Реферат: Деструктивные культы (секты)

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

БЕЛГОРОДСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Кафедра гуманитарных и социально-экономических дисциплин

Дисциплина: Религиоведение

Реферат

по теме: «Деструктивные культы (секты)»

Подготовил:

Студент 455 группы

Пятеркин Н.Н.

Проверил:

Преподаватель

кафедры Г и СЭД

Стойкин Н.Ю.

Белгород – 2008

Введение.

Ключевой признак – все сатанистские вероучения считают, что объект их поклонения является в мире основной причиной зла и смерти. Некоторые сатанистские секты признают добро, но как некую сущность, подчиненную или равноценную злу. Поэтому адепты откровенных сатанистских сект поклоняются и служат злу и, что особенно для них характерно, ненавидят православие, негативно относятся к культурообразующим традиционным религиям, циничны, бессердечны, развратны, активно интересуются религиозными вопросами, психологией, правом. Большая часть сатанистов признает реинкарнацию, что облегчает им самооправдывать свои изуверства. Отмечены и внешне якобы благопристойные демонические культы. Тем не менее, и у них объект поклонения считается высшим источником зла и смерти (иногда вместе с добром и жизнью). Здесь сатанизм смыкается с оккультно-мистическими течениями и неовосточными культами западного происхождения. Часто сатанисты устанавливают тесное взаимодействие с наиболее одиозными криминальными структурами, теневым бизнесом, наркодельцами.

Признаки сатанистских сект и их адептов

Жрецы и магистры высших уровней посвящения обычно обладают респектабельным внешним видом, эрудированы, стремятся проникать в солидные светские учреждения, в частности, занимающиеся религиозными проблемами (например, регистрацией или изучением религиозных объединений и религий, правами человека, «свободой совести», правоохранительной деятельностью, реставрацией храмов). Имеются данные об их проникновении в ключевые структуры военно-промышленного комплекса, в систему образования (например, некоторые кафедры религиоведения). Весьма интересует таких сатанистов индустрия массовой культуры и средств массовой информации, компьютерных игр. Лидеры сатанистов поддерживают активные контакты с зарубежными единоверцами. В их личных библиотеках отмечено наличие книг по сатанизму, эзотерике, оккультизму, мистике, суфизму, религиоведению, психологии, психотехнике, праву, медицине, боевой подготовке. Они любят читать и цитировать книги А. Кроули, Э. Ла Вея, М. Харнера, М. Элиади, А. Шопенгауэра, Ф. Ницше, К. Кастанеды, Р. Баха, Р. Хаббарда, Е. Блаватской, А. Гитлера, Р. Генона, А. Дугина и подобных им. Кроме того, в их домашних библиотеках можно обнаружить книги Ганса Йонса «Гностицизм», Н.П. Антошевского «Орден Мартинистов», Мигеля Серрано «Эзотерический гитлеризм», Е… Уоллис Бадх «Легенда о египетских богах», Сэмуэля Мак Грегор Маттерса «Священная магия Мудреца Абрамалина» и «Истинная Черная Магия или Тайна Тайн», Юлиуса Эволы «Языческий империализм», Рагнар Редберда «Сила есть право», Густава Майринка «Майстер Леонгард» и «Голем», Джона Фи и Эдварда Келли «Енохианские ключи», Элиаса Леви «Трансцендентальная Магия», сборник «CollektaneaHermetika», Израэля Регарди «Золотой Рассвет», альманахи «Элементы», «Конец света» и «Милый ангел».

Жрицы (ведьмы) указанных культов нередко предпочитают красный и черный цвет одежды. Сатанистам высших уровней в некоторых ситуациях присущ особый пронзительный взгляд, который вырабатывается у них в частых кровавых и садистских жертвоприношениях. При общей внешней сдержанности они иногда проявляют необычно повышенную экзальтацию в речи и письменных произведениях. Порой лидеры этих культов маскируются под атеистов или поклонников неовосточных вероучений. Адепты нижних уровней почти всегда носят на себе различные сатанистские аксессуары (иногда скрывая их под верхней одеждой), обычно имеют татуировки откровенно сатанистского, антихристианского или восточного содержания.

Для большинства из сатанистов всех уровней свойственно увлечение агрессивной ударной ритмической музыкой, имеющей шаманское происхождение.

С целью обмана священнослужителей сатанисты зачастую разыгрывают из себя сторонников Православия, даже входят в доверие к священникам. Отмечены случаи, когда адепты подобных культов держали у себя дома православные иконы для скрытого их осквернения и «подпитки» себя от них якобы энергетикой.

О присутствии сатанистов в каком-либо населенном пункте можно догадаться по: сатанистским рисункам и надписям на стенах строений; характерной одежде и татуировках соответствующей молодежи; продаже сатанистской атрибутики; распространению сатанистской аудио-видеопро­дукции и компьютерных игр, воспитывающих агрессивность и разврат; проведению молодежных развлекательных мероприятий во время великих православных праздников; злобным необъективным статьям в местных средствах массовой информации о Православии, традициях и государственных институтах; попыткам осквернения православных храмов и иных христианских объектов (например, поклонных крестов, могил, памятников, часовен); появлению развлекательных учреждений вблизи с православными храмами; пропажам домашних животных и детей; нахождением изуродованных останков животных (особенно кошек) и людей со следами жертвоприношений, в частности, обескровленных.

Специалистам известны сотни подобных же групп, кроме того, постоянно возникают новые их разновидности.

Деструктивные секты в судебно-психиатрической оценке

Автор настоящего раздела – Кондратьев Ф.В.

профессор ГНЦ судебной и социальной психиатрии

им. В.П. Сербского,

доктор медицинских наук, Заслуженный врач РФ

Криминогенная природа деструктивных и тоталитарных сект обусловила специальное появление в Федеральной целевой программе по усилению борьбы с преступностью, утвержденной Правительством РФ № 600 от 17 мая 1996 года, раздела, посвященному сектам. Работа над этим разделом, именуемым: «Разработка материалов о негативных медико-соци­аль­ных последствиях деятельности в России организаций, имеющих характер деструктивных, тоталитарных сект; внесение на этой основе предложений для Закона о свободе совести и религиозных организациях», была поручена Государственному научному Центру социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского. Некоторые материалы этих разработок позволяют даже начинающим специалистам ориентироваться в социально-психологической и судебно-психиатрической составляющей данной проблемы. Кроме того, автор надеется на обратную связь, а именно на информацию от читателей, которая поможет совершенствованию «Разработок…» и даст возможность использовать ее для подготовки поправок к упомянутому закону.

Актуальность разработки материалов о негативных медико-социаль­ных последствиях деятельности в России религиозных организаций, имеющих характер деструктивных, тоталитарных сект, возникла 3-4 года назад. В судебно-психиатрическую службу стали довольно часто обращаться сотрудники правоохранительных органов за рекомендациями о возможности возбуждения уголовного дела в связи с деятельностью той или иной секты. Эти обращения всегда обусловлены жалобами как отдельных граждан, родственники которых, оказавшись вовлеченными в секты, стали обнаруживать психические расстройства, так и жалобами представителей общественных организаций, в первую очередь Комитета по спасению молодежи от деятельности тоталитарных сект.

Судебно-психиатрический аспект этого вопроса состоит в том, что констатация причинения вреда здоровью человека (в данном случае – здоровью психическому) является принципиально важной. Поскольку только констатация причинения вреда может быть основой для возбуждения уголовного дела против активистов и руководителей тоталитарной секты по статье ст. 239 (Организация объединения, посягающего на личность и права граждан) Уголовного Кодекса РФ и, следовательно, стать причиной отказа в государственной регистрации или отмены последней, если таковая у секты уже имелась.

Вокруг возможности пресечения или воспрепятствования деятельности сект, можно сказать без преувеличения, идет ожесточенная борьба. С одной стороны, многочисленные случаи психических расстройств у лиц, попавших в систему психологической обработки в тоталитарных, деструктивных сектах свидетельствует о явном вреде от деятельности этих сект, причиняемом психическому здоровью граждан. С другой стороны, имеют место заявления отдельных психиатров о том, что пребывание в секте интактно к психическому здоровью, а также хорошо организованные выступления, проводимые под эгидой «Независимой психиатрической ассоциации[1] ». Эта организация впервые выступила в защиту сект на судебном процессе по делу секты «АУМ синрике» и вполне могла бы выиграть процесс, доказав безобидность этого культа, если бы не поступившие сообщения о террористической деятельности учеников Асахары и последующие разоблачения, показавшие среди прочего и вред, наносимый здоровью сектантов.

Необходимо еще раз подчеркнуть, что современные деструктивные тоталитарные секты представляют собой хорошо организованные международные образования, мощные финансовые пирамиды, имеющие возможности ангажировать журналистов, юристов, общественных деятелей и политиков для своей защиты. При этом изначально ключевыми фигурами в построении такой защиты являются психиатры, способные дать квалифицированные экспертные заключения относительно причинения вреда психическому здоровью. Защитники сект в лице упомянутой «независимой» Ассоциации психиатров через свой журнал обрушиваются с нападками на психиатров, выступающих против деструктивной деятельности сект, организуют многодневные, дорогостоящие, с арендой загородных пансионатов, семинары на тему о взаимоотношениях психиатрии и религии. При этом характерно, что сектозащитная деятельность «независимых» психиатров сочетается с нападками на РПЦ и другие, традиционные для России верования.

