Реферат: Религиозные организации и силовые структуры: совместное воспитание патриотизма

Санкт-Петербургский государственный университет телекоммуникаций

Факультет информационных систем и технологий

«Религиозные организации и силовые структуры: совместное воспитание патриотизма»

Студент группы 064у

Беленко П.А.

Санкт-Петербург

Реферат по религиоведению:

Содержание

О патриотизме

Религия и патриотическое воспитание

Немного истории

Совместная деятельность Русской Православной Церкви и силовых структур

Преимущества сотрудничества

Проблема многоконфессиональности

О светскости государства

Совпадение интересов

Зарубежный опыт

Заключение

Перечень используемой литературы


О патриотизме

После трагического инцидента в Челябинском танковом училище тема так называемых неуставных отношений в Вооруженных силах приобрела особое звучание. Этот вопиющий случай, получивший широкую огласку, вынудил подключиться к решению армейской проблемы не только военных и политиков, но даже Русскую Православную Церковь.

Видимо, никакие штатные воспитатели солдат не могут заполнить идейный и духовный вакуум в Вооруженных силах. Раньше он худо-бедно заполнялся коммунистической идеологией. Патриотическая идея без высшей цели тоже, как оказалось, не работает. Остается проверенное веками православие. Патриотизм — это всегда лишь следствие более высокой идеи.

Почему такое внимание уделяется патриотическому воспитании за рубежом и в России? Теме патриотизма посвящено огромное количество научных и публицистических работ. Отметим лишь некоторые функциональные свойства данного явления.

Во-первых, патриотизм – это осознание личностью истории своего народа (страны), великих свершений, достоинств в настоящем, исторических перспектив в будущем – в качестве своей истории, достижений своих предков, своего настоящего и своих перспектив в будущем.

Во-вторых, подобное осознание дополняется чувством уважения к своему народу (стране).

В-третьих, осознание и чувство предполагают сформированное в процессе воспитания умения и готовности поддержать свой народ (страну) действием.

Наконец, патриотизм означает и потребность видеть своих детей членами своей общности (народа, страны). Итак, патриотизм – это комплекс знаний, умений и определенного опыта чувственного переживания.

Но ни первое, ни второе, ни третье не существуют сами по себе относительно длительное время: однажды возникнув в период рождения общности (народа страны), патриотизм (как комплекс знаний, умений и переживаний) нуждается в постоянном воспроизведении, поддержании, развитии.

Соответственно любая общность нуждается в некой силе, организации, способной выполнять такие задачи. Иными словами, речь идет о процессе общественного воспитания и социализации личности, органичным элементом которого является и воспроизводство в поколениях этнокультурной идентичности. Таким образом, патриотическое воспитание личности – есть форма позитивного воспроизведения ее этнокультурной идентичности.

Религия и патриотическое воспитание

Какие же силы в нашей стране реально способны воспитывать патриотизм? Список таковых весьма скромен… Сегодня в нашей стране ни школа, ни семья, ни искусство, ни культура в целом с такой задачей не справляются. А вот религия как особое социокультурное явление обладает значительным воспитательным потенциалом. Именно поэтому во многих странах мира в патриотическом воспитании активно участвуют традиционные религиозные организации их народов.

Президент Путин поручил министерству обороны и генпрокуратуре разработать план «по улучшению воспитательной работы в армии и на флоте». Во время экстренного заседания генпрокурор России Владимир Устинов заявил, что одними силовыми мерами с неуставными отношениями не справиться. Он предложил своим коллегам «подумать о восстановлении должности полковых священников», отметив, что подобная практика успешно действует во многих странах мира.

Главный военный прокурор Александр Савенков, выступая в Совете Федерации, сообщил, что вскоре представит законопроект о введении института военных священников. Он подчеркнул, «что сотрудничество с Русской Православной Церковью и ее представителями заметно снижает уровень преступности в ВС».

Начальник главного управления воспитательной работы Николай Резник сказал, что «вопрос о введении института военного духовенства в армии и на флоте требует тщательной проработки с учетом свободы вероисповедания военнослужащих и равноправия религиозных организаций в нашем государстве». Следует заметить, что уже имеется значительный положительный опыт служения православных священников, особенно в ВДВ и в ракетных войсках стратегического назначения.

Ясно, что все эти инициативы не просто вызваны дедовщиной, о которой всем давно известно. Они также не являются следствием очередных аппаратных игр, а свидетельствуют о действительно трагической ситуации, которую нужно как-то преодолевать.

Немного истории

Еще в марте 1994 г. патриарх Алексий II и министр обороны Грачев подписали соглашение о взаимодействии и сотрудничестве. Был создан Синодальный отдел Московского патриархата, координирующий связи с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями. Главой этого отдела был назначен епископ Савва (Волков). Сам вопрос о введении института военного духовенства был впервые поставлен в октябре 1994 г. При этом инициатива создания такого института исходила от военного руководства.

Взаимодействие значительно усилилось, когда Синодальный отдел возглавил энергичный протоиерей Димитрий Смирнов. Его стараниями число священников, на постоянной основе опекающих военнослужащих, достигло двух тысяч, а с июня 2003 г. стали регулярно проводиться сборы армейского духовенства.

