Реферат: Психологическая совместимость супругов

Содержание

Введение

Глава 1. Теоретическое обоснование влияние психологической совместимости молодых супругов на удовлетворенность браком

1.1 Проблемы молодой семьи в современной психологии

1.1.1 Роль добрачного периода в создании семьи

1.1.2 Молодая семья и ее особенности

1.2 Проблема совместимости в психологической науке

1.2.1 Понятие и виды совместимости

1.2.2 Основные подходы к изучению совместимости

1.2.3 Совместимость в супружеской жизни

1.2.4 Совместимость в молодой семье

1.3 Причины неудовлетворенности брачно-семейными отношениями

1.3.1 Виды супружеских конфликтов и причины их возникновения

1.3.2 Возможности устранения супружеских конфликтов

Глава 2. Экспериментальное исследование влияния психологической совместимости молодых супругов на удовлетворенность браком

2.1 Характеристика испытуемых и описание методов исследования

2.2 Результаты экспериментального исследования влияния психологической совместимости молодых супругов на удовлетворенность браком

Заключение

Литература

Приложение


Введение

Семья как устойчивая социальная общность людей существует уже в течение многих столетий. Она является необходимым элементом социальной структуры человеческого общества, выполняя чрезвычайно важную задачу воспроизводства населения. Семья выступает как культурная общность — общность людей, которых связывает определенное единство жизненных ценностей, представлений, единство позиции во взаимоотношениях с обществом и т. д. Именно характер этих функций предопределяет содержание, формы, и критерии стабильности брака.

Попытки рассмотреть качество брака через удовлетворение потребностей супругов достаточно очевидно, т.к. потребности человека формируются в процессе освоения им социальной действительности и становления его личности. В психологии традиционно значительная часть исследований посвящена изучению семьи и внутрисупружеских отношений. Смежные дисциплины (семейное право, социология и демография) также проявляют интерес к негативным явлениям в развитии института семьи, поэтому их достижения и результаты активно используются психологией для создания и совершенствовании я моделей современной семьи.Актуальность. В последнее время весьма остро стоит вопрос психологической совместимости супругов, и как следствие, проблема удовлетворенности супругов браком. Сегодня внимание социологов, демографов, психологов все больше привлекает исследование факторов, влияющих на качество брака.Впервые проблема психологической совместимости в отечественной психологии была поставлена Б.Ф. Ломовым (1972), указавшим, что фактор психологической совместимости группы наиболее значим для работоспособности групп, составленных из случайных людей [36, c.163]. От совместимости зависят быстрота достижения согласованности действий и величина прилагаемых усилий. Несовместимые группы в потенциале содержат конфликтОсобый всплеск активности в изучении семьи и брака приходится на период до середины 90-х годов XX века. Характерен интерес к проблеме сходства — различия супругов в плане личностных характеристик, а также ролевых и ценностных ориентаций (А.Н. Волкова, А.К. Дмитренко, Т.В. Галкина, Д.В. Ольшанский, А.П. Ощепкова, Б.М. Петухов, К.Витек, Д. Майерс и др.), т.е. изучались факторы супружеской совместимости и их влияние на стабильность брака. Большой блок работ посвящен проблеме ориентаций супругов в сфере семейных ролей (Н.Н. Обозов, Н.Ф. Федотова, В.В. Матина, Е.В. Антонюк и др.). На необходимость учета в исследованиях изменений, происходящих в семье на разных стадиях ее жизни, указывают Ю.Е. Алешина, А.Н. Волкова, Т.М. Мишина, Т.А. Гурко и др.Все эти исследования объединены общей метацелью: изучить факторы, влияющие на супружескую удовлетворенность браком, значение которой и позволяет судить о том, что лучше для супругов и на какой стадии развития семьи — традиционность или эгалитарность ролевой структуры, высокая доминантность или низкая и т.д.Также очевидно, что большинство авторов, помимо значимости других факторов, подразумевает или открыто признает большую роль личностных, социально обусловленных характеристик супругов в оценке качества их брака и общего здоровья семьи. В психологии накоплен большой опыт по исследованию семьи и брака, но долгое время исследования семьи в СССР велись главным образом с позиций ее места, роли в жизни общества, тенденций развития в период перехода от капитализма к социализму и от социализма к коммунизму (С. Вольфсон, В. Светлев, Н.Д. Шимин, Е.Г. Балагушкин, С. Лаптенок, В.И. Чекалин, Н.Я. Соловьев, А.Г. Харчев, Н.Г. Юркевич, К.Т. Виниченко, В. Ключников). Поэтому исследования последних лет продолжают раскрывать особенности ценностных ориентаций и представлений о семье и браке у людей как создавших свою семью, так и готовящихся к этому (Торохтий В.С., 1966; Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В., 1999; Дружинин В.Н., 2000; Москвичева Н.Л., 2000; Гурова Р.Г., 2000 и др.).

За рубежом проблемой семейных отношений и супружеских конфликтов занимались: Роджерс К., Сатир В, Фолкэн Ч., Харли У., и др.

Практическое значение наиболее полно раскрыто В.А. Сысенко, который впервые разделяет понятия «устойчивость брака» и «стабильность брака» [40, c.126]. Устойчивость брака он рассматривает как «устойчивость системы взаимодействия между супругами, эффективность и результативность их совместной деятельности, направленной на достижение как взаимных, так индивидуальных целей супругов». Практическое значение проблемы сводится к возможности разработки программы оптимизации семейных отношений и к возможности проведения дальнейших исследований в области семейно-брачных отношений с выходом на гендерные особенности супружеских установок. Все это, а также ряд разногласий относительно критериев успешности — неуспешности брака, позволяет нам сделать вывод о том, что современная картина процессов, происходящих в семье, и влияющих на удовлетворенность супругов браком, нуждается в более пристальном рассмотрении. Поэтому любое исследование (в том числе, и наше), касающееся института семьи и брака, является актуальным, т.к. полученные знания могут обогащать как фундаментальные теоретические представления ученого, так и методологический инструментарий практикующего специалиста, занимающегося вопросами оптимизации отношений в семье.

Сегодня человечество отчетливо понимает, что достижение самых возвышенных целей сопряжено с достижением личного счастья, и принцип «все для человека» обретает плоть прежде всего в семейном кругу. Вот почему так велик интерес к семье.

Цель данной работы: изучить особенности взаимоотношений в молодой семье.

Объект исследования: молодые семьи.

Предмет исследования: психологическая совместимость супружеской пары.

Гипотеза исследования: Удовлетворенность браком, общение и конфликты в семье зависят от психологической совместимости супругов.

Задачи исследования:

1. Анализ литературы по проблемам супружеской совместимости и удовлетворенности браком.

2. Рассмотреть основные проблемы семьи в современной психологии.

3. Рассмотреть проблемы совместимости в психологической науке.

4. Рассмотреть причины неудовлетворенности брачно-семейными отношениями.

5. Экспериментальным методом изучить и проанализировать влияние психологической совместимости молодых супругов на удовлетворенность браком.


Глава 1. Теоретическое обоснование влияние психологической совместимости молодых супругов на удовлетворенность браком

1.1 Проблемы молодой семьи в современной психологии

1.1.1 Роль добрачного периода в создании семьи

Психологи на протяжении многих лет пытались выяснить, каким образом люди выбирают брачного партнера. Однако единственным содержательным обобщением может стать признание того, что этот процесс намного сложнее, чем представляется на первый взгляд.

Одним из первых стал размышлять над причинами вступления в брак основатель классического психоанализа 3.Фрейд. Его психоаналитическая теория опирается на предположение о влечении, которое дети испытывают к родителям противоположного пола. Благодаря сложному бессознательному процессу они могут переносить любовь, испытываемую ими к этому родителю, на другие, общественно одобряемые, объекты — на своих потенциальных супругов. Вероятно, поэтому многие юноши хотели бы встретить будущую спутницу жизни, похожую на их мать, и очень часто девушки обращают внимание на юношей, похожих на их отцов [50, c.137].

В отечественной психологии специфика добрачного и предбрачного периодов, крайне редко являлась предметом теоретического и практического исследований. Отдельные ее аспекты освещались в работах Б.Ю.Шапиро, А.Н.Волковой, В.И.Штильбанс, Л.Я.Гозмана, Л.П.Панковой, В.А.Сысенко, М.А.Абалакиной.

Так, М.А.Абалакина обосновала теоретическую модель соотношения процессов межличностного восприятия и динамики добрачных отношений [36, c.163]. Она выделяет три стадии позитивного развития отношений в добрачной паре. На первой стадии происходит встреча партнеров и формирование первых впечатлений друг о друге. Вторая стадия начинается, когда отношения переходят в устойчивую фазу, т.е. и сами партнеры, и окружающие воспринимают диаду как достаточно стабильную пару. Отношения становятся более или менее интенсивными и характеризуются высокой эмоциональностью. Третья стадия возникает после решения партнеров о вступлении в брак. Снижается степень идеализации, возрастает удовлетворенность отношениями с партнером. В промежутке между первой и второй стадиями стимульные, чисто внешние параметры, в частности физическая привлекательность, уступают место сравнению мотивационно-потребностной, ценностной или ролевой сфер личности партнера.

Наиболее значимой для предбрачного периода является мотивация вступления в брак. Принятие решения нередко имеет несколько мотивов. Можно выделить такие мотивы: любовь, долг, духовная близость, материальный расчет, психологическое соответствие, моральные соображения.

Любой из них может оказаться ведущим, однако молодые люди чаще всего на первое место ставят любовь.

В современной психологии различают три вида мотивации на брак:

• мотивация на сам факт брака. Главная движущая сила в этом случае — намерение заключить брак. Порой это происходит под влиянием других при реализации лозунга: «пора!» При этом другой человек является только средством для исполнения заветного желания — жениться или выйти замуж. При этом в общем не важно, какой именно партнер рядом. Важно, чтобы был и не возражал против заключения брака. Если такого человека поблизости нет — все силы тратятся на его поиски. Сами по себе такие действия не окрашены в негативные тона. Во многих случаях брак стартует именно с этой позиции, и люди, имевшие серьезную потребность в семейной самореализации, долго и счастливо, во всяком случае, благополучно живут в браке. Проблемы возникают, когда впоследствии встречается человек, который способен вызвать сильное чувство. Такой вариант даже не рассматривается как психологическая измена: ведь внутренняя убежденность свидетельствует, что законный супруг был всего лишь средством;

• мотивация на определенный тип брака. В этих случаях действуют более уверенные люди, они ориентируются на такого партнера, который способен осуществить их мечты, который соответствует некому представлению о престижном варианте брачных отношений. В прежние времена для женщины признаком успешного замужества был брак с капитаном дальнего плавания, артистом, дипломатом. Для юноши — брак с дочкой известных людей, начальников. В нынешние времена символом успешного замужества является брак с иностранцем или иностранкой, богатым человеком, фотомоделью. Сам по себе этот факт не несет отрицательной окраски. Дай бог, как говорится, дожить в любви и согласии. Проблемы опять-таки возникают, если в жизни встречается другой или другая. Такие оценочно-сравнительные выборы могут происходить в жизни многократно: всегда можно найти кого-то еще лучше;

• мотивация на определенного человека. В этом случае избранник воспринимается как конкретный реальный человек, со всеми слабостями и недостатками. Конечно, могут встретиться и лучше и красивее, но это ничего не меняет. Это сознательный выбор с установкой на принятие определенного человека и с вытекающей отсюда личной ответственностью за свои чувства. Выделяют пять основных типов мотивации брака: любовь, духовная близость, материальный расчет, психологическая адекватность и моральные соображения. С.И. Голод справедливо подчеркивает: «В научной литературе, как ни странно, утвердился стереотип, идеализирующий массовую распространенность брака по любви. Не утруждая себя сколько-нибудь серьезной теоретической аргументацией, тщательно не отрабатывая опросный инструментарий, некоторые авторы монографий и статей выдают субъективно желаемое за реальность. Тем самым они вольно или невольно травмируют психику определенного числа людей, способствуя возникновению ятрогенного эффекта, когда в массовое сознание внедряется (не только публицистической, но и научной литературой) мысль о чуть ли не всеобщем вступлении в брак по любви, то человек (особенно женщина), не испытавший такого чувства, считает себя в лучшем случае неудачником, живя в ожидании прихода большой страсти» [10, c.184].

К.Г. Юнг в статье «Брак как психологическое отношение» пишет о том, что молодому человеку дана возможность неполного понимания, как других, так и самого себя, поэтому он не может быть удовлетворительно осведомлен о мотивах других людей, в том числе и о своих собственных. В большинстве случаев он поступает, как правило, под влиянием бессознательных мотивов [48, c.184]. ессознательные мотивации, по Юнгу, имеют как личностную, так и всеобщую природу. Прежде всего это мотивы, вызванные родительским влиянием. В этом смысле для молодого человека определяющим является отношение к матери, а для девушки — к отцу. В первую очередь это степень связанности с родителями, которая бессознательно влияет на выбор супруга, поощряя или затрудняя его. Сознательная любовь к отцу или матери способствует выбору супруга, сходного с отцом или матерью. Бессознательная связанность усложняет выбор и вызывает своеобразные модификации.

Известный психолог А.Б. Добрович выделил группу мотивов, побуждающих человека вступать в брак, которые чаще всего не осознаются [42, c. 273]. К ним он относит:

• обоюдное актерство, когда молодые люди играют романтические роли;

• общность интересов, когда совпадение интересов, общее увлечение принимают за родство душ;

• уязвленное самолюбие, которое побуждает достичь «заветного» любой ценой, стимулирует азарт и жажду победы через обладание «непокорным»;

• ловушка неполноценности, в которой сливаются воедино установка благодарности и ощущение реализации «последнего шанса»;

• интимная удача, когда успех в сексуальных отношениях сводится к предвосхищению хорошего брака;

• взаимная легкодоступность, что очень привлекает в добрачных отношениях;

• жалость, она же в вариантах вины, долга, воспринимается, как «собственная доблесть» и позволяет играть на сцене жизни весьма благородную роль;

• порядочность, когда брак стимулируется мнением ближайшего окружения и ответственностью перед ним;

• выгода, когда человек обретает посредством такого союза пристанище, финансовое и материальное благополучие;

• месть, когда выбор партнера и вступление в брак совершают «назло обидчику»;

• боязнь одиночества, когда брачный союз выступает в роли спасения от своих проблем, от самого себя, от страха будущей жизни.

Данные мотивационные модификации могут быть осознанны, и тогда, при условии, что люди не лукавят сами с собой, намерения их серьезны, а ответственность за семейную жизнь принимается в полном объеме, — есть шанс, что брак, стартовавший с этих позиций, может оказаться успешным. По выражению И.С. Тургенева, можно «дожить до любви». Проблема возникает в ситуациях раздвоения мотивов: декларируется одно, как правило, говорят о любви и даже сами начинают в это верить, а реальным побудительным мотивом является другое — актерство, жалость, месть, страх одиночества и прочее.

Как показывает практика, очень часто страстная добрачная любовь не является залогом успешной семейной жизни в будущем. Сильные эмоции могут помешать ориентации партнеров на личностные характеристики или будут носить второстепенный характер, они уменьшают точность взаимоотношения и взаимопонимания, способствуют идеализации партнера.

Исследование мотивов вступления в брак в дисфункциональных семьях провели отечественные семейные психотерапевты Э. Г. Эйдемиллер и В. Юстицкис [50, c.284]. Им удалось выявить следующие мотивы: бегство от родителей, долженствование (вступление в брак из чувства долга), одиночество, следование традициям (инициативе родителей), любовь, престиж, поиск материальных благ, месть.

Мотив «бегство от родителей» часто означает пассивный протест против власти родителей, неспособность воспринимать жизнь во всей ее реальной полноте.

Заключение брака по мотиву «долженствование» очень часто означает, что партнерша забеременела или половая близость сопровождалась переживаниями вины.

Мотив «одиночество» встречается у людей, которые переехали на новое место жительства. Они заключали брак с теми людьми, которых знали ранее или которых рекомендовали сослуживцы («Ты живешь один, а у твоей хозяйки есть дочка в Казани. Она такая хорошая и одинокая, смотри...»). В других случаях одиночество было следствием переживания экзистенциальной пустоты.

Мотив «месть» означает, что один из партнеров был отвергнут и из мести отвергнувшему вступил в брак с другим человеком.

Мотив «любовь» также значится в шкале психологических причин формирования дисфункциональных семей. И все-таки любовь — это прекрасное чувство. На наш взгляд, именно любовь формирует предбрачную пару, а в последующем брачный союз, хотя при выборе партнера неизбежен компромисс, так как вероятность встретить человека, полностью соответствующего «эталону», мала.

Выделяются также различные состояния в отношениях предбрачной пары: любовь, влюбленность, частичная любовь. Любовь — это дружба, нежность, узнавание внутренних достоинств, принятие и понимание индивидуальности партнера, детерминант личностного роста. Э.Фромм рассматривал любовь как умение, чувство и волевой акт: «Любви надо учиться, постепенно овладевать ее теорией и практикой». Зрелая любовь является одной из наиболее важных человеческих эмоций, означая единение при индивидуальных поступках. Любовь — это активная сила, характеризующаяся заботой о другом человеке, открытостью, уважением и пониманием другого человека. Эротическая любовь, для того чтобы быть действительно любовью, должна основываться на следующей предпосылке: надо любить исходя из своей сущности и переживать исходя из сущности другого. Любовь прежде всего должна быть волевым актом. Любовь — не только чувство, это и решение, и суд, и обет.

Влюбленность характеризуется концентрацией внимания на внешних данных партнера (влюбиться в глаза), его общественном положении и т.д.

В ситуации частичной любви отношения в паре строятся в основном на сексуальном влечении партнеров друг к другу.

Здесь уместно упомянуть о так называемых ловушках любви. Ловушки любви — это то, что человеком интерпретируется как любовное чувство, но на самом деле к любви не имеет отношения. Вот некоторые из них.

Ловушка неполноценности. Неуверенный в себе человек, неудачник в сфере межличностных отношений может интерпретировать чувство, возникшее к тому, кто хорошо к нему относится, проявляет внимание и заботу, как любовь. Но это скорее благодарность, а не любовь.

Ловушка жалости. На эту ловушку чаще всего «попадают» женщины и мужчины покровительствующего типа.

Сексуальный комфорт. Эта ловушка уготована тем, кто считает, что сексуальная гармония — основной детерминант супружеской гармонии. Гармонию в интимных отношениях они ошибочно интерпретируют как любовь.

Общность интересов особенно в значимых видах деятельности очень часто также может быть принята за любовь.

Таким образом, формирование супружеской пары — сложный процесс, сопряженный с различного рода трудностями и проблемами. Наиболее значимой для предбрачного периода является мотивация вступления в брак. Проблема возникает в ситуациях раздвоения мотивов: декларируется одно, как правило, говорят о любви и даже сами начинают в это верить, а реальным побудительным мотивом является другое — актерство, жалость, месть, страх одиночества и прочее.

1.1.2 Молодая семья и ее особенности

В настоящее время в современном мире существует как бы два типа семей: зрелая семья и проблемная. Каждая зрелая семья живет своей особой и неповторимой жизнью, хотя можно найти много общего в том, как строятся отношения в таких семьях. Проблемные семьи, независимо от характера проблем, также имеют много общего в своей жизни [8, c.263].

Атмосфера проблемной семьи чувствуется очень быстро. Она характеризуется неудобством, дискомфортом и холодностью: члены семьи чрезвычайно вежливы друг с другом, и каждому очень тоскливо. Иногда ощущается какая-то неустойчивость, или это может быть ощущение тяжести, напряжения и грусти. Иногда семейная атмосфера полна скрытности. По мнению В. Сатир это происходит оттого, что все источники жизни перекрыты.

В проблемных семьях лица и тела людей говорят об их страданиях. Их тела скованны и напряжены или они неуклюже сутулятся. Их лица кажутся мрачными, угрюмыми или печальными или могут ничего не выражать, словно маски. Кажется, что они не только не видят, но и не слышат.

Трудно заметить хоть какие-то проявления дружеского расположения между членами этих семей. Кажется, что эти люди живут друг с другом исключительно по обязанности. Юмор в таких семьях чаще превращается в иронию, сарказм или даже насмешку. Взрослые без конца диктуют детям и друг другу, что должно и не должно делать, у них просто не остается возможности для радостного общения. Нередко члены проблемных семей искренне поражаются тому, что можно наслаждаться обществом друг друга.

В таких семьях люди просто избегают друг друга: они настолько погружаются в свою работу или в какие-то дела вне дома, что все реже и реже общаются со своими близкими. Это же очень просто — жить с кем-то под одной крышей и не видеться целыми днями.

В некоторых семьях люди цепляются за малейшую надежду, они могут придираться друг к другу, изводить своих ближних. В других — люди махнули рукой и годами несут свой крест, страдая или принося страдание своим родным. Вместо того чтобы видеть в поступках другого хорошее и возвышать друг друга в своем восприятии и в своих оценках, близкие люди, как это ни парадоксально, ищут, ожидают и даже хотят найти в поведении другого худшее с одной лишь целью: доказать свою правоту, свое моральное, умственное или житейское превосходство. И каждый новый день рождает исключительные поводы для ссор и претензий, для взаимных укоров и обид, возникающих сплошь и рядом на пустом месте.

Такие вещи часто называются психологической несовместимостью. За утверждением о психологической несовместимости часто скрывается нежелание понять другого человека, отсутствие навыков такого понимания, а навыки эти требуют особенных умственных способностей — рефлективности, умения взглянуть на себя со стороны и др. [36, c.364].

В. Сатир искренне верит, что этому есть альтернатива: семья может стать тем местом, где каждый найдет любовь, понимание и поддержку, даже если жизнь за пределами дома складывается не очень удачно. В семье можно отдохнуть и набраться сил, чтобы чувствовать себя увереннее в окружающем мире.

Почти каждый человек испытывает на себе определенное давление от взаимодействия с негуманными социальными институтами. Для людей, живущих в проблемных семьях, которые находятся в бесчеловечных условиях в собственном доме, эти трудности особенно тяжелы.

В зрелых семьях царит совсем другая атмосфера. Там ощущаются естественность, честность и любовь. Люди в таких семьях выражают свою любовь и уважение друг к другу.

В зрелой семье всегда готовы поделиться чем-то своим и с интересом выслушать другого, члены семьи умеют считаться друг с другом, там можно открыто проявлять свою радость и боль, а, рассказывая о неудаче, не бояться, что будешь осмеян. В этой семье понимают, что вместе с риском, с попытками попробовать что-нибудь новое в жизни, обязательно будут и ошибки, которые означают, что человек растет и развивается. Члены семьи чувствуют себя полноценными людьми: любимыми, высоко ценимыми, нужными, от каждого ждут любви, признания и уважения. В такой семье легко с юмором относиться к жизни, смеяться и шутить, когда это уместно.

