Реферат: Социальная утопия эпохи Возрождения. Т.Мор и Т.Кампанелла

Московский Государственный Университет им. М.В.Ломоносова

Факультет Мировой Политики

Социальнаяутопия эпохи Возрождения.

Т.Мор иТ.Кампанелла

Реферат

Студента Iкурса

Дубатова Ильи Владимировича

Москва, 2006

Введение

Я обратился кданной теме в своем реферате, потому что тема социальной утопии, надежды налучшую жизнь, на справедливую и честную власть, социальное равенство иотсутствие классовой системы еще с древнейших времен занимала величайшихмыслителей самых разных цивилизаций. Об тех самых местах, которых нет, и неможет быть, говорили еще в древнем Китае, эту тема развивал Платон, но созданиетой самой модели этого совершенного (на взгляд автора) государства, пусть и безуказания путей образования этого места в реальном мире, бесспорно являетсязаслугой Томаса Мора и Томмазо Кампанеллы, написавших «Утопию» и «ГородСолнца», которые сделали имена своих авторов бессмертными.

Что ни говори,в Средние века жить было плохо и скучно, если не сказать больше. Никаких благцивилизации, разруха, грязь, обман, необразованность, отсутствие приличной медицины– люди тысячами умирали от эпидемий. Плюс ко всему не было равенства и не былосвободы. Верховные правители распоряжались чужими жизнями, как хотели, могликазнить любого. Вот тут-то и появляется в литературе такой жанр, какутопический роман. Попросту говоря, просвещенные люди (умевшие обращаться спером и бумагой, таких тогда было немного) писали истории о вымышленных государствах,где отсутствовали все те ужасы, которые их окружали. Они описывали общества безизъянов и несправедливости, где были все равны и одинаковы.

Несмотря наневозможность создания таких обществ, в книгах Мора и Кампанеллы присутствуетряд идей, которые были довольно прогрессивными для их времени и которые (пустьи не все) реализованы в современном мире. Для более конкретных выводовнеобходимо обратиться к произведениям, ставшим темой данного реферата, ипроанализировать их.

Томас Мор:«Утопия»

«Книга, столь же полезная, сколь изабавная»

Томас Мор былканцлером у одного из самых жестоких из английских королей – Генриха 8 [2,345]. Таким образом, о государственных делах он знал не понаслышке. В то же время,багаж накопленных обществом к тому времени политологических знаний былнастолько мал, что вряд ли даже столь выдающийся человек мог предложить работающуюмодель общественного строя. В то же время Мор видел несправедливость,творившуюся вокруг, и решил воплотить свои мечты об идеальном государстве вромане «Утопия», название которого впоследствии стало нарицательным.

Вообще-токнижка называлась «Золотая книга, столь же полезная, сколь и забавная, онаилучшем устройстве государства и его новом острове Утопии». Само слово«Утопия» переводится с латыни как «место, которого нет и не может быть» [3,107], что наводит на мысль о том, что и сам автор не верил в возможностьосуществления того, о чем он пишет. Это, однако, не мешало советскимисследователям называть Мора чуть ли не
первым коммунистом.

Попыткиизобретения идеального общественного устройства были и до Мора. В частности, втрактате «Политика» Платона, который сам Мор хорошо знал и из которогозаимствовал многие идеи. «Достаточно внимательно прочитать«Государство» Платона и «Утопию» Т. Мора, чтобы убедиться, наскольковелико было влияние первого на второго. Совпадают не только отдельные положенияи принципы устройства идеального государства у одного и другого мыслителя, нопорой даже и словесные выражения.
Современные исследователи и комментаторы вскрывают целые пласты «платонизма»в «Утопии».» [3, 100].

Книга написанав популярном в то время жанре “рассказа путешественника”. Якобы некиймореплаватель Рафаэль Гитлодей побывал на неизвестном острове Утопия, общественноеустройство которого его так поразило, что он рассказывает о нём другим.
«Правда, в отличие от «Государства» Платона, у Мора мы не встретим той раскаленнойатмосферы диалектического спора, которым насыщено «Государство». Этодиалог не спорящих, это диалог, напоминающий скорее атмосферу школьного урока:один из участников больше спрашивает, другой — отвечает и рассказывает.» [3, 101].Да и как тут спорить, когда мифический остров видел лишь один из персонажейромана.


