив ее жилище: в составе объектов поселка имеется построенный на средствакооператива дом для гостей.

Если перед жилищем име

еще рефераты
Еще работы по архитектуре