Реферат: Современный расизм как глобальная проблема

Астраханский Государственный Технический Университет

Кафедра социологии и психологии

Материалы 53-ей студенческой научно-технической конференции

Современный расизм как глобальная проблема

Выполнили: ст.-ки гр. ИП-11

Шкадина Алиса и Михина Елена

Научный руководитель: доцент Шишкина Е.А.

Астрахань 2003г.

Введение

Расизм не нуждается ни в объяснении, ни в анализе. Его неискоренимые лозунги распространяются, как прилив, который в любой момент может затопить общество. Существование расизма не требует обоснования. Это категорическое утверждение, столь же абсолютное, как и недоказуемое, означает, что расизм имеет все признаки аксиомы. Доступный всем, пусть и не всеми принимаемый, расизм является понятием тем более эффективным, чем более оно смутно, тем более динамичным, чем более оно кажется очевидным. Как навязчивая идея, которая распространяется со скоростью слухов, расизм охватывает человека или группу людей тем быстрее, чем сильнее чувство уязвимости каждого индивида, потерявшего ощущение своего политического, социального, религиозного, экономического «я». Так начинаются неистовые поиски признаков постоянства, гарантий передачи ценностей, которые могут обеспечить устойчивость, отождествляя прошлое с настоящим и обещая наследникам будущее и законность их положения. Но что может лучше защитить доктрину, чем нерушимая вера, возвышающаяся над человеческим разумом? Можно ли мечтать о лучшем хранителе такой убежденности, чем сама природа? «В биологических концепциях живут последние остатки трансцендентности современной мысли», — писал в 1947 году Клод Леви-Строс.

Именно поэтому, наверное, в середине XX века фашистская индустрия расизма стремилась узаконить свою политику геноцида, обращаясь к естественной истории человечества.

Тем не менее, расизм – это глобальная проблема современности. Любая проблема требует определенного решения. Целью нашего исследования являлось изучение возникновения расизма и всех форм его проявления на современном этапе, а так же в более ранние периоды времени.

Исторические сведения о расизме

Слово «расизм» — производное от существительного «раса», которое уже довольно давно перестало обозначать во французском языке понятие «род» или «семья». В XVI веке принято было ссылаться на принадлежность к «доброй расе», а также объявлять себя человеком хорошей «породы», «дворянином». Подчеркивание своего происхождения было способом выделиться, показать свою значительность, что было также своеобразной формой социальной дискриминации. Простолюдин, мечтавший о «благородной крови», старался не упоминать имя своих предков. Постепенно «заслуга происхождения» меняет содержание, и в конце XVII века слово «раса» употребляется уже для разделения человечества на несколько крупных родов. Новая трактовка географии представила Землю не только разделенной на страны и регионы, но и населенной «четырьмя или пятью родами или расами, различие между которыми настолько велико, что может служить основанием для нового разделения Земли». В XVIII веке наряду с другими значениями термина, при которых он может иногда означать (например, у аббата Сьейеса) социальный класс, Бюффон в своей «Естественной истории» проводит идею, что расы — это разновидности человеческого рода, в принципе единого. Эти разновидности «являются результатом мутаций, своеобразных искажений, которые передаются от поколения к поколению». Не являются ли, таким образом, лопари «выродившейся из человеческого рода расой»?

С тех пор это слово стало ловушкой для многих поколений исследователей. Не жалея сил, одни старались найти наследственные черты, разделяющие человечество на однородные группы, другие настаивали на том, что понятие «раса» всегда было и остается беспочвенной гипотезой. Так, математик-философ А. О. Курно, который, как и многие другие авторы своего времени, участвовал в исследовании расовой проблемы, утверждал в 1861 году, что «множество трудов, предпринятых в течение века, не завершились даже определением расы». Он добавил также, что не существует «точной характеристики понятия расы, которое служило бы подлинной меркой для натуралиста». Тот факт, что биолог, лауреат Нобелевской премии по медицине Франсуа Жакоб ощутил более века спустя, в 1979 году, необходимость уточнить данные биологии по этому вопросу, объясняется гибельными последствиями расизма, проявившимися в новейшей истории. В конечном итоге, пишет он, биология может утверждать, что понятие расы потеряло всякую практическую ценность и способно лишь на то, чтобы фиксировать наше видение все время меняющейся действительности: механизм передачи жизни таков, что каждый индивидуум неповторим, что людей нельзя иерархизировать, что единственное наше богатство коллективно, и состоит оно в разнообразии. Все остальное от идеологии. Отметим, что расизм не только мнение или предрассудок. И если суффикс «изм» предупреждает, что речь идет о доктрине, расизм в повседневной жизни может проявляться в актах насилия. Отталкивание, унижения, оскорбления, избиения, убийства являются в данном случае и формой социального господства. И тот факт, что биологическая наука приходит к выводу о несостоятельности понятия расы, ровным счетом ничего не меняет. Впрочем, если в один прекрасный день будет объявлено о новом биологическом открытии — существовании гена, управляющего свойством, которое определяет форму таланта или особого недостатка человека, — это ничего не изменит в его праве на признание полноправной личностью в условиях демократии. В Южной Африке демократия подразумевала бы правовое государство, а не общество генетиков, управляющее апартеидом.

Появление терминов «расизм» и «расист» зафиксировано во Франции в «Ларуссе XX века», вышедшем в 1932 году, и обозначают «учение расистов» и национал-социалистской партии Германии, объявляющими себя носителями чистой немецкой расы и исключают из нее евреев и прочие национальности.

Однако не следует забывать, что до своего превращения в политический лозунг расовые теории в середине XIX века были не только составной частью мировоззрения, но и входили зачастую из чистых побуждений в научные труды, где учения о человеке и о природе интенсивно объединялись. Ренан и Ф. М. Мюллер и многие другие европейские ученые пытались понять физическое и метафизическое происхождение человечества. Различные расовые теории — многочисленные и часто противоречащие друг другу — были движимы общим стремлением создать систему объяснений, способную охватить развитие и эволюцию цивилизаций. Пытались, таким образом, изучить и классифицировать языки общества, религии, все культурные и политические, а также военные и юридические учреждения как геологические отложения, зоологические и ботанические виды. «Лингвистическая палеонтология» А. Пикте (1859) хорошо иллюстрирует одно из таких построений, в котором ариец и семит, становясь двумя рабочими понятиями, способствуют основанию новой естественной науки — сравнительной филологии, которая должна показать прошлое, объяснить настоящее, предсказать будущее цивилизаций. В музее понятий колониального Запада, на который провидение возложило двойную — христианскую и технологическую — миссию, идет поиск новых знаний, позволяющих изучать естественный мир, видимый и невидимый, рассказывая историю прогрессирующего человечества.

Те, кто спешит возглавить, таким образом, мыслящее человечество, мечтают стать новыми избранниками изменчивого мира. Идея прогресса выступает необходимым признаком развития теории эволюции. Дарвин и Ф. М. Мюллер воскресили старый спор о том, есть ли у птиц язык, родилось ли человечество с первым криком или благодаря слову. Волнуются теологи, превратившиеся тем временем в деятелей академий и университетов. Они хотят знать возраст человечества, выяснить, на иврите или санскрите говорили Адам и Ева в райском саду, были ли их едва лопочущие предки арийцами или семитами, исповедовали ли они политеизм или верили в единого Бога? Берясь за работу и чувствуя себя вождями человеческого рода, они решаются расслоить его, разделить между тщательно иерархизированными расами.