Рабы при всеобщем равенстве


Первая часть «Утопии» посвящена критике государственного устройства Англии: Р.Гитлодей сходу отвергает и архаический традиционализм [5, 126], и чрезмернуюжестокость английских законов о воровстве (воров, говорит он, «повсеместновешали иногда по двадцати на одной виселице» [5, 128]) и бесчеловечнуюпрактику огораживаний («овцы пожирают людей» [5, 132]). В целоманглийское общество осуждается за слишком далеко зашедшую имущественнуюполяризацию населения: на одной стороне: «жалкая бедность», на другой«дерзкая роскошь» [1, 135].

Что жеГитлодей предлагает взамен? Рабовладельческое общество! Таким образом, идеи овсеобщем равенстве слегка преувеличены. Впрочем, рабы в утопии трудятся не наблаго господина, а для всего общества в целом.

Чтобы статьрабом, нужно совершить тяжкое преступление (в том числе измену или распутство).Рабы до конца дней своих занимаются тяжелой физической работой, однако в случаеприлежного труда могут быть даже помилованы.

Всеобщееравенство есть и у рабов: равенство между собой. Одинаково одеты, одинаковострижены, одинаково бесправны. Не индивиды, а масса типичностей. О масштабахсвободы даже для честных утопийцев можно судить по следующему пассажу: «Каждаяобласть метит своих рабов собственным знаком, уничтожить который — уголовное преступление,равно как появиться за границей или же разговаривать о чем-либо с рабом из другойобласти» [5, 141].

Причем дляраба нет никакой возможности бежать (либо донесут, либо внешний вид выдаст).Причем доносы всячески поощряются, а молчание о побеге жестоко наказывается. «Урабов же не только нет возможности сговориться, но им нельзя даже собратьсяпоговорить или обменяться приветствиями» [5, 141-143]. Правда, остается надеждана освобождение в случае прилежного труда.

Сам Морсоглашается с Гитлодеем по поводу рабства. Действительно: это лучше, чем по 20человек на виселице. Да и бесплатная рабочая сила на благо общества – зачем ееубивать. Впрочем, тут тоже есть сомнения. Вряд ли преступник предпочтет доконца жизни вкалывать – уж лучше сразу умереть. Так что, скорее всего,отказавшись от казни преступника, общество побудило бы его совершитьсамоубийство – тягчайший грех.


Утопия и религия


Как видим, практически то же самое было и в сталинских лагерях. Не государстводля людей, а люди для государства. Неужели тов. Мор хотел предложить намсталинскую диктатуру? Не совсем. Государство Утопии все же более гуманно поотношению к своим гражданам. В частности, оно было вполне терпимо к вопросамрелигии.

Дело в том,что сам Мор был идейным католиком (да так, что поплатился за
это жизнью). Поэтому отказаться от религии на Утопии он не мог. Зато ввелсвободу вероисповедания. Правда, публичная агитация против религии запрещена.

Основнаярелигия на острове – католицизм, но рационализированный и освобожденный отвсего, что считалось Мором лишним. Так, священники на Утопии избираютсянародом. [5, 18]

Но, с другойстороны, вопросы веры на острове также регламентируются государством. Так,запрещено думать, «будто души гибнут вместе с телом, что мир несетсянаудачу, не управляемый провидением. И потому утопийцы верят, что после земнойжизни за пороки установлены наказания, за добродетель назначены награды. Того,кто думает по-иному, они даже не числят среди людей, и не считают они егогражданином» [5, 259-260].

Как мы видим,во многих сферах жизни общества свобода достаточно ограничена, идет«уравниловка» людей, что, в отличие от вымысла, в реальной жизни никогда несказывается на обществе положительно (в этом можно легко убедиться наконкретном примере, достаточно вспомнить быт простых советских граждан и то,насколько счастлив они были, особенно крестьяне).


