Реферат: Социализация личности, ее этапы и формы

Санкт-Петербургский юридический институт МВД РФ

Новгородский факультет заочного обучения

Социализация личности, ее этапы и формы

контрольная работа по курсу «Социология»

Выполнил:

следователь СО при Демянском РОВД

мл. лейтенант юстиции

слушатель IV курса 3 группы

Новгородского ФЗО

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

Домашний адрес: ХХХХХХХХХХХХХХХ

Новгородская область

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

Домашний телефон ХХХХХ

Рабочий телефон ХХХХХ

Великий Новгород

2001


План

Понятие личности. Личность и общество. 2

Личность и основные факторы ее развития. 4

Социализация личности. 5

Этапы социализации . 5

Групповой опыт … 6

Уникальный индивидуальный опыт … 11

Социальные роли. 13

Процесс обучения социальным ролям … 14

Предписанные и достигаемые статусы и роли . 15

Литература. 21

Понятие личности. Личность и общество

Что такое личность? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, необходимо прежде всего, провести разграничение понятий «человек», «индивид», «личность». Понятие «человек» употребляется для характеристики всеобщих, присущих всем людям качеств и спо­собностей. Это понятие подчеркивает наличие в мире такой особой ис­торически развивающейся общности, как человеческий род (homo sapiens), человечество, которое отличается от всех иных материаль­ных систем только ему присущим способом жизнедеятельности. Бла­годаря этому способу жизнедеятельности, человек на всех этапах ис­торического развития, во всех точках земного шара остается тождест­венным самому себе, сохраняет определенный онтологический статус.

Итак, существует человечество как специфическая матери­альная реальность. Но человечество как таковое самостоятельно не существует. Живут и действуют конкретные люди. Существование отдельных представителей человечества выражается понятием «ин­дивид». Индивид – это единичный представитель человеческого ро­да, конкретный носитель всех социальных и психологических черт человечества: разума, воли, потребностей, интересов и т. д. Понятие «индивид» в этом случае употребляется в значении «конкретный че­ловек». При такой постановке вопроса не фиксируются как особенно­сти действия различных биологических факторов (возрастных осо­бенностей, пола, темперамента), так и различия социальных условий жизнедеятельности человека. Однако полностью абстрагироваться от действия этих факторов невозможно. Очевидно, что существуют большие различия между жизнедеятельностью ребенка и взрослого человека, человека первобытного общества и более развитых истори­ческих эпох. Чтобы отразить конкретно-исторические особенности развития человека на различных уровнях его индивидуального и исторического развития, наряду с понятием «индивид» используют и понятие «личность». Индивид в данном случае рассматривается как отправной момент для формирования личности от исходного состояния для онто- и филогенеза человека, личность – итог развития индивида, наиболее полное воплощение всех человеческих качеств.

Личность является объектом изучения ряда гуманитарных наук, прежде всего, философии, психологии и социологии. Философия рассматривает личность с точки зрения ее положения в мире как субъекта деятельности, познания и творчества. Психология изучает личность в качестве устойчивой целостности психических про­цессов, свойств и отношений: темперамента, характера, способностей, волевых качеств и т.д.

Социологический же подход выделяет в личности социально-типическое. Основная проблематика социологической теории личности связа­на с процессом формирования личности и развития ее потребностей в не­разрывной связи с функционированием и развитием социальных общностей, изучением закономерной связи личности и общества, личности и группы, регуляции и саморегуляции социального поведения личности. Социология в целом содержит множество теорий личности, которые отличаются друг от друга кардинальными методологическими установками.

Личность как субъект социальных отношений, прежде всего, характеризуется автономностью, определенной степенью независи­мости от общества, способной противопоставить себя обществу. Лич­ная независимость сопряжена с умением властвовать над собой, а это, в свою очередь, предполагает наличие у личности самосознания, т. е. не просто сознания, мышления и воли, а способность к самоана­лизу, самооценке, самоконтролю.

Самосознание личности трансформируется в жизненную по­зицию. Жизненная позиция представляет собой принцип поведе­ния, основанный на мировоззренческих установках, социальных ценностях, идеалах и нормах личности, готовности к действию. Значение мировоззренческих и ценностно-нормативных факторов в жизни личности разъясняет диспозиционная теория саморегуляции социального поведения личности. Зачинателями этой теории были американские социоло­ги Т. Знанецкий и Ч. Томас, в советской социологии эту теорию ак­тивно разрабатывал В.А. Ядов. Диспозиционная теория позволяет установить связи между социологическим и социально-психологи­ческим поведением личности. Диспозиция личности означает предрасположенность личности к определенному восприятию ус­ловий деятельности и к определенному поведению в этих условиях. Диспозиции делят на высшие и низшие. Высшие регулируют об­щую направленность поведения. Они включают в себя: 1) концеп­цию жизни и ценностные ориентации; 2) обобщенные социальные установки на типичные социальные объекты и ситуации; 3) ситуа­тивные социальные установки как предрасположенность к воспри­ятию и поведению в данных конкретных условиях, в данной пред­метной и социальной среде. Низшие – поведение в определенных сферах деятельности, направленности поступков в типичных си­туациях. Высшие личностные диспозиции, будучи продуктом об­щих социальных условий и отвечая наиболее важным потребнос­тям личности, потребностям гармонии с обществом, активно воз­действуют на низшие диспозиции.

Проблема изучения личности в социологии является одной из центральных, поскольку каждый социолог для понимания сущности социальных явлений, системы взаимосвязей людей в обществе обязан понять, что движет поступками каждого кон­кретного человека. Индивидуальное поведение, таким образом. представляет собой основу понимания жизни всей социальной группы или общества.

В отличие от психологии социология сразу пытается дать ответы на вопросы о социальном поведении личности, пред­ставить личность во всем многообразии социальных связей. В связи с этим в ходе изучения личности в контексте социальных связей необходимо дать ответы на вопросы о формировании лич­ности в социальном окружении, месте, занимаемом личностью в социальном пространстве, включенности личности в социаль­ные группы, восприятии личностью культурных норм, отклоне­ниях от этих культурных норм.