На Архиерейском соборе 2004 г. отец Димитрий отметил, что необходимость присутствия православного пастыря рядом с человеком в погонах, который по долгу службы находится в экстремальных условиях, сейчас понимается на всех уровнях военного управления. И предложил, следуя зарубежному опыту, ввести в армии около 400 штатных должностей для православного военного духовенства и около 30 для мусульманского.

В девяностые годы минувшего века начала стихийно складываться традиция взаимодействия силовых ведомств Российской Федерации и религиозных организаций. В этот же период были заключены соглашения о сотрудничестве Русской Православной Церкви с Министерством обороны, Министерством внутренних дел и другими ведомствами.

В ноябре 2004 г. было подписано новое долгосрочное Соглашение о сотрудничестве между РПЦ и МВД Российской Федерации. Целью Соглашения является: «Возрождение духовности, основанной на традиционных нравственных ценностях, что является важнейшим фактором благополучия и безопасности общества»[1]

В документе говорится, что особую тревогу, как у Русской Православной Церкви, так и у МВД вызывают такие явления, как терроризм, экстремизм, коррупция, наркомания, рост беспризорности и правонарушений со стороны несовершеннолетних. Преодоление таких опасных явлений требует объединения усилий всего общества: как правоохранительных органов, так и общественности.

Совместная деятельность Русской Православной Церкви и

силовых структур

В «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» обозначены направления совместной деятельности Церкви и силовых структур, в их числе: «… в) духовное, культурное, нравственное и патриотическое воспитание; г) дела милосердия и благотворительности, развитие совместных социальных программ; … ж) попечение о воинах и сотрудниках правоохранительных учреждений, их духовно-нравственное воспитание; з) труды по профилактике правонарушений, попечение о лицах, находящихся в местах лишения свободы…»[2]

Помимо соглашений о сотрудничестве между МВД России и Московской Патриархией, заключаются соглашения между епархиями РПЦ и подразделениями МВД в субъектах Федерации. Аналогичная тенденция свойственна и учебным заведениям МВД.

Подразделения силовых структур выбирают различные формы и методы взаимодействия с религиозными организациями, руководствуясь двумя подходами.

Суть первого сводится не только к проведению совместной работы в сфере духовно-нравственного и патриотического воспитания, участию в торжественных ритуалах, но и привлечению военнослужащих к обрядам. Так, например, командование Воронежского военного института радиоэлектроники (ВВИРЭ) разработало годовой план совместных мероприятий с Воронежской епархией, положения которого включают подготовку к принятию крещения курсантами института, а также к их непосредственному участию в других таинствах и обрядах, участие военнослужащих в восстановлении и строительстве храмов Воронежа[3]

В рамках второго подхода не планируется воцерковление сотрудников подразделения, а вся работа сосредоточена на воспитательных и просветительских мероприятиях. Например, в августе 2005 г. Соглашение о сотрудничестве было заключено между Красноярской епархией РПЦ и Сибирским юридическим институтом МВД России.

В качестве важнейших направлений совместной деятельности соглашение определяет: духовно-нравственное просвещение сотрудников, курсантов и слушателей на добровольной основе; научно-исследовательские изыскания; проведение просветительских, познавательных и информационных мероприятий, направленных на укрепление общественной нравственности[4]

23 сентября 2005 г. было подписано аналогичное соглашение между Тверской епархией и Тверским филиалом Московского университета МВД. Документ зафиксировал факт существующего на протяжении нескольких лет сотрудничества: священники епархии окормляют заключенных, проводят со студентами занятия по «Основам православной культуры»[5]

Преимущества сотрудничества

Итак, в наши дни складывается практика сотрудничества силовых ведомств и религиозных организаций в деле патриотического и духовно-нравственного воспитания. Оправдано ли такое сотрудничество?

1). Каждое успешное государство уделяет значительное внимание духовно-нравственному и патриотическому воспитанию своих граждан, и особенно тех из них, кому доверено охранять и защищать суверенитет своей страны и правопорядок на ее пространстве.

2). Преимущественно силовые ведомства сотрудничают с организациями, представляющими традиционные религии своих народов. В нашей стране в данный процесс наиболее активно вовлечена Русская Православная Церковь. Это обстоятельство не случайно.

Церковь сыграла немалую роль в становлении российской культуры и государственности, традиционно воспитывала своих последователей в духе любви к Богу и к Отечеству. В “Концепции национальной безопасности Российской Федерации”, утвержденной Указом Президента России (17 декабря 1997 г.), отмечается: “Важнейшую роль в сохранении традиционных духовных ценностей играет деятельность Русской православной церкви и церквей других конфессий…”[6]

Религия обладает мощным интегративным потенциалом, сплачивая людей как на уровне религиозной общины, так и на уровне этноса, государства, общества.

Кроме того, религия как социальное явление выполняет в обществе и культуротранслирующую функцию: традиционные религии народов выполнили в прошлом и продолжают осуществлять ныне основополагающую роль в сохранении этнической культуры, духовных ценностей, национальной идентичности. Благодаря особым консервативным качествам религии, осуществляется поддержание и сохранение языка, культуры, национального самосознания.