Власть равных над равными


Всем нам хорошо знакомы слова утопической речи Иешуа Га-Ноцри из романа МихаилаАфанасиевича Булгакова «Мастер и Маргарита»: «…настанет день, когда ни властикесарей, ни чьей-либо другой власти, ибо всякая власть является насилием надлюдьми…» Но в государстве, как мы знаем, не может не быть власти, иначе онопревращается в анархию. А раз есть власть, не может быть равенства! Человек,распоряжающийся жизнями других, всегда находится в привилегированном положении.Как Мор
предлагает решить эту проблему? Ежегодными выборами. Власть постоянно меняется,у руля пожизненно остается лишь один человек – князь. Впрочем, его тоже могутотстранить, если он захочет править единолично. Особо важные вопросы решаютсяна народном вече.

Верховныйорган государства – сенат, который учитывает все, что производится в отдельныхрайонах государства и при необходимости осуществляет перераспределение произведенного.В сенат граждане избираются не реже, чем раз в год.

На практикеэто означает, что у руля будет находиться лишь один компетентный руководитель,ибо за год разобраться в хозяйстве и научиться управлять невозможно.


Семья как базовая ячейка общества


На острове построен коммунизм: от каждого по способностям, каждому по потребностям.Все обязаны трудиться, занимаясь сельским хозяйством и ремеслом.

Семья –базовая ячейка общества. Ее работа контролируется государством, а произведенноесдаётся в общую копилку.

Семьясчитается общественной мастерской, притом не обязательно основанная на кровномродстве. Если детям не нравится ремесло их родителей, они могут перейти в другуюсемью. Несложно представить, в какие волнения это на практике выльется.

Утопийцы живутскучно и однообразно. Вся их жизнь с самого начала регламентирована. Обедать,правда, позволяется не только в общественной столовой, но и в семье.Образование общедоступно и основано на сочетании теории с практическим трудом.То есть детям дают стандартный набор знаний, а параллельно учат работать.


Утопия и экономика


Социалисты-теоретики особо хвалили Мора за отсутствие на Утопии частной собственности.По словам самого Мора, «повсюду, где есть частная собственность, где всеизмеряют деньгами, там едва ли когда-нибудь возможно, чтобы государствоуправлялось справедливо или счастливо» [5, 162]. И вообще, «дляобщественного благополучия имеется единственный путь — объявить во всемравенство» [5, 163].

Чтобы несделать кого-то из утопийцев богаче, Мор отменяет на Утопии хождение денег.Свое презрение к золоту утопийцы выражают тем, что делают из него цепи длярабов и ночные горшки. Обменять его на что-нибудь ценное у других государствони почему-то не догадываются. Или просто не хотят.


Винтики системы


Реализована в Утопии и идея железного занавеса: она живет в полной изоляции отокружающего мира.

Обществоутопийцев – это тоталитарное полицейское государство, где культивируетсясерость и ординарность, отсутствует свобода.

Разделениятруда и возникающего из него сословного деления общества на Утопии, однако,полностью избежать не удаётся. Существуют ремесленники, ученые и т.н.«симфогранты», контролирующие, чтобы люди работали по 6 часов – ни больше, нименьше. Таким образом, отрицается всякая возможность выделиться, сделатьбольше, отличаться от других. А ведь это – чуть ли не главный стимул для любогочеловека. Общество в «Утопии» выступает безликой массой, лишеннойиндивидуальных различий.
«Не упустим еще одно замечание Рафаэля Гитлодея, высказанное как бы
между прочим: "… Я определенно полагаю, — говорит он об утопийцах, — чтоумом мы их превосходим, однако усердием и рвением своим они оставляют насдалеко позади себя" [5, 166|. То, что в «Утопии» констатируетсякак факт, будет впоследствии одним из важнейших средств претворения в жизнькоммунистической утопии. И средство это называется: «понижениеинтеллектуального уровня населения». [3, 102].

Общественныеотношения утопийцев являются следствием (или продолжением) полупатриархальногоустройства их семей. «Во главе хозяйства… стоит старейший. Женыуслуживают мужьям, дети — родителям, и вообще младшие по возрасту — старшим» [5, 192-193]. Т.е. равенства на самом деле нет! Младшие не равныстаршим, мужчины – женщинам. Интересно.