Личность и основные факторы ее развития

Личность является одним из тех феноменов, которые редко истолковываются одинаково двумя разными авторами. Все опре­деления личности так или иначе обусловливаются двумя проти­воположными взглядами на ее развитие. С точки зрения одних, каждая личность формируется и развивается в соответствии с ее врожденными качествами и способностями, а социальное окру­жение при этом играет весьма незначительную роль. Представи­тели другой точки зрения полностью отвергают врожденные внутренние черты и способности личности, считая, что лич­ность – это некоторый продукт, полностью формируемый в хо­де социального опыта. Очевидно, что это крайние точки зрения на процесс формирования личности. В своем анализе мы, конеч­но, должны учитывать как биологические особенности личности, так и ее социальный опыт. Вместе с тем практика показывает, что социальные фактора формирования личности более весомы. Представляется удовлетворительным определение личности, дан­ное В. Ядовым: «Личность – это целостность социальных свойств человека, продукт общественного развития и включения индиви­да в систему социальные отношений посредством активной дея­тельности и общения»[1]. В соответствии с этим взгля­дом личность развивается из биологического организма исключительно благодаря различным видам социального и куль­турного опыта. При этом не отрицается наличие у нее врожден­ных способностей, темперамента и предрасположенности, значи­тельно влияющих на процесс формирования личностных черт.

Основные факторы, оказывающие влияние на формирование лично­сти, делятся на следующие типы: 1) биологическая наследственность; 2) физическое окружение; 3) культура; 4) групповой опыт; 5) уни­кальный индивидуальной опыт.

На формирование личности определенное влияние ока­зывают биологические факторы, а также факторы физического окружения и общие культурные образцы поведения в отдельной социальной группе. Однако главными фак­торами, определяющими процесс формирования личности, безус­ловно являются групповой опыт и субъективный, уникальный личностный опыт. Эти факторы в полной мере проявляются в про­цессе социализации личности.

Социализация личности

Этапы социализации

Известно, что младенец вступает в большой мир как биоло­гический организм и его основной заботой в этот момент явля­ется собственный физический комфорт. Через некоторое время ре­бенок становится человеческим существом с комплексом установок и ценностей, с симпатиями и антипатиями, целями и намерения­ми, шаблонами поведения и ответственностью, а также с непо­вторимо индивидуальным видением мира. Человек достигает этого состояния с помощью процесса, который мы называем со­циализацией. В ходе этого процесса индивид превращается в че­ловеческую личность. Социализация процесс, посредством которого индивидом усваиваются нормы его группы таким образом, что через формирование собственного «Я» проявляется уникальность данного индивида как личности, процесс усвоения индиви­дом образцов поведения, социальных норм и ценностей, необходимых для его успешного функционирования в данном обществе.

Социализа­ция охватывает все процессы приобщения к культуре, обучения и вос­питания, с помощью которых человек приобретает социальную природу и способность участвовать в социальной жизни. В процессе социализа­ции принимает участие все окружение индивида: семья, соседи, сверст­ники в детском заведении, школе, средства массовой информации и т.д.

Для успешной социализации, по Д. Смелзеру, необходимо действие трех фактов: ожидания, изменения поведения и стремления соответствовать этим ожиданиям. Процесс формирования личности, по его мнению, происходит по трем различным стадиям:

1) стадии подражания и копирования детьми поведения взрослых;

2) игровой стадии, когда дети осознают поведение как исполнение роли;

3) стадии групповых игр, на которой дети учатся понимать, что от них ждет целая группа людей.

Одним из первых выделил элементы социализации ребенка З. Фрейд. По Фрейду, личность включает три элемента: «ид» – источник энергии, стимулируемый стремлением к удовольствию; «эго» – осуществляющий контроль личности, на основе принципа реальности, и «суперэго», или нравственный оценочный элемент. Социализация представляется Фрейдом процессом развертывания врожденных свойств человека, в результате которого проис­ходят становления этих трех составляющих элементов личности. В этом процессе Фрейд выделяет четыре этапа, каждый из которых связан с определенными участками тела, так называемыми эрогенными зонами: оральный, анальный, фаллический и этап половой зрелости.

Французский психолог Ж. Пиаже, сохраняя идею различных стадий в развитии личности, делает акцент на развитии познава­тельных структур индивида и их последующей перестройке в зависимости от опыта и социального взаимодействия. Эти стадии сменяют одна другую в определенной последовательности: сенсорно-моторная (от рождения до 2 лет), операциональная (от 2 до 7), стадия конкретных операций (с 7 до 11), стадия формальных операций (с 12 до 15).

Многие психологи и социологи подчеркивают, что процесс со­циализации продолжается в течение всей жизни человека, и ут­верждают, что социализация взрослых отличается от социализации детей несколькими моментами. Социализация взрослых скорее изменяет внешнее поведение, в то время, как социализация детей формирует ценностные ориентации. Социализация взрослых рассчитана на то, чтобы помочь человеку приобрести определенные навыки, социализация в детстве в большей мере имеет дело с мотивацией поведения. Психолог Р. Гарольд предложил теорию, в которой социа­лизация взрослых рассматривается не как продолжение детской социализации, а как процесс, в котором изживаются психологические приметы детства: отказ от детских мифов (таких, например, как всемогущество авторитета или идея о том, что наши требования должны быть законом для окружающих).

Групповой опыт

В самом начале жизненного пути человек не имеет своего собственного «Я». Он просто продолжает жизнь эмбрио­на как части материнского тела. Даже различение физических гра­ниц собственного тела от всего остального мира является ре­зультатом довольно длительного, последовательного изучения ребенком окружающей среды и последующего открытия того, что шум и движение вокруг его кроватки принадлежат иному миру, а не являются частью его собственного тела, как, например, пальцы или руки.

