Реферат: Проблемы педофилии

«Лолита, свет моей жизни, огонь моих чресел. Грех мой, душа моя. Ло-ли-та: кончик языка совершает путь в три шажка вниз по нёбу, чтобы на третьем толкнуться о зубы. Ло. Ли. Та. Она была Ло, просто Ло, по утрам, ростом в пять футов (без двух вершков и в одном носке). Она была Лола в длинных штанах. Она была Долли в школе. Она была Долорес на пунктире бланков. Но в моих объятьях она была всегда: Лолита. А предшественницы-то у нее были?

Как же — были...»

Речь пойдет о господине Гумберте, или, простите, о педофиле. Педофилов называют также «эфобофилами» (от лат. «эфобос» — ранняя юность или ранний подростковый возраст). Многие сексуальные отклонения (вуаеризм, фроттеризм, эксгибиционизм) по большому счету невинны — их интерес направлен на взрослую женщину. Они могут напугать, но они не причиняют вреда. Педофилия же в общественном сознании всегда считалась абсолютным злом, ибо интерес педофила направлен на детей, и, безусловно, наносит глубокую травму психике ребенка.

«Педофилия — загадочная страсть, — говорит Александр Полеев (врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук). — Она всегда привлекала внимание. Если средний образовательный, умственный уровень такого извращенца, как, например, эксгибиционист или вуаерист, невысок, и, как правило, это люди с психическими и физическими травмами, то для педофилов характерен высокий уровень развития, образования, доходов. Это некий высший слой среднего класса. Педофилия довольно сурово наказывается — срок по этой статье УК очень высокий».

Итак, давайте разберемся, что же это за люди, и как пришла к ним эта страсть?

Педофилов можно разбить на две группы. К первой группе относятся те мужчины, которые всегда интересовались маленькими девочками — педофилы от рождения. Уже с подросткового возраста они обращали внимание не на своих сверстниц, а на девочек, которые учились в младших классах. Они всегда осознавали свою страсть и никогда не интересовались взрослыми женщинами. Исследования показывают, что сами они, как правило, обладают женственными чертами: мягкие, доброжелательные, неагрессивные, далекие от мужских забав, агрессивного спорта, мужских структур поведения.

Представители второй группы обнаруживают в себе этот интерес довольно поздно — в возрасте 25-35 лет и часто это происходит внезапно. До этого они могли встречаться со своими ровесницами, были довольны, и о «лолитах» даже не помышляли. Это — так называемые, ситуационные педофилы. Такие люди концентрируются в соответствующих учреждениях: детских интернатах, школах. Нередко они меняют профессию ради того, чтобы быть поближе к детям, из инженеров идут, например, в учителя или воспитатели, зачастую значительно теряя в деньгах. «У меня был пациент, — рассказывает Александр Полеев, — неженатый, высоко квалифицированный инженер-электронщик. Он никогда не подозревал в себе таких наклонностей, но однажды, когда ему было 28 лет, его послали от института вожатым в пионерский лагерь, и там он обнаружил, что его отряд, девочки 13-15 лет, волнуют его гораздо больше, чем ровесницы-вожатые, которые вешались ему на шею. В следующий раз он уже поехал в лагерь осознанно, завел роман с 15-летней девочкой, имел с ней сексуальную связь, и, когда ей исполнилось 17 лет, женился на ней».

Но это как раз довольно редкий случай — большинство педофилов, если женятся, то исключительно ради маскировки. Ведь педофилия уголовно наказуема, а на человека, который замечен в развратных действиях с девочкой, если он при этом женат, правоохранительные органы смотрят гораздо мягче. Поэтому педофилы выбирают себе в жены женщин спокойных, холодных, занятых своими делами, не вникающих в их жизнь, так, чтобы этот брак оставлял им много свободного времени и возможностей для связи с девочками. Бывает, педофилы специально женятся на женщинах, у которых есть дочки, чтобы самим растить их...

Педофилы, а они сейчас пытаются на западе объединяться в общественные движения и ассоциации, утверждают, что на самом деле травмируют мальчиков и девочек не они, а насильники. Педофилы же, по их мнению, никогда не насилуют — они, может быть, соблазняют детей, но, на их взгляд, это некая дружба, плавно перетекающая в интимную близость. Главный тезис педофилов заключается в том, что если подросток начинает сексуальную жизнь с 11-12 лет, то это не только не травмирует его, но даже обогащает...

Обычно педофилов интересуют девочки с 11-12 и до 16-17 лет. Есть небольшая группа педофилов (25%), которых больше привлекают «первоклашки» и «второклашки» — дети 6-8 лет. Значительная часть тех, кого «тянет» к таким малышкам, не вступают с ними в полноценный сексуальный контакт. Они ласкают девочку, иногда доводят до оргазма, занимаются с ней оральным и мануальным сексом. Но, в любом случае, даже такие «невинные» действия педофилов наносят существенный вред психическому и сексуальному развитию ребенка.

Вот уже больше 15 лет в США и Англии (в меньшей степени во Франции и Германии) существуют движения педофилов за снижение верхней границы возраста девочек, который предполагает наказание за сексуальную связь с ними. В этом вопросе они разбились на две группы. Первая — реалисты. Это мощное движение, которое требует, чтобы за сексуальную связь по обоюдному согласию с девочкой, которой уже исполнилось 14 лет, не следовало бы наказания. Они аргументируют это тем, что по статистике девочка 14 лет, вступившая в связь со взрослым мужчиной, редко сама становится инициатором судебного процесса. Она либо довольна, либо рассматривает эту связь, как нечто нормальное и не как преступление против себя. Обычно к уголовной ответственности педофилов привлекают родители несовершеннолетней, полиция, окружающие.

