Реферат: Билеты

О.КОНТ Социология как сам научная дисц-на зародилась в XIX в. на базе так называемого позитивист­ского направления соц ф. Позитивизм как особое течение ф. мысли возник в 30—40-х го­дах XIX в. в значит мере под влиянием впечатляю­щих успехов н-техн и естественнонаучного знания. К этому же периоду относится и возникновение -социологии как науки, опирающейся на наблюдение и ори­ентированной на эмпирические исследования социальных явлений и процессов. Основоположн.позитивной ф. и одновременно основателем науки соц был фр фОгюст Конт (1798—1857) — основатель социологии как самостоятельной науки. Именно ему принадлежит и сам термин «социология» (от лат societas, т.е. общество, и гр logos, т.е. учение). Некоторое время он рабо­тал секретарем известного французского социалиста-уто­писта Клода Анри де Сен-Симона и находился под боль­шим влиянием его идей. По мнению выдающегося французского социолога Э. Дюркгейма, уже в работах Сен-Си­мона содержатся все основные'идеи контовской социологии. Однако именно Конту принадлежит заслуга оформления этих идей в целостную концепцию, положившую начало созданию новой науки об обществе.О. Конт придерживался эволюционистской концепции'развития общества. При этом он считал, что основной век­тор общественного, развития идет по линии прогресса че­ловеческого разума, прогресса в познании человеком ок­ружающего его мира. В своей трактовке истории челове­чества Конт вслед за Сен-Симоном развивал идеютрех стадий духовной (интеллектуальной) эволюции. Соглас­но сформулированному им з-ну 3 стадий умств. развития человечества, наше знание о мире проходит последовательно 3 различных состояния: 1)теол-е (природные явления объясняются действием сверхъес­тественных божественных сил), 2)метафизическое (объяс­нения явлений мира осн-ся на различного рода аб­страктных, умозрительных суждениях, осущ-ся по­средством метафизических сущностей и причин, оторванных от жизненных реалий) и 3)позитивное, илинаучное (по­знание мира опирается на научное знание о природе и обществе, основанное на изучении эмпирически наблюда­емых закономерностей с использованием методологии точ­ных наук). Последнее К расценивал как конечное достижение прогресса ч. разума. Такой пози­тивной наукой об обществе и является, по К, социо­логия, которая призвана рационализировать организацию и функционирование социальной жизни человечества на основе сочетания начал порядка и прогресса.В соответствии с принц. позитивизма К рассматривал социологию как своего рода «социальную физику». В стр-ре социологии он различалсоц. статику, имеющую дело с устойчивыми условиями суще­ствования любого общественного строя (это как бы «ана­томия» общественного организма), исоц. динамику, изучающую естественные законы общ. раз­вития («физиология» общественного организма). В своей позитивистской концепции общества К от­вергал дух индивидуализма и индивидуальные права лю­дей. Право личности—- это безнрав и анархическое понятие, и в обществе, построенном на началах поз.ф, будут существовать лишь обязанности. Вместе с правами личности он отрицал и право вообще. Понятие права, должно исчезнуть из области политики, как понятие причины — из физики. Все члены общества, согласно его представле­ниям о «социократии», должны выполнять свои обществен­ные функции (частные функции он вообще не признавал), и у них остается лишь одно право — право выполнять свой долг Идеи О. Конта о социаль­ной солидарности впоследствии получили развитие в ра­ботах многих социологов и социальных философов.При жизни О. Конта его концепция позитивной фило­софии и социологии как новой науки об обществе не полу­чила признания. Он умер забытым с репутацией сумас­шедшего.

К. Маркс (1818—1883) и Ф. Энгельс (1820—1895) — основоположники ист-матер, диалек­тической, классово-ком концепции общества и общ развития, оказавшей сущ вли­яние не только на научную, но и на обш-полит жизнь во всем мире, особенно в России. Пр и г-во, согласно марксизму, — это надстроечные явления, обусловленные базисными (экономическими, про­изводственными) отношениями.Первым шагом Маркса на пути к формированию его собственных взглядов на закономерности общ развития стал критич разбор гегелевской «Филосо­фии праваОбоснованная Марксом в рукописи „К критике гегелевс­кой философии права“ (1843 г.) первичность общества по отношению к политическим и правовым формам является исходным и отправным положением марксистского миро­воззрения. Осн аспекты нового учения были изложе­ны в совместном труде М и Э „Немецкая иде­ология“ и в работе Маркса „Нищета философии“.Классовый х-р м. доктрины нашел свое яркое выраж в подготовленном М и Э „Манифесте коммунистической партии“ (1847 г.). Излагая содержание коммунистического учения, М и Э в этой работе подчеркивают, что „коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничто­жение частной собственности“. Именно на этом положе­нии базируется вся марксистская социологическая доктри­на, выделявшая в системе социальных факторов осново­полагающий — экономические отношения собственности — и связывающая сущность коммунизма (и социализма как его первой фазы) с уничтожением частной собственности.Частнособственническая природа буржуазного обще­ства обусловливает и классовый характер права при капи­тализме. Основные идеи марксизма нашли свое дальнейшее развитие и обоснование в главном труде Маркса —»Ка­питале" (первый том которого вышел в свет в 1867 г. и уже в 1872 г. был переведен на русский язык и издан в России). Значительное место в «Капитале» уделено анализу диа­лектики взаимодействия материального (базисного, эко­номического) содержания и надстроечной политико-прформы. Диалектический характер такого взаимодей­ствия заключается, согласно Марксу, в том, что право­вая форма, с одной стороны, обусловлена экономическими отношениями,, а с другой — способна оказывать на эти эк отн обратное активное возд-е. Эк обусл-ть закон-тва Маркс демонстрировал, в частности, на многочисленных приме­рах законодательного регулирования денежного обраще­ния.Для правовой концепции Маркса было характерно различение права (правового отношения, правовой фор­мы) и закона. Возникновение правовых отношений Маркс связывал с развитием отношений обмена, по мере упоря­дочения которых складывались определенные дог формы взаимоотношений между людьми по поводу обмена товарами. Эти договорные формы взаимоотношений меж­ду равными друг другу и независимыми друг от друга уча­стниками обмена Маркс и называл юридическими (право­выми) отношениями, или правом. Согласно учению марксизма, с уничтожением част­ной собственности на средства производства буржуазное право должно отмереть. Однако это, считал Маркс, про­изойдет не сразу после пролетарской революции и уста­новления диктатуры пролетариата. В условиях социализ­ма (т.е. первой фазы коммунизма) сохраняются остатки буржуазного права в качестве регулятора меры труда и потребления, поскольку здесь основополагающим являет­ся принцип «от каждого по способностям — каждомупо труду». Государство и право, согласно марксизму, отомрут окончательно при полном коммунизме, когда будет действовать принцип «от каждого по способностям — каж­дому по потребностям». Применительно к ситуации уничтожения частной собственности и частнособ­ственнического строя, его базиса и надстройки (т.е. при социализме) марксистско-коммунистическая концепция со­циологии права — это по своей сути социология отрица­ния (и «отмирания») права как остаточного частнособствен­нического, буржуазного явления.

ДЮРКГЕЙМ (1858—1917) — фр. ф и соц. Его осн. работы: «О разделении общ труда», «Метод социологии», «Самоубийство», «Эле­ментарные формы религиозной жизни» и др. Д. был осн и изд журнала «Соц. еже­годник», на базе к-го сформировалась так называе­мая фр. соц. школа. В основе докт­рины этой школы лежали идеи, сформул-е и раз­витые Д-м.; принимал активное участие в общ-полит жизни Фр, переживавшей трудные времена после подавления Парижской коммуны в 1871 г. Будучи приверженцем дем и либер убеждений, он выступал против возрождения монархии и установления иных форм «сильной власти» и отстаивал необходимость национ согласия. Д. внес боль­шой вклад в разработку концепции солидаризма, в соот­ветствии с к-й возможно разрешение классовых кон­фликтов на основе общего интереса.Он с сочувствием относился к популярным в конце XIX в. идеям социализма, но, будучи сторонником эволю­ц. пути развития общества на основе компромисса между различными соц. классами, отвергал ре­вол. методы борьбы за социализм. Маркс. концепцию общества Д. не признавал, считая, что она противоречит фактам, преувеличивает роль экономи­ки и недооценивает значение религии как более глубинно­го фактора соц. развития. По мнению Д., экономика зависит от религии гораздо больше, чем после­дняя от первой.На формирование научных взглядов Д. боль­шое влияние оказали работы таких выдающихся фр. мыслителей, как Декарт, Монтескье, Ж.-Ж. Рус­со (и прежде всего его концепция общей воли). Но более всего Д.был близок контовский позитивизм. Как и у К., его подход к исследованию общества был основан на аналогии между обществом и организмом как высокоорганизованной системой орг. и ф-й. Вмес­те с тем по ряду принц.вопросов он расходился основоположником социологии. Гл. отличие состоя­ло в стремлении Д. понять причины соц. Явл., сочетая эмпирический анализ с теоретическим.Следуя натуралистической традиции раннего позити­визма, Д. рассматривал общество как часть при­роды. Общество- это та же природа, но достиг­шая наивысшей точки своего развития. Поэтому изучать общество надо с помощью той же методологии, что и при­роду. Социология, по его мнению, — этонаука о соци­альных фактах, осн.-я на рациональном подходе и эмпирических исследованиях. Д. подразделял социальные факты на морфо­логические2 (факты «анатомического порядка»), которые он называл «материальным субстратом общества» (к ним он относил плотность населения, интенсивность общения между индивидами, наличие путей сообщения, характер поселений и т.п.), и духовные, нематериальные факты — коллективные представления. К такого рода социальным фактам он относил «верования, стремления, обычаи груп­пы, взятой коллективно»3. Последним он уделялособое внимание… Право- особая разно­видность духовных социальных фактов, а именно как та­кой социальный факт, принудительный характер которо­го особенно очевиден, поскольку он обеспечен принуди­тельной силой государства.Организованный характер санк­ций является главным признаком права, отличающим его от иных социальных норм (напри­мер, от норм морали) и свидетельствующим о том, что право является более сильным состоянием коллективного.Д. ввел новое понятие«аномия» для обозначения состояния ценностно-нормативного вакуума, когда старые социальные нормы уже не действуют, а но­вые еще не созданы. Это состояние особенно характерно для переходных периодов в развитии общества, когда раз­рушение старого опережает формирование нового. Одним из внешних проявлений такого состояния аномии является рост числа самоубийств. Этой проблемой Д. занимался очень серьезно, посвятив ей одну из своих книг, где установил зависимость между числом самоубийств и степеньюценностно-нормативной интеграции общества (группы). При этом он выделял три основных типа само­убийств: эгоистическое (когда имеет место слабое воздей­ствие социальных норм на индивида и он остается наеди­не с самим собой), альтруистическое (поглощение инди­вида обществом, ради которого он жертвует жизнью) и анемическое (когда социальные нормы практически отсутствуют, т.е. в обществе наблюдается ценностно-норматив­ный вакуум)'.Особый интерес с точки зрения социологии права пред­ставляет трактовка Д проблемы соотношения нормального и патологического в социальной жизни. Он считал, что «преступление нормально, так как общество, лишенное его, было бы совершенно невозможно». В каче­стве примера он приводит некий идеальный монастырь, обитателям которого неизвестны преступления в собствен­ном смысле. Однако проступки, кажущиеся извинитель­ными в обычном обществе, вызовут там то же негодование, какое у обыкновенных людей вызывает преступле­ние. Говоря о полезной роли преступлений в эволюции, он ссылается на весьма нетипичный случай осуждения Сократа. С точки зрения афинских законов Сократ, замечает он, был преступником, но его преступ­ление было полезным не только для человечества, но и для его родины.Таким образом, преступность, согласно Дюркгейму, — не патология, не социальная болезнь и зло, а социально необходимое, полезное явление, «фактор общественного здоровья», составная часть всякого здорового общества4. Это весьма спорное суждение.