 Людям запрещено любое отклонение от нормы. А острогости этих норм можно и не говорить. Особенно тщательно расписаны условия«поездок утопийцев». Для поездки в другой город утопийцу необходимополучить разрешение у сифогранта. «Если кто уйдет за границу пособственной воле, без разрешения правителя, то пойманного подвергают великомупозору: его возвращают как беглого и жестоко карают. Отважившийся сделать это вторичностановится рабом. Если возникнет у кого-нибудь желание побродить по полямвокруг своего города, то при дозволении главы хозяйства, а также при согласиисупруги не будет ему запрета» [5, 199].


Миролюбивые вояки


Утопийцы решительно осуждают войну. Но и здесь этот принцип не соблюдается доконца. Естественно, что утопийцы воюют, когда защищают свои пределы. Но онивоюют также и в том случае, «когда жалеют какой-нибудь народ, угнетенныйтиранией» [5, 242]. Кроме того, «утопийцы считают наисправедливейшейпричиной войны, когда какой-нибудь народ сам своей землей не пользуется, новладеет ею как бы попусту и напрасно» [5, 192].

Изучив этипричины войны, можно сделать вывод, что утопийцы должны воевать постоянно, покане построят коммунизм и «мир во всем мире». Ибо повод всегда найдется.
Более того, Утопия, по сути, должна быть вечным агрессором, ведь если рациональные,не идейные государства ведут войну, когда им это выгодно, то утопийцы – всегда,если на это есть причины. Ведь оставаться безучастными, например, когда«какой-то народ угнетается тиранией», они по идейным соображениям не могут.


ТоммазоКампанелла: «Город Солнца»


Мечты узника


Кампанелла — итальянский священник, замышлявший освободительное восстание сцелью свержения испанских захватчиков. Он был раскрыт и брошен в тюрьму, гдепровел 27 лет, занимаясь писательской деятельностью. Один из его трудов, «ГородСолнца» обессмертил имя своего автора. [2, 121]

 «Город Солнца» был написан через сто лет после«Утопии» Томаса Мора, в один год с «Новой Атлантидой» Френсиса Бэкона. Самособой, Кампанелла был знаком с творчеством Мора, поэтому его влияние на «ГородСолнца» довольно отчетливо.

Кампанеллапишет о наболевшем. Он рисует идеальное, с его точки зрения общество, гдетрудятся все и нет «праздных негодяев и тунеядцев».

Еще разнапомню, что жизнь в то время у Томазо и его народа была не сахар. Грязь,эксплуатация, нищета, неравенство, глупость и необразованность широких масс.

За 27 летзаключения Кампанелла, безусловно, долго думал о неравенстве и о наилучшемгосударственном устройстве. Как сделать общество более справедливым?

Осмысливокружавшую его действительность, он пришел только к одному
выводу: существующий государственный строй несправедлив. Чтобы люди жили лучше,его должен сменить другой, более совершенный строй. Где все люди равны междусобой.
Подробности реализации этой идеи Томазо тщательно прорабатывает и описывает всвоей социальной утопии под названием «Город Солнца».

О литературныхкачествах произведения Кампанеллы даже во времена СССР отзывались весьмаскептически. [4, 7]. Так, литературное оформление «Города Солнца» прямоназывалось примитивным. Собственно, это неудивительно, если учесть низкуюобразованность человека нового времени. «В сущности мы имеем перед собой недиалог, а сплошной рассказ от первого лица, в который вкраплены…бессодержательные реплики собеседника.» [4, 7]

В жанровомплане “Город Солнца” тоже не нов: рассказ путешественника о посещенной имидеальной стране.


Идеи социального равенства

 

Если учесть,что основной идеей каждого утописта было всеобщее равенство, то можно представить,как выносимо для них было расслоение общества того времени. Люди новоговремени, по сути, оставались рабами. Рабами своих королей, своих работодателей.Ни о каком равенстве в правах речи и не шло.