Другая группа называет себя радикалами. Они считают, что, учитывая акселерацию, девочки, начиная с 12-ти лет, могут сами решать, когда им вступать в сексуальную связь. Реалисты и радикалы очень конфликтуют между собой. Реалисты считают, что радикалы нереалистичны и компрометируют все движение. Радикалы же полагают, что нереалистично вообще бороться за такой закон, ибо он никогда не будет принят. Больше того, участники движения (их несколько тысяч) не надеются, что такие законы будут приняты в ближайшие 50, и даже 100 лет. Они, как коммунисты, борются за «светлое», но далекое будущее.

Вокруг проблемы педофилии существует много споров. К примеру, есть такая психоаналитическая теория, согласно которой за педофилией кроется сильный страх смерти и старения, а отношения с девочкой — способ уйти от этих страхов. Действительно, человек, который дружит со школьницей и вступает с ней в связь, на взгляд общественности — извращенец, а профессор, который вот уже третий раз женится на своих студентках с разницей в 20, затем в 25, а потом в 30 лет, просто большой жизнелюб?! Кстати, очень часто такие профессора специально устраиваются в школы и институты, чтобы быть поближе к молоденьким девочкам. Ведь если ты ведешь курс и интересно его читаешь, то какая-нибудь студентка обязательно влюбится в тебя — педофилы умеют читать это по глазам, — и вот с ней уже можно начинать роман...

Среда педофилов очень неоднородна. Кого-то интересуют духовные отношения, кого-то — только сексуальные. Кто-то общается с девочками на основе любви и доверия — гуляет, ухаживает, а кто-то пытается просто соблазнить — приносит порнографические журналы, приглашает домой посмотреть кассеты, подпаивает ее. Но важно то, что педофилы, как люди с сексуальными отклонениями, пытаются подогнать действительность под свою патологию. Они написали сотни томов и отсидели в общей сложности сотни лет, доказывая, что эти связи не только безвредны для девочек, но даже полезны. Конечно, для какой-то небольшой части девочек, например, для девочки из неблагополучной семьи, такой любовник-отец лучше, чем ее собственный отец — пьяница и скандалист, и быть может для нее этот подвернувшийся педофил — единственный способ сохранить здоровую психику. Но это — исключение, не подтверждающее правило.

Большинство же девочек, вступивших в близость с педофилом, осознают, что делают нечто запретное, что не полагается им по возрасту, что отдаляет их от сверстников и родителей, и большинству это наносит огромный вред. Это, что касается тех, кто вступили в связь. Но ведь на одну вступившую в связь приходится 5-6 девочек, которых страшно напугало сама перспектива этой связи. С ними педофил слушал Баха, читал им Пастернака, девочки с удовольствием листали эротические журналы, разглагольствовали о жизни и отношениях с мальчиками, с интересом разглядывали фотографии о пребывании в Париже, но, когда их взяли за грудь — они напугались. И этот испуг, конечно, в дальнейшем здорово помешает им в жизни.

Педофилов, которые любят девочек, как правило, больше. Что касается влечения к мальчикам — это не столько педофилия, сколько гомосексуализм. На самом деле, споры об этом идут до сих пор, и многие исследователи полагают, что гомосексуализм — это влечение исключительно к молодым мужчинам. Можно полюбить и 45-ти, и 50-летнюю женщину, но никто еще не влюблялся в 45-летнего мужчину. Самая большая трагедия гомосексуалистов — это зрелость и старость. Если он не стал богатым, у него нет партнера. Молодые мальчики-гомосексуалисты любят тоже молодых, а со старшими вступают в связь только из-за денег или из-за подарков, но это не любовь. Так что влечение к школьникам и маленьким мальчикам довольно распространено у гомосексуалистов.

На западе существует движение «MAPLA», или, как они сами называют себя, — «boylovers», т.е. «мальчиколюбы». Их аргументы очень напоминают доводы «девочколюбов»: такая связь обогащает мальчика, это некая форма дружбы старшего с младшим. Они аппелируют к древней греческой традиции, где такие отношения были нормой. А поскольку Древняя Греция является колыбелью нашей цивилизации, нечего преследовать педофилов — их нужно узаконить. Логика железная. И они тоже против насилия...

Психологи же выступают с более весомыми аргументами. Если девочка вступает в связь с педофилом в большинстве случаев осознанно (она следует естественной гетеросексуальной природе), то мальчики, вовлекаемые в гомосексуальные отношения, не имеют представления о своей половой ориентации — гомосексуалисты они или гетеросексуалисты. Хорошо, если это личность с уже сформировавшейся гомосексуальной ориентацией. А если это гетеросексуалист, которому просто на данном этапе понравился мужчина?

«В таком случае эта связь останется в памяти мальчика, как самый неприглядный эпизод в его жизни, что в дальнейшем будет сильно травмировать его психику, — комментирует А. Полеев. — Вообще, „boylovers“ ищут себе партнеров не по принципу гомосексуальности, а по принципу внешности и очень часто наталкиваются на гетеросексуальных мальчиков. Иногда дело доходит до самоубийств. Представьте, мальчик в 15 лет осознает, что он вот уже год живет с мужчиной, а нравятся-то ему на самом деле девушки. Кстати, „boylovers“, как и гетеросексуальные педофилы, часто ведут спортивные, танцевальные кружки, только их привлекают чисто „мальчуковые“ коллективы...

Вообще, тяга педофилов к педагогике порождает множество конфликтов, так как распознать их почти невозможно. Хочу предостеречь родителей: если воспитатель или учитель ваших детей — человек, который на прежней работе зарабатывал в два раза больше, ушел из престижной фирмы, и теперь за какие-то копейки преподает в школе, будьте осторожны!»

еще рефераты
Еще работы по сексологии