Но чтобы провести такую расовую классификацию, необходимо было найти критерии, которые очертили бы границы между различными обособленными видами. Чему надо отдать предпочтение: цвету кожи, форме черепа, типу волос, крови или системе языка? Ренан, например, выступая против физической антропологии своего времени, отдает предпочтение «лингвистической расе». Изменить язык, то есть характер и темперамент, человека ничуть не легче, чем позаимствовать у соседа форму черепа. Язык является для Ренана «формой», в которой «отливаются» все черты расы. Недостаточно, таким образом, отказаться от генетического или биологического определения моральных черт, чтобы отгородиться от расового видения истории человечества. Ренан устанавливает систему истории культуры, которая ставит вне цивилизованного человечества Китай, Африку, Океанию и отодвигает семитов в самый низ на шкале западных цивилизаций.

Именно этим характерны расистские теории. Какой бы ни был избран критерий, физический или культурный, опасную эффективность обеспечивает расизму (ведь доктрина — это «совокупность понятий, которые считаются истинными и посредством которых можно якобы истолковывать факты, направлять и руководить действиями») непосредственная связь, которую он якобы устанавливает между видимым и невидимым. Такова, например, связь между анатомическим строением (или языковой артикуляцией) и творческими способностями, которые признаются за определенным сообществом, неизбежно фиксируемым, таким образом, в неизменной форме. Таланты и дефекты такой группы рассматриваются в данном случае как проявление общей, сущностной природы. И действительно, для расистских предрассудков характерно замыкание в один круг всех «других», окружение их магической, непереступаемой чертой. Нельзя избавиться от «расы», если ты к ней причислен. Тогда как в прошлых иерархических классификациях можно было в некоторых случаях наблюдать переход из одной религии в другую или превращение в раба свободного человека, расовое различие рассматривается как свойственное самой природе. Человека иной расы можно даже исключить из числа людей. Мужчина, женщина, старик, ребенок относятся, таким образом, к абсолютно «другому», к чему-то отличному от человека, к чудовищу, которого надо убрать. В такой ситуации, когда расизм становится принципом, объясняющим поведение индивида, утверждается также, что любое из его действий — это проявление «природы», «души», приписываемых сообществу, которому он принадлежит. Двойственность чувств по отношению к «другим» может также вести к расизму, открытые выступления которого преследуют цель своего укрепления, исходя из нормы доминирующей группы. Так, спортивные таланты приписываются одним, экономическое чутье — другим, за третьими признают интеллектуальные или артистические способности, якобы унаследованные от предков, которыми по этому случаю их наделяют.

Множеству утверждений в наши дни, которые можно прочесть в пропагандистских брошюрах или прессе многих стран, питающей расистские течения, генетики не перестают противопоставлять следующее наблюдение: сегодня невозможно установить малейшую причинно-следственную связь, малейшую взаимозависимость между установленными наследственными факторами и специфическими чертами характера (за исключением, может быть, некоторых патологических случаев). И как утверждает этнология, когда речь идет о творческой деятельности в обществе, для объяснения разнообразия культур нет никакой необходимости в расовой гипотезе.

Таковы труды ряда ученых, которые иногда, сами того не желая, придают вид законности расистским насилиям. Таковы «ответы» вчерашних и сегодняшних специалистов. Иногда у одного и того же автора в разных местах его сочинений встречаются оба типа Аргументации, то отвергающие, то допускающие некоторые расовые теории. Таковы, например, Ренан и Ф. М. Мюллер.

Расизм и коренные народы

«На протяжении всей истории расизм использовался для оправдания попыток расширения границ владений, завоеваний, колонизации и установления господства и он был неотделим от нетерпимости, несправедливости и насилия»

Ригоберта Менчу Тум, лидер коренных народов Гватемалы и лауреат Нобелевской премии мира, «Проблема расизма на пороге XXI века»

«Доктрины овладения чужой собственностью» — Расизм против коренных народов

Историки и другие ученые разделяют мнение о том, что в ходе колонизации Нового света имели место крайние проявления расизма — массовые убийства, насильственные переселения, «войны с индейцами», гибель людей от голода и болезней. Сегодня такие действия назывались бы «этнической чисткой» и геноцидом. Однако еще более ужасающим по нынешним меркам является то, что покорение коренных народов Нового света осуществлялось на законных основаниях. По словам Эрики-Ирен Даес, председателя/докладчика Рабочей группы Организации Объединенных Наций по коренным народам и автора исследования, посвященного коренным народам и их связи с землей, «законы» о географических «открытиях», «завоевании территорий» и «ничейных землях» составили основу для «доктрин овладения чужой собственностью».

Более конкретно, в XV веке два папских послания стали своего рода основанием для установления европейского господства в Новом Свете и в Африке. В Romanus Pontifex, направленном в 1452 году папой Николасом V королю Португалии Альфонсу V, всем нехристианам мира объявлялась война и конкретно санкционировались и поощрялись завоевание, колонизация и эксплуатация нехристианских народов и их территорий. В соответствии с посланием Inter Caetera, направленным в 1493 году папой Александром VI королю и королеве Испании после возвращения Христофора Колумба с острова, названного им Эспаньола, в Новом свете официально устанавливалось господство христианства. В этом папском послании содержался призыв к порабощению коренных народов и захвату их территорий, а все только что открытые территории и те, которые могли быть открыты в будущем, разделялись поровну, при этом Испании предоставлялось право на захват территорий и установление своего господства на одной половине земного шара, а Португалии — на другой. Подписанный впоследствии Тордесильский договор (1494 год) предусматривал передел мира, в результате чего большинство бразильцев сегодня говорят на португальском, а не на испанском языке, как в остальной части Латинской Америки. Эти папские буллы так и не были аннулированы, хотя представители коренных народов обращались к Ватикану с просьбой рассмотреть этот вопрос.

Эти «доктрины географических открытий» создали основу для «права наций», а впоследствии и для международного права. Они позволили христианским народам заявлять о своих притязаниях на «ничейные земли» (terra nullius) или земли, принадлежавшие «варварам» или «язычникам». Впоследствии во многих районах мира эти доктрины привели к тому, что сегодня многие коренные народы являются зависимыми или находятся под опекой государства, а право их собственности на землю может быть в любое время отменено или «аннулировано» правительством.

Лидеры коренных народов заявляют сегодня о том, что тот факт, что правовой титул коренных народов не предоставляет таких же привилегий, как и обычное право на землю, по существу является проявлением дискриминации. Австралийский адвокат Мик Додсон, защищающий права аборигенов, считает, что концепция возможности аннулирования «ущемляет права и интересы коренного населения страны по сравнению со всеми другими правами и интересами». В соответствии с законами и обычаями коренных народов они могут иметь лишь коренной правовой титул, а в соответствии с законами, введенными впоследствии европейскими иммигрантами, такой правовой титул может быть аннулирован.