В «ГородеСолнца» автор доводит идеи социального равенства до крайностей. В городе Солнцакаждый гражданин занимается и сельским хозяйством, и военным делом. Можнопредположить, что в результате появится посредственный вояка и посредственныйкрестьянин. Ведь уметь делать всё нельзя. К тому же Кампанелла совершенно неучитывает индивидуальные особенности людей: один может быть прирожденным воякойи плохим крестьянином, другой – слабым физически и плохим воином. Всех этихлюдей Кампанелла собирает в одну кучу.

 Жители города Солнца – марионетки, винтикисистемы, лишенные права на выбор. Производство и потребление в городе Солнцаносит общественный характер. «Они все принимают участие в военном деле,земледелии и скотоводстве: знать это полагается каждому, так как знания этисчитаются у них почётными» [2, 121].

Ксельскохозяйственным работам привлекаются все граждане (независимо от ихжелания). Четырехчасового труда (интересно, что делать в оставшееся время?)оказывается достаточным, чтобы удовлетворить все потребности общества.Получается интересная вещь: вместо того, чтобы поработать приемлемые 8 часов ипроизвести в 2 раза больше, сделав свою страну в 2 раза богаче, люди половинудня бездельничают. Получается, что страна, вместо того, чтобы процветать,пойдет на поводу лени людей и произведет в 2 раза меньше. Подобная идея есть иу Мора, где утопийцам запрещается работать больше 6 часов. Но, в принципе, есличеловек захочет помочь Родине произвести больше – почему бы ему не позволитьработать на благо страны сверх нормы? Ну уж нет, тогда будет нарушен принципвсеобщего равенства!

Кампанеллапишет: «Распределение всего находящегося в руках должностных лиц; но так какзнания, почести и наслаждения являются общим достоянием, то никто не можетничего себе присвоить». [4, 33]


Власть


Как и в «Государстве» Платона, в городе Солнца господствует духовная аристократия.Однако у Кампанеллы это не замкнутая каста «с особым распорядком жизни и особымвоспитанием». Во главе государства у Кампанеллы стоит не просто философ, как уПлатона, но и первосвященник в одном лице. Собственно, так как Кампанелла самбыл священником, религия в «Городе Солнца» не отвергалась.

Судьи и низшиедолжностные лица в городе Солнца – учителя и священники – интеллигенция.«Политический строй города Солнца можно охарактеризовать как своеобразнуюинтеллектуальную олигархию при формальной демократии». [4, 10]

Таким образом,власть в городе Солнца существует, и она более отдалена от народа, чем у Мора.Это власть народных избранников, превратившаяся в СССР во власть узкой группылюдей.
Кампанелла сам принадлежал к классу интеллигенции, за которым и закрепил
власть в городе Солнца. Интеллигенция того времени была сравнительно образована,и кто как ни она могла разобраться во всех вопросах управления обществом.


Возможно ли изменить менталитет?


Основная причина зла по Кампанелле – в людских пороках, прежде всего в
эгоизме, порождающем у одних желание жить за счет других. «Но когда мыотрешимся от себялюбия, у нас останется только любовь к общине». [4, 34]

Ломатьчеловеческую природу, по которой каждый человек в первую очередь думает о себе,а не о других, Кампанелла хочет тоже с помощью полицейского государства, прикотором любое инакомыслие пресекается.

Другие причинынародного несчастья, по Кампанелле, это невежество и непонимание необходимостиперехода к новому, более совершенному общественному порядку. Поэтому мыслительособое внимание уделял народному образованию и воспитанию.
С момента рождения дети начинают обучаться и воспитываться в обществе. Основнойметод для этого – обучение по картинам, которыми исписаны стены домов города.Идея, кстати, это свежая и интересная. Да и город украшает, если художник хорошийпопадётся.
C 10 лет начинается практическоеобучение детей, не по картинкам. При этом дети проходят, и тут Кампанеллаповторяет идеи Мора, наряду с общими предметами, ремесленное дело и сельскоехозяйство.

В оставшеесяот 4 часов работы время, предполагалось, что люди будут развиваться душой ителом. Либо изучать науки, либо заниматься физическими упражнениями. Всю жизнь.Все. Можно представить, как им это надоест. Государство вмешивается и сюда,заставляя людей заниматься тем, что им нужно, по мнению самого государства.
И у Мора, и у Кампанеллы, таким образом, идеалом представляется тоталитарныеобщества, где жизнь граждан со всех сторон ограничена и размечена государством.Человек не вправе сам решать, что ему делать, а что нет.