Председатель Синодального Отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями протоиерей Димитрий Смирнов отметил: «Религия играет огромную роль в жизни народа. Она – хранительница духовных ценностей, нашей исторической памяти. Если бы у нас не было Церкви, мы с вами не помнили бы ни об Александре Невском, ни о Димитрии Донском.

Они остались в памяти народа благодаря летописям, которые составлялись церковными людьми, которые читались в храмах и в домах на протяжении семисот лет становления нашего народа»[7]

3). Религия любого народа, ставшая духовной основой его культуры и ключевым интегрирующим фактором, всегда была с ним и в победах, и в поражениях.

Примером тому служат события времен Великой Отечественной войны. РПЦ, выполнившая отнюдь не второстепенную роль в становлении и развитии страны и ее культуры, к 1941 г. как организация была практически разгромлена: множество священнослужителей и мирян были уничтожены или находились в лагерях, государство препятствовало выбору патриарха, закрыты духовные школы, разгромлено множество храмов.

Тем не менее, с первых дней войны Церковь немало делала для победы. Не случайно, в 1943 г. советское государство во многом облегчило положение религиозной организации, оказавшей значительную роль в патриотическом сплочении общества.

Параллельно происходила смена интернационально-атеистического на патриотическое (даже умеренно религиозное) направление в идеологии. Такая перемена была обусловлен рядом причин.

В их числе: 1) очевидная неэффективность искусственной революционной идеологии, неспособной должным образом объединить население в тылу и воинов на фронте для отпора врагу; 2) жизненно важная задача пробудить патриотические чувства у населения; 3) фактически сложившаяся с первых дней Великой Отечественной войны патриотическая деятельность Московской Патриархии.

Главной же причиной было то, что в церкви вновь увидели опору государственности и единения общества. Согласно этим же обстоятельствам произошло обращение к отечественным национальным и патриотическим традициям, что прослеживалось во всех областях — «от культурно-исторической до религиозной.

В процессе завершения перехода от интернационального к национально-патриотическому курсу церкви отводилась роль катализатора и цементирующего компонента»[8]

Большинство священнослужителей поддерживало патриотический дух советских людей, оказавшихся на оккупированной территории, способствовало партизанскому движению. В проповедях осуждалось дезертирство, сдача в плен, сотрудничество с оккупантами, измена Отечеству приравнивалась с изменой вере. Немало священников, монахов сражались на фронтах Великой Отечественной войны, в партизанских отрядах. Подвиги многих из них были отмечены орденами и медалями.

4). Православие и другие традиционные религии народов России пользуются огромным авторитетом у населения. Стоит согласиться с мнением о том, что Церковь и армия – это те институты нашего общества, которые пользуются наибольшим доверием у населения. Кроме того, армия и Церковь — это наиболее патриотично настроенные и организованные части нашего общества[9]

Институт военного духовенства обладает значительными возможностями в сфере воспитания личного состава, нормализации психологического климата в подразделениях.

Не случайно в силовых структурах многих стран мира огромное внимание уделяется институту капелланов, призванному способствовать предотвращению нарушений дисциплины, присяги, суицидов, и других негативных явлений.

Помимо этого военное духовенство организует и проводит работу с гражданской молодежью по пропаганде службы в армии и других силовых структурах.

5) Наконец, сотрудничество силовых структур с религиозными организациями в деле духовно-нравственного и патриотического воспитания и профилактики правонарушений не противоречит ни нормам международного права, ни законодательству Российской Федерации.

Участие объединений граждан (в том числе и объединений верующих граждан) в решении общих проблем является признаком гражданского общества и правового государства. Такое участие ни в коей мере не нарушает принцип светского государства и право граждан на свободу совести.

Как свидетельствует современная мировая практика, духовно-нравственная подготовка и патриотическое воспитание служащих в армии и полиции имеет место во многих странах мира. О серьезном общественном и государственном отношении к своим религиозным традициям говорит сам факт наличия в силовых структурах Великобритании, Германии, США, Израиля и многих др. государств военно-религиозных служб, призванных осуществлять нравственно-патриотическое воспитание и удовлетворять религиозно-духовные потребности сотрудников[10]

Какую же помощь Церковь может оказать Армии и другим силовым структурам? «Во-первых, возвращение к истинному национальному самосознанию. Должно вернуться ощущение огромного престижа служения в Армии… денежная мотивация ни в коем случае не увеличивает ни ответственность, ни качество воинского труда.

Должны быть совершенно другие мотивы. И вот в возрождение этих принципов русский священник обязательно должен потрудиться. И еще чего от нас ждет Армия — что священники с помощью армейских воспитателей помогут если не решить, то начать решать проблему и суицида, и неуставных отношений».[11]


Проблема многоконфессиональности

Многонациональность и многоконфессиональность страны не являются препятствием для сотрудничества силовых структур с религиями народов России. Традиционные религии всегда найдут общий язык друг с другом, так как они являются сердцем народов, мирно сосуществовавших в течение многих столетий, обладающих общими интересами и одним Отечеством.

Противники сотрудничества утверждают, что очень опасно разделять армию по конфессиональному признаку. На первый взгляд, звучит вроде бы убедительно. Но давайте детально взглянем на проблему.