В благополучных семьях легко увидеть и услышать проявления особой жизненной силы. Люди, счастливо живущие друг с другом, даже выглядят по-особому. Их движения свободны и грациозны, выражение лица умиротворенное. Люди смотрят друг на друга, а не сквозь друг друга; они искренни и естественны в отношениях друг с другом. Дети, даже младенцы, в таких семьях выглядят непосредственными и дружелюбными, а все другие члены семьи относятся к ним с уважением, как к полноценным личностям.

Дом, в котором живет такая семья, наполнен светом и яркими красками. Это действительно место для жизни людей, предназначенное для радости и удовольствия.

Когда в семье спокойствие, это мирное спокойствие, а не тревожное молчание или молчание от страха, это и не предостерегающее молчание. Когда в доме буря — это знак какой-то очень важной, значительной активности, а не попытка перекричать всех остальных. Каждый член семьи уверен в том, что дома он может быть услышанным. Если же сейчас в семье почему-либо не до него, он прекрасно понимает, что дело именно в недостатке времени, а не в недостатке любви.

Люди в таких семьях с удовольствием прикасаются друг к другу, открыто выражая при этом свои чувства, совершенно независимо от возраста. Доказательства любви и заботы не ограничиваются только вынесением мусора, приготовлением еды или заработком. Люди проявляют свою любовь, открыто беседуя друг с другом и очень внимательно слушая, они могут быть прямыми, открытыми и честными, могут быть такими, какие они есть, и наслаждаться тем, что могут быть вместе.

Члены зрелой семьи чувствуют себя свободно друг с другом, не стесняются говорить о своих чувствах. Все, что они чувствуют, может быть высказано — разочарование, страх, боль, гнев, критика, равно как шутка и похвала.

Зрелая семья способна к продуктивному и согласованному планированию своей жизни, однако, если что-то в плане нарушается, она может спокойно принять и оценить эти изменения. Члены зрелой семьи способны без паники реагировать на жизненные ситуации. В зрелой семье хорошо видно, что человеческая жизнь и чувства людей — это самое важное, гораздо важнее, чем что-либо еще.

Родители ощущают себя лидерами-вдохновителями, а не авторитарными руководителями. Свою задачу они видят в том, чтобы научить детей оставаться людьми в любой жизненной ситуации. Они готовы сообщать своим детям негативные оценки так же, как и позитивные, они готовы огорчаться, гневаться, расстраиваться так же, как веселиться и радоваться. Их поведение не расходится со словами.

В проблемных семьях все происходит наоборот: родители призывают детей не обижать и не огорчать друг друга, а сами беспрестанно их шлепают или бьют.

Родители в зрелых семьях знают, что изначально дети не могут быть плохими. Если ребенок ведет себя плохо, это означает только, что между ним и родителями возникло недопонимание или что самооценка ребенка угрожающе снизилась. Такие родители знают, что научиться чему-либо можно лишь в том случае, если у тебя высокая самооценка и ты чувствуешь, что окружающие также положительно тебя оценивают. Поэтому они никогда не реагируют на поведение своих детей так, чтобы унизить их достоинство.

Когда нужно поправить ребенка, а все дети время от времени нуждаются в этом, зрелые родители спрашивают о том, что происходит, выслушивают их, стараются понять и вникнуть в их переживания. Все это помогает быть успешными воспитателями.

Когда взрослая женщина и взрослый мужчина вместе воспитывают ребенка от младенчества до зрелости, они сталкиваются со всеми проблемами, которые когда-либо знало человечество. Родители из зрелых семей понимают, что проблемы обязательно будут возникать, хотя бы потому, что сама жизнь будет их ставить, но они будут всякий раз искать творческие решения возникающих проблем. В отличие от них проблемные семьи стараются направить всю свою энергию на безнадежную попытку жить так, чтобы вообще не иметь проблем. Когда же проблемы возникают, а они не могут не возникать, оказывается, что возможности для их решения уже исчерпаны [16, c. 258].

Неблагополучные семьи порождают неблагополучных людей с низкой самооценкой, что толкает их на преступление, оборачивается душевными болезнями, алкоголизмом, наркоманией, нищетой и другими социальными проблемами. Если приложить все усилия, чтобы семья стала тем местом, где человек может получить настоящее воспитание, то в итоге обеспечивается более безопасный и человечный мир вокруг.

Однако достаточно много вокруг людей, у которых низкая самооценка. Они все время ждут насмешки, обмана, унижения, оскорбления со стороны окружающих людей. В конечном итоге они становятся жертвами. Ожидая угрозы, такие люди, как правило, именно это и получают. Защищая себя, они прячутся за стеной недоверия и погружаются в мучительное состояние одиночества и изоляции. Отделяясь от остальных людей, они становятся апатичными, вялыми, равнодушными как к самим себе, так и ко всему, что их окружает. Таким людям очень трудно видеть, слышать, понимать других, четко мыслить и принимать самостоятельные решения, поэтому они или унижаются перед окружающими, всецело и слепо подчиняются им, или же грубо и деспотично подавляют других людей.

Таким людям свойствен постоянный страх — неизменный спутник недоверия и одиночества. Страх сковывает и ослепляет человека, мешает ему найти новые решения собственных жизненных проблем. Человек с низкой самооценкой не только охвачен страхами, но он еще как бы накапливает опыт неуспеха, ошибок, поражений и постепенно начинает чувствовать себя полностью безнадежным. Некоторые люди спасаются тем, что начинают пить, принимать наркотики или как-то иначе стараются уйти от ответственности.

Суть дела состоит в том, что истинные источники проблем такой семьи оставались как бы невидимыми для всех, — причем не потому, что кто-то отказывался их видеть, а потому, что никто не знал, куда смотреть.

Другой американский психотерапевт К. Роджерс [47, c.243] выделил такие положительные характеристики благополучных семейных отношений как:

• преданность и сотрудничество;

• общение, предполагающее открытое самовыражение;

• гибкость отношений;

• самостоятельность.

Он исходил из того, что семейные отношения представляют собой процесс развития всех членов семьи. Особую роль в укреплении семейных отношений он отводил совместному переживанию радости в семье, аутентичности отношений и толерантности членов семьи друг к другу.

В семейной жизни поведение всех членов семьи взаимно обусловлено, в связи с этим следствие также оказывает свое влияние на первоначальную причину (поведение 1 —> поведение 2 —> поведение 1 и т. д.). Тогда удовлетворенность семейными отношениями связана с взаимно поощрительным поведением членов семьи по отношению друг к другу. Установлено, что в дисгармоничных семьях положительных актов взаимодействия между членами семьи меньше, чем отрицательных. Причем, положительных актов к посторонним лицам сохраняется больше, чем к членам своей семьи.

В дисгармоничных и благополучных семьях возникают одни и те же проблемы, но при наличии зрелых семейных отношений взаимно положительное поведение в ситуациях, требующих решения проблем, преобладает. Хороший фермер — не тот, у которого на ферме не растет сорняков. Это такой фермер, который собирает большой урожай.

Мешает установлению гармоничных семейных отношений иррациональность мышления, которая проявляется в наличии неких предубеждений и «семейных мифов» у членов семьи. Вот наиболее распространенные из них:

• миф о вечной любви;

• миф о волшебной силе любви;

• миф о внешней детерминации эмоции;

• миф об абсолютности понятий (категоричность) ;

• миф о «злой судьбе», «злой воле»;

• миф о постоянстве супружеского счастья;

• миф о том, что члены семьи досконально знают друг друга;

• миф о необходимости жертвовать друг для друга;

• миф о том, что супруги — это «одно тело и одна душа».

Для реального достижения счастья в семейной жизни, гармонии семейных отношений необходима замена мифологического мышления — на практическое решение актуальных проблем. Как правило, в семейных отношениях возникают 5 проблемных сфер, к которым относятся домашнее хозяйство и распределение бюджета, воспитание детей, организация и проведение досуга, сексуальная жизнь супругов, общение.

Основываясь на системном подходе к изучению динамики отношений в супружеских парах, В.В. Кришталь и Г.П. Андрух [Кришталь, Андрух, 1996] предлагают следующую типологию супружества:

1. Гармоничный (идеальный) тип супружества: максимально высокий
уровень социальной, психологической, социально-психологической и сексуально-поведенческой адаптации, которые приводят к супружескому синергизму, ощущению полного удовлетворения и счастья.

2. Дисгармоничный тип: изолированное или сочетаемое нарушение адаптации супругов.

2.1. Антагонистический вариант (у супругов имеются особенности личностной аномалии, которые резко ограничивают или делают невозможным достижение адаптации на всех уровнях супружеского взаимодействия).

2.2. Негативно-дополняющий вариант: супруги выступают по отношению друг к другу как патологически дополняющие партнеры.

3. Псевдогармонический тип супружества: наличие у обоих супругов психопатологии или сексуальной девиации, мнимой адаптации при имеющемся несоответствии личной и общественной морали и этики.

3.1. Псевдопозитивно-дополняющий вариант: супруги выступают по отношению друг к другу как патологически дополняющие партнеры, но такое патологическое дополнение способно обеспечивать относительную устойчивость брака.

3.2. Псевдосимбиотический вариант: у обоих супругов имеется
психический инфантилизм и патологическая зависимость друг от друга.

3.3. Псевдосинергический вариант: отмечается мнимая адаптация
супругов. Супружеская жизнь может быть внешне гармоничной, но мотивы
ее носят отрицательный характер.

Говоря о развитии семейной системы, многие исследователи отмечают, что оно не одинаково на разных этапах существования брака. В психологии на сегодняшний день существует достаточное разнообразие классификаций стажа брака, семьи. Наиболее общей из них является следующая классификация браков по стажу: совсем молодые браки (до 4 лет), молодые браки (5-9 лет), средние браки (10-19 лет), пожилые браки (20 и более лет).

На протяжении всего периода существования семьи происходит изменение отношений между супругами и их представлений друг о друге. Так, с ростом стажа супружества растет степень подобия самооценок жен и оценок их мужьями, т.е. представления супругов о личности жены сближаются, а представления супругов о личности мужа расходятся. Кроме того, с ростом стажа брака, с точки зрения мужей, жены больше соответствуют идеалу женщины, чем мужья, с точки зрения жен, — идеалу мужчины. Также установлено, что со стажем супружества растет адекватность понимания и идентификации между супругами, а особенно высоки эти показатели в стабильных парах [Дружинин, 2000].

Итак, психологическая несовместимость вытекает из нежелания понять супруга и объективно оценить собственное поведение. Атмосфера проблемной семьи неустойчива, характеризуется ощущением тяжести, напряжения и грусти. Поведение супругов противоречиво – слова расходятся с делами, а мотив поведения – страх: они не доверяют друг другу и боятся быть собой. Неблагополучные семьи порождают неблагополучных людей с низкой самооценкой и страхом самораскрытия. Поэтому современная семья является важнейшей социальной средой формирования личности и основным институтом психологической поддержки и воспитания, отвечающим не только за социальное воспроизводство населения, но и за воссоздание определенного образа жизни, образа мыслей и отношений. Поэтому общество заинтересовано в прочной, духовно и нравственно здоровой семье, а, следовательно, в этом смысле — благополучной.

Таким образом, непосредственными факторами, предопределяющими успех или неудачу в супружестве, являются личные качества супругов и их умение решать всевозможные проблемы в супружеском микроклимате. Гармония с точки зрения личных параметров определяется несколькими основными элементами. Это, во-первых, и эмоциональная сторона супружеских отношений, степень привязанности партнеров друг к другу, во-вторых, общий культурный уровень супругов, степень их психической и социальной зрелости, в-третьих, сексуальная совместимость партнеров. При отсутствии какой-нибудь из этих предпосылок не происходит оптимальной адаптации, и гармония логически нарушается [10, c.136].

1.2 Проблема совместимости в психологической науке

1.2.1 Понятие и виды совместимости

Понимание и взаимопонимание супругами друг друга и отношений друг к другу — важный фактор устойчивости супружеских отношений. Показателями взаимопонимания супругов выступают: адекватность понимания (совпадение оценок и самооценок), идентификация (степень соответствия самооценки и оценки партнера) и Я-образ.

Совместимость — значит близость, похожесть или такая разница, когда характеры, взгляды, привычки не враждебны, а дополняют друг друга. Именно от такой многослойной совместимости — эмоциональной, духовной, моральной, сексуальной — зависит судьба брака: чем полнее эта совместимость, чем больше у мужа и жены близких сторон, тем лучше им друг с другом, чем меньше — тем тусклее их жизнь.

Слово «совместимость» родилось в биологии и медицине. Чтобы ткань, которую пересаживают в другой организм, прижилась (оказалась совместимой), ей нужно почти близнецовое родство с этим организмом. Для психологической совместимости важно не родство, а сходство, душевные «общие знаменатели»: достаточно, чтобы люди хотя бы в чем-то главном дополняли друг друга или были похожи друг на друга, как похожи березы разных пород, как похожи рифмующиеся слова. То есть надо, чтобы разные свойства людей не враждовали, а уживались между собой.

Такое уживание исключительно важно для семейной жизни, потому что полюбить можно разных людей, а сохранить любовь (или влечение) — только к совместимому человеку. И чем индивидуальнее люди, чем глубже их своеобразие, тем больше граней совместимости нужно их психологии, подсознанию.

На удовлетворенность браком в большей степени оказывают влияние и особенности межличностного восприятия сексуального партнера, их характерологические и личностные особенности, а также согласованность ценностей супругов. Установлено, что с психологической удовлетворенностью супругов в браке положительно корелирует высокое сходство характеров партнеров. В стабильных браках наблюдается тесная связь между ценностями супругов. С увеличением продолжительности существования браков ценности, не затрагивающие смысловые образования супругов, изменяются, отражая тем самым степень их личностной удовлетворенности браком и жизнью в целом [36, c.173].

Мужчины и женщины различаются по основным потребностям (или, скорее, ожиданиям в отношении партнера), находящим удовлетворение в браке. Так, для мужчин это — половое удовлетворение, совместный отдых, внешняя привлекательность жены, ведение женой домашнего хозяйства и моральная поддержка и восхищение жены мужем; для женщин наиболее важными оказались романтическая атмосфера в семье, нежность, проявляемая мужем, потребность в общении, честность и открытость в отношениях с мужем, финансовая поддержка и преданность мужа семье (выполнение отцовских обязанностей).

Не существует единого мнения относительно явления психологической совместимости членов малой социальной группы. Так, Обозов [37, c.184] видит совместимость как эффект взаимодействия, характеризующийся возможной субъективной удовлетворенностью друг другом и ощущением целостности, единства друг с другом. В то же время, Волкова [7, c.173] понимает под ней такое соотношение характеристик членов группы, при котором группа наиболее эффективно выполняет свои функции. При этом ученая приписывает совместимости супругов два аспекта: 1) совместимость по реализации функций семьи (согласованность установок на семейный уклад и распределение ролей); 2) личностная совместимость. Кроме того, согласно Волковой, у совместимых супругов характеристики, значительно опосредованные воспитаниеми условиями развития, имеют тенденцию к подобию, а характеристики, обусловленные преимущественно наследственностью — к контрасту.Последняя часть утверждения вторит мнению А. Аугустинавичюте, которая считает наиболее гармоничными те пары, где супруги имеют противоположные типы характеров: например, сочетание открытого, общительного человека и замкнутого [27, c.364].Другие авторы — Ю.Орлов, С. Гильд и С. Хрусталев — выделяют два подхода к пониманию совместимости.1) Совместимость как два набора качеств, которые соответствуют друг другу (стремление лидировать у одного подкрепляется желанием подчиняться у другого; спокойствие и рассудительность у обоих супругов приводит к полному взаимопониманию).2) Совместимость на основе стремления супругов к уступкам и к поиску гармоничных отношений.Авторы полагают, что первый вариант прогнозирует, а второй — гарантирует успешность брака [33, c.163].С другой стороны, Д Майерс [27, c.243] в отличие от Самоукиной [40, c.132], считает гипотезу о взаимодополняемости супругов, удовлетворяющих некомпенсированные потребности друг друга, спорной: люди склонны жениться на тех, чьи потребности и личностные качества подобны их собственным.А. Кемпински же именно в сходстве супругов по глубинным личностным характеристикам видит причину эмоционального отчуждения и конфликта партнеров [7, c.243].Заметим, что с использованием понятия совместимости связаны попытки систематизации факторов, влияющих на качество брака. Так, Волкова считает, что удовлетворенность браком — это проявление совместимости на социально-психологическом уровне.А Дмитренко [14, c.149] полагает, что эти оба компонента (а также функционально-ролевое взаимодействие супругов) образуют единство трех блок-факторов, влияющих на стабильность брака. Е.Ф. Ачильдиева [5, c.189] также рассматривает три уровня стабильности брака: 1) устойчивость брака (отсутствие развода); 2) приспособляемость в браке (согласованность взглядов на семейные роли); 3) успешность брака (совпадение ценностных ориентаций супругов).

Наилучшая совместимость — это, видимо, сплав похожести и полярности, и она стоит на трех китах: на родстве душ, то есть похожести душевного отношения к жизни; на духовной близости — близости интересов, взглядов, идеалов; на противоположности нервного склада. Лучше всего совмещаются люди, у которых близок душевно-духовный мир и полярны темпераменты (например, холерик и флегматик или сангвиник).

Любовь (и еще больше влюбленность) — стихийная сила, она приходит и уходит сама. Совместимость — чаще всего плод наших страданий, дитя нашей воли и чувств, сознания и поведения. Создавать ее приходится обычно каждый день, без перерывов: ведь люди все время меняются — взрослеют, стареют, у них растут дети, делаются другими уклад жизни, привычки, характеры, взгляды, пристрастия, и ко всем этим переменам надо все время приноравливаться, приспосабливать свою душу и поведение.

При этом не стоит ударяться в крайность и думать, что хорошие отношения у мужа и жены могут быть только при полной, всесторонней совместимости. Часто людей связывают далеко не все нити, но они терпимо относятся к не очень приятным для них черточкам в другом человеке, уважают его право на самостоятельность, «автономию». Кстати говоря, и эта терпимость к неизбежным недостаткам близкого человека, и уважение к его самостоятельности входят в число главных опор совместимости.

Полная, всесторонняя совместимость вообще бывает очень редко. Куда чаще встречается неполная совместимость, не всесторонняя, но разносторонняя, и ее обычно хватает для хороших отношений, если только бережно относиться к ней.

Лучше всего совместимость создается, когда ей помогает любовь. Любящие как бы обмениваются частицами своих «я», перенимают друг от друга какие-то черточки, свойства душ. Обмениваются не всегда лучшим в себе, а часто тем, что у одного ярче и что кажется другому притягательным. Это может быть и лихачество, и презрение к чужим нравам, и нетерпимость к инакомыслию, и культ вещей, и крикливый вкус… Но часто встречается в любви и доброе обогащение. Любящие обмениваются светлыми частицами своего «я» (к каждому «я» добавляется кусочек чужого «я» и как бы расширяет его). Люди перенимают привычки, манеры, мысли другого, заражаются даже свойствами чужого темперамента.

При этом обмен может быть и неравным: тот, кто слабее, больше получает от того, кто сильнее, а более сильный — меньше от более слабого (особенно если он не хочет этого). Впрочем, здесь есть и свои плюсы: такой неравный обмен уменьшает их неравенство, сближает уровень.

Бывает и так, что более развитый возносит себя над менее развитым, тычет его носом в его неразвитость. Он мешает этим обмену душевными ценностями, закрывает шлагбаум взаимному обогащению — то есть не только совместимости, но и самой любви.

Обмен частицами своего «я», психологическое обогащение друг друга — топливо любви, которое поддерживает ее огонь. Если этого топлива нет, любовь чаще всего гаснет.

Можно даже сказать, что любовь и обмен частицами своих «я» — одно и то же. В любви происходит примерно то же, что в общении детей с родителями. Малыши впитывают в себя манеры родителей, их жесты, интонации, отношение к жизни; многие частицы родительских характеров прямо вплавляются в детей, делаются частицами их характеров.

Любовь как бы возрождает в людях этот детский способ строить свое «я», детский метод создания своей личности. Чем моложе любящие, тем сильнее они заимствуют друг от друга отношение к жизни, взгляды, жесты, словечки. Чем старше люди (и чем они самостоятельнее), тем медленнее — но зато прочнее — идет у них обмен частицами своего «я».

Этот обмен идет на всех этажах психики — в сознании и в подсознании, в зоне чувств, воли, мыслей. Такое прибавление к одной личности черточек другой — одно из главных свойств любви, и оно сильнее всего действует в медовую весну супружества. Именно в первое время обмен частицами личности идет быстрее всего, и именно он создает в людях «общие знаменатели» — многогранную личную совместимость.

Любовь как бы сплавляет два «я» в систему «мы» — краеугольный камень хороших отношений: кроме чувств, их начинают скреплять общие интересы, взгляды — хотя бы в главном, общие увлечения и привычки (помимо особых, личных), похожий стиль жизни, близкая манера домашнего поведения.

Душевно умные выносят из медового года и зачатки культуры общения, которые они выстрадали в первых своих домашних штормах и штилях: умение уступать, терпимость к недостаткам близкого, понимание, что другой человек не может быть твоей копией и твоей собственностью и что, кроме общих взглядов и интересов, у него всегда будут свои, непохожие, и это неизбежно...

Сплав этой общности и разности и создает всю непростую мозаику супружеских отношений. С одной стороны, самим психологическим глубинам человека-личности нужно, чтобы у него было как можно больше общих интересов с близким человеком, чтобы у них «рифмовалось» как можно больше сторон души. С другой стороны, чем развитее человек, тем он своеобразнее во вкусах, пристрастиях, привычках, взглядах. Сама психология человека-индивидуальности делает невозможным, чтобы у людей совпадали все интересы или хотя бы основные стороны характера. Между полюсами этого противоречия и балансирует у каждой пары сплав похожести и непохожести.

Конечно, чем полнее слияние душевных миров (то есть совместимость), тем глубже счастье; недаром слово «счастье» расшифровывают иногда как «со-часть». Но такое слияние доступно, к сожалению, немногим. Для большинства, пожалуй, достаточно, чтобы совпадали хотя бы какие-то главные интересы, привычки, убеждения.

Если между близкими людьми есть единство в главном, то их близость только укрепляется от уважения к своеобразию, непохожести, автономным областям другого человека — областям, в которые нет входа без особого приглашения. Для человека-индивидуальности такое уважение — одна из опор нормальных, хороших отношений.

Это касается и взглядов, и вкусов, и интересов. Пожалуй, в нынешней семье нужна не просто терпимость, а сокровенное уважение к инакомыслию — внутреннее, органическое, которое пропитывает все сознание и подсознание. Такое инакомыслие (если это «не враждебномыслие») только обогащает супружество, повышает его интересность, но, наверно, лишь когда у людей похожее отношение к жизни. Нормальная, хорошая семья попросту невозможна без такого уважения к инакомыслию: оно исключительно важно и в отношениях с детьми, тогда семья становится как бы школой, которая выращивает в людях демократические свойства души. Без этих свойств невозможна нормальная современная семья.