Анализидей Мора и Кампанеллы


Томас Мор и Томмазо Кампанелла


По мнению советских исследователей творчества социалистов-утопистов, в тевремена люди еще не могли представить реалии социализма, поэтому их утопииполучались слегка фантастичными.
Естественно, в XVI-XVIIвекахкапитализм лишь набирал обороты, общество еще не было готово для перехода ксоциализму. Не созрели предпосылки для этого перехода: ни производительныесилы, ни производственные отношения.

Главныймомент, за который социалисты критикуют Мора и Кампанеллу – это непониманиеневозможности мирного перехода к социализму, путем переговоров. Ведь Маркс былпервым, кто обосновал необходимость классовой борьбы для смены государственногостроя, поскольку правящие круги, естественно, власть просто так не отдадут.
Ошибкой Кампанеллы советские исследователи называли и чрезмерную регламентациюбыта каждого члена общества. [2, 121]. В СССР трудящимся все-таки не говорил,чем им заниматься в свободное время.

Основнымизаслугами Кампанеллы и Мора коммунисты-исследователи считали отрицание частнойсобственности, эксплуатации (хотя у Мора сохранялось рабство) и введениивсеобщего труда и равенства.


Идея всеобщего равенства

 

В целом идеиравенства у Мора и Кампанеллы схожи. Они оба мечтают о государстве, где бы всебыли равны между собой. Причем равенство нередко переходит всякие границы.

Так, у Моралюди представляют собой потерявшую индивидуальность массу. Никто не имеет дажешансов выделиться: все обязаны одинаково одеваться, одинаково проводить время,трудиться ровно по 6 часов в день. Мнение людей почти никто не учитывает(исключение составляет вече).

Что даётгосударство людям взамен свободы? Отсутствие заботы о завтрашнем дне,пропитание и образование. Не так уж и мало. Но готов ли человек потерять своюидентичность, стать ничем не примечательной серостью в обмен на сытую жизнь?Зачем, собственно, тогда жить? На благо своего общества? Чтобы растить детей,которые тоже станут вечными рабами, без каких-либо перспектив развития ивозможности изменить свою жизнь.

Конечно,капиталистическое общество с его неравенством и эксплуатацией несправедливо. Нооно даёт людям свободу. Если человек намерен чего-то добиться в этой жизни,если он трудолюбив и способен, он добивается вершин.

Те же, ктоничем не примечателен, оседают внизу. И таких людей большинство. Само собой,это серое большинство согласно на жизнь при утопии. Это возвышает их статус, непозволяет другим насмехаться над их ничтожностью и быть высокомерным.

Люди жедостигшие чего-то в жизни, а их меньшинство, не хотят быть как все. Им не нужнаутопия. Но кому нужно мнение меньшинства, когда основная масса населениястрадает?!
В отличие от Кампанеллы, у Мора сохраняется рабство. Это не позволяет сказать,что все люди равны между собой. Кроме того, даже законопослушные граждане вовсене равны между собой, как это пропагандируется. Женщины должны слушать мужей,дети – родителей, младшие – старших.

 Кроме того, и на Утопии, и в городе Солнцаесть власть. Власть – это люди, наделенные полномочиями решать судьбы других. Ипусть эта власть меняется каждый год, как у Мора. В каждый конкретный моментлюди, стоящие у руля, уж никак не ниже по своему статусы, чем остальные. Хотя быпотому, что они работают над законами, а не на сельском поле.


Реализуемо ли полное равенство?


Отчасти да, равенство в значительной степени реализовано в ряде западныхгосударств, неуклонно стремящихся к высокому статусу правового государства.Однако полное равенство, как мне кажется, существовать не может, хотя бы потомучто каждый человек изначально будет различаться по своим личностным качествам.Абсолютов не существует, и это неоспоримый факт, а идея полного и абсолютногоравенства не менее утопична, чем государства Мора и Кампанеллы. Но, тем неменее, к этому идеалу можно приблизиться, и это мы видим на примере ряда странЗападной Европы и Северной Америки, а так же некоторых стран Северо-ВосточнойЕвропы.