Обособление личности сначала от физического мира, а затем от социального – довольно сложный процесс, который продолжа­ется всю жизнь. Ребенок учится устанавливать различия между другими людьми по именам. Он осознает, что мужчина – это па­па, женщина – это мама. Так постепенно его сознание движет­ся от имен, которые характеризуют статусы (например, статус муж­чины), к специфическим именам, обозначающим отдельных индивидов, включая его самого. В возрасте около полутора лет ре­бенок начинает использовать понятие «Я», осознавая при этом, что он становится отдельным человеческим существом. Продолжая на­капливать социальный опыт, ребенок формирует образы различ­ных личностей и в том числе образ собственного «Я». Все дальней­шее формирование человека как личности – это построение собственного «Я» на основе постоянного сопоставления себя с дру­гими личностями. Таким образом осуществляется постепенное создание личности с уникальными внутренними качествами и одновременно с воспринятыми общими для ее социального окру­жения качествами, которые постигаются через групповое обще­ние, групповой опыт.

То, что личность развивается не просто путем автоматическо­го развертывания природных задатков, доказывает опыт социаль­ной изоляции человеческого индивида. Известны случаи, когда ребенок в детстве был лишен человеческого окружения и воспи­тывался в среде животных. Изучение восприятия подобными индивидами себя как отдельного существа в окружающем мире показало, что они не имеют собственного «Я», так как у них пол­ностью отсутствует представление о себе как об обособленном, от­дельном существе в ряду других подобных им существ. Тем бо­лее такие индивиды не могут воспринимать свое различие и сходство с другими индивидами. В данном случае человеческое существо не может считаться личностью.

Как же осуществляется формирование личности в ходе груп­пового общения, когда человек осознает свое «Я»? Рассмотрим наиболее известные научные объяснения этого процесса.

Известный американский психолог и социолог Ч. Кули поста­вил перед собой задачу исследовать процесс постепенного пони­мания личностью отличия своего «Я» от других личностей. В ре­зультате многочисленных исследований он определил, что развитие концепции собственного «Я» происходит в ходе длитель­ного, противоречивого и запутанного процесса и не может осуще­ствляться без участия других личностей, т.е. без социального ок­ружения. Каждый человек, по предположению Ч. Кули, строит свое «Я», основываясь на воспринятых им реакциях других людей, с которыми он вступает в контакт. Например, девушке ее роди­тели и знакомые говорят, что она хороша собой и прекрасно вы­глядит. Если эти утверждения повторяются достаточно часто, бо­лее или менее постоянно и разными людьми, то девушка, в конечном счете, ощущает себя хорошенькой и действует как красивое создание. Но даже хорошенькая девушка будет чувст­вовать себя гадким утенком, если с раннего возраста ее родите­ли или знакомые будут разочаровывать ее и относиться к ней, как к некрасивой. А.И. Куприн в рассказе «Синяя звезда» прекрас­но описал такую ситуацию, когда девушка, считавшаяся самой уродливой в своей стране, стала считаться первой красавицей по­сле переезда в другую страну.

Такие рассуждения привели Ч. Кули к мысли о том, что лич­ностный «Я»-образ не рождается только в связи с объективными фак­тами. Самый обычный ребенок, усилия которого оцениваются и вознаграждаются, будет ощущать чувство уверенности в своих си­лах и собственном таланте, в то время как поистине способный и талантливый ребенок, усилия которого воспринимаются ближай­шим окружением как неудачные, ощущает мучительное чувство некомпетентности и его способности могут быть практически па­рализованы. Именно через отношения с другими, через их оцен­ки каждый человек устанавливает, умный он или глупый, при­влекательный или некрасивый, достойный или никчемный.

Это человеческое «Я», открывающееся через реакции других, по­лучило известность как зеркальное «Я» Чарльза Кули, впервые про­анализировавшего процесс «Я»-открытия. Ч. Кули определил три стадии в построении зеркального «Я»:

1) наше восприятие того, как мы смотрим на других;

2) наше вос­приятие их мнения по поводу того, как мы смотрим;

3) наши чув­ства по поводу этого мнения.

Предположим, что всякий раз, ко­гда вы входите в комнату и направляетесь к группе людей, общающихся между собой, они с вежливыми извинениями быст­ро расходятся. Если такой результат повторяется несколько раз, то очевидно, что у вас возникает чувство, что о вас в группе дур­ное мнение, с вами не хотят общаться. Или наоборот, постоянно при вашем появлении группа стремится образовать вокруг вас кружок, ее члены активно общаются с вами В этом случае ана­лиз их действий, безусловно, положительно скажется на вашем са­момнении.

Как отражение в зеркале дает образ физического «Я», так вос­приятие реакции других людей на мое поведение или внешность дает образ социального «Я». Например, я знаю, что талантлив в од­них отношениях и бесталанен в других. Это знание приходит из анализа реакций окружающих на мои действия. Маленький ре­бенок, первые артистические усилия которою критикуются, ско­ро будет думать, что артистический талант у него отсутствует, в то время как ребенок, чей артистический талант постоянно под­держивается родителями, может поверить в свои способности в этой области. Когда ребенок подрастет, уже другие личности начнут высказывать свои мнения, обнаруживать свои реакции, которые будут отличаться от мнения родителей. В результате мо­жет измениться восприятие человеком своих способностей.

Таким образом, «социальное зеркало» постоянно действует, оно постоянно перед нами и также постоянно изменяется. Эти изменения особенно видны, когда в детстве при оценке своих спо­собностей человек ориентирован на мнение тех, с кем постоян­но находится в личном контакте, а затем, подрастая, он уже ори­ентируется на мнение личностей, хорошо разбирающихся в предмете его способностей. Поэтому можно сказать, что при достижении зрелости личность уделяет наибольшее внимание соз­данию образа социального «Я» на основании оценок компетент­ных специалистов.

Развиваясь, личность становится не только более строгой при выборе группы индивидов, выполняющих роль социального зер­кала, но и осуществляет отбор образов, оказывающих на нее влияние. Человек всегда оказывает больше внимания одним мне­ниям и меньше другим, он может даже вообще игнорировать не­которые мнения и реакции по поводу своего поведения. При этом существует возможность неправильного истолкования мне­ний, или искаженного зеркала. Мы, например, часто поддержи­ваем приятные высказывания о себе, которые на поверку оказы­ваются просто лестью, или можем отнести брань начальника к неумению или неспособности, в то время как это просто служит проявлением его плохого настроения.

