Реферат: Этика социальной работы

ПРИНЦИПЫ ЭТИКИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ


  • Каждый человек имеет право на самореализацию и обязан вносить свой вклад в благосостояние общества; в своей деятельности соц.работник руководствуется принципом социальной справедливости; соц.работник уважает основные человеческие права и действует в соответствии с Декларацией прав человека ООН, другими международными конвенциями в этой области;

  • соц.работники обязаны все свои знания и навыки направлять на оказание помощи отдельным людям, группам, общинам и их развитии, а также на разрешение конфликтов между личностью и обществом; соц.работник оказывает помощь каждому, кто нуждается в ней;

  • соц.работник соблюдает принцип личной неприкосновенности, конфиденциальности и ответственного использования информации в своей деятельности; соц.работник тесно сотрудничает со своими клиентами на их благо, но не в ущерб остальным; клиенты поощряются к участию в совместной работе и должны предупреждаться о риске и выгодах предполагаемого курса действий;

  • соц.работнику следует свести до минимума применение правового принуждения при решении вопросов клиента; соц.работа не совместима с прямой или косвенной поддержкой индивидов, властных структур, использующих терроризм, пытки и другие действия, направленные на угнетение людей;

  • соц.работники придерживаются этического кодекса, принятого их профессиональной ассоциацией.


ПРИНЦИПЫ, НА КОТОРЫХ СТРОИТСЯ СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА (Смирнова Е.Р., Ярская В.Н., 1997)


Принцип гуманизма включает в себя не только милосердие к людям, цивилиза-цию любви, предполагающую любовь к человеку, народам, культуре, но и рациональ-ность организации помощи человеку не в абстрактных, а конкретных формах. Это не только призыв любить ближнего, но и оптимальный путь к выживанию, спасению. Рус-ский философ Н.Бердяев говорил о российском менталитете как о содержащем жалост-ливый гуманизм в отличие от западного рационализма. Вместе с тем, совершенно оче-видна невозможность оказания помощи людям, основанной исключительно на тради-циях жалости. Конкретный гуманизм включает профилактику риска (наркомании, пре-ступности, суицида, голода, обнищания), культурное и профессиональное развитие граждан, защиту прав, организацию детского воспитания, уважение к другой культуре. Чем более развито правовое общество, тем гарантированней социальная защита и успех социальной работы. Привычная позиция ответственности человека перед обществом предполагает и ответственность самого общества перед человеком.

Личностный подход к человеку как принцип социальной работы акцентирует внимание на человеке как личности, уникуме, индивидуальности. Человек есть единство уникального и универсального, биологического и социального. Личностный подход предусматривает поиск возможной одарённости, нераскрытых способностей, индивидуализацию в подходе к группе, знание особенностей и этапов социализации. Необходимо понять, а не осуждать клиента, не вызывать чувство страха и ненависти, не быть высокомерным по отношению к нему, не навязывать своё мнение насильно, а привлекать его к сотрудничеству на основе добровольности и свободы выбора, сберегать его личностное достоинство и самоуважение.

Принцип доверия к клиенту и поддержания доверия клиента к соц. работнику. Только на этих основаниях соц.работник может расположить клиента к взаимопони-манию и взаимодействию. При этом интересы клиента соц.работник ставит выше своих собственных, исповедуя принцип альтруизма как отказ от эгоистических сиюминутных мотиваций во имя высших целей поддержки, коррекции, терапии, спасения клиента.

Принципы модальности (гибкости), перманентности (непрерывности), компетентности. Принцип модальности предполагает гибкий подход с учётом конкретного региона, специфики личности клиента, его пола, возраста, характера, куль-туры, традиций, религий. Принцип перманентности означает требование непрерывности в соц.работе, недопустимости прекращения коррекционных, терапевтических и поддерживающих действий, разработки индивидуальных программ, действующих на протяжении жизненного пути клиента. Принцип компетентности ориентирует на знания, умение и профессионализм, сопровождается рефлексией «не навреди», сочетанием профессиональных и непрофессиональных (домашнее лечение) форм поддержки и терапии. Этот принцип предполагает заботу о кадрах, повышении их квалификации, переобучении, дополнительном образовании, их специальной стажировке.

Принцип посредничества связан с работой в комплексе, системе, команде. Это связано с мультидисциплинарностью самой теории социальной работы, взаимопро-никновением соц.работы и других дисциплин.


Глава первая. Теоретические основы социальной работы

1. ИЗ ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ ТЕОРИИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ

Социальная работа, возникнув как общественное явление, определенный общественный институт, сфера деятельности людей, постепенно становится объектом разностороннего научного исследования. И к исходу XX в. уже можно говорить об истории теоретического, научного осмысления такого явления общественной жизни. Эта история связана не только с теоретическим освоением проблем практики социальной защиты «слабых» слоев населения, человека в кризисной ситуации, но и с эволюцией, саморазвитием теоретического знания, деятельностью отдельных ученых.

В зарубежной научной традиции существует целый ряд работ, где так или иначе затрагиваются вопросы истории теоретического изучения социальной работы, эволюции научных представлений о ней [1, 2, 3, 4]. В России же при вполне очевидной традиции фактологического, историко-библиографического изучения благотворительности [5, 6, 7, 81, анализа общественных, безвозмездных форм деятельности история теоретического осмысления социальной работы пока не написана [9, 10, 11]. Тем более важно представить некоторые важнейшие этапы и особенности эволюции теоретических представлений о социальной работе, ее научного изучения в XIX-XX вв.

При этом следует подчеркнуть различие двух взаимосвязанных явлений в науке о социальной работе: с одной стороны, ее историю, написанную уже достаточно подробно, определение места социальной работы в ходе развития социальной истории, истории общества в целом, а с другой — историю научного изучения социальной работы как специфического объекта исследования, эволюцию теории социальной работы, ее взаимодействия с другими науками о человеке и обществе.

Анализ научной литературы свидетельствует, что теоретическая традиция в истории научного осмысления социальной работы складывалась по мере изучения социальной роли и смысла такого явления общественной жизни, как благотворительность, а также в связи с попытками сопоставить научное изучение социальной помощи нуждающимся с различными психологическими, социологическими, психотерапевтическими доктринами [12, 13, 14]. В большинстве имеющихся обзоров истории социальной работы за рубежом ее происхождение как

9

профессии идентифицируется с возникновением и развитием благотворительных обществ, с которыми связываются и первые ступени ее теоретического обоснования [1, 3, 4]. В ранних теоретических трудах по вопросам социальной работы во второй половине XIX — начале XX в. обычно рассматривалось эффективное (неэффективное) воздействие субъекта социальной помощи на способность личности поправить, улучшить свои социально-бытовые и финансовые дела, особенно — в контексте семейного благополучия (неблагополучия), определенных обязательств.

Помощь семье обычно представлялась как известный моральный долг общества и государства, а также личности. Теоретические построения, научное осмысление проблем социальной работы касалось в этой связи вопросов методологии обоснования справедливости тех или иных мер социальной помощи, поиска оптимальных вариантов действия социальных служб, которые Должны опираться на достоверные данные, корректные методы изучения условий жизни людей, социального развития общества и человека, отдельных слоев населения.

Пиком развития этой тенденции в научном изучении социальной работы, ее теоретического обоснования на рубеже XIX-XX вв. стала «Научная социальная работа», в частности публикации 1915-1920 гг. Мери Ричмонд, предложившей обширный набор схем оценок, экспертиз качества социальной работы, диагноза социальных проблем, которые приходится решать социальному работнику. Эта традиция в истории развития теории социальной работы может быть представлена как этико-терапевтическая (морально-терапевтическая), опиравшаяся на осмысление разнообразных форм благотворительности.

Тяга к повышению уровня научного обоснования практики социальной работы уже в 20-30-е годы, бум популярности психоаналитических идей 3. Фрейда и его последователей выдвинули уже тогда в теоретическом осмыслении социальной работы на передний план психодинамические конструкции. Это позволило утверждать некоторым видным специалистам на Западе, что психодинамический подход вырос из признания того, что морально-терапевтическая традиция, благотворительность, привнесла в социальную работу слишком много ненаучного, приблизительного, неточного, того, что базировалось лишь на здравом смысле [15, 16]. А это не позволяло решать многие задачи социальной помощи, связанные с трудностями регулирования поведения людей, сохранения и реабилитации их здоровья. Иначе говоря, усложнение деятельности социальных работников, ее профессионализация, выдающиеся достижения сторонников фрейдизма, прежде всего самого 3. Фрейда, их широкое использование в медицине и социально-реабилитационной практике уже в 20-30-е годы привели к доминированию теоретических, методологических построений психодинамической ориентации в моделях социальной работы. Они господствовали до 50-х годов, когда были потеснены, с одной стороны, достижениями эгопсихологии [4, 13, 17], а с другой — распространением и растущим влиянием системных, социальных исследований [4, 18, 19].

10

Возросшее влияние эго-психологии привело к активизации разработок, росту внимания к теоретическому осмыслению работы с социальными группами, оказания помощи индивиду в микросреде обитания, но месту жительства. Это активизировало анализ терапевтических возможностей, социально-педагогических потенций общин, а также среды их жизнедеятельности, проблем экологической терапии, сохранения здоровых условий обитания, здорового образа жизни,

В этой связи стали особенно важными два аспекта теоретического роста научного знания в области социальной работы. Первый из них касался усиления интереса и значения системы психологического объяснения поведения, бихевиористского подхода, основанного на теории познания, доминировании познавательных ориентации, соответствующих им стимулов. Этот интерес и значение были обусловлены постепенным пониманием ограниченности возможностей психоанализа в социальной работе, в практике использования и саморазвития психодинамической теории. Исследовательская психологическая и психодинамическая практика в социальной работе, опиравшаяся на базовые положения психоанализа, обнаружила явную ограниченность, потребность учета важной роли не только бессознательного в психике и поведении человека, но и динамики познания, познавательной мотивации, социально-психологических факторов и условий.

Второй аспект был связан с ростом интереса и влияния в сфере обоснования теоретических предпосылок развития социальной работы социологических теорий и исследовательской социологической практики. Значительные успехи социологических исследований середины и второй половины XX в., обусловившие не только модернизацию классических парадигм социального мышления, но и выход на формирование основ новых концепций, определили и весьма существенные изменения в теории социальной работы.