Следует дополнить, что в своих выступлениях защитники сект любят ссылаться на западных психиатров, упоминая их в качестве несомненных авторитетов, но умалчивая о связях этих психиатров с теми или иными сектами.

Сегодня специалистам по деструктивной деятельности сект приходится работать в ситуации, когда любая из противоборствующих сторон может найти себе экспертов-психиатров, соответствующих их интересам. Все это затрудняет правильную ориентировку общественности и правоохранительных органов относительно деятельности сект, и требует более глубокого анализа проблемы с исследованием социально-психологических причин быстрого распространения в России деструктивных, тоталитарных сект, более точного обозначения их сути и взвешенных оценок их разрушительного воздействия на личность и психику человека.

Судебно-психиатрические оценки не ограничиваются экспертизами по факту причинения вреда психическому здоровью конкретных лиц. Участились случаи освидетельствования граждан, совершивших агрессивные действия и правонарушения в связи с их участием в сектах, а также посмертные экспертизы сектантов, покончивших жизнь самоубийством. Все чаще возникают вопросы по гражданскому судопроизводству, связанные с передачей гражданином всего своего имущества сектантским организациям.

Рассматривая проблему в историческом аспекте, следует констатировать, что современные религиозные секты уходят своими корнями на Запад, и в первую очередь в США, где в основном расположились организационные и финансовые центры различных культов. Например, даже такая, казалось бы, восточная религиозная организация как Общество сознания Кришны, на самом деле, образована в 1966 году в США, в России действует ее филиал. Во второй половине ХХ века, именно в США создалась крайне благоприятная ситуация для бурного роста и распространения самых разных сект в силу устойчивой ориентации общества на потребительские блага. Государство в Соединенных Штатах, всуе упоминая Бога даже на денежных банкнотах, но, не имея доминирующих религиозных традиций, явно недооценило угрозу от деятельности сект. Массовые самоубийства сектантов в 80-90 гг. прошедшего века обнажили полную неготовность правоохранительных органов США к подобным проявлениям религиозного экстремизма.

В средние века развитие сектантства началось в 1054 году с отделения католиков от Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви. Еще через пятьсот лет от католицизма отделился протестантизм, и затем началось прогрессирующее деление на новые религиозные учения. Чем дальше, тем все более Человек отдалялся в них от нравственной, социально-ду­хов­ной ориентировки своего «Я». К настоящему времени настоятели храмов упомянутых ответвлений христианства вынуждены буквально заигрывать с прихожанами, крайне упрощая духовные обряды. Но это только стимулирует появление все новых и новых религиозных движений, ищущих, согласно их заявлениям, истинной духовности.

Религиозное чувство присуще каждому нормальному человеку. Осознанно или подсознательно человек ищет удовлетворения этого чувства. Неудивительно, что духовный вакуум, незаполненный традиционными религиями, стал наполняться различными оккультными и парапсихологическими учениями. Это послужило благоприятной средой для изобретения новых религий, в чем публично признается в своих книгах Рон Хаббард, создатель и «генеральный директор» Церкви саентологии. В настоящее время в США насчитывается до трех тысяч новых религиозных организаций, зачастую представляющих собой деструктивные культовые новообразования. Общины этих искателей духовности организованы по классическим законам бизнеса и имеют все признаки корпораций. С 1990-го года их миссионеры активно проповедуют в России.

Этому способствовал не только неудачный в плане сохранения традиционной национальной духовности Закон РСФСР «О свободе вероисповеданий» от 1990 года, но и ряд других причин, связанных с кризисом духовного здоровья российского общества.

Для понимания социально-психологических причин быстрого роста культовых новообразований в России необходимо выделить специфические особенности ее истории в ХХ веке. Религиозное общество в своем духовном развитии было насильственно, с применением физических мер, вплоть до массового уничтожения неподдающихся, превращено в атеистическое. За 70 лет жесткого преследования религиозной духовности в советский период властям предержащим удалось прервать передачу этой духовности по линии семейных традиций, по линии связи с духовенством, изолированным от общества, а также через духовную литературу, превратившуюся в раритет. Так или иначе, тоталитарному коммунистическому режиму удалось сформировать у россиян атеистический менталитет, что, правда, не перекрыло проявления языческих предрассудков и суеверий.

К последствиям многолетнего тоталитарного насаждения в обществе материалистической идеологии следует добавить социально-психологичес­кие изменения массового и индивидуального сознания, вызванные «усредненным» образованием. Всеобщее снижение качества знаний привело к спаду критичности в отношении новой, в том числе псевдонаучной информации и выражалось в легкости восприятия примитивных, но умело подаваемых сообщений, например, о посещении Земли инопланетянами.

Присущие психически нормальному человеку жажда познания, жажда духовного общения, жажда деятельности как онтологические свойства личности, получившие в новой России возможность свободной реализации, но не направленные в позитивное, созидательное русло традиционной системой духовных координат, также представляют собой благоприятную почву для культовых новообразований.

Резкие социокультуральные изменения, возникшие со сменой политической парадигмы в России с конца 80-х годов ХХ века, привели как к деформациям сложившегося за годы советской власти общественного менталитета, так и к нарушениям жизненного стереотипа нашего населения. Резкий слом устоявшегося атеистического и советского менталитета привел к непривычной для общества идеологической дезориентации, пробил брешь в материалистическом мировоззрении, оживил потенциальный интерес к духовной сфере. Для многих крушение старого мировоззрения уже само по себе было стрессовым обстоятельством и предпосылкой развития психических расстройств, создающих благоприятный фон для восприятия неокультовых учений.

Все это стало сочетаться с потерей фундаментальных радостей жизни – радости общения, радости взаимопонимания, общности и смыслового единства целей, которые хотя и были при прежнем строе узко идеологизированными и жестко контролировались, но все же в целом отвечали общинным психологическим потребностям русскоговорящего человека. В новой ситуации быстро образовалась межличностная разобщенность, развилось чувство духовной неопределенности, которые являются психотравмирующими факторами.

Из-за психологического надлома, потери смысловых ориентиров, неуверенности в завтрашнем дне, отмеченной духовной опустошенности и чувства одиночества определенная часть россиян потянулась к, теперь уже не осуждаемой, религии. Люди искали психологический «якорь», который помог бы прикрепиться к чему-то надежному и стабильному в этом море бурной действительности.

Вместе с тем, ежедневный прессинг сознания через все информационные каналы дополнительно обусловил восприимчивость обществом как псевдонаучных, так и квазирелигиозных мировоззренческих позиций.

Всем этим снижалась интеллектуально-критическая сопротивляемость восприятию явной нелепицы, содержащейся в учениях новых религий и сект, создавалась благоприятная почва для бурного распространения в России культовых новообразований.

В период перестройки и ломки тоталитарного строя в России традиционные конфессии не могли в должной мере заполнить упомянутую мировоззренческую брешь, поскольку были ослаблены после многолетних гонений. Кроме того, предлагаемый ими «якорь» спасения представлялся архаичным и непонятным, требовал усилий в познании традиционных догматов. Оторванные от религиозных корней, лишенные возможности свободно получить религиозное образование или даже просто целостное представление о религии, россияне в своем большинстве, в лучшем случае, духовно ориентировались на смесь отголосков духовных традиций с языческими предрассудками. Церковь временно оказалась неспособной (из-за кадрового дефицита) обеспечить индивидуальное духовное общение с каждым конкретным прихожанином, обратившимся к священнослужителю со своими проблемами. В этих условиях легко воспринимаемые эрзацы духовности, появившиеся под видом новых религий, с их обращенностью именно к личностным проблемам отдельного человека, предлагающие быстрый и легкий способ спасения, многим показались тем самым психологическим «якорем», потребность в котором ощущали люди, оказавшиеся в стрессовой ситуации.

Как правило, все новые культы первоначально декларируют позитивные общечеловеческие ценности, в чем и состоит их главная привлекательность. Одни названия тоталитарных сект носят завлекающий характер, например: «Международный фонд помощи и дружбы», «Христиане мира за единство и социальные действия», «Международный фонд образования», «Фонд Новой Святой Руси» (Богородичный центр) и т.п. Кстати, свои названия деструктивные секты часто меняют, сохраняя, впрочем, не менее завлекающий стиль. Уставы новых религиозных организаций также выглядят благопристойно. Например, Богородичный центр основными своими задачами определил возрождение лучших традиций благочестия, основанных на Священном писании и свидетельствах о явлениях Божией Матери в 20 веке, благотворительную и просветительскую, в том числе издательскую деятельность.

Многие люди приходят в секты именно в надежде избавиться от психотравмирующей ситуации повседневного бытия, получить необходимое им душевное равновесие, обрести смысл жизни, уйти от одиночества.

В группы новичков активно и постоянно внедряется идея абсолютной истинности их нового учения. Под видом ее охраны культивируется сознание исключительности сектантов и их внутригрупповой взаимозависимости. Формируются отрицательное отношение ко всем другим общепринятым социальным, культурным и религиозным представлениям и установки на изоляцию себя от жизни общества. Создаются подсознательные формы коллективного реагирования и поведения. Важно отметить, что все сказанное является характерным для всех неокультов и сект, и эта навязываемая деструкция личности также содержит в себе новый мощный психотравмирующий фактор, способный причинно привести к уже психопатологическим расстройствам.