Совместимость — это или тяготение к тому, что нравится в человеке, или «мирное сосуществование» с тем, что кажется нейтральным или не очень приятным. Несовместимость — неуживание с тем, что не нравится, царапает, ощущается как неприятное. Совместимость с достоинствами человека часто несет в себе вкрапления несовместимости с его недостатками, вернее, с тем, что кажется недостатками. Причем главное здесь — именно «кажется» — не то, что есть на самом деле, а то, что видится, ощущается, кажется хорошей черточкой или плохой.

У одних людей между совместимостью и несовместимостью идет острая вражда, и цепь их отношений рвется на звенья притяжений и отталкиваний. У других — чаще у тех, кто терпимее и у кого недостатки слабее,— совместимость перевешивает и уколы несовместимости ранят меньше, не очень затмевают хорошие отношения.

Эти отношения дают больше радостей, если люди ведут себя как бы по законам двойной оптики: не дают себе привыкать к хорошим сторонам близкого человека и стараются так строить жизнь, чтобы эти хорошие стороны не тускнели; чужие недостатки стараются терпеть и прощать, свои — сдерживать и строить жизнь так, чтобы они поменьше вылезали наружу.

Старания эти невероятно трудны, они отнимают массу душевных сил, но дают взамен такие потоки радостей, такие заряды энергии, которые намного превосходят нервные траты.

Если такие старания слабы, люди поворачиваются друг к другу слабыми сторонами и нити их влечений начинают слабеть и лопаться одна за другой.

При рассмотрении совместимости как процесса можно выделить процессы приспособления, «притирки» характеров, потребностей, мотивов поведения.

Феноменом, противоположным совместимости, является несовместимость людей, когда их потребности не находят удовлетворения во взаимодействии, действия и поведение в целом взаимоисключают друг друга. Следствием несовместимости друг с другом двух одновременно возникших побуждений действовать является конфликт. У взаимодействующих людей исключение одного другим непосредственно или через какой-либо объект вызывает состояние неудовлетворенности.

При несовместимости в браке возникает конфликт — происходит столкновение как субъективных, так и объективных тенденций в мотивах, отношениях, действиях и поведении партнеров. При несовместимости партнеров по браку наблюдается неспособность в критических ситуациях понять друг друга, несинхронность психомоторных реакций, различия во внимании, мышлении и в других врожденных и приобретенных качествах личности, что существенно влияет на качество брака, так как нарушает его устойчивость.

Совместимость или несовместимость является следствием процесса взаимодействия. В процессе совместной жизни в браке партнеры решают совместные задачи. Согласованность в решении этих задач между партнерами по браку определяет их сработанность. При совместной деятельности в случае эффективности возникает удовлетворенность не только собой, но и партнером. Совместная деятельность в браке возникает, когда существует обмен информацией, необходимой для успешного производства, взаимного дублирования действий, содействие, поддержка, взаимоконтроль, действия и операции одного партнера зависят от одновременных или предшествовавших операций другого партнера.

Структуру взаимодействия в браке можно рассматривать с точки зрения четырехкомпонентной структуры взаимодействия. Она включает аффективный, когнитивный, конативный (поведенческий) и физиологический компоненты. В различных видах совместной деятельности в браке включаются различные компоненты, либо один из компонентов становится ведущим. Для совместимости и сработанности каждый компонент имеет различный удельный вес (объективный, независимый от желания партнеров и субъективный, значимый для них и регулируемый или не регулируемый ими). В сработанности ведущим является поведенческий компонент. Компоненты пересекаются между собой. Так, например, пересекаемость, а точнее, взаимосвязь когнитивного и эмоционального компонентов проявляется в оценках и самооценках. Причем соотношение оценок и самооценок будет неодинаково в зависимости от качества брака.

На качество брака также оказывает влияние сработанность партнеров. Сработанность есть согласованность в совместной деятельности между ее участниками. В этом определении существенными являются два признака: согласованность и деятельность. Семейное согласие определяется как единомыслие, общность точек зрения, единодушие и дружеские отношения. В условиях решения совместных задач согласие, отражающееся в психомоторике, характеризует сработанность. Второй признак сработанности — эффективность деятельности. Он указывает на тот факт, что согласованность в данном случае связана не с любым видом взаимодействия людей, а с конкретной деятельностью. Работа, деятельность всегда предполагают в качестве следствия результативность, успешность, эффективность. Работа связана с производством материальных и духовных продуктов. Она оценивается по времени, качеству и в целом по эффективности, включая коэффициент полезного действия [12]. Результат сработанности — эффективность совместной деятельности супругов. Процесс срабатываемости между супругами в браке — это согласование темпо-ритмической организации партнеров, индивидуального стиля деятельности, их навыков, умений в проведении тех или иных операций, знаний своих обязанностей перед семьей.

При срабатываемости взаимная удовлетворенность взаимодействием партнеров опосредована деятельностью. Известно, что успешное выполнение индивидуальной деятельности вызывает у человека удовлетворенность. При совместной деятельности в случае ее достаточно большой успешности у партнеров возникает удовлетворенность не только собой, как при индивидуальной деятельности, но и удовлетворенность партнером.

При успешном выполнении совместной деятельности по воспитанию детей, ведению домашнего хозяйства, распределению свободного времени и досуга у партнеров по браку возникает также удовлетворенность не только собой, но и партнером.

В условиях совместной деятельности каждый участник непрерывно получает информацию о различных сторонах и компонентах процесса взаимодействия. Эта информация, как известно, слагается из четырех видов сигналов:

а) о других участниках деятельности,

б) о себе (собственное участие в деятельности, достигнутые результаты, состояние),

в) о внешних условиях деятельности,

г) об общих итогах деятельности.

При непосредственном пространственном контакте с партнером каждый из супругов получает информацию и о промежуточных итогах деятельности, и о вкладе партнера в решение общегрупповой задачи, и о том, насколько успешно (или неуспешно) разворачивается процесс взаимодействия. При этом происходит оценка включенности и вклада партнера, которая соотносится с успешностью собственной деятельности. Кроме того, в семье как в реально действующей группе, сигнальная и регулятивная функции контекста ситуации взаимодействия существенно усиливаются в связи с высоким уровнем подготовленности партнеров к совместной деятельности и наличием прошлого опыта общения и взаимодействия в аналогичных ситуациях.

Учитывая то, что супруги находятся в постоянной материальной и морально-психологической зависимости вследствие того, что деятельность каждого оказывает существенное влияние на жизнь и деятельность партнера по браку, качество брака в значительной степени зависит от совпадений мотивов совместной деятельности (от ориентации на материальную выгоду, на самоутверждение, на совместную деятельность по воспитанию детей и т. п.).

Увеличение взаимной зависимости партнеров по браку создает условия для повышения значимости феноменов совместимости и сработанности для сохранения качества брака.

Оптимальное сочетание феноменов совместимости и сработанности в итоге отражается на качестве семейно-брачных отношений.

Следующим важным компонентом качества брака является его устойчивость. Оценка устойчивости, прочности брака является одной из важнейших характеристик образа жизни семьи. В.А. Сысенко [ 42, c.143] впервые разделяет понятия «устойчивость брака» и «стабильность брака». Устойчивость брака он рассматривает как «устойчивость системы взаимодействия между супругами, эффективность и результативность их совместной деятельности, направленной на достижение как взаимных, так индивидуальных целей супругов».

Существенно расширяет данное понятие В.В. Бойко. Устойчивость брака, по его мнению, имеет объективную и субъективную стороны. Объективная сторона прочности брака зависит от вероятности его распада, которая может быть выражена соотношением количества браков и разводов, зарегистрированных в данном регионе за определенный промежуток времени. Субъективная сторона характеристики брака включает в себя удовлетворенность супружескими отношениями, установку супругов на сохранение семьи. Показателями субъективной стороны устойчивости брака, по мнению В.В. Бойко [49, c.162], может служить оценка его прочности, которую дают сами супруги.

В социологии и психологии принято разграничивать два способа включения личности в ту или иную социальную целостность — адаптацию и интеграцию. Поскольку семья как социальная общность обладает наибольшими возможностями для социализации личности, следует подчеркнуть важность разграничения интеграции как органического, предполагающего личный выбор, включения человека в социальное целое, и адаптации как внешнего и пассивного приспособления к жизненным обстоятельствам. И, если адаптация способствует простой (механической) устойчивости брака, то интеграция, способствует качественной стабильности.

Итак, совместимость значит не простое сходство, а взаимопонимание в большинстве областей жизни. Семейная совместимость включает в себя способность членов семьи согласовывать свои действия, оптимизировать взаимоотношения в различных областях и видах совместной деятельности. По мнению многих авторов, степень устойчивости, стабильности характеризуется уровнем конфликтности и сплоченности.

Подводя итоги традиционных подходов к межличностным отношениям супругов мы обращаем внимание, что изучение супружеских ролей сейчас актуально, но их чаще всего изучают как социологические роли, с нашей точки зрения нужно также изучать психологические роли. bessie.front.ru/page5.html

1.2.2 Основные подходы к изучению совместимости

Одним из наиболее разработанных понятий в психологии является понятие совместимости. Поэтому, анализируя проблемы психологии семьи и супружеских отношений, многие исследователи рассматривали и понятие совместимости супругов. Вопросы совместимости супругов в различных сферах освещаются в работах А.Н. Волковой, Н.Н. Обозова с сотр., Т.М. Трапезниковой и др.

При этом под совместимостью супругов понимается такое оптимальное сочетание их черт, при котором возможно создание «психотерапевтического союза», причем часто данное понятие выдвигается в качестве важнейшего условия для выполнения психотерапевтической функции семьи. Совместимость — это понятие для обозначения объективного соответствия свойств взаимодействующих субъектов по отношению к объединяющей их деятельности [7, c.153].

Самым распространенным подходом к проблеме совместимости можно назвать структурный подход, ориентированный "… на поиск оптимальных сочетаний характеристик членов группы". Для сработанности — это основные характеристики профессиональных качеств субъектов совместной деятельности: умений, навыков, знаний. Для совместимости ведущими являются личностные свойства партнеров: потребности, мотивы, интересы, характер. Оптимальное сочетание обозначается как гармония, соответствие характеристик партнеров. Структурный подход базируется на мысли, что совместимые и сработавшиеся индивиды образуют некоторую устойчивую адаптивную структуру и, в определенном смысле, эффективную структуру. Но полученные до настоящего времени эмпирические факты в рамках этого подхода достаточно противоречивы.

На современном этапе наиболее общим признаком, включаемым в понятие «совместимость», считается взаимное соответствие свойств участников группы. Совместимыми можно считать тех людей, которые в известном смысле ситуативно неделимы и автономны (в смысле внутреннего единства и самоуправления).

Американские исследователи понимают под совместимостью максимальную степень взаимного удовлетворения потребностей и поведения друг друга. Когда личностные свойства членов группы способствуют совместимости их действий, групповая атмосфера благоприятна, в отношениях членов группы отсутствует напряженность и группа функционирует более эффективно [19, c.158]. С аналогичных позиций это понятие рассматривается и в советской социальной психологии: «Совместимость — это социально-психологическая характеристика группы, проявляющаяся в способности ее членов согласовывать свои действия и оптимизировать взаимоотношения в различных видах совместной деятельности». Как отмечает в своем диссертационном исследовании А.Н. Волкова, «совместимость — это понятие для обозначения объективного соответствия свойств взаимодействующих субъектов по отношению к объединяющей их деятельности»[7, c.273c].

В исследованиях А.Н. Обозовой [32, c.263], выделены четыре уровня супружеской совместимости: психофизиологическая, психологическая, семейно-ролевая и духовная.

Особый всплеск активности в изучении семьи и брака приходится на период до середины 90-х годов XX века. Характерен интерес к проблеме сходства — различия супругов в плане личностных характеристик, а также ролевых и ценностных ориентаций (А.Н. Волкова, А.К. Дмитренко, Т.В. Галкина, Д.В. Ольшанский, А.П. Ощепкова, Б.М. Петухов, К.Витек, Д. Майерс и др.), т.е. изучались факторы супружеской совместимости и их влияние на стабильность брака. Большой блок работ посвящен проблеме ориентаций супругов в сфере семейных ролей (Н.Н. Обозов, Н.Ф. Федотова, В.В. Матина, Е.В. Антонюк и др.). На необходимость учета в исследованиях изменений, происходящих в семье на разных стадиях ее жизни, указывают Ю.Е. Алешина, А.Н. Волкова, Т.М. Мишина, Т.А. Гурко и др.Заметной работой, проливающий свет на такой феномен супружества, как удовлетворенность браком, является диссертация Ю.Е. Алешиной [2, c.274], основное положение которой говорит, что в ходе совместной жизни супругов в их отношениях, в восприятии ими друг друга и т.п. происходят изменения, имеющие закономерный, а не случайный характер. Подобная закономерность, но не связанная прямо с удовлетворенностью браком, была известна под понятием «цикл развития семьи», которое Алешина заменила более оперативными понятиями стажа брака и наличия-отсутствия детей в семье. Исследование Алешиной выявило тенденцию постепенного возрастания значения у мужей взаимного общения с супругой, тогда как роль различных характеристик восприятия личности жены, наоборот, падает. У женщин же со стажем брака от 12 до 18 лет значение взаимного проявления нежности резко возрастает.Данные Алешиной согласуются и уточняют мнение Д.Майерса, что ощущение взаимной поддержки является фактором, определяющим для женщины степень удовлетворенности браком [27, c.364]. Утверждение же о росте у мужей значения взаимного общения с супругой при росте стажа брака согласуется с мнением Дж. Энтилла, выявившего, что обладание одним или обоими супругами добротой, чувствительностью и теплотой, традиционно считающимися женскими качествами, коррелирует с более высокой удовлетворенностью браком. Однако, П. Пармели, изучившая 110 пар со стажем брака от 3 до 14 месяцев, пришла к противоположным выводам: с удовлетворенностью браком позитивно связана не фемининность обоих супругов, а маскулинность жены.Пармели объясняет свои данные тем, что мужчины предпочитают более независимых жен, разделяющих их интересы и увлечения.С другой стороны, Майерс приводит похожие данные, но в контексте скорее гендерных различий полов — речь идет о людях средних лет и более преклонного возраста вообще [27, c.256] Тот факт, что мужчины и женщины со временем становятся более андрогинными, способными и на напор и на заботу, Майерс объясняет а) гормональными изменениями и б) избавлением от ранневозрастных ролей (актуальных в период ухаживания и заботы о малышах), что позволяет им в большей степени выражать свои подавленные ранее потребности.Отсюда, если считать интерпретации Майерса и Пармели адекватными, получается, что в начальный период брака маскулинные женщины подавляют свои потребности фемининного характера во имя соответствия интересам мужа… Все эти исследования объединены общей метацелью: изучить факторы, влияющие на супружескую удовлетворенность браком, значение которой и позволяет судить о том, что лучше для супругов и на какой стадии развития семьи — традиционность или эгалитарность ролевой структуры, высокая доминантность или низкая и т.д.Также очевидно, что большинство авторов, помимо значимости других факторов, подразумевает или открыто признает большую роль личностных, социально обусловленных характеристик супругов в оценке качества их брака и общего здоровья семьи. Поэтому исследования последних лет продолжают раскрывать особенности ценностных ориентаций и представлений о семье и браке у людей как создавших свою семью, так и готовящихся к этому [52, c.364].Принято выделять два наиболее совместимых подхода: социологический и психологический, хотя и они часто подменяют анализ с точки зрения одной дисциплины анализом с точки зрения другой. Так, для социологии семья это зависимая переменная, а различные макросоциальные параметры — независимая. А для психологии «… более естественно рассматривать как независимую переменную именно семью, а в качестве зависимых — развитие личности, восприятие членами семьи друг друга, своих отношений и т.д.» [11,c.146].В зарубежных трудах можно также встретить такие модели удовлетворенности браком, как «теория компенсации» Беркла, «теория эмпатии» Фута и Котрела, «теория равновесия» Ньюкомба, теория Уолисса и Кларка с фигурирующим в ней понятием «компенсаторности», которое означает степень, в которой удовлетворенность одними аспектами брачно-семейных отношений возмещает неудовлетворенность другими и др. Наиболее выдающейся среди них М.С. Мацковский считает последовательность связей, сформулированную У. Берром, где удоалетворенность браком выступает зависимой переменной.Весьма интересен подход к построению объяснительной модели влияния добрачных факторов на качество брака Ф. Ная и Р. Хилла. Модель содержит утверждения трех порядков. Утверждения, содержащие термины обыденного языка (и, значит, допускающие двусмысленность), объединяются в утверждения второго порядка, которые, в свою очередь сводятся к утверждению третьего порядка. Таким образом, качество брака тем выше, 1) чем выше степень добрачной гомогенности, 2) чем больше у жениха и невесты ресурсов, связанных с выполнением ими будущих брачных ролей, 3) чем выше качество воспитания и образцов супружеских отношений в родительской семье, 4) чем большую поддержку оказывают паре «значимые другие».Итак, чем больше у супругов социальных и личностных ресурсов для адекватного функционирования брака, тем выше последующее качество брака.Различия неизбежно существуют и при изучении супружеских отношений. Достаточным основанием для их успешности в социологии является факт сохранности брака (такая характеристика известна как стабильность брака, интактность семьи и т.п.). Легкость измерения этой характеристики позволяет проанализировать большую выборку респондентов. Однако юридическая сохранность брака ничего не говорит об особенностях отношений супругов, об их ролевом поведении, о месте проживания… В консультативный центр обращаются супруги, не имеющие интимных отношений, но продолжающие жить «… под одной крышей либо из чувства «долга» перед детьми, либо, не желая хлопот и неприятностей, связанных с разводом...» [41, c.243]. Поэтому картину, которую дает социологическое исследование, дополняет психологический подход, ставящий акцент на выявление отношения человека к собственному браку. В большинстве исследований эта храктеристика, согласно Ю.Е. Алешиной, Л.Я. Гозману и Е.М. Дубовской [11, c21], используется под названием «удовлетворенность браком».Существует и множество других параметров, которые на практике означают одно и то же, но называются по-разному: совместимость, адаптированность партнеров, успешность, качество брака и т.п.

По мнению многих авторов, степень устойчивости, стабильности характеризуется уровнем конфликтности и сплоченности.

Также очевидно, что большинство авторов, помимо значимости других факторов, подразумевает или открыто признает большую роль личностных, социально обусловленных характеристик супругов в оценке качества их брака и общего здоровья семьи.

