Реферат: Петерим Сорокин. Взгляд на будущее

Петерим Сорокин. Взгляд на будущее
Петерим Сорокин является одной из главнейших фигур западной социологии. Подтверждением данного тезиса может послужить тот факт, что после выдворения из России в 1922 году Петерим Сорокин не потерял опыт накопленный за несколько лет существования кафедры социологии, но сумел создать наиболее перспективную школу социологических исследований. П. Сорокин преподавал в американских университетах и на данный момент множество ученых благоговейно относятся к его трудам.
Сорокин покинул свою родину в 1922 г., и с его отъездом, а также с отъездом Георгия Гурвича, его университетского товарища, который обосновался во Франции и фактически обновил французскую социологию в Сорбонне, Россия потеряла двух великих социологов ХХ века. Сейчас, на пороге нового века, признание Сорокина и его "социологии вчерашнего, сегодняшнего и завтрашнего дня", заимствуя термин из его президентского обращения 1965 г. , будет во многом способствовать ренессансу русской социологии. В свою очередь, согласно традиции, которая восходит к основателям социологии Сен-Симону и Конту, ренессанс социологии должен иметь в качестве конечной миссии перестройку современного демократического общества России, которое не будет ни копией прошлого, ни копией какого-либо современного постиндустриального общества. За свою долгую жизнь Петерим Сорокин успел побывать и учеником, и революционером, и наконец учителем. Учеником, конечно же понятно он был еще в России изучая теории основателя социологии Огюста Конта и других ученых занимавшихся проблемами общества, революционером, когда выдвигал в своих работах смелые теории и осуществлял прогнозы развития общества на несколько лет вперед , а учителем, когда стоял за кафедрой и готовил молодых социологов в университетах США.
Присущее Сорокину острое чувство социокультурных изменений, опыт которого он получил в годы формирования его взглядов, когда происходило множество насильственных действий, и которое он приобрел, объективно изучая историю, позволило ему сделать анализ "глубинных структур", которые лежат в основе широкомасштабных общественных систем, а также поставить диагноз будущих тенденций. Он являл собой пример того, что С. Райт Миллc считал необходимым для "социологического воображения".
На общем уровне чтение Сорокина сегодня - это стимул для социологического воображения, потому что очень многие его работы предвосхищают основные и наиболее значительные аспекты сегодняшней ситуации. Более того, вызов социологам, брошенный в работе "Россия и Соединенные Штаты" - это выведенное из его публикаций то, что может быть названо "исследовательской программой по интегральной социологии". Отправной точкой должен быть подход Сорокина, который принимает за сравнительную единицу макроанализа цивилизацию, а не страну-государство. Структурный и динамический анализ цивилизаций и их интерпретации в огромном множестве разных процессов глобализации дают громадное поле для сравнительных исследований. Это особенно справедливо для США и России, т.е. обе эти страны были и продолжают быть подверженными влиянию многих цивилизаций в результате как прежних территориальных завоеваний, так и современной иммиграции.
Не стоит забывать, что самыми глобальными задачами, которые практически всегда ставятся суверенными государствами являются анализ и прогнозирование развития в дальнейшем внешне и внутри политической ситуации данного государства. В этой связи социология наиболее выигрышно выглядит по сравнению с другими науками гуманитарного цикла.
Несколько лет назад известный американский политолог Самуэль Хантингтон выдвинул идею, что эра, наступившая после холодной войны, превращается в новый международный порядок, состоящий из цивилизаций, а не из государств, которые конкурируют за ресурсы модернизации; и его анализ признает приоритет Сорокина в изучении цивилизаций. Господин Э. А. Тириакьян согласен, что настало время, когда "цивилизация" должна стать стратегической единицей макроанализа, потому что она является крупномасштабной социокультурной единицей в появляющемся "глобальном веке". Имеющей больше смысла, чем страна-государство, которая была основной макро-единицей. Нельзя не согласиться с его мнением, однако необходимо обосновать данную точку зрения. Цивилизационная основа в анализе проистекает из положения занимаемого страной (США) в мире. Приходится констатировать, что экспансия Америки проявляется не только на политическом, но и социокультурном плане, что немного раннее можно было наблюдать и в отношении территориально приближенных к СССР стран. На данный момент как раз и сложилась ситуация когда необходимо при макроанализе рассматривать не отдельные государства , а определенные цивилизации.