За первоначально добровольным подчинением своей воли руководителям секты происходит некритичное усвоение новых догм, ритуалов квазирелигиозной формы, с нередко изощренно внушающим содержанием, в том числе в виде нейролингвистического кодирования. Является фактом радикальное изменение личностных ориентаций и поведения людей, завербованных в тоталитарные секты, с изменением всего модуса их жизни, с появлением признаков явного психологического изменения, которые у некоторых из них уже на первых порах могут свидетельствовать о психической патологии. Важно, что поведение последователей деструктивных, тоталитарных сект все более теряет индивидуальный характер, собственную инициативу, способность к волеизъявлению своего «Я».

Примером прямолинейности в этом плане может быть книга «Родовой поток» (Москва, 1993) о. Иоанна (Береславского), основателя секты «Фонд Новой Святой Руси» (Богородичный центр). В этой книге утверждается необходимость полного самоотречения, смирения, беспрекословного послушания святым отцам. Красной нитью через всю книгу проходит требование: не имей суждений. Последователь секты должен многократно повторять: у меня нет своего ума, совести, тела, воли, надо решиться убить себя — это именно та жертва, к которой призывает Господь. Не имей ничего своего, ничего не делай для себя, — наставляет верующих Божья Матерь в своем откровении о. Иоанну (Береславскому), о чем он пишет в другом издании «Рыцарь веры» № 1/15 за 1994 год.

Руководители и активисты сект следят за тем, чтобы у завербованных не было времени опомниться, критически осмыслить ситуацию, в которую те попали. Это, по свидетельству очевидцев, достигается беспрерывными молитвенными бдениями, сочетающимися с изнурительным трудом и голодной диетой, дефицитом сна, физической и информационной изоляцией от всего, что могло бы вызвать сомнения в декларируемом предназначении сект. За всем этим следит специальная служба надзирателей (эти должности предусмотрены практически во всех сектах и в некоторых прямо так и называются — «надзиратели»).

Подтверждением сказанному являются письма родственников людей, вовлеченных в секты. В них приводятся следующие факты изменения поведения и психического состояния завербованных в секты уже спустя 1 -2 месяца после общения с вербовщиками:

· отчуждение от родителей и других родственников, в том числе собственных детей;

· уход из родительского дома;

· отказ от учебы и работы с полным погружением в деятельность секты;

· прекращение чтения газет, журналов, книг, пользования телевидением и радио;

· отгороженность от окружающих;

· резкое ограничение приема пищи;

· значительное ограничение сна до 3-4 часов в сутки в неудобном положении;

· физическое и психическое истощение;

· повышенная возбудимость;

· утрата ранее присущих интересов.

Акцент при психологической обработке в сектах ставится на развитии страха за свою жизнь при попытке высказать какое-либо сомнение в истинности учения, не говоря уже о попытке выйти из секты. С этой целью, например, в саентологических центрах Рона Хаббарда широко используются материалы, полученные при тестировании и одитингах (своего рода исповедях). Кроме того, в технологиях саентологов широко практикуется обязательная система взаимодоносов, при этом является тягчайшим грехом замедление с доносом в отношении тех, кто стал сомневаться в духовной сущности секты. Последователям секты постоянно внушают, что какая-либо критика Саентологии или разрыв с ней влечет причинение смельчакам морального и физического вреда вплоть до уничтожения. Сам Хаббард пишет об эффективности этих технологий: «Наши дисциплинарные меры вполне способны сделать человека ненормальным» и подтверждает это примером развития «совершенной невменяемости» при попытке оставить секту (Дианетика. Современная наука душевного здоровья. – М., 1993).

В некоторых сектах применяются явно противозаконные методы форсированной психологической обработки. Проведение массовых гипнотических сеансов, подчинение своей воле и внушение своих идей людям, находящимся под воздействием гипноза, является явным нарушением Основ законодательства об охране здоровья граждан, что подтверждено приказом министра здравоохранения и медицинской промышленности РФ от 13.06.96 г. № 245 «Об упорядочении применения методов психологического и психотерапевтического воздействия». В этом приказе, в частности, говорится, что применение методов и методик психологического и психотерапевтического воздействия допускается:

· при наличии лицензии на данный вид деятельности и только в медицинских учреждениях;

· при условии тщательного отбора пациентов на индивидуальном приеме;

· при допуске к этой работе только специалистов, имеющих соответствующую подготовку по психиатрии, наркологии, психотерапии, получивших в установленном порядке сертификат по указанным специальностям.

Для сектантов же этот метод хорош не только своей скоростью и эффективностью, но и возможностью более глубокой деструкции личности. Примером злоупотребления гипнозом может служить секта «Новое поколение» американского проповедника Боба Вайнера, усиленно обрабатывающего сегодня в России новых последователей.

Тем или другим способом психологической обработки достигается главная задача вербовки нового сектанта: первоначальная добровольность под внешним воздействием, незаметным для новообращенного, трансформируется в полную подневольность. Уже на этом этапе встают два принципиально важных и взаимосочетаемых аспекта – юридический и судебно -психиатрический. Может ли это состояние человека оцениваться как нормальное, пусть даже как крайний вариант психологической нормы, гротескно модулированный под направленным психологическим воздействием? Или же речь надо вести уже о психопатологическом синдроме расстройства сферы воли, то есть о расстройстве психики как об обстоятельстве психиатрического характера, способном повлечь правовые последствия?

Исследования состояния психического здоровья у некоторых лиц, завербованных в секты, выявляют у них развитие таких психических изменений, которые в Международной классификации болезней десятого пересмотра (МКБ-10) квалифицированы как «Расстройства зрелой личности» и перечислены в рубрике F60.7 «Зависимое расстройство личности». Вот некоторые пункты данной рубрики:

а) «активное или пассивное перекладывание на других большой части важных решений в своей жизни», – у обследованных лиц выражается в том, что все жизненные решения они принимают только с разрешения старшего по секте;

б) «подчинение своих собственных потребностей потребностям других людей, от которых зависит пациент и неадекватная податливость их желаниям», – точно характеризует психическое состояние и поведение адептов в секте, их полную подчиненность групповому модусу поведения и безропотное подчинение духовному учителю;

в) «нежелание предъявлять даже разумные требования людям, от которых индивидуум находится в зависимости», – описывает характерную для сектантов потерю собственной воли и запредельно низкую критичность к учению секты, к существующим в ней порядкам, к жестким требованиям разрыва отношений с близкими людьми и безучастности к их дальнейшей судьбе;

г) «чувство неудобства или беспомощности в одиночестве из-за чрезмерного страха неспособности к самостоятельной жизни», – является результатом целенаправленного воздействия руководителей секты, сформированного для удержания последователей только в своей микросоциальной среде;

д) «страх быть покинутым лицом, с которым имеется тесная связь, и остаться предоставленным самому себе», – разрушительное последствие непосредственного общения пациента с духовным учителем в секте;

е) «ограниченная способность принимать повседневные решения без усиленных советов и подбадривания со стороны других лиц», – отражает несопротивляемость к культивируемым в секте приемам психологической обработки, потерю своего «Я», подчинение своей воли руководителям секты.

Понятно, что такие изменения личности делают вовлеченных в секту людей интактными к попыткам их ресоциализации и вообще какого-либо психологического воздействия на них лиц, не состоящих в секте.

С юридической точки зрения здесь возможен следующий вывод: если вербуемый в секту человек исходно не знает и не предполагает, что в культе он станет «зависимой личностью», а руководители и активисты секты это знают и заведомо этого добиваются, то, видимо, можно говорить об умышленном причинении вреда здоровью, если в период участия в культе у человека сформировалось «зависимое расстройство личности».

Анализ развития синдрома психологической зависимости и способов его эксплуатации деструктивными сектами наводит на определенное сходство с формированием синдрома наркотической зависимости и практикой эксплуатации этого синдрома наркомафией. В равной степени и секты, и наркомафия:

— используют исходный психологический фон в форме духовной опустошенности и личностной психологической надломленности человека;

— первоначально завлекают людей в свое лоно бескорыстно, под благовидным предлогом легко и быстро дать искомое облегчение, разрешение всех личностных проблем;

— добиваются развития синдрома зависимости;

— в последствии меркантильно эксплуатируют развившуюся зависимость.

— скрывают правду отдаленных последствий (как дебютанты-нарко­ма­ны не ожидают преждевременной смерти и мук абстинентной «ломки», так и вряд ли кто-то из неофитов знает, вступая в секту, что станет, например, безропотным рабом на заводах Муна, или будет распылять ядовитые газы в метро, или бросит свою семью и подарит все нажитое имущество своим духовным наставникам);

— и тоталитарные секты, и наркомафия имеют достаточно финансовых средств для ангажирования необходимых специалистов с целью найти обоснования безобидности и законности своей деятельности;

— любая секта или клан преступного сообщества, имея внутреннюю конкуренцию, при необходимости тут же объединяется с себе подобными структурами для корпоративной защиты, лоббируя в законодательных органах легализацию своей деятельности, справедливо считая, что закрытие одной секты может повлечь закрытие других.