. Тард (1843—1904) — фр юрист и соц. Его осн.пр.— «Законы подражания», «Транс­формация права», «Соц. логика», «Общественное мнение и толпа».Псих. подход к пониманию соц. процессов и явлений начал складываться в социологии к концу XIX в. под влиянием достижений психолог. науки и прежде всего эксперимент-й психологии. И хотя он не выходил за теоретико-методоло-е рамки позитивизма, сторонникам данного подхода удалось замет­но раздвинуть границы прежнего соц. виде­ния мира, осн. на физи. и биол. де­терминизме (и объяснявшего общество посредством анало­гий с явлениями физ.го и биол. порядка).Для псих.о напр-я в соц. ха­рактерен интерес к мотивам и псих. Мех-му поведения людей. При этом речь идет о коллект. или соц. психологии как продукте дух. взаимодей­ствия между людьми. Соц.-псих. подход к изучению общ. делал акцент на том, что эволюция общ. «происходит под влиянием интеллект., эмо­ц. и волевых возд-й одних людей на других, а не путем спонтанного, фаталистического развития'». По­добный фаталистический подход был характерен для сто­ронников физико-биол. детерминизма.Т.считал разрабатываемую имсоц. (кол­лективную) псих-ю фундаментом соц. как на­уки об обществе. Ист-м общ. развития он считал изобретения, под к-ми имелись в виду всевоз­можные открытия и усовершенствования как в техн. сфере, так и в области соц. жизни (новые идеи, ценности, институты и т.д.). Распространение и реализа­ция этих изобретений осущ-ся, согласно Т., через соц-психмеханизм подражания (в форме обычая, моды и т.д.). Соц. прогресс осущ-ся, т.о., за счет того, что отд. выдающиеся индивиды созда­ют и реализуют в жизни что-то новое, а ост. члены общ.а, массы, подражая им, воспринимают, распрост­раняют и закрепляют это новое. Все социальное, считал Т., имеет своей причиной подражание. Соц.кон­фликты он объяснял оппозицией (столкновением) векторов (направлений) такого подражания. Именно механизм под­ражания, согласно Т., лежит в основесоциализации, т.е. усвоения индивидом норм и ценностей общества.С этих соц.-псих позиций Т. рас­сматривал и вопросы права, исследованию к-го он как юрист и соц. уделял большое внимание. По своей юр. профессии Т работал судьей, а затем руково­дил службой уг. статистики в Мин. юсти­ции Фр… В духе сформ-ых им соц.-псих. З. подражания Т.утверждал, чтоправо — это «не более как один из видов склонности человека к подражанию». Это понимание права лежит в основе его юр.-соц ис-ий проблем трансфор­мации (эволюции) права, криминологии и уг. статистики, законод-й д-ти и суд. прак­тики, формирования обычая и т.д.В плане социологии права, как и общей соц., важное значение имели исследования Т в области пси­хологии толпы и общ. мнения.Толпе как беспо­рядочному скоплению людей присущи общее эмоц. состояние и соотв-щие формы поведения. Пси­хология толпы подавляет челов. Индив-сть, психологию и интеллект индивида. Поведение человека в толпе хар-ся повышенной внушаемостью и под­ражательностью. Чем многочисленней толпа, отмечал Т, тем ниже ее инт. уровень и выше ее эмо­ц. Возд-е на индивида. В отличие от толпы публика, согласно Т, — это особое инт-соц образование (общность людей), обладающее общим самосознанием. В формировании этого общего са­мосознания публики существенную роль играют средства коммуникации и массовой информации.Общ.мне­ние, трактуется в соц-псих концепции Т как форма выражения общего самосознания публики..

М. Вебер (1864—1920) — нем/с.,. Его осн.работы — «Про­тестантская этика и дух капитализма», «О категориях по­нимающей социологии», «Хозяйство и общество». Гл. сод-е социологии и соц. фило­софии В. — концепцияпрогрессирующей рациональ­ности как определяющего вектора исторического разви­тия. Речь идет о постоянной тенденции к рационализации всех сфер жизни западного общества. Это выражается в формировании и развитиирацион. Эк-ки (эк-ка капитал. способа производства), ра­цион.религии (протестантизм), рацион. уп­равления (рациональная бюрократия) и т.д. Рационализа­цию В. рассматривал как преодоление (модернизацию) традиционных, патриарх. форм жизни. Он говорил о прогрессирующей рациональности как о неизбежной судь­бе Запада.Особое внимание в своих соц. Исслед. В. уделял выявлению факторов, способствующих возникновению рациональной европейской культуры, и причин отсутствия данного типа культуры в других час­тях света. Анализируя эту тему в работе «Протестантская этика и дух капитализма», он обратил внимание на роль религии в зарождении и развитии капитализма То значение, которое Вебер придавал роли религии, видя в ней, по сути дела, осн.овной движущий фактор общественного развития, го­ворит о монистическом характере его подхода к исследо­ванию закономерностей развития общества… Наиболее ярко свои антипозитивистские взгляды он изложил в концепции понимающей социологии и теории социального действия.Пон.соц. в трактовке В. отри­цает познавательную ценность характерных для соц. натурализма прямых аналогий между природой и обществом. Она исходит из того, что человек познает общество не как внешний наблюдатель (естествоиспыта­тель), а через познание и понимание самого себя. Только познавая и понимая самого себя, человек- может понять тот смысл, который вкладывают в свое поведение др. люди, познать соц. реальность.Идеи понимающей социологии были сформулированы еще до В., однако именно В. ввел в научный обо­рот термин «понимающая социология». Пон. Соц. у В. тесно связана с его концепцией теории соц. действия. Пон.с. изучает поведение индивидов, вкладывающих в свои действия оп­ред. смысл, выявляет и понимает этот смысл. Та­кое действие индивида, в котором заложен определенный смысл, доступный пониманию других людей, В.соц. действием. При этом социальным он счи­тал действие, смысл к-го соотносится с поведением Др. людей, т.е. действие, учитывающее поведение др. людей, их возможную реакцию и в этом смысле под­дающееся их пониманию.С позиций социологии права особый интерес представ­ляет веберовскаяклассификация типов человеческого Действия, в рамках которой он выделяет:— целерациональное действие (ему присущи ясность Цели, рационально соотнесенной с осмысленными адекват ными ей средствами и с возможными последствиями дан­ного действия);— ценностно-рациональное действие (действие, ос­нованное на вере в безусловную ценность самого действия как такового, когда человек видит в этом действии свой Долг);— аффективное действие (действие, основанное на эмоциональном состоянии);— традиционное действие (обычное, повседневное поведение ).

Е. Эрлих (1862—1922) — австр. юрист. Его мо­нография «Основы социологии права», изданная в 1913 г., обозначила важную веху — появление социологии права как отдельной дисциплины. Гл. мысль этой работы выражена в предисловии к ней в следующем программном положении: «В наше время, как и во все времена, центр тяжести развития права не в законодательстве, не в на­уке права, не судебной практике, а в самом обществе»'. Наряду с разработкой теоретико-методологических проблем социологии права он одним из первых среди юристов стал проводить исследования (в том числе и опросы населения, изучение роли суда, судебной практики и т.д.), близкие к тем, которые сейчас называются конкретно-социологичес­кими.Опросы населения Буковины (Австро-Венгрия) дали ему основание утверждать,, что там реально действовало примерно лишь около трети статей Австрийского граж­данского уложения. Реально действующее право-он назы­вал «живым правом». Именно«живое право», согласно Эрлиху, и составляетпредмет социологии права. ".«Живое право» в трактовке Э. — это внутрен­ний порядок человеческих союзов (государства, семьи, корпорации и т.п.). Чтобы понять истоки, развитие и сущ­ность права, отмечал он, нужно прежде всего изучить порядок, существующий в названных человеческих союзах… Концепция «живого права» Эрлиха получила также название концепции«свободного права», или судейского усмотрения, поскольку судьи, по мнению Эрлиха, долж­ны в своих решениях ориентироваться не на писаное за­конодательство, а на «живое право», берущее свое нача­ло в самом обществе, в фактических общественных отно­шениях.Противники концепции «свободного права» и свободы судейского усмотрения критиковали Эрлиха за размыв законности, недооценку роли государства и его законотвор­ческой деятельности, преувеличение роли фактических общественных отношений. И эта критика во многом была справедливой. Ведь отвергая сведение права к закону, Эрлих и его последователи, по сути дела, отвергали и сам закон, подменяя его фактическими социальными нормами… Свою социологию права, разработанную в рамках юр. науки, Э считал не юр. дисциплиной, а одним из направлений прикладной соци­ологии. Правда, и вся наука о праве должна быть, по его мнению, не чем иным, как частью социологии. Отри­цание самостоят-ти юриспруденции он весьма не­убедительно обосновывал ссылкой на то, чтоправо пред­ставляет собой определенный аспект общественного бытия. Очевидно, что при таком подходе социология, по сути дела, должна была бы включать в себя все обще­ственные науки, утрачивая свое собственное предмет­ное своеобразие.

ПАРСОНС (1902—1979) — амер. социо­лог-теоретик, осн-ль системно-функциональной шко­лы в социологии и создатель общей теории действия. В его работах значительное внимание уделено проблематике права как соц.о явления. роль права как инструмента социальной интегра­ции исследовалась П. в более широком контек­сте анализа интегративной функции всей нормативной системы общества… «Фактическая эффективность правовых систем, — от­мечал он, — во многом зависит от получаемой ими мо­ральной поддержки как систем, обладающих с точки зре­ния большинства людей, на которых распространяется их действие, „внутренне присущей“ им справедливостью»3. Через такую моральную поддержку и моральное обоснова­ние права осуществляется, согласно П., связь меж­ду правовой и ценностной системами общества. Благодаря такой связи между ценностями и норма­ми, с одной стороны, обеспечивается реальное осуществ­ление ценностных ориентации, а с другой — стимулиру­ется выполнение нормативных требований. Подобное со­звучие, сочленение системы норм с социальными ценнос­тями П. называл«легитимизацией нормативной системы»2 . При этом он отмечал, что «ценностные пред­посылки американского общества сформулированы преж­де всего в таких исторических документах, как Деклара­ция независимости, преамбула к Конституции и Билль о правах»3.Одним из важных аспектов парсоновской социологии являетсятеория социального контроля. Соц. кон­троль Парсонс рассматривал как процесс, посредством ко­торого сводятся к минимуму расхождения между систе­мой нормативных ожиданий общества и фактическим по­ведением людей. Роль правовой системы как части системы социального контроля П. видел в том, что право путем установления всеобщих норм задает ясные, види­мые рамки социального контроля в обществе, четко конк­ретизирует ценности, заставляет исполнять свои указания при помощи силы4.Несомненный интерес для социологии права представ­ляет и парсоновский подход к разработке учения о соци­альном действии, наиболее полно изложенный в его рабо­те «К общей теории действия». Для понимания теории со­циального действия П.а следует иметь в виду, что в рамках его концепциисоциальное действие — это дей­ствие, регулируемое нормами и осуществляемое в общем контексте системы социальных ценностей. Порядок обще­ства обусловлен тем, что «социальные деятели исполняют ожидаемые от них роли, разделяют предписанные ценно­сти и нормы»'Разработанная Парсонсом социологическая концепция общества как ценностно-нормативной системы представ­ляет значительный интерес для исследований в рамках социологии права проблем взаимодействия права с други­ми социальными нормами и ценностями, анализа места и роли норм права в соционормативной и ценностной систе­мах общества.