Таким образом, зеркальное «Я», формирующее личность, вслед­ствие таких искажений никогда полностью не соответствует дей­ствительному положению вещей. Американские исследователи Э. Кельвин и В. Хольтсман в 1953 г. опубликовали результаты экс­периментов, из которых следует, что существует весьма значитель­ное различие между мнением индивида о своих способностях (ис­ходя из оценок других индивидов) и действительным уровнем этих способностей. Причиной таких различий были, во-первых, отбор личностями выгодных для них мнений окружающих и, во-вто­рых, отличие между тем, как люди оценивают других публично, и тем, что они действительно о них думают.

Определяя возможность формирования личности, «Я»-образа на основании зеркального «Я», Ч. Кули, тем не менее, не учитывал активности личности. В соответствии с его учением личность развивается только благодаря мнениям других, ограничиваясь из­бирательной ролью. Кроме того, им не установлен механизм вос­приятия личностью оценок, сделанных другими индивидами, не показано, как осуществляется социализация индивида в группе.

Профессор Чикагского университета, философ, социолог и социальный психолог Дж. Мид разработал теорию, в которой объ­ясняется сущность процесса восприятия индивидом других лич­ностей и развита концепция «обобщенного другого», в известной степени дополняющая и развивающая теорию зеркального «Я». В соответствии с концепцией Дж. Мида «обобщенный другой» пред­ставляет собой всеобщие ценности и стандарты поведения неко­торой группы, которые формируют у членов этой группы инди­видуальный «Я»-образ. Индивид в процессе общения как бы встает на место других индивидов и видит себя другой личностью. Он оценивает свои действия и наружность в соответствии с представ­ляемыми оценками его «обобщенного другого».

Каждый из нас знает ощущение, когда после нелепого случая человек со смущением представляет себе, как он выглядел в глазах остальных. Он ставит себя на их место и представляет, что они думают о нем.

Это осознание «обобщенного другого» развивается через про­цессы «принятия роли» и «исполнения роли». Принятие роли – это попытка принять на себя поведение личности в другой ситуа­ции или в другой роли[2]. Участники детских игр принимают на себя различные роли, например, при игре в дом (ты будешь мамой, ты – папой, ты – ребенком). Исполнение роли – это дей­ствия, связанные с действительным ролевым поведением, в то вре­мя как принятие роли только претендует на игру.

Дж. Мид различал три стадии процесса обучения ребенка ис­полнению взрослых ролей. Первая – подготовительная стадия (в возрасте от 1 до 3 лет), во время которой ребенок имитирует поведение взрослых без какого-либо понимания (например, де­вочка наказывает куклу). Вторая стадия, называемая игровой (в 3-4 года), наступает тогда, когда дети начинают понимать по­ведение тех, кого они изображают, но исполнение роли еще не­устойчиво. В какой-то момент мальчик изображает из себя строителя и укладывает игрушечные блоки один на другой, од­нако минутой позже он начинает бомбардировать свои построй­ки, затем становится милиционером, после чего космонавтом. Тре­тья – заключительная стадия (в 4-5 лет и далее), в которой ролевое поведение становится собранным и целенаправленным и проявляется способность ощущать роли других актеров. Удач­ным примером или аналогом такого поведения можно считать игру в футбол, когда в ходе перемещения по полю происходит постоянная смена амплуа игроков. Для взаимодействия с парт­нерами каждому из игроков необходимо ставить себя на место партнера и представлять себе, что он сделал бы в том или ином игровом эпизоде. Команда возникает и действует только тогда, когда каждый усваивает не только собственную роль, но и ро­ли партнеров.

В ходе подобного процесса индивид, проходя последователь­но все стадии вхождения в другие роли, развивает способность ви­деть свое собственное поведение во взаимосвязи с другими индивидами и ощущать на себе их реакции. Через осознание других ролей, а также чувств и ценностей других в сознании личности формируется «обобщенный другой». Он является грубым сравне­нием со стандартами и ценностями общества. Повторяя принимае­мую роль «обобщенного другого», индивид формирует свою кон­цепцию «Я». Недостаточная способность адаптироваться к другой точке зрения, принимать на себя роли других индивидов может отрицательно сказываться на развитии личности. Так, у некото­рых групп молодежи с заметными признаками отклоняющегося поведения, замкнутых в пределах своей группы, зарегистрирова­но неумение принимать другие роли, а следовательно, видеть се­бя в глазах других, что отрицательно сказывается на развитии и умственных способностях личности.

Американский ученый-социолог А. Халлер в дополнение к тео­рии Дж. Мида разработал концепцию «значимого другого». «Зна­чимый другой» – это та личность, одобрения которой данный ин­дивид добивается и чьи указания он принимает. Такие личности оказывают наибольшее влияние на установки индивидов и фор­мирование их собственного «Я». В качестве «значимых других» мо­гут выступать родители, замечательные учителя, наставники, не­которые участники детских игр и, возможно, популярные личности. Индивид стремится принять их роли, подражать им и таким образом осуществлять процесс социализации через «зна­чимого другого».

Два наиболее часто применяемых термина, отражающих ощу­щение человеком своего собственного «Я» и степень социализации личности – это идентичность и самоуважение.

Под идентичностью понимается ощущение существования уникальной инди­видуальности, отделенной, отличной от других индивидов, или ощущение себя как части уникальной группы, отличной от дру­гих групп в использовании групповых ценностей. Например, представитель определенной нации стремится к культурным об­разцам своей нации, сопоставляя их с культурными образцами дру­гих наций. Ощущение индивидом идентичности с группой в зна­чительной степени зависит от индивидуальных или групповых потребностей, удовлетворение которых приводит к повышению его престижа в глазах «обобщенного другого». Часто люди определя­ют идентичность по признаку расы, национальности, религии или роду занятий. Наличие этих признаков у индивида может оз­начать низкий или высокий престиж в глазах тех, кто имеет значение для данной личности, кто оказывает влияние на ее поведение.

В истории наблюдаются такие ситуации, когда индивиды ве­дут тяжелую и часто бесполезную борьбу на каком-либо попри­ще только из-за того, что они идентифицируют себя с другими индивидами и своим поведением стремятся заслужить их одобрение и повысить свой престиж. Чувство самоуважения также социально обусловлено. Личность уважает себя в зависимости от восприятия того, как она оценивается другими, особенно теми другими, мнение которых для нее особенно важно. Если это восприятие благоприятно, у человека развивается чувство самоуважения. В противном случае он будет считать себя недостой­ным и неспособным.