Коренные народы в Новом Свете

Коренные, или «первые народы» мира, по-иному смотрят на историю колонизации. В Новом Свете белые европейские колонизаторы прибыли и расселились в течение довольно короткого периода времени, что имело весьма серьезные последствия для коренных народов, которые вытеснялись и маргинализировались более многочисленными потомками европейцев. Часть таких народов исчезла или почти исчезла с лица земли. По современным данным, в XV веке до эпохи открытий Колумба население Северной Америки составляло от 10 до 12 миллионов человек. К 90-м годам XIX века оно сократилось почти до 300 000 человек. В ряде районов Латинской Америки складывалась аналогичная ситуация; однако в других коренные народы все еще составляют большинство. Но даже и в тех районах коренное население часто находится в весьма уязвимом положении. Коренные народы Латинской Америки по-прежнему сталкиваются с теми же проблемами, с которыми сталкиваются коренные народы других регионов — в первую очередь с проблемой лишения их права собственности на их земли. Лишение этого права, как правило, основывается на различиях, изначально обусловленных расовой принадлежностью.

Коренные народы в Старом Свете

Среди африканских народов существуют группы населения, которые всегда проживали в тех районах, в которых они проживают и сейчас. Они стремятся сохранить свою культуру, свой язык и свой образ жизни и сталкиваются с теми же проблемами, с которыми сталкиваются коренные народы всех других регионов мира, особенно когда их вопреки их желанию лишают права на владение их землями. Они сталкиваются с проблемами нищеты, маргинализации, утраты своей культуры и языка и возникающими в связи с этим проблемами утраты своей самобытности, что во многих случаях влечет за собой такие социальные проблемы, как алкоголизм и самоубийства. В связи со сходным характером этих проблем многие считают, что было бы целесообразно рассматривать эти группы населения в качестве коренных народов.

Лесные люди (пигмеи), в число которых входит множество общин, занимаются охотой и собирательством в тропических лесах Центральной Африки. Непосредственную угрозу для их существования представляют политика сохранения окружающей среды, вырубка леса, расширение сельскохозяйственных угодий, отсутствие политической стабильности и гражданские войны. Они, как правило, находятся на самой нижней ступени социальной структуры. Ирония судьбы заключается в том, что современная экологическая политика, направленная на защиту различных видов животных, а не общин живых людей, запрещает многим из этих охотников и собирателей заниматься традиционной охотой.

Племена масаев и самбуру — скотоводов-кочевников из восточных районов Африки также сталкиваются с проблемами, которые создают в их районах расширение площадей сельскохозяйственных угодий и политика в области охраны окружающей среды. По мере того, как пространство, в котором они могут перемещаться со своими стадами, становится все более ограниченным, им становится все труднее находить пастбища для скота, особенно в периоды засухи. Многие из них вынуждены перебираться в городские районы.

Бушмены, проживавшие в южных районах Африки, почти полностью исчезли, поскольку они покинули или были вынуждены покинуть свои традиционные места проживания. Значительное число бушменов проживают в Намибии, как правило, в условиях нищеты и не могут вести там свой традиционный образ жизни. Многим из них просто некуда уйти, и они остаются, нанимаясь на низкооплачиваемые работы на фермах, созданных на территориях их традиционного проживания, владельцами которых являются белые или другие африканцы.

Амазиги (берберы) являются коренными народами северных районов Африки и Сахеля. Наиболее известными из них являются туареги. Большинство берберов, которым не удалось ассимилироваться, проживают в горных или пустынных районах. В районах Средиземноморья они ведут оседлый образ жизни, а те, кто проживает в пустынных районах, как правило, являются кочевниками. К настоящему времени их язык сохранился лишь в небольших отдельных районах, а их культура нуждается в защите. Сохранением их культуры и языка занимаются активисты.

Издержки дискриминации с «благими намерениями»

Единственной практикой, которая во второй половине XX века была признана дискриминационной и наносящей ущерб, является практика, в соответствии с которой в Австралии, Канаде и Соединенных Штатах власти забирали детей у родителей из числа коренных народов и аборигенов. В Австралии в соответствии с этой практикой родившиеся от смешанных браков дети-аборигены изымались у их родителей и передавались для усыновления белым семьям. Как правило, эти дети вырастали, не зная о том, что на самом деле они в какой-то степени являются аборигенами. Сегодня их называют «украденным поколением».

В Соединенных Штатах и Канаде детей коренного населения направляли в печально известные школы-интернаты, которые существовали еще во второй половине XX века. Язык, религиозные убеждения и культурные традиции этих детей часто становились объектами насмешек. Для того чтобы заставить упрямых детей индейцев выучить английский язык и хорошо говорить на нем, им запрещалось говорить на своем языке под угрозой физического наказания. Контакты детей с их родителями и другими членами семьи во многих случаях не поощрялись или были вообще запрещены. В ряде случаев в целях предотвращения побегов детям говорили, что их родители умерли и у них теперь нет своего дома, в который они могли бы возвратиться, или наоборот, для того чтобы родители не приезжали навещать своих детей, им говорили, что их дети умерли. Как ни странно, иногда эта ложь оказывалась пророческой: были случаи, когда дети действительно убегали домой посреди зимы, одетыми лишь в ночные рубашки, надеясь на то, что они найдут дорогу домой. Судя по всему, они погибали от холода, поскольку их родители так и не смогли их найти.

Раньше подобная практика оправдывалась тем, что она якобы осуществлялась «в наилучших интересах» детей индейцев и аборигенов для того, чтобы дать им больше возможностей в современном мире. Целью этой практики была ассимиляция. Ценность культуры и знаний этих народов в то время не признавалась.

В некоторых местах в таких школах-интернатах попадались учителя или сотрудники, которые использовали этих детей для своих неблаговидных целей. Имеются документальные свидетельства распространенной практики физических наказаний и половых преступлений, жертвами которых становились дети. Когда об этом стало известно, в Северной Америке были предприняты попытки оказать помощь жертвам этих преступлений и наказать виновных.

Идеология

Почему расизм прав?