СОРОКИН Питирим Александрович (1889—1968) родился в семье бедного ремесленника, в детстве вел бродячий образ жизни, подрабатывая случайными заработками, одна­ко при этом сумел окончить церковно-приходскую школу'. С пятнадцати лет — член партии эсеров. В 1909 г. поступил в Санкт-Петербургский психоневрологический институт (где незадолго до того была открыта первая в России кафедра Социологии), а затем перевелся на юридический факуль­тет университета. Его дипломная работа «Преступление и кара, подвиг и награда. Социологический этюд об основных формах общественного поведения и морали» (1912/1913 гг.) была очень хорошо встречена научной общественностью. Активно участвовал в февральской революции, некото­рое время был личным секретарем А. Ф. Керенского, ре­дактировал газету «Воля народа». В этот период им была написана серия брошюр, в том числе: «Проблема социаль­ного равенства», «Формы правления», «Сущность социа­лизма», «Кому и как выбирать в Учредительное собра­ние?» и др. Политические взгляды П. А. Сорокина пред­ставляли собой, по его собственной оценке, разновидность «социальной идеологии, основанной на этике солидарнос­ти, взаимовыручки и свободы»2.Большевистский переворот П. А. Сорокин не принял, но, признав фиаско эсеровской программы, вышел из партии эсеров. Его опубликованное в газетах открытое письмо по этому поводу привлекло внимание и было про­комментировано В. И. Лениным в известной статье «Цен­ные признания Питирима Сорокина». В 1919 г. ему удалось организовать и возглавить в качестве декана первый: вРоссии социологический факультет. В 1920 г. вышла основ­ная работа его русского периода «Система социологии». В 1922 г. вместе с большой группой видных представите­лей общественно-политической мысли был выслан из стра­ны. Сначала он обосновался в Праге, а затем перебрался в США. Здесь П. А. Сорокин быстро сумел приобрести миро­вую известность и в 1930 г. возглавил социологический фа­культет Гарвардского университета, которым руководил до своей отставки. В это время были опубликованы наибо­лее значительные работы Сорокина, сделавшие его клас­сиком социологической мысли, — «Современные социоло­гические теории» (1928) и «Социальная и культурная ди­намика» в четырех томах (1937—1941). Развивая свои ран­ние идеи о социальной солидарности и этике любви, он выступил с программой спасения человечества на базе «аль­труистической любви и поведения» и основал в Гарварде Центр по изучению творческого альтруизма. В 1964 г. в возрасте 75 лет Сорокин был избран председателем Аме­риканской социологической ассоциации.В русский период жизни Сорокина его научная дея­тельность тяготела к сфере юриспруденции и была связа­на прежде всего со становлением русской школы социоло­гии уголовного права и теоретической криминологии. В своей первой крупной работе «Преступление и кара, подвиг и награда» он высказал оригинальную идею о целесообраз­ности дополнения уголовного права его прямой противо­положностью — «наградным правом». Все правила челове­ческого поведения (в том числе и правовые) делятся, со­гласно Сорокину, на дозволенные, запрещенные и реко­мендованные. Под влиянием изменений социальной среды эти правила (шаблоны группового поведения) меняются. Однако тенденция к изменению правил поведения неравно­мерно распространяется на всех членов группы, что вызы­вает конфликт шаблонов поведения и соответственно — конфликт внутри группы. В результате группа либо рас­падается, либо ее единство обеспечивается с помощью 'таких механизмов, как кары и награды.Весьма интересен анализ Сорокиным динамики при­менения кар и наград. По его мнению, в неразвитых, при­митивных обществах наказания и награды носят более чнтенсивный характер, чем в обществах развитого типа.Это объясняется тем, что по мере усложнения социаль­ной жизни, расширения ее многообразия ускоряется сме­на шаблонов поведения. В процессе приспособления обще­ства к ускоренному темпу обновления шаблонов поведения вырабатываемые обществом нормативы становятся уже не столь прямолинейными и однозначными, более гибкими, а следовательно, уже нетребующими таких жестких санк­ций и таких эффективных стимулов, как прежде. Отсюда Сорокин делал вывод о наличии исторической тенденции к прогрессирующему падению санкций и снижению значи­мости наград в регулировании поведения людей в обще­стве, которая, по его мнению, должна привести к полно­му исчезновению таких форм воздействия на поведение-людей, как кары и на

СОВЕТСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ ПРАВА В первые годы советской власти и вплоть до середины 30-х годов традиции социологического подхода, сложивши­еся в российском правоведении до 1917 г., оказывали жи­вое и плодотворное влияние на формирование советской юридической науки. Разрабатываемые советскими теоре­тиками права концепции права как порядка общественных. отношений (П. И. Стучка), права как формы материальных, экономических отношений (Е. Б. Пашуканис, И. Pa-! зумовский), классово-психологическая концепция права (М. А. Рейснер) в значительной мере представляли собой развитие идей и концепций С. А. Муромцева, М. М. Кова­левского, Н. М. Коркунова, Л. И. Петражицкого и других российских ученых, работавших в этой области до 1917 г.Кроме того, в этот период продолжало активно раз­виваться социологическое направление в сфере уголовно­го права. Так, в созданных в ряде городов кабинетах по изучению личности преступника и преступности осуществ­лялась работа по таким направлениям, как изучение различных категорий заключенных с помощью анкетных оп­росов, исследования личности преступников в криминоло­гических клиниках, анализ законченных судебных дел с последующей статистической обработкой материалов, изу­чение уголовной статистики и т.п.' Важное значение для координации и развития кри­минологических исследований имело создание в 1925 г. в.Москве Государственного института по изучению преступ­ника и причин преступности. Социологическими исследованиями уровня и причин преступности занимались и другие юридические научные центры. В 1927 г. по материалам, собранным Отделом мораль­ной статистики, была издана книга «Самоубийства в СССР в 1922—1925 гг.», в которой сравнивались показатели по СССР с данными ряда европейских государств, проводил­ся сравнительный анализ данных по различным городам страны, анализ самоубийств по социально-демографичес­кому составу лиц, совершивших самоубийство, мотивам и способам самоубийств и т.д. По мнению специалистов, столь обширные сведения о самоубийствах не публикуются в России до сих пор.В 20-е годы проводились исследования и проблем нар-^мании. В этой области работали М. Н. Гернет (им, в част­ости, были опубликованы такие работы, как «Нарко-тизм, преступность и уголовный закон», «Сто детей-наркоманов» и др.), А. Раппопорт, Н. К. Топорков и другие ученые.Что касается исследований проблем пьянства и алко­голизма, то их лейтмотивом по-прежнему являлся вопрос об эффективности антиалкогольных запретов. В 1924 г. в Москве была создана Научно-исследовательская комис­сия по изучению факторов и быта проституции, силами которой был осуществлен ряд исследований, включающих и опросы проституток. Аналогичные исследования прово­дились и в других городах страны.В первые годы советской власти (20-е — начало 30-х годов) социологический подход применялся и к изучению целого ряда иных юридически значимых проблем. В част­ности, метод анкетного опроса использовался для изуче­ния так называемого земельного вопроса, проблем семьи и брака, родовых и национальных отношений, быта рабо­чих и т.д.Однако с 30-х годов (после отказа от новой экономи­ческой политики) в стране начался процесс утверждения тотального господства большевистской идеологии и резко усилились гонения на все неидеологизированные исследо­вания в сфере обществоведения. Социология, направленная на изучение фак­тов и реалий социалистической действительности, была для властей не только ненужной, но и опасной. Социология могла устраивать большевистскую идеологию только в виде урезанного изложения догматизированного историческо­го материализма.После XX съезда КПСС (1956 г.) и критики «культа личности Сталина» диктат идеологии несколько ослаб и научная мысль заметно оживилась. В этих условиях на­чали возрождаться и эмпирические социологические ис­следования правовых явлений… В 70-е годы в рамках советской общей теории права стали выделять три составные части — специально-юри­дическую теорию, философию права и социологию праваАнали­зируя итоги проходившей в 70—80-е годы дискуссии о понятии права и характеризуя одно из направлений тог­дашнего правопонимания как социологическое, они писа­ли: «Право, рассматриваемое не как застывшая совокуп­ность норм, а как деятельность физических и юридичес­ких лиц… применяющих и исполняющих правовые пред­писания, представляет собой предмет социологического изучения… На этой основе возникло и правопонимание, ориентированное на право в действии»'… Теперь уже ни для кого не секрет, что реальными рычагами управления, на которых все эти годы в значи­тельной степени держалась административно-командная система регуляции общественных отношений в нашем об­ществе (и, прежде всего в сфере экономики), были непра­вовые по своей природе директивы партийных органов, приказные установления исполнительно-распорядительной власти и т.пВ целом в рамках советской социологии права четко сформировались три основных направления 'исследова­ний. Первое направление — это изучение социальной обусловленности законодательства, которое осуществля­лось главным образом в рамках историко-материалисти-ческой доктрины и практически было оторвано от частных социологических теорий и эмпирического уровня исследо'" ваний. Второе направление, достаточно развитое как я3 теоретическом, так и на эмпирическом уровне, составлял исследования эффективности действия законодательства и правоприменительной деятельности. Третье направле­ние — это комплекс исследований различного профиля, посвященных изучению «социального механизма действия права».Юристы долгое время не могли определить место та­кого рода исследований в системе уже сложившихся дис­циплин. Эти исследования, вторгавшиеся почти во все сфе­ры правовой жизни, не могли быть отнесены ни к отрасле­вому правоведению, ни к теории права

ПРАВО КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ, Формой организации отношений общества и одним из ос­новных элементов социальной структуры являются социальные институтыПраву, рассматриваемому как социальный институт, свойственны все общие черты социальных институтов. Социальный институт права — это вид социального института', Рассмотрим особенности социального института права 1- Право есть важнейший фактор социального порядка _ Оно предназначено обеспечить общую социальную стабильность, безопасность посредством регулирующей силы законов и их исполнения; обезопасить граждан, общество от различных проявлений агрессии, насилия, последствий деструктивных конфликтов; гарантировать упорядоченность, предсказуемость в социальных отношениях, сделать их как бы «общефоновыми» общественными условиями. 2. Право относится к интегративным институтам. Нормы права, законодательство воздействуют на все важней­шие стороны жизни людей, деятельность организаций, уч­реждений, органов государства. Поэтому право в институцио­нальном плане выступает одним из скрепляющих каркасов, интегрирующих общество.3. Право является нормативным образованием, т. е. опре­деляет пределы допустимого в поведении людей, правовые рамки деятельности организаций, облекает в правовые формы государство; и таким способом участвует в формировании струк­туры общества и регулировании социальных отношений.4. Право, рассматриваемое в институциональном разре­зе, объектировано в законодательстве. Эффективность его в этом отношении связана'с государством и опирается на силу. При институциональном подходе к пониманию права важно не только представление о том, в силу каких обстоятельств (аль­труизма, лицемерия, боязни наказания) исполняют люди пра­вовые нормы, но и то, что они следуют праву, так как обще­ство потребовало этого от них. Поэтому если человек отказыва­ется исполнять правовые предписания, то общество принуж­дает его к этому, а при необходимости применяет насилие, при­держиваясь принципа: «Сила должна оставаться за законом».5. Право — часть действующего в обществе социального контроля, который можно определить как «способ саморегу­ляции социальной системы, обеспечивающей упорядоченное взаимодействие составляющих ее элементов посредством нор­мативного (в том числе правового) регулирования»1. Круги со­циального контроля начинаются с первичных малых групп — семьи, друзей; в более широких группах действует контроль профессиональной группы, членов клуба, общественных орга­низаций; наконец, существует социальный контроль внешне­го круга; мораль, обычаи, нравы, религия, и юридико-поли-тический контроль2 .6. Право взаимосвязано с политическими институтами общества, а потому является инструментом политики. Содер­жание права и его применение связано в большей или мень­шей мере с общественным и политическим консенсусом в об­ществе, властвующей элите.