Сорокин заключает книгу "Социальная и культурная динамика" призывом к интегральному пониманию и рисует довольно мрачную перспективу будущего развития западного общества. "Все важнейшие аспекты жизни, уклада и культуры западного общества переживают серьезный кризис... Мы как бы находимся между двумя эпохами: умирающей Чувственной культурой величественного вчера и грядущей Идеациональной или Идеалистической культурой творческого завтра. Мы живем, мыслим, действуем в конце сияющего чувственного дня, длившегося шесть веков. Лучи заходящего солнца все еще освещают величие уходящей эпохи. Но свет медленно угасает, и в сгущающейся тьме нам все труднее различать это величие и искать надежные ориентиры в приближающихся сумерках. Ночь переходной эпохи начинает опускаться на нас, с ее кошмарами, пугающими тенями, душераздирающими ужасами. За ее пределами, тем не менее, возможно, рассвет новой великой Идеациональной культуры приветствует поколение людей будущего" .
Но Сорокин, вероятно, не согласился бы с дальнейшим рассуждением Хантингтона, что различные цивилизационные условия - например, западная, исламская или конфуцианская цивилизации - имеют фундаментально нулевой результат в конкуренции друг с другом за ресурсы модернизации. Он, делал вывод, что самой лучшей политикой для США и для Запада является отделение от вторжения других цивилизаций и от влияния на них, так, чтобы избежать глобального конфликта. “Я не думаю, что это возможно при теперешних процессах глобализации, так как например ислам существует не только вне Запада, но также и все больше внутри Запада (североафриканские и турецкие иммигранты, осевшие в Германии, Франции и т.д.), ислам также существует и в Восточной Европе (на Балканах) и в бывшем Советском Союзе.
Я думаю, что Сорокин предложил бы как часть новой исследовательской программы изучить, как "интегральная социология" могла бы привести, после тщательного сравнительного и исторического исследования, к рассмотрению происходящего культурного синтеза интерактивных цивилизаций, к скорее созидательным, чем деструктивным контактам.” [Э. А. Тириакьян]
Такие контакты могли бы затем стать базой новых "идеациональных" или "идеалистических", форм социокультурных моделей, которые, как предвидел Сорокин, придут на смену старым в новом столетии и заменят уже истощенную чувственную цивилизацию.
Но, во-первых, в отличие от некоторых секуляризационных пророков периода поздней модернизации, которые смотрели на этот период с глубоким пессимизмом из-за неизлечимых пороков, Сорокин видел "свет в конце туннеля", потенциал для нового витка культурного роста и развития. Во-вторых, и это связано с первым, хотя Сорокин хорошо понимал в 1930-е гг. деструктивные возможности новых войн и других стихийных бедствий, вызванных деятельностью человека, он также и после войны в 1950-1960-х гг. не видел социокультурной основы для конфликта между Советским Союзом и США; нет нужды говорить, что это было время, когда "холодная война" была главной структурой международных отношений, включавшей очень много опасений и предчувствия в недалеком будущем многих катаклизмов между этими двумя странами.
Сорокин, конечно же, не предвидел распада Советского Союза, но в своем первом исследовании дал убедительный анализ того, что США и Россия имеют очень много сходства и что они скорее будут друзьями, чем врагами. Хотя это было написано в 1944 г., когда США и Россия были номинально союзниками в войне против германского фашизма, уже тогда начало появляться некоторое недоверие, и Сорокин написал работу "Россия и Соединенные Штаты", чувствуя, что это недоверие, основанное на якобы культурных и других различиях, могло иметь отрицательные последствия и должно быть скорректировано путем социологического изучения сходства двух стран.