Это равенствоправ и возможностей, чего вполне достаточно. Не хочешь быть эксплуатируемым –заработай денег и эксплуатируй за них других. Каждый равен каждому, но эторавенство не внешнее (одинаковая одежда и распорядок дня у утопистов), нематериальное (отсутствие денег и частной собственности), а равенство в правах.

В США права человека,имеющего миллионы, ничем не отличаются от прав нищего (вспомним хотя бынедавний арест знаменитого актера Тома Хэнкса, который был заключен в тюрьму нанебольшой срок за вождение автомобиля в нетрезвом состоянии).  Закон беспристрастен по отношению к любому изних. Причем нищие находятся в привилегированном положении – они получаютдотацию от государства (порядка 15-20 тысяч долларов в год), на которую можнобезбедно жить, и, если захотеть, устроиться на работу и перейти из разрядабедного бездельника в богатого «эксплуататора». Богатые же платят большие налоги,на которые содержатся нищие. Не в этом ли высшее равенство?

На Западесегодня люди абсолютно равны в своих возможностях – кто хочет жить хорошо иготов трудиться для достижения высокого положения общества, тот добивается его(в отличие от Средневековой Европы или дореволюционной России, когда положениечеловека в обществе зачастую было совершенно невозможно изменить, поскольку егобудущий статус определялся его рождением, было полное отсутствие социальноймобильности).
У Мора и Кампанеллы же равенство принудительное. Люди не могут ни в чем отличитьсяот себе подобных. В утопиях не только равенство прав и возможностей, но ипринудительное материальное равенство. И все это сочетается с тотальнымконтролем и ограничением свобод. Этот контроль и нужен для поддержанияматериального равенства: людям не дают выделиться, сделать больше, превзойтисебе подобных (став таким образом неравным). А ведь это естественное стремление,заложенное в подсознании у каждого человека.

Ни в однойсоциальной утопии не говорится о конкретных людях. Всюду рассматриваются народныемассы, либо отдельные социальные группы. Индивид в этих произведениях ничто.«Единица – ноль, единица – вздор!»

Проблемасоциалистов-утопистов в том, что они думают о народе в целом, а не о конкретныхлюдях. В результате реализуется полное равенство, но это равенство несчастныхлюдей.

Возможно лисчастье людей при утопии? Счастье от чего? От побед – так они совершаются всемив равной степени. От отсутствия эксплуатации? Так при утопии она заменяетсяобщественной эксплуатацией: человек вынужден всю жизнь работать, но не накапиталиста и не на себя, а на общество. Причем эта общественная эксплуатацияеще страшнее, так как тут у человека нет возможности выхода.

Если, работаяна капиталиста, можно уволиться, то от общества скрыться невозможно. Да и переезжатькуда-либо запрещено.

Сложно назватьхотя бы одну свободу, которая соблюдается в Утопии (исключение составляетсвобода совести). Нет свободы перемещения, нет свободы на выбор того, как жить.Человек, загнанный обществом в угол без права выбора, глубоко несчастен. У негонет никакой надежды на перемены. Он чувствует себя рабом, запертым в клетке.Люди, как и певчие птицы, не могут жить в клетке. Они хотят перемен. Но этоневозможно.

Обществоутопийцев – общество глубоко несчастных, подавленных людей. Людей с подавленнымсознанием и отсутствием силы воли.

Поэтомуследует признать, что те модели развития общества, которые нам предложили господаМор и Кампанелла, казались идеальными лишь в 16-17 веках. В дальнейшем, с возрастаниемвнимания к личности, они потеряли всякий смысл реализации, ибо если и строитьобщество будущего, то это должно быть общество индивидуальностей, обществосильных личностей, а не посредственностей.


Заключение


В своих книгах Мор и Кампанелла пытались найти черты, которыми должно обладатьидеальное общество. Размышления о наилучшем государственном строе проходили нафоне жестоких нравов, неравенства и социальных противоречий Европы 16-17 вв.