Все это, а также ряд разногласий относительно критериев успешности — неуспешности брака, позволяет нам сделать вывод о том, что современная картина процессов, происходящих в семье, и влияющих на удовлетворенность супругов браком, нуждается в более пристальном рассмотрении. Требуются специальные измерения, способные содержательно охарактеризовать отношения супругов. Поэтому любое исследование (в том числе, и наше), касающееся института семьи и брака, является актуальным, т.к. полученные знания могут обогащать как фундаментальные теоретические представления ученого, так и методологический инструментарий практикующего специалиста, занимающегося вопросами оптимизации отношений в семье.
1.2.3 Совместимость в супружеской жизниДругим, но уже теоретическим построением, объясняющим феномен удовлетворенности браком является модель стабильности брака В.А. Сысенко, который считает, что функции и цели брака удовлетворяют различные потребности людей, а стабильность этого брака обеспечивают две системы факторов. Первая — система социально-экономических факторов, определяющая устойчивость брака (жилищные условия, материальная обеспеченность, бюджет времени и т.д.).Вторая — система социально-психологических факторов, отражающая степень удовлетворенность браком. Этот феномен Сысенко [42, c.120]. условно называет удовлетворением эмоционально-психологических потребностей, к которым относит следующие:1) в доверительно-дружеском общении; 2) в близких людях, в брачном партнере; 3) быть любимым; в психологической поддержке; 4) во взаимопомощи, поддержке и сотрудничестве; 5) сексуальную потребность/Попытки рассмотреть качество брака через удовлетворение потребностей супругов достаточно очевидно, т.к. потребности человека формируются в процессе освоения им социальной действительности и становления его личности.Дальше пошел А.К. Дмитренко [14, c. 253] выделивший инвариантные (слабо меняющиеся) характеристики стабильного брака в первые годы супружеской жизни, которые удовлетворяют потребность супругов в общении. Ими оказались: установки супругов на ценности семьи, ценностно-ориентационное единство супругов, наличие чувства любви к своему супругу, стремление супругов к самосовершенствованию, переоценка внешней привлекательности супруга, положительные репродуктивные установки.Продолжая перечисление качеств партнеров, определяющих удовлетворенность супружеством, можно привести результаты анализа Н.Н. Обозовым зарубежных исследований по этой теме. Так, в счастливых браках супруги характеризуются эмоциональной стабильностью, согласием с другими людьми, общительностью, доверчивостью и искренностью. В несчастливых — эмоциональной неуравновешенностью, критичностью к другим людям, стремлением к доминированию, замкнутостью и отчужденностью, подозрительностью и эмоциональной скованностью.К зарубежным исследованиям межличностного восприятия в парах с высокой УБ можно добавить свидетельство, что супруги считают себя личностно сходными и достаточно точно воспринимают предпочтения партнера, а также склонны видеть друг друга одинаково доминантными. В парах с низкой удовлетворенностью браком вышеуказанные параметры имеют противоположные значения[2, c.128].Причем с увеличением стажа брака супруги меньше восхищаются личностными качествами друг друга, что в несчастливых браках принимает форму восприятия личностных качеств партнера как недопустимых. Многие считают, что в норме «охлаждение» происходит после 2-х лет супружества. Но адаптивную функцию этого феномена Майерс видит в том, что снижение увлеченности друг другом способствует выживанию детей [27, c.115].Зарубежные исследования показали также зависимость между степенью удовлетворенности браком супругов и стилем их речевого поведения с детьми. Так, согласно П.Куттер, родители с низкой удовлетворенностью браком менее директивны, более отзывчивы и проявляют сложность высказываний тогда, когда пол ребенка и пол родителя совпадают. Ребенок противоположного же с родителем пола получал больше указаний и меньше отзывчивости при разговоре [ 20, c. 263].Н.Ф. Федотова [46, c.105], изучавшая проблему главенства в семье, обнаружила, что при патриархальном укладе мотивом признания мужского главенства женой является участие мужа в организации досуга и в формировании психологического климата (в меньшей степени — в организации быта и в воспитании детей). В современных семьях совместное главенство основано на протекании процессов, схожих с процессами лидерства в неофициальных группах. В таких семьях, согласно Федотовой, удовлетворенность браком может быть высокой при совпадении мнений о главенстве. В матриархальных же семьях брак был так или иначе разлажен — жена участвовала во всех сферах семейной жизни, а женское главенство часто коррелировало с пьянством мужа.Итак, принято выделять следующие функции, обеспечивающие удовлетворение потребностей членов семьи: 1) воспитательно-репродуктивную;2) хозяйственно-экономическую; 3) сексуально-эротическую; 4) рекреативную;5) психотерапевтическую; 6) функцию первичного социального контроля; 7) регенеративную (менее часто выделяемую), связанную с наследованием фамилии, имущества и социального положения (там же; Елизаров А.Н., 1996 и др.).На основании знаний о функциях выделяют следующие основные роли в семье: 1) ответственный за материальное обеспечение семьи; 2) хозяин-хозяйка; 3) роль воспитателя или ответственного по уходу за младенцем; 4) роль сексуального партнера; 5) организатор семейной субкультуры; 6) психотерапевтическая роль.Отсюда, можно считать существенно влияющими на супружескую жизнь аттитюды, отражающие отношение к общению, сексу, проведению досуга, способу, распределения ролей (т.е. к типу ролевой структуры семьи), и конечно, отношение к детям. Причем, дети должны значить много в жизни супругов. Если же первый ребенок появляется на свет, когда родители активно борются за свое место под солнцем (что типично для многих современных браков), то он часто оказывается «обузой». Поэтому, если значение ребенка в жизни родителей не будет приоритетным, это будет мешать реализации главной функции семьи.Другой способ выделения наиболее важных сторон семейной жизни заключается в определении наиболее проблемных сфер.Исследование В.П. Левкович показало, что таковыми являются сферы общения и нравственных отношений, защиты «Я — концепции» и взаимной информированности, а также ролевая сфера. Сферы же проведения досуга и удовлетворения материальных потребностей Левкович не называет конфликтогенными, а значит, важными. Это противоречит мнению Шнейдера[49, c.143], который относит сферу распределения бюджета к наиболее проблемным, т.к. она сопряжена с процессом принятия решений, который Сатир, в свою очередь, считает определяющим в развитии или разрушении чувства любви.Для иллюстрации влияния на поведение людей такого фактора, как любовь, достаточно сказать, что в середине 80-х г.г. почти 9 из 10 опрошенных американцев назвали любовь необходимым условием для брака. Многие отечественные авторы (Алешина, Волкова, Дмитренко, Дружинин, Косачева и др.) также признают любовь ведущим мотивом вступления в брак. В свою очередь, попытки построения теоретических моделей любви связаны со следующими именами: З. Фрейд, Э. Фромм, Л. Каслер, А. Маслоу, Д.А. Ли и др. Интересной является типология диадических отношений Гозмана и Ажгихиной [10, c.149], основанная на схеме Т. Кемпера. Системообразующим фактором выступают власть и статус, причем первая понимается как способность заставить кого-либо сделать что-либо, а второй — как желание индивида идти навстречу требованиям партнера благодаря позитивным эмоциональным отношениям.1) первый тип отношений можно назвать любовью деятельностной или любовью-дружбой; оба партнера находятся в равной зависимости друг от друга;2) неравноправие партнеров: один обладает и властью и статусом, а второй — только статусом (этот тип отношений часто встречается в парах с заметной разницей в возрасте и жизненном опыте);3) один супруг обладает и властью и статусом, а другой — только властью (например, Анна Каренина и супруг);4) влюбленность — один из партнеров ловит каждое слово, каждый взгляд другого, а второй вполне спокоен;5) вариант влюбленности — преклонение перед известными и недосягаемыми людьми;6) отношения родителей и маленьких детей;5) романтическая любовь (партнеры равноправны и обладают сильным влиянием друг на друга при готовности идти навстречу другому во всем — аналог древнегреческого эроса).В супружеской жизни чаще всего встречаются любовь-дружба, влюбленность и романтическая любовь с выраженным сексуальным началом (порождающая более конфликтные формы отношений, встречающиеся чаще на ранних этапах развития семьи). Кроме них Шнейдер [49, c.62] упоминает сторге (спокойную любовь — нежность) и агапе (любовь бескорыстную, связанную с полной самоотдачей и заботой о любимом). Высшие же уровни любви (к Богу, к Родине) возможны, согласно В.С. Соловьеву, «… лишь для личностей с высокоразвитым духом, который неизбежно подавляет организменный… и даже психический уровни деятельности» [49, c.172] Поэтому эти уровни любви не характерны для супружеской жизни.Другим интересующим нас фактором являются семейные представления, которые можно назвать синонимами аттитюдов по функциональному основанию.Семейные представления связаны с так называемыми семейными постулатами, семейными сценариями и процессами каузальной атрибуции. Согласно авторам, ситуационные сценарии (являющиеся представлениями людей о типичных ситуациях в их жизни, таких, как завтрак, обсуждение новостей, поход в магазин и т.п.) играют значительную роль во взаимоотношениях между людьми. Процессы каузальной атрибуции, т.е. наивной интерпретации причин происходящих событий, в свою очередь, помогают (или мешают) супругам разобраться в своих семейных и внесемейных проблемах.Семейные постулаты, в свою очередь, выполняют интегрирующую функцию, соединяя общие представления человека (о жизни, о людях вообще, о других семьях и о семьях вообще) с его представлениями о своей семье. Разумеется, что комплексы таких представлений далеко не идеальны.Кроме того, донаучные семейные постулаты могут принимать форму мифов о путях достижения супружеского счастья.Изучение и структурирование семейных мифов было прерогативой теоретических и эмпирических изысканий преимущественно в психотерапии (Пезешкиан Н., 1993; Алешина Ю.Е., Пек М.С., 1996; Сатир В., 1999; Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В., 1999; Коттлер Дж., Браун Р., 2001 и др.). Не все источники разводят понятия постулатов и представлений, прямо или косвенно «обещающих» супружеское благополучие. Ниже приведем наиболее часто упоминающиеся мифы и прокомментируем их.1) «Супруги должны быть едины во всех вопросах». О сходстве — различии взглядов супругов мы уже упоминали, однако, заметим, что в психотерапии есть однозначное мнение по этой теме. Согласно Glick & Kessler, конструктивная реализация именно различий во взглядах может обеспечить супругов более широким выбором способов решений их проблем[52, c.269]. Это может быть осуществимо, согласно теории семейных систем, с помощью способности быть близким к другим, но не зависеть от их мнений, желаний и оценок — быть дифференцированным.2) Миф, связанный с предыдущим: «Для семейного счастья особенно важна эмоциональная и физическая близость, достигаемая через совместное участие в различных видах деятельности». С одной стороны, следование этому мифу может привести к более быстрому разрушению идеального образа значимого другого с последующим разочарованием, а также — к восприятию совместной деятельности как рутины и возникновению признаков «синдрома сгорания». С другой стороны, постоянное нахождение в поле зрения человека, имеющего хотя бы отдаленное сходство с нами и отвечающего на наши эмоции, может вызвать к нему чувства от симпатии до романтической любви. Это явление похоже на импринтинг. Хотя оно исследовалось вначале на поведении детенышей животных по отношению к их родителям, существуют указания на то, что процесс, сходный с импринтингом, может происходить в жизни человека при использовании им фиксированных моделей поведения. или при прохождении им различных стадий развития. Это значит, что нельзя точно сказать о вреде или пользе этого мифа для УБ в случае широкой выборки.3) Миф о волшебной силе любви: «Он любит выпить, но я буду любить его так сильно, что он бросит пить», «Если ты меня любишь, ты будешь знать, что я хочу, прежде чем я попрошу тебя об этом» и т.п. Заблуждений о любви существует множество, однако следует еще выделить неосознанное отождествление любви с зависимостью, которая выражается в желании одного партнера испытывать насыщение и заботу в сочетании с нежеланием переносить боль, связанную с ростом. При этом отсутствует заинтересованность в духовном росте партнера.4) «Супруги должны думать о семье, а не о себе и больше жертвовать друг для друга». Это заблуждение почти противоположно предыдущему, хотя, так же, как и оно, неадаптивно.5) Миф о бесконфликтности счастливой семьи основан, в первую очередь, на незнании о позитивных функциях конфликта. С ним связаны мифы о необходимости найти виновного в том, что в семье что-то идет не так и об абсолютности понятий (категоричность). Например, А. Бек считает, что супруги, у которых развивается дистресс, характеризуются фиксацией на том, что в их отношениях «не так» и тенденцией считать приклеенные отрицательные ярлыки постоянными чертами друг друга.6) Положение о том, что хорошие сексуальные отношения с необходимостью ведут к хорошему браку справедливо, но оно превращается в миф, когда супруги начинают понимать его в русле мифа № 2. Даже поверхностного взгляда на мифы достаточно, чтобы сказать, что их выражение в вербальной форме основано на искажении метамодели языка с помощью генерализации, опущения и искажения информации об опыте супружеской жизни. Поэтому глубокое личностное принятие супругами мифов может затруднять и делать неадекватным процесс их межличностного восприятия.

Итак, совместимость значит не простое сходство, а взаимопонимание в большинстве областей жизни. Стопроцентная совместимость — миф, но чем больше общего между супругами в физической, эмоциональной, интеллектуальной и духовной сферах, тем лучше они доймут друг друга, тем более плодотворными будут их отношения. Возникающие конфликты связаны с тем, что супруги, так же как родители и дети, плохо знают и понимают друг друга, что ведет к разобщенности, неприятию друг друга, в конечном счете — к психологической несовместимости.

Считается, что, если партнеры несовместимы друг с другом в основных сферах жизни, они не смогут построить гармоничные и дающие радость отношения: несмотря на взаимную любовь, в доме не будет согласия. Они могут иметь много общего, но, если муж и жена не любят друг друга, брак не будет долгим, ведь существует вероятность того, что кто-то из супругов встретит истинную любовь. Если партнер по браку — безответственная личность, то он в мгновение ока может разрушить семейные узы, даже если брак был вполне удачным. Готовность принять на себя обязательства — это краеугольный камень нерушимости брачных уз. Даже если нет взаимной любви и совместимости, брак может держаться на ответственности супругов друг перед другом, если муж и жена остаются вместе из-за чувства долга — ради воспитания детей или из-за страха общественного осуждения. Правда, такие отношения приносят мало радости.

В семейной психологии под супружеской совместимостью понимают совместимость и взаимность чувств, совместимость характеров, темпераментов, общность интересов, представлений, взглядов, привычек, поведения. Различия возможны, они даже некоторым образом способствуют совместимости, но только в. том случае, когда характеры, взгляды, привычки не антогонистичны. Супружеская, совместимость держится на родстве душ, эмоциональной и духовной близости, на взаимном дополнении нервного склада.

Семейная совместимость как способность членов семьи согласовывать свои действия, оптимизировать взаимоотношения в различных областях и видах совместной деятельности образует много слоев.

· 1-й слой — физическая и психофизиологическая совместимость, предполагающая телесную совместимость, совместимость темпераментов, согласованность сенсомоторных действий. В данном случае наибольшая совместимость обнаруживается в парах с противоположным типом темпераментов: холерик — флегматик, сангвиник — меланхолик, т. к. психофизиологически такие партнеры идеально дополняют друг друга. Супружескую чету, в которой имеет место сочетание темпераментов:

Холерик— меланхолик Ожидают эмоциональная нестабильность, резкие перепады настроения
Меланхолик— сангвиник Ожидают глухость к чувствам и мнениям друг друга
Сангвиник — холерик Характеризует бесконечное выяснение отношений

Существует простой, но проверенный на практике принцип определения совместимости мужчины и женщины: если они по внешности и телосложению подходят друг другу, из них может получиться хорошая супружеская пара. Аюрведическая мудрость гласит, что люди, принадлежащие к одной конституции, становятся хорошими супругами благодаря сходству натур и врожденных. сексуальных склонностей. Небольшие различия не повредят общей гармонии.

Если партнер по браку принадлежит к той же конституции, все-таки могут возникнуть проблемы: когда люди одной конституции соединяются, их недостатки и слабости усиливаются, однако они легче и проще, чем мучительные испытания в браке с человеком совсем другой конституции.

· 2-й слой — сексуальная совместимость Сексуальная несовместимость супругов может стать причиной ссор и конфликтов и привести к разводу. Постоянная физическая и эмоциональная неудовлетворенность в интимной жизни приводит к раздражительности и может перерасти в депрессивные и невротические расстройства.

Существуют четыре категорий сексуальной несовместимости партнеров:

— тела мужчины и женщины совершенно не подходят друг для друга; их гениталии настолько диспропорциональны, что половой акт становится затруднительным и болезненным;

— сексуальные потребности мужчины и женщины не совпадают;

— у супругов с различным «эмоциональным темпераментом» может также не совпадать «сексуальный темперамент» (например, один из супругов — романтичный и нежный, а другой — страстный или даже агрессивный);

— половые дисфункции партнеров (импотенция, фригидность).

В этой области; также проявляется и действует принцип сходства.

· 3-й слой — интеллектуальная совместимость Едва ли муж и жена смогут общаться долгое время, если они интеллектуально несовместимы. Их разговоры будут либо однообразны, либо они совсем не будут понимать друг друга.

· 4-й слой — совместимость характеров.

Если будущий партнер, по браку обладает одним или несколькими пороками (см. ниже), это еще не значит, что с ним невозможно жить в браке, однако надо иметь в виду, что отношения с ним будут нелегкими. «Основной причиной этих недостатков часто оказываюся травмы и потери, перенесенные в детстве. Если партнер знает о своих недостатках и постоянно работает над ними, от них, в конце концов, можно избавиться. В противном случае, браку угрожает опасность».

Скорее всего, о совместимости не может быть и речи, рано или поздно придется расстаться с партнером по браку, если он/она обладает такими серьезными недостатками характера:

— не может брать на себя ответственность, в том числе финансовую (влезает в долги);

— эмоционально неуравновешен, так как в детстве перенес серьезные травмы (ребенком его бросили или оскорбили);

— эмоционально холоден (не умеет любить и отвечать на любовь);

— постоянно находится в депрессии или плохом настроении (жалуется, обвиняет других);

— жестокий, легко впадает в гнев (может применить физическую силу);

— имеет сексуальные расстройства (импотенция, фригидность);

— склонен к супружеской неверности (флиртует с другими);

— имеет пристрастие к алкоголю, наркотикам, сексу или азартным играм;

— еще не пришел в себя после предыдущего романа.

По данным исследований Американского института старения; при достижении 30-летнего возраста мировоззрение и характер человека уже не меняются. Это не значит, однако, что личность человека со временем не изменяется: человеку дан разум и свобода выбора, поэтому он сам может изменять свой характер, сводя к минимуму имеющиеся недостатки и усиливая насколько возможно свои достоинства.

Если молодые люди вступают в брак в надежде, что со временем характер избранника улучшится, главное — помочь ему исправиться, они рискуют напрасно потерять время. Скорее всего, партнер не станет таким, каким его хотели бы видеть.

· 5-й слой — согласованность функционально-ролевых ожиданий. В этом случае значимы представления членов семьи о том, что, как, с кем, ив какой последовательности они будут делать для достижения общих задач. Принято считать, что согласованность структуры ролей, понимание и распределение ролей внутри пары обеспечивает стабильность и благополучие семьи.

· 6-й слой — ценностно-ориентационное единство. У каждого есть интересы, потребности, цели существования и средства их достижения, которые являются самыми важными в жизни. Если будущий супруг не разделяет приоритетов другого, едва ли брачный союз будет успешным и стабильным, даже если в других областях молодые люди идеально подходят друг другу.

· 7-й слой — личностная и социальная зрелость супругов

Для гармоничного брака необходима личностная и социальная зрелость, подготовленность, активность и устойчивость в профессиональной сфере, способность материально обеспечивать свою семью, готовность заботиться о воспитании детей. Психологически зрелых супругов отличает чувство долга, ответственность за свою семью, самообладание, гибкость, выдержанность, трудолюбие, деликатность.

Личностный фактор в любви и семейной жизни как определяющий был; впервые провозглашен в гуманистической психологии. В последнее время в отечественной науке в рамках гуманитарного подхода появились новые разработки в рассмотрении личностной новые разработки в рассмотрении межличностных отношений. Так, А.Б. Орлов [34, c.53] ставит на центральное место в изучении личности сущность человека и самопринятие, представляющее собой источник и суть нормального личностного развития. E.О. Смирнова в качестве первопричины и одного из проявлений подлинного отношения любви видит безусловное принятие себя.

Немалое значение придается любви. Любовь, удовлетворяя потребности высшего порядка, часто является основным мотивом вступления в брак или… ухода из жизни. Так, в период с 1924 по 1960 г. Мотив несчастной любви называется наиболее частым в случае самоубийства девушек и, реже, юношей. Тенденция прослеживается в течение 36 лет. Причем возраст самых старших суицидентов — 22 года, т.е. потенциальный для вступления в брак. Возможно, в основе этого мотива лежат ригидные установки на романтическую любовь или влюбленность, которые сложно поддаются коррекции в ситуации несоответствия ожиданиям. Например, А. Эллис видит причину неадекватного поведения людей в их жестких требующих, в противовес предпочитающим, установках Л.С. Алексеева же приводит более конкретные данные: прогноз развития отношений супругов будет наиболее благоприятным, если их представления относится к промежуточным между крайне ригидными и крайне лабильными значениями [12, c.161].Согласуясь с мнением Эллиса, эти данные не противоречат, но и не соглашаются с традицией выделения таких факторов, влияющих на удовлетворенность браком, как сходство супругов по личностным особенностям и взглядам. Однако в литературе не встречается указаний на ведущую роль каких-либо определенных аттитюдов (хотя особое значение придается ролевым установкам, которые меняются (равно как и УБ) вместе с увеличением стажа брака). При всей мозаичности проблем и широты исследований факторов стабильности брака, особого внимания заслуживает попытка Яна Щепаньского определить наиболее существенные признаки успешного брака. Он пишет: «Внутренняя сплоченность супружества и семьи поддерживается воздействием как внутренних, так и внешних сил» [51, c.109]. К внутренним силам относятся: 1) взаимная любовь там, где она является решающей в выборе супруга. 2) чувство долга по отношению к супругам и детям; 3) взаимное стремление к продвижению, карьере, благоустроенности; 4) забота о совместном жилище, доме, домашнем хозяйстве, забота о детях, разделение труда в этой сфере; 5) осознанное или неосознанное желание оправдать ожидания среды, родственников и более широких групп; 6) стремление к осуществлению собственных мечтаний и представлений периода обучения; 7) возможность гармоничного развития личности и использования брака как средства реализации экспансивных стремлений личности. Внешние силы — это: 1) магические санкции, делающие иногда невозможным развод; 2) давление общественного мнения или системы санкций, когда отказывают в признанном положении в обществе людям из распавшихся семей; 3) давление экономических условий; 4) предъявляемые средой требования заботы о детях.По мнению многих авторов, степень устойчивости, стабильности характеризуется уровнем конфликтности и сплоченности. Вряд ли представляется возможность отождествлять стабильность брака с благополучием. Вполне стабильный (устойчивый) брак может быть неблагополучным, конфликтным, но по тем или иным причинам может продолжать функционировать вплоть до своего естественного конца. Люди могут сохранять свой брак из-за трудностей психологического разрыва, по невротическим причинам (осознание вины, боязнь перемен, эмоциональной нестабильности, необоснованных надежд) и по другим факторам, вынуждающим терпеть дискомфортные отношения. Все это может быть справедливо для стабильных браков, не дающим эмоционального удовлетворения партнерам. Анализируя функции семьи, основные роли, наиболее конфликтные сферы, а также семейные мифы, мы выделили наиболее важные аспекты супружества. Чаще всего авторами упоминаются: общение, секс, ролевая сфера, дети, досуг, совместность/раздельность деятельности, нравственные отношения (в том числе, отношение к миру) и, в меньшей степени, распределение бюджета. 1.2.4 Совместимость в молодой семье

Вступающие в брак молодые люди далеко не всегда имеют одинаковый уровень образования и культуры, различаются по характеру и темпераменту, пониманию жизненных ценностей, мировоззрению, установками и взглядами на жизнь и т. д. Но, несмотря на такого рода различия, молодые люди способны, да и обязаны создать прочную семью, стать единым целым в процессе взаимного приспособления друг к другу, осознания своего нового семейного положения и обязанностей. Нужен только сознательный и постоянный процесс самообучения, самосовершенствования и прежде всего — высокая культура общения, подразумевающая мягкость и терпимость, стремление понять любимого человека, готовность делить с ним все радости и заботы семейной жизни, умение чутко уловить его настроение в любой момент, правильно оценить его и адекватно прореагировать.

В первое время размолвки или ссоры между молодыми супругами возможны как раз из-за того, что они ещё не очень хорошо знают друг друга. Когда учёные попросили несколько сотен женихов и невест дать оценку себе и своему будущему спутнику, оказалось, что мнение человека о самом себе только на 10—15 % совпадает с мнением о нём его спутника. В начальный период семейной жизни это создает дополнительные проблемы и затрудняет адаптацию молодожёнов. И это естественно: рядом оказались два человека с разным прошлым, с разными привычками, и, конечно, нужно время, чтобы ближе узнать друг друга

Насколько совмещаются по своим различным личностным характеристикам члены семейного коллектива, настолько успешны и эффективны их совместная деятельность и общение. Обычно рассматривают три основных уровня (вида) совместимости: физическую (физиологическую), психологическую и социальную. Жизнь показывает, что абсолютной ф и з и ч е с к о й совместимости практически не существует. В браке важна психологическая совместимость — совместимость темпераментов, характеров, привычек, эмоционально-волевых особенностей.

Особенности интимной жизни в семье во многом определяются совокупностью генетических, гормональных, нервных и других личностных качеств супругов, и то, что вполне естественно и нормально для одного, может казаться ненормальным и неестественным для другого. Но бесспорно и то, что эмоциональная окрашенность и степень получаемого удовлетворения зависят не столько от физиологических потенции молодых супругов, сколько от типа личности, её отношения к себе и другим, способностей к сопереживанию, общению и т. д. Трудности, испытываемые иногда молодыми супругами в интимной части семейной жизни в период взаимной адаптации, как правило, имеют общепсихологические корни, которые в свою очередь связаны с условиями воспитания. Вот почему в обеспечении физической совместимости так важна половая грамотность молодых супругов. И чтобы избежать различного рода недоразумений, супруга должны иметь научные представления о культуре я психогигиене интимной жизни. В затруднительных же случаях молодым супругам всегда может помочь сексолог. Обычно этого оказывается достаточно, чтобы устранить возникшую проблему.

Чувство любви удивительно, оно способствует обожествлению предмета любви, сглаживает его недостатки, выделяя на первый план лишь качества, которыми можно искренне восхищаться и гордиться. При этом любимый человек может не прикладывать никаких стараний, чтобы нравиться, его любят без всяких условий. Любящие непроизвольно подчеркивают лучшие качества в партнере. Необходимо помнить об этой особенности, когда начнутся будни совместной жизни.