Во-первых ситуация в армии такова, что хуже, как говорится, некуда.

Во-вторых, Россия уже не столь многоконфессиональна, как бывший СССР. Подавляющее большинство верующего населения остается этнически русским и по вероисповеданию православным. Мусульмане составляют около 20%, католики, иудеи и протестанты — вместе около 3,5% от всего населения. Количественно, военное духовенство разных конфессий должно быть представлено в той же пропорции. Так это было в России до 1917 г., и такая же ситуация имеет место в армиях цивилизованных стран.

Возникает вопрос: не начнутся ли религиозные войны в армии? Все, конечно, возможно, но насколько это вероятно? Никаких системных конфликтов между православием и исламом, несмотря даже на военные действия и терроризм на Кавказе, не возникает.

Это тот редкий случай, когда уместно вспомнить евразийскую природу России. Кроме того, все традиционные религии имеют очень сходные заповеди: уважай человека, не вреди, не воруй, не развратничай. Многое, конечно, зависит от культуры проведения реформы. Но это общий фон нашей жизни.

Подтверждением тому служит опыт многих европейских стран, история института военного и морского духовенства в дореволюционной России и, а также современные примеры межконфессионального сотрудничества в решении общих для всей страны проблем.

Так, в 1999 году «по инициативе министра внутренних дел Республики Татарстан А. Сафарова за круглым столом в МВД собрались не только руководители силовых ведомств, деятели культуры и искусства, но и представители двух основных религиозных конфессий Татарстана: архиепископ Казанский и Татарстанский Анастасий и председатель Духовного управления мусульман Татарстана Гусман-хазрат Исхаки». Итогом «круглого стола» стало подписание соглашения о сотрудничестве между МВД РТ, Управлением исполнения наказаний МЮ России по РТ и представителями всех основных конфессий, зарегистрированных в республике конфессий[12]

Заместитель начальника Управления кадров МВД Татарстана Эдуард Усманов отметил: «Мы прекрасно понимаем степень влияния религии на людей. Это мощный инструмент воспитания преданности Отечеству и верности долгу. Представители православия и мусульманства — постоянные гости на всех наших мероприятиях, будь то праздник Дня милиции Татарстана или другие торжественные мероприятия.

А взять проводы сотрудников, убывающих для несения службы в Северо-Кавказском регионе. Благословение духовных лиц, обязательно присутствующих при каждой церемонии — очень большая моральная поддержка. Оно не только привносит особую торжественность, оно дает сотрудникам определенный настрой, надежду. Тем более когда они покидают дом для работы в горячей точке.

В повседневной жизни сотрудников милиции представители религиозных конфессий тоже играют большую роль. Они участвуют в жизни каждого подразделения,- в программах обшественно-государственной подготовки и в рамках работы университетов культуры, которые решением коллегии МВД РТ созданы в каждом органе и подразделении внутренних дел с начала 2000 года»[13]

О светскости государства

При этом религия не навязывается сотрудникам и не ущемляется право граждан на свободу совести.

Тем не менее, идея социального партнерства религиозных организаций и органов внутренних дел в сфере духовно-нравственного и патриотического воспитания, несмотря на очевидную перспективность и широкое признание во многих странах мира, принимается далеко не всеми.

Критики подобного сотрудничества чаще всего ссылаются на возможную клерикализацию общества и активные социальные инициативы Русской Православной Церкви (РПЦ). В постсоветский период нередко повторялся прогноз о надвигающейся клерикализации общества, угрожающей российской демократии, формирующемуся гражданскому обществу и его светскому характеру.

Вот пример одного из аргументов в пользу такого утверждения: «Наше государственное руководство почти в полном составе по большим религиозным праздникам охотно позирует перед телекамерами в храмах со свечками в руках… И все-таки — светское ли у нас государство?»[14]

«Несветскость», «клерикальность» государства определяется, конечно же, не позированием тех или иных официальных лиц перед телекамерой на фоне храма.

В действительно клерикальном государстве доминирующая религиозная организация оказывает непосредственное влияние на: 1) внешнюю и внутреннюю политику страны; 2) на законодательство; 3) экономику; 4) культуру; 5) гражданское состояние населения; 6) на систему образования, определяя ее содержание и структуру.

В современной России ничего подобного нет и быть не может: во-первых, это противоречит российскому законодательству; во-вторых, ни одна из религиозных организаций официально не выдвигала требований о получении статуса государственной религии (по этому поводу, кстати, достаточно познакомиться с программными документами крупнейших российских конфессий).

«Толкование светскости государства как требования полного отказа от учета в деятельности государства реальной картины национально-культурной и религиозной идентичности населения России является совершенно необоснованным, представляет собой искаженную трактовку светскости государства»[15]

Вместе с тем, светское государство вовсе не является государством атеистическим.