Общественное мнение — это состояние массового сознания, связанное, с высказыванием суждений по об­щественно значимым проблемам. Такая трактовка обще­ственного мнения (с теми или иными вариациями) в насто­ящее время является общепризнанной в отечественной со­циологической литературе… В средние века принадлежность человека.к тому или иному сословию име­ла непосредственное политическое значение и жестко оп­ределяла его социальную позицию. С зарождением буржу­азного общества на смену сословиям пришли открытые классы, состоящие из формально свободных и независи­мых индивидов. Наличие таких свободных, независимых частных лиц, индивидов-собственников (пусть даже это собственность только на свою рабочую силу) — необходи­мая предпосылка формирования гражданского общества и общественного мнения как особого института гражданско­го общества В сложившейся ситуации состояние российского об­щественного мнения можно охарактеризовать следующим образом: общественное мнение в России существует, од­нако в силу своей неразвитости оно не оказывает сколь­ко-нибудь существенного влияния на общественную и по­литическую жизнь страны, а поэтому оно не может еще рассматриваться в качестве сформировавшегося институ­та гражданского общества. Очевидно, что качественное состояние общественного мнения и перспективы его ста­новления как полноценного социального института во мно­гом будут зависеть от общего хода преобразований в стра­не, от успехов на пути к гражданскому обществу и право­вому государству.Немалую роль в формировании общественного мне­ния как полноценного института гражданского общества может и должно сыграть право. Процесс становления рос­сийского общественного мнения в качестве самостоятель­ного социального института нуждается в адекватномправовом оформлении. Ведь в современном правовом государ­стве все основные институты гражданского общества под­лежат правовой регламентации. К настоящему времени в России сложилось уже достаточно развитое правовое ре­гулирование процессов формирования и функционирова­ния общественного мнения. Оно осуществляется посреДством соответствующих норм Конституции Российской федерации и федеральных законов, направленных на обес­печение конституционно-правовых гарантий свободы мыс­ли и слова, свободы совести, свободы получения, произ­водства и распространения информации, права проводить собрания, митинги, шествия и пикетирования, права на­правлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправле­ния и т.д., а также ряда норм избирательного законода­тельства, посвященных правовой регламентации опросов общественного мнения, связанных с выборами и референ­думами… Общество нуждается в исследованиях общественного мне­ния, основанных не на идеологизированных представле­ниях, а на глубоком научном анализе… Первые де­мократические выборы в России стали для бурно разви­вавшейся отечественной социологии общественного мнения первым серьезным камнем преткновения. Большой обще­ственный резонанс, который получили ошибки, допущен­ные социологами, заставил их глубоко проанализировать причины своего провала и выработать способы повышения надежности прогнозов электорального поведения населе­ния. В результате выделился ряд центров изучения обще­ственного мнения, которым удается уже на протяжении нескольких избирательных кампаний демонстрировать до­статочно высокую (в условиях кризисного общества) на­дежность своих прогнозов.

ЮРИСТЫ Рассмотрение круга проблем, входящих в предмет юри­дической социологии, будет неполным без характеристики про­фессиональных юристов как особой социальной группы. Задача эта весьма не простая. Профессионалы-юристы пребывают в рамках юридической системы, в качестве существенных ха­рактеристик которой сами юристы называют замкнутость, явно недостаточную гласность и информированность о ее деятель­ности. Нельзя сказать, что эта система абсолютно закрытая, недоступная для социологического анализа. В 60-е и 70-е годы, например, проводились исследования деятельности судов, про­фессионализма судей и ряд других. Однако трудно найти в отечественной литературе исследования, посвященные юрис­там как особой профессиональной группе, особенностям ее поведения и менталитета, внутрипрофессиональному расслое­нию и взаимовлиянию этих слоев… Юристы — это специалисты, которые на основе профес­сиональных знаний заняты деятельностью по созданию, при­менению и защите правовых норм, регулирующих социальную жизнь. Данной группе присущи такие же характеристики, что и любой другой социально-профессиональной группе: 1) заня­тость на основе применения навыков, базирующихся на тео­ретическом знании; 2) спец. образование и обу­чение этим навыкам; 3) особая компетентность, гарантирован­ная дипломом; 4) наличие определенного кодекса поведения, обусловливающего профессиональную идентичность; 5) испол­нение определенных служебных обязанностей на благо обще­ства; 6) членство в профес. ассоциации'.Перечисленные черты свойственны рассматриваемой про­фессиональной группе в целом, независимо от внутренней дифференциации, рангов, полномочий. На профессиональных юристов обществом возложена функция обеспечения и содей­ствия соблюдению прав человека и закона. Выполнение этой ф-и требует, специализированного образо­вания и навыков, особой компетентности. Поведение проф. юристов в большей степени, чем других профгрупп, подчинено строгому кодексу профессионального поведения, особенно тех слоев, которые уполномочены не только уста­навливать юридические факты, но и принимать правовые ре­шения (судьи, работники прокуратуры). Это объясняется тем, что для юриста закон — основа его правомочий и профессиональной деятельности. Служебная деятельность и поведение членов данной профессиональной группы подвержено большей формализации и регламентации, чем других профессиональ­ных групп. Закон является непременным условием нормально­го выполнения функций, взаимодействия с другими людьми и внутри самой профессиональной группы. Поэтому проф. поведение юристов не просто облечено в определен­ные рамки, но достаточно жестко предусмотрено правовыми актами. К ним добавляются вырабатываемые юридическим со­обществом негласные правила поведения и в результате об­разуется особый кодекс поведения профессиональной группы. Облачение специализированными знаниями и кодекс поведе­ния становятся основой осознания профессиональной группо­вой принадлежности (идентичности): «Мы — юристы». Оно свой­ственно работникам суда, прокуратуры, нотариата, адвока­туры, милиции и др.Юристов-профессионалов отличает своеобразие социаль­ного статуса, правового сознания, специфика выполняемой деятельности Правосознание профессиональных юристов как социаль­но-профессиональной группы отличается от правосознания других социальных групп, поскольку юристы прежде всех других являются носителями и выразителями права и закона. С точки зрения содержания знаний правосознание профессио­налов в любой области должно превосходить обыденное.Но действительность не всегда совпадает с должным. Это наводит на мысль, что пренебрежение законом его хранителями остается безна­казанным и не может не подкреплять правовой нигилизм са­мих профессионалов и граждан. Правосознание профессиона­лов отражается на правосознании граждан. Поэтому изучение специфики профессионального менталитета необходимо и для понимания правовых стереотипов, представлений тех, с кем ^прикасаются профессионалы Осуществление профессиональной деятельности, установ­ление и обеспечение правопорядка в соответствии с требова­ниями законности зависит от отношений разных групп юрис­тов друг к другу, норм этих отношений, сочетания самооценки и взаимной оценки. Изучение этих отношений покажет, влия­ет ли осведомленность о специфике деятельности других на собственную деятельность; источник и формы возможных про­тиворечий между юристами разных специальностей: столкно­вение профессиональных традиций, привычек, стереотипов; возможности и степень влияния внутригрупповых отношений на реализацию общественных интересов.Представление о профессиональной группе юристов бу­дет неполным без рассмотрения специфических проблем каж­дой из внутренних групп. Не менее интересно проследить связь социального по­ложения родительской семьи с выбором юридической профес­сии абитуриентами, соотнести уровень подготовки в юриди­ческом вузе в настоящее время с практической деятельнос­тью; удовлетворенность выбранной профессией и множество других вопросов.

Правосознание — это совокупность знаний, представле­ний, оценок индивидов и групп по поводу права, его примене­ния, форм выражения.Правосознание складывается с социологической точки зре­ния под влиянием ряда социальных факторов: исторического опыта общества, социального окружения индивидов, собствен­ного социального опыта отдельных индивидов и групп. Оно сопрягается с социальной структурой общества, приобретает разную наполненность, форму в зависимости от социального субъекта: общества в целом, классов, групп, слоев, отдель­ных индивидов.Однако прежде чем обратиться к особенностям правовых знаний, представлений, оценок разных социальных субъек­тов, следует отметить, что правосознание имеет определен­ную гносеологическую структуру.Пс как любое другое (нравственное, полити­ческое и т. д.), имеет два уровня: теоретический и обыденный. Они отличаются объемом знаний о праве, его системностью, степенью понимания правовых фактов, явлений и устойчивос ти правосознания. Теоретический уровень правосознания ох­ватывает систематизированное научное знание о сущности права, его происхождении, разновидностях, о законности и правопорядке, юридической ответственности, правовом госу­дарстве. Теоретическое правосознание рационализировано, построено на логической аргументации, представляет собой относительно непротиворечивую систему взглядов, нацелено на понимание сущности правовых явлений.Обыденное правосознание, напротив, не систематизиро­вано, фрагментарно, состоит из отрывочных знаний, представ­лений, оценок права и его применения. Эти фрагменты могут противоречить друг другу, сочетаться с «правовым фолькло­ром», который включает неверные суждения, надуманные представления о правовых нормах и законах.Научно-теоретический уровень правового сознания — ре­зультат деятельности ученых, профессиональных правоведов. Их взгляды выражены в научных понятиях, правовых идеях, теориях, которые выработаны в процессе обобщения, изуче­ния, сравнения многовековой и современной юридической прак­тики и теории.Обыденное правосознание складывается на основе теку­щей, повседневной жизни, общения людей между собой, прак­тического опыта использования правовых норм, эмпирическо­го знания о действующем праве, о юридической ответствен­ности законности. Понятия обыденного правосознания обяза­тельно включают моральную оценку, которая может даже превалировать, так как правовые взгляды на этом уровне обыч­но далеки от профессиональных. Например, человек становится знатоком жилищного законодательства в силу собственных интересов и личного опыта.Итак, научно-теоретическая и обыденная стороны право­сознания в совокупности характеризуют правосознание конк­ретного общества, отражают каждый по-своему особенности права, его применение.Социологическое изучение правосознания предполагает рассмотрение правовых знаний, представлений, отношения к праву, закону различных социальных групп.Социологическое изучение правосознания предполагает не только констатацию элементов правовых знаний, взглядов, идей, представлений, мнений. В зависимости от преобладания определенных идей, мнений можно судить о направленности состояния правосознанияСегодня можно выделить такие компоненты моделей пра­вового сознания, имеющие различную содержательную направ­ленность у разных социальных групп и индивидов, как:• знания о праве как регуляторе общественных отноше­ний; • представление о собственных правах и свободах, ответ­ственности, а также видах деятельности, регулируемых пра­вом;• отношение к правовым явлениям (к праву в целом, к требованиям конкретных норм права, к органам юстиции и их деятельности);• оценка своего правового положения, действующего за­конодательства и возможности правовой активности

. Правовое сознание тесно связано с правовым поведени­ем. Оно влияет на поступки личности, направляет ее действия в правовое либо неправовое русло. По поведению людей мож­но судить об уровне освоения и принятия права как регулято­ра отношений. В поведении обнаруживается как следование их нормам объективного права, так и использование личностью как субъектом права принадлежащих ей юридических возмож­ностей.Вместе с тем между правосознанием и правовым поведе­нием нет линейного, жесткого соответствия… Действия человека в сфере, регулируемой правом, делят на правомерные и неправомерные (противоправные). Правомерное поведение подразделяют на:• объективно-правомерное — личность соблюдает право­вые нормы при достижении собственных целей в силу внут­реннего убеждения;• ситуационно-правомерное — поведение личности соот­ветствует принятым нормам в конкретной жизненной ситуа­ции, но внутренние убеждения отсутствуют; • законопослушное — интересы и цели личности не впол­не совпадают, расходятся с правовыми нормами, но тем не менее человек им подчиняется.Неправомерное поведениеможет быть: • внутренне-обусловленным — личность совершает пра­вонарушение, осознавая, что нарушает интересы общества или права третьих лиц; не выполняет свои обязанности, вытекаю­щие из соответствующих правовых норм;• ситуативно-случайным — правонарушение обусловле­но незнанием правовой нормы или стечением неблагоприят­ных обстоятельств.Правомерное и неправомерное поведение выступают ви­дами правового поведения. Объединяющим их основанием яв­ляется их подверженность социальному контролю в его специ­фических, юридических формах. Единого определения поня­тия правового поведения не существует. По мнению В. Н. Куд­рявцева и В. П. Казимирчука, правовое поведение — это соци­ально значимое поведение индивидуальных или коллективных субъектов, подконтрольное их сознанию и воле, предусмот­ренное нормами права и влекущее юридические последствия1 . Основным признаком любого правового поведения (право­мерного либо неправомерного) служит связь с нормами права: предписывающими, разрешающими или запрещающими. Без подверженности правовому регулированию поведение не мо­жет быть правовым. Правомерное поведение предусматрива­ется разрешающими нормами, неправомерное (противоправ­ное) — запрещающими. Оба вида правового поведения харак­теризуют определенное качественное состояние правосозна­ния. Разнообразие видов правового поведения обусловлено разной мотивацией поведения в сфере права, разной направ­ленностью правовой активности и отдельной личности, и групп.Личность руководствуется в своем поведении интересами, ценностными ориентациями, установками, образующими мо-тивационный механизм ее поведения в любой сфере социаль­ной жизни, в том числе и правовой. В основе правового пове­дения личности также лежат определенные потребности, ин­тересы, цели, обусловливающие мотивы этого поведения. Мо-тивационный механизм представляет внутреннюю сторону ка кого-либо варианта правового поведения. Кроме внутренней стороны любое поведение имеет внешнюю сторону, выражаю­щуюся в соответствии или несоответствии поведения человека требованиям правовых норм. Однако она всегда имеет опреде­ленные внутренние основания… Высшим типом правомерного поведения считают действия и поступки, совершаемые с внутренней убежденностью в со­ответствии этих поступков праву и закону и по собственной внутренней потребности «жить по праву». Правовая норма дол­жна стать неотъемлемой частью внутреннего механизма пове­дения личности. Внутренняя сторона правомерного поведения должна под­крепляться внешними факторами: содержанием и формой вы­ражения правовых предписаний, способностью правопримени-тельных органов гарантировать реализацию последних нали­чием санкций.Правомерное поведение предполагает не только ориен­тацию на нормы права, но и умение выбирать способы ис­пользования и защиты своих прав, выражать свои правовые притязания. Необходимо желание и умение индивида «впи­сать» себя в общественно-правовую жизнь. Пра­вовое сознание и правовое поведение связаны между собой, имеют разные формы и уровни, зависящие от ряда социальных факторов, собственной социально-правовой практики отдель­ных индивидов и групп, исторического опыта конкретного об­щества