Прежде всего, однако, следует учесть нараставшее влияние к середине века и его третьей четверти марксистской социологической парадигмы, особенно в Европе, которое усиливалось политическим доминированием левых сил в большинстве индустриально развитых стран, Это вело к росту интереса правительств к социальной проблематике, влиянию идеологии социального переустройства oбщества, соответствующим образом ориентировало теоретические разработки а социологии и социальной работе. В США в этот период разрабатываются программы борьбы с бедностью, обосновываются преобразования на уровне общин, местного самоуправления. Формируются оптимальные модели социальной работы в Швеции, Канаде, Франции, а затем и в Германии, Японии, Сингапуре, Южной Корее.

Серьезное значение имели ликвидация неграмотности и безработицы в ряде стран бывшего социалистического лагеря, а также процесс осмысления деколонизации и сама деколонизация стран «третьего мира», как общественное явление. В развивающихся странах «третьего мира» стали весьма распространенными «левые настроения», социалистические ориентации, скорректированные местной идеологией и

11

социокультурной, общественно-политической практикой. Они отдавили приоритет государственным формам социальной защиты населения, национально-культурным особенностям жизнеосуществления, поддержки населения в условиях кризисного развития. Государственно-централизованные программы и ориентации на коллективно-общественные формы поддержки населения становятся здесь доминирующими в теоретических построениях, обосновывающих эффективную социальную политику и социальную работу. В то же время этот процесс привел к отделению систем социальной благотворительности от государственных программ, дальнейшей централизации социальной помощи, возросло внимание к национально-региональной, общественной специфике социальной работы, ее теоретическому обоснованию [20,21].

Усиление внимания к социальным аспектам общественного развития привело к некоторым существенным изменениям в теории социальной работы. Среди них по крайней мере отметим два. С одной стороны, это усилило интеграционные взаимосвязи различных подходов к осмыслению содержания важнейших проблем социальной работы. При этом рост внимания к социально-организационным факторам в число важнейших проблем теоретико-методологического обоснования социальной работы выдвинул ее правовые аспекты, создание юридического фундамента технологии социальной защиты, а также общественнополитической поддержки реализации социальной политики и др.

С другой стороны, в связи с этим в теории социальной работы все более заметное влияние начинают оказывать системные представления о человеке и обществе, их гармоничном, целостном развитии. Возрастание роли системности в теории социальной работы, ориентация ее на целостный подход усилили стремление к радикальному реформированию общественного устройства, практики социальной работы. При этом обычно провозглашалась, обосновывалась необходимость существенных социальных перемен, обеспечения целостности, гармоничного развития человека и общества в обществе, коллективе.

В рамках этой тенденции развития научных представлений, теории социальной работы и в связи с ней возникло несколько альтернативных перспектив, которые так или иначе касаются всех основных традиций, сложившихся в научном знании о социальной защите человека. Это касается и прагматической традиции, развитие которой основывалось на разработке законодательства о помощи бедным, о действии официальных учреждений социальной помощи, о правовых и административных запретах, разрешающих актах. Данные влияния не могли не коснуться социально-реформаторской, социально-организационной, а также терапевтической традиций осмысления проблем социальной работы, имеющей дело с отдельными людьми, их группами, которые переживают специфические социальные и персонифицированные проблемы.

Углубление понимания характера этих взаимовлияний возможно и полезно при рассмотрении важнейших моделей организации социальной работы, сложившихся к последней четверти XX в. Но об этом — в другой части пособия. Здесь же, завершая обзор наиболее сущест

12

венных особенностей и этапов эволюции теории социальной работы, мы обязаны констатировать наличие в этой истории двух подходов, окрашивавших и окрашивающих все разнообразие теоретических построений в социальной работе. Эти подходы сформировались: один — в русле позитивистской традиции научного знания, всегда опиравшегося на естественно-научные парадигмы мышления, другой — в контексте парадигм наук о человеке и обществе, в русле социально-гуманитарного знания.

В этой связи весьма показательно обоснование Леонардом [22] дифференциации двух систем научного знания о социальной работе в середине 70-х годов: научное знание, ориентированное на парадигмы естественно-научного мышления и полипарадигмальный статус наук о человеке и обществе, опирающийся по преимуществу на гуманистическую традицию в истории социальной мысли.

Противостояние и сосуществование позитивистского и социальногуманитарного подходов в социальном мышлении в последние 100-150 лет проявлялось постоянно, в том числе и в теории социальной работы. Мы эту сторону проблемы рассматриваем в характеристике важнейших тенденций современного научного знания о теории социальной работы, а также при характеристике ее важнейших моделей, сосуществующих сегодня в современном общественном сознании.

2. ТЕОРИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ КАК САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ НАУЧНАЯ ДИСЦИПЛИНА: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ К ПОСТРОЕНИЮ И РАЗВИТИЮ СИСТЕМЫ ЗНАНИЙ

Объективные предпосылки возникновения и развития теории социальной работы как научной дисциплины

Современное науковедение, социология науки, основные предпосылки, факторы и условия возникновения отдельных отраслей социального знания, научных дисциплин, как правило, объединяют в три группы. Во-первых, отмечается возникновение новых реальностей в окружающей среде обитания человека, новых проблем воспроизводства и поддержания его жизненных сил, индивидуальной и социальной субъектности, удовлетворения потребностей поддержания жизнеобеспечения и деятельного существования. Во-вторых, обычно констатируется саморазвитие научного знания как такового, опирающегося на традиционный для него и обновляющийся научный категориально-понятийный аппарат. В-третьих, учитывается феномен индивидуально-личностной субъектности ученого исследователя, потенциал знаний которого, его научная интуиция, исследовательские возможности существенным образом воздействуют на возникновение и развитие новых отраслей знаний, научных дисциплин.

Третья группа рассматриваемых причин обычно характеризуется только как субъективный фактор развития научного знания. Это верно,

13

но лишь отчасти. Очевидно и то, что само существование выдающихся ученых, определяющих новые горизонты науки о человеке, обществе и природе, — явление объективное, характеризующее известным образом общественную жизнь, прежде всего эволюцию научного знания. При этом, конечно, следует учитывать индивидуально-личностные характеристики, способности, характер, темперамент исследователя и гражданина каждого ученого, что во многом определяет масштаб и характер приращения научного знания.

Рассмотрим с учетом названных групп факторов и условий, определяющих развитие научного знания, основные предпосылки возникновения и прогрессивной эволюции теории социальной работы как науки. Прежде всего обратимся к тем реалиям жизни современного человека, которые стали объектом изучения новой научной дисциплины.

Большинство специалистов по социальной истории и истории социальной работы сходятся в признании необходимости определения периода возникновения социальной работы как современного общественного явления, потребовавшего разработки специальных теоретических основ, особой теории. Этим периодом обычно называется последняя четверть прошлого века. Именно в это время в целом ряде индустриально развитых стран возникают группы специалистов, которые начинают профессионально заниматься социальной работой, создаются учебные заведения, готовящие социальных работников, открываются первые факультеты социальной работы университетов. Так, еще в начале 90-х годов XIX в. был открыт факультет социальной работы в Колумбийском университете (США).

Что же обусловило потребность в подготовке социальных работников-профессионалов, развитии теории социальной работы как научной и учебной дисциплины? Какие реалии общественной и индивидуальной жизни человека во второй половине XIX в. привели к развертыванию массовой подготовки профессиональных социальных работников, широкому развертыванию научных исследований проблем социальной защиты населения, поддержки «слабых» социальных групп?

Историко-социологические, статистические, социально-экономические исследования второй половины прошлого века и те, что были проведены в текущем столетии, свидетельствуют о выходе социальнобытовой проблематики в число приоритетных и глобальных, ее массовом возросшем влиянии на развитие экономики, политических и социокультурных процессов [23, 24, 25]. Прежде всего следует отметить такое явление общественной жизни, как массовая урбанизация, ставшая следствием интенсивного промышленного развития ведущих индустриально развитых стран той поры. Массовое переселение сельских жителей в города многократно увеличило в обществе долю маргиальных слоев прежде всего горожан первого и второго поколений, слабо адаптированных к условиям жизни в городе.

Массовая интенсивная урбанизация в XIX-XX вв. привела к ситуации, когда городское население стало доминировать по численности в большинстве индустриально развитых и среднеразвитых стран.

14

Отчетливо обозначилась специфика образа жизни людей не только в регионально-национальном, территориальном разрезе, но и по различным типам, а также видам поселений (крупный город, средний или малый город, поселок городского типа, село, деревня, хутор и др.). При этом явными оказались и различия в системах жизнеобеспечения населения, проживающего в разных типах поселений, их зависимость от профиля хозяйственно-экономического развития регионов.

Усложнение общественного производства, рост оснащенности работника, в целом — труда, повышение в нем роли и ответственности человека за результаты деятельности больших коллективов, ассоциаций работников, усиление их взаимозависимости, разностороннего влияния на эффективность повышения общих результатов профессиональной деятельности потребовали особого внимания к носителю рабочей силы, его здоровью, настроению, благополучию, жизненным ориентациям. И государственные органы, и крупные фирмы начинают во второй половине XIX — начале XX в. все более активно вкладывать капитал не только в образование, профессиональную подготовку населения, что само по себе тоже весьма примечательно, но и в то, что называется сферой поддержания жизнеобеспечения человека, социальной сферой.

В свою очередь опережающее развитие индустрии услуг в развитых странах приводит на рубеже веков, и особенно в XX в., к изучению закономерностей поведения человека во все более развитой и технически оснащенной социальной сфере. Не в последнюю очередь это произошло и потому, что индустрия услуг требовала точного прогнозирования и формирования определенного спроса на товары и услуги, а также вследствие кардинального изменения, усложнения материальновещественной среды обитания современного человека, изменившей его образ жизни, типичные формы жизнедеятельности, способы поддержания своих жизненных сил, их формирование, реабилитацию.

Еще одним важным фактором, способствовавшим формированию современной системы социальной работы, ее возникновению как общественного явления была в XIX в. борьба трудящихся за свои права. Рост концентрации работников на крупных предприятиях, в городах, усиливая организованность рабочего движения, профсоюзов оказал, несомненно, сильное влияние на буржуазные правительства, предпринимателей и убедил последних в необходимости широкой поддержки различных форм социальной работы, снимающих напряженность в обществе. И тем более, что на рубеже XIX-XX вв., очевидной была тенденция к росту стачечного движения, случаи вооруженной борьбы трудящихся за свои права.