Уникальный индивидуальный опыт

Почему дети, выросшие в одной семье, так сильно отличаются друг от друга, даже если они имеют сходный групповой опыт? Потому что у них не было полностью идентичного группового опыта, их опыт всегда был в чем-то сходен, а в чем-то различен. Каждый ребенок воспитывается в семье с разной структурой. Он может быть единственным, а может иметь брата или сестру, общение с которыми придает его личности новые черты. Кроме того, дети общаются с различными груп­пам, воспринимают роли разных людей. Даже близнецы с одинаковой наследственностью всегда будут воспитываться по-разному, так как не могут постоянно встречаться с одними и теми же людь­ми, слышать одни и те же слова от родителей, испытывать одни и те же радости и огорчения. В связи с этим можно сказать, что каждый личностный опыт уникален потому, что никому в точности не удается повторить его. Можно также отметить, что картина индивидуального опыта усложняется тем, что личность не про­сто суммирует этот опыт, а интегрирует его. Каждый человек не только складывает инциденты и события, происшедшие с ним, как кирпичики в стене, но их значение он преломляет через свой про­шлый опыт, а также опыт своих родителей, близких, знакомых.

Психоаналитики утверждают, что некоторые инциденты, происшедшие в ходе личностного опыта, могут быть критическими, так как они придают определенную окраску всем последующим реакциям человека на окружающую среду. Известен, например, случай травматического значения маленького эпизода, когда у пятилетней девочки чужой дядя отнял и выкинул любимую куклу. Впоследствии этот эпизод повлиял на общение ставшей взрослой женщины с мужчинами. Таким образом, если групповой опыт мо­жет быть сходен или даже одинаков у различных личностей, то индивидуальный опыт всегда уникален. Именно поэтому не мо­жет быть совершенно одинаковых личностей.

Социальные роли

Человек, будучи социальным существом, взаимодействует с различными социальными группами, участвует в кооперирован­ных, совместных действиях. Однако практически не бывает такого положения, когда личность полностью принадлежит к ка­кой-либо одной группе. Например, человек является членом семьи как малой группы, но он еще член и коллектива предприятия, и общественной организации, и спортивного общества. Входя одно­временно во многие социальные группы, он занимает в каждой из них разное положение, обусловленное взаимоотношениями с дру­гими членами группы. Например, директор предприятия, зани­мающий в данном коллективе самое высокое положение, придя в спортивное общество, будет находиться там на правах новичка и неумехи, т.е. займет низкое положение. Для анализа сте­пени включения индивида в различные группы, а также положе­ния, которое он занимает в каждой из них, и его функциональных возможностей по отношению к каждой группе используются понятия социального статуса и социальной роли .

Социальный статус обычно определяется как ранг или пози­ция индивида в группе или группы, во взаимоотношениях с дру­гими группами (некоторые социологи используют термин «соци­альная позиция» как синоним социального статуса). Социальная роль – это поведение, ожидаемое от того, кто имеет определен­ный социальный статус. Статус детей обычно подчинен взрос­лым, и от детей ожидается почтительность по отношению к последним. Статус солдат отличен от статуса штатских; роль солдат связана с риском и выполнением присяги, чего нельзя сказать о других группах населения. Статус женщины, отлича­ется от статуса мужчин, и потому от них ожидают иного по­ведения, чем от мужчин. Каждый индивид может иметь большое число статусов, и окружающие вправе ожидать от него испол­нения ролей в соответствии с этими статусами. В этом смыс­ле статус и роль – это две стороны одного феномена: если статус является совокупностью прав, привилегий и обязанностей, то роль – действием в рамках этой совокупности прав и обя­занностей.

Нормы культуры усваиваются в основном через обучение ро­лям. Например, человек, осваивающий роль военного, приобщает­ся к обычаям, нравственным нормам и законам, характерным для статуса данной роли. Только немногие нормы принимаются все­ми членами общества, принятие большинства норм зависит от статуса той или иной личности. То, что приемлемо для од­ного статуса, оказывается неприемлемым для другого. Таким образом, социализация как процесс обучения общепринятым спо­собам и методам действий и взаимодействий является важней­шим процессом обучения ролевому поведению, в результате чего индивид становится действительно частью общества.

Процесс обучения социальным ролям

Каждый индивид в течение своей жизни обучается исполнять самые разные роли: ребенка, ученика школы, студента, отца или матери, инженера, организатора на производстве, офицера, члена определенного социального слоя и т.д. Ролевое обучение имеет по крайней мере два аспекта: 1) необходимо научиться вы­полнять обязанности и осуществлять права в соответствии с иг­раемой ролью; 2) не менее существенно приобрести установки, чув­ствования и ожидания, соответствующие данной роли. Второй аспект представляется наиболее важным. Почти все современные молодые женщины способны довольно быстро, механически нау­читься вести домашнее хозяйство, но они не могут столь же бы­стро обучиться установкам и ожиданиям, которые делают веде­ние домашнего хозяйства удовлетворяющим и вознаграждающим действием. Известно, как ценится домашняя хозяйка, ведущая хозяйство с любовью и вкусом.

Некоторые люди не могут успешно выполнять свою роль, ес­ли она в процессе социализации не принята ими как стоящая по­траченного времени, удовлетворяющая какую-либо их потреб­ность, соответствующая их внутреннему миру. Представим себе молодого человека, который под давлением родителей обучался химии в университете, хотя всю жизнь мечтал быть актером и играть на сцене. Скорее всего, химия будет ему в тягость и самое большее, на что он будет способен, это быть второразрядным работником. Или попытаемся представить себе трудности женщи­ны, которая социализируется в роли домохозяйки, потому что это единственный путь, уготованный ей в данной социальной груп­пе, несмотря на наличие у нее, например, организаторских спо­собностей или способностей к игре на сцене, преподаванию и т.д.