НОРМА И ДЕВИАЦИЯ Девиантное поведение — поведение, отклоняющееся от каких-либо норм одержании девиантности, необходимо иметь хотя бы общее представление о норме, ее сущности.Норма рассматривается различными науками. В социоло­гии ей уделяется значительное место. Понятие нормы счита­ется социологами едва ли' не. центральным, ключевым в соци­ологической науке.Социальная норма понимается как исторически сложив­шийся в данном конкретном обществе предел, мера, интер­вал допустимого (дозволенного или обязательного) поведе­ния, деятельности людей, социальных групп, социальных орга­низаций'. С точки зрения субъекта формирования норм их разделя­ют на официально установленные и фактически сложившиеся.Первые — это те нормы, которые создаются законодате­лями либо другими уполномоченными на то лицами. Фактически сложившиеся нормы — это те правила, ко­торые возникли стихийно либо в процессе исторического раз­вития общностей, либо под воздействием какого-либо стече­ния обстоятельств. К разряду подобных норм относятся обы­чаи, традиции, нормы морали и этикета. Под влиянием жиз­ненных обстоятельств возникают нормы временного действия, которые, впрочем, могут закрепиться в нравах людей, если неблагоприятные обстоятельства перманентно повторяются… Социальные нормы также можно классифицироватьпо механизму оценки и регуляции поведения индивидов, групп и социальных общностей. В этом случае можно выделить:• нормы — идеалы;• нормы — образцы поведения; • профессиональные нормы;• статистические нормы'. Известно, что идеал недостижим, однако ценность его заключается в свойстве быть ориентиром, примером с абсо­лютным значением для индивидов или групп, которые стре­мятся совершенствовать себя или свою деятельность. Образец в отличие от идеала играет роль средства для достижения ка­кой-либо цели. Имеется немало образцов поведения, отступ­ление от которых не вызывает осуждения окружающих. Ин­дивид волен выбирать средства, сообразуясь с собственным опытом, знаниями, склонностями. Например, не все выпуск­ники школ следуют хрестоматийному образцу, согласно кото­рому необходимо поступить в вуз. Профессиональные нормы регулируют отношения между коллегами, облегчают выполне­ние служебных обязанностей. Наконец, статистические, нор­мы, выражают некие свойства, присущие большинству людей, событий2. Например, для большинства супружеских пар Рос­сии является нормой иметь одного-двух детей.Девиация представляет собой отклонение от социальной нормы, обусловленное комплексом причин. Девиация естественна, социальна ей присущ историзм… Типы девиантного поведения- культурные и психические отклонения, индивидуальные и групповые, первичные и вторичные, культурно-одобряемые и осуждаемые. Девиация может носить отрицательный и положительный х-р. Рассмотрим негативные формы девиантного поведения. Их группы: 1) преступления; 2) «преступления без жертв»; ггклонения, не противоречащие нормам.1) Убийства, кражи, изнасилования, терроризм и др. — это крайние формы девиантного поведения. О них — разговор особый.2) «Преступления без жертв». Этой фразой обозначают такие действия людей, от которых негативные последствия испытывают сами субъекты действия. Например, от употреб­ления наркотиков разрушается личность самого наркомана. К названной группе девиантного поведения относятся также пьянство, проституция, сексуальная неразборчивость. 3) Отклонения, не противоречащие общепринятым нор­мам, — это такие формы поведения, которые вписываются в рамки «благопристойного» поведения, но на уровне представления о должном поведении считаются вредными и бесполезными. К примеру, значение гомосексуализма в настоящее время широко дискутируется в нашем обществе. Индивиды, совершающие однополые сексуальные контакты, всегда бу­дут считаться девиантами, так как их меньшинство.= отклонение гениев,

ДЕВИАЦИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ. Современная Россия находится в состоянии системного кризиса, а следовательно, общество испытывает аномию и рост девиантного поведения. В начале нашего раздела говорилось о том, что отклонение, являясь приспособительной реакцией на изменившиеся условия, способствует формированию новых норм. Зададимся теперь другим вопросом: все ли вновь образо­вавшиеся нормы являются жизнеспособными применительно к выходу из социального кризиса? Для ответа на поставленный вопрос рассмотрим такие виды девиантности, как борьба (мятеж), приспособление (иннова­ция) и уход (ретритизм).Борьба как активная форма девиантности бывает различ­ных видов, спектр ее очень широк: от политической деятель­ности до насильственной преступности. Коснемся названных полюсов спектра.Политическая активность, с одной стороны, способствует становлению норм демократического общества, а с другой — дает нишу для индивидов, не нашедших себя в других видах деятельности: несостоявшихся функционеров, одиноких без­детных женщин и других «пассионариев» нерыночной ориен­тации. Зачастую вхождение в политические организации, де­ятельность которых урегулирована рамками закона и явля­ется элементом более или менее равновесной системы взаимо­связей, превращает борьбу в приспособительную форму деви­антности. В этом случае члены организации своей неординар­ной, если смотреть глазами рядового обывателя, деятельнос­тью просто зарабатывают на жизнь, что достаточно подробно описал в свое время М. Вебер. Многие активисты вполне осоз­нают общественную бесперспективность «партий любителей пива», но упорно следуют двойной морали столь укоренив­шейся в прошлые десятилетия.Насильственная преступность, захватившая страну, формирует криминальные нормы поведения. В условиях массовой безнаказанности уголовных правонарушений население отчетливо осознает личную опасность какого-либо противо­действия или открытого осуждения беспредела. Обыденность насильственной преступности, в том числе заказных убийств, делает ее по общему количеству сопоставимой с масштабами массовых репрессий тоталитарного прошлого. Точные цифро­вые данные прямых жертв политической борьбы и экономи­ческих «разборок» по поводу передела государственной соб­ственности, а эти два процесса тесно коррелируют между со­бой, еще не установлены и ждут своего исследователя. Одна­ко, по грубым подсчетам, можно обнаружить следующее. Если за период с 1921 г. по 1 февраля 1954 г. в СССР было пригово­рено по политическим мотивам (теперь известно, что зачас­тую необоснованно) к высшей мере наказания 642 980 чело­век', то, абстрактно допустив равное количество приговорен­ных по годам (чего на самом деле, разумеется, не было), вы­яснится, что на каждый год приходилось примерно по 20 ты­сяч подобных жертв. А в 1995 г., по данным одного периоди­ческого издания, только на территории РФ убито 45,1 тыс. человек (без жертв войны в Чечне и конфликтов на таджикс­кой границе Воровство как Приспособительная девиация стало тоталь­ным и психологически оправданным в эпоху массовых невып лат зарплат, за которыми скрывается фактически полубесп­латный труд. Самим вернуть себе то, что недодали, и в той форме, которая доступна, — есть элемент инициативы и са­мостоятельности, но ведет ли это к становлению новых про­дуктивных моральных норм? Весьма сомнительно.Р. Мертон в одной из своих работ отмечает, что если де-вианты преуспевают и на них не налагается никаких санкций, то девиация становится объектом подражания1 Пассивные формы девиантного поведения, вероятно, удоб­ны для тех политических режимов, которые не способны из­менить ситуацию к лучшему, поскольку властям всегда пред­почтительнее иметь «кутежи, чем мятежи», на подведомствен­ной территории.Употребление населением России веществ, облегчающих наступление грез, иллюзий, виртуальных состояний психики и т. п., имеет тенденцию к увеличению. Мало того, растет ко­личество крайних форм ухода из жизни — суицид.Пассивные формы девиантности еще меньше связаны со становлением новых жизнеспособных норм социального взаи­модействия.Подытоживая вышеизложенное, можно предположить, что в настоящее время под действием массовой девиантности если и вырабатываются новые социальные нормы, то они яв­ляются жизнеспособными применительно лишь к кризисному обществу. Чем прочнее они будут укореняться в сознании и поведении людей, тем больше станут срабатывать на застой кризиса

СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ Общество представляет собой саморазвивающуюся сложную систему. В связи с этим, уже на самом раннем этапе развития возникает потребность в формировании механизма саморегуляции, как в обществе в целом, так и в отдельных группах. В современной социологии этот механизм называется социальным контролем. Его дея­тельность осуществляется через посредство нормативно­го регулирования поведения людей. Причем, дробясь на подсистемы, например, по сферам жизнедеятельности, общество в каждой из них не обходится без функциони­рования механизмов социального контроля. Можно го­ворить о социальном контроле на самых различных уров­нях общества — на уровне межличностных отношений в семье, социальной группе, в сфере экономики, полит, культуры, науки.Это связано, прежде всего, с теми функциями, к-e выполняют механизмы и институты социального к. В целом функции социального контроля могут быть разделены на две основные группы: регулятивные и конструктивные. Суть первой сводится к обеспечениюстабильности функционирования общества через механиз­мы саморегуляции. К таким механизмам следует отнести регламентацию и консолидацию деятельности индивидов. Действенность этих механизмов выражается в выработке как институциональных, так и неинституциональных стан­дартов деятельности индивидов в социальной системе, а также регламентацию и оценку реальной деятельности людей и стандартизацию этой деятельности при помощи системы социальных санкций. Здесь особым предметом, на который направлен механизм социального контроля, является девиантное поведениеИнституты социаль­ного контроля призваны, с'одной стороны, оберегать об­щество от отрицательных, деструктивных форм девиации, с другой, обеспечивать прогресс общества в сфере форми­рования новых социальных норм, отражающих действи­тельные, реальные социальные отношения, особенно это касается институциональных правовых норм. Отсюда вырисовывается вторая~основная группа функций соци­ального контроля — функции конструктивные.Обе эти группы функций теснейшим образом связа­ны и взаимообусловлены. Суть второй группы функций сводится к обеспечению развития общества. Как пока­зывает нам исторический опыт, с которым согласуются и различные теории, идеальной системы общества, иде­ального государственного устройства, идеальной соци­альной группы быть не может. Социальный контроль как раз и при­зван разрешать в каждой конкретной ситуации противо­речие между функционированием и развитием общества Исходя из своих функций, социальный контроль под­разумевает наличие санкционного механизма. По характеру социальные санкции разделяются на санкции, основан­ные на принуждении (то есть такие меры физического или психологического воздействия, которые вопреки воле человека или даже под страхом наказания заставляют придерживаться определенных стереотипов и правил поведения), а также санкции, которые основой своей имеют убеждение, осуществляющееся на доверии. Воз­можность и действенность второго рода санкций связана с личностными качествами человека, его моральной мо­тивацией, сознанием и чувством индивида как члена общества посредством рационального разъяснения или эмоционального влияния.Самоконтроль личности или внутренний контроль является другой называемой социологами формой соци­ального контроля. Самоконтроль понимается как способ саморегуляции поведения индивида… Основными институтами социального контроля сле­дует назвать государство, институты права и правоохра­нительные органы, на уровне межличностных отноше­ний институт семьи и бракаБе­зусловно, не может быть речи о создании общества абсо­лютно законопослушных граждан — девиация столь же естественно присуща обществу, как и норма