Эпоха пролетарских революций наступала наиболее масштабно именно в прошлом столетии. Ее разрушительный характер во многом активизировал поиск прогрессивной общественностью мирных, эволюционных путей перехода к более справедливому общественному устройству, более гибким современным механизмам решения и традиционных, и новых социальных проблем. Широкое распространение различных форм социальной работы, ее оформление как объективно

15

необходимого общественного явления и стало одним из основных путей решения современных социальных противоречий, обеспечения социального прогресса в целом.

В этой связи следует иметь в виду и ряд глобальных проблем, с которыми столкнулось человечество в конце XIX — первой половине XX в. Они во многом обусловили актуальность возникновения и совершенствования социальной работы как общественного явления, а также ее научного обеспечения, создания теоретических и методологических основ. Наиболее остро и масштабно о себе заявили такие глобальные проблемы, как загрязнение окружающей среды, угроза демографического взрыва, массового голода в слаборазвитых странах и регионах, опасность самоуничтожения человечества в результате использования оружия массового поражения, проблема моральной деградации, социокультурного вырождения, распад семьи как традиционного социального института, составляющего основу воспроизводства общественной и индивидуальной жизни человека. Серьезную проблему защиты большей части населения планеты поставила растущая социальная дифференциация, увеличение различий в уровне жизни народов разных стран и регионов, распространение масс-культуры, обострение проблемы миграции, выбора смысложизненных ориентации населения индустриально развитых и развивающихся стран1.

Наконец, нельзя не отметить и такие характерные черты современного мира, обусловившие совершенствование социальной защиты, ее теоретическое оформление, как развитие гуманистических традиций культуры, рост образованности, информированности населения, а также усложнение общества и человека, их жизнедеятельности, усиление риска для жизни в новых исторических условиях. Все это, как никогда, потребовало профессионализма, теоретического обоснования деятельности по оптимизации социальной поддержки людей, тем более что человечество получило и новые возможности для усиления социальной и индивидуальной помощи нуждающимся, особенно в обществах, достигших уровня «массового потребления».

К характеристике саморазвития теории социальной работы

Саморазвитие теоретического научного знания в современной научной мысли — в принципе установленный факт. Другое дело, что в различных отраслях науки это происходит в неодинаковых масштабах. Что касается молодых научных дисциплин, то здесь к традиционной проблеме соотношения эмпирического компонента науки, тяготеющего

1 В этом смысле весьма показательно тематики важнейших проектов Римского клуба, сделавших его всемирно известным: «Пределы роста» (1972 г., руководитель Д. Медоуз); «Человечество у поворотного пункта» (1974 г., руководители М. Месарович и Э. Пестель); «Цели человечества» (1977 г., руководитель Э. Лясло); «Нет пределов обучению» (1979 г., руководители Дж. Боткин, М. Эльмальджара и М. Машца); «Третий мир: три четверти мира» (1980 г., руководитель М. Гернье); «Маршруты, ведущие в будущее» (1980 г., руководитель Б. Гаврилин) и др.

16

и обусловливаемого потребностями практики, и теоретико-методологического, всегда сохраняющего известную тенденцию самовоспроизводства, саморазвития, относительной самостоятельности, добавляется проблема влияния смежных научных дисциплин, на базе и с помощью которых возникает и эволюционирует новая область научного знания. Последнее в полной мере относится к теории социальной работы.

В этом смысле теоретический компонент такой научной дисциплины, как социальная работа, эволюционирует под сильным влиянием породивших его психотерапевтических, психологических и социологических, а также философско-этических и правовых концепций, школ, течений, в целом господствующих парадигм научного мышления названных дисциплин. В то же время можно говорить и о саморазвитии определенной части теоретического знания как научной основы социальной работы.

Отметим в данном плане, во-первых, изменения в теоретических основаниях социальной работы в связи с развитием теоретической базы современной психологии и психотерапии. Здесь наиболее показательно, пожалуй, влияние теоретических выводов 3. Фрейда и его учеников, сторонников психоанализа, обеспечивающих доминирование психодинамического подхода в социальной работе первой половины XX в. Фрейдизм оказал и оказывает большое влияние на развитие теоретических основ социальной работы.

Гипотезы и доказательства, свидетельствующие о большой (нередко доминирующей) роли в человеческой жизни бессознательных импульсов, в основном биосексуального характера оказали огромное влияние не только на выбор методик психотерапевтической помощи, технологий социально-психологической поддержки людей, но и на философскосоциологические основы социальной работы, ее теоретические конструкции.

Так, психодинамические, психосоциальные теории социальной работы [26, 27, 28] и сегодня в значительной степени используют достижения фрейдизма и неофрейдизма, отчасти модернизируя, переосмысливая их. В то же время они имеют самостоятельную специфику, ориентируясь на комплексное, целостное поддержание жизнестойкости человека, хотя и акцентируют внимание в этой проблематике на психологических и социально-психологических компонентах.

Аналогичным образом можно говорить о влиянии на теоретические построения специалистов в области социальной работы достижений эгопсихологии, бихевиоризма, трансактного анализа, логотерапии [29, 30, 31]. Теория социальной работы как отраслевая теоретическая дисциплина не может не испытывать влияния, достижений базовых теоретических дисциплин, прежде всего — психологии и социологии.

Так, усиление в социологии позиций функционализма, структурнофункционального и системного анализа, а также радикально ориентированных конфликтологических концепций, марксистской социологии привели к соответствующим смещениям в симпатиях, построениях теоретиков социальной работы. Значительно вырос авторитет теоре

2. Теория… 17

тико-методологического обоснования структурной социальной работы, ориентированной на помощь различным социальным группам, нуждающимся в поддержке, на оптимизацию социальной политики, деятельности учреждений социальной работы [32, 33, 34],

Очевидная связь различных теоретических концепций социальной работы с психологическими и социологическими теориями обнаруживает себя при анализе и группировке этих концепций, выявлении их специфических черт. Но об этом в специальных разделах пособия.

Здесь же отметим и тот факт, что теория социальной работы, опираясь на фундаментальные психологические и социологические разработки, используя системы понятий психологии и социологии, имеет очевидную тенденцию к саморазвитию. Данное обстоятельство отмечается ведущими зарубежными специалистами [1, 2, 3, 4], отечественными учеными и практиками [35, 36, 37]. Во-первых, это проявляется в формировании новых групп понятий, используемых в теории социальной работы и употребляемых преимущественно в данном контексте научного знания: жизненные силы социального субъекта, индивидуальная субъектность, социальная субъектность, реабилитация жизненных сил, поддержка индивидуальной субъектности, защита социальной субъектности, социальная деградация и др.

Во-вторых, за теорией социальной работы закрепляется круг проблем, которые, получая все более разносторонний анализ, стимулируют саморазвитие теоретических знаний, их воспроизводство. В этой связи следует отметить и плодотворность теоретических дискуссий по поводу объекта и предмета социальной работы, как научной дисциплины. Наконец, в-третьих, отметим приращение научного теоретического знания по социальной работе вследствие методической и методологической проработки исследовательских задач, специфики используемой при этом методики и методологии научного анализа. В этой связи очевидна теоретическая саморефлексия формирующейся отрасли научного знания, определенной социальнопрофессиональной группы.

Важную роль в воспроизводстве теоретического знания играют отдельные ученые, крупные специалисты в области социальной работы. В этой связи перейдем к рассмотрению третьего фактора, определяющего развитие теории социальной работы — вклада выдающихся ученых, специалистов в области теории и практики социальной помощи нуждающемуся населению.

О роли выдающихся ученых и практиков в развитии теории социальной работы

В анализе специфики влияния на развитие теории социальной работы крупных теоретиков и практиков и сегодня нас подстерегает опасность утраты понимания специфики деятельности социального работника и ее теоретических оснований. И в этом смысле есть, конечно, некоторая опасность сделать героями истории развития теории социальной работы

18

вовсе или отчасти не тех людей, кто действительно были ими в этой ноной области научного знания.

Решение данного круга задач усложняется тем, что далеко не каждый крупный теоретик и практик социальной работы был и является по базовому образованию именно социальным работником, профессионалом социальной работы с вузовским дипломом, как это было, например, с Рональдом Фельдманом, бывшим деканом факультета социальной работы Колумбийского университета (США) или Реем Томлиссоном, деканом крупнейшего в Канаде факультета социальной работы Университета г. Калгари. Так, Харольд Сведнер, длительное время возглавлявший научные программы Института социальной работы Гетеборгского университета, заложивший основы научных исследований в области социальной работы в Швеции, их философски-гуманистическую базу, является доктором философии, имеющим большой опыт культурологических, социально-философских исследований, специализировавшимся в области социологии (он окончил отделение социологии Лундского университета). Под влиянием исследовательской деятельности X. Сведнера в Швеции 80-х годов значительно усилилась научная традиция анализа структурной социальной работы, ее системно-функциональное видение в контексте развития современного человека.

Следует специально подчеркнуть, что X. Сведнер высоко ценил и ценит философско-гуманистические традиции социокультурного развития России. В обосновании смысла, социально-этических основ социальной работы он постоянно апеллирует к идеям и практике социальной деятельности таких русских мыслителей, как Л. Толстой, И. Бунин, А. Чехов, Ф. Достоевский и др. Он высоко оценивает социальные идеи и научные труды С.Г. Струмилина, А.С. Макаренко, В.И. Ленина, А. Коллонтай, И.И. Павлова [38].

Теоретическая, исследовательская и образовательная деятельность профессора X. Сведнера оказала существенное влияние на распространение системных, философско-гуманистических представлений о социальной работе не только в Швеции, но и в других скандинавских странах, в Западной и Восточной Европе, в Японии и Китае, где он побывал и где известны его труды [39, 40]. Очевидно, что авторитет, активная научная преподавательская деятельность X. Сведнера способствовали усилению позиций, развитию системного направления в теории социальной работы, которое он обогатил философскогуманистическими и социокультурными ориентациями.

Другой пример. В последние годы все более широкое распространение приобретает когнитивная теория социальной работы. Разумеется, это происходит под влиянием объективных условий, в силу известного саморазвития теории о закономерностях и технологиях социальной защиты современного человека, ибо роль смысложизненных ориентации, интеллектуальной компоненты в жизни людей в XX в. неуклонно возрастает. Вместе с тем очевидно и то, что в обеспечении роста влияния этой теории социальной работы существенную роль

19

сыграл индивидуально личностный фактор. Бесспорно то, что энергичная теоретическая деятельность и пропаганда когнитивногуманистических теорий Э. Гольдштайном [12,41,42] в 80-е годы были весьма эффективными и привели к их широкому распространению. Создание В, Франклом психолого-социологических оснований логотерапии2 [31], рост ее популярности также благоприятствовали распространению в странах европейской социокультурной традиции когнитивных теорий социальной работы. Причем для специалистов в этой области научного знания ведущая роль в усилении ее влияния, разработке названных авторов бесспорна.