Расизм прав, потому что расизм — это воля Природы. Расисты выполняют работу Природы, они способствуют ей, помогая сохранить наиболее важные из ее созданий, которые она развивала в течение многих тысячелетий. Простая истина относительно расизма это то, что расизм — это путь Природы, пытающийся сохранить ее создания. Таким образом, расизм помогает и поддерживает дальнейшую эволюцию, помогает развитию раздельно существующих рас. Простая истина относительно так называемого антирасизма это то, что это неестественно, нездорово и опасно. Антирасизм активно поддерживает разрушение Природы, он антиэволюционен. Одна из истин Природы это то, чтобы одни вещи выживали и процветали, другие должны умереть, быть уничтоженными или расти и процветать в другом месте. Хороший пример от природы — это культивирование урожая. Этот урожай должен вырасти как пища. Это посеяно на соответствующей площади и вы не хотите, чтобы на этом поле процветало что-то еще за счет вашего урожая. То есть, вы пытаетесь контролировать сорняки и вредителей — те вещи, которые повредили бы вашему урожаю и лишили бы вас пищи. Таким образом, вы будете время от времени пропалывать их (если вы используете органический метод) или контролировать их как-то иначе. То есть УБИВАТЬ ИХ. Простой факт — это либо ваш урожай и пища, либо пища сорняков. Вы можете «любить» некоторые сорняки и рассматривать их как полезные, как часть Природы и, таким образом, вы позволяете им расти и процветать в другом месте, в другом поле или на его границах. Но вы, конечно, не хотите, чтобы эти сорняки росли среди вашего урожая и вас не интересуют «чувства» сорняков, угрожающих вашему урожаю. Вы уничтожаете их. Вы были бы весьма раздражены, если бы какое-то правительственное должностное лицо пришло бы и сказало, что вы не можете ничего делать с этими сорняками и что бы нарушаете закон, разжигая «ненависть к сорнякам». Кроме того, это должностное лицо сообщает вам, что если вы не прекратите разжигать «ненависть к сорнякам», то будете арестованы и обвинены в преступлении. Если вы будете признаны виновным, вы попадете не несколько лет в тюрьму. Это должностное лицо настаивает, чтобы вы позволили сорнякам расти даже за счет вашего урожая, ибо правительство хочет, чтобы урожай и сорняки счастливо существовали вместе. Кроме того, вам бы лучше не «обижать» их, потому что они тоже имеют «права», и если вы оскорбите их чувства, то правительство предъявит вам обвинение и лишит вас свободы. Но вы хорошо знаете, что есть либо хороший урожай, либо поле полное сорняков. Ибо сорняки вскоре возьмут полный контроль, и вы получите поле сорняков с несколькими чахлыми кустиками вместо прекрасного годного в пищу урожая.

Этот пример хорошо иллюстрирует вид противоестественного безумия, которое поддерживают правительства своими антирасистскими законами и многонациональными социальными замыслами. Истинно, что сионисты создали больное безумное общество, в котором мы живем, где другие расы процветают за наш счет там, где когда-то были наши собственные земли, завоеванные и сохраненные для нас нашими предками, проливавшими за них кровь. Именно сионисты своими противоестественными теориями расовой ненависти и расового равенства промыли мозги людям, чтобы те приняли их идиотские идеи. Общество, основанное на таких идеях, противоестественно и нездорово и рано или поздно обречено на разрушение, потому что такое общество уничтожает саму Природу. Мы, люди являемся проявлениями Природы и мы подчинены ее законам также как урожай и сорняки. Если мы забудем эту истину и будем продолжать смешивание рас, мы погибнем.

В реальном, естественном мире Природы важна РАСА. Мы как отдельные индивидуумы лишь часть нашей расы, связующее звено между ее прошлым и ее будущим. И единственной целью наших жизней должна быть защита нашей расы, помощь ее выживанию и эволюции. В реальном мире существуют различные расы в чистом виде, они имеют различные характеры и различные культуры. Таким же образом, в реальном мире Природы существуют, например, различные породы птиц с различными характерами и особенностями. В нереальном мире сионистов является важным счастье отдельно взятого человека. Таким образом, законы, охраняющие индивидуальное «счастье» и останавливающие любого, «оскорбляющего» или «разжигающего ненависть», на самом деле, — это законы против расы. В самом нереальном мире сионистов утверждается, что человеческие расы не существуют, но как мы тогда можем быть обвинены в разжигании ненависти против того, чего не существует? Никто не потрудится рационально это объяснить. В реальном естественном мире раса более важна, чем наше личное счастье или счастье любого человека. Если для выживания и дальнейшей эволюции расы некоторые люди должны перенести ненависть, оскорбление или должны умереть, то это должно быть. Это — истина Природы, которую поддерживает расизм. Мы должны поддержать эту истину перед лицом противоестественной тупости других. Мы должны защищать расу, а не индивидуума. Благосостояние расы важнее, чем счастье отдельного человека. Наша планета, которую мы называем Землей, есть или скорее была местом, где Природа пыталась сохранить равновесие. В понятиях нашего человеческого вида, равновесие Природы — это разделение рас, когда каждая раса имеет свою территорию, на которой она может жить и процветать. Смешиванием рас мы глубоко опрокинули это равновесие. Расизм — это единственный способ восстановить природное равновесие и так продолжить раздельное развитие рас. Любой, кто против расизма по любой причине, любому мотиву просто невежественен.

Эту, довольно интересную точку зрения, мы не могли упустить из виду, проводя наше социологическое исследование. Данная статья заставила нас задуматься, а действительно ли мы правы в наших антирасистских взглядах. Есть в этом что-то, что заставляет усомниться.

Смешивая расы, мы заставляем стареть нашу природу, природу человечества. Если же мы будем придерживаться тех идей, которые исповедует автор данной статьи, то мы в какой-то мере продлим молодость нашей планеты, максимально сохранив первозданный облик человека.

Но здесь существует одно НО. Кто вправе решать, кто в этой жизни «сорняк», а кто человек «чистой» крови? Этот вопрос не разрешится никогда, зато будут продолжаться кровопролитные конфликты на национальной почве.

Даже в многонациональной стране не настолько часто встречаются смешанные браки. Давно замечено, что в таких семьях рождаются красивые дети. Разве это кому-либо мешает жить? Убивает всех остальных жителей нашей планеты? Человечество гибнет? И красота не спасет мир?

Здесь расизм сдает свои позиции. Не столь опасны смешанные браки, сколь насильственное взаимопроникновение культур. Приезжая на территорию чужой страны, человек должен уважать местный народ, его культуру и традиции, не насаживать свое мировоззрение. Культура разных стран формируется на протяжении веков, и мы не вправе разрушать представления другой нации.

Формы проявления расизма на современном этапе

Skinheads – разнообразят ли они современный расизм или нет? Попробуем разобраться.

К началу ‘70-х г. сложился общий внешний вид и атрибутика — бритые головы, тяжелые ботинки, подтяжки, татуировки и т.п. — символизирующие гнев и бунт молодых ребят, преимущественно выходцев из рабочих слоев против буржуазного строя. Как не парадоксально значительный вклад в дальнейшее развитие внесли английские панки. К ‘72 прежнее движение практически сошло на нет. И лишь в ‘76 скины появились вновь. В то время панки вели войну со стилягами, одни из скинов поддерживали их, другие вставали на сторону стиляг. По сути дела произошло деление на старых и новых скинов. Именно тогда стал вырисовываться тот привычный нам сегодня облик скина: крайний национализм, мужской шовинизм, приверженность к откровенно насильственным методам.

На сегодняшний день большинство английских бритоголовых неприязненно относится к черным, евреям, иностранцам и гомосексуалистам. Хотя и существуют левые или красные скины, так называемые red skins и даже организация «Скинхэды против расового насилия» (SHARP). Поэтому стычки между красными скинами и скинами-нацистами — обычное дело. Скинхэды-неонацисты разных стран представляют собой активно действующие боевые группировки. Это уличные бойцы, выступающие против расового смешения, распространившегося, как зараза, по всему миру. Они прославляют чистоту расы и мужественный стиль жизни. В Германии они сражаются против турок, в Венгрии, Словакии и Чехии против цыган, в Британии — азиатов, во Франции — негров, в США против расовых меньшинств и иммигрантов и во всех странах против гомосексуалистов, и «вечного врага», евреев; кроме того, во многих странах, они гоняют бомжей, наркоманов и другие отбросы общества.