Кстати, атеисты довольно критически отзываются о сотрудничестве религиозных организаций (в частности, РПЦ) с силовыми структурами. Вот пример материала, размещенного на одном из атеистических сайтов: «Клерикализация России происходит, когда РПЦ сращивается с армией и иными силовыми структурами, для чего ещё в 1994 г. Церковь заключила соглашение с Министерством обороны, а в 1996-97 гг. — договоры о сотрудничестве с МВД, ФАПСИ, Федеральной погранслужбой и т.п., — так что теперь даже приём в курсанты Суворовского училища происходит не где-нибудь, а под стенами всё того же ХХС !»[16]

(Уточним, аббревиатура ХХС означает «Храм Христа Спасителя – амбициозное и уродливое сооружение», как охарактеризовал памятник национальной воинской славы, посвященный победе нашего народа в Отечественной войне 1812 г. тот же источник[17]

Стремление воспитывать граждан РФ в духе верности воинскому долгу, свойственное традиционным религиозным организациям народов России, также подвергается своеобразной «критике». Патриотические устремления российских религиозных организаций в таких случаях обозначаются как «современный русский православный милитаризм» или «воинственный милитаризм современных лидеров московского православия»[18]

Аналогичные тенденции зарубежных религиозных организаций обозначаются более толерантно, объясняя это тем, что «во многих государствах Европы и Америки христианское духовенство … давно уже распрощалось с патриотическим милитаризмом»[19]

Совпадение интересов

Справедливо ли рассматривать взаимодействие силовых структур и РПЦ в качестве некого «клерикально-милитаристского заговора»? РПЦ – опирается на большинство населения страны.

Эта же конфессиональная (или, точнее, этноконфессиональная) особенность пропорционально отражается и в кадровом потенциале силовых структур, являющихся частью общества. (Когда престиж службы в силовых структурах будет таким же как занятие бизнесом, адвокатским или платным медицинским делом, возможно, этноконфессиональный состав этих структур несколько изменится…)

Поэтому не является случайностью совпадение интересов и соответствующих структур, и самой массовой Церкви России в решении ряда актуальных проблем общественного развития. Кроме того, РПЦ, выполнившая в истории нашей страны культуро- и государствообразующую роль, традиционно воспитывала своих последователей в духе любви как к Богу, так и к Отечеству.

Патриотические традиции, опыт достойного сотрудничества с государством в заботе о своей стране и ее людях, — и стали тем основанием, на котором строится в рамках действующего российского законодательства взаимодействие РПЦ и силовых ведомств, в том числе и в сфере духовно-нравственного и патриотического воспитания.

Наконец, взаимодействие силовых ведомств (и в частности МВД) в сфере патриотического и духовно-нравственного воспитания осуществляется не только с Русской Православной Церковью, но и с другими религиозными организациями, действующими в Российской Федерации.

Этот факт в несколько искаженном виде признается даже в Ежегодном докладе Государственного департамента США о свободе вероисповедания за 2004 год: «Власти разрешили наличие православных часовен и священников в воинских частях. О

тдельным протестантским группам также предоставляется ограниченный доступ на военные объекты, однако исламские богослужения запрещены, и призывникам из числа мусульман не предоставляется альтернатива блюдам из свинины и не выделяется время на ежедневные молитвы»[20]

Справедливое и остроумное замечание относительно угрозы «клерикализации» силовых структур принадлежит протоиерею Димитрию Смирнову: «России можно только мечтать, когда ее армия достигнет уровня «клерикализации» Франции, Польши, а уж до уровня Греции или Соединенных Штатов за весь XXI век, наверное, нам не дотянуться, что грустно»[21]

Зарубежный опыт

За рубежом имеет место «устойчивая сакральная традиция в обществе, обусловившая объективную потребность в наличии военно-религиозных служб в армии»[22]

Институты военного духовенства каждая страна строит исходя из тех традиций, которые характерны для исторического развития ее народа. Среди многообразия вариантов организации духовной работы можно выделить моноконфессиональную и поликонфессиональную системы. Первая характерна для армий мусульманских государств, для Израиля. Институт военного духовенства этой страны включает только раввинов, хотя в армии служат и представители других конфессий.

Военный раввинат оказывает содействие исполнению религиозных служб военнослужащими христианского, друзского и мусульманского вероисповеданий. С этой целью офицеры военного раввината взаимодействуют со священнослужителями соответствующих вероисповеданий. Военный раввинат также оказывает содействие в исполнении религиозных обрядов военнопленным различного вероисповедания[23]

Как отметил военный атташе при посольстве Израиля в России полковник Миха Маргалит: «Израиль – еврейское демократическое государство, хотя религия, охватывающая все сферы деятельности еврейского общества, в значительной мере присутствует и в вооруженных силах»[24]

«В Израиле наличие военного раввината вызвано религиозной сущностью самого государства. Кстати, подобным же образом действуют и войсковые имамы в исламских странах. Ведь для иудеев и мусульман религия – это свод законов, а религиозный деятель – знаток этих законов, который следит за их исполнением и помогает в их соблюдении»[25]

Основным назначением Главного военного Раввината и подчиненных ему структур является удовлетворение религиозных запросов военнослужащих и контроль за соблюдением законов Галахи в армейских условиях. Кроме того, в дивизиях есть роты военного раввината, основным назначением которых является поиск и погребение военнослужащих, павших в бою, в соответствие со всеми требованиями иудаизма.