Зависимое расстройство личности является начальным нарушением психики, вслед за которым могут развиваться более тяжелые психозы с агрессивным поведением или суицидальными действиями. Острые психотические состояния могут носить характер аффективно-бредовых состояний, параноидальных, индуцированных психозов, а также стрессовых реакций с последующим затяжным постстрессовым синдромом. Кроме того, в результате обработки в секте могут возникать резкие обострения уже имевшихся латентных форм заболевания, чаще всего — шизофрении. Все эти состояния при постановке вопроса о последствиях пребывания человека в секте должны расцениваться как явный вред психическому здоровью.

Вред здоровью может принимать и другие, опосредованные формы. Например, создание конфликтной, психотравмирующей ситуации в семье вербуемого в секту может быть источником развития невротических реакций, психогенных декомпенсаций, обострения упомянутых форм латентной психопатологии. Кроме того, наблюдаются случаи, когда лицо, порвавшее с сектой и находящееся в состояний реадаптации после полученных в секте психических расстройств, подвергается попыткам вновь вернуть его в секту, чем создаются препятствия его скорому и быстрому выздоровлению. Это также может рассматриваться как причинение вреда психическому здоровью человека.

В случаях совершения противоправных действий лицами, вовлеченными в деструктивные, тоталитарные секты, они должны направляться на судебно-психиатрическое освидетельствование для оценки их вменяемости и решения вопроса о необходимости применения принудительного лечения. Судебно-психиатрические экспертизы должны проводиться и по гражданским делам в случаях, когда завербованный в секту человек неожиданно для окружающих, вопреки сложившимся межличностным связям и психологическим установкам, лишает себя прав собственности на имущество в пользу секты или ее представителей.

Отвечая на упомянутые вопросы, судебные психиатры должные в своих заключениях отделять прямой, причинный, специфический вред здоровью человека от вреда опосредованного, сопутствующего, но неспецифического.

Работникам правоохранительных органов необходимо знать и о таких методах сектантов, которые вскрылись при проведении в ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского судебно-психиатри­чес­ких экспертиз на предмет причинения вреда здоровью последователям сект. Выяснилось, что в одних случаях перед приходом на амбулаторное судебно-психиатрическое освидетельствование обследуемые лица проходили у «независимых» психиатров специальные инструктажи о том, что и как им рассказывать на экспертизе, как себя вести. Если идущие на освидетельствование бывшие сектанты не соглашались на инструктаж, агрессивного вида личности просто не подпускали их к проходной Центра им. В.П. Сербского.

Вред от пребывания в деструктивных сектах не ограничивается только психической патологией. Многочисленные факты причинения вреда от пребывания в секте до того здоровым людям приводятся членами Комитета по спасению молодежи от деятельности тоталитарных сект, которые сами потеряли своих детей или других родственников в результате их изоляции в сектах. По их свидетельствам, попытки вернуть близких встречают ожесточенное сопротивление со стороны активистов сект. В тех случаях, когда удавалась вырвать молодежь из сект, у них помимо выраженных психических изменений, обнаруживали ряд приобретенных соматических заболеваний, таких как туберкулез, язва желудка, а также кожных и других инфекций.

Деятельность религиозных объединений «Белое братство», «Богородичный центр», «АУМ синрике», «Сознание Кришны» сопровождается нанесением серьезного ущерба психическому, физическому, нравственному здоровью человека и его личности. Наносимый ущерб здоровью в этих организациях проявляется в форме индуцированных бредовых и бредоподобных расстройств, патологически сверхценных идей, патологического развития личности, а также физического и психического истощения, создающих предпосылки для иных заболеваний, в частности, прекращения детородных функций организма. Возникающие нарушения сопровождаются семейной и социальной дезадаптацией личности.

Деятельность перечисленных религиозных объединений наносит выраженный ущерб здоровью вовлекаемых в них людей, страдающих психическими расстройствами, приводя к развитию у них более тяжелых психических нарушений. Она причиняет тяжелый моральный и имущественный вред семьям людей, вовлеченных в эти организации.

Ущерб здоровью и личности человека наносится в результате скрытого психического воздействия и манипулирования сознанием человека под видом проповедей и обрядов, вследствие массивных внушений в состояниях искусственно измененного сознания, вплоть до глубокого гипноза и самогипноза, наступающих в результате применения определенных психотехнических методов во время сектантских обрядов. Деятельность руководителей и активистов указанных религиозных объединений под видом реализации права на свободу совести и вероисповедания противоречит Конституции РФ, определяющей, что осуществление прав и свободы человеком и гражданином не должно нарушать права и свободы других лиц.

Учения некоторых деструктивных, тоталитарных сект содержат свои особенности. Рассмотрим это на конкретных примерах.

Создатель Церкви саентологии Рон Хаббард в 1978 году заявил о методе детоксикации – «очистительном марафоне», достойном, по его мнению, Нобелевской премии. Однако этот метод, входящий как составная часть в общий конгломерат истин Хаббарда, и практически реализуемый в России центром «Нарконон», не смог пройти государственного лицензирования, и ни в одной стране мира не получил разрешения на применение. Более того, проведенные экспертизы показали разрушительное действие «марафона Хаббарда» на организм человека и его психику. В мировой научной литературе и в целом ряде судебных актов нашли отражение многочисленные случаи нанесения тяжкого вреда здоровью пациентов вплоть до летальных исходов, тяжелых психических расстройств, доходящих до суицида. Примечательно, что даже врачи, которые помогали Хаббарду разрабатывать его «очистительный марафон» предупреждали его о потенциальной опасности очистительных процедур. Однако на повсеместное внедрение программы «Нарконон» тратились огромные средства, а деньги для Хаббарда всегда были смыслом жизни.

На первый взгляд эта программа вполне безобидна – ежедневная сауна в сочетании с бегом и приемом большого количества витаминов, от чего должно произойти полное очищение организма от токсинов и других вредных веществ. Но в сауне пациент должен в течение месяца ежедневно находиться по пять часов, а дозы витаминов превышают обычно рекомендуемые в 10 -15 раз.

Из заключения Комиссии по психическому здоровью штата Оклахома от декабря 1991 года, на основании которого саентологам было отказано в выдаче лицензии:

«… — не существует достоверной медицинской информации, подтверждающей свойства используемых витаминов выводить радиацию из тела человека, напротив, существует ряд медицинских свидетельств, говорящих об обратном;

— большое опасение вызывает многочасовой стресс от длительного воздействия высоких температур в сауне, что в сочетании с приемом сверхдоз витаминов может способствовать возникновению новообразований в мозге и теле человека;

— потенциально опасны для здоровья большие дозы витаминов…».

Сверхдозы витамина В1 вызывают эффект смещенного пространства, галлюцинации, схожие с воздействием некоторых «легких» наркотиков. Сверхдозы витамина В3 могут вызвать поражение печени.

Приказом Министра здравоохранения и медицинской промышленности РФ от 19.06.96 № 254[2] четко определено: «…Не допускать пропаганды и использования методов детоксикации, иных вытекающих из учения Р.Хаббарда методов саентологии и дианетики в практике здравоохранения…».

Причинение вреда здоровью людей вследствие применения «очистительных марафонов» Хаббарда должно преследоваться по закону.

Отличительной особенностью учения другой религиозной деструктивной организации — свидетелей Иеговы или же общества «Сторожевая Башня», также являются факторы риска для здоровья и жизни.

В частности, свидетели Иеговы утверждают, что их наставники безошибочно знают дату конца света и события, сопровождающие этот конец. Пророчества о конце света содержатся в доктринах многих деструктивных сект, но свидетели Иеговы превзошли всех, конкретно определяя и неоднократно перенося дату гибели человечества. Идею о дате Второго пришествия Христа создатель секты иеговистов Чарльз Тейз Рассел (1852 -1916) заимствовал от Адвентистов Седьмого Дня, которые первоначально учили, что точная дата Армагеддона – 22 октября 1874 года. Рассел установил свою истинную дату – 1872 год. Пророчество не сбылось. Далее последовал 1874 год — не сбылось. Новая дата – 1878 год – опять не подтвердилась. Тогда интервалы, устанавливаемые иеговистами, стали более продолжительными: 1914, 1925, 1975 годы.

Можно было бы оставить на совести руководителей «Сторожевой башни» их предсказания, несовместимые с традиционным христианским таинством Последнего Дня, если бы не постоянная деятельность свидетелей Иеговы по созданию ситуации, глубоко психотравмирующей их последователей.

Конкретная дата конца света по мере ее приближения вселяет страх определенному кругу людей. Лица, склонные к тревожным неврозам и расстройствам, теряют интерес к повседневной жизни, у них опускаются руки, развиваются стрессовые состояния и депрессия. Выгода от организованной таким способом паники доставалась и достается организаторам мистерий. Ежедневные, непрерывные с утра до вечера собрания, постоянное нагнетание напряженности, поддержание атмосферы мистического ужаса перед надвигающимся Армагеддоном, приводят к резкому ухудшению физического самочувствия, к обострению неврозов и психических расстройств. На этом фоне прямые указания активистов «Сторожевой башни», что спастись еще можно, но только путем материальных пожертвований в пользу организации, до сих пор приводят к распродажам имущества и передаче денег секте. Так, одни получают вред здоровью, другие, пользуясь этим — деньги.