После заключения брака часто видимым становится то, что затенялось раньше. Например, была грубость, но ее не хотели замечать как очень неприятный факт. Это обусловлено тем, что вступает в действие так называемый закон психологической защиты, когда не запоминаются очевидные явления, если это хоть как-то ставит под сомнение значимость личности в собственных глазах. После заключения брака у обоих супругов меняется эмоциональное отношение ко всему происходящему. В зарождающейся любви каждый стремится к полному обладанию партнером. Необходимость достичь этой цели заставляет в известной мере следовать установившимся в обществе шаблонам поведения. Чтобы завоевать расположение подруги или друга, каждый старается казаться лучше. Недостатки скрываются, невольно надевается «маска», то есть демонстрируются те качества, которые, по предположению, ожидает увидеть другой человек. И он, в свою очередь, оценивается также.

Расплата наступает потом, когда в повседневной жизни приходится сталкиваться уже со всеми особенностями своего избранника. Поэтому молодым супругам надо быть готовыми к тому, чтобы приспособиться к особенностям характера, поведения и привычек своего брачного партнера, стараться меняться самому. Обоюдное стремление к изменению себя ради благополучия другого и семьи в целом в конечном итоге позволит быстрее пройти процесс взаимной адаптации и создать прочную семью. Психологическая сущность взаимной адаптации заключается в согласовании мыслей, чувств и поведения супругов.

Адаптация касается всех без исключения сфер семейных отношений: материально-бытовых, нравственно-психологических и интимно-личных. Супружеская адаптация — занятие довольно широкое, так как связана не только с бытовыми но и эмоциональным, нравственным и культурным взаимным приспособлением мужа и жены. Материально-бытовая адаптация в основном заключается в согласовании прав и обязанностей супругов в выполнении домашних дел, а так: формировании удовлетворяющей их модели планирован и распределения семейного бюджета.

Нравственно-психологическая адаптация основывается на совмещении мировоззрений, идеалов, интересов, ценностей, ориентаций, установок, а также личностных и характерологических особенностей мужа и жены (максимально возможном для конкретной пары, но во всех случаях превышающих определенный уровень, ниже которого совместное существование супругов оказывается невозможным).

Интимно-личностная адаптация заключается в достижении супругами сексуального соответствия, предполагающие их взаимное не только физиологическое, но и морально-психологическое удовлетворение интимными отношениями.

Вместе с тем адаптация к образу жизни предполагает те же приспособление супругов к новому для них статусу мужа и жены и связанным с ним функциям, согласование существовавших до брака образцов внесемейного поведения, обязательное включение их в круг взаимных родственных связей.

Социальная, в данном случае брачная, адаптация — довольно сложный процесс, в развитии которого можно выделить 6 этапов. Применительно к молодой семье психологи выделяется полярных этапа приспособления: первичную и вторичную (негативную) адаптацию. При этом мужчины и женщины по-разному относятся к трудностям семейной жизни. Мужчины оказываются более всего чувствительными к материальнo-бытовым неудобствам и трудностям физической адаптации женщины проявляют большую обеспокоенность недостаточностью (с их, женской, точки зрения) чувства любви, уважения. Тем не менее, на первых порах семейной жизни любящие супруги обычно настроены на взаимное приспособление друг к другу, на поиск оптимальных, взаимоприемлемых форм совместной жизни. Поэтому немаловажное значение для них имеет информация о том, с какими сложностями им придется столкнуться на первом и втором этапах адаптации.

По своему психологическому содержанию первичная адаптация супругов осуществляется в двух основных видах их отношений: ролевых и межличностных. На стадии первичной ролевой адаптации важно учитывать, какой мотивацией руководствовался каждый из супругов при создании семейного союза. Возможно, это была ориентация на семью как преимущественно хозяйственно-бытовой союз (главное в семье — это хорошо налаженный быт и домоводство), или же на союз нравственно-психологический (желание найти в семье верного друга и спутника жизни, хорошо Понимающего именно меня). Некоторые рассматривают семью как союз семейно-родительский, педагогический, исходя из того, что главное назначение человека на земле — это рождение и воспитание детей; другим же хотелось найти желанного и любимого партнера для любви. Конечно, ни одна из вышеуказанных целей не исключает другую, все они очень значимы в создании счастливой семьи. Но супруги должны, выделив собственные главные мотивы, согласовать их с установками на брак своих партнеров. Только при этом условии возможно разумное сочетание (взаимодополнение) семейных ролей на начальном этапе совместной жизни.

Помимо достижения большего соответствия в мотивации брака первичная ролевая адаптация обязательно включает согласование представлений о характере и распределении семейных обязанностей. В этом плане существенное значение имеет представление супругов о компоновке, взаимодополняемости супружеских ролей, которые, согласно американскому социологу К. Киркпатрику, можно условно разделить на традиционные, товарищеские и роли партнеров. Первая особенность ролевой адаптации заключается в том, чтобы супруги выбрали (или хотя бы договорились о таком выборе) один и тот же тип роли. Вторая — чтобы каждый из крупных компонентов необходимого для этой роли внутри- и внесемейного поведения у мужа и жены соответствовал.

Межличностная адаптация супругов имеет три взаимосвязанных аспекта: аффективный (эмоциональная составляющая отношений), когнитивный (степень их понимания) и поведенческий (непосредственно реализующееся в них поведение). Успешная межличностная адаптация предполагает эмоциональную близость, высокую степень взаимодополнениея, развитие умения организации поведенческих взаимодействий, взаимное приспособление супругов к особенное личности друг друга. Межличностные отношения их должны быть максимально благожелательными, а для этого каждый из супругов следует проявлять терпимость, постепенность, последовательность, умение уступать в ссоре — без таких качеств период «притирки» характеров значительно затрудняется и усложняется. Необходимо научиться принимать человека таким, каков он есть, учитывать все его недостатки, приспосабливаться к привычкам своей «половины» и при этом ненавязчиво говорить партнеру не только о том, каким он должен быть в семье, но и что бы хотелось видеть в его поведении, какие действия и поступки могут сделать его еще более привлекательным. Следует стремиться переориентировать отрицатель качества партнера в положительные. При этом очень важно уловить момент, когда партнер делает или говорит что-нибудь хорошее. Постепенно оба супруга привыкают к положительному ному поведению, усиливая свое внимание друг к другу.

Специалисты, занимающиеся исследованием проблем семьи и брака, выделяют ряд личностных качеств, которые присущи как женщинам, так и мужчинам с плохой приспособляемо к супружеской жизни.

Женщины с плохой приспособляемостью: любят ссориться, не способны к проявлению подлинных чувств, эгоистичны, даются только личным интересам, не следят за собой дома, тщеславны, излишне критичны к супругу, не заботятся о детях, плохие хозяйки.

Мужчины с плохой приспособляемостью: не имеют никаких интересов, не заботятся о материальном содержании семьи, неверны, не проявляют чувств, не способны договориться об общих делах с супругой, грубы по отношению к детям, способны к физическому насилию над женщиной, не проявляют интереса к дому, мало требовательны к собственному развитию, обидчивы.

Естественно, каждое из указанных отрицательных качеств мешает установлению нормальных отношений в семье. Поэтому важно стремиться не только лучше познать другого, но, прежде всего, изучить себя и постараться искоренить те негативные черты, которые дестабилизируют межличностные и семейные отношения.

Время вносит в каждую семью перемены, которые притупляют первоначальную остроту восприятия и новизну ощущений. С одной стороны, человек привыкает к новым для него условиям совместной жизни, приобретает чувство безопасности и уверенности, а также находит взаимопонимание в отношениях со своим брачным партнером. С другой же стороны, повседневность постепенно начинает угнетать своей монотонностью, инициатива гаснет, появляется чувство разочарования в своем избраннике, а иногда и раздражение к отдельным, свойственным партнеру привычкам, жестам, даже словам. Наступает период вторичной адаптации, сущность которого составляет чрезмерное привыкание супругов друг к другу, забвение супружеской любви и неповторимо-личного характера семейного объединения.

Вторичная (негативная) адаптация проявляется в ослаблении чувств, их обесцвечивании, превращении в привычку, возникновении равнодушия, которое со временем может перерасти в неприязнь и даже ненависть. Она осуществляется в трех основных сферах. Первая из них — интеллектуальная. Снижается интерес к супругу как личности (своеобразное исчерпание) вследствие повторения им в общении одних и тех же мыслей, суждений, оценок и т. п. Опасность интеллектуальной негативной адаптации заключается в том, что каждодневное и неизбежное общение мужа и жены зачастую приводит к своеобразному пресыщению друг другом.

Следующая сфера вторичной, негативной адаптации нравственная. Наблюдается негативное действие «эффекта нижнего белья». «Рассекречивание» супругов друг перед другом проявляется в том, что они начинают демонстрировать отнюдь не лучшие свои качества, мысли и поступки, использовать во время общения неприемлемые жесты и интонации и попросту показываться друг другу в таком виде, в тором никогда не рискнули бы прийти на свидание в период добрачного ухаживания. Со временем такое безответствен: отношение друг к другу приводит к стойкой антипатии.

Как в свое время писал А. Герцен, «сожитие под одной крышей само по себе вещь страшная, вещь, на которой рушится половина браков. Живя тесно вместе, люди слишком близко подходят друг к другу, видят друг друга слишком подробно, слишком нараспашку...».

Навайтис [28, c.158] пишет, что чужой муж нередко кажется лучше своего (мой неаккуратный, а тот аккуратный, мой мало зарабатывает, а тот много и т. д.). Чужая жена, которой не видишь растрепанной, в домашнем халате или уставшей и раздраженной после работы, естественно, тоже кажется привлекательней. Так у многих возникает ощущение, что именно ему не повезло.

Третья сфера вторичной негативной адаптации — интимные (сексуальные) отношения. Низкий уровень общей культуры в сочетании с легкой доступностью и однообразием интимных отношений могут привести к снижению взаимной привлекательности и падению полового влечения, что зачастую интерпретируется супругами как присущие другому недостатки, возможность супружеских измен.

Учитывая негативное влияние вторичной адаптации прочность брака, следует иметь в виду, что только постоянная новизна информации и брачная совместимость способны противостоять ее испытаниям.

Существуют три главных условия борьбы со вторичной адаптацией. Первое из них — это постоянная работа над собой, духовный рост, стремление поддерживать в глазах любимого свой престиж и статус.

Вступление в брак ни в коей мере не должно истолковываться молодыми как конечная цель, достижение которой позволяет «расслабиться и отдохнуть», но, наоборот, должно рассматриваться ими как исходная точка борьбы за семейное счастье. А это значит, что супруги просто не имеют права останавливаться в своем развитии, а равно и переходить грань, при которой их глубокая личностная интимность, открытость навстречу друг другу будут мешать существованию семьи. Идеалы романтической любви, которые все чаще начинают рассматриваться как эталоны современных браков, предполагают галантность и бережность, основанные на точном знании границ взаимной пристойности и привлекательности.

Второе условие преодоления негативных последствий вторичной адаптации — это дальнейшее повышение культуры взаимоотношений супругов, последовательное воспитание в себе уживчивости, доброжелательности, чуткости, сдержанности и позволяющей избежать излишнего «рассекречивания» тактичности.

Третьим условием прочности семьи при угрозе негативной адаптации выступает повышение взаимной автономности супругов, их относительной свободы друг от друга. По своей сути это условие является естественным следствием все того же психофизиологического закона адаптации: временное прекращение действия раздражителя восстанавливает возбудимость нервного аппарата и увеличивает интенсивность ощущений при последующем раздражении.

Трудности адаптации молодых супругов к условиям совместной жизни могут быть обусловлены целым рядом причин. Среди таковых особо можно выделить неподготовленность молодых людей к резкому изменению образа жизни; сложность отношений между поколениями; гедонистическое отношение к браку (когда от него ждут одних только приятных неожиданностей); отсутствие подготовки к выполнению всего комплекса функций, необходимых в семье.

Разрешение проблемы брачно-семейной адаптации напрямую связано с совместимостью супругов в брачной паре. Более того, дискуссионным является вопрос о том, что первично: адаптация или совместимость. На наш взгляд, совместимость и условие адаптации, и ее результат.

Только исходная совместимость, по преимуществу, — эмоциональная.

На предбрачном этапе отношений с предполагаемым спутником жизни возникает целая гамма чувств, как позитивных, так и негативных. Они могут быть сближающие, способствующие быстрому установлению контактов, сокращающие дистанцию между людьми, так. называемые конъюнктивные чувства. В каждом случае такого отношения другая сторона выступает как желаемый объект.

На основе этих чувств возможно рождение психологической совместимости, т. е. принятия личности сразу, на веру, без доказательств и как результат, возникающая часто на этом безотчетном чувстве доброжелательность в отношениях, Эта изначальная совместимость может быть невысокой, но достаточной для начала совместной жизни. А.это уже во многом определяет характер межличностных отношений и служит условием адаптации в семейной жизни.

Психологическая совместимость как результат адаптации, так называемая адаптивная совместимость, может возникнуть в процессе обоюдной работы супругов в познании друг друга, в понимании, умении правильно оценивать поведение друг друга, умение щадить «болевые точки», улавливать настроение другого, оберегать от грубости, избегать семейных баталий. Одним словом, для достижения совместимости необходимо желание супругов «улавливать душевную мелодию» другого,

Таким образом, совместимость не статическое явление, а скорее — динамическое, порождаемое свойствами человеческой психики. Изучение постоянства-изменчивости человека всегда было и продолжает оставаться одной из самых интригующих тайн и самых трудных проблем.

Для успешной адаптации молодых супругов особое значение имеет качественная и своевременная подготовка их к семейной жизни. Большое препятствие в достижении гармонии семейных отношений — половая неграмотность. Кроме того, будущие супруги должны быть педагогически подготовлены, иметь представление о том, как воспитывать детей. И, наконец, необходима подготовка к ведению домашнего хозяйства, которая предусматривает овладение элементарными хозяйственными навыками, умение планировать семейный бюджет, правильно распределить домашние обязанности и т. д. Счастливая, гармоничная семья, здоровая морально-психологическая атмосфера в ней не складываются сами по себе, — это результат каждодневных усилий супругов, их самодисциплины, самоконтроля, высокого уровня духовной культуры каждого из них. Счастливая семейная жизнь обеспечивается прежде всего искренним и неподдельным стремлением и умением обоих супругов успешно решать те проблемы, которые возникаю взаимоотношениях, вместе, плечом к плечу преодолевать те трудности, с которыми они могут столкнуться в начальный этап совместной жизни — период их взаимной адаптации.

1.3 Причины неудовлетворенности брачно-семейными отношениями

1.3.1 Виды супружеских конфликтов и причины их возникновения

Освещая проблему супружеского общения, нельзя не вспомнить про супружеский конфликт, который тоже связан с удовлетворенностью браком, но является не причиной снижения удовлетворенности отношениями, а скорее, сопровождающим фактором. Причиной же различными теоретиками и практиками называются факторы от реализации родительских паттернов взаимодействия до компенсации своей заниженной самооценки (Сатир В., 1999; Алешина Ю.Е., 1999; Пэйдж С., 1995 и многие другие).Тем не менее, следует выделить стабилизирующую функцию конфликта (которая помогает перейти от разногласий к выработке общих взглядов) и сигнальную, оповещающую о кризисе, о переходе семьи на новый этап развития (Резников В.Е., 1991, С. 25; Литвинова Л.Г., 1994).

Конфликт — это осознанное столкновение, противоборство минимум двух людей, групп, их взаимно противоположных, несовместимых, исключающих друг друга потребностей, интересов, целей, типов поведения, отношений, установок, существенно значимых для личности и группы [49,c.265].

Конфликты социально обусловлены и опосредствованы индивидуальными особенностями психики людей. Они связаны с острыми эмоциональными переживаниями — аффектами, с действием познавательных стереотипов — способов интерпретации конфликтной ситуации, и одновременно с гибкостью и «изобретательностью» личности или группы в поисках и выборе путей конфликтного, т.е. ведущего к усилению конфликта, поведения.

Ссора представляет конфликт самооценок: участники ссоры стремятся поддержать самомнение и собственную репутацию ценой снижения самомнения и репутации «противника». Ссора всегда включает личные обвинения.

В некоторых семьях ссора может вспыхнуть в любую минуту. В таких семьях действуют не муж и жена, а две персоны с обостренным чувством собственного достоинства, с преувеличенным самомнением, болезненным самолюбием.

Одна из форм проявления высокой степени самомнения — психологическая эксплуатация брачного партнера. В некоторых семьях муж или жена самореализуются и самоутверждаются за счет своей половины. Происходит это либо неосознанно, либо целенаправленно.

Психологическая эксплуатация проявляется в демонстрации партнеру своих негативных черт характера, отрицательных эмоций и плохих привычек, в посягательстве на духовный мир другой личности, стремлении все выведать у нее, все о ней знать, подчинить себе. Подчас это проявляется в разрядках на членах семьи агрессии и эмоций, которые появились вне дома. Психологическая эксплуатация супруги (супруга) заключается также в перекладывании на него (нее) ответственных решений и действий.

Некоторые пытаются вызвать сочувствие к себе в тот момент, когда другой партнер сам ищет поддержки и утешения.

Часто подобные ссоры — преддверие серьезных конфликтов. Как правило, людям очень не нравится то, что они вынуждены ссориться, люди понимают, что ссоры нужно прекратить, но часто не знают, с чего начать и как сделать так, чтобы ссоры в семье прекратились.

Супружеская ссора может заканчиваться тем, что:

а) один из участников признает себя виновным;

б) виновным признает себя его партнер.

Но возможен и третий, менее распространенный вариант — «Мы оба виновны». Спасительная формула для выхода из ссоры, такова: «Мы ссоримся — значит, мы не правы!» Здесь нет традиционного для эгоизма перекладывания ответственности с себя на другого. Здесь нет и альтруистического самопожертвования, когда вся ответственность принимается на себя.

Ряд авторов рассматривает также в качестве причины конфликтов борьбу за власть. Например, А.П. Егидес [39, c.155] пишет: «Проблема проблем — лидерство в супружеской паре, власть в семье. Если противоречий в семье нет, — кто-то подал мысль, а кто-то ее принял, — то и сложностей никаких. Если расхождения не принципиальные — кто-то поканючил, другой снизошел, — и тоже без коллизий. Можно убедить, призвав на помощь логику и приведя аргументы, что предложенный вариант супругу просто необходим. Но если вскрываются непримиримые противоречия в интересах, то обычно обращаются к средствам принуждения».

В. Сатир, Ч. Фолкэн, Л.Я. Гозман [37, c.156] называют еще одну причину конфликтов. Часто человек, вступая в брак и зная о каких-то особенностях характера, поведения, привычках своего избранника, предполагает, что в дальнейшем он изменится. Семейная жизнь превращается в художественную лепку: этот утолок надо чуть-чуть загладить, здесь надо добавить объема, яркости или изысканности, а некоторые детали вообще необходимо удалить. Переделать любимого человека, спутника жизни по своему образу и подобию, становится порой для некоторых навязчивой идеей.

Участники семейных конфликтов часто не являются противоборствующими сторонами, адекватно осознавшими свои цели, скорее они жертвы собственных неосознаваемых личностных особенностей и неправильного, не соответствующего реальности, видения ситуации и самих себя. Для семейных конфликтов характерны крайне неоднозначные и потому неадекватные ситуации, связанные с особенностями поведения людей в конфликтах. Демонстрируемое поведение часто маскирует истинные чувства и представления о конфликтной ситуации и друг о друге. Так, за грубыми и шумными столкновениями супругов могут скрываться привязанность и любовь, а за подчеркнутой вежливостью — эмоциональный разрыв. Взгляд на причину конфликта как на неудовлетворенную потребность характерен и для американского психолога Уилларда Ф. Харли, который выделяет по пять основных потребностей для мужчин и женщин, удовлетворение которых обеспечивает стабильность брака, а неудовлетворение ведет к конфликтам и может привести к разводу.

Пять основных потребностей мужчины в браке:

1) половое удовлетворение, 2) спутник по отдыху, 3) привлекательная жена, 4) ведение домашнего хозяйства, 5) восхищение.

Пять особых потребностей женщины в браке:

1) нежность, 2) возможность поговорить, 3) честность и открытость, 4) финансовая поддержка, 5) посвященность семье.

Поскольку потребности мужчин и женщин так различаются, то нет ничего удивительного в том, что людям трудно приспособиться к супружеской жизни. Муж может иметь добрые намерения удовлетворять потребности своей жены, но если он считает, что ее потребности сходны с его собственными, то его постигнет неудача. И наоборот, неудача постигнет женщин, которые посчитают, что мужчинам нравится то же самое ласковое отношение, которое так приятно им самим.

В протекании конфликта как процесса выделяют четыре основные стадии (К.Витек, Г.А.Навайтис) [8, c.124]:

· возникновение объективной конфликтной ситуации;

· осознание объективной конфликтной ситуации;

· переход к конфликтному поведению;

· разрешение конфликта.

Конфликт становится реальностью только после осознания противоречий, так как только восприятие ситуации как конфликтной порождает соответствующее поведение (из этого следует, что противоречие может быть не только объективным, но и субъективным, мнимым). Переход к конфликтному поведению — это действия, направленные на достижение своих целей, и блокирование достижения противоположной стороной ее стремлений и намерений. Существенно, что и действия оппонента также должны осознаваться им как конфликтные. Эта стадия связана с обострением эмоционального тона взаимоотношений и прогрессирующей их дестабилизацией. Однако действия участников выполняют одновременно и своеобразную познавательную функцию, когда эскалация и развитие конфликта приводят к более глубокому, хотя и не всегда более точному пониманию ситуации.

Семейные конфликты обычно связаны со стремлением людей удовлетворить те или иные потребности или создать условия для их удовлетворения без учета интересов партнера. Причин для этого очень много. Это и различные взгляды на семейную жизнь, и нереализованные ожидания и потребности, грубость, неуважительное отношение, супружеская неверность, финансовые трудности и т.д. Конфликт, как правило, порождается не одной, а комплексом причин, среди которых условно можно выделить основную — например неудовлетворенные потребности супругов.

Один из самых распространенных подходов к анализу причин межличностных конфликтов, в частности супружеских конфликтов, является подход, который исходит из того, что конфликт между супругами возникает из-за неудовлетворенности определенных потребностей у одного из них или у обоих.

Такого подхода придерживается в частности отечественный исследователь Сысенко В.А. «Как известно, — пишет он, — брак заключается для взаимного удовлетворения самых разнообразных потребностей. Частичное и полное неудовлетворение тех или иных потребностей одного или обоих супругов ведет к ссорам, а затем и к хроническим конфликтам, разрушая устойчивость брака».