В учебных заведениях — ешивот-хесдер изучение ТАНАХа сочетается с интенсивной армейской подготовкой по различным воинским специальностям. Выпускники проходят службу в боевых частях и участвуют в боях[26]

В некоторых подразделениях молитвы проводятся после утреннего кросса. Тогда религиозные солдаты идут на молитву, а остальные – на уборку территории. Обычно после этого количество религиозных солдат возрастает…[27]

Наиболее распространенной в наши дни является поликонфессиональная система, означающая, что институт военного духовенства включает представителей различных исповеданий. (Кстати именно таковым был институт военного духовенства в дореволюционной России.) К этому типу относится, например, американская военно-духовная система. «Всего в ВС США — около 2500 офицеров-капелланов (1200 из них — в резерве и Национальной гвардии), представляющих более 120 религиозных конфессий» [28]

Среди капелланов есть и православные[29] и иудеи [30], и католики и т.д. Капеллан должен заботиться о духовных нуждах военнослужащих, независимо, как от их вероисповедания, так и от своего собственного. Среди капелланов есть представители необычных религиозных меньшинств. Так, в штате Висконсин в одну из тюрем строгого режима назначена капелланом женщина, исповедующая языческий культ викканства (Wiccan), официально называющая себя ведьмой. Однако ее деятельность будет иметь некоторые ограничения: заключенным тюрьмы — приверженцам сатанизма и других культов, исповедующих насилие, не будет позволено исповедоваться перед новым капелланом[31]

В вооруженных силах США корпус капелланов имеется в каждом виде вооруженных сил. Такие службы строятся по командному принципу. (Один капеллан приходится примерно на 700 человек.) Капеллан американской армии в первую очередь – помощник командира по религиозной работе, имеющий офицерское звание и оказывающий помощь солдатам, независимо от вероисповедания.

В его обязанности входит укрепление психологической устойчивости военнослужащих. Религиозная поддержка также оказывается семьям военнослужащих, сотрудникам министерства обороны, гражданскому персоналу, госпиталям, гауптвахтам, образовательным учреждениям. Некоторые капелланы проходят специальное обучение и подготовку на курсах семейной жизни, больничного пасторского образования и гражданского обучения.

Если он не может обеспечить требуемую поддержку солдату, принадлежащему к особой вере, капеллан должен запросить помощь со стороны, обращаясь по команде[32]

В армии Германии доминирует представительство католической и лютеранской церквей. Священник в бундесвере помогает воспитывать солдат и не дает им почувствовать себя оторванными от дома [33] Комплектуется военно-религиозная служба за счет представителей тех конфессий, которые исторически доминируют в обществе и органически ему присущи.

Ранее штатную должность капеллана в британской армии могли занимать только представители христианских конфессий. Также имелась договоренность с иудейской общиной Великобритании, представитель которой работал в рядах британской армии безвозмездно.

Так как в наши дни около 740 военнослужащих Великобритании исповедуют буддизм, индуизм, ислам или сикхизм, командование Вооруженных сил Соединенного Королевства планирует привлечь к службе в армии священнослужителей, исповедующих эти религии[34]

В Литве капелланы работают и в местах лишения свободы как штатные сотрудники, помогающие администрации исправительного учреждения в религиозной, социальной и педагогической работе с заключенными [35] В Эстонии среди христианских капелланов появился мусульманин [36]

В Латвии планируется создать службу капелланов для полиции с целью поднятия морально-этического уровня сотрудников правоохранительных структур. Соответствующее предложение в 2005 г. подано министром внутренних дел на рассмотрение Кабинету Министров и уже получило одобрение [37]

После распада Советского Союза и расширения НАТО на Восток, командование Североатлантического блока активно способствует появлению института военного духовенства у новых членов и союзников. В 2002 г. генеральный капеллан вооруженных сил США в Европе полковник Дж. Стеферо заявил, что его страна готова оказать помощь Грузии по созданию в армии института капелланов и организовать для этого подготовку грузинских военных священников в США в специальном учебном центре по подготовке капелланов. Грузинская сторона, благосклонно приняв идею в целом, отметила, что такую подготовку сможет осуществить и на родине [38]

Недавно в Словении при помощи НАТО была создана служба капелланов. Само создание института военного духовенства в Словении осуществлялось столь активно и быстро, что в руководстве НАТО «даже, кажется, забыли поставить в известность о создании такой службы Ватикан, то есть пошли в обход священноначалия»[39]

Заключение

Итак, нуждается ли Россия в патриотическом воспитании, в осуществлении которого силовые структуры сотрудничали бы с религиозными организациями? Безусловно, да. Как было отмечено ранее, в стране есть реальные предпосылки и опыт военно-религиозного взаимодействия. Формирование общественного единства, престижа силовых структур, законопослушания – это условия выживания страны в условиях динамично развивающегося мира. И в этом свою важную роль сумеют выполнить Русская Православная Церковь и традиционные религиозные организации народов нашей страны.


Перечень используемой литературы

1. Текст «Соглашения Русской Православной Церкви и Министерства внутренних дел Российской Федерации о сотрудничестве» за подписью Министра внутренних дел Российской Федерации Р.Нургалиева и Патриарха Московского и всея Руси Алексия II от 17 ноября 2004 г.

2. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви // Общественные Общероссийские чтения «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви»: Информационный бюллетень № 2 (ноябрь). – М., 2001

3. Текст Соглашения Красноярской Епархии РПЦ и Сибирского юридического института МВД России о сотрудничестве, подписанный 12 августа 2005 г.

4. Подписано соглашение о сотрудничестве между Тверской епархией и Тверским филиалом Московского университета МВД//http://religion.sova-center.ru/events/13B7335/13B7DDD/60E7329. (27.09.2005 17:56)

5. Концепция национальной безопасности Российской Федерации // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1997. — № 52 (29 декабря).

6. Смирнов Димитрий. Церковь и Армия// Вестник военного и морского духовенства. – 2004. — № 1.

7. Шкаровский М.В. Русская Православная Церковь и религиозная политика Советского государства в годы Великой Отечественной войны // Христианские чтения. – 1996. — № 12. // www.spda.ru/reading/12php

8. Рыжов Л.Г. Религия в армиях России и Запада// Религия, церковь в Росси и за рубежом: Информационно-аналитический бюллетень. — № 9-10. – М., 1997

9. Армия должна стать привлекательной для молодежи Выступление Председателя Отдела протоиерея Димитрия Смирнова (III учебно-методические сборы военного духовенства)// www.rusk.ru/vst.php?idar=323846. ( 2.08.2005 г.)

10. Сагитова, Наталья. Религию надо знать, но нельзя навязывать // www.tatar.ru/?DNSID=f7b3cd76abde288136211019c65335ce&node_id=1185&full=1010 (Официальный сервер Республики Татарстан). (Газета «Щит и Меч», 9-15 октября 2003г.)

11. Иванов Д. Сон разума рождает чудовищ// vip.lenta.ru/fullstoiy/2004/04/16/religion/

12. Понкин И.В. Анализ доклада Н. Митрохина «Клерикализация образования в России: к общественной дискуссии о введении предмета “Основы православной культуры” в программу средних школ». Ч. 2 // www.state-religion.ru/cgi-bin/cms/show.cgi?in=104021101164628&id=205053113460816 (26. 07. 05 г.)

13. Решитесь не веровать.// www.atheism.ru/library/Other_33.phtml

14. Армия должна стать привлекательной для молодежи Выступление Председателя Отдела протоиерея Димитрия Смирнова (III учебно-методические сборы военного духовенства)// www.rusk.ru/vst.php?idar=323846. ( 2.08.2005 г.)

15. Рыжов, Леонид. Служба капелланов: Социальные и правовые основы духовного окормления военнослужащих армий западных государств// Вестник военного и морского духовенства. – 2004. — № 1.

16. Сумбаев С. Наследники епископа Одо (Религия и армия)// Красная звезда. — 11 декабря, 2003 г.

17. Шульман, Александр. Духовную миссию в израильской армии исполняет военный раввинат"// www.interfax-religion.ru/print.php?act=print_media&id=775. (27 мая 2005 г.)

18. Тиранов, Александр. Слово Божье на поле боя// nvo.ng.ru/printed/forces/2003-01-17/3_god.html

19. Иудаистский капеллан Армии США готовится к войне// www.sem40.ru/warandpeace/military/hero/3889/


[1] Текст «Соглашения Русской Православной Церкви и Министерства внутренних дел Российской Федерации о сотрудничестве» за подписью Министра внутренних дел Российской Федерации Р.Нургалиева и Патриарха Московского и всея Руси Алексия II от 17 ноября 2004 г.

[2] Основы социальной концепции Русской Православной Церкви // Общественные Общероссийские чтения «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви»: Информационный бюллетень № 2 (ноябрь). – М., 2001. – С. 35-36.

[3] Командование Воронежского военного института радиоэлектроники разработало годовой план совместных мероприятий с Церковью// religion.sova-center.ru/events/13B7335/13B7DDD/60E7329 (03.11.2005 16:25).

[4] См.: Текст Соглашения Красноярской Епархии РПЦ и Сибирского юридического института МВД России о сотрудничестве, подписанный 12 августа 2005 г.

[5] Подписано соглашение о сотрудничестве между Тверской епархией и Тверским филиалом Московского университета МВД//http://religion.sova-center.ru/events/13B7335/13B7DDD/60E7329. (27.09.2005 17:56).

[6] Концепция национальной безопасности Российской Федерации // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1997. — № 52 (29 декабря). — С. 10432.

[7] Смирнов Димитрий. Церковь и Армия// Вестник военного и морского духовенства. – 2004. — № 1. — С. 8.

[8] Шкаровский М.В. Русская Православная Церковь и религиозная политика Советского государства в годы Великой Отечественной войны // Христианские чтения. – 1996. — № 12. // www.spda.ru/reading/12php.

[9] См.: Там же.

[10] Рыжов Л.Г. Религия в армиях России и Запада// Религия, церковь в Росси и за рубежом: Информационно-аналитический бюллетень. — № 9-10. – М., 1997. — С. 25.

[11] Армия должна стать привлекательной для молодежи Выступление Председателя Отдела протоиерея Димитрия Смирнова (III учебно-методические сборы военного духовенства)// www.rusk.ru/vst.php?idar=323846. ( 2.08.2005 г.).