ПРЕСТУПНОСТЬ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ По мнению большинства российских ученых, в основе преступности лежат прежде всего социальные факторы: уро­вень экономического развития, условия для индивидуальной и групповой экономической самореализации; политическая система общества, степень развития политических, социальных свобод и социально-правового контроля; социальные права граждан и возможность их реализации; наличие социальных конфликтов и пути их разрешения, степень социальной диф­ференциации общества; возможность самореализации индиви­дов и т. д.Многие исследователи отмечают рост криминализациИ, современной России, связывая его с интенсивным разрушени­ем тоталитарного контроля и государственной собственности умножением коррумпированности «старой» номенклатуры и «новой» управленческой элиты; приватизацией; усилением политического противоборства между различными партиями, движениями, властными структурами; ростом безработицы; резким падением уровня жизни значительного числа российс­ких граждан и т. д.' Сегодня общество находится в состоянии аномии: разрушаются интеграционные процессы, большинство экономических и социальных связей беспорядочны, разруши­тельные процессы превалируют, нормативное регулирование многопланово, но не всегда целенаправленно и эффективно, ослаблен социально-политический контроль. Конкретно такое положение проявляется в усугубляющейся социальной поля­ризации; усилении миграционных процес­сов, росте безработицы; нерешенности молодежных проблем, изменении в ее среде ценностных ориентацией (ставка на силу, деньги, богатство, красивую жизнь и т. д.). Все это приводит к росту преступности в стране. Для многих крими­нальных и преступных групп самоцелью стали средства дос­тижения благополучия, не случайно служебные злоупотреб­ления, должностные хищения, взяточничество, коррупция процветают в российской элите. 2 Распад СССР, изменение социально-экономических усто­ев России, становление нового государства активизировали такие криминальные мотивации поведения некоторых пред ставителей элиты, как: все средства хороши для достижения политических целей, государственная должность — явление временное и его нужно успеть использовать в личных и груп­повых интересах. Именно эти мотивации были реализованы во время приватизации, в период образования новых политичес­ких и экономических структур: фирм, банков, партий и дви­жений. Кроме того, официально в стране пользуется непри­косновенностью около 4 млн. человек (в странах Запада непри­косновенность депутата связана только с выполнением им слу­жебных обязанностей). Поэтому неудивительно, что криминал рвется в политику, к власти'… С другой стороны, официально признано, что более 35— 40% населения (а по данным независимой экспертизы, зна­чительно больше) проживает за чертой бедности. В основном это безработные, по­жилые, необеспеченные люди, беженцы, переселенцы, вы­нужденные мигранты и т. д. В социальной структуре российс­кого общества они составляют нижний слой, пополняют ряды маргиналов, люмпенов, преступных и полупреступных груп­пировок, т. е. социальное дно. С точки зрения социально-демографического фактора следует отметить рост преступности среди молодежи, несовер­шеннолетних и женщин. При этом необходимо указать, что ' численный рост преступных деяний. За последние годы преступность молодежи возросла по сравнению со всем молодым населением страны в 6 раз. По данным уголовной статис­тики, подростковая преступность в 15 раз опережает общий показатель роста преступности;2) снижение возраста лиц, вовлеченных в совершение преступлений. В настоящее время известны случаи соверше­ния преступления лицами в возрасте 10—12 лет, школьника­ми, учащимися ПТУ, бездомными подростками, несовершен­нолетними, детьми-инвалидами и т. д.;3) рост числа правонарушений, совершаемых представи­тельницами женского пола. Сегодня более 33 тыс. девушек и женщин отбывают наказание в местах лишения свободы;4) увеличение количества воинских 5) рост тяжких преступлений (умышленных убийств, по­кушений на убийство, разбоев и т. д.).. Растут женский алкоголизм, вовлечение несовершеннолетних и даже детей в секс-бизнес… Говоря о факторах, формирующих преступную психоло­гию, аморальность, нужно особо отметить средства массовой информации, которые, используя криминальную тематику, приучают молодежь к восприятию преступности как к обыден­ному атрибуту современной жизни. Например, по российско­му телевидению (в целом) показывают в день до 20—30 крими­нальных«в России на­рождается новая общественная группа — криминальная эли­та, являющаяся частью правящей элиты общества»… Таковы основные тенденции преступности в современной России.

СОЦИОЛОГИЯ ПРЕСТУПНОСТИ. Социология преступности — это отрасль юридической со­циологии, изучающая преступность как социальную анома­лию в обществе, социальных группах и среди отдельных ин­дивидов. Специфика исследования социологии преступности заключается в том, что она изучает наряду с преступлени­ями против закона социально опасные деяния, ведущие к не­посредственному преступлению, т. е. девиантное поведение, фактические преступления, поступки, разрушающие мораль. Кроме того, социологи изучают социальные причины пре­ступности, меры ее предупреждения, тенденции изменения преступности в обществе, социальный состав преступников, виды преступлений, дают прогнозы развития преступности. В этом анализе они опираются на данные статистики, иссле­дования правоведов, социальных психологов, психиатров, демографов и др.Ближе других наук к социологии преступности стоит кри­минология. Используя данные юридических и других специальных отрас­лей знания, социология преступности применяет весь спектр методики и техники социологических исследований для анали­за и прогнозирования преступлений. В истории социологической мысли можно выделить не­сколько подходов к анализу преступности. Остановимся на наи­более распространенных и актуальных.Юридическую социологию интересует прежде всего вза­имосвязь общества как социального организма и преступности как социального явления. Что значит преступность для обще­ства? В концепциях социологов не было единого ответа на ' этот вопрос.Общеизвестна точка зрения юристов (криминалистов, кри­минологов и др.) на преступность как на ненормальное явле­ние, наносящее вред как обществу в целом, так и его отдель ным гражданам. В подходах к анализу природы преступности выделилось несколько основных направлений: антропологическая теория, концепция социальной природы преступлений, теория диффе­ренциальной ассоциации, теория социального конфликта как основы преступления.В основу антропологической теорииположены идеи 4. Ломброзо. В работе «Преступный человек» он утверждал, что преступника характеризуют определенные антропологи­ческие признаки (строение и вместимость черепа, длина ту­ловища, форма челюсти, общий тип лица и т. д.), которые передаются по наследству из поколения в поколение как яв­ление атавизмаФерри, Дюркгейм и другие социологи и криминологи, под­вергая серьезной критике антропологизм Ломброзо, все же не исключали влияния на преступность биологических и фи­зиологических факторов, но только в совокупности с соци­альными. Сторонники концепции социальной природы преступнос­ти связывают появление и развитие преступности с соци­альными условиями жизни: уровнем функционирования соци­альных институтов, наличием возможностей для самореали­зации индивидов в- обществе, проблемой доступности культур­ных ценностей и общественных благ для достижения постав­ленных целей, развитием политических свобод и содержанием воспитания людей., П. Уолтон, Дж. Янг основную причину преступности ви­дели в буржуазном строе, где не считается преступлением эксплуатация людей, агрессивные войны, убийства, а акцен­тируется внимание лишь на грабежах, кражах, махинациях, которые, с их точки зрения, являются просто «бунтом против системы». Э. Дюркгейм подчеркивал, что преступность — есть один из факторов, характеризующих общество, так как в об­ществе постоянно присутствуют источники, порождающие преступность в том или ином виде/. Следующая концепция, исследующая социальные причи­ны преступности, — это концепция анемии. Э. Дюркгейм оп­ределил аномию как состояние ценностно-нормативного ваку­ума, характерного для переходных и кризисных периодов, ког­да старые нормы и ценности уже перестают действовать, а новые еще не получили развития. 2 Кроме перечисленных направлений в социологии преступ­ности можно выделить также теорию дифференциальной ас­социации (связи) индивида с преступной средой (Э. Сатерленд). Взаимодействуя с членами преступной группы, индивид усва­ивает негативное отношение к нормам права и закону, опре­деляет для себя мотивы преступного поведения, технику со­вершения преступления, формы групповой и индивидуальной самозащиты.

СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЗАКОНОТВОРЧЕСКОГО ПРОЦЕССА С переходом от партийно-аппаратного нормотворчества эпохи административно-командной системы к реаль­ной законодательной деятельности высших представитель­ных органов власти в рамках формирующейся системы пар­ламентаризма у отечественных социологов впервые появи­лась возможность конструктивного сотрудничества с законодателе^!.. Однако надежды социологов на такое со­трудничество пока что во многом остались нереализован­ными (отчасти из-за темпов законотворчества и масштабов обновления законодательства, отчасти из-за недооценки законодателем значения, социологического обеспечения за­конотворчества, а в немалой степени — и из-за неготовно­сти самих социологов к этой работе). В результате процесс обновления законодательства в значительной мере осуще­ствляется методом проб и ошибок, усиливая в обществе атмосферу нестабильности.В сложившейся ситуации актуально звучат слова ос­нователя социологии Герберта Спенсера о том, что «из всех чудовищных заблуждений людей самое чудовищное заключается в том, что для того, чтобы овладеть каким-нибудь несложным ремеслом, например, ремеслом сапож­ника, необходимо долго учиться, а единственное дело, которое не требует никакой подготовки, — это искусство создавать законы для целого народа'». В настоящее время в рамках социологии права разра­ботаны и могут быть использованы законодателем следую­щие формы и направления социологического обеспечения законотворчества.1. Исходным пунктом взаимодействия законодателя и социолога в процессе социологического обеспечения зако­нотворчества является работа попрогнозированию потреб­ности в правовом регулировании. Здесь прежде всего сле­дует обратить внимание на исследования эффективности действующего законодательства, которые могли бы стать важным источником информации о необходимости изме­нения правового регулирования. 'Наибольший интерес для законодателя в настоящее время представляет изучение процессовфактической нор­мативной саморегуляции. Социологические исследования такой саморегуляции могли бы стать одним из действен­ных инструментов прогнозирования потребности в право­вом регулировании "'.2. Значение юридико-социологических исследований, направленных на прогнозирование потребностей в право­вом регулировании, во многом будет зависеть от того, на­сколько они окажутся сориентированными на те задачи, которые встают на следующем этапе социологического обеспечения законотворчества приразработке концепции правовой нормы. Задача социологического обеспечения этой стадии за­конотворческого процесса социологических исследований заключается в том, чтобы на концептуальном уровне най­ти оптимальную стыковку социального и правового, впи­сать правовую норму в социальный контекст, обеспечить соответствие правовой формы существующим и формиру­ющимся социальным реалиям. Ведь именно на этом этапе социологического обеспечения законотворчества исследователи сталкивают­ся с необходимостью прояснить наиболее глубокие и спор­ные вопросы, нуждающиеся в принципиальном теорети­ческом решении. Опыт показывает, что существует боль­шой соблазн переложить рассмотрение концептуальных проблем с уровня научного анализа на уровень обыденно­го сознания, попытаться напрямую выяснить у обществен­ного мнения его позицию по вопросам, требующим специальной научной компетенции… Подготови­тельный этап исследовательской работы должен быть свя­зан с изучением соответствующих аспектов так называемого смыслового пространства массового сознания, выявлением смысловой нагрузки, которую несет тот или иной термин в экономическом, политическом, правовом сознании населе­ния. С этой целью могут применяться различные техники (приемы) социально-психологического анализа'. 3. После того как проект закона готов, социологичес­кие исследования могут помочь законодателю в выяснении отношения различных слоев населения к введению в дей­ствие данной правовой новеллы. И здесь помимо использо­вания опросов общественного мнения было бы весьма по­лезным вспомнить предперестроечную практикувсенарод­ных обсуждений законопроектов. В современных условиях свободы печати и реального политического плюрализма все­народные обсуждения могли бы стать своего рода обще­ственной экспертизой законопроектов и заложить предпо­сылки для социальной легитимации будущих законов. В частности, проведение контент-анализа пи­сем и обращений граждан помогло бы не только выявить позиции «за» и «против» по поводу различных положений законопроекта (что само по себе обычно дает весьма од­ностороннюю, а в ряде случаев — и искаженную картину общественного мнения), но и выяснить ту меру понимания проблемы, которая стоит за этими оценками, определить интенсивность альтернативных мнений, степень активнос­ти сторонников различных точек зрения и т.п. Важным направлением социологического обеспечения этой стадии законотворчества должна стать июридико-социологическая экспертиза законопроекта. Задачи такой экспертизы видятся в оценке специалистами (юристами, социологами, политологами и т.д.) социальной обоснован­ности предлагаемых норм, прогнозировании их социальных последствий и эффективности их действия. Подобную экспертизу целесообразно проводить при подготовке законо­дательных актов, характеризующихся особой социальной значимостью..4. Принятие закона и введение его в действие не оз­начает завершения работы по социологическому обеспече­нию законотворчества. Следующий этап работы— изуче­ние эффективности принятого закона, являющийся важ­ным каналом обратной связи между законодателем и об­ществом.До сих пор, говоря о законодательной социологии, мы имели в виду социологическое обеспечение законода­тельной деятельности высших представительных органов. Но в соответствии с Федеральным законом «О референду­ме Российской Федерации» принятие, изменение или от­мена закона может осуществляться и в рамках прямой де­мократии, путем референдумов. В этих случаях также возникает потребность всоциологическом обеспечении ре­ферендумов. Основные задачи социологического обеспечения ре­ферендумов, предметом которых является принятие, из­менение или отмена закона, а также принятие решения, предопределяющего основное содержание закона, видят­ся нам, во-первых, в обосновании возможности и целесо­образности проведения референдума и, во-вторых, в ока­зании помощи при формулировке вопросов, выносимых на всенародное голосование.