В Британии на сегодняшний день насчитывается приблизительно от 1 500 до 2 000 скинов. Самое большое количество бритоголовых в Германии (5 000), Венгрии и Чехии (более чем 4 000 в каждой), США (3 500), Польша (2 000), Великобритания и Бразилия Италии (по 1 500) и Швеции (около 1 000). Во Франции, Испании, Канаде и Голландии их численность приблизительно по 500 человек в каждой. Существуют скины в Австралии, Новой Зеландии и даже Японии. Общее движение бритоголовых охватывает более чем 33 страны, на всех шести континентах. По всему миру их число составляет не менее 70 000 человек.

Основной организацией скинхедов считается «Честь и Кровь», структура, основанная в 1987 г. Яном Стюартом Дональдсоном — на сцене (и в дальнейшем) выступавшего под именем «Ян Стюарт» — скинхедовским музыкантом, погибшем в автомобильной катастрофе в Дербшире в конце 1993 г. Группа Стюарта, Skrewdriver («Отвёртка») на протяжении многих лет была самой популярной скингруппой в Британии и во всем мире. Под названием Klansmen («Ку-Клукс-Клановец») группа сделала несколько записей для американского рынка — одна из их песен имеет характерное название Fetch the Rope («Неси верёвку»). Стюарт всегда предпочитал называть себя просто «нацистом», а не «неонацистом». В интервью одной из лондонских газет он сказал: «Я восхищаюсь всем тем, что сделал Гитлер, кроме одного — его поражения».

Наследие Стюарта, «Честь и Кровь» (это название является переводом эсэсовского девиза) живо и по сей день. Это не столько политическая организация, сколько «неонацистское уличное движение». Распространившись по всей Европе и США, «Кровь и Честь» действует сегодня как головная организация, объединяющая более 30 скиновских рок-групп, издает свой журнал (с одноименным названием), широко использует современные средства электронной связи, распространяя по всему миру свои идеи. Их аудитория насчитывает несколько тысяч пользователей.

Нападки на иностранцев и гомосексуалистов стали обычным проявлением деятельности бритоголовых, также как и осквернение синагог и еврейских кладбищ. Устроенный в южно-восточном Лондоне марш-протест против расового насилия был прерван внезапным нападением скинов, которые забросали манифестантов камнями и пустыми бутылками. Затем их недовольство перекинулось на полицейских, которых они попытались заставить отступить, забрасывая булыжниками.

Вечером 11 сентября 1993 г., 30 скинов-неонацистов промаршировали по одной из улиц, которая считается сердцем азиатского района, разбивая витрины магазинов и выкрикивая угрозы жителям. «Нас лишили того, что принадлежит нам», заявил, спустя несколько дней, один из участников, «но мы вновь вступаем в битву!»

Связи с крайне правыми характерны для бритоголовых всего мира. В одних странах они открыто поддерживают тесные контакты со неонацисткими политическими партиями. В других предпочитают оказывать им скрытую поддержку. Ниже перечислены страны и правые политические партии, с которыми сотрудничают местные бритоголовые:

Бельгия

Влаамс Блок

Чехия

Республиканская Партия

Франция

Французская и Европейская Националистическая Партия (ПНФЕ)

Германия

Свободная Немецкая Партия Рабочих

Немецкая Национал-Демократическая Партия

Венгрия

Партия Венгерских Интересов

Италия

Итальянское Социальное Движение

Нидерланды

Демократическая партия Центра

Партия Центра ‘86

Польша

Польская Национальная Партия

Испания

Juntas Espanolas

Швеция

Шведские демократы

США

Народная Партия

Поддерживая связи с правыми политическими партиями, скинхэды, в своем большинстве скептически относятся к возможности прихода к власти парламентским путем. Они стремятся добиться своих целей скорее путем дезорганизации общества путем прямого насилия и запугивания своих противников. Как правило, большинство населения хотя и побаивается высказывать свое согласие с действиями этих группировок, однако в глубине души одобряет их. Лозунги типа «Иностранцы вон!» в крайней форме выражают скрытые чаяния многих простых обывателей.

Особенно это относится к Германии. Эйфория от объединения Западной и Восточной Германии вскоре уступила место потрясению от некоторых сторон жизни «западного рая». Молодые восточные немцы, видя, что предпочтение в объединенной Германии отдается не им, «братьям по крови», но эмигрантам из третьих стран, начали создавать группировки, нападающие на иностранных рабочих. Многие западные немцы, сочувствуют им, хотя и побаиваются открыто высказывать свои взгляды.

Немецкое правительство не сразу сумело эффективно отреагировать на рост подобных настроений. Зато быстро отреагировали правые партии, что привело к значительному усилению расистских тенденций. Однако, уже имея опыт в деле «денацификации», «немецкое» правительство сегодня прикладывает все силы, чтобы обуздать новое движение. В Германии существуют наиболее «драконовские законы», направленные против деятельности правых партий. (Так, например, запрещено отдавать приветствие нацистским салютом. Но немцы не растерялись и просто стали вздымать вверх не правую, а левую руку.)

Равным образом в Чехии и Венгрии многие жители этих стран склонны рассматривать скинхэдов как своих защитников, так как их действия направлены против цыган, нацменьшинства всегда бывшего основным источником криминогенной ситуации.

В США, напротив, сила скинов не в общественной поддержке, каковая практически отсутствует, но в их открытой приверженности к грубому насилию и отсутствии страха перед наказанием. Новое движение во многом стало восприемником ранее существовавших расистских и антисемитских групп, включая Ку-Клукс-Клан и полувоенные неонацистские группировки. Они вдохнули новые силы и новую энергию в прежнее движение.

Хотя в последнее время многие социологи констатируют упадок движения, однако, большинство исследователей этого явления, считают, что оно представляет собой нечто большее, чем проходящее увлечение, что подтверждается более чем двадцатью годами его существования, с периодическими взлётами и падениями. Оно, тем не менее, продолжает вызывать отклик среди молодёжи и привлекать её в свои ряды.

Расизм в США

Убийство в Цинциннати белым полицейским 19-ти летнего чернокожего парня стало искрой, которая зажгла копившиеся долгое время недовольство расизмом и бедностью. Cамое крупное с Лос-Анджелеса 1992, выступление чернокожего населения, вовлекло сотни человек, протестовавших против полицейского зверства и десятилетий бедности и маргинализации. Тимоти Томас был 15-м черным убитым в Цинциннати полицейскими, начиная с 1995 года, и четвертым, начиная с ноября. За это же время ни один белый не был убит. Стивин Рогач стрелял в него за нарушение правил дорожного движения. Это преступление свидетельствует о том, что взаимоотношения между беднейшими слоями общества и полицией готовы взорваться в любой момент. Вспыхнувший конфликт вызвал страх и удивление в благополучных слоях американского общества, которые долго пытались не замечать находящийся по соседству целый мир нищеты и бесправия. Эти события наглядно показали, что в США – в этой самой богатой стране мира, есть люди, которые столь бедны, что готовы вступить в конфликт с самой могущественной мировой машиной насилия.