Обучение большинству важнейших ролей начинается обычно в раннем детстве, одновременно с началом формирования уста­новок, направленных на определение роли и статуса. Большая часть этого этапа ролевого обучения проходит бессознательно и безболезненно. Дети играют в игрушки, «разыгрывают» представ­ления, помогают отцу и матери, читают истории из жизни раз­ных социальных групп, слушают семейные разговоры и пассив­но участвуют в семейных инцидентах. Из такого повседневного опыта они выносят представление о действиях мужчины и жен­щины в различных ситуациях, о том, как муж и жена должны относиться друг к другу. Маленький ребенок, подражая роли сво­его отца, играемой им дома, бывает больше осведомлен о том, как должен действовать и что должен думать мужчина в различных ситуациях семейной жизни, чем тогда, когда он просто исполня­ет свою собственную роль ребенка. Подражая действиям отца, он в какой-то степени может понять причины, которые стоят за тем или иным отцовским действием, и это понимание со временем рас­тет. Его «притворные», ненастоящие роли таким образом помо­гают ему достойно принять на себя в будущем роль отца семей­ства. Человеку в более зрелом возрасте такие ненастоящие роли помогают понять реакцию других людей на его поведение.

В диагностической и психотерапевтической практике такая техника известна под названием «психодрама», основы которой раз­работаны Дж. Морено и его последователями. Участ­вуя в психодраме, муж, например, на определенное время может взять на себя роль жены, а она одновременно принимает его роль, затем они сталкиваются в неожиданных диалогах, дискуссиях, кон­фликтах. Каждый старается играть роль другого, высказывая жа­лобы и претензии, и в результате имеет возможность проникнуть в мир чувств и реакций другого. Подобное обучение чужим ролям с помощью психодрамы часто используется в деловых играх руко­водителей разных служб и подразделений предприятия.

Понятие роли включает в себя совокупность ожиданий каж­дого индивида в отношении как своего собственного поведения, так и поведения других людей при взаимодействии в определен­ной ситуации. Играет ли индивид роль на «притворной», нереаль­ной основе или в связи с приобретением им нового статуса, он все­гда стремится аккумулировать установки и поведение тех людей, которые его окружают, и добиться наиболее адекватного испол­нения своей роли. Очевидно, что внутреннее «Я» личности не ос­тается неизменным в результате такого социального опыта. Де­вушка, выходя замуж, будет иметь статус, отличный от прежнего. Ее роль изменится, и во многих отношениях она будет выглядеть как совершенно другая личность. Роли, связанные с определен­ными занятиями, в такой степени обусловливают личностные из­менения, что, даже не зная рода занятий человека, мы можем ска­зать, что он ведет себя, как учитель, крестьянин, предприниматель или министр. Личность и роль, которую она играет, связаны с не­которыми психологическими характеристиками, подходящими для исполнения определенных социальных ролей. Например, личность общительная, направленная на мир внешних объектов может легко приспособиться к роли продавца. В то же время оче­видно, что ежедневное выполнение обязанностей продавца помо­гает становлению общительной личности. Так постепенно, в ходе ролевого обучения формируется поведение личности, характерное для ее статуса, полностью принимается уготованная ей социаль­ная роль.

Предписанные и достигаемые статусы и роли

Все социальные статусы можно подразделить на два основных типа: те, которые предписываются индивиду обществом или группой независимо от его способностей и усилий, и те, которые личность достигает своими собственными усилиями.

Предписанные статусы и роли. Так как общество представ­ляет собой сложное образование, его институты функционируют эффективно только в том случае, если люди исполняют еже­дневно огромное число обязанностей, строго обозначенных внутригрупповыми и межгрупповыми отношениями. Простейший путь достижения согласованного исполнения обязанностей – разделение всех видов деятельности на множество предписанных ролей и обучение каждой личности с момента ее рождения зара­нее определенному набору ролей. После первого ролевого обучения, которое начинается в раннем детстве, предписанные роли должны назначаться в соответствии с некоторыми критериями, известными как «путь достижения успеха». Пол и возраст уни­версально используются в обществе как основа для ролевого предписания. Раса, национальность, классовая и религиозная принадлежности также используются во многих обществах в ка­честве основы для предписанных ролей.

Хотя ролевое обучение бывает чаще всего бессознательным, оно не делается от этого менее реальным. Не случайно уже с детства главная и большая часть процес­сов социализации личности состоит в обучении различным видам социальных действий как мужчин, так и женщин. Маленькие де­вочки играют с куклами, помогают матери по хозяйству и воз­награждаются за это похвалами взрослых. Обучение девочки как сорванца хотя и терпимо, но считается дурным тоном. Маль­чики же считают, что куклы предназначены только для девчо­нок и самых маленьких детей, а потому худшее для них – это прослыть «маменькиным сынком», «девчонкой». Опыт показыва­ет, что многолетнее раздельное обучение мальчиков и девочек при­водит к тому, что в зрелости они имеют различные способности, чувства и предпочтения.

В зрелом возрасте половые различия и роли четко определя­ются, а процесс ролевого обучения усложняется. Женщина, на­пример, может одновременно выступать в ролях жены, матери, гражданки и т.д. Ее роль жены и матери включает одновременно множество различных ролей, каждая из которых неотделима от другой и врастает в нее.

Большинство функций могут достаточно хорошо выполнять­ся как женщинами, так и мужчинами, если они социализирова­ны для принятия свойственных им задач. Так, в Пакистане до­машняя прислуга традиционно представлена лицами мужского пола; на Филиппинах все секретари – мужчины; на Маркизских островах дети работают по дому, накрывают на стол, готовят кушанья, а женщины вышивают. Во многих странах мира тяжелые сельскохозяйственные работы выполняются преимущественно женщинами.

Определение мужских и женских ролей субъективно и зави­сит от конкретного места и времени. Каждое общество имеет обы­чаи, традиции и нормы, относящиеся к исполнению мужских и женских ролей. Индивиды могут позволить себе обходить неко­торые элементы этих традиций и обычаев, но они рискуют при этом быть отчужденными от общества до тех пор, пока не станут исполнять эти роли в соответствии с их полом. Немногие инди­виды игнорируют эти требования, так как такие отклонения от пред­писанных ролей осуждаются обществом.