4 Термин «социология права» как обозначение само­стоятельного научного направления был введен в науч­ный оборот в 1962 году на 5-м Международном социоло­гическом конгрессе. На этом же конгрессе был образован Исследовательский комитет социологии права, действу­ющий в рамках Международной социологической ассо­циации. Однако проблематика социологии права в юрис­пруденции и социологии разрабатывается не с 60-х годов. История ее развития насчитывает уже не одно десятиле­тие. Практически с последней четверти девятнадцатого столетия социологическим аспектам права уделялось все большее внимание.Видную роль в формировании современной европей­ской системы социологических правовых взглядов сыг­рал известный австрийский ученый-юрист О. Эрлих (1862-1923). В период его активной научной деятельно­сти в правовой науке господствовало мнение, что наибо­лее полную и объективную картину правовой обществен­ной жизни можно получить лишь посредством анализа судебной практики. На самом деле, правовая обществен­ная жизнь неизмеримо богаче собственно судебной прак­тики, которая не способна отразить всю палитру право­вых отношений, возникающих в обществе. Опираясь на этот постулат, О. Эрлих справедливо полагал, что исход­ным началом права следует считать реальную обществен­ную жизнь, наличную структуру общества, интересы разных слоев, отношения, возникающие между разнооб­разными формами объединения людей (семьями, про­мышленными объединениями, общинами и вплоть до государства). Вместе с тем О. Эрлих трактовал право весь­ма широко..Наряду с О. Эрлихом, практически в это же время, проблемой социологии права весьма активно занимают­ся такие ученые, как Эмиль Дюркгейм (1858-1917) и В. Парето (1848-1923). Фактически, именно они закла­дывали основы современной социологии. Создавая осно­вы социологии как теоретико-эмпирической науки, каж­дый из них шел своим путем, отражая тем самым ту или иную грань системы социологических взглядов, в том числе и проблематику, относящуюся к социологии пра­ва. Э. Дюркгейм считал, что предметом социологии пра­ва является изучение права в его социальном контексте, исследование связи между моралью и правом.Значительный вклад в разработку проблем социоло­гии права внес Ж. Гуревич (1894—1965). Он считал, что право есть механизм реализации в данной социальной системе идей справедливости. Ж. Гуревич очертил круг проблем, которые, по его мнению, составляют предмет социологии права А. Арно органи­зовал Международный Институт социологии права в городе Онати (Франция). В Институте имеется большая библиотека по данной проблематике (более 6000 томов книг), а также Центр документации, в котором более 5000 документов, отражающих результаты многочислен­ных социально-правовых исследований, проведенных во многих странах мира. Институт проводит ежегодно разные тематические конференции, коллоквиумы, зани­мается подготовкой студентов — специалистов в облас­ти социологии права. В Милане (Италия) также суще­ствует центр социологии права, который возглавляют Р. Тревес и В. Феррари. Центр координирует научные исследования более ста итальянских юристов-социоло­гов. Этим институтом уже более 20 лет ежеквартально издается журнал «Социология права».Большой вклад в разработку проблем социологии пра­ва был внесен российскими теоретиками социологии пра­ва — такими, как Н. М. Коркунов, М. М. Ковалевский, С. А. Муромцев, Б. А. Кистяковский, Н. Н. Кареев и др.

1 В ряду специальных социологических тео­рий особое место принадлежит проблемам взаимосвязи социологии и права, социологическому аспекту правотвор-ческой и правоприменительной деятельности. В современ­ной педагогической практике в ряде вузов введен курс социологии права. Он читается при изучении правовых дисциплин и, как правило, с позиции юридической на­уки. Вместе с тем курс «Социологии права» представляет собой единство двух научных направлений — социологии и юриспруденции. Поэтому вполне правомерно и даже необходимо, по крайней мере, выделение хотя бы несколь­ких часов на проблему социологии права, дабы взглянуть на нее глазами социолога, оттенить социологический ас­пект этой весьма актуальной и практически значимой проблемы. Исходя из этих соображений, а также учиты­вая насущную потребность в подготовке правоведов с ши­рокими социологическими взглядами на общественные проблемы, связанные с правотворчеством, уместно в кур­се «Социологии» рассматривать тему «Социология права».Термин «социология права» как обозначение само­стоятельного научного направления был введен в науч­ный оборот в 1962 году на 5-м Международном социоло­гическом конгрессе..Что же изучает социология права? Прежде всего, она ориентирована на изучение социальных функций права, последствий, связанных с принятием и введени-smв общественную жизнь правовых актов. Предметом социально-правовых исследований являются обществен­ные отношения, складывающиеся как при формирова­нии правовых актов (т. е. в процессе перевода социальных отношений на язык юридических норм), так и при пере­воде, реализации правовых предписаний в практику со­циального поведения людей. Социология права как на­ука непосредственно соприкасается, с одной стороны с социологией, а с другой — с общей теорией права. Они как бы едины, но не тождественны. У теории права свой предмет: она есть система знаний о праве, его природе признаках, закономерностях возникновения и существо­вания в обществе, принципах познания правовых явле­ний в обществе.Теория права — наука мировоззренческая в области права. Она нацелена на изучение права как целостного явления, на объяснение наиболее общих закономернос­тей возникновения права и его развития. Теория права разрабатывает понятийный аппарат юридической науки, общие понятия для юридической науки в целом. Она объясняет конкретные юридические явления с позиции целостного взгляда на право.Социология же права, социологические исследования в праве нацелены на изучение социальной обусловленно­сти права, социального действия права и его институтов, на исследование. Следует иметь в виду еще и то, что социология права интересуется не только суще­ствующей системой формального «писаного права», но и «живым», то есть действующим правом. В жизни бывает множество ситуаций, когда норма права есть, но она «не работает», существует лишь на бумаге, формально.Итак, для социологии права важно следующее.Во-первых, проблема восприятия людьми юридичес­ких норм, знание того, как норма влияет на поведение человека в юридически значимых ситуациях. А для пра­воведов главным выступает смысловое значение, вкла­дываемое законодателем в ту или иную юридическую норму.Во-вторых, социология права видит свою задачу в выяснении того, какое отражение норма права получает сознании людей, совпадает ли это отражение с тем,что вложил в норму законодатель; собираются ли люди в коей практической жизни следовать юридическим нор­мам? В-третьих, поскольку для реализации права созда­ются определенные институты и структуры, обеспечива­ющие действие права, социология права стремится отве­тить на вопрос, в какой мере эти институты и структуры подготовлены к выполнению таких задач, эффективны ли они, авторитетны ли у граждан данного общества.Социология права исследует проблему социальных последствий действия права в обществе, в то время как юрист обращает основное внимание на изучение юриди­ческой нормы, ее трактовку, точность применения. Со­циологию «права интересует, позволило ли обращение человека к юридической норме и юридическому пути достижения цели достичь желаемого, в какой мере по­средством правовой нормы удалось реализовать те или иные ожидания, интересы, потребности.

под правом в его социологичес­ком выражении нами понимается форма выражения и осуществления социальных интересов по принципу фор­мального равенства

2 Существенное значение с теоретической точки зре­ния имеет структурирование социологии права по следу­ющим трем основным направлениям юридико-социологи­ческих исследований, составляющихтри основных аспек­та в рамках предмета социологии права: 1) влияние об­щественных отношений на право (т.е. социальные предпосылки права, или, другими словами, социальная обусловленность права), 2) обратное влияние права на об­щественные отношения (социальные последствия его дей­ствия) и 3) механизм взаимодействия правовых и неправо­вых факторов в рамках социальной системы (механизм со­циального действия права).Если рассматривать под этим углом зрения отечествен­ную социологию права, то можно сказать, что структура предмета ее исследований состоит из трех основных частей (структурных компонентов предмета): 1)социальная обусловленность законодательства (т.е. социальные пред­посылки возникновения и развития права); 2)социальные функции и социальный механизм действия права и 3)эф­фективность действия права (т.е. социальные последствия действия права). Предметную сферу (аспект) исследования в рамках первого из выделенных направлений составляют факторы неправового характера, которые влияют на фор­мирование и развитие права как особого социального яв­ления и определяют правовую природу законодательства. В отличие от этого предметом исследований эффективно­сти действия права является определение степени и характера воздействия правового фактора (законодательства и правоприменительной-деятельности) на развитие обще­ственных отношений. Соответственно предмет изучения со­циальных функций и механизма действия права составля­ет механизм взаимосвязи правовых и неправовых факто­ров, взаимодействующих в процессе общественного раз­вития и влияющих на функционирование права в обществе На практике же в рамках од­ного исследования нередко сочетаются элементы различ­ных направлений. Так, например, изучение эффективнос­ти тех или иных норм законодательства нередко включает в себя также выявление их социальной обусловленности и социального механизма их действия и т.д.

3 Социология права — междисциплинарная область на­учного знания, объединяющая в себе познавательные ре­сурсы юриспруденции как системы наук о праве и госу­дарстве и общей социологии как науки о закономерностях формирования, развития и функционирования общества. При этом междисциплинарный характер социологии пра­ва вовсе не означает, будто она существует где-то между юриспруденцией и социологией в качестве отдельной от­расли знания..Наличие в рамках юриспруденции такой самостоятель­ной области знания, как социология права, признается большинством отечественных юристов. Однако среди них нет единства в вопросе об отраслевой принадлежности со­циологии права. Некоторые ученые трактуют социологию права как теоретическую дисциплину, неразрывно связан­ную с теорией права'. Другие авторы, разделяя теорети­ческую и эмпирическую социологию права, относят пер­вую к общей теории права, а вторую рассматривают как самостоятельное направление исследований'в рамках пра­воведения в целом2. И в том и в другом случаях, по сути дела, исходят из посылки о наличии разрыва между тео­ретическим и эмпирическим уровнями знания в социоло­гии права. В юридической литературе высказывается и мнение о том, что социология права — это самостоятельная на­ука, представляющая собой „новое направление в отече­ственном обществоведении“ Ведь социология права — это не отдельная самостоятельная общественная наука вне и наряду с юриспруденцией и со­циологией. Она возможна лишь как отдельная научная дис­циплина в рамках той или иной смежной науки, т.е. как юридическая дисциплина или как социологическая дисцип­лина.Предметом нашего изучения является социология пра­ва как юридическая дисциплина, которая объединяет в себе теоретический и эмпирический уровни юридико-социологического исследования права.