Что же выделил Петерим Сорокин в своем исследовании России и Соединенных Штат. Сравнительные социологические исследования Соединенных Штатов либо имеют тенденцию либо подчеркивать американскую "исключительность", либо проводят сравнения с другими англо-саксонскими странами, с которыми они имеют общее наследие, в частности, с Канадой, которая находится к северу от США . Намного опередив время, Сорокин в своем сравнительном исследовании США и России, хотя и выделяет некоторые мелкие различия, высвечивает довольно удивительные сходства в ценностях и институтах, начиная с фактического утверждения того, что эти две страны никогда не воевали друг с другом за всю историю США; анализ привел к выводу о возможности мира между двумя странами. Нет нужды говорить, что в течение почти полувека большинство экспертов по русско-американским вопросам ожидали совершенно иного результата. Сорокин анализирует структурные факторы, лежащие в основе нерушимого мира, и этим он проявляет свое знание "изнутри" российской и американской истории, русских и американских социальных институтов. “Обе страны, - указывает он, - характеризуются единством разнообразия, это сплоченное социальное целое, основанное на этнической и расовой гетерогенности, которая способствует культурному богатству и многообразию”. Так же, как в США произошла отмена рабства в 1860-х, так и в России в 1861 году было отменено крепостное право. Сорокин развенчивает различные мифы о России, начиная от "беспощадного угнетения" этническими русскими других народов и кончая мифом о мистической, непрактичной "русской душе", которая является полной противоположностью рациональной, расчетливой, неэмоциональной "американской души" . Вероятно, еще более проницательным был его вывод о коренном сходстве в существе демократической структуры основных социокультурных институтов". Иностранные наблюдатели России - до-татарского и пост татарского периодов, и особенно второй половины XIX века и даже настоящего периода - преувеличивали автократический аспект режимов в России, вплоть до уровня семьи.
Сорокин обсуждает корни политической и экономической демократической природы крестьянской системы, представленной миром и общиной, и после 1861 г., местным провинциальным и муниципальным самоуправлением - земством. С IX до XX в., отмечает он, политическая система России была по своему функционированию демократической, так же как и большинство европейских стран; и там, где царский режим проявлял автократические тенденции, это было под германским влиянием, "который подражал автократии Фридриха Великого"
Россия, как и США, после 1860-х гг. вступила в период большой модернизации, включая становление общества, в котором все граждане равны перед законом, с возможностями социальных достижений в соответствии с талантом.
П. Сорокин отмечает, что после того как была принята конституция 1906 г., в довоенной России были даны основные демократические свободы, а также произошел значительный социальный (в вопросах здравоохранения и образования) и экономический прогресс (включая рост уровня жизни и дохода на душу населения), который почти был равен уровню США.
Революция была неожиданным шагом назад, вину за который Сорокин возлагал в основном на таких преступников, как Троцкий, Рыков, Каменев и Зиновьев, но эта деструктивная фаза революции закончилась политическими чистками 1930-х гг. Он считал, что подспудные демократические тенденции российского общества стали возрождаться и это будет продолжаться и после войны. США и Россия должны осознавать свою совместимость и даже взаимную дополняемость: “Соединенные Штаты должны влиять на Россию с тем, чтобы оно покончила с нарушениями прав человека, тогда как Россия должна обогащать культуру, особенно искусства и науки в США; и обе страны должны сотрудничать с тем, чтобы построить новый мировой порядок без войн.” Как видно Петерим Сорокин оказался неплохим провидцем. Сейчас много “светлых голов” уехало заграницу в поисках высокой зароботной платы и нормальных условий проживания, а про нашу страну можно сказать, что она хотя бы стала на путь построения правового государства.
В заключение Сорокин выдвигает в качестве условий для длительного мира реинтеграцию и переоценку современных материалистических ценностей, распространение обязательных норм и ценностей на все государства, ограничение государственного суверенитета в отношении войны и мира, и установление "высшей международной власти, облеченной властью принимать обязательные и поддержанные силой решения всех международных конфликтов. Как видно, США однобоко восприняла данные идеи и хотя можно сказать о международной интеграции стран вообще и наличие международных органов решающих споры между государствами, однако Соединенные Штаты не собираются менять своих приоритетов и ценностей для обеспечения миропорядка, скорее наоборот сейчас руководство США всяческими способами пытается изменить существующее положение вещей в международном праве, добиваясь владычествующей позиции среди государств.