Приведенные примеры свидетельствуют о существенном влиянии видных теоретиков социальной работы на развитие этой области социального развития, соответствующей отрасли социального знания. Однако при этом следует иметь в виду и то обстоятельство, что чаще всего на формирование современных тенденций эволюции теории социальной работы в XX в. оказывали влияние ведущие специалисты базовых для нее научных дисциплин, прежде всего — психологии и социологии.

В большинстве социолого- и психологоориентированных теорий социальной работы наиболее заметный вклад в их развитие внесли не «чистые» теоретики социальной работы, но социологи и психологи, а также педагоги и психотерапевты. Для ранних стадий становления новой отрасли знаний это вполне закономерная картина, с одной стороны, потому, что теоретиков новой науки еще просто мало, а с другой — базовые для нее смежные дисциплины естественным образом «рекрутируют» в новые области знания наиболее видных своих представителей. Не случайно многие теории социальной работы весьма близки по названиям родственным социологическим и психологическим концепциям (системная, функциональная, ролевая, социально-психологическая и др.).

Это вновь подтверждает непреложную истину: новая наука делается ее верными слугами, лучшими представителями смежных наук, часто — на «стыке» научных дисциплин.

3. СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА В РАЗНЫХ МОДЕЛЯХ ЕЕ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ОБОСНОВАНИЯ

К началу 90-х годов в научной литературе вполне определенно обозначились несколько моделей теоретического обоснования социальной работы, ее понимания как особой социальной деятельности, общественного явления. Они отразили не только результаты научных поисков крупных ученых разных школ теоретического осмысления проблем социальной защиты в современном обществе, но и его эволюцию, изменения в самом содержании и формах социальной работы.

2 Теория логотерапии — сложная система философских, психологических и медицинских воззрений на природу и сущность человека, механизмы развития личности в норме и патологии, на пути и способы коррекции аномалий в развитии личности.

20

Вполне определенно стало возможным говорить, по крайней мере, о двенадцати таких моделях. Рассмотрим их наиболее существенные особенности отдельно, ибо каждая такая модель предполагает вполне определенное содержание, методы и формы содействия нуждающимся, профилактику кризисов, а также известные теоретические основы, связь со смежными науками о человеке и обществе, естественными и социокультурными основами их жизни.

Наш анализ известных теоретических подходов к построению научного знания в области социальной работы по их отношению к смежным наукам, оказавшим и оказывающим на него наиболее сильное влияние, свидетельствует о наличии, как минимум, трех групп теорий:

1) психолого-ориентированные теории социальной работы;

2) социолого-ориентированные теории социальной работы;

3) теории социальной работы психолого-социологической (социологопсихологической) или комплексной, междисциплинарной ориентации.

В рамках третьей группы теорий мы выделяем те, что претендуют на вполне самостоятельный статус и характер специфического научного знания, рассматривая иное — как переходные формы, пути рождения новой научной дисциплины.

В данном параграфе мы последовательно рассматриваем специфику и краткое содержание всех названных групп современных теорий социальной работы, начиная с психолого-ориентированных концепций.

Психолого-ориентированные теории

Психодинамика как теоретическое основание социальной (психосоциальной) работы в ее современном виде сформировалась на основе психоанализа в его различных интерпретациях, начиная с 3. Фрейда, его прямых последователей и более поздних приверженцев [43, 44, 45], Разумеется и сегодня психодинамические интерпретации поведения людей являются составной частью современного психологического знания, психологии как научной дисциплины. И в этом смысле они не могут характеризоваться отраслью научного знания, называемого теорией социальной работы. Их роль в данном плане ограничивается главным образом методологическим влиянием как смежной для социальной работы научной дисциплины.

Однако это влияние и разработка на его основе психодинамической модели социальной работы, характеризуемой чаще всего в качестве психосоциальной [46, 47], обусловили возникновение и развитие специфической модели обоснования конкретных технологий социальной работы, оказания социальной (психосоциальной) помощи отдельному человеку, семье, группе людей, имеющих проблемы. При этом психодинамическая модель деятельности социального работника опирается на несколько основополагающих, исходных постулатов. В главном они сводятся к следующему:

а) социальный работник в контексте отношений с клиентом должен исходить из того, что последний не только обладает определенной пси

21

хологической структурой, но и способен к ее изменению, развивается под воздействием внутренних, интенциональных факторов и внешних условий, взаимодействуя со средой обитания;

б) воздействие социального работника на клиента должно учитывать его социально-экономическое положение, статус в системе социальноиерархических групп, различных уровней управления и самоуправления. Однако главное, что предполагает психодинамический подход, сводится к признанию принципиально важной роли изучения и учета динамики отношений в контактной группе, среде обитания клиента;

в) психодинамические теории требуют учесть то, как они оказываются полезными в процессе осуществления конкретной помощи нуждающимся, отдельному человеку;

г) в рамках психодинамической концепции совершается не только анализ «статус-кво», но и использование опыта анализа эволюции отношений между клиентом и социальным работником, характера отношений между персонами в конкретной среде обитания нуждающихся;

д) психодинамическая модель социальной работы предполагает, как правило, возможность изменения, коррекции поведения, взглядов, отношений клиента посредством воздействия на его внутренний мир, восприятие реальностей, характер отношений в контактных группах.

Особый акцент в деятельности социального работника при этом делается на понимании того, что думает клиент, какова его персональная ситуация, требующая определенной стратегии и тактики, а также в чем уникальность человека, его персонального опыта, социально-психологических характеристик. Не менее важно определенное влияние социального опыта, событий жизни индивида на его психологический облик, эволюцию этого облика, оценка влияния последнего на решение проблем жизнесуществования личности.

При этом социальный работник обязан учесть собственные психические особенности и динамику развития отношений с клиентом, возможности контактов с людьми из его окружения, динамики и характера их взаимозависимости с подопечным. Принципиальное значение в данном контексте отношений, взаимодействия социального работника и клиента имеет учет индивидуального опыта, психологического склада, уникальности личности того, кому оказывается помощь.

Психосоциальное влияние в контексте психодинамического ведения социальной работы включает несколько относительно самостоятельных этапов:

1) изучение проблем, которые имеет клиент; 2) анализ особенностей социального положения и психического склада, чувств клиента; 3) сближение, установление контакта социального работника и клиента; 4) осмысление основных событий жизни клиента, влияния последних на проблемы, которые переживает человек; 5) планирование согласованных действий социального работника и клиента на основе завоевания доверия последнего; 6) современная деятельность соционома и клиента по разрешению его проблем.

Ценность такого подхода значительно возрастает при его сочетании

22

с системным, структурным видением проблем развития современного человека и общества, что было показано наиболее обстоятельно Г. Бернером и Л. Юнссон [47].

Экзистенциалистская и гуманистическая модели теоретического обоснования социальной работы также занимают существенное место в теории социальной защиты.

В экзистенциональном обосновании социальной работы акцент делается на особенностях восприятия клиентом отношения в системе взаимодействия «субъект-объект-субъект». Осмысление и выводы об этих отношениях — главное в экзистенциальной теории модели социальной работы.

В этой связи обычно рассматриваются: 1) правила и роли внутри системы «субъект-объект-субъект»; 2) более широкие системы, в контексте которых существует подсистема «субъект-объект-субъект» и которые оказывают на нее определенное влияние; 3) системы ценностей, в которые верит клиент; 4) как клиент борется со страхом, отсутствием безопасности; 5) связь всех связанных аспектов решения проблемы.

Экзистенциальная модель теоретического обоснования социальной работы исходит из того, что большинство эмоциональных проблем клиента возникает из четырех источников отчуждения: а) когда люди, которые значимы в глазах клиента, не признают его таковым; б) непоследовательность или обман в решении проблемы оценочных конфликтов; в) разочарование, хаос или потеря личных ценностей; г) потеря близких людей (их смерть, уход, измена и др.).

Главная цель экзистенциальной технологии влияния на клиента — помочь людям приобрести удовлетворительный стиль жизни, начать получать удовлетворение от жизни. При этом используются три возможных правила экзистенциальной терапии: во-первых, установка на изменение опыта, практической деятельности клиента; во-вторых, ориентировка на понимание личности клиента; в-третьих, личностная включенность, погружение социального работника в мир ценностей, чувств, отношений клиента.

Гуманистическая модель теоретического обоснования социальной работы в значительной мере играет роль философско-гуманистической базы экзистенциальной технологии оказания помощи нуждающимся, как впрочем, и всей практики социальной работы. В этой связи социальный работник должен исходить из самоценности индивидуального мира жизни клиента, признания его способностей многое решать самостоятельно, опираясь на личный духовный и практический опыт.

Процесс оказания помощи в рамках таких оснований ведения социальной работы включает в себя: 1) обретение смысла существования, которое дает клиенту ощущение, что его дела идут хорошо, жизнь изменяется по пути прогрессивного развития. При этом необязательно заниматься постоянно самоизучением; 2) центрирование, акцентировка проблем, когда социальные работники показывают клиентам, что они готовы заняться их делами, доказывая это практически, начиная знакомиться с проблемами каждого из

23

нуждающихся; 3) действие, когда социальный работник демонстрирует деятельную открытость, мобильность, а клиент видит, что поддержание безопасности, ее ощущение не всегда необходимо. Нужно просто заниматься делом, актуальным для жизни каждого из нас.

Существенно важно и то, что у социального работника в данной ситуации не должно быть жестко заданной модели, каким следует быть клиенту или обществу, среде, которая его окружает, а следовательно, нет диагнозов или прогнозов, основанных на этих идеальных представлениях, Цель же работы соционома видится в том, чтобы воодушевить клиента, понять реальные возможности его жизни, активно включиться в их реализацию.

Конечно, при всей универсальности таких экзистенциально-гуманистических подходов к оказанию помощи нуждающимся их нельзя одинаково конкретно использовать во всех формах организации социальной работы, Во-первых, это разные формы социальной помощи, которые существуют нередко по разному поводу, решают неодинаковые проблемы. Во-вторых, следует учитывать ведомственную разобщенность учреждений социальной работы, препятствующую массовой унификации. Кроме того, мы имеем дело всякий раз с различными людьми и разной сферой их обитания.