Но кто эти мятежники, готовые участвовать в боях с полицией? В городах США наблюдается явление, названное «белый маршрут», когда белое зажиточное население перебирается в пригороды, оставляя центр города. В этих современных гетто скапливаются самые бедные и бесправные жители города. В то же время доля черного население Цинциннати увеличилось за последнее время с 38% до 43% и составила 330 000 человек. Недавнее социологическое исследование Университета Цинциннати показало, что если среднедушевой доход горожан — $14420 за год, то в Рейне (где сконцентрировано черное население) он только $5359, и 48 процентов его жителей живут за счет социальных программ. Уровень безработицы в Цинциннати, составлял в среднем лишь 3.8 процента на протяжении последних пяти лет. Но среди чернокожих в Рейне уровень безработицы близок к 30 процентам, согласно тому же самому исследованию. Власти пытались бороться с социальными последствиями безработицы, создавая все новые подразделения полиции, которые зверски проводят политику «расовой профилактики» против черного населения. Поэтому недавний взрыв возмущения вряд ли будет последним. Всё так же, как и раньше встреча черного с полицейскими не сулит первому ничего хорошего.

Власти говорят, что полиция необходима здесь для защиты, но кого она защищает? Правильный ответ гласит, что репрессивные органы защищают лишь капиталистическую систему с ее несправедливым распределением. То, что в городе был объявлен комендантский час, а сотни людей были арестованы, наглядно показывает суть американской демократии. Это демонстрирует, что правящий класс готов использовать здесь, ту же самую репрессивную политику, что и в остальной части мира, но уже против собственного народа. Буржуа вздымает свои руки в ужасе при насилии со стороны угнетенного – и, в особенности, если насилие направлено против их священной частной собственности, но при этом каждый день они чинят еще большее насилие над рабочими, безработными, меньшинствами, женщинами, и молодежью в собственной стране.

Расовая проблема – прямое следствие капиталистических противоречий. Как говорил Мальком Икс, рассматривая американское общество: «расизм внедрен в капитализм». Везде где есть неравенство, люди будут делиться по поверхностным признакам: расы, религии, рода и т.д.

Ясно, что капитализм никогда не решит стоящие перед ним проблемы. Единственный способ изменить ситуацию – обеспечить приличное жилье, образование, работу и т. д. для всех. Но это в принципе невозможно пока существуют рыночные отношения, при которых важна только прибыль.

В многонациональной России сегодня сложились иные, «бытовые» формы дискриминации по национальному признаку, связанные с устойчивой ксенофобией, неприязнью и нетерпимостью к другой культуре, языку, верованиям, традициям. Эти формы составляют причудливую смесь: отчасти они достались нашему обществу в наследство от обширной Российской империи с ее специфическими методами колонизации собственных окраин, отчасти были обусловлены национальной дискриминацией, скрыто существовавшей внутри единой общности «советский народ», отчасти отражают мировые тенденции сегодняшнего дня: многие страны сейчас «заражаются» вирусом национализма из-за притока рабочих-мигрантов и иммиграции в целом.

Эксперты сходятся на том, что эти «латентные» формы ксенофобии, прорывающиеся наружу отдельными уродливыми вспышками (вроде недавнего погрома еврейской школы в Рязани, драк «бритоголовых» с иностранцами или убийства в Боровичах еврейской девочки 14-летним скинхедом), являются самыми опасными: они «пропитывают» сознание людей, начинают восприниматься как норма взаимоотношений с представителями других национальностей. Для человека, находящегося вне ситуации, результаты бывают шокирующими. Как, например, можно оценить действия краснодарских властей, «выдавливающих» с территории края турок-месхетинцев путем систематического лишения их элементарных гражданских и человеческих прав, даже права регистрировать браки и давать свою фамилию детям? Как понять политику многих местных властей, проводимую по отношению к беженцам из Чечни, когда им зачастую отказывают в самом элементарном — регистрации самого факта их пребывания на данной территории? «Это самый настоящий апартеид, — считает директор старейшей в мире правозащитной организации „Международная лига прав человека“, консультант ООН Кэтрин Фицпатрик, занимающаяся проблемами России уже 20 лет. — Больше всего в вашей ситуации меня поражает абсолютная невозможность для большинства пострадавших защитить себя юридическим путем. Ведь по статьям, карающим за возбуждение национальной розни, в вашем суде дело не может быть возбуждено на основании заявления частного лица».

Опасность состоит и в другом: государство, которое никогда бы не «подняло на флаг» классический «черно-белый» расизм, легко может соблазниться возможностью использовать «латентную» ксенофобию в качестве одной из форм национальной идеи.

В течение двух лет на северо-западе России регулярно проводились российско-американские семинары для госслужащих по методам противодействия национал-экстремизму и расизму. После убийства еврейской девочки в Боровичах в этом городе по просьбе местной администрации впервые провели специальный семинар для сотрудников правоохранительных органов — впоследствии такие семинары проводились неоднократно. Однако недавно, когда группа американских полицейских посетила МИД чтобы договориться о дальнейшем сотрудничестве, им «дали от ворот поворот», объяснив, что «расизм — это проблема Запада, а не России».

Далее мы приведем отрывок статьи, своего рода справки проявления расизма в Эстонии.

«…У нас в Эстонии принято считать, что наше общество достаточно толерантно, и проблемам дискриминации, как правило, очень мало отводится места на страницах газет и в других средствах массовой информации. И это несмотря на то, что «странички» Интернета пестрят не только расистскими, но фашистскими высказываниями не только отдельных лиц, но и целых организаций! Стоит лишь обратиться к порталу Delfi, где каждому, кому не лень, дается право на выражение собственного, подчас не только некорректного, но и чрезмерно агрессивного мнения! При этом отсутствуют какие-либо мало-мальски профессиональные комментарии специалистов, не говоря уже о представителях властей, призванных уже в силу своей принадлежности к продекларированным демократическим ориентирам отстаивать и защищать общечеловеческие принципы и нравственные нормы.

Я не буду повторять всю эту «ересь» и приводить многочисленные оскорбительные прозвища, которыми награждают посетители эстоноязычных «виртуальных гостиниц» «инородцев» («muulased» <…>), под которыми в первую очередь подразумеваются русские. Достаточно привести лишь одно наиболее распространенное – «tiblad», которое не имеет аналога в русском языке, но выражает крайне негативное и в высшей степени пренебрежительное отношение именно к русским, как представителям «низшей» расы или нации. Столь популярные и ставшие почти «литературными» в силу широкого распространения в СМИ определения проживающих по соседству представителей русского национального меньшинства свидетельствуют о проявлении ничего иного, как самой типичной формы ксенофобии, или точнее русофобии, в эстонском обществе. Так как весьма удобный способ узнать настроения масс – это предоставить этим массам возможность высказать самим свое мнение, это порою бывает даже более показательно, чем результаты многих социологических исследований. К сожалению, уровень культуры нашего эстонского общества, в том числе и правовой, настолько низок, что пока отсутствует почва для установления прочных демократических традиций. Вследствие всеобщего невежества, при недостатке терпимости (или толерантности – кому как больше нравится) и при наличии озлобленности, мстительности и агрессивности, в общественном сознании и сознании эстонского обывателя господствуют искаженные понятия, субъективные оценки исторических событий, невежественный апломб и произвольное толкование общепринятых норм международного права и стандартов в области прав человека. На этом основании у большинства эстонцев сложилось слишком хорошее мнение о себе и об обществе, в котором они живут. На самом деле, подобные самооценки весьма далеки от истины, которая, как известно, познается в сравнении. А для сравнения и информации к размышлению я хочу привести лишь один пример, взятый из западных СМИ (Reuter): в Ирландии водитель автобуса был наказан штрафом более чем на 900 фунтов лишь за то, что сказал пассажиру неирландского происхождения, чтобы он «убирался к себе домой».