Недалекое же будущее в работах П. Сорокина видится несколько не правдоподобно. Сорокин начинает с диагноза трех долговременных тенденций нашей продвинутой модернизации. Во-первых, за многие годы до других Сорокин заметил, что центр творческого лидерства смещается с Европейского Запада через Атлантический океан на более широкую область Тихого океана . Что, в принципе, не далеко от истинны так как произошло возрождение великих культур Индии, Китая, Японии, Индонезии ив некотором роде исламского мира. Вторая секуляристическая тенденция - это упадок и разрушение доминирующей чувственной культуры и систем ценностей Запада. Третья тенденция - это эмбриональное зарождение нового "интегрального" порядка в обществе, ценностей и личности. Он отметил расширение научно-технического поля среди азиатских и африканских народов; расширение их креативного лидерства; растущее влияние на Запад восточных философий, религий, этических, легальных и художественных ценностей и т.п.
В качестве альтернативы против раздельного цивилизационного развития он выдвинул идею невраждебного взаимодействия между Востоком и Западом, новый, дополняющий, комплиментарный, "интегральный порядок". Для Запада этот новый интегральный порядок потребует возрастания "спиритуализации" и "идеализации" западного мира путем "забвения чувственных псевдореальностей и превознесения вечный и универсальных чувственных ценностей"; для восточных народов первоочередным вопросом является значительное улучшение материального положения людей. В сущности, есть настоятельная необходимость обновить существующие суперкультурные системы каждой крупной части человечества, которые сейчас представляют собой "дезинтегрирующий чувственный порядок Запада" и "окаменевший идеалистический порядок Востока". Существует возможность в качестве альтернативы катастрофической дезинтеграции двух больших цивилизационных систем построить новый интегральный порядок, соединяющий творческие ресурсы обеих систем. Этот новый порядок, - добавлял он, - может развиться только при условии отсутствия самоубийственной глобальной войны.
Лейтмотив Сорокина об "интегральном" порядке звучит также и позднее, там, где он вновь обсуждает вопрос о конвергенции между США и (тогда) Советским Союзом. Вспомним, что в то время, когда он писал это, был пик холодной войны и конфронтации СССР и США в ООН, и каждая сторона считала, что будущее принадлежит ей. Сорокин предполагает здесь, что если войны удастся избежать, в будущем доминирующей формой общества и культуры будет не капиталистическая, не коммунистическая, а скорее, промежуточная, интегральный тип между капиталистическим и коммунистическим порядками и образами жизни. Этот новый тип будет иметь унифицированную систему интегральных культурных ценностей, социальных институтов и типов личности, существенно отличных от капиталистических и коммунистических моделей.
Далее Сорокин в деталях рассматривает основные черты конвергенции, происходящей между двумя мирами, которые в значительной степени соответствуют его работе 1944 г., с некоторым обновлением материалов. С одной стороны, Сорокин, как и остальные, не предвидел бескровную "победу" капитализма над коммунизмом, так как в течение последних около десяти лет казалось, что мир (или, по крайней мере, властные элиты) стремится к переходу к рыночной экономике путем "приватизации" того, что раньше было "национализировано". Но Сорокин был прав, рассматривая США и Советский мир как проявляющие больше всех сходства, несмотря на идеологические заявления. В этой книге, как и раньше, он предвидел все увеличивающуюся поляризацию мира, но эта поляризация -явление внутри поздней чувственной цивилизации, когда с ускорением процесса распада население становится все более поляризованным. На негативном полюсе имеет место все большая деморализация в межгрупповых и межличностных отношениях, моральный цинизм, коррупция и вульгарный сексуализм, отражающиеся в резком росте разводов, добрачного и внебрачного секса. Вот как Сорокин пишет об этом: "Мы в действительности живем в век огромной негативной моральной поляризации, которую вряд ли можно найти в истории человечества".
Сорокин здесь выдвинул эвристичную концептуальную схему в виде идеи моральной поляризации - сильно отличающейся от марксистского понятия поляризации как ситуации классового конфликта. Но эта схема должна быть частью исследовательской программы изучения поздней стадии модернизации: тщательная оценка компонентов позитивной и негативной поляризации, которые можно изучать и внутри стран - например, США и России, и в глобальном масштабе. [Э. А. Тириакьян]
Конечно же не все “предсказания” Петерима Сорокина сбылись, однако большинство из них только начинают и может быть в недалеком будущем произойдут перемены, которые будут зарей нового мироустройства.
еще рефераты
Еще работы по социологии