Чтобы лучше понять механизм возникновения ссоры, конфликта, нужно различать 3 типа систем представлений:

1) «Эгоцентрическая система представлений». В центре этой системы «я сам», «мои желания», «мои цели». Все остальные предметы, в том числе и другие люди, представлены в такой системе только как полезные инструменты или вредные преграды для удовлетворения собственных желаний. Эгоцентрическая реакция с точки зрения отношения в этот момент человека к самому себе означает сверхотождествленность с самим собой, сверхвключенность в ситуацию.

2) «Альтероцентрическая система представлений». Здесь в центре всех представлений другой (альтер). Человек сопереживает этому другому, отождествляет себя с другим.

Он переживает его желания или страдания и опасения как свои собственные. Окружающие предметы, в том числе «я сам», оцениваются как полезные инструменты или вредные преграды для осуществления желаний, удовлетворения потребностей того конкретного человека, который помещен в центр системы представлений.

Такая система представлений, как правило, неустойчива, возникает в момент сопереживания; более длительно она существует в исключительных случаях самоотверженной альтруистической любви (к возлюбленному, к ребенку, к кумиру).

3) «Социоцентрическая система представлений». В отличие от двух предыдущих моноцентрических систем (с одним центром) это полицентрическая система (с многими центрами).

Эгоцентризм ведет к полному забвению интересов другого (или к их намеренному игнорированию). Альтероцентризм ведет к забвению собственных интересов (или интересов третьих лиц по отношению к обожаемому человеку). «Социоцентрическая система» позволяет одновременно учитывать интересы как свои собственные, так и других людей, и, следовательно, искать реальные способы их взаимоприемлемого удовлетворения. Психологическим подлежащим социоцентрических высказываний о мире является не «я», не «ты», а «мы».

Принципиальный пункт состоит в понимании следующей закономерности: у одного и того же человека в разные моменты времени может складываться в голове в качестве преобладающей любая из трех систем представлений. Это означает, что эгоцентрик в какой-то момент может оказаться социоцентриком или альтероцентриком, социоцентрик — эгоцентриком и так далее. Но чаще всего (особенно в домашних условиях) все люди являются завзятыми эгоцентриками [19, c.153].

Классификация конфликтов на почве неудовлетворенных потребностей супругов В.А.Сысенко.

1. Конфликты, размолвки, возникающие на основе неудовлетворенной потребности в ценности и значимости своего «я», нарушение чувства достоинства со стороны другого партнера, его пренебрежительное, неуважительное отношение.

2. Конфликты, размолвки, психические напряжения на базе неудовлетворенных сексуальных потребностей одного или обоих супругов.

3. Психические напряжения, депрессии, конфликты, ссоры из-за неудовлетворенной потребности одного или обоих супругов в положительных эмоциях: отсутствие ласки, заботы, внимания, понимания юмора, подарков.

4. Конфликты, ссоры, связанные с пристрастием одного из супругов к спиртным напиткам, азартным играм и другим гипертрофированным потребностям, приводящим к неэкономным и неэффективным, а порой и бесполезным затратам средств семьи.

5. Финансовые разногласия, возникающие на основе преувеличенных потребностей одного из супругов в распределении бюджета, содержания семьи, вклада каждого из партнеров в материальное обеспечение семьи.

6. Конфликты, ссоры, размолвки из-за неудовлетворения потребностей супругов в питании, одежде, в устройстве домашнего очага и т.д.

7. Конфликты в связи с потребностью во взаимопомощи, взаимоподдержке, в сотрудничестве по вопросам разделения труда п семье, ведения домашнего хозяйства, ухода за детьми.

8. Конфликты, размолвки, ссоры на почве разных потребностей и интересов в проведении отдыха и досуга, различных хобби.

Использование категории потребность в теории супружеской конфликтности и юности позволяет перейти к мотивам и интересам, отрицательным и положительным эмоциям, к анализу различных видов депрессивных и иных патологических состояний, неврозов, источником которых могут быть семейные неурядицы. Категории стабильность—нестабильность брака, его конфликтность—бесконфликтность также зависят от удовлетворения потребностей супругов, особенно эмоционально-психологических.

По степени опасности для семейных уз конфликты могут быть:

неопасными — возникают при наличии объективных трудностей, усталости, раздражительности, состояния «нервного срыва»; внезапно начавшись, конфликт может быстро завершиться. Про такие конфликты часто говорят: «К утру все пройдет»;

опасными — разногласия возникают из-за того, что один из супругов должен, по мнению другого, изменить линию поведения, к примеру по отношению к родственникам, отказаться от каких-то привычек, пересмотреть жизненные ориентиры, приемы воспитания и т.п., то есть ставится проблема, которая требует разрешения дилеммы: уступать или нет;

особо опасными — приводят к разводам.

Конфликты имеют свою мотивацию [43, c.79]:

1. Не сошлись характерами — мотив «чисто» психологический. Острота конфликтов и их частота, сила эмоциональных взрывов, контроль за собственным поведением, тактика и стратегия поведения супругов в разнообразных конфликтных ситуациях зависят от индивидуальных особенностей характера.

Каждый человек выбирает способы, приемы и методы деятельности, исходя из особенностей своего характера. Они и формируют индивидуальный стиль поведения в трудовой и бытовой сферах жизни. Под «индивидуальным стилем деятельности» понимают систему приемов и способов действия, характерную для данного человека и целесообразную для достижения успешного результата. Об этом необходимо помнить и не стремиться «перевоспитать», «переделать» другого партнера, а просто самому учесть или приспособиться к свойствам его натуры, его индивидуальному стилю.

Однако некоторые недостатки характера (демонстративность, авторитарность, нерешительность и т.п.) сами по себе могут быть источником конфликтных ситуаций в семье. Есть черты, которые приводят к разрушению брака вне зависимости от стремления партнеров приспособиться, например эгоцентрические черты характеров супругов. Их концентрация на своем «я» — дефект нравственного развития — один из факторов дестабилизации брачной жизни. Обычно супруги видят только эгоизм своего партнера, а собственного не замечают. «Борьба» с другими вытекает из ложной жизненной позиции, из ложного понимания нравственных отношений с другими людьми.

2. Супружеские измены и сексуальная жизнь в браке. Измена отражает противоречия между супругами, она является результатом разнообразных психологических факторов. К измене приводят разочарование брачной жизнью, дисгармония половых отношений. В противоположность измене, неверности верность — это система обязательств перед брачным партнером, которые регулируются моральными нормами и стандартами. Это убежденность в ценности, значимости принятых на себя обязательств. Часто верность ассоциируется с преданностью и связана с желанием партнеров укреплять свой собственный брак и взаимоотношения.

Важно понимать, что сексуальная потребность может быть по-настоящему удовлетворена только на фоне положительных чувств и эмоций, которые возможны при условии удовлетворения эмоционально-психологических потребностей (в любви, в поддержании и сохранении чувства собственного достоинства, психологической поддержке, защите, взаимопомощи и взаимопонимании). Если в браке не удовлетворяются эмоционально-психологические потребности личности, усиливается отчуждение, накапливаются отрицательные чувства и эмоции, более вероятной становится измена. Супруги не понимают друг друга, ссорятся или просто уходят «на сторону».

3. Бытовое пьянство и алкоголизм. Это традиционный мотив разводов. Алкоголизм — типичная наркомания, сформировавшаяся на базе регулярного употребления спиртных напитков в течение ряда лет. Хронический алкоголизм следует отличать от бытового пьянства, которое обусловлено ситуационными моментами, дефектами воспитания, низкой культурой. Если в борьбе с бытовым пьянством достаточно мер общественного воздействия, то хронический алкоголизм, который приводит к психическим расстройствам и ряду других заболеваний, нуждается в медицинском лечении.

Злоупотребление алкоголем одного из супругов создает в семье ненормальную атмосферу и постоянную почву для конфликтов, скандалов. Возникают психотравмирующие ситуации для всех членов семьи и особенно для детей. Резко возрастает риск заболевания нервно-психическими расстройствами, увеличивается вероятность рождения детей с различными отклонениями и аномалиями. Появляются материальные трудности, сужается сфера духовных интересов, чаще проявляется аморальное поведение. Супруги все больше отдаляются друг от друга.

Анализ показывает, что во внутрисемейном конфликте чаще всего виновны обе стороны. В зависимости от того, какой вклад и каким образом супруги вносят в развитие конфликтной ситуации, выделяют несколько типичных моделей поведения супругов в межличностных внутрисемейных конфликтах.

Первая — стремление мужа и жены самоутвердиться в семье, например в роли главы. Нередко здесь отрицательную роль играют «добрые» советы родителей. Идея утвердить себя «по вертикали» несостоятельна, поскольку противоречит пониманию семьи как процесса психологического и хозяйственного сотрудничества. Стремление к самоутверждению обычно охватывает все сферы взаимоотношений и мешает трезво оценивать происходящее в семье. Любое высказывание, просьба, поручение воспринимаются как посягательство на свободу, личностную автономию. Чтобы уйти от этой модели, целесообразно разграничить сферы руководства различными участками жизни в семье и осуществлять его коллегиально, при разумном единоначалии.

Вторая — сосредоточенность супругов на своих делах. Типичен «шлейф» прежнего образа жизни, привычек, друзей, нежелание поступиться чем-либо из своей прошлой жизни для успешной реализации новой социальной роли. Начинает формироваться непонимание того, что организация семьи неизбежно предполагает совершенно новый социально-психологический уклад. Люди не всегда готовы перестроить себя в нужном направлении: «А почему я должен (должна) отказываться от своих привычек?» Как только взаимоотношения начинают развиваться в такой альтернативной форме, неизбежно следует конфликт. Здесь важно учитывать адаптационный фактор: поэтапное включение супруга в совместную деятельность постепенно приучает его к новой модели поведения. Прямой же нажим обычно осложняет взаимоотношения.

Третья — дидактическая. Один из супругов постоянно поучает другого: как надо себя вести, как надо жить и пр. Поучения охватывают практически все сферы совместной жизни, блокируют любые попытки самостоятельности, сея раздражение, эмоциональную напряженность, чувство неполноценности. Эта модель общения ведет к нарушению сотрудничества в семье, утверждает систему общения «по вертикали». Нередко позиция поучаемого нравится одному из супругов, и он незаметно начинает играть роль взрослого ребенка, а в поведении другого постепенно укрепляются материнские или отцовские нотки.

Четвертая — «готовность к бою». Супруги постоянно находятся в состоянии напряженности, связанной с необходимостью отражать психологические атаки: в сознании каждого укрепилась неизбежность ссор, внутрисемейное поведение строится как борьба за победу в конфликте. Супруги порой весьма хорошо осознают ситуацию, фразы, формы поведения, которые вызывают конфликт. И тем не менее — ссорятся. Ссора в семье имеет негативные последствия, прежде всего в связи с отдаленным психологическим эффектом, который утверждает в отношениях эмоциональное неблагополучие.

Пятая — «папенькина дочка», «маменькин сынок». В процесс установления взаимоотношений, в их выяснение постоянно вовлекаются родители, которые служат своеобразным камертоном. Опасность состоит в том, что молодые супруги ограничивают личный опыт построения взаимоотношений, не проявляют самостоятельности в общении, а руководствуются лишь общими соображениями и рекомендациями своих родителей, которые при всей их доброжелательности, все-таки весьма субъективны и порой далеки от психологических реалий взаимоотношений молодых людей. В процессе их формирования идет сложная притирка индивидуальностей, характеров, взглядов на жизнь, опыта. Механическое вторжение в эту деликатную сферу взаимоотношений, к которому иногда склонны родители супругов, чревато опасными последствиями.

Шестая — озабоченность. В общении между супругами, в стиле, укладе семейных взаимоотношений постоянно присутствует в качестве некоторой доминанты состояние озабоченности, напряженности, это ведет к дефициту позитивных переживаний.

Семейную жизнь сравнивают с колесом отношений, с синусоидой, с ездой на американских горках: внезапные взлеты и падения, крутые повороты, внезапные охлаждения и всплески чувств, горе и радость. Семье нужно выдержать все жизненные испытания, и надежную поддержку обеспечивает любовь. А если любовь исчезает, жизнь может превратиться в ад. Тяжело взрослым, но еще мучительнее это для ребенка. В проблемных семьях, как правило, проблемные дети, а это в последствии и преступность, и наркомания, и алкоголизм, и душевные расстройства.

Титаренко В.Я., исследуя данную проблему, предоставляет следующую информацию: «Постоянные скандалы и ссоры между родителями становятся зачастую причиной детской преступности. Согласно некоторым данным, до 70 — 75% малолетних преступников — из конфликтных семей» [43, c.104].

Часто к распущенности человека приводит отводимое ему право (присваиваемое им право) на несдержанность, которое служит как бы компенсацией за особо тяжелую работу по дому, трудную, неинтересную, монотонную, нервную. В этом случае сами эти труды и жертвы оказываются, по сути, «психологической» взяткой, с помощью которой человек, не привыкший и не умеющий себя контролировать, получает право на бесконтрольность.

Итак, участники семейных конфликтов часто не способны адекватно осознавать свои цели, часто они жертвы собственных неосознаваемых личностных особенностей и неправильного, не соответствующего реальности, видения ситуации и самих себя. Конфликт между супругами возникает из-за неудовлетворенности определенных потребностей у одного из них или у обоих.

Таким образом, в возникновении ссор и конфликтов большую роль играют такие проявления человека как раздражительность и распущенность. Многие люди дают волю этим проявлениям, а затем имеют ряд ссор и конфликтов. Важно научиться управлять этими проявлениями, не давать им вырваться наружу, переводить их во что-то другое, и тогда число ссор в семье резко уменьшится, а члены семьи получат возможность проводить время дома в более спокойной и доброжелательной обстановке.

семья совместимость супружеский конфликт

1.3.2 Возможности устранения супружеских конфликтов

В благополучной семье всегда есть ощущение сегодняшней и завтрашней радости. Для того чтобы сохранить его, супругам необходимо оставлять плохое настроение и неприятности за порогом дома, а приходя домой, приносить с собой атмосферу приподнятости, радости и оптимизма. Если один из супругов находится в плохом настроении, другой должен помочь ему избавиться от угнетенного психического состояния. В каждой тревожной и печальной ситуации нужно попытаться уловить юмористические нотки, посмотреть на себя со стороны; в доме следует культивировать юмор и шутки. Если наваливаются неприятности, не нужно их пугаться. Нужно успокоиться, а затем последовательно разобраться в их причинах.

Избежать многих ошибок позволяет соблюдение основных принципов совместной супружеской жизни.

• Реально смотреть на противоречия, возникающие до брака и после его заключения.

• Не строить иллюзий, чтобы не разочароваться, так как настоящее вряд ли будет отвечать тем нормам и критериям, которые были заранее спланированы.

• Не избегать трудностей. Совместное преодоление трудных ситуаций — прекрасная возможность быстрее узнать, насколько оба партнера готовы жить по принципу двустороннего компромисса.

• Познавать психологию партнера. Чтобы жить в согласии, надо понимать друг друга, приспосабливаться, а также уметь «угождать» друг другу.

• Знать цену мелочам. Небольшие, но частые знаки внимания более ценны и значимы, чем дорогие подарки, за которыми порой кроется равнодушие, неверность и др.

• Быть терпимым, уметь забывать обиды. Человек стыдится некоторых своих ошибок и не любит вспоминать о них. Не следует напоминать о том, что однажды нарушило взаимоотношения и что следовало бы забыть.

• Уметь понимать и предугадывать желания и потребности партнера.

• Не навязывать свои требования, оберегать достоинство партнера.

• Понимать пользу временной разлуки. Партнеры могут надоесть друг другу, а разлука позволяет понять, насколько сильно любишь свою вторую половину и как ее в настоящее время не хватает.

• Следить за собой. Неаккуратность, безалаберность рождают неприязнь и могут повлечь за собой серьезные последствия.

• Иметь чувство меры. Умение спокойно и доброжелательно воспринимать критику. Важно подчеркивать в первую очередь достоинства партнера, а потом в доброжелательной форме указывать на недостатки.

• Осознавать причины и последствия неверности.

• Не впадать в отчаяние. Столкнувшись со стрессовой ситуацией в супружеской жизни, было бы неверно «гордо» разойтись и не искать выхода. Но еще хуже сохранять хотя бы внешнее равновесие путем унижений и угроз.

Как уже указывалось, чтобы научиться управлять ссорой, нужно научиться управлять собственным эмоциональным состоянием.

Часто ссоры возникают, когда человек находится в состоянии недовольства, раздражения. Тогда получается, что, для того чтобы эффективно управлять ситуацией возникновения ссоры и попытаться предотвратить ее, человек должен научиться управлять собственным раздражением, недовольством, уметь сводить их на «нет».

Для этого нужно уметь делать ряд вещей. Прежде всего, нужно научиться относиться к самому факту раздражения спокойно, не делать из этого факта трагедии.

• Следует научиться снимать свое напряжение так, чтобы наносить наименьший вред окружающим.

• Важно помнить, что для эмоциональной разрядки нужна мышечная разрядка. Следует также помнить, что когда направленные на собственную персону занятия становятся преобладающими, то это означает скорее уход от проблем, чем их решение, скорее отстранение от людей, чем движение к пониманию других.

• Еще один из психологических приемов управления раздражением основывается на различении источника и адресата раздражения. Часто они не совпадают. Но это различение нужно использовать только для самоконтроля. Человек слишком многое принимает на свой счет — даже то, что совсем ему не адресовано.

• Еще одно средство для эмоциональной разрядки — чувство юмора. Человек, владеющий юмором, умеет создать комфортное веселое настроение в самые напряженные моменты. Шутка, розыгрыш — отличные средства для того, чтобы овладеть своим раздражением.

• Чтобы избегать ссор, чтобы избавить самого себя от повышенной ранимости, обидчивости, человек должен постараться не рассматривать каждую вспышку раздражения как угрозу своей личности. Близкий человек, обойденный вниманием, теперь вынужден раздражаться, хоть так привлекая внимание к себе. Выходит, что это замаскированная под видом агрессии жалоба вам на вас, призыв оказать моральную поддержку здесь и сейчас: проявить свою выдержанность, доброжелательность, чувство юмора, любовь.

Для супружеских ссор применим наработанный психологами-практиками кодекс спора.

Первое правило этого кодекса — говорить только о самом разногласии, только о самом предмете спора, т. е. сужать площадку спора до минимума. В пламени ссоры часто сгорает причина. Люди, увлекшись упреками, не помнят, из-за чего они повздорили и начали скандалить [16б с.143].

Второе правило — нельзя позволять себе вспоминать о прежних промахах другого («Ты всегда так»), нельзя делать контрвыпад на замечание («А ты сам»).

Третье правило — никогда не говорить друг другу обидных слов, не клеймить эпитетами. Следует понять, что резкость вызывает только ответную резкость, и если хочешь, чтобы твое слово подействовало, говори деликатнее, не обижая.

Когда говорят о раздражительности, подчеркивают непроизвольность вспышек нетерпимости, импульсивность поведения. Когда человек осознает несдержанность как недостаток, это квалифицируется как раздражительность. Если же человек упорно считает свою несдержанность для себя нормой поведения, то мы имеем дело с распущенностью. Распущенность — это не физиологическое состояние, это психологическая ориентация, это личностный принцип.

Безудержное выражение эмоций имеет определенный полезный смысл для того, кто так себя ведет. Право на игру страстей — это одновременно и претензия на безраздельную власть в семье и демонстрация силы. Главное – надо перестать себя жалеть. Мы обижаемся, когда другим удается «задеть» нас, когда они попадают в самые уязвимые места, — указывают на те недостатки, которые мы хотели бы скрыть и от себя, и от других.

Таким образом, обидчивость, психологическая уязвимость полностью зависят оттого, насколько человек смог осознать в себе недостатки, которые его тревожат, но в которых так трудно себе признаться. И для того чтобы эффективно управлять ситуацией возникновения ссоры и попытаться предотвратить ее, человек должен научиться управлять собственным раздражением, недовольством, уметь сводить их на «нет».


Глава 2. Экспериментальное изучение влияния психологической совместимости молодых супругов на удовлетворенность браком

2.1 Характеристика испытуемых и описание методов исследования

В первой главе мы рассмотрели теоретическое обоснование влияния психологической совместимости молодых супругов на удовлетворенность браком, а так же провели анализ проблемы совместимости и причин неудовлетворенности брачно-семейными отношениями в психологической науке. В экспериментальной части работы мы решили изучить влияния психологической совместимости молодых супругов на удовлетворенность браком, а так же – проанализировать полученные данные.

Нами было проведено исследование, результаты которого представлены в приложении. Экспериментальной базой стал Республиканский Центр психологической помощи населению. В исследовании приняли участие 40 человек — 20 супружеских пар, обратившихся в Центр за психологической помощью.

Были использованы следующие диагностические методики:

1. Для изучения особенностей общения и взаимоотношений в супружеской паре использовался опросник «Общение в семье» (Алешина). Опросник измеряет доверительность общения в супружеской паре, сходство во взглядах, взаимопонимание, легкость общения.

Опросник содержит 6 шкал. 4 из них характеризуют межличностное общение супругов. Это: сходство во взглядах, общие символы, доверительность общения и взаимопонимание супругов. К ним добавлены еще две шкалы: психотерапевтичности общения и легкости общения. Методика представляет собой 48 вопросов.

2. Для изучения конфликтов в семье использовалась методика «Характер взаимодействия супругов в конфликтных ситуациях» (Алешина). Методика представляет собой тест-опросник, содержащий описание 32 ситуаций супружеского взаимодействия, которые носят конфликтный характер. В качестве ответа испытуемым была предложена шкала возможных реакций на определенную ситуацию, в которой заложены два признака: активность или пассивность реакции и согласие или несогласие с партнером (стороной в конфликте).

3. Тест на удовлетворенность браком (Столин, Романова, Бутенко). Тест-опросник показывает, какое эмоциональное и морально-психологическое сотояние испытывает человек, находящийся в браке. В опроснике имеются 24 утверждения, и каждому из них соответствуют три возможных варианта ответов на них.

4. Методика «Совместимость с брачным партнером» (Столин и др.) позволяет выяснить уровень совместимости супругов в семье. При анализе ответов испытуемых определяется 4 уровня совместимости: низкий, неопределенный, относительно высокий и очень высокий уровень совместимости.

2.2 Результаты экспериментального исследования влияния психологической совместимости молодых супругов на удовлетворенность браком

Мы провели исследование по всем четырем методикам. (Результаты исследования представлены в приложении 1).По итогам диагностики выявлены следующие данные: Из диаграммы 1 видно, что при исследовании особенностей общения и взаимоотношений в семье по методике «Общение в семье», у большинства наших испытуемых нет доверительного общения (70 %). У половины испытуемых (45 %) возникают трудности в общении и различие во взглядах супругов, треть наших испытуемых отмечает слабое взаимопонимание между супругами (30 %), в пятой части семей нет психотерапевтичности общения (10 %) и общих символов семьи (10 %).