Меня могут обвинить в том, что я слишком предвзято сужу об эстонцах и эстонском обществе по отдельным высказываниям. В качестве аргументов, как правило, говорится, что «большинство» так не думает. Позвольте спросить это молчаливое здравое большинство – а как вы думаете? Может быть, более здраво и разумно мыслящие члены общества наконец-то «нарушат обет молчания», найдут время (или смелость!) поделиться своими мнением и знаниями по вопросу о правах человека, общепринятых нормах морали, поведения и об общечеловеческих ценностях. Именно так это происходило и происходит в обществах, где сложились более-менее цивилизованные или «так называемые демократические», а проще сказать — нормальные человеческие отношения, и где восстановление справедливости не вызвано жаждой мести и ей не сопутствует новая несправедливость. Ведь история человечества в сравнении с историей эстонского государства соразмерна с вечностью и богата более яркими примерами, которые повторяются снова и снова, и вследствие этого все, что происходит сейчас в Эстонии, — не уникально: все давным-давно и неоднократно уже испытано кем-то другим. Вот только на уроках истории, как правило, никто не учится, особенно те, кто с такой беспечностью, безответственностью и верой в безнаказанность берется за ее переписывание, не обременяя себя ее предварительным, тщательным изучением».

На наш взгляд, проблема нетерпимости – это проблема не только эстонцев по отношению к русским. Интолерантность встречается повсеместно во многих странах. Именно в то время когда «здравое большинство» молчит, агрессивно настроенное «меньшинство» действует.

Выводы

Причина расизма — не цвет кожи, а человеческое мышление. Поэтому и исцеление от расовых предрассудков, ксенофобии и нетерпимости следует искать прежде всего в избавлении от ложных представлений, которые на протяжении столь многих тысячелетий были источником неверных концепций о превосходстве или, наоборот, более низком положении различных групп среди человечества.

Расистское мышление пронизывает наше сознание. Мы все немножко расисты. Мы верим в этнический баланс. Мы молчаливо одобряем ежедневные унижения людей в метро и на улицах под предлогом “проверки паспортного режима” — ведь те, кого проверяют, как-то неправильно выглядят. В нашем сознании не укладывается, что общественный порядок возможен без института прописки. Мы не видим, как, кроме рестриктивных мер, можно справиться с угрозами, которые несет с собой миграция. Нами движет логика страха, в которой причина и следствие поменялись местами.

Реальная коллизия, в которую попадают переселенцы “неславянской национальности” в Краснодаре, Ставрополе или в Москве, достаточно ясна. Она заложена системой регистрации, которая, как всем известно, есть лишь эвфемизм прописки и которая, согласно Конституции, является противозаконной. Получить регистрацию крайне трудно, а иногда и попросту невозможно. Отсутствие регистрации влечет за собой отсутствие легального статуса, что, далее, означает невозможность легального трудоустройства, легального найма жилья и т.д. Понятно, что в чем более тяжелой ситуации находятся люди, тем больше вероятность возникновения в их среде девиантных форм поведения. Замыкает эту цепочку рост социальной напряженности и ксенофобских настроений.

Расистское мышление выстраивает совсем другую цепочку. Склонность нерусских переселенцев к девиантному поведению ’ рост социальной напряженности ’ необходимость рестриктивных мер и, в частности, особых правил регистрации для членов определенных групп.

Странновато бывает слышать, как уважаемые эксперты (и опирающиеся на их данные представители власти) говорят о том, что в Москве и Московской области “уже проживает порядка 1,5 млн. мусульман”. По всей видимости, эта цифра взялась из суммирования татарского и азербайджанского населения столицы и области, к которому присовокупили приезжих из Дагестана и других северокавказских регионов. Логика, стоящая за этими исчислениями, предполагает взгляд на мигрирующих в центр южан как на группу, отделенную от основного населения огромной культурной дистанцией. Шутка ли: христианство и ислам — тут и диалог не всегда, как свидетельствует история, установить удавалось, а в ситуации социально-экономической нестабильности и до межцивилизационного конфликта недалеко. Верят ли сами говорящие в то, что они внушают своим слушателям?

Предположение о, якобы, имеющейся культурной несовместимости славянского большинства и неславянских меньшинств нелепо. Оно нелепо уже потому, что львиная доля нерусских мигрантов в России — выходцы из бывших советских республик, а переселенцы с Северного Кавказа и вовсе российские граждане. По своей культурной принадлежности они — советские люди. Их “этничность” — советская, сколько бы нас ни убеждали в обратном специалисты по этнопсихологии. Большинство этих людей прошли социализацию в тех же условиях, в каких социализировалось остальное население страны. Они ходили в ту же школу, служили в (или “косили” от) той же армии, были членами тех же полудобровольных организаций. Они, как правило, прекрасно владеют русским языком, а что касается религиозной идентичности, то большинство из тех, кого называют мусульманами, вряд ли бывали в мечети чаще, чем бывали в христианской церкви те, кого называют православными.

Разумеется, культурная дистанция между мигрантами и принимающим населением существует. Но обусловлена она опять-таки особенностями социализации и приобретенными в результате навыками поведения. Это дистанция между сельскими жителями и горожанами, жителями маленьких городков, привыкшими к плотным сетям межличностных контактов, и жителями мегаполисов, в которых царит анонимность. Это дистанция между малообразованными людьми с минимальной социальной компетенцией и окружением с более высоким уровнем образования и, соответственно, более высокой профессиональной подготовкой. Культурные отличия — лишь гарнир к структурным и функциональным различиям.

Люди оказываются членами определенных групп в зависимости от того социального ресурса, которым они обладают. У бюрократии, например, есть ресурс, называемый властью. Члены данной группы реализуют его максимально эффективно, обложив процедуру регистрации в крупных городах таким количеством ограничений, что потенциальные взяткодатели выстраиваются в очередь. Надо ли добавлять, что самые щедрые из них — те, кому зарегистрироваться труднее всех. Эта группа — “нерусские”, которая, в свою очередь, распадается на несколько подгрупп в зависимости от строгости по отношению к ним негласных инструкций. У крупных собственников есть другой ресурс — возможность давать работу. Опять же излишне напоминать, что бесправные и беспаспортные “инородцы” готовы трудиться — и трудятся — на самых жестоких условиях, когда о медицинском страховании и прочих излишествах развитого капитализма никто и не помышляет. О том, какими ресурсами обладает наша доблестная милиция, знает каждый, кто наблюдал, с каким рвением ее работники останавливают прохожих определенной наружности и какими недовольными бывают их физиономии, когда документы у этих прохожих оказываются в порядке.

Так мигранты нерусского происхождения становятся членами той или иной этнической группы. Мы не знаем, какую роль в этом процессе играет “естественная” тяга к “своим”. Но мы знаем, что, даже если бы они горели желанием полностью ассимилироваться, у них вряд ли бы что-то получилось. Однако в глазах группы, не сталкивающейся с подобными проблемами (русского большинства), такое поведение выглядит как культурный рефлекс — нежелание нерусских мигрантов жить как все.