Роли мужчины и женщины в обществе со временем изменя­ются. Возможность замены тяжелого ручного труда машинным, применение противозачаточных средств и, как следствие этого, уменьшение размеров семьи и домашних обязанностей в значи­тельной степени уменьшили различия между мужскими и жен­скими ролями. Женщины, например, стали активно втягивать­ся в процесс производства и имеют статусы, которые ранее считались мужскими.

Для любого общества не менее важно предписывание ролей в соответствии с возрастом. Приспособление индивидов к постоян­но меняющимся возрасту и возрастным статусам – извечная проблема. Не успевает индивид приспособиться к одному возрас­ту, как тут же надвигается другой, с новыми статусами и новы­ми ролями. Едва юноша начинает справляться со смущением и комплексами юности, как он уже стоит на пороге зрелости; едва человек начинает проявлять мудрость и опытность, как приходит старость. Каждый возрастной период связан с благоприятными воз­можностями для проявления способностей человека, более того, предписывает новые статусы и требования обучения новым ролям. В определенном возрасте индивид может испытывать проблемы, связанные с приспособлением к новым ролевым статусным требо­ваниям. Ребенок, о котором говорят, что он старше своих лет, т.е. достиг статуса, присущего старшей возрастной категории, обыч­но полностью не реализует свои потенциальные детские роли, что отрицательно сказывается на полноте его социализации. Часто та­кие дети чувствуют себя одинокими, ущербными. В то же время статус незрелого взрослого человека представляет собой комбинацию статуса взрослого с установками и поведением, свойственны­ми детству или юности. У такой личности обычно возникают конфликты при исполнении релей, соответствующих ее возрасту. Эти два примера показывают неудачное приспособление к возраст­ным статусам, предписанным обществом.

В нашем обществе особенно заметна неудачная социализация при подготовке к юности и старости. У нас в отличие от прими­тивных обществ нет четко определенных возрастных статусов, за исключением совершеннолетия, которое наступает в 18 лет. Родители юноши или девушки пребывают в неопределенности от­носительно того, насколько зрелым можно считать юношу или девушку, и они бесконечно пререкаются со своими детьми отно­сительно выбора ими товарищей и подруг, времени возвращения домой, использования денег женитьбы или замужества. Но де­ло в том, что и сам молодой человек пребывает в неопределен­ности относительно сферы приложения своих усилий, выбора пу­ти достижения успеха в жизни, политических взглядов, круга друзей и т.д. Неудивительно, что молодой человек нередко па­сует перед трудным выбором, предпочитая оставаться зависимым от родителей или других родственников, что характерно для бо­лее раннего возраста.

Старость во многих примитивных, или традиционных, обще­ствах уважаема и почитаема в первую очередь потому, что в та­ких обществах люди в основном формируют свое поведение на ос­нове древних и признанных обычаев и традиций, неформального контроля за соблюдением этих традиций. Однако в современном обществе, где древние традиции не играют столь значительной ро­ли, старость причиняет одни неудобства. Быстро изменяющееся индустриальное общество очень редко рассматривает старых лю­дей как источник мудрого руководства. Предписанной ролью пожилых людей стал уход от дел по мере ослабления их сил и спо­собностей, а их основной функцией в последующей жизни ока­зывается только поддержание собственного существования. По­этому переход к роли пожилого человека в современном обществе очень болезнен и сложен для каждого индивида.

Пол и возраст – это только два примера из многих предпи­санных статусов. Все подобнее статусы включают роли, которые могут успешно выполняться только тогда, когда каждый из ин­дивидов социализируется к предписаниям, установленным в об­ществе относительно этих ролей.

Достигаемые статусы и роли. Социальная позиция, которая закрепляется через индивидуальный выбор и конкуренцию, оп­ределяется как достигаемый статус. Если каждая личность име­ет некоторое количество предписанных статусов, которые на­значаются ей в группе или обществе без учета ее индивидуальных способностей или предпочтений, то достигаемые статусы закре­пляются с учетом способностей данной личности, ее исполнитель­ности и, возможно, в результате везения.

В примитивных, т.е. традиционных, обществах статусы чаще всего являются предписанными и занятие кем-то определенного социального положения зависит от рождения. Мужчина, напри­мер, с рождения готовится быть охотником, рыболовом или вои­ном. В современных индустриальных обществах имеется большая свобода в занятии личностью того или иного положения. Это во многом объясняется тем, что для ее успешного функционирова­ния нужна весьма значительная мобильность трудовых ресурсов и потому происходит четко выраженная ориентация в основном на личностные качества индивидов, на изменение статусов в со­ответствии с их усилиями. Контроль общества за справедливостью при определении статусов дает выигрыш в гибкости той социаль­ной системе, которая предоставляет возможность занимать зна­чимое положение людям, проявляющим для этого наибольший талант. Платой будет неконкурентоспособность тех, кто не смог «найти себя» и не в состоянии приспособиться к новым ролям. Это выражается в увеличении числа лишних людей, не удовлетворенных существующим положением. Достигнутый индивидом статус требует от него осуществлять выбор не только сферы при­ложения труда, но и друзей, организаций, места обучения и места проживания. Такие действия индивида приводят к тому, что он получает статусы, которые не были определены заранее его родителями. В этом случае индивид встречается с ситуациями, значительно удаленными от опыта предков, что создает ему по­стоянные затруднения при принятии на себя новых ролей.

Предписанные и достигаемые статусы принципиально различ­ны, но, несмотря на это, они могут взаимодействовать и перекре­щиваться. Например, мужчине значительно легче достичь стату­са президента или премьер-министра, чем женщине. То же, правда в меньшей степени, можно сказать о возможностях достижения вы­соких статусов сыном крупного руководителя, с одной стороны, и сыном крестьянина – с другой. Основное социальное положение в обществе (социально-классовый статус) является частично пред­писанным (т.е. отражает статусы родителей) и частично достигае­мым с помощью способностей и устремлений самого индивида. Во многих отношениях граница между предписанными и достигаемы­ми статусами чисто условна, но концептуальное их разделение весь­ма полезно для изучения этих социальных феноменов.