Другим фактором риска для здоровья и жизни человека в учении свидетелей Иеговы является “божественный» запрет на переливание крови.

Каждый иеговист должен постоянно носить с собой «Медицинский документ», в котором крупным шрифтом указано: НИКАКОЙ КРОВИ. На обороте отпечатан текст под заголовком «Медицинское распоряжение/освобождение от ответственности». В нем говорится: «Я, ___________, даю распоряжение о том, чтобы мне не делали никакого переливания крови, даже если врачи считают это жизненно важным для моего здоровья или для моей жизни. Это распоряжение оформлено по моей собственной инициативе. Это соответствует моим правам пациента и моим убеждениям как свидетеля Иеговы. Библия приказывает мне воздерживаться от крови. Это является моей религиозной позицией на протяжении _________ лет. Я даю распоряжение о том, чтобы мне не делали никакого переливания крови. Я согласен на любой дополнительный риск, к которому это может привести. Я освобождаю врачей, анестезиологов, и иной медицинский персонал от ответственности за любые неблагоприятные последствия моего отказа, несмотря на их квалифицированное лечение. В случае потери мною сознания, я уполномочиваю любого из свидетелей, указанных ниже, проследить за тем, чтобы придерживались моего решения». За этим следует подпись, дата и данные двух свидетелей с указанием, кем они приходятся владельцу сего документа.

Все солидно, официально, эмоционально насыщено и эффектно.

Пожалуй, нет другой страны, где иеговисты развернули свою деятельность так же, как в России. Страны, из которой с такой же пугающей частотой поступали бы сведения о трагической смерти и самих иеговистов, и детей, погибших по воле родителей, фанатично убежденных в библейском запрете на переливание крови.

При всей несомненности причинения вреда здоровью от деятельности сект, вместе с тем было бы неправильным утверждать, что у всех сектантов возникают психические расстройства. Огромную организаторскую и финансовую работу, какую ведут современные секты, могут проделать только люди достаточно волевые, энергичные, имеющие ясную мотивацию своего поведения. Здесь в психолого-психиатрическом аспекте встает вопрос о дифференцированной мотивации лиц, вовлеченных в сектантскую деятельность. В основе этой дифференциации должен лежать индивидуальный анализ мотивов прихода в секту и анализ вероятности для конкретной личности получить начальную психическую патологию в виде синдрома психологической зависимости.

Применительно к вопросу о подверженности личности вербовке в секту провоцирующими факторами являются упоминавшиеся психологический надлом, потеря смысловых ориентиров, неуверенность в завтрашнем дне, духовная опустошенность, чувство одиночества и ненужности, непонимание в семье, другие конфликтные, психотравмирующие, фрустрирующие обстоятельства. Наложение этих негативных обстоятельств на макро- и микросоциальное самоощущение личности вносит определенную коррекцию в вероятность развития психической патологии.

К числу факторов риска для развития психической патологии относятся и такие индивидуальные характерологические черты как внушаемость, ведомость, пассивность, мистическое своеобразие типа мышления (восприимчивость к магическому, пралогическому, астральному). Кроме того, факторами риска могут выступать и такие вполне нормальные сами по себе социально-психологические особенности личности как протест против идеологического монизма, жажда познания, поиск истины, сочетающиеся с преимущественной ориентацией на макросоциальные ценности, и равно праводоискательство и желание справедливости, сочетающиеся с преимущественной ориентацией на микросоциальные ценности.

Самостоятельность, лидерство, стеничность, достаточная степень личностной защищенности нивелируют отмеченные факторы риска. Хотя личностная самостоятельность, сориентированная на макросоциальные ценности, и может предопределить уход в секту, но эта же личностная особенность будет и фактором сопротивляемости формированию синдрома психологической зависимости и быстрого выхода из секты при возникших сомнениях в ее принципах и божественности.

Важно, что предлагаемые сектой духовные «услуги» могут соответствовать наиболее слабым, уязвимым местам личностного склада. Сектанты это учитывают, и после психологической «разведки» умело используют индивидуальный подход при вербовке.

При всей многочисленности наблюдаемых вариаций характеристик личности рядового сектанта все же возможно определить два типовых противоположных набора признаков личностей, поддающихся вербовке и участвующих в деятельности сект.

Первую типовую группу составляют лица с хорошо развитым критическим мышлением, без невротизирующих комплексов, достаточно самостоятельные в определении своего поведения, ориентированные на макросоциальные, духовные ценности. У этих лиц отмечается неудовлетворенность ортодоксальным материализмом, информационный голод, жажда духовной пищи, жажда познания истины – все это причины, формирующие мотивацию отклика на приглашение познакомиться с новым, необычным религиозным учением. У них доминирует интеллектуальная жажда познания истины, интеллектуальная основа мотивации, без ведущего участия чувственной сферы психики.

У человека с хорошо развитым критическим мышлением, при достаточном знакомстве с сутью проповедуемого в секте учения обычно возникает неудовлетворенность жажды познания. Интеллектуальное разочарование в предложенном учении побуждает к разрыву с сектой, что при отсутствии эмоциональной связи с ней позволяет без особых усилий ее покинуть. Психических расстройств у представителей этой группы не наблюдалось.

Противоположная типовая группа характеризуется отсутствием личностной защищенности при наличии фрустрации, то есть при психологическом стрессе, переживании неудачи или разочаровании в своей жизни. Этим людям нужен катарсис – очищение от психотравмирующего комплекса, «отреагирование» аффекта, ранее вытесненного в подсознание и являющегося причиной невротического конфликта. В противоположность первой группе, у лиц представителей данной группы мотивация заключается не в жажде познания, а в жажде признания, в получении сочувствия и эмоциональной поддержки со стороны других людей в своей проблемной ситуации. Иными словами, их поведение определяет чувственная мотивация. Возможности удовлетворения последней всегда имеются в арсенале каждой секты.

Чувственная мотивация и повышенная потребность в эмоциональной поддержке снижает интеллектуальный контроль, ведет к несопротивляемости культивируемым в секте приемам развития психологической синдрома зависимости. Для таких людей уход из секты – это уход в одиночество, возврат к прежним психотравмирующим проблемам, страх за свою жизнь. Эти люди в учении секты нашли свой психологический «якорь», им все стало ясно, а от этого просто и спокойно на душе. Обычно они говорят, что обрели в секте счастье, которого не хотят и боятся лишиться. Это обусловлено подсознательным комплексом беззащитности вообще и направленно сформированным чувством беззащитности вне секты. У этих людей отмечается активное нежелание принимать какие-либо доводы покинуть секту. Все большая потеря своего «Я», подчинение воле наставника делают этих лиц по существу интактными к попыткам показать им их трагическое положение и принять помощь. Именно у представителей этой группы быстро развивается то состояние, которое по Международной классификации болезней МКБ-10 обозначено как «Зависимое расстройство личности». Эти люди чаще других подвержены развитию глубокой, психотического уровня, психической патологии.

В обозначенном диапазоне полярных свойств личности и мотиваций прихода в секту имеется много вариаций. Но отметим дополнительно лишь две подгруппы.

Первая имеет сходство с группой выше упомянутых стеничных, самостоятельных, с развитым критическим мышлением личностей, но представители данной группы отличаются отсутствием внутренней честности и порядочности, их характеризуют амбициозность, властность, авантюризм. Довольно скоро они замечают всю химеру «религиозного» учения своей секты, но при этом также быстро замечают и возможную выгоду. Их прельщает перспектива быстро выйти из серой массы, занять «офицерскую» должность в секте (то есть роли надзирателя, активного помощника, ассистента руководителя, войти в руководящую структуру, побывать в заграничном центре секты) со всеми соответствующими не малыми земными благами. Чем выше они поднимаются в иерархии секты, чем ближе они к большим деньгам – тем меньше в них даже сектантской духовности. Данных о психической патологии у подобных личностей не имеется.

Другую подгруппу составляют наивные искатели чего-то нового, необычного, таинственного. Они также хотят выйти из серой массы, быть причастными к современному, международному духовному движению. Их манят завлекающие, многообещающие рекламы сект, возможность пообщаться с заграничными проповедниками, не говоря уже о перспективе бесплатно съездить за границу. На предупреждения об опасности связываться с сектами они самонадеянно говорят, что когда захотят, легко бросят это дело. К сожалению, они не замечают скрытой, но последовательной психологической обработки и постепенного развития синдрома психологической зависимости, после формирования которого, обратный ход практически закрыт.

Как при решении вопроса о вменяемости, так и вопроса о дееспособности сектантов судебно-психиатрическая оценка психических изменений в результате негативного социально-психологического воздействия в секте должна исходить из общих принципов определения глубины психической патологии. Статья 22 УК РФ, предусматривающая вменяемость при отсутствии возможности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, действует в отношении значительного числа сектантов, обнаруживающих «зависимое расстройство личности». Во всех этих случаях суд может назначить принудительное лечение, поскольку без специального психотерапевтического и иного способа избавления от синдрома психологической зависимости риск рецидива преступления по причинам сектантского фанатизма остается высокой.