Нам кажется, пора перевести обсуждение проблем, связанных с миграцией, из культурно-психологического в социально-структурный план. Не о диалоге/конфликте культур и не о “толерантности” надо вести речь, а о глубоких социальных — прежде всего правовых — изменениях, без которых все инвективы в адрес расизма и все призывы к межэтнической терпимости останутся пустым сотрясением воздуха.

Рекомендации

В данном разделе нашего исследования мы хотели бы предложить некоторые рекомендации по предотвращению последствий расовой дискриминации.

Всеобщая декларация прав человека провозглашает, что все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах и что каждый человек должен обладать всеми правами и свободами, провозглашенными в ней, без какого бы то ни было различия, в частности без различия по признаку расы, цвета кожи или национального происхождения.

Все люди равны перед законом и имеют право на равную защиту закона от всякой дискриминации и от всякого подстрекательства к дискриминации.

Всякая теория превосходства, основанного на расовом различии, в научном отношении ложна, в моральном — предосудительна и в социальном — несправедлива и опасна, и что не может быть оправдания для расовой дискриминации, где бы то ни было, ни в теории, ни на практике.

Дискриминация людей по признаку расы, цвета кожи или этнического происхождения является препятствием к дружественным и мирным отношениям между нациями и может привести к нарушению мира и безопасности среди народов, а также гармоничного сосуществования лиц даже внутри одного и того же государства.

Существование расовых барьеров противоречит идеалам любого человеческого общества.

Безусловно, государство должно играть ведущую роль в решении данной проблемы. Именно государство должно обеспечить равноправие каждого человека перед законом, без различия расы, цвета кожи, национального или этнического происхождения, в особенности в отношении осуществления следующих прав:

а) права на равенство перед судом и всеми другими органами, отправляющими правосудие;

b) права на личную безопасность и защиту со стороны государства от насилия или телесных повреждений, причиняемых как правительственными должностными лицами, так и какими бы то ни было отдельными лицами, группами или учреждениями;

с) политических прав, в частности права участвовать в выборах — голосовать и выставлять свою кандидатуру — на основе всеобщего и равного избирательного права, права принимать участие в управлении страной, равно как и в руководстве государственными делами на любом уровне, а также права равного доступа к государственной службе;

d) других гражданских прав, в частности:

i) права на свободу передвижения и проживания в пределах государства;

ii) права покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну;

iii) права на гражданство;

iv) права на вступление в брак и на выбор супруга;

v) права на владение имуществом, как единолично, так и совместно с другими;

vi) права наследования;

vii) права на свободу мысли, совести и религии;

viii) права на свободу убеждений и на свободное выражение их;

ix) права на свободу мирных собраний и ассоциаций;

e) прав в экономической, социальной и культурной областях, в частности:

i) права на труд, свободный выбор работы, справедливые и благоприятные условия труда, защиту от безработицы, равную плату за равный труд, справедливое и удовлетворительное вознаграждение;

ii) права создавать профессиональные союзы и вступать в них;

iii) права на жилище;

iv) права на здравоохранения, медицинскую помощь, социальное обеспечение и социальное обслуживание;

v) права на образование и профессиональную подготовку;

vi) права на равное участие в культурной жизни;

f) права на доступ к любому месту или любому виду обслуживания, предназначенному для общественного пользования, как, например, транспорт, гостиницы, рестораны, кафе, театры и парки.

Для осуществления вышеперечисленных прав необходимо уделять большее внимание преподаванию, воспитанию, культуре и СМИ.

Чтобы не быть голословными, мы хотели бы привести несколько примеров реально принятых мер.

Наиболее многочисленной группой меньшинств в Финляндии (5,71 процента населения) являются финны, говорящие по-шведски. Эта группа населения находится в гораздо более благоприятном положении по сравнению с другими национальными меньшинствами ввиду того, что шведский язык наряду с финским является официальным языком Финляндии. За последние годы правительство активизировало усилия с целью решить вопрос с собственностью саами — коренного народа Финляндии — на землю. Финский, шведский или саамский языки преподаются учащимся как родные языки, и в соответствии с новым законодательством дети, которые постоянно проживают в Финляндии, а следовательно, и дети иммигрантов, как обязаны, так и имеют право посещать единую среднюю школу.

К другим позитивным усилиям, предпринятым государствами, относятся: законодательные меры, направленные на введение более суровых предельных мер наказания за преступления на расовой почве; использование этнического мониторинга с целью установить число лиц той или иной этнической и национальной принадлежности в различных сферах занятости и установление целевых заданий в целях создания дополнительных рабочих мест для представителей меньшинств в тех сферах, где они недопредставлены; учреждение новых консультативных органов, занимающихся вопросами, которые связаны с борьбой с расизмом и нетерпимостью, в том числе развертывание и осуществление кампаний информирования общественности, направленных на то, чтобы предотвратить проявление расовой дискриминации и усиление терпимости; и создание правозащитных институтов и назначение омбудсменов, занимающихся проблемой этнического и расового равенства.

Органам власти в государствах необходимо обеспечивать осуществление меньшинствами основополагающего права на равенство — как в рамках законодательства, так и в обществе в целом. В этой связи важная роль принадлежит местным органам управления, гражданским организациями и неправительственным организациям (НПО). Сотрудники полиции, прокуроры и судьи должны иметь более четкое представление о расовой дискриминации и преступлениях на расовой почве, и в некоторых случаях, возможно, целесообразно внести изменения в кадровый состав полицейских сил, с тем чтобы лучше отразить многоэтнический характер общин, на службе которых они находятся. Меньшинства также должны интегрироваться в жизнь своих общин. Прочие рекомендации касаются контроля за высказываниями, проникнутыми чувством ненависти, поощрения процесса расширения прав посредством образования и обеспечения надлежащим жильем и доступом к услугам в сфере здравоохранения.

Литература

  1. www.nationalism.org/vvv/skinheads.htm – Виктория Ванюшкина «Бритоголовые»
  2. www.bahai.ru/news/old2001/racism.shtml – Заявление Международного Сообщества Бахаи на Всемирной конференции против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости (Дурбан, 31 августа – 7 сентября 2001г.)
  3. www.lichr.ee/rus/statyi/9nov.htm – Лариса Семенова «Молчание убивает»
  4. www.un.org/russian/documen/convents/raceconv.htm – Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации
  5. ofabyss.narod.ru/art34.html – David Myatt «Почему расизм прав?»
  6. www.ovsem.com/user/rasnz/ – Морис Олендер «Расизм, национализм»
  7. www.segodnya.ru/w3s.nsf/Archive/2000_245_life_text_astahova2.html – Алла Астахова «Обыкновенный расизм»
  8. http:// www.1917.com/Actions/AntiF/987960880.html – Расизм в США
  9. www.un.org/russian/conferen/racism/indigenous.htm – Расизм и коренные народы
  10. iicas.org/articles/17_12_02_ks.htm – Владимир Малахов «Расизм и мигранты»
  11. www.un.org/russian/conferen/racism/minority.htm – Многоэтнические государства и защита прав меньшинств
еще рефераты
Еще работы по социологии