Специалисты, занимающиеся отслеживанием, типо-логизацией и анализом конфликтов, разворачивающихся в настоящее время в пространстве России и СНГ, выделя­ют прежде всеготри наиболее значимых (в том числе и для России)вида конфликтов: политические (конфликты по поводу власти, ее приобретения и распределения), со­циальные (конфликты по поводу средств жизнеобеспече­ния, реального доступа к разного рода жизненным благам и иным ресурсам) и, национально-этнические (конфликты интересов национальных и этнических групп). Правда, сле­дует иметь в виду определенную условность такого деле­ния, поскольку в реальности эти конфликты носят взаимо-проникающий-характер, составляя питательную среду друг Для друга. .Социально-политические конфликты — это соци­альные конфликты между различными социальными груп­пами по поводу средств жизнеобеспечения, приобретшие характер борьбы за участие в формировании и осуществ­лении'государственной власти. Суть этих конфликтов обыч­но состоит в том, что большие социальные группы на ка­кое-то время объединяются усилиями политических партий и движений для того, чтобы добиться ограничения власти правящих элит, перераспределения.ресурсов и власти в свою пользу3.Подобного рода конфликты, естественные для любо­го общества, не зажатого тисками тоталитаризма, в ны­нешней российской ситуации имеют целый ряд особеннос­тей. Наиболее очевидными из них являются масштабы и острота конфликтов, обусловленных; сменой общественно-экономического строя, коренными изменениями отноше­ний собственности и сломом прежней социальной структу­ры общества. В нормально развивающемся обществе с ус­тоявшейся социальной структурой конфликты между со­циальными группами внутри гражданского общества носят главным образом характер столкновения различных эко* номических притязаний в рамках уже прочно сложивше­гося типа собственности. Что же касается постсоциалис­тической России, где еще только складываются новые формы собственности, то здесь наряду с жестким проти­воборством между носителями различных экономических интересов, связанным с преобразованием и перераспре- делением бывшей социалистической собственности, идет борьба практически между всеми сколько-нибудь обозна­чившимися группами и слоями общества (в этом смысле не будет преувеличением сказать, что это борьба „всех против всех“) за место в меняющейся структуре социаль­ной стратификации, за новые статусные позиции, харак­теризующиеся прежде всего местом в формирующейся си­стеме отношений собственности

26 ЛИЧНОСТЬ В науке существует три основных направления, посвя­щенных анализу природы криминальной личности:1) антропологическое- или биологическое;2) психологическое;3) социологическое и социально-психологическое. Родоначальником антропологического или биологическо­го направления был итальянский профессор Чезаре Ломбро-зо. Ломброзо в течение многих лет изо дня в день наблюдал за сотнями преступников, заключенных в тюрьмах Турина. Он полагал, что от рождения существует пре­ступный тип человека. Он считал, что внутренний, психологи­ческий мир преступного типа „атавистичен“, то есть у него наблюдается своего рода генетический сдвиг назад, к тем ка­чествам, которые были свойственны первобытным людям. Это: а) нарушение баланса между интеллектом и животными инстинктами; б) доминирование агрессивных действий над разумным поведением; в) упрощенная структура личности, низкая ступень ее развития.Особо скандальную известность среди широкого круга людей получила идея Ч. Ломброзо о наследственности. Опира­ясь на большой статистический материал, Ч. Ломброзо дока­зывал, что в силу закона наследственности порочные наклонности передаются из поколения в поколение Более того, врожденные порочные склонности не только сохраняются,но иног­да и активизируютсяВ качестве доказательства Ломброзо ссылается на генеалогию, родословную некоторых семейств. В частности, он при­водит примеры из истории одной семьи за два столетия. В этой семье с дурной наследственностью за долгие годы потомство достигло 900 человек. Из них 200 стали преступниками. И еще 200 были душевнобольными и бродягами Нельзя отрицать то, что идеи Ломброзо являются определенными предпосылками, реальной основой для понимания личностипреступника. Зигмунд Фрейд, заложивший фундамент общей теории человеческой мотивации как системы инстинктивных стремле­ний, немало внимания уделял и проблеме деликвентного по­ведения. Стремясь понять механизм, предпосылки преступно­го поведения, он пришел к выводу, что у его истоков лежит инстинкт агрессии. Инстинкт разрушения является основой поведения отдельных личностей, ученик Зигмунда Фрейда Альфред Адлер несколько видоизменил учение своего учителя. Вместо „ин­стинкта агрессии“ как определяющей внутренней силы кри­минального поведения Адлер на первое место поставил „ком­плекс превосходства“. Краеугольным, базовым положениемтеории Адлера является его учение о комплексе неполноцен- mu, которое он сам впервые ввел в научный оборот и подробно описал его. Комплекс неполноценности — это особая •форма мироощущения и поведения отдельных индивидов: »… комплекс неполноценности —результат преувеличенного чувства неполноценности".Для личности, страдающей от ощущения своей неполно­ценности, характерно то, что на начальных этапах своей жизни та личность плохо адаптируется, социально неприспособле­на, неуверена в себе, в своих действиях, склонна винить в своих неудачах других Парадоксальность этого феномена заключается в том, чти «комплекс неполноценности переходит в комплекс превосходства...» Резкое, почти противоестественное превращение одного комп­лекса в Другой особенно характерно для людей с порочными на­клонностями, такими как жесткость, злоба, агрессивность Чувство протеста, стремление избавиться от своей не­полноценности, от своего зависимого положения со стороны окружающих: родителей, старших наставников, начальства и т. д. — все это толкает некоторых индивидов на антисоциаль­ные поступки и преступления. А. Адлер отмечает, что в ходе этого процесса «установки и цели, бывшие социальными, пре­вращаются в антисоцильные».«отцы психоанализа» расходились в понимании первопричины поведения. Фрейд считал, что это — влечение к противоположному полу, обладание им, а Адлер полагал, что это — жажда власти. В заключение следует сказать, что как антропологичес­кий, так и психологический подходы к анализу криминальной личности имеют свою «ограниченность». Их «недостаток» зак­лючается в том, что они слабо соотносят внутренние побуди­тельные мотивы действий криминальной личности с социальны­ми факторами, с самым широким кругом потребностей и ори­ентацией личности. Сущность социологического анализа заключается в том, что ученые этого направления не ограничиваются исследова­нием лишь биологических и психологических механизмов пре­ступной личности, а соотносят ее действия с социальными факторами социологическое исследование истоков и мотивов преступности характеризуется анализом одновременно двух факторов: лично­стного, т. е. индивидуального, и социального, ситуационного.Определяющим в индивидуальном факторе являются ус­тановки, направленность личности, ее ценностные ориента­ции. «направленность» личности зависит от: а) происхождения личности; б) воспитания личности; в) окружающей среды; г) уровня образования; д) профессии; е) возраста, пола, физических свойств Если конкретизировать те социальные условия, которые не позволяют нормальным, законным путем реализовать свои потребности, то можно указать на такие факторы: а) низкое социальное положение; б) низкий уровень жизни; в) безработица; г) плохие жилищные условия; д) миграция;е) урбанизация; ж) потребление алкоголя; з) проституция Человек, не удовлетворенный в своих базовых потребностях, воспринимает мир как вражес­кую территорию, как дикие джунгли, населенные сильными и слабыми животными, хищниками и жертвами, победителя­ми и побежденными. Система ценностей обитателя джунглей неизбежно подчинена потребностям низших уровней, главным образом животным потребностям и потребностям в безопасно­сти

Как известно, юридическая социология — это особая от­расль общей социологии, которая анализирует возникновение и развитие норм права, его социальное действие в реальной жизни и практику правоприменения.Важнейшей проблемой юридической социологии является исследование практики уголовного наказания: анализ основа­ний для наказания, его целей и средств, а также результатов карательной деятельности государства, исследование сораз­мерности между составом преступления и мерой наказания.На основе сравнительного анализа, социологических под­ходов к теории и практике наказания сформировалась специ­альная наука о наказании — пенология Первые работы о целях, средствах и результатах кара­тельной деятельности разрабатывались в общесоциологичес­ком плане. Наиболее значительным среди них было произве­дение Чезаре Беккариа «О преступлениях и наказаниях».В нем итальянский ученый говорит о необходимости со­размерности между преступлениями и наказаниями, обличает жестокость и произвол юстиции в эпоху феодализма, когда главным в наказании считалось устрашение, удержание пре­ступника от совершения нового противоправного действия. Крайней формой физического удержания от рецидива была смертная казнь Помимо широкого применения смертной казни, а также членовредительских телесных наказаний, функции удержа­ния устрашением в прошлые века выполняли пытки подозре­ваемых во время допроса (на Руси пытали на дыбе, били кну­тами, прижигали пятки каленым железом). Побои разных ви­дов остаются и сегодня самой распространенной пыткой на всех континентах, за ними идут пытки электротоком. В Латинской Америке палачи отдают предпочтение методу удушения. Осо­бенно изощренной считается так называемая мокрая пытка: чтобы сломать сопротивление, подавить волю человека, голову жертвы опускают в ванну, наполненную водой вперемежку с кровью, рвотой и экскрементами Огромный вклад в науку об уголовном наказании внес Эмиль Дюркгейм. В своей работе «О разделении общественного тру­да» он сформулировал законы эволюции наказания:1) жестокость и суровость наказания выше тогда и там, где общество менее развито и где власть носит абсолютный, авторитарный характер (действительно, такие варварские методы наказания, как четвертование, колесование, сожже­ние, были обыденным явлением в эпоху средневековья, когда царил произвол властей);2) с развитием цивилизации проявляется гуманизация на­казания: кара, возмездие становятся'не такими суровыми и мучительными, как в предыдущие эпохи Дюр-i кгейм считал, что наказание, лишение свободы есть нормаль­ное, естественное средство социального контроля в обществе. Оценивая его вклад в юридическую социологию, Ж. Карбо-нье указал, что, согласно Дюркгейму, главная функция на­казания — «обеспечить нормальное функционирование обще­ства и должный уровень общественного сознания. Этими сме­лыми по тем временам формулами Дюркгейм диаметральным [образом изменил перспективу исследования, переместив ее с преступности на наказание»*.Эмиль Дюркгейм по праву считается одним из основопо­ложников юридической социологии, социологии уголовного права, т. е. той отрасли права, которая устанавливает принци­пы уголовной ответственности

Социология судебных и правоохранительных органов — это то направление юридической социологии, которое анали­зирует реальные процессы правоприменения.Каждый знает, что мало выработать хороший закон и принять его, необходимо, чтобы он действовал, т. е. исполнял­ся Если более предметно определить объекты судебной со­циологии, то можно выделить пять ее направлений.1. Анализ правосудия, соблюдения его главного принципа:равенства граждан перед законом. Это направление включает исследование соразмерности между составом преступления и мерой наказания; выявление отступлений от принципа инди­видуальности наказания,Исследование судебных ошибок. Здесь «разоблачитель­ная» функция судебной социологии проявляется с наибольшей силой Социологическое толкование законов — это проблема правоприменения, конкретного оказания помощи судьям в по­нимании глубинной сути правовых норм,. Анализ социальных отношений в обществе через «при-[зму» материалов уголовных дел. Анализ судебных дел, судебной практики — это то пространство, которое дает богатый материал для осмысления состоянии нравов в обществе на том или ином этапе его развития,. Анализ стереотипа поведения судей. В данном случае судебная социология не может обойтись без психологии, т. е. без психосоциологического анализа Рассмотрим некоторые из направлений, по которым идет социологический анализ функционирования правоохранитель­ных органов.1. Анализ общественного мнения о работе правоохрани­тельных органов. Эффективность работы органов правопоряд­ка определяется не только непосредственно выполненным ее объемом, но и состоянием массового сознания, уверенностью людей, что закон, порядок и справедливость в обществе дей­ствительно охраняются правоохранительными органами. Убеж­денность людей в торжестве законности, правопорядка, спра­ведливости — большая социальная ценность. криминаль­ных убийств. Вот примеры мрачной статистики. Если 10 лет назад в России совершалось в год около 20 тыс. умышленных убийств и покушений на них, то в 1994 г. их было уже 32 тыс. В конце 90-х годов ежегодно «от убийств гибло около 45 тыс. человек»' (здесь, видимо, усчитываются не только умышлен­ные убийства, но и убийства по неосторожности). В США, как и у нас, ежегодно происходит примерно 25 тыс. крими­нальных убийств. Однако следует иметь в виду, что в России проживает 147 млн. человек, а в США — 280 млн.Анализ материалов уголовной статистики для опреде­ления стереотипов, повторяющихся шаблонов в отдельных видах преступлений. Согласно американской криминальной статистике «около 70% всех преднамеренных убийств, почти 2/3 всех серьезных преступлений против личности… совершаются членами семей в пределах семьи или лицами, известным их жертвам. У нас это около 80 %.

еще рефераты
Еще работы по социологии