Проблема культовых новообразований деструктивно-тоталитарного типа обозначилась в России недавно. Но угроза национальной безопасности и здоровью нации катастрофически растет. Нарастает и циничная активность сектозащитников. Без срочных объединенных усилий священнослужителей традиционных конфессий, педагогов, юристов, медиков, журналистов, прокуроров, следователей, судей будет окончательно утрачена не только духовность общества, но и самостоятельность российского государства.

Признаки деструктивных псевдохристианских объединений

Ключевым признаком деструктивных псевдохристианских объединений, с духовно-нравственной точки зрения, является то, что они самочинно и своевольно отвергают принципиально значимые составляющие той единственной христианской религии (непрерывно существующей уже более 2000 лет), которая основана непосредственно Самим Иисусом Христом, а именно: Священное Предание (живое слово Божие); Единую Святую Вселенскую Церковь; законную апостольскую преемственность; законные таинства; законное священство.

Весьма часто подобным объединениям в их самочинных вероучениях присущи примитивные и неразборчивые эклектизмы, не выдерживающие никакой научной критики. Некоторые псевдохристианские культы произвольно используют элементы восточных и иных языческих вероучений, несовместимых с христианством.

С правовой точки зрения важно то, что значительная часть подобных объединений считает государство и государственные институты сатанистскими учреждениями, а государственных служащих – слугами сатаны. Ими враждебно воспринимается само понятие патриотизма. Они уклоняются от воинской службы, проповедуя пацифизм, а также используют скрытые его формы (тайный саботаж в военно-промышленном комплексе, в армии и правоохранительных ведомствах). Необходимо помнить, что псевдохристианские культы свои особенности, указанные в этом абзаце, как правило, утаивают от представителей государственных структур. Все упомянутые здесь негативные правовые особенности с необходимостью вытекают из вышеназванных духовно-нравственных доктрин псевдохристианских культов.

Практически все эти религиозные объединения тесно связаны с зарубежными спецслужбами, поставившими своей целью раздробление России как государства и раскол единого и объединяющего духовно-нравственного пространства наших народов.

Все подобные секты ведут напрямую или скрытно инициируют активную лживую враждебную пропаганду против Русской Православной Церкви и ее священства, против наших традиций, культуры и преемственности поколений, против властных государственных структур.

Исчерпывающее изложение богословской аргументации можно найти в трудах подвижников единой Вселенской Церкви, начиная с апостолов, далее по преемственной и непрерывной цепи их законных (а не самочинных) учеников вплоть до современных православных ученых. Приведем здесь краткие соображения. С христианской точки зрения осмысление истины о Святой Церкви – одно из главных направлений при сравнении вероучений, именующих себя «христианскими» или, хотя бы, признающих Библию священной книгой.

Этот вопрос связан с пониманием, что такое «Священное Предание», «Священное Писание», «спасение», с тем, что истина может быть только одна, а, следовательно, и истинная вера – только одна: «один Господь, одна вера, одно крещение » (Еф.4.5.). Истинная вера сохранилась неповрежденной только в той единственной Святой Вселенской Церкви, которая основана Самим Господом Иисусом Христом и возникла после сошествия Духа Святого на апостолов в Иерусалиме в 33 году после Р.Х. Для спасения любого человека, согласно подлинному учению Иисуса Христа, необходима именно эта единственная Святая Церковь, а не какая-либо иная. Единое Тело Иисуса Христа представляет Собой одну Вселенскую Православную Церковь… Эта Православная Церковь, как однозначно предопределено в Священном Предании и Священном Писании, со дня Пятидесятницы никогда не прекращала и не прерывала своего существования. Пресвятая Троица никогда не оставляла ее как в невидимом мире, так и на Земле, всегда во все времена непрестанно предоставляя все средства спасения любому желающему человеку. «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее » (Мф.16.18.). «Церковь Бога Живаго, столп и утверждение истины » (1Тим.3.15.). «Я с вами во все дни до скончания века » (Мф.28.20.). «Долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию... » (2Петр.3.9.). «Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины... » (1Тим.2.4.).

Главная отличительная черта Православной Церкви, согласно православной вере, заключается не в организационной структуре, и даже не в традициях и догматах. Ключевыми признаками являются соборная, единодушная и непрерывающаяся жизнь и нераздельное сознание всей Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви (напрямую созданной и охраняемой Господом Иисусом Христом). Кроме того, центральное значение имеет духовная действенность законно и правильно совершаемых таинств, подаваемых и освящаемых Святым Духом лишь через законно и правильно действующих священнослужителей Вселенской Церкви – истинного Тела Иисуса Христа, а не через любого своевольного самозванца или самочинную «церковь».

В связи со сказанным важно понимание того, что такое законное вероучение. Законное вероучение 1) в общем смысле – вероучение, не изменившее свои духовные характеристики (преемственность священства и таинства), полученные от своего основателя, а также имеющее специальные внутренние механизмы сохранения этих характеристик; 2) в христианском смысле – вероучение, данное, ограждаемое и сохраняемое непосредственно Самим Богом; 3) в правовом смысле – вероучение, соблюдающее права и свободы личности, а также признающее государственную власть, как таковую, данной от Бога.

Специалистам известны десятки псевдохристианских культов, кроме того, постоянно возникают новые их разновидности.

Признаки неоязыческих объединений

Основным признаком неоязыческих культов является утверждение о равноправной борьбе добра и зла в мире, что сближает их с некоторыми направлениями сатанизма. Поэтому их вероучение может у своих адептов инициировать с одинаковой степенью вероятности и добрые (нравственные), и злые (безнравственные и криминальные) поступки. Эти культы спекулируют на примитивном национализме и, как правило, враждебны христианству. Неоязычники стремятся приукрасить свои культы, умалчивая о кровавых жертвоприношениях, характерных для всего язычества. В свою очередь, сатанисты, зачастую, используют элементы неоязычества в своих вероучениях и обрядах. Неоязычеству свойственен неразборчивый эклектизм и наивное дилетантство.

Человеческие жертвоприношения имеют огромный смысл в языческих религиях. Подобные жертвы совершались древними ассирийцами, финикийцами, ацтеками, греками, римлянами, славянами и другими. Греки приносили в жертву людей, отправляясь в дальнее плавание, в начале войны, перед битвой и вообще, когда опасность угрожала жизни многих. Среди язычников были распространены так называемые строительные жертвы (замуровывание человека, впоследствии также животного и других замещений) для укрепления фундамента дома, плотины и т.д. В индуизме весьма развиты тантрические жертвоприношения. Некоторые гностические секты также практиковали кровавые обряды. В языческих жертвах присутствует некий выгодный обмен, предполагающий ответную милость богов. Любопытно, что сами языческие боги попадают в зависимость от количества и качества приносимых им жертв. Такие «боги», оказывается, могут усиливаться или слабнуть в соответствии с интенсивностью языческих культовых жертвоприношений.

Специалистам по религиям известны на территории России десятки деструктивных неоязыческих культов, кроме того, постоянно возникают новые их разновидности. Для них характерно создание групп по освоению древних этнокультурных обычаев и воинских искусств.

Признаки оккультных и псевдонаучных объединений

Основным признаком объединений, культивирующих магию и оккультизм, является то, что, внешне отрицая, как правило, свою религиозную сущность, они, тем не менее, создают и развивают свои вероучения, свою нездоровую духовность. Как известно, религиозным является всякое объединение, которое: создает какое-либо всеобъемлющее мировоззрение; имеет какой-нибудь объект поклонения (Бога, тех или иных духов, вселенский или космический разум, материю, информацию, знание, науку, учителя и т.д.); формирует, исповедует и распространяет учение, связывающее этот объект поклонения с мирозданием, высшими ценностями, проблемой добра и зла, отношением к человеку как таковому, с высшими причинами бытия всего существующего и мира в целом; имеет и применяет какие-либо средства и методы почитания (обожествления) своего объекта поклонения. Любые оккультные и эзотерические учения обладают этими свойствами. Среди них встречаются такие, которые маскируются под научные направления.

Весьма опасна псевдонаука и те мистические представления об окру­жающем мире, которые заполонили в последние годы отечественное ин­формационное пространство. Комиссия по борь­бе с лженаукой и фальсификацией на­учных исследований при Академии на­ук тонет в потоке сомнительной информации в области медицины, взглядов на природу вещей и самого человека.

Эта Комиссия су­ществует уже несколько лет. Она созда­на в тот период, когда в средствах мас­совой информации начала царить полная вакханалия, когда под видом научных данных стали печатать всевозможные ма­териалы, никакого отношения к истин­ному знанию не имеющие, с экрана те­левизора завещали маги, экстрасенсы, колдуны и целители, которые «заряжа­ли воду», «давали установки» на здоро­вье и счастье, воздействовали на людей неведомыми «полями» и т.д. Печатные издания наполнились со­общениями о необъяснимых явлениях, контактах с инопланетянами и тому по­добными сенсациями. Создалось впе­чатление, что фундаментальной науки в России нет, а СМИ пестрят «сказоч­ной» информацией, сбивающей лю­дей с толку. Расцвели мистические и лженаучные представления, а серьез­ным ученым путь на страницы газет и журналов, а особенно на телевиде­ние, был заказан.

К сожалению, сегодня лженаука про­никла даже в органы государственной власти, в том числе и силовые мини­стерства, где начинает завоевывать прочные позиции. Так, Сергей Шойгу признал однажды, что Министерство по чрезвычайным ситуациям пользу­ется советами астрологов. В Министер­стве обороны также существует центр науч­ной астрологии.