Диаграмма 1. Результаты исследования особенностей общения и взаимоотношений в супружеской паре по методике «Общение в семье»

При исследовании конфликтов в семье по методике «характер взаимодействия супругов в конфликтных ситуациях» самой распространенной проблемой конфликтов является проблема отношений с родственниками и друзьями. Эту проблему отмечают все наши испытуемые (100 %). На втором месте стоит проблема доминирования одного из супругов (90 %) и проблема стремления к автономии (85 %). Более половины испытуемых отмечают такие проблемы как нарушение ролевых ожиданий (60 %), проявление ревности (60 %) и рассогласование норм поведения (55 %). Чуть меньше споров вызывают вопросы расхождений в отношении к деньгам и связанные с воспитанием детей (См. диаграмму 2).


Диаграмма 2. Исследование конфликтов в семье по методике «характер взаимодействия супругов в конфликтных ситуациях»

При исследовании эмоционального и морально-психологического состояния человека, находящегося в браке, большинство респондентов отмечают удовлетворенность своим браком. 40 % семей отмечают значительную удовлетворенность браком, 25 % практически полностью удовлетворены семейными отношениями. 15 % испытуемых считают, что испытывают скорее удовлетворенность, чем неудовлетворенность браком, и столько же семей отметили значительную неудовлетворенность браком. Испытывают скорее неудовлетворенность, чем удовлетворенность 10 % респондентов.

Таким образом, большинство семей довольны своим браком. (См. диагр. 3).


Диаграмма 3. Исследование эмоционального и морально-психологического состояния человека, находящегося в браке

В диаграмме 4 показаны результаты исследования уровня совместимости в семье.


Диаграмма 4. Результаты исследования уровня совместимости супругов в семье по методике «Совместимость с брачным партнером»

Итак, из диаграммы № 4 видно, что большинство наших испытуемых отмечают высокий уровень совместимости. Относительно высокий – 30 %, очень высокий уровень – 30 %.

Четверть испытуемых считают, что уровень совместимости в их семьях неопределенный (25 %), И только 3 % считают, что в их семье уровень совместимости низкий.

Таким образом, не смотря на конфликты и отсутствие взаимопонимания, большинство наших респондентов удовлетворено своим браком, и отмечает высокий уровень совместимости в своих семьях.

По итогам диагностики, нам стало известно, что в супружеских парах №№ 4, 6 и 14 низкий уровень совместимости, а в парах №№ 4, 6 и 13 – значительная неудовлетворенность супружескими отношениями. Нами была проведена психокоррекционная работа с этими супружескими парами (Приложение 2). Семьи, под руководством психолога выполняли упражнения, а так же готовили домашнее задание. Через месяц занятий, которые проводились три раза в неделю, мы провели контрольную диагностику (Приложение 3). Сравнив результаты, мы увидели изменения, которые отражены в диаграммах 5 и 6.

Диаграмма 5. Сравнительная диагностика совместимости брачных партнеров по методике «Совместимость с брачным партнером»

Диаграмма 6. Сравнительная диагностика супружеских отношений по методике «Удовлетворенность браком»

Итак, мы видим следующие изменения: в парах №№ 4, 6, 14 вместо низкого уровня удовлетворенности браком по методике «Удовлетворенность браком» отмечается неопределенный уровень. В парах №№ 4 и 13 вместо значительной неудовлетворенности отмечается частичная удовлетворенность, а в паре № 6 отмечается скорее удовлетворенность, чем неудовлетворенность (методика «Удовлетворенность браком»). Эти данные говорят об улучшении эмоционального и морально-психологического состояния брачных партнеров, и, как следствие, о большей удовлетворенности браком.

Таким образом, проведенная нами психокоррекционная работа оказалась эффективной. А так же нам удалось выяснить, что удовлетворенность браком зависит от эмоционального и морально-психологического состояния брачных партнеров.


Заключение

Наиболее значимой для предбрачного периода является мотивация вступления в брак. Проблема возникает в ситуациях раздвоения мотивов: декларируется одно, а реальным побудительным мотивом является другое.

Психологическая несовместимость вытекает из нежелания понять супруга и объективно оценить собственное поведение. Неблагополучные семьи порождают неблагополучных людей с низкой самооценкой и страхом самораскрытия. Поэтому общество заинтересовано в прочной, духовно и нравственно здоровой семье, а, следовательно, в этом смысле — благополучной.

Итак, совместимость значит не простое сходство, а взаимопонимание в большинстве областей жизни. Семейная совместимость включает в себя способность членов семьи согласовывать свои действия, оптимизировать взаимоотношения в различных областях и видах совместной деятельности.

Таким образом, непосредственными факторами, предопределяющими успех или неудачу в супружестве, являются личные качества супругов и их умение решать всевозможные проблемы в супружеском микроклимате. Гармония с точки зрения личных параметров определяется несколькими основными элементами. Это, во-первых, и эмоциональная сторона супружеских отношений, степень привязанности партнеров друг к другу, во-вторых, общий культурный уровень супругов, степень их психической и социальной зрелости, в-третьих, сексуальная совместимость партнеров. При отсутствии какой-нибудь из этих предпосылок не происходит оптимальной адаптации, и гармония логически нарушается.

Таким образом, изучение супружеских ролей не должно ограничиваться только лишь социологическими ролями, важно также изучать психологические роли. bessie.front.ru/page5.html

По мнению многих авторов, степень устойчивости, стабильности характеризуется уровнем конфликтности и сплоченности.

Также очевидно, что большинство авторов, помимо значимости других факторов, подразумевает или открыто признает большую роль личностных, социально обусловленных характеристик супругов в оценке качества их брака и общего здоровья семьи.

Анализируя функции семьи, основные роли, наиболее конфликтные сферы, а также семейные мифы, мы выделили наиболее важные аспекты супружества. Чаще всего авторами упоминаются: общение, секс, ролевая сфера, дети, досуг, совместность/раздельность деятельности, нравственные отношения (в том числе, отношение к миру) и, в меньшей степени, распределение бюджета.

Участники семейных конфликтов часто не способны адекватно осознавать свои цели, часто они жертвы собственных неосознаваемых личностных особенностей и неправильного, не соответствующего реальности, видения ситуации и самих себя. Конфликт между супругами возникает из-за неудовлетворенности определенных потребностей у одного из них или у обоих. Психологическая уязвимость полностью зависит оттого, насколько человек смог осознать в себе недостатки, которые его тревожат, но в которых так трудно себе признаться.

При всей мозаичности проблем и широты исследований факторов стабильности брака, мы пришли к выводу, что совместимость не статическое явление, а скорее — динамическое, порождаемое свойствами человеческой психики. Изучение постоянства-изменчивости человека всегда было и продолжает оставаться одной из самых интригующих тайн и самых трудных проблем.

Для успешной адаптации молодых супругов особое значение имеет качественная и своевременная подготовка их к семейной жизни. Большое препятствие в достижении гармонии семейных отношений — половая неграмотность. Кроме того, будущие супруги должны быть педагогически подготовлены, иметь представление о том, как воспитывать детей.

Итак, по итогам экспериментального исследования, у большинства наших испытуемых нет доверительного общения в семье, у половины испытуемых возникают трудности в общении и различие во взглядах супругов, а у трети испытуемых отмечается слабое взаимопонимание между супругами. Самой распространенной проблемой конфликтов является проблема отношений с родственниками и друзьями. Более половины испытуемых отмечают такие проблемы как нарушение ролевых ожиданий, проявление ревности и рассогласование норм поведения. Однако, не смотря на конфликты и отсутствие взаимопонимания, большинство наших респондентов удовлетворено своим браком, и отмечает высокий уровень совместимости в своих семьях. Так же мы выяснили, что удовлетворенность браком зависит от эмоционального и морально-психологического состояния брачных партнеров.

Таким образом, наша гипотеза о том, что удовлетворенность браком, общение и конфликты в семье зависят от психологической совместимости супругов, находит лишь частичное подтверждение. Действительно, удовлетворенность браком зависит от психологической совместимости супругов, не смотря на конфликты и отсутствие взаимопонимания.

Цель работы достигнута, задачи выполнены.


Список литературы 1. Алешина Ю. Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование М., 2003.-175 с.2. Алешина Ю. Е. Удовлетворенность браком и межличностное восприятие в супружеских парах с различным стажем семейной жизни: Дисс. канд. психол. наук. — М., 1995.-250 с.

3. Алешина Ю.Е. Гозман Л.Я. Дубовская Е.М, Социально-психологические методы исследования супружеских отношений. Спец. практикум по социальной психологии. Изд-во Московского Университета. 2002 – 120с.

4. Антонюк Е. В. Представления супругов о распределении ролей и становление ролевой структуры молодой семьи: автореф. дисс. канд.психол.наук.-М., 1992.-24 с.5. Ачгильдиева Е. Ф. Методические проблемы изучения стабильности брака: Автореф.дис. канд.экон.наук.-М., 1982.-18 с.6. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. — М., 2001 – 286с.7. Волкова А.Н. Социально-психологические факторы супружеской совместимости \\ Дисс… канд. психол. наук. – СПб. 2001.-236 с.

8. Витек К. Проблемы супружеского благополучия. — М., 2004 – 258с.

9. Волкова А.Н., Штилъбанс В.И. На пороге семьи. — СПб. 2003 – 263с.

10. Голод С. Стабильность семьи: социологический и демографический аспекты. — СПб., 2004.-325 с.

11. Гозман Л.Я. Психология семьи. М.: 2005 – 374с.

12. Гурко Т. А. Становление молодой семьи в крупном городе. Влияние добрачных факторов и особенностей ролевого взаимодействия на успешность брака: Автореф.дисс. канд.филос.наук.-М., 1983.-20с.13. Гурко Т. А. Влияние добрачного поведения на стабильность молодой семьи\\Социологические исследования.-1982.-№2.-С.88-93.14. Дмитриенко А. К. Социально-психологические факторы стабильности брака в первые годы супружеской жизни: Автореф. на соиск. уч. степ. канд.психол.наук.-Киев.,1989.-21 с.15. Добрынина О.А. Проблема формирования благоприятного социально -психологического климата семьи ( на примере рабочих-металлургов ): Дисс. канд. психол. наук. — Новокузнецк, 1992.-228 с.

16. Иванова ЛМ. Судьба молодой семьи. Эксмо-пресс. М., 2003 – 378с.

17. Кан-Калик В. А. Грамматика общения. — М., 2005 – 366с.

18. Ковалев С. В. Психология современной семьи. — М., 2004 – 368с.

19. Крижанская Ю. С, Третьяков В. П. Грамматика общения. — М., 2002 – 636с.

20. Куттер П. Любовь, ненависть, зависть, ревность. — СПб., 2002. – 368с.

21. Куприянник Л. Психология любви. — М., 2001. – 266с.

22. Кириллова М.А. О некоторых проблемах брака и семьи в современной американской социологии // Социальные исследования. — М., 1970. — Вып.4.23. Косачева В.И. Проблема стабильности молодой семьи: философский и социально- психологический анализ: Дисс. канд. филос. наук. — Минск, 2000 – 238с.24. Кроник А. А., Кроник Е. А. — В главных ролях: вы, мы, он, ты, я.25. Психология значимых отношений. М., 2003.-356 с.26. Максимов В. В. — Семейная книга. Спб., 2001.-106 с.27. Майерс Д Семейная психология. М.: 2004 – 475с.

28. Навайтис Г.А. Муж, жена и… психолог. — М., 2003 – 486с.

29. Новикова Е. В. О некоторых характеристиках общения между супругами. В сб.: Семья и формирование личности./Под ред.А.А.Бодалева, М.: НИИ ОПП АПН СССР., 1981.-С.45-59.30. Обозов Н.Н., Обозова А.Н. Диагностика супружеских затруднений //31. Психологический журнал. — Т. 3. — 1982. — № 2. — С. 147-151.32. Обозов Н.Н… Обозова А.Н. Три подходах исследованию психологической совместимости // Вопросы психологии. — 1981. — № 6. — С. 98-101.33. Обозов Н.Н. Межличностные отношения. – СПб .: Олма-Пресс, — 2002 -252с34. Орлов Ю., Гильд С., Хрусталев С. Семья глазами психолога. М: 2002 – 263с.35. Проблемы семьи. Тарту: Тартусский государственный университет.,2000-310с.

36. Панкова Л.М. У порога семейной жизни. — М., 2005. – 354с.

37. Психология семейных отношений с основами семейного консультирования. Уч псс. Для вузов. Под ред. Силяевой Е.Г. – М.: Изд-во Центр «Академия», 2002 – 192с.

38. Райгородский Д.Я. Психология семьи. Уч пос для вузов. Самара. Изд. Дом «БАХРАХ-М»: 2002 – 752с.

39. Робер МЛ., Тильман Ф. Психология индивида и группы. М.: 2001 -278с

40. Соц-демографические исследования семьи. Нева-Пресс. СПб. 2000 – 352с.

41. Соловьев Н.Я. Брак и семья сегодня. — Вильнюс, 1997.-164 с.42. Сысенко В.А. Устойчивость брака: проблемы, факторы и условия. — М., 2001.-210 с.

43. Титаренко В.Я. Семья и формирование личности. М.г 2004 – 384с..

44. Торохтий В. С. Психология социальной работы с семьей. — М., 2006 – 386с.

45. Файнбург З. И. К вопросу об этической мотивации брака.- М. Наука, 2000.- 264с.46. Федотова Н. Ф. Ролевые ожидания мужа и жены, их регулятивное воздействие на на развитие супружеских отношений. СПб.: Семья и личность (психолого-педагогические, социальные и психологические проблемы). Тезисы докладов всесоюзной конференции в г. Гродно.-М., 1981.-С.100-101.47. Харчев А.Г., Голод С.И. Молодежь и брак / Человек и общество.-СПб, 1999. – 168с.

48. Шапиро Б.Ю. От знакомства — к браку. — М., 2004. – 247с.

49. Шнейдер Л.Б. Семейная психология, уч. Пос. для вузов, М.: Академический проект. Екатеринбург. Деловая книга, 2006 – 768с.

50. Шмелев A.С. Острые углы семейного круга. М., 2005 – 364с..

51. Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. — М., 1999.-248с.52. Эйдемиллер Г., Юстицкис В. В. Психология и психотерапия семьи.-СПб., 2002.- 652 с.

Приложение 1.

Результаты исследования особенностей общения и взаимоотношений в супружеской паре по методике «Общение в семье»

№ пары Нет доверительного общения Слабое взаимопонимание между супругами Различие во взглядах супругов Нет общих символов семьи Трудности в общении между супругами Нет психотерапевтичности общения
1
2
3
4 + + + +
5 + + + +
6 + + +
7
8 + +
9 + + +
10 +
11 + + +
12 + + + + +
13 +
14 +
15 + +
16
17 + + +
18 + + +
19 +
20 + +
итог 14 пар 6 пар 9 пар 2 пары 9 пары 2 пары
70 % 30 % 45 % 10 % 45 % 10 %

Результаты изучения конфликтов в семье по методике «Характер взаимодействия супругов»

№ пары Проблемы в отношениях с родственниками Вопросы связанные с воспитанием детей Проявление стремления к автономности Нарушение ролевых ожиданий Рассогласования в нормах поведения. Проявление доминирования одним из супругов Проявление ревности Расхождения в отношениях к деньгам.
1 + + + + + +
2 + + + + + +
3 + + + + + +
4 + + + + +
5 + + + + + + +
6 + + + + +
7 + + + +
8 + + + + + +
9 + +
10 + + + + + + + +
11 + + + + + +
12 + + + + +
13 + + + +
14 + + + + +
15 + + + +
16 + + + + + +
17 + + + + +
18 + + + + +
19 + + + + + + +
20 + + + +
итог 20 пар 5 пар 17 пар 12 пар 11 пар 18 пар 12 пар 9 пар
100 % 40 % 85%. 60 % 55 % 90 % 60 % 45 %

Результаты исследования взаимоотношений супругов по методике «Удовлетворенность браком»
№ пары Полная неудовлетворенность браком Значительная неудовлетворенность браком Скорее неудовлетворенность, чем удовлетворенность Частичная удовлетворенность браком Скорее удовлетворенность, чем неудовлетворенность Значительная удовлетворенность браком Практически полная удовлетворенность браком
1 +
2 +
3 +
4 +
5 +
6 +
7 +
8 +
9 +
10 +
11 +
12 +
13 +
14 +
15 + +
16 +
17 +
18 +
19 +
20 +
итог 0 3 пары 2 пары 3 пары 8 пар 5 пар
0 15 % 10 % 15 % 40 % 25 %

Результаты исследования взаимоотношений супругов по методике «Совместимость с брачным партнером»
№ пары Низкий уровень совместимости Неопределенный уровень совместимости Относительно высокий уровень совместимости Очень высокий уровень совместимости
1 +
2 +
3 +
4 +
5 +
6 +
7 +
8 +
9 +
10 +
11 +
12 +
13 +
14 +
15 +
16 +
17 + +
18 +
19 +
20 +
итог 3 пары 5 пар 6 пар 7 пар
15 % 25 % 30 % 35 %

Приложение 2

УПРАЖНЕНИЯ ПРОЩЕНИЯ

Прощение состоит из двух этапов:

1.Прощение кого-то, к кому мы испытываем злость.

2.Прощение себе чувства вины за так называемые неверные отношения к окружающим.

Когда мы позволим всем нашим обидам покинуть нас, мы получим настоящее и вечное Спокойствие.

Составьте список всех людей вашей жизни, с которыми вы не живете в одной комнате, даже малейшая обида — это признак ненависти, требующей лечения. Список может включать родителей, мачеху, отчима, дедушек, бабушек, супруга, супругу, любовников, детей, учителей, врачей и т. п. Живы они или мертвы, акт прощения не только освобождает нас от тяжести злости к ним, но также влияет на их существование, кем бы они ни были и где бы ни находились.

Выберите одного человека из вашего списка, на которого вы злитесь больше всего, и которому вам труднее всего будет сказать — «я люблю тебя». Представьте себе его лицо и поведение, которое, как вы считаете, ранило вас. Теперь, если это возможно, вспомните что-нибудь хорошее, что этот человек сделал для вас. Обратите внимание на то, что его действия не были направлены против вас, а были лишь просьбой о помощи. Теперь мысленно скажите этому человеку что-нибудь такое: «Я хочу избавиться от злости к тебе и освободить тебя и себя от этих старых негативных мыслей и чувств. Я хочу, чтобы ты знал: я чистосердечно прощаю тебе все, что ты сделал или не сделал и то, что я оценил как плохое. Из-за моего страха и злости я обвинял тебя в том, что случилось. Теперь я прощаю тебя и освобождаю тебя от всех моих воображаемых обид. Я позволяю уйти всем ситуациям, в которых я вел себя как обиженный, веря в то, что это все твоя вина. Теперь я понимаю, что никто не в состоянии обидеть меня, и все свои обиды я создал сам и их цель была наказать себя. Я принял решение чувствовать к тебе лишь любовь, когда я тебя увижу или подумаю о тебе. Я люблю тебя и желаю тебе всего наилучшего в жизни: счастья, здоровья, удачи и спокойствия. Я прощаю тебя полностью и забываю каждую мысль, которая когда-то отделяла нас от взаимной любви».

Я работаю теперь над аффирмацией прощения: «Прощаю (имя) за (причина злости)». Будьте готовы к чудесам, поскольку прощение — это великий оздоровитель.

Беспокойство и тревога

Беспокойство приводит к напряжению и вполне заслуживает того, чтобы ему посвятить отдельную главу книги. Несчастье уже само по себе неприятно, но беспокойство по поводу его последствий еще больше усугубляет положение. Хуже того, мы часто начинаем тревожиться о том, что могло бы произойти, но не происходит на самом деле. Мы заранее чувствуем себя плохо без всяких видимых причин. Эта ситуация может быть просто плодом нашего воображения, но вызываемый ею стресс достаточно реален. Беспокойство может разогнать сон и привести к болям в пояснице и таким желудочно-кишечным проблемам, как метеоризм и колит. И даже тогда, когда проблема оказывается реальной, беспокойство ничем не может помочь ее разрешению. Мы способны беспокоиться по любому поводу. Ведь существует неисчислимое количество вариантов, и события могут пойти не так, как нам хотелось бы. Чем больше у вас таких вариантов, тем больше и поводов для беспокойства. Мы беспокоимся о самих себе, о своих любимых и близких и особенно о детях. Если этого недостаточно, можно начать беспокоиться по поводу работы или каких-нибудь глобальных проблем: перенаселенность, общее потепление климата на Земле и увеличение дыр в озоновом слое. Беспокойству интересны ужасные сценарии будущего. Противоположностью является надежда — стремление к хорошему и прекрасному будущему.

Как только вы узнаете структуру, вы сможете изменить ее.

СТРУКТУРА БЕСПОКОЙСТВА

У беспокойства есть несколько характерных особенностей:

Много рассуждений — и ни одного действия. Беспокойство сдерживает действия.

Беспокойство ставит вас в положение либо полной ответственности, либо абсолютной беспомощности. Причина и следствие подобны противоположным концам детских качелей. Один тип беспокойства перетягивает вас полностью на причинный конец. Вы можете думать, что вы полностью отвечаете за все, что произойдет, что все зависит от ваших действий, и когда что-то идет не так, то обвинять следует себя. Второй тип беспокойства равным образом неприятен. Только теперь вы на другом конце качелей под названием «следствие», во власти событий, которые, метафорически говоря, подбрасывают вас вверх. Вы можете решить, что вы полностью во власти событий. Это сильное упрощение. Реальный мир намного сложнее. Мы можем влиять на события, но не в состоянии управлять ими в полной мере, так же как и они нами.

Беспокойство не направлено на достижение результата, оно отталкивает нас от нежелательных событий. Чтобы избежать их, вам необходимо представить себе нежелательные последствия. Поэтому вы представляете себе, как все, что может пойти не так, на самом деле пойдет не так, да еще и с разными неприятными деталями. Мышление, направленное на результат, противоположно беспокойству, потому что, двигаясь по направлению к цели, вы начинаете строить план действий, а это лишает беспокойство его силы. Никаких проверок во внешнем мире. Беспокойство ходит замкнутыми кругами, это похоже на ловушку, в которую вы попадаете, разглядывая рисунки Эшера, в которых вы теряете перспективу и обнаруживаете себя в начале того же самого витка спирали как раз в тот момент, когда вы думаете, что уже вышли на вершину. Один виток встроен в другой. И эти витки никогда не кончаются, они состоят из воображаемых событий, не приходящих к какому-то разрешению, потому что очередная возможность втягивает вас снова в круговорот. Единственный способ выйти из него — это сделать что-нибудь в реальном мире: собрать больше информации, сделать телефонный звонок, поговорить с другими людьми, чтобы изменить свою точку зрения.