Наконец, гуманистической модели обоснования социальной работы чужд подход, когда требуется навязывать кому-то определенную модель, стандарт действия. В этом смысле социальный работник, опирающийся на рассматриваемые модели социальной работы, свободен в выборе форм и средств воздействия на клиента, сотрудничества с ним [48, 49].

Весьма важны ролевая и коммуникативная модели теоретического обоснования социальной работы, тяготеющие к комплексности.

В рамках данного подхода к теоретическому обоснованию социальной работы относятся некоторые компоненты социологического знания, что придает им психолого-социологический характер. Однако логика обоснования целесообразной деятельности социальных работников здесь базируется преимущественно все-таки на психологическом знании3. Прежде всего выясняется, как понимается роль личности, а она чаще всего трактуется преимущественно в психологическом и социально-психологическом плане.

Представления о личностных ролях в теориях социальной работы предполагают, что люди строят свое поведение в соответствии с моделями, схемами, воспроизводящимися индивидуально-личностным сознанием. Они обычно касаются вопроса о том, как себя вести и развиваться с учетом прошлого опыта, понимания значимости актуальных событий, а также того, как каждый человек формирует свои представления о собственной роли в жизни.

3 Впрочем, мы допускаем, что в современных условиях развитие этих моделей теоретического обоснования социальной работы и эволюция ее практики приведут к доминированию комплексной оценки рассматриваемых теоретических конструкций, и особенности и плане повышения роли социально-психологического знания.

24

В этой связи существенна важны установки и практика определенного стиля общения, коммуникаций людей и соответствии с представлениями об их определенной роли в жизни. В технологическом плане весьма значимыми являются методы освоения известных образцов поведения, моделей общения людей, играющих различные и идентичные роли. Не случайно обычно ролевая и коммуникативная модели социальной работы рассматриваются сопряженно.

Следует учитывать и тот факт, что в исходном плане ролевая теория соотносится со структурно-функциональным подходом в социологии, хотя технологически реализуется в контексте психологического и социально-психологического развития. Она исходит из того, что люди занимают определенное положение в социальной структуре (структурах) общества, имея известное место, позицию, которая связана с выполнением характерных для нее ролей (роли).

В этом смысле роль представляет собой набор определенных ожиданий или видов поведения, связанных с положением субъекта жизнедеятельности. Данное положение подразумевает и то, что роли всегда следует рассматривать в контексте отношений, реализующихся в различных видах коммуникации. Роли могут возникать из наших собственных или чьих-то других ожиданий, представлений о должном или желаемом. Они могут быть и приписаны человеку как результат некоторых обстоятельств (случается быть больным, инвалидом, консультантом и др.), а также достигнуты человеком или предписаны ему системой правовых, социально-культурных и моральных норм.

Ролевые конфликты и проблемы обычно возникают, когда одна роль несовместима с другой или в чем-то существенно противоречит ей. Возможны и внутриролевые конфликты, что случается тогда, когда различные роли, выполняемые одним лицом, являются несовместимыми или плохо совмещающимися. Интро-ролевой конфликт имеет место в том случае, если ожидания различных людей по поводу одной и той же роли не согласуются. А ролевая неоднозначность появляется, когда существует неопределенность по поводу того, что конкретная роль влечет за собой.

Такого рода социально-психологические аномалии затрудняют коммуникации, определяют характер проблем, на решение которых ориентированы как раз ролевая и коммуникативная модели социальной работы. В этой связи они учитывают как существенно важное и то, в каких обстоятельствах осуществляется коммуникация, взаимодействуют люди, исполняющие те или иные роли. Главной проблемой в этой связи рассматривается следование определенным ролям и отклонениям от него в различных и сходных социально-психологических ситуациях. На этой основе обычно разрабатываются оптимальные для них технологии социальной работы [50, 51].

Коммуникативная модель обоснования социальной работы помимо ролевых проблем учитывает специфику средств коммуникации, облегчающих или затрудняющих общение, а также различия разных схем, характера поведения людей в процессе коммуникации. В этой связи в

25

круг внимания теоретиков социальной работы попадают язык и речь, искусство и наука, религия и мораль, право и философия, мифы и символы реальности.

В данном своем качестве коммуникативная модель социальной работы предполагает полезную связь с другими теориями социальной работы и технологиями ее реализации. Наиболее существенное же в данном подходе к обоснованию теории социальной работы заключается в рассмотрении коммуникативного потенциала личности и условий реализации коммуникаций.

Теория коммуникации, как известно, была разработана вне проблематики социальной работы. Сегодня мы имеем дело лишь с ее использованием для оптимизации теории и практики организации социальной помощи людям. При этом помощь оказывается и в области поддержки способностей людей к коммуникации, т.е. коммуникация выступает не только как средство обеспечения социальной поддержки, но и как благо, жизненная ценность, осуществление жизни.

Весьма показательны в рассматриваемом плане задача — о р ие н т и р о в а н н а я ик р и з и с- и н т е р в е н т н а я модели теоретического обоснования социальной работы.

Две названные и также довольно близкие друг другу модели обоснования социальной работы для отечественной традиции являются достаточно новыми. По крайней мерс в таком терминологическом контексте в трудах по проблемам социальной работы они в нашей стране не интерпретировались.

Общность и сходство этих теоретических подходов к социальной работе заключается прежде всего в том, что оба они ориентируют на кратковременное, относительно фрагментарное вмешательство соционома в процесс решения клиентом его проблем, хотя эти вмешательства и могут при необходмости соединяться в серии. Организационно за рубежом такие вмешательства часто основываются на контрактах, соглашениях между клиентом и социальным работником.

Кризис-интервентный подход основан в главном на психодинамической концепции и эгопсихологии. В свою очередь индивидуальная задача-ориентированная работа не признает какую-либо специфическую или социологическую основу для технологии, методов своего осуществления. Она полностью опирается на оперативный прагматический подход, который распространился в силу неудовлетворенности долгосрочной стационарной психодинамической помощью, индивидуальнопсихологической поддержкой личности в ряде индустриально развитых стран.

Кризисное вмешательство социального работника обосновывается как его целесообразное действие, которое прерывает серию событий жизни клиента, усугубляющих либо ведущих к кризису, нарушению нормальной жизни людей. В свою очередь задача-ориентированная работа обосновывается как деятельность, сосредоточенная на определенных категориях проблем.

Обе модели пытаются улучшить способность людей иметь дело с их

26

проблемами и жизни, разрешать их оптимальным образом. Кризисное вмешательство опирается на теорию происхождения трудностей и различных жизненных условиях. А задача-ориентированная модель берет проблемы как таковые, чтобы решать их в актуальном плане чисто прагматически.

Кризисное вмешательство использует практические задачи для помощи людям в целях снова приспособиться к жизни, но важным аспектом его является учет эмоциональных реакций людей на кризис и долгосрочные изменения в их способностях справляться с ежедневными проблемами. В то же время задача-ориентированная модель фокусирует внимание на проявлении клиентом себя в решении практических задач, которые решают какие-то частные проблемы, в том числе эмоциональные [52, 53]. В целом ряде аспектов эти модели взаимодействуют с бихевиористской, дополняя и оптимизируя ее.

Бихевиористский подход в теоретическом обосновании социальной работы достаточно давно известен и активно разрабатывается, но главным образом он известен и научном контексте отечественной психологии. Однако в качестве основы социальной работы как относительно самостоятельного вида общественной деятельности он не получил здесь широкого распространения. За рубежом такой подход к концептуальному обоснованию социальной работы вытекает из работ психологов-экспериментаторов бихевиористского направления [54, 55] и активно используется.

В принципе бихевиористская социальная работа основывается на обучающей теории, которая в отличие от психодинамической сосредотачивает внимание на наблюдаемом поведении. При этом считается, что неразумно использовать скрытые мысли или предположения о структурах ума, так как они не могут быть независимо или объективно проверены.

Бихевиористская социальная работа нередко основывается на схемах единичных экспериментов, построенных с учетом классического принципа: «стимул — реакция». При этом за тщательным определением желаемых видов поведения обычно следует спланированная оценкаизмерение (как часто оно встречается в период и в рамках «основного направления»). Затем следует вмешательство. Вместе с ним и вслед за ним измеряются также отдельные случаи такого поведения.

В этой связи предполагается учет ответной обусловленности, определяющей реакцию клиента на различные стимулы. И как только получен ответ человека на стимул, его поведение корректируется. При этом используется как прямое воздействие социального работника, так и влияние через использование новых значимых стимулов.

В рамках данной модели теоретического обоснования социальной работы встречаются весьма серьезные проблемы. В частности, тогда, когда соционом имеет дело с немотивированным, необусловленным поведением клиентов. В данном случае оказывается трудно или вовсе невозможно найти решение их проблем в контексте бихевиористского подхода.

27

Кроме того данная модель теоретического обоснования социальной работы серьезно критикуется за сугубо позитивистскую практику осмысления проблем клиента, а также технологий их решения. Очевидно, что она требует своего обновления.

Социолого-ориентированные теории

Перейдем к рассмотрению некоторых социолого-ориентированных моделей теории социальной работы. Среди них наиболее отчетливо обнаруживают себя, во-первых, те, что формируются на базе теории социальных систем, а во-вторых, те, что опираются на радикальномарксистские подходы. В этой связи охарактеризуем наиболее существенное в их специфике, подчеркнув то обстоятельство, что эти концепции составляют основу так называемой структурной социальной работы.

Особенности модели теоретического обоснования социальной работы, опирающейся на системные представления о строении и развитии общества также полезно подчеркнуть. Системные идеи восходят к общей теории социальных систем Берталанфи (1971 г.). В первоначальном своем варианте эта теория, как известно, была разработана на биологическом материале и показывала, что все организмы являются системами, составленными из подсистем, а сама система в спою очередь есть часть сверхсистем. Так, человек представлялся как часть общества, но состоящая из циркулирующих систем кровообращения, пищеварения, а также клеток, которые в свою очередь состоят из атомов, включающих в себя еще более мелкие частицы. Эта теория стала широко применяться для анализа социальных систем, включающих социальные группы и общественные институты, семьи, малые сообщества, коллективы.