Колдовство и шаманизм – очень древняя часть человеческой культуры, ей около ста тысяч лет, но архаичные формы познания мира не должны подчинять себе сознание современ­ного человека, подвигая его к регрессу. Впрочем, лженауками увлекаются не только у нас, но и во всем мире. Совре­менный американский астролог и ас­троном Карл Саган утверждал, что в США на 15 тысяч астрологов прихо­дится 1 тысяча астрономов, причем, последние живут значительно беднее, чем первые. Астрология начала при­носить баснословные прибыли и пре­вратилась для многих в нечто наподобие морального наркотика.

Англичанами был проведен блестящий эксперимент, в котором участвовали две тысячи так называемых временных близнецов, т.е. людей, родившихся практически одновременно (даже ес­ли считать от момента зачатия, то в масштабе девяти месяцев погреш­ность будет несущественной). Соглас­но астрологическим представлениям, они должны быть близки по чертам ха­рактера, склонностям, страдать опре­деленными болезнями, обладать сход­ными привычками и умственными способностями. В расчет принима­лись более ста параметров, но никаких соответствий обнаружено не было. Многократно повторенный чистый научный эксперимент доказал лож­ность теории влияния звезд на лич­ность и ее судьбу.

И, тем не менее, астрология пробралась не только в Министерство обороны и МЧС, но и в правоохранительные органы. На­пример, в НИИ МВД РФ в г. Москве на одном из совещаний гово­рилось о том, что раскрытие серий­ных убийств осложняется, в частности, высокой степенью защиты «индивиду­альных программ» преступников, за­данных датой их рождения и располо­жением светил в момент совершения преступления. Таким образом, задер­жать и изобличить злодея можно толь­ко после того, как закончится время действия его «криминальной програм­мы».

Если ежедневно в оп­ределенный момент времени под оп­ределен­ными созвездиями рождается около 300 тысяч человек, которым «на роду написано» стать убийцами, неу­жели все они ими станут? Сколько же тогда их должно быть в мире? И повин­ны ли они в своих злодеяниях, если дей­ствиями и судьбами, как преступников, так и их жертв управляют всесильные небесные светила?

Несмотря на то, что публи­ка нынче весьма изощренная и даже просвещенная, псевдонаучные пред­ставления распространились не только в области астрологии, но и в медици­не, где людьми, лишенными серьез­ных знаний и порядочности, движет жажда наживы. Самозваных медиков мало волнует здоровье людей, их цель – не лечить, а получать прибыль. Одна из причин распространения лженаук – низкий уровень образо­ванности общества, в том числе чи­новничьего аппарата. Помимо от­кровенных злоупотреблений нередко приходится сталкиваться с элементар­ной безграмотностью. В России у лож­ных знаний и псевдоизобретений два союзника – невежество и коррупция. Судьями в споре о степени достоверно­сти научной информации чаще всего оказываются те, кто менее всего спосо­бен авторитетно судить о подлинности научных открытий. Речь идет не только о науке, медицине и ошибочных представлениях о ми­роздании, но и об этических и нравст­венных аспектах вопроса.

Существует ряд признаков, по кото­рым можно «диагностировать» лжена­учные изобретения и псевдонаучные взгляды. Во-первых, авторы подобных разработок охотно используют сугубо научные и большинству неизвестные термины. «Лептонные поля», «ней­тринное излучение», «торсионные по­ля» – все эти высокоумные понятия создают впечатление, что исследова­ния находятся на передовом рубеже науки, а может быть, даже за гранью существующего понимания мира, и обещают несметные богатства, го­ловокружительные успехи и немед­ленные результаты. Увы, ре­ального содержания за упомянутыми терминами нет, хотя многие из них взяты из арсенала науки. Так, идеолог торсионных полей, господин А. Аки­мов, обещает заменить атомную, теп­ловую и прочие виды энергетики на торсионную.

Второй признак лженауки – секрет­ность. Исследования и разработки ве­дутся под покровом тайны, что якобы связано с решением задач государст­венной важности. Завеса секретности чаще всего опускается для того, чтобы не допус­тить вмешательства экспертов и разо­блачения.

Третий признак лженауки – пренеб­режительное отношение к предшест­вующим научным открытиям. Новые законы не должны отрицать предыду­щие, они призваны обобщать и уточ­нять полученные ранее знания, т.к. все они – ветви одного древа познания. Адепты лженауки начисто отрицают преемственность научного знания и камня на камне не оставляют от пре­дыдущих теорий. Пожалуй, самое ин­тересное в науке то, что она отнюдь не является застывшей системой пред­ставлений – это живой развивающий­ся организм. Это также отрицается по­борниками лженауки. Они охотно вспоминают, что в свое время буржу­азной лженаукой считали генетику и кибернетику, однако эти штампы ро­дились не в научной среде, а внедря­лись работниками идеологического фронта. Между тем, нельзя путать объ­ективные научные оценки с полити­ческими клише.

Четвертым признаком псевдонауч­ных представлений можно считать бурление страстей вокруг очередной сенсации в средствах массовой ин­формации на фоне полного штиля в научной среде.

Академики Е. Александров. В. Гинз­бург и Э. Кругляков направили прези­денту России Владимиру Владимиро­вичу Путину письмо, где поставили ряд принципиальных вопросов, каса­ющихся науки и лженауки. Речь, в частности, шла о том, что неоправданная секретность вредит развитию российской науки и внедрению передовых технологий. Отмечалась в письме и необходимость тщатель­ной экспертизы в тех случаях, когда государство намерено вложить деньги в новые проекты.

Рассматриваемые оккультные и псевдонаучные объединения зачастую пытаются представлять себя носителями прогресса и науки, но, по существу, все они относятся к демоническим и шаманствующим движениям. Наиболее опасны эти культы тем, что разрушают духовность и психику людей, дезориентируют их и отвлекают от достижения истинных целей в жизни, готовят почву для сатанизма. Некоторые из центров магии и оккультизма способствуют распространению наркомании.

Специалистам по религиям известны на территории России сотни подобных деструктивных групп, кроме того, постоянно возникают новые их разновидности.

Признаки деструктивных культов восточной ориентации

Ключевой особенностью деструктивных культов восточной ориентации является признание ими гипотезы о реинкарнации, притом, что они не обладают подлинным и законным духовным преемством со стороны традиционных восточных религий. Например, согласно настоящему индуизму, брахманом может стать человек лишь при выполнении двух обязательных условий: он родился в Индии и, кроме того, в семье брахмана. Однако неовосточные культы имеют своих доморощенных якобы брахманов, что очевидно противозаконно с точки зрения классического индуизма. Термин «реинкарнация» означает «инкарнировать снова». Слово «инкарнировать» происходит от латинского слова inkarnatio – воплощение. Термин carnal означает «плоть и кровь» – то есть нечто физическое, материальное. Понятия «реинкарнация», «переселение душ», «перевоплощение», «метемпсихоз» имеют почти тождественное значение. Специалисты по религиям отмечают наличие различных гипотез, пытающихся обосновать реинкарнацию в зависимости от ключевых особенностей соответствующих вероучений.

Без глубоких, позитивных и длительных социальных традиций идея реинкарнации оказывает чрезвычайно деструктивное воздействие на принявшие ее культы. Дело в том, что реинкарнация обесценивает каждого конкретного человека, рассматривая его лишь как некое промежуточное состояние в цепи перевоплощений. В качестве примера такого обесценивания можно указать на положение низших каст в средневековом индуистском обществе.

В учебно-методических целях разъясним некоторые особенности реинкарнации. Многие востоковеды-индологи указывают на серьезные и непреодолимые противоречия в гипотезе реинкарнации. В соответствии с так называемым законом кармы, по которому история каждого человека подчиняется жестким причинно-следственным связям, качественные и количественные характеристики его настоящей жизни определяются предшествующими телесными, словесными и ментальными действиями.

Однако, в соответствии с восточными учениями, высший Атман (суть, сущность, самотождественность) не подвергается никаким изменениям посредством добрых или злых деяний – как и человек, достигший познания Атмана, уже не беспокоится о том, почему он не совершил добро или совершил зло». Поэтому неприемлем сам принцип воздаяния, составляющий основу данных учений. «Падшие» люди наказываются воплощением, при котором они, с одной стороны, не могут в их новом состоянии радикальной деградации (животном, растительном или минеральном) осознать ни меры своих прежних проступков, ни степени своего наказания, с другой – прочнейшим образом закрепляются в этих формах в своем падшем виде. Они не способны оценить свое прошлое, сделать необходимые выводы и исправиться. Оттого получается фикция воздаяния. Фактически получается полное разъединение того, что можно назвать душевными и телесными компонентами индивида посредством последовательного демонтирования личностного самосознания (результат которого и мыслится как окончательное выздоровление субъекта).

Необходимо отметить, что известные факты воспоминания людьми своих прошлых и, даже, будущих жизней имеют исчерпывающие объяснения, никак не использующие гипотезу реинкарнации.