Идеал общества, в котором большинство статусов являются достигаемыми, – стремление к тому, чтобы люди занимали по­ложение в соответствии со своими способностями. Это не только дает возможность проявляться высоким талантам, но и исклю­чает возможность оправдывать недостатки.

В обществе, где большинство статусов предписываются, ин­дивид не может ожидать улучшения своего положения. Те, у ко­го низкое вознаграждение или невысокий престиж, не чувству­ют своей вины в том, что они имеют низкий статус. Каждый из них считает свою роль и свой статус правильными, а сложившее­ся положение вещей справедливым. Такой индивид не сопостав­ляет свое положение с положением других. Он свободен от чув­ства ненадежности, амбициозного недовольства или страха потерять свой статус. Это происходит потому, что социализация индивида не связана с ожиданием изменения статуса; он только обучается и принимает предписанные роли. Вместе с тем трудно согласиться с низким статусом в том случае, если наследствен­ные барьеры убираются и открываются возможности для прояв­ления всех своих способностей. Если приобретение статусов происходит на основе соревнования и доступ к соответствующему обу­чению открыт для каждого, тогда причиной низкого статуса может быть только неспособность и некомпетентность. Однако да­же в этом случае посредственность находит возможность для достижения высокого статуса, используя преимущественные пра­ва, групповые квоты, льготы и т.п.

Достигаемый статус максимально обеспечивает исполнение ро­лей на базе индивидуальных способностей. Роли, его сопровождаю­щие, как правило, трудны для обучения и часто конфликтны. С существующими ныне достигаемыми статусами, вероятно, связа­ны как эффективное использование человеческого потенциала, так и величайшая угроза индивидуальному духовному миру лич­ности в случае неудачной ее социализации к достигаемым ролям.

Ролевое поведение. В то время как роль является поведени­ем, ожидаемым от индивида, имеющего определенный статус, ро­левое поведение является фактическим поведением того, кто иг­рает роль. Ролевое поведение отличается от ожидаемого во многих отношениях: в интерпретации роли, в личностных характеристи­ках, изменяющих шаблоны и образцы поведения, в отношении к данной роли, в возможных конфликтах с другими ролями. Все это приводит к тому, что нет двух индивидов, играющих данную роль совершенно одинаково. Не все солдаты храбры, не все свя­щенники святы, не все профессора могут служить образцами в деле обучения. Разнообразие ролевого поведения может быть значительно уменьшено при жестком структурировании поведе­ния, например в организациях, где прослеживается определен­ная предсказуемость действий даже при различном поведении ее членов.

В то время как ролевое поведение, как правило, состоит в бес­сознательном исполнении ролей, в некоторых случаях оно явля­ется высокосознательным; при таком поведении лицо постоянно изучает собственные усилия и создает желательный образ собст­венного «Я». Американский исследователь И. Гоффман разработал концепцию драматического ролевого представления, заключаю­щуюся в выделении сознательного усилия к исполнению роли так, чтобы создать желаемое впечатление у других. Поведение регу­лируется путем согласования не только с ролевыми требования­ми, но и с ожиданиями социального окружения. Согласно этой концепции, каждый из нас является актером, имеющим свою ау­диторию. Дети в доме, соседи, коллеги по работе, студенты или школьники – все они, как и многие другие, составляют различ­ные аудитории. Индивид, учитывая специфику окружающих его социальных общностей, по-разному преподносит себя, когда находится в той или иной аудитории, действует в роли так, что дает драматическую картину своего «Я». Отец отчитывает детей, про­фессор читает лекцию, милиционер контролирует движение на трассе – каждый в определенном месте и в определенное время является актером, который дает представление ради того, чтобы произвести впечатление на аудиторию.

* * *

Подводя итоги изложения темы, следует отметить, что процесс социализации личности протекает в основном под влия­нием группового опыта. При этом личность формирует свой «Я»-образ на основании восприятия того, как о ней думают, как ее оценивают другие. Для того чтобы такое восприятие было успеш­ным, личность принимает на себя роли других и глазами этих других смотрит на свое поведение и свой внутренний мир. Фор­мируя свой «Я»-образ, личность социализируется. Однако не суще­ствует ни одного одинакового процесса социализации и ни од­ной одинаковой личности, так как индивидуальный опыт каждой из них уникален и неповторим.

Процесс социализации достигает определенной степени за­вершенности при достижении личностью социальной зрелости, ко­торая характеризуется обретением личностью интегрального соци­ального статуса. Однако в процессе социализации возможны сбои, неудачи. Проявлением недостатков социализации является откло­няющее (девиантное) поведение. Этим термином в социологии чаще всего обозначают различные формы негативного поведения лиц, сферу нравственных пороков, отступления от принципов, норм мо­рали и права. К основным формам отклоняющегося поведения при­нято относить правонарушаемость, включая преступность, пьянст­во, наркоманию, проституцию, самоубийство.

Многочисленные формы отклоняющегося поведения свиде­тельствуют о состоянии конфликта между личностными и общест­венными интересами. Отклоняющееся поведение – это чаще всего попытка уйти из общества, убежать от повседневных жизненных не­взгод и проблем, преодолеть состояние неуверенности и напряжения через определенные компенсаторные формы. Однако отклоняющее­ся поведение не всегда носит негативный характер. Оно может быть связано со стремлением личности к новому, передовому, попыткой преодолеть консервативное, мешающее двигаться вперед. К откло­няющемуся поведению могут быть отнесены различные виды науч­ного, технического и художественного творчества.

Литература

1. Борисова Л.Г., Солодова Г.С. Социология личности. Новосибирск, 1997

2. Радугин А.А., Радугин К.А. Социология: курс лекций. – М.: 1997

3. Социология. Словарь-справочник. – М.: 1990

4. Тощенко Ж.Т. Социология. Общий курс. – М.: 1999

5. Фролов С.С. Социология: Учебник для высших учебных заведений. – М.: 1998

6. Ядов В.А. Диспозиционная концепция личности // Социальная психология. – Л., 1979


[1] [3, т.2, с.71]

[2] Понятие социальной роли рассмотрено отдельно в связи со значимостью вопроса

еще рефераты
Еще работы по социологии