В 70-е годы за рубежом псе более активно и широко системные идеи стали применяться в анализе проблем социальной работы, прежде всего — в социолого-ориентированных подходах к се осмыслению и регулированию [56, 57]. При этом главным аргументом в пользу такого подхода выдвигалась мысль о том, что люди в стремлении улучшить свою жизнь зависят от различных окружающих их систем. А из этого следует, что решение проблем социальной защиты жизнестойкости человека в главном должно опираться на совершенствование и регулирование систем.

В рамках такого рода представлений сформировалась широко распространенная точка зрения о том, что людям могут помочь три типа систем: во-первых, неформальные или естественные системы, такие как семья, группа друзей, объединение по интересам и др. Во-вторых, речь идет о формальных системах, таких как общинные группы, профсоюзы, общественно-политические организации и т.п. В-третьих, это системы, существующие в обществе в виде учреждений, ведомств, функционально ориентированных организаций (больницы, библиотеки, школы и др.)

28

В данном контексте задачи социального работника дифференцируются на две группы: с одной стороны, они связаны с оптимизацией деятельности учреждений, организаций и ведомств, способных оказать помощь людям в решении их проблем, С другой стороны, речь идет о содействии нуждающимся в использовании ими учреждений социальной работы для удовлетворения своих потребностей, об активизации самозащитных потенций человека как саморегулирующейся системы.

Сегодня традиционно различают две формы использования теории систем в социальной работе: а) использование положений общей теории систем, о чем было сказано выше; б) разработка и использование экологической теории систем. Узловым понятием т е о р и и э к ол о г и ч е с к и х с и с т е м в социальной работе стала категория «модели жизни». Модель жизни рассматривает людей как системно организованных субъектов жизнедеятельности, которые постоянно приспосабливаются в их взаимодействии к многообразию условий бытия. Она исходит из того, что там, где человек может развиваться через изменение, где его в этом поддерживает среда, окружение, существует взаимная адаптация.

Социальные проблемы (бедность, загрязнение природы, дискриминация и пр.) осложняют условия бытия человека, сокращают возможность взаимной адаптации. Жизненные системы (люди, их объединения) согласно теории экосистем должны пытаться поддерживать хорошее равновесие со своим окружением.

Главной целью социальной работы в теории экосистем провозглашается обычно усиление адаптивных способностей людей, влияние на их окружение так, чтобы сделать компромиссы человека и среды обитания более адаптивными. Таким образом, социальный работник в данном подходе к решению проблем клиента воздействует не только на него, но и на среду его обитания.

В структурной социальной работе системно-экологический подход наиболее масштабно проявляется в организации работы системы социального обеспечения и поддержки населения. Он ориентирован как на группы населения, пользующегося спланированной официально централизованной поддержкой, так и на массовую или индивидуальную неформальную помощь, в том числе друзьям, соседям, членам семьи, которые в этом нуждаются. Такая помощь бывает либо личная, либо общественная. Личная использует по-преимуществу психологические возможности социономов и клиентов. Общественная (социальная) помощь использует воспитание и обратную связь, эффект воздействия специальных учреждений.

В целом же формулировка теоретических оснований социальной работы в контексте общих и экологических систем существенно отличается от абсолютного большинства традиционных подходов, существующих в современной теории социальной работы. Это отличие в главном сводится к тому, что системный подход акцент делает не на индивидуализацию и психическую проблематику клиента, а на социальный подход к оценке проблем его жизни, их типизацию, обобщение.

29

К числу наиболее существенных слабостей этого подхода к теоретическому обоснованию социальной работы обычно относят его недостаточную технологичность и конкретность в определении путей оказания помощи людям.

Теперь обратимся кр а д и к а л ь н о й и м а р к с и с т с к о й моделям обоснования теории социальной работы. Обе эти модели теоретического обоснования социальной работы характеризуются острой критикой традиционных подходов к пониманию сути, содержания, а также общественной значимости социальной работы. Их близость и 7080-е годы стала очевидной.

Радикальная критика традиционных форм социальной работы уже и 70-е годы привела к обоснованию таких ее форм, как «наделение полномочиями», социальная адвокатура, повышение уровня и развитие самосознания. Обозначилась акцентировка на социальную самозащиту, повышение роли социальной субъектности.

Более длительным радикально-критическим отношением к социальной работе характеризовалась марксистская традиция ее научного осмысления. В этой связи вполне определенно обозначились три позиции по отношению к социальной работе:

1) прогрессивная позиция, согласно которой социальная работа представляется как положительный фактор перемен, так как она связывает буржуазное общество с его эксплуатацией трудящихся слоев населения и нуждающиеся социальные группы. Социальный работник в этом контексте характеризуется как важная сила, способствующая коллективным действиям, подъему самосознания людей, осуществлению перемен;

2) репродуктивная позиция представляет социальных работников как агентов, служащих, осуществляющих классовый контроль, который в эксплуататорском обществе усиливает угнетение рабочего класса, всех трудящихся;

3) противоречивая позиция характеризует социальную работу, с одной стороны, как полезное для трудящихся явление общественной жизни, которое дает возможность помогать нуждающимся, содействовать ослаблению капиталистического общества, обеспечивая консолидацию трудящихся слоев. С другой стороны, социальные работники выполняют функции ослабления социальной напряженности в капиталистическом обществе, усиливая его, обеспечивая стабильность.

Радикалисты в области социальной работы ориентированы более однозначно. Они исходят из критики «традиционной» (психодинамической) социальной работы или других ее теорий, которые стремятся сохранить, усовершенствовать существующий социальный порядок как должное. Если обобщить радикальную критику традиционной социальной работы, то она в главном характеризуется следующими положениями:

а) объяснения в традиционной социальной работе сводят сложные социальные проблемы к индивидуально-психологическим. Имеется тенденция «найти» виноватого, жертву, возлагая ответственность за проб

30

лемы, имеющие социальное происхождение, на плечи клиентов, Она отвлекает внимание от социальных обстоятельств, во многом определяющих проблемы клиента;

б) традиционная социальная работа «повязывает» людей с социальными проблемами, отвлекая их от других дел, тех, которые могли бы помочь избежать трудностей;

в) традиционная социальная работа усиливает эксплуататорское общество, стабилизируя его снятием социальной конфликтности и др.

Однако, несмотря на критику, существуют многочисленные связи между радикальным подходом и традиционными концепциями социальной работы. Во-первых, и те, и другие согласны в том, что общество способствует появлению проблем личности, ее индивидуальной жизни; во-вторых, и те, и другие представляют отношения между людьми и обществом как трансакциональные, взаимные и интерактивные, т.е. дело представляется так, что мы можем оказывать воздействие на наши социальные обстоятельства так же, как и они на нас; в-третьих, оба подхода предусматривают автономность клиента; наконец, в-четвертых, и там, и там признается важность понимания клиентом своих обстоятельств жизни для влияния на них в лучшую сторону.

По преимуществу к социолого-ориентированным моделям теоретического обоснования социальной работы принадлежит и так называемая р а з р е ш а ю щ а я м о д е л ь. Она предусматривает достижение следующих целей: 1) помочь клиентам увидеть и осмыслить себя как «каузальных агентов», способных к поиску решений существующих проблем; 2) содействовать восприятию клиентом социального работника как специалиста, имеющего знания и умения, которые могут быть полезными ему; 3) воспринимать клиентом социального работника как партнера в решении некоторого круга своих проблем; 4) помочь воспринимать властную, полномочную структуру организации социальной помощи, общества в целом, как сложную и частично открытую влиянию.

Социолого-ориентированные модели социальной работы обозначили в 70-80-е годы усиление тенденций к ее комплексному осмыслению. И к началу 90-х годов стало возможным говорить о нескольких теоретических подходах к научному обоснованию социальной работы, которые носят разносторонний, no-существу — междисциплинарный, комплексный характер. При этом их целостность представляет уже новое качество рождающейся научной дисциплины — теории социальной работы.

Из числа психолого-ориентированных моделей теоретического обоснования социальной работы к комплексным тяготеют ролевая и коммуникативная. Среди социолого-ориентированных моделей ближе других к комплексным примыкает разрешающая и экологическая модели.

31

Комплексно-ориентированные модели теоретического обоснования социальной работы

Рассмотрим, однако, с о б с т в е н н о — к о м п л е к с н ы е модели теоретического обоснования социальной работы. К ним мы относим прежде всего когнитивную, социально-педагогическую и виталистскую модели.

Все более известной становится к о г н и т и в н а я (познавательная) модель теоретического обоснования социальной работы. Строго говоря, при оценке данного подхода к теоретическому обоснованию социальной работы следует говорить о целом ряде когнитивных теорий, которые заявили о себе в последние одно-два десятилетия, в первую очередь благодаря работам X. Гольдштейна [40, 41, 42], который не только предложил свой вариант когнитивной теории, но и активно пропагандировал иные.

Все они при известном тяготении к психолого-ориентированным моделям теоретического обоснования социальной работы в главном являются комплексными, опирающимися на междисциплинарный взгляд при понимании природы социальной работы. И это при всем том, что когнитивная теория в целом занимается человеческим мышлением, его влиянием на поведение человека, решением индивидуальных и социальных проблем человека.

Когнитивная теория сочетает психосоциальные, социологические, поведенческие и социальные элементы в подходе к осмыслению и решению проблем социальной работы. Представляя развитие рационального мышления человека в отношении защиты им своих индивидуальных и социальных интересов через оптимальное поведение, когнитивные теории ориентируют клиента и соционома не только на изменение себя, адаптацию к среде, но и на совершенствование последней, оптимизацию своего социального окружения.

Обычно в рамках когнитивного подхода выделяются несколько важнейших моментов, составляющих его главную особенность:

1. Люди могут быть лучше всего поняты, когда они ищут или стремятся к определенной цели, преодолевая препятствия в личной и общественной жизни.

2. Люди создают спои собственные модели действительности в соответствии с тем, что они узнали, поняли.

3. Человек приобретает уверенность в жизни посредством адаптации к социальным реальностям, в процессе которой они изменяют эти реальности, изменяясь сами.

4. На процесс адаптации человека и среды воздействует воспринимающее Я — наше представление о себе, а также способ его воздействия на характер восприятия и др.

Таким образом, когнитивный подход, ориентируясь на рациональные аспекты поведения человека и обустройства среды его обитания, подходит к решению задач социальной работы более или менее комплексно. При этом делается акцент на рациональные аспекты индиви

32

дуальной субъектности личности, что нередко побуждает относить эту модель теоретического обоснования социальной работы к психологоориентированным или социально-педагогическим.