Рассмотрим в качестве примера деструктивного влияния реинкарнации толкование культами восточной ориентации принципа «ненасилия» в отношении к людям. В соответствии с ним «насилие» – любое действие, отдаляющее душу человека именно от объекта поклонения, а «ненасилие» – все равно какое действие, лишь бы оно приближало душу к нему в ее перевоплощениях. Поэтому убийства людей, в зависимости от взглядов некоторых псевдовосточных культов, могут трактоваться ими или как насилие, или как ненасилие. Убийство же человека, неверующего в объект поклонения, может стать даже благом для убиваемого. Далее, физическая смерть человека есть для сектантов лишь «смена тела» как одежды для вечной души. Важно, что высшие критерии нравственности сектантов находятся вне добра и зла, вне материального мира (как иллюзии). Все определяется целями объекта поклонения, но так, как они понимаются лидерами подобных культов. В этих рамках оказываются допустимы и насилие, и обман, и «трансцендентное мошенничество».

В итоге принцип «ненасилия» в неовосточных культах часто оказывается совсем иным, чем понимаемый правом и традиционной человеческой нравственностью. Якобы «ненасилие» оборачивается насилием, оправданным религиозной установкой. Подобные тексты в вероучительных книгах допускают оправдание экстремизма и насилия, если они трактуются самим культом или его ответвлениями как совершаемые в сознании объекта поклонения или, что то же самое, во имя объекта поклонения. Или, что то же самое, в подчинении представителю объекта поклонения, в исполнении указаний истинного духовного учителя, в роли слуг слуги объекта поклонения. Приходится констатировать, что здесь имеется система оправдания насилия по отношению к неверующим в объект поклонения культа и, даже, стимулирования к нему.

В значительной мере это часто объясняется выбором этими культами в качестве своей главнейшей вероучительной книги «Бхагават-Гиты», описывающей в социально-политической линии сюжета подготовку правителей к кровавой битве ради власти и оправдывающей войну с религиозно-философских позиций, но являющейся лишь малой частью гигантского индийского языческого эпоса – Махабхараты. «Бхагават-Гита, как она есть» – вероучительная книга, написанная Шрилой Прабхупадом и являющаяся абсолютным авторитетом для большинства подобных культов.

Почти все культы, признающие реинкарнацию, в той или иной форме практикуют человеческие жертвоприношения. В индуизме имеются подобные древние обычаи. Иногда они являются «обыкновенными» обрядами повседневной жизни и современных индусов. Например, так называемое «сати » – самосожжение вдов. Этот обряд напрямую связан с идеей перевоплощения. «Сати» воспринимается как искупление за грехи прошлых жизней. Тибетский буддизм также приносит кровавые человеческие жертвы в форме тайных древних тантрических ритуалов, где блаженство достигается при муках живого существа. В юртах верховных лам висит человеческая кожа, содранная с невинных жертв – это их необходимая молитвенная принадлежность «тулум ». Оказывается, у некоторых «миролюбивых» буддистов подобное ритуальное убийство человека очищает душу. Последователи реинкарнации в понимании «Агни-йоги» также готовы приносить масштабные человеческие жертвоприношения на алтарь прогресса и эволюции, маскируя их под искусственный отбор наиболее достойных рас и цивилизаций и, соответственно, уничтожение недостойных.

Весьма ценят человеческие жертвы сатанисты, поголовно верящие в реинкарнацию. Учитель российских сатанистов Алистер Кроули похвалялся, что с 1912 по 1928 год приносил в жертву в среднем по 150 младенцев ежегодно. Он писал: «глупо считать, что, убивая жертву, мы приносим ей вред. Напротив, это самая благословенная и милосердная из всех смертей, поскольку элементарный дух тут же объединяется с Божеством, то есть достигает цели, к которой он стремился в течение многочисленных воплощений». Здесь один из крупнейших сатанистов нашей эпохи, автор кришнаитской книги «Бхагавад-гита как она есть» и прочие сторонники реинкарнации полностью единодушны.

В заключение этого раздела отметим, что для деструктивных сект восточной ориентации характерна эклектическая и дилетантская смесь элементов различных, по существу несовместимых между собой восточных и протестантских вероучений. Специалистам известны десятки подобных деструктивных культов, кроме того, наблюдается процесс возникновения новых их разновидностей.

Признаки псевдопедагогических культов

Основным признаком псевдопедагогических культов является стремление внедрить в систему образования Российской Федерации якобы новейшие методы обучения, на самом деле ставящие своей целью отсечение молодежи от отечественной культуры и созидательных традиций, пропагандирующие оккультизм и магию, разрушающие созидательные общественные структуры и здоровую духовность людей. Зачастую эти культы скрытно направляются и финансируются из-за рубежа с целью дестабилизации социальных процессов в России. Псевдопедагогические культы имеют все признаки религиозных объединений, но, как правило, утаивают свою оккультно-религиозную принадлежность. Вероучения этих культов весьма эклектичны и примитивны.

Новые религиозные культы ведут настойчивую и активную прозелитическую деятельность в нашей стране, находят все более изощренные способы донести свою религиозную пропаганду до умов и сердец молодежи. Внедряются они и в образовательные учреждения – школы, училища, интернаты, детские сады, получая беспрепятственный доступ к работе с детьми.

В связи со сложившейся ситуацией необходим тщательный анализ учебных программ и пособий на предмет содержания в них деструктивных доктрин, подготовленных псевдопедагогическими культами.

К особенностям современного российского образования относится его «открытость» к разнообразным «моделям» и многовидовым «новациям». Подобное состояние свидетельствует, прежде всего, о потере стабильности, очередном «революционном» состоянии, в которое втягивается отечественная школа, что и говорит о ее неблагополучии. Формой проявления этого неблагополучия является появление многочисленных «новаторов», «авторов» новых «методик» и «программ», а также скороспелое введение в учебный процесс новейших «дисциплин». На сегодняшний день можно отметить стремление авторов таких учебных программ оторвать молодежь от отечественного культурного и духовного наследия. Более того, заметно формирование отрицательного отношения к прошлому России, а значит и ко всему, что с ним связано, в том числе к морали и религии. Происходит своего рода перевоспитание поколения, смена менталитета. Особенно ярко это направление проявляется в программах предметов, имеющих решающее влияние на социализацию личности.

Под видом якобы новых технологий в систему образования внедряются антинаучные непроверенные подходы к работе с молодежью, которые влекут за собой серьезные психические и физические расстройства учащихся. Они необоснованно стремятся заместить традиционную дидактику, ориентированную на познавательный процесс учеников. Нарушение принципов и правил обучения, экспериментирование в методах, подходах и содержании образования ведет не только к разрушению системы образования, но и к разрушению интеллектуального и соматического здоровья детей.

Заключение.

Указанные псевдопедагогические направления не только дискредитируют духовно-нравственное наследие в глазах подрастающего поколения. Параллельно с очернением российской истории, препятствующим национальному самоосознанию учеников, идет насаждение чуждых нашему народу моральных ценностей. Происходит целенаправленная перестройка менталитета будущего общества, своего рода перевоспитание поколения.

Подобные «педагогические» системы и технологии обычно имеют, как уже отмечалось, явное или скрытное оккультное содержание. Вопреки закону о светском характере образования они, зачастую, находят себе место в государственных школах, поскольку стараются скрывать свою сущность и истинные цели. Тогда происходит либо навязывание оккультных мировоззренческих установок, либо подготовка детей к естественному принятию соответствующих взглядов в будущем. Представители псевдопедагогических культов прилагают большие усилия к воспитанию в детях духа, враждебного традиционным культуро-созидательным и государственно -образующим религиям.

Специалистам известен целый ряд подобных деструктивных культов, кроме того, во многих странах (и на территории России) отмечается возникновение новых их ветвей и разновидностей.

Литература:

1. Чже Цонкапа. Большое руководство к этапам пути Пробуждения. II этап духовного развития средней личности. – СПб.: Нартанг, 2000.

2. Дворкин А. Сектоведение. – Нижний Новгород: Издательство Братства во имя князя Александра Невского, 2000.

3. Контроль сознания и методы подавления личности: Хрестоматия. / Сост. К.В. Сельченок. – Мн.: Харвест, М.: ООО «Издательство СТ», 2002.

4. Хвыля-Олинтер А.И., Лукьянов С.А. Опасные тоталитарные формы религиозных сект. – М.: Изд-во Свято-Владимирского братства, 1996.

5. Таевский Д.А. Синкретические религии и секты. Словарь-спра­вочник. – М.: INTRADA, 2001.

6. Хассен С. Освобождение от психологического насилия. — СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2001.

7. Стеффон Джеффри. Сатанизм и новое язычество. – М.: Издательство Францисканцев — Братьев Меньших Конвентуальных, 1997.

8. Уолтер М. Царство культов. – Санкт-Петербург: «Логос», 1992.


[1] Данная организация имеет регистрационный № 943, располагается по адресу: Лучников пер., д.4. Руководитель — Савенко Ю.С. Ранее находилась по адресу: ул. Матросская Тишина, д.20, где сосредоточен ряд учреждений, имеющих прямое отношение к деятельности протестантской церкви. Ассоциация известна своей апологетикой ряда деструктивных сект.

[2] Из сборника: «Секты против Церкви (процесс Дворкина)» /Составитель А.Л. Дворкин. – М.: Изд-во Московской Патриархии, 2000. – 736 с.

еще рефераты
Еще работы по релгии и мифологии