[12] Сагитова, Наталья. Религию надо знать, но нельзя навязывать // www.tatar.ru/?DNSID=f7b3cd76abde288136211019c65335ce&node_id=1185&full=1010 (Официальный сервер Республики Татарстан). (Газета «Щит и Меч», 9-15 октября 2003г.).

[13] Там же

[14] Иванов Д. Сон разума рождает чудовищ// vip.lenta.ru/fullstoiy/2004/04/16/religion/.

[15] Понкин И.В. Анализ доклада Н. Митрохина «Клерикализация образования в России: к общественной дискуссии о введении предмета “Основы православной культуры” в программу средних школ». Ч. 2 // www.state-religion.ru/cgi-bin/cms/show.cgi?in=104021101164628&id=205053113460816 (26. 07. 05 г.)

[16] Решитесь не веровать.// www.atheism.ru/library/Other_33.phtml.

[17] Там же

[18] См.: Из комментария Якова Кротова – ведущего программы Радио Свобода«С христианской точки зрения»к беседе Елены Фанайловой с главой отдела общественных связей МВД России генерал-лейтенантом Александром Толкачевым и заместителем главы синодального отдела Московской Патриархии по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными органами протоиереем Алексеем Зотовым. // Сайт Радио Свободы.

[19] Там же

[20] См.: Ежегодный доклад Государственного департамента США о свободе вероисповедания за 2004 год (доклад опубликован Бюро по вопросам демократии, прав человека и труда 15 сентября 2004 года// www.usembassy.ru/embassy/religious_2004r.php (Сайт Посольства США в Москве)

[21] Армия должна стать привлекательной для молодежи Выступление Председателя Отдела протоиерея Димитрия Смирнова (III учебно-методические сборы военного духовенства)// www.rusk.ru/vst.php?idar=323846. ( 2.08.2005 г.).

[22] См.: Рыжов, Леонид. Служба капелланов: Социальные и правовые основы духовного окормления военнослужащих армий западных государств// Вестник военного и морского духовенства. – 2004. — № 1. – С. 92.

[23] См.: Военный Раввинат Израильской армии// www.jewniverse.ru/biher/AShulman/13.htm.

[24] Цит. по: Сумбаев, Сергей. В военном раввинате только ортодоксы // www.redstar.ru/2003/12/11_12/5_04.html (2005-05-27 16:05:00).

[25] Сумбаев С. Наследники епископа Одо (Религия и армия)// Красная звезда. — 11 декабря, 2003 г.

[26] См.: Шульман, Александр. Духовную миссию в израильской армии исполняет военный раввинат"// www.interfax-religion.ru/print.php?act=print_media&id=775. (27 мая 2005 г.).

[27] См.: Сумбаев, Сергей. В военном раввинате только ортодоксы // www.redstar.ru/2003/12/11_12/5_04.html (2005-05-27 16:05:00).

[28] Тиранов, Александр. Слово Божье на поле боя// nvo.ng.ru/printed/forces/2003-01-17/3_god.html.

[29] Так, например, источник The Orthodox Church. — Crestwood, 1997. N 4. P. 4. сообщает о православном протоиерее (РЗПЦ) о. Павле Савчаке, который служил капелланом полиции Сент-Луиса и Сент-Луисского международного аэропорта. (См.: Протоиерей Павел Савчак // zarubezhje.narod.ru/rs/s_122.htm).

[30] Иудаистский капеллан Армии США готовится к войне// www.sem40.ru/warandpeace/military/hero/3889/.

[31] В США ведьма стала капелланом тюрьмы для особо опасных престпуников//http://www.pora.ru/cgi-bin/go.pl?to=http://lenta.ru/oddly/2001/12/08/witch/&week=200149&id=1320_view. (8.12.2001г.).

[32] См.: Сергей Сумбаев. Мы выше межконфессиональных различий //http://www.redstar.ru/2003/12/11_12/5_02.html (Красная звезда. -11 декабря 2003 г .).

[33] См.: Сумбаев С. Наследники епископа Одо (Религия и армия)// Красная звезда. — 11 декабря, 2003 г.

[34] ВC Великобритании планирует привлечь к службе в армии священнослужителей, исповедующих буддизм, индуизм, ислам и сикхизм// www.russiancourier.com/news/2005/10/21/40648/.

[35] См.: В Вильнюсе прошла конференция тюремных капелланов// www.baznica.info/modules.php?name=News&file=print&sid=537 (14/03/2005).

[36] Эстонская армия обзавелась капелланом, исповедующим ислам// islam.com.ua/news/2435/. (19.09.2005).

[37] Глава МВД намерен создать в полиции службу капелланов// www.life4god.com/modules.php?name=Life4God_Press&op=modload&file=news&d=2005-09-26&n=3 (26.09.2005 04:50).

[38] США готовы помочь грузинской армии по части капелланов // www.newsru.com/religy/17dec2002/georgia_capellans.html 17 декабря 2002 г., 10:36.

[39] Армия должна стать привлекательной для молодежи Выступление Председателя Отдела протоиерея Димитрия Смирнова (III учебно-методические сборы военного духовенства)// www.rusk.ru/vst.php?idar=323846. ( 2.08.2005 г.).

еще рефераты
Еще работы по релгии и мифологии