Существенно значим и весьма показателен с о ц и а л ь н о — п е д а г о г и ч е с к и й подход к обоснованию теории социальной работы. Оценивая специфику социально-педагогического подхода к теоретическому обоснованию социальной работы, следует иметь в виду, что в России в начале 90-х годов активизировалась дискуссия о соотношении социальной педагогики и социальной работы, соответственно и об объекте и предмете, методах той и другой наук. Акценты в этой дискуссии оказались расставленными в диапазоне от фактического отождествления социальной педагогики и социальной работы до их противопоставления как наук, различных отраслей знания и даже — как науки и практики.

Между этими крайностями расположились не менее категоричные утверждения о том, что социальная педагогика — это часть социальной работы либо, наоборот, социальная работа — часть социальной педагогики. В большинстве случаев, однако, констатируется как сходство, так и различия между социальной работой и социальной педагогикой [58, 59].

Социальная педагогика чаще характеризуется как наука, исследующая влияние социальных факторов среды на социализацию подрастающего поколения, разрабатывающая и реализующая эффективную систему мероприятий по оптимизации воспитания на уровне личности, группы и территории с учетом конкретных условий социальной среды. Она ориентирует человека в мире социальных ценностей, помогая ему адаптироваться к определенной среде обитания,

Определяя специфику социально-педагогической модели социальной работы, следует учитывать тот факт, что социальная педагогика как наука, предмет преподавания и отрасль педагогической практики ставит перед собой задачу многоуровневой социализации подрастающего поколения, населения в целом. Но она — не только адаптация личности к условиям социальной среды, но и участие в преобразовании этой среды с учетом решения педагогических проблем.

С этой точки зрения можно выделить два взаимосвязанных момента в развитии социальной педагогики — социализация и ресоциализация личности, с одной стороны, и педагогизация окружающей среды, т.е. собственно социальная педагогика как педагогика, нацеленная на преобразование социальных отношений, среды обитания личности. При этом она учитывает необходимость компенсации негативного влияния среды путем создания альтернативных институтов. Возможна и оценка влияния возникающих институтов социализации с целью их педагогической коррекции, укрепления и повышения социального здоровья населения.

Такой подход к социально-педагогическому осмыслению социальной работы предполагает включение в нее, как минимум, двух типов социальных педагогов. Один из них призван решать задачи социализации и ресоциализации на уровне личности, другой — на уровне влияния в этих

3. Теория… 33

процессах социальных компонентов среды, выделения системообразующих факторов, способствующих или препятствующих социализации и ресоциализации с учетом требований морали и социальных ценностей, потребностей практики общественного развития. Таким образом, оказывается доминирующим именно комплексный подход в обосновании моделей социальной работы в контексте социально-педагогической традиции ее рассмотрения,

В и т а л ь н о — о р и е н т и р о в а н н у ю модель комплексного осмысления социальной работы мы рассматриваем как одну из наиболее эффективных. И не только потому, что она дает хорошие основания для опоры на специфически акцентированные теории социальной работы, но и в силу использования генетического подхода к жизнеосуществлению человека как биосоциального существа, эволюция, поддержка жизненных сил которого составляет объект забот социальной работы [60, 61]. Концепция жизненных сил, индивидуальной и социальной субъектности человека как теоретическая модель комплексного видения социальной работы при этом играет узловую роль.

Конечно, имея в виду давнюю традицию существования различных школ витализма4, их борьбы, достижений и неудач, следует учесть опасность дробления теоретических оснований данной модели комплексного осмысления социальной работы [62, 65, 64]. Это требует принятия за исходные ряда положений, которые позволяли бы, по крайней мере в рамках принятого подхода представлять рассматриваемую модель теоретического обоснования социальной работы непротиворечиво.

Во-первых, констатируем важность трактовки человека как биосоциального существа, обладающего способностью творчески отражать объективную реальность и творить ее в соответствии с идеальными моделями, а также располагающего и в определенной мере использующего различные системы социокультурных символов, информации (науки, морали, искусства, религии, права и т.д.). При этом всегда сохраняют свое фундаментальное значение естественные биофизиологические основы жизни человека.

Во-вторых, отметим факт формирования и осуществления жизненных сил человека в процессе удовлетворения потребностей поддержания жизнеобеспечения и деятельного существования, развития этих потребностей от поколения к поколению в конкретной социальноисторической среде обитания людей,

В-третьих, подчеркнем факт постоянного сосуществования и взаимодействия определенного жизненного пространства и жизненных сил человека, живущего в конкретных исторических условиях.

4 В текущем столетии витализм традиционно характеризуется как идеалистическое направление в биологии, объясняющее специфику жизненных явлений присутствием в живых телах особых нематериальных, непознаваемых сил [65]. Данная точка зрения сегодня обычно подвергается критике. Зачатки такого понимания проблемы, как правило, относят к древности — идеям Платона о бессмертной душе, «психике» Аристотеля — о существовании особой нематериальной силы, «энтелехии», управляющей явлениями живой природы.

34

В-четвертых, существенно важно иметь в виду сосуществование различных уровней организации жизненного пространства и жизненных сил человека — от индивидуального, семейного и группового до регионально-государственного и международного.

Наконец, в-пятых, нельзя не учитывать сосуществование и взаимодействие духовных и материальных сил, которыми располагает человек, материальную, предметно-вещественную и духовно-культурную среду обитания людей, их способность к экстрасенсорике, включенность в биоэнергетический обмен, осуществляющийся в природе.

Жизненные силы человека понимаются нами в качестве его способности к воспроизводству и осуществлению жизни как биосоциального существа, способности к эффективному удовлетворению потребностей поддержания жизнеобеспечения и деятельного существования во всех сферах жизни общества, уровнях его организации. Жизненные силы человека представляются как единство индивидуальной и социальной субъектности. Индивидуальная субъектность понимается как способность человека удовлетворять и развивать свои многообразные потребности индивидуально-личностными средствами. Социальная субъектность трактуется в качестве способности людей удовлетворять и развивать свои интересы и потребности с помощью социальных институтов, учреждений и организаций общества. При этом индивидуальная и социальная субъектность рассматриваются и в контексте различий служения человека достижению индивидуальных и общественно значимых, коллективных целей, определенных смысложизненных ориентации, индивидуальной и социальной поли человека к достижению этих целей.

Социальная работа в этой связи понимается как процесс, деятельность по содействию оптимальному формированию, осуществлению и реабилитации жизненных сил, индивидуальной и социальной субъектности человека. Это позволяет рассматривать ее в единстве структурной и психосоциальной работы, во взаимопересечении традиций психолого-ориентированных и социолого-акцентированных теорий социальной работы. Иначе говоря, комплексный подход к социальной работе и здесь является доминирующим.

На этой основе разрабатываются стратегические направления социальной работы, корректируется взаимодействие, сопряжение различных ее технологий, формируются новые практико-ориентированные подходы в социальной защите жизненных сил, благополучия людей. Очевидно, однако, что всеобъемлющая разработка и реализация такой модели социальной работы по многом пока — дело будущего.

Модель практической деятельности в рамках данной концепции связывается прежде всего с решением следующих задач: во-первых, с преодолением обостренной реакции клиентов на негативные оценки своих возможностей преодолевать трудности обеспечение способности клиента видеть себя вполне готовым практически решать (участвовать в решении) своих проблем; во-вторых, с локализацией и упразднением блоков торможения позитивного развития ситуации клиента, усиления

35

поддержки успешного решения его проблем; в-третьих, следует учесть необходимость повышения информированности, осведомленности клиента по поводу возможностей решения его проблем, прежде всего — о нравах, создающих основу для этого; в-четвертых, решается проблема убежденности клиента в способности социального работника оказывать нуждающимся реальную помощь. Наконец, в-пятых, принципиальное значение имеет достоверная оценка развитости умений клиента индивидуально-личностными и социальными средствами удовлетворять и развивать свои интересы и потребности, а также определение соответствующих стратегий деятельности социальных работников.

В рамках р а з р е ш а ю щ е й модели социальной работы обосновываются следующие роли социономов:

консультация по ресурсам, «привязка» клиентов к ресурсам оказания помощи, создание условий улучшения самооценки клиентов, их способностей решать свои проблемы;

помогать клиентам приобретать знания о себе, о социальном устройстве окружающей среды;

социальный работник выступает как учитель и воспитатель, наставник, способный обучить клиента навыкам решения проблем, определенной практической деятельности.

Разрешающая модель в целом ориентируется на использование специфических методов социальной работы, имеющих целью ослабить или упразднить отрицательные оценки и условия разрешения проблем клиентов из числа тех, что формируются влиятельными группами в обществе по отношению к отдельным его членам и слоям. Особенно полезным бывает обращение к данной модели в работе с семьями, группами по интересам. Это существенно расширяет возможности учреждений социальной работы, где определен профиль деятельности, заданы некоторые функции.

Литература

1. Theories of social casework / Ed. R. and R.I I. Nee. Chicago, 1970.

2. Social work trеatmеnt: Interlocking theoretical perspectives / Ed. F.J. Turner. N.Y., 1986.

3. Hearn G. Theory-building in social work. Toronto, 1958.

4. Peine M. Modern social work theory. L., 1992.

5. Боханов А.И. Коллекционеры и меценаты в России. М., 1989.

6. Боханов А.И. Крупная буржуазия России (конец XIX-1914 г.). М., 1992.

7. Бурышкин П.А. Москва купеческая. М., 1991.

8. Предпринимательство на Алтае. Барнаул. 1993.

9. Растов Ю.Е. Труд на общественных началах как социальное явление. Барнаул, 1969.

10. Григорьев С.И. Социальный смысл безвозмездной деятельности советского студенчества. Барнаул, 1982.

11. Баранов Б Д. Социальное значение развития труда на общественных началах в период строительства коммунизма. Саратов, 1967.

12. Gilligan С. In a different voice: Psyshological theory and women's development. Cambridge. 1982.

13. Goldstein E.G. Ego psychology and social work practice, N.Y., 1984.

14. Поддерживающие системы и взаимопомощь: Полидисциплинарные исследования / Под ред. Дж. Каплан, М. Киллелся. Нью-Йорк, 1976.