Беспокойство — это стратегия, последовательность мыслей и действий, и зачастую протекает автоматически.

Эта последовательность обычно начинается с внутреннего голоса, который говорит что-то вроде: «Предположим, что случится X». Далее, мы создаем мысленные картинки неприятных последствий этого события X. Эти картинки обычно сконструированы, расположены близко, подвижны и ассоциированны, как будто это происходит сейчас, а не на линии нашего будущего. Глядя на эти картинки, мы начинаем чувствовать» себя плохо — именно так, как если бы эти события на самом деле уже произошли.

Структура беспокойства:

Исходное событие — Внутренний диалог: «Что случилось бы, если бы произошло X?»_- Сконструированные, ассоциированные, подвижные картинки этих плохих событий_- Неприятные ощущения — Дальнейший внутренний диалог

ПРЕРЫВАНИЕ ЗАМКНУТОГО ЦИКЛА БЕСПОКОЙСТВА

Беспокойство ведет в никуда, и поэтому лучше его остановить.

Во-первых, узнайте свою собственную стратегию беспокойства. Наверное, это будет до боли знакомая последовательность шагов, близкая к основной стратегии. Или чуть видоизмененная. Чтобы выйти из замкнутого цикла, сначала следует осознать, что вы находитесь внутри него. Это значит, что вам необходимо выскочить наружу и диссоциироваться. Увидьте его таким, какой он есть.

Оказавшись снаружи, посмотрите со стороны на эту до боли знакомую картину и отвлекитесь. Подумайте о состоянии своего тела прямо сейчас. Как оно себя чувствует? Заметьте, как это осознание изменяет ваше состояние.

Теперь задайте вопрос: «Что необходимо, чтобы это стало реальностью? Существуют ли какие-то доказательства того, что это произойдет?». Часто вы будете обнаруживать целый набор весьма маловероятных ситуаций, которые должны произойти все вместе. И беспокоящий вас сценарий имеет такие же шансы на существование, как и возможность быть пораженным молнией сразу после выигрыша в лотерею.

Каково позитивное намерение этого беспокойства? Что ценного в том, что вы пытаетесь совершить в подготовке и планировании неприятных событий? Это важно, но беспокойство — не лучший помощник для такого занятия. Беспокойство может также привлекать ваше внимание к тому, чего вы избегаете, и что на самом деле требует разрешения.

Воспользуйтесь этими идеями, чтобы изменить первый вопрос стратегии беспокойства. Вместо вопроса: «Что будет, если произойдет X?» — спросите: «Что я буду делать, если произойдет X?». Такое изменение приводит к следующему:

• Оно помещает событие в будущее.

• Оно диссоциирует вас от события.

• Оно переводит внимание с события на ваши действия.

Теперь вы можете планировать свои действия, а не застревать в сценарии со всеми сопровождающими его неприятными ощущениями. Спросите себя: «Какова вероятность того, что это произойдет?». Необходимо ли вам подумать о плане прямо сейчас, или это событие настолько маловероятно, что вы можете просто проигнорировать его? Или, может быть, вы верите в свои собственные способности действовать наилучшим образом в этот момент времени?

Вам действительно необходимо спланировать то, что должно произойти? Поработайте над результатом. Создайте мысленные фильмы о том, что вы могли бы сделать, оставаясь при этом диссоциированным и просматривая фильмы со стороны. Прокрутите несколько возможных вариантов. Выберите тот, который доставляет вам самые приятные ощущения. Ассоциируйтесь с этим вариантом фильма и мысленно прорепетируйте его. Если и теперь он вызывает хорошие ощущения, значит, у вас есть план. Может быть, вам захочется создать два или три варианта плана, тогда прорепетируйте несколько фильмов из тех, которые вам понравились. После этого прервите состояние, измените свою физиологию, перейдя в более ресурсное состояние, и сделайте что-нибудь еще.

Известно ли вам то время, когда вы чаще всего начинаете беспокоиться? Возможно, вы выбираете для этой привычки вполне определенное время дня, например, вечер воскресенья. Это может происходить перед сном, когда вы лежите в постели и ваша бдительность уже достаточно ослаблена, чтобы беспокойство могло завладеть вашим вниманием. Если с этим связана проблема, примите решение подумать о ней на следующий день. Сдержите свое обещание, иначе беспокойство вернется на следующий вечер с удвоенной силой.

Стратегия прерывания беспокойства

1. Внутренний диалог: «Что я буду делать, если произойдет X?»

2. Создайте сконструированные, диссоциированные фильмы о нескольких возможных вариантах своих действий.

3. Выберите вариант, который вызывает у вас приятные ощущения.

4. Проведите мысленную репетицию этого плана, представив себе, как вы предпринимаете эти действия и получаете желаемый результат, прокручивая сконструированный ассоциированный фильм

5. Убедитесь в том, что эта репетиция вызывает у вас хорошие ощущения. Вернитесь к шагу 2, если вам необходимы дополнительные варианты.

6. Прервите это состояние.

Предположим, вы прошли эту последовательность шагов и вам кажется, что вы ничего не можете сделать. Значит, вы ничего не можете сделать. Примите ситуацию такой, как она есть. Может быть, она еще изменится. Нельзя предсказать все на свете. Возможно, вам необходимо собрать больше информации. Если так, подумайте о том, как вы ее получите. В самом крайнем случае вопрос может звучать так: «Что случится, если я умру?». Если это реальная возможность, то один из вариантов может заключаться в том, чтобы как можно лучше подготовиться к смерти.

ЗАСТАВИТЬ СЕБЯ ЗАМОЛЧАТЬ

Беспокойство обычно начинается с внутреннего диалога. В постоянном внутреннем диалоге немного пользы, а иногда он может стать причиной стресса. Порой мы разговариваем сами с собой так, как никогда не позволили бы общаться с другими людьми. Любое имеющееся у нас ограничивающее убеждение или предпосылка будет включать внутренний диалог.

Когда мы разговариваем сами с собой, то используем слова точно так же, как в разговоре с другими людьми. Но иногда мы забываем о том, что язык является лишь способом представления опыта, а не самим опытом. Мы знаем, что наши мысли непосредственно влияют на нашу нервную систему. Мы полагаем, что иммунная система подслушивает наш внутренний диалог. Возможно даже, что она подчиняется его указаниям без нашего сведения. Следовательно, прояснение нашего внутреннего диалога могло бы оказать самое благоприятное воздействие на внутреннее состояние и устойчивость иммунной системы.

Первый шаг — осознать свой внутренний диалог. У большинства людей есть свой внутренний голос; у одних он громкий и настойчивый, у других едва слышен. Вы когда-нибудь замечали, откуда он звучит? Каким тоном он говорит? Приятно ли его слушать? Чей это голос? Ваш собственный? Если он принадлежит кому-то другому, то разве вы давали этому человеку разрешение поселиться в вашей голове? Надоедливый обвиняющий тон голоса, звучащего со стороны, может вызвать стресс, но то же самое может сделать и внутренний голос.

Делает ли ваш внутренний голос какие-то сравнения? Сравнения проявляются в словах типа «лучше», «наилучший», «хуже», «самый плохой», «более», «менее». Поищите, нет ли у вас в голове каких-нибудь нереалистичных, лишающих мотивации сравнений. Когда вы слышите, как ваш голос сравнивает то, что вы делаете (поведение) или кем вы являетесь (идентичность), убедитесь в том, что вам известно основание, на котором это сравнение производится. Например: «Я поступил плохо». Уместно было бы спросить: «В сравнении с чем?». С тем, как вы умеете? С вашим идеалом? В сравнении с экспертом в этом деле? Нереалистические сравнения подавляют, но первое, что вам следует помнить,— это то, что они нереалистичны. Чтобы мотивировать себя, проводите сравнения с вдохновляющим вас будущим, связанным с вами, а не с другими людьми. А чтобы судить о собственном прогрессе, сравните себя с тем, каким вы были в начале пути.

Мы уже рассматривали, как можно создавать стресс с помощью обобщения. Один из способов обобщения заключается в том, чтобы прислушиваться к словам типа «все», «никогда», «всегда», «каждый». Такие слова называют «универсалиями». Они подразумевают отсутствие всяких исключений, например: «Я никогда не смог бы этого сделать», «Я всегда подхватываю простуду на Рождество», «Все будут смеяться надо мной». Оцените объективно явное нарушение в логике таких рассуждений. Ничто не может быть абсолютным, наверняка существуют исключения. Вспомните их. Если вы совсем не можете найти ни одного исключения, то устраивает ли вас такое положение дел? Если нет, то примите решение создать исключение при первой же возможности.

Ваш внутренний голос может, кроме того, устанавливать правила и высказывать суждения. Мы часто высказываем суждения, не опирающиеся на достаточно веские доказательства. У врачей есть авторитет, они очень много знают о болезнях и недомогании в целом, но вы являетесь экспертом в том, что касается вашего субъективного опыта. Когда вы замечаете, что говорите самому себе о том, что вам следует или не следует делать, спросите себя: «Зачем?» или «Кто сказал, что так должно быть?».

Мы устанавливаем правила для самих себя с помощью таких слов, как «следует» и «не следует», «должен» и «обязан», «могу» и «не могу». В лингвистике эти слова называются модальными операторами. Будьте особенно внимательными к появлению таких слов в вашем внутреннем диалоге. Когда мы растем, нас бомбардируют модальные операторы, щедро разбрасываемые родителями и учителями. Ведь это основной способ удерживать нас в определенных границах. Но эти границы могут со временем стать устаревшими или чрезмерно узкими. Когда вы слышите, как ваш внутренний голос говорит, что вы «должны» или «обязаны» сделать что-то, остановитесь и задайте себе вопрос: «Что произойдет, если я этого не сделаю?». Может существовать веское основание для того, чтобы сделать это, но может такого основания и не быть. Исследуйте последствия такого решения. Вы не должны слепо подчиняться. Другой вариант заключается в том, чтобы заменить в своем внутреннем диалоге все «должен» на «могу». Так что «Я должен выздороветь» превратится в «Я могу выздороветь». «Я могу» предоставляет возможность — я могу сделать это, а может быть, я и хочу?

Аналогичен подход к словам «не должен» и «не обязан». Спросите себя: «Что случится, если я все-таки сделаю это?» — и тщательно разберите все последствия. Каждый раз, когда вы услышите, как ваш внутренний голос говорит «не могу», сразу же ставьте вопрос: «А что меня останавливает?». Это препятствие может быть серьезной причиной, а может оказаться и ограничивающим убеждением. И как только вы поставите такой вопрос, он направит вас на поиски возможных путей преодоления стоящего перед вами препятствия. За такими операторами очень часто скрываются убеждения и предположения, касающиеся здоровья и болезни. И задав этим операторам вопросы, вы можете спросить у самих себя, какие именно убеждения лежат в их основе.

Мы уже сталкивались с абстрактными существительными (номинализациями). Любое заболевание описывается с помощью номинализаций. Номинализации оказываются замороженными, они не могут изменяться во времени. Но что же происходит? Превратите их в процесс. Найдите, что на самом деле происходит в вашем теле. И каким бы серьезным ни было заболевание, первым шагом на пути установления контроля над ним является процедура деноминализапии.

И последнее. Прислушивайтесь в своем внутреннем диалоге к любой попытке самообвинения. Обвинять самого себя — значит взять на себя полную ответственность за происходящее и считать себя причиной случившегося.

Мы знаем, что логику причины и следствия нельзя так упрощенно применять к процессам, связанным с людьми, но наш язык не улавливает столь тонких различий. Мы используем одинаковые формы в таких высказываниях, как «Он разозлил меня» и «Он разбил стакан». Когда вы говорите что-то типа: «Она разбила мое здоровье»,— вы лишаете себя сил и наделяете кого-то другого властью над своим здоровьем. Столкнувшись с ситуацией, в которой вы приписываете свое эмоциональное состояние другим людям или внешним обстоятельствам, задайте себе вопрос: «Каким именно образом эти люди (или обстоятельства) вызывают у меня?..» Более прямой вопрос звучит так: «Каким образом я сам способствую возникновению этого состояния или этой болезни?». Приписывая причину исключительно внешним обстоятельствам, вы оставляете себе лишь возможность пожинать последствия и лишаете себя всякой власти над своим состоянием.

Вот несколько вопросов к вашему внутреннему диалогу:

«Я должен делать больше физических упражнений». Что случится, если я не буду делать упражнения?

«Я не могу бросить курить». Что останавливает меня?

«Я не могу найти время для упражнений». Что мешает мне?

«Мне необходимо стать более здоровым». Более здоровым по сравнению с чем или с кем?

«Я не должен обращаться за помощью». Что случится, если я обращусь?

«Он вызывает у меня напряжение. Как именно он это делает?

«У меня диабет».

Какие конкретно процессы, носящие имя «диабет», происходят в моем теле?

ЧУВСТВО ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Развитие возможно только в том случае, когда мы берем на себя полную ответственность за все происходящее в нашей жизни. Любое переживание — это наше собственное произведение. Каждая мысль, чувство, действие, впечатление о людях и событиях — все это наше творчество. Это все совершенно противоположно «обвинению» окружающих и даже себя за то, что с нами происходит. Ответственность — это не обвинение, а скорее способность отреагировать как взрослое человеческое существо, с целью достижения высшей пользы. Обвинение — это скрытый способ продемонстрировать свою обиду. До тех пор, пока обида скрывается, мы не можем осознать ее, что воздерживает нас от того, чтобы отреагировать на нее согласно нашему выбору.

ЧУВСТВО ОТВЕТСТВЕННОСТИ — это способ управлять нашей собственной жизнью, делая это так, как мы в действительности хотим, независимо от того, что говорит нам общество. Жизнь в согласии с чертами своего характера учит нас делать то, что мы действительно хотим, невзирая на неодобрение, которое мы можем получить. Жить значит быть самим собой, радоваться и любить все, что мы считаем важным. Это смысл жизни, и неудача в реализации этой правды может утопить нас в трясине несуществующих мелочей, так называемой ответственности: накоплении материальных богатств, отсутствии эмоциональной безопасности и жизни по чужим стандартам. Принимая во внимание факт, что наша жизнь — это все, что у нас действительно есть, она должна быть по крайней мере приятной для нас.

Как этого добиться? В этом нет ничего сложного, нужно лишь начать. Начните жить так, как вам нравится, перестаньте заниматься людьми и действиями, не помогающими вашей самореализации. Наша глубочайшая природа сама укажет нам на то, что мы делаем исходя из фальшивого чувства долга и лояльности, под влиянием общественности, пытаясь удовлетворить манипуляторов с тем, чтобы нас оценили.

Вести жизнь как нам нравится, значит перестать жить по чужим правилам. Это не означает уговаривать людей относиться к нам иначе, набрасываясь на тех, кто, к нам плохо относится, или восставать против общественных норм. Это означает верить в свои ментальные ограничения, замечая, как мы автоматически проживаем свою жизнь по ритму, отбиваемому окружающими. Замечая свой автоматизм в попытке удовлетворения других, прежде чем себя, мы видим, почему наша жизнь так несчастна.

Люди предпочитают жизнь, полную фрустраций, ошибочно полагая, что им необходимы другие и что для того, чтобы их любили и понимали, необходимо подстроиться к жизни окружающих.

Ни ситуации, ни условия, никто, кроме нас, не создает нам проблем. Мы сами создаем для себя проблемы, веря в то, что должны жить по неким запретам и правилам. Не существует никаких правил, ограничивающих нашу свободу и запрещающих нам жить так, как нам нравится, есть лишь фальшивая вера в них.

И чтобы начать жить так, как мы хотим, нам нужно воспрянуть и пообещать себе со всей решительностью: «Я не буду больше жить таким раздражающим образом, независимо от того, что со мной произойдет, я принимаю полную ответственность за свою жизнь и буду жить так, как хочу».

Чувство ответственности существует, когда мы являемся авторитетом сами для себя, уважая одновременно внешнюю власть, в особенности права окружающих. Мы стоим у руля власти, управляя своей собственной жизнью. Но слишком большая доза независимости может стать средством избегания близких связей и исходить из неспособности довериться другому человеку. Чтобы стать кому-нибудь близким, необходимо рискнуть получить нервный срыв или возможность быть покинутым. Такая «независимость» часто бывает результатом прошлого «болезненного» опыта отношений с людьми. Переделывая такой опыт, мы соорудили вокруг себя стену, пытаясь избежать повторения подобных переживаний. Это выводит нас из жизни, любви и правды, создавая изоляцию и помогая нам избегать перемен и развития.

Обратная ситуация возникает, когда из чувства долга или необходимости мы позволяем другим предъявлять высокие требования относительно нашей энергии и времени. Начальное удовлетворение от бытия нужным кому-то быстро проходит, и мы можем почувствовать, что нас используют, контролируют и ограничивают.

Чувство ответственности — это способность и готовность быть тесно привязанным и сотрудничать с другими, не отказываясь от уважения к себе, своей интегральности и индивидуальности. Это значит управлять своей жизнью, принимать решения, опираясь на собственные ценности, искать свое счастье в мире и позволять это делать другим. Чувство ответственности означает свободу от зависимости от других людей и сотрудничество с окружающими. Никто не может быть абсолютно независимым, поскольку наши отношения всегда касаются других людей. Совместно работать, помогать, делиться, давать и получать — это основа совместной жизни людей. Очень молодые, больные и очень старые определенным образом зависят от других. «Никто из людей не является островом». Однако иногда можно увидеть довольно неплохой полуостров.

Чувство ответственности — это свобода от ошибочной озабоченности тем, что нас могут контролировать или ранить, и что наше счастье зависит от кого-то. Мы сами создаем нашу реальность, а чувство ответственности означает, что мы берем свои мысли, чувства и поступки в собственные руки, учась стоять на своих ногах.

СОЗДАНИЕ ЧУВСТВА ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Вот несколько шагов, выполнение которых разовьет наше Чувство Ответственности.

1. ДЕКЛАРАЦИЯ НАШЕЙ НЕЗАВИСИМОСТИ.

Сделайте полный список того, от чего мы находимся в зависимости. Этот список может содержать алкоголь, сигареты, наркотики, необходимость поддержки определенных людей. Сделайте это предельно точно. Поставьте себе цель все это ликвидировать. И если вы впоследствии будете делать что-то, от чего вы ранее были зависимы, сделайте это по своей воле, а не по принуждению.

Неплохо воспользоваться аффирмацией: «Сегодня я провозглашаю свою независимость от эмоциональных нужд других и принимаю на себя полную ответственность за свои мысли, чувства и действия».

2. ДОГОВОР С ЛЮДЬМИ, ДОМИНИРУЮЩИМИ В НАШЕЙ ЖИЗНИ.

Вам предстоит поговорить с каждым человеком, стоящим над вами, или с теми, от кого вы чувствуете себя в эмоциональной зависимости. Представьте ваше желание иногда действовать независимо. В момент, когда вы не ощущаете угрозу, попытайтесь объяснить им свои чувства, показать, как нами манипулируют, считая, что мы чем-то обязаны, как мы уступаем, что это не наши чувства, и что мы не хотим обвинять их в этом. Это заставит их сильнее прислушиваться к нашим словам, поскольку он перестанут ощущать угрозу. Если мы желаем определенной честности в отношениях с теми, с кем мы живем, нужно выразить свои чувства. Послушание часто опирается на страх. Но нам никогда нельзя соглашаться на отношения, опирающиеся на страх. Это не значит, что такие отношения необходимо обязательно порвать, но мы должны покончить в таких отношениях со страхом. Выполните эти четыре шага:

а). Представьте человека, которого вы так или иначе боитесь (мы должны честно признаться в своем страхе, в противном случае ничего не получится). Мы можем воспользоваться этим упражнением, чтобы создать фундамент своей отваги по отношению к любому человеку.

б). Действуйте, разговаривайте с этим человеком, как если бы вы были равны (ибо это действительно так). Не поддавайтесь ему, уничтожьте свои обычные образцы поведения. Отважьтесь оскорбить его с этого нового для вас уровня независимости. Совершенно необходимо, чтобы мы отважились и рискнули оскорбить его. Мы боимся потому, что не хотим, чтобы он обозлился на нас. РИСКНИТЕ, пусть он бесится, если хочет, но вначале делайте это небольшими дозами. Если мы возьмем слишком много с первого раза, может ничего не выйти.

в). Раз уж мы «играем» на его глазах, нам нужно удерживать эмоциональную независимость, чтобы ни случилось. Встаньте сбоку и наблюдайте за реакциями внутри себя и за ситуацией в целом. Смотрите, что происходит, не заботясь о последствиях.

г). Практика принесет нам новое чувство независимости, которое, впрочем, всегда было с нами, хотя мы его и не осознавали. Теперь осознавая свою естественную свободу, мы будем наслаждаться ей. И нам больше не нужно бояться никого на поверхности земного шара. Делая все это, мы будем наблюдать выразительные изменения в своих отношениях с другими. Мы осознаем, что стали действительно независимыми. Мы больше не боимся оскорбить людей, как это было раньше. Мы свободны от ужасно беспокоящих мыслей, что нас покинут или перестанут любить. Мы полностью контролируем их при помощи отсутствия какого-либо контроля. Мы разрешаем им вести себя так, как им этого хочется, оставаясь спокойными независимо от их поведения. Быть свободным от других людей от ошибочной заботы о том, что люди могут нас обидеть, вот наша цель. И это основа по-настоящему хорошего самочувствия, поскольку свобода от страха перед другими также гарантирует способность любить их.

3. НАСТАИВАНИЕ НА ФИНАНСОВОЙ НЕЗАВИСИМОСТИ.

Если нам приходится просить деньги и рассчитывать на доброту того, кто обеспечит наши материальные нужды — значит, мы зависимы от этого человека. Если мы не в состоянии организовать себе заработок неким творческим способом, мы можем изобрести нечто новое. Необходимо делать ставку на собственной финансовой независимости, чтобы не быть подверженным влияниям кого-то другого.

4. ОТСУТСТВИЕ ЧУВСТВА ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА СЧАСТЬЕ ДРУГИХ.

Важно понять, что мы не несем ответственности за счастье каждого человека на земле. Это правда, что одна из важнейших радостей в жизни — это помочь другим обрести счастье, создав для них ситуацию, в которой они смогут почувствовать радость. Поэтому мы можем радоваться компании людей, но если мы почувствуем, что наша задача обеспечить им счастье, то мы скорее всего испытаем грусть, если эти люди почувствуют угнетение или, что еще хуже, будем чувствовать себя так, как если бы мы были причиной этого. Мы отвечаем за свои собственные чувства, так же, как и любой другой. Если мы станем управлять чувствами других, то мы можем поставить этих людей в зависимость от нас. Нам нельзя также брать ответственность за чужие ошибки. Нам нельзя сочувствовать людям за их ошибки больше, чем себе самому. Фальшивое понимание любви и лояльности отнимает у других важный процесс обучения. Даже если