Само собой,судить этих мыслителей нового времени мы не имеем права. Во-первых, мы не можемвзглянуть на ситуацию того времени их глазами. Во-вторых, социальные познания вто время не были глубокими. Фактически, никаких знаний ни об обществе, ни очеловеческой психологии тогда вообще не было. И мысли Мора и Кампанеллы – этолишь их гипотезы, видение идеала. Гипотезы спорные, но такова участь большейчасти любых гипотез.

Мор иКампанелла предложили новый государственный строй, строй всеобщего равенства.Правда, подобные идеи существовали еще с античности (напрнапример Платон), Мори Кампанелла же развили их и адаптировали к реалиям их времени.

Идеи Мора иКампанеллы, были безусловно прогрессивны для своего времени, но они неучитывали одну важную деталь, без которых утопия — общество без будущего.Социалисты-утописты не учли психологию людей.

Дело в том,что любая утопия, делая людей принудительно равными, отрицает возможностьсделать их счастливыми. Ведь счастливый человек – это чувствующий себя в чем-толучшим, в чем-то превосходящим остальных. Он может быть богаче, умнее, красивее,добрее. Утописты же отрицают любую возможность для такого человека выделиться.Он должен одеваться как все, учиться как все, иметь ровно столько имущества,сколько и все остальные.

Но ведьчеловек по своей природе стремится быть лучше других. Что делать?Социалисты-утописты предлагали карать любое отклонение от заданной государствомнормы, параллельно пытаясь изменить менталитет человека. Сделать егонеамбициозным, послушным роботом, винтиком системы. Возможно ли это? Вероятно,да. Но для этого нужно много времени и полный информационный вакуум – только государственнаяпропаганда. Для этого нужен железный занавес, который бы огородил страну отвнешнего
мира, а ее жителей от возможности познать радость свободы. Но полностью изолироватьлюдей от внешнего мира невозможно. Всегда найдутся те, которые хоть краем глазаэту самую свободу увидят. И загнать таких людей в рамки тоталитарногоподавления над индивидуальностью уже будет невозможно. И в конечном итогеименно такие люди, ощутившие в себе силы делать то, что хотят они, а не государство(в разумных рамках), обрушат всю систему. Весь государственный строй. Что ипроизошло в СССР в 1990-91 (было ли это обоснованным шагом и достойны ли былите люди полученной ими власти – это уже другой вопрос).

Какое жеобщество с полным правом можно назвать идеальным, учитывая достижениясовременной социологической мысли? Безусловно, это будет общество полногоравенства. Но равенства в правах и возможностях. И это будет общество полнойсвободы. Свободы мысли и слова, действий и перемещений. Наиболее близко кописанному идеалу стоит современное западное общество (хотя, безусловно, в неместь свои минусы). Ведь если общество действительно идеально, как может в нёмне быть свободы, того самого блага, которое великий Пушкин считал наивысшиме люди полученной ими власти — это ностишенноневозможно изменить, поскольку ?

Итак, как мывидим, социальные утопии, созданные авторами эпохи возрождения, хоть и казалисьидеальными в 16-17 веках, однако в наше время они считаются далекими от идеала.Причиной тому в корне измененное мировоззрение современного человека поотношению к людям того времени. Однако ряд идеалов Мора и Кампанеллы неустарели до сих пор и в достаточной степени реализованы в современном мире. Этопрежде всего свобода совести, всеобщее право на образование, на отдых,выборность власти и многое другое. Нельзя не согласиться с тем, что взглядыМора и Кампанеллы было очень прогрессивными для их времени и сыгралинемаловажную роль в развитии философской и общественной мысли всех последующихэпох.






Списокиспользуемой литературы



1. Антология мировой политологической мысли. В 5 т. Т.1. – М.: Мысль, 2003

2. Всемирная история в 10 томах, Т.4. М.: И-во Социально-экономической
литературы, 1983.

3. История теоретической социологии. В 5 т. Т.1. – М.: Наука, 2001.

4. Кампанелла Т. Город Солнца. М., 2005

5. Мор Т. Утопия. М., 1999

еще рефераты
Еще работы по социологии