36

15. Strean Н.S. Introduction // Social casework: Theories in action. N.Y., 1971.

16. Strean H.S. Psychoanalytic theory and social work practice. N.Y., 1979.

17. Ego psychology and dynamic casework / Ed. J.P. Howard. N.Y., 1957.

18. Forder A. Social work and systems theory // Brit. J. Social Work. 1976. N 6(1).

19. Whittaker J.K. Social treatment: An approach to interpersonal helping. Chicago, 1974; Carbarino J. Social support nаtworks: Informal helping in the human services N. Y., 1983.

20. Cangrade K.D. Western social work and the Indian world // Intern. Social Work. 1979. N 13(3).

21. Гайслер Г. Социальное обеспечение и развитие Африки // Прикл. соц. исслед. 1970 № 2 (2).

22. Leonard P. Towards a paradigm for radikal practice // Radikal social work / Ed. R Bailey and N. Braik. L., 1975.

23. Перреп А. Человеческие качества. М., 1985.

24. Тараткевич М.В. Человек и его потребности. Минск, 1989.

25. Социальные ресурсы и социальная политика / Под ред. Г.Г. Шаталина, В.Г. Гребенникова. М., 1990.

26. Леннеер-Аксельсон Б. Голоса мужчин. Барнаул, 1993. Ч. 1,2.

27. Кернер Г… Юнссон Л. Теория социально-психологической работы. М., 1991.

28. Bocock R. Psychoanalysis and social theory // Social work and the legacy of Freud: Psychoanalysis and its uses / Ed. G. Pearson. L., 1988.

29. Берн Э. Игры, в которые играют люди: Психология человеческих взаимоотношений. Люди, которые играют в игры: Психология человеческой судьбы. Л., 1992.

30. Франка В. Человек в поисках смысла. М., 1990.

31. Freedberg S. Religion, profession and politics: Bertha Capen Reynolds challenge to social work // Smith College Stud. Social Work. 1986. N 56(2).

32. Dominelli L. Anti-racist social work. L., 1988.

33. Теория и практика деятельности социальных работников и их подготовка в системе высшего образования. М., 1991.

34. Теория и практика социальной работы: Отечественный и зарубежный опыт / Под ред. Т.Ф. Яркиной, В.Г. Бочаровой. М.; Тула, 1993. Т. 1-2.

35. Григорьев С.И. Социология и социальная работа. Барнаул, 1991.

36. Сведнер X. Об организации социальной работы в системе обучения социологов в Швеции // Социальная работа: Теория и практика деятельности социальных работников и их подготовка в системе высшего образования. М., 1992.

37. Swedner H. People's wellfare and investigation of problems of life-provision. N.Y… 1986.

38. Goldstein H. Cognitive theory and social work practice revisited //Social Service Rev. 1984. N 58(3).

39. Goldstein H. Social learning and change: A cognitive approach to human services. Columbia. 1981.

40. Goldstein H. Cognitive approaches to direct practice // Social Service Rev. 1982. N. 56(4).

41. Фрейд З. Я и оно. Л., 1924.

42. Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия. М., 1925.

43. Юнг К. Психологические типы. М., 1924.

44. Бернер Г., Юнссон Л. Теория социально-психологической работы. М., 1991. 45. Леннеер-Аксельсон Б. Голоса мужчин, Барнаул, 1993. Ч. 1,2.

46. Rogers C.R. Client-centred therapy: Its current practice, implications and theory. L., 1951.

47. Rogers C.R., Strauss M. Rerson to person: The problem of being human. I., 1967. 48 Davis L.U. Role theory // Social work treatment: Interlocking theoretical approaches / Ed. F.J. Turner. N.Y., 1986.

49. Dominelli L., McLeod E. Feminist social work. L, 1988.

50. Hutten J.M. Short-term contracts in social work. L., 1977.

51. Hugman R. The private and the public in personal models of social work: A responce to O'Connor and Dalgleish // Brit. J. Social. Work. 1987. N. 17(1).

52. Hadson B. Behaviourist community social work with schizophrenic people // Ibid. 1978. N. 8(2).

53. Hadson B. Behaviourist social work. L., 1986.

54. Social work, welfare and the state / Ed. P.N. and R.M. Satyamuni. L… 1979.

37

55. Бочаров В.Г. Личность — семья — общими становятся центром системы социальных служб // Социальная работа. 1992. № 1.

56. Басов A.В. К вопросу о предмете социальной педагогики // Теория и практика социальной работы: Отечественный и зарубежный опыт / Под ред. Т.Ф. Яркиной, В.Г. Бочаровой. М.; Тула, 1993. Т. 1/2.

57. Григорьеа С.И. Социальная работа в России в 90-е годы: Содействие формированию, осуществлению и реабилитации жизненных сил населения // Проблемы семьи и детства в современной России / Под ред. О.И. Волжиной и др. М., 1992. Ч. 1/2.

58. Основы социологического знания: Учеб. пособие / Под ред. С.И. Григорьева. Барнаул, 1992. Ч. 1.

59. Тимирязев К.Л. Витализм и паука // Соч. М., 1938. Т. 5.

60. Геккель Э. Мировые загадки. М., 1937.

61. Дриш Г. Витализм, его история и система. М., 1975.

62. Витализм: Философская энциклопедия. М., I960.

Основные понятия

Парадигма научного мышления в теории социальной работы — фундаментальное научное положение, определяющее характер научного осмысления проблем социальной работы, его новое направление; система взаимосвязанных понятий, описывающих непротиворечиво важнейшие закономерности осуществления социальной работы и рамках определенного теоретического подхода.

Позитивистская традиция научного мышления в теории социальной работы — система требований, принципов научного осмысления проблем социальной работы, опирающаяся на классические требования социологического позитивизма, в особенности предусматривающие необходимость опоры на эмпирические данные в доказательстве научного вывода.

Традиция гуманитарного мышления в теории социальной работы — система требований, принципов научного осмысления проблем социальной работы, используемых в контексте философско-гуманистического видения развития человека и общества, опирающегося как на эмпирическое, так и на теоретико-методологическое, спекулятивное научное знание.

Психолого-ориентированные модели теоретического осмысления проблем социальной работы — совокупность теоретических концепций социальной работы, опирающихся преимущественно на психологическое знание, учет закономерностей психологического статуса, закономерностей развития человека.

Социолого-ориентированные модели теоретического осмысления проблем социальной работы — совокупность теоретических концепций социальной работы, в основе которых познание закономерностей соци

38

ального развития, структурирование общества, взаимодействия его социальных институтов.

Комплексные модели теоретического осмысления проблем социальной работы — совокупность теоретических концепций социальной работы, ориентирующихся на целостное видение проблем защиты жизненных сил человека как биосоциального существа.

Структурная социальная работа — совокупность разновидностей социальной работы, ориентированных на решение социальных аспектов защиты нуждающихся, их благосостояния, организации помощи.

Контрольные задания и вопросы

1. В чем заключается суть психодинамической модели теоретического осмысления социальной работы?

2. Какие теории объединяет психолого-ориентированные модели социальной работы?

3. Какие концепции и почему входят в блок социолого-ориентированных теорий социальной работы?

4. Какие модели теоретического обоснования социальной работы следует относить к комплексным и почему?

5. Каковы основные факторы и условия возникновения и развития теории социальной работы, определяющие ее специфику?

6. Кто из известных теоретиков социальной работы вам известен? К какому течению в теории социальной работы он принадлежит?

7. Существуют, по крайней мере, два взаимоисключающих утверждения о специфике теории социальной работы как научной дисциплины. Одно из них сводится к обоснованию того, что в теории социальной работы объединены элементы разных наук (психологии, социологии, медицины, права и др.), что она по существу — междисциплинарное образование, ориентированное на решение практических нужд жизни человека и общества. Другое сводится к утверждению о том, что это — самостоятельная научная дисциплина. Докажите верность или ошибочность каждой из этих точек зрения.

39


ЦЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ


1.Людям необходимо иметь доступ к ресурсам, которые нужны, чтобы преодолевать жизненные испытания и трудности, кроме того, у людей должны быть возможности для реализации своего потенциала в течение всей жизни.

2.Каждый человек уникален и с рождения представляет значимость и ценность, следовательно, профессиональное взаимодействие (интеракции) с людьми должно способствовать утверждению их достоинства и индивидуальности.

3.Люди имеют право на свободу до тех пор, пока они не посягают на права других, следовательно, профессиональное общение (трансакции) с людьми в процессе поиска и активизации их ресурсов должно усиливать их самостоятельность и способность к самоопределению.

4.За реализацию вышеуказанных ценностей должны отвечать как отдельные граждане, так и всё общество. Общество должно предоставлять условия и возможности для участия граждан в демократических процессах. Граждане должны соблюдать свою ответственность перед обществом, участвуя в демократических процессах.


Этический кодекс Ассоциации социальных работников

РОССИЙСКАЯ МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ АССОЦИАЦИЯ РАБОТНИКОВ СОЦИАЛЬНЫХ СЛУЖБ


На российской конференции членов межрегиональной Ассоциации работников социальных служб (22 мая 1994г.) был принят профессионально- этический кодекс соц.работника, в котором сформулированы моральные принципы деятельности в сфере социального обслуживания.

Принцип моральной ответственности перед клиентом:

  • работники соц.служб должны относиться к клиентам с присущей их профессии гуманистической направленностью;

  • интересы клиентов являются приоритетными для работников соц.служб; благополучие клиента должно рассматриваться в качестве основного фактора при принятии любого решения работником службы;

  • работники соцу.служб должны соблюдать конфиденциальный характер отношений с клиентами и заботиться о неразглашении полученной информации;

  • работники соц.служб должны способствовать свободному, самостоятельному и осознанному решению клиентом своих проблем.

Принцип моральной ответственности перед обществом:

  • деятельность работников соц.служб должна способствовать росту благосостояния общества;

  • работники соц.служб должны откликаться на просьбу любого клиента вне зависимости от его образа жизни, происхождения, пола, сексуальной ориентации, возраста и состояния здоровья.

Принцип моральной ответственности перед профессией и коллегами:

  • работники соц.служб обязаны накапливать и углублять свои знания и полноценно их использовать в профессиональной деятельности;

  • работники соц.служб должны поддерживать и укреплять всё то, что способствует осуществлению ими своего назначения;

  • работник соц.службы должен стремиться к сотрудничеству со своими коллегами в интересах своих клиентов; отношения между работниками соц.служб должны строиться на взаимном уважении и доверии (Топчий Л.В., 1997г.).

еще рефераты
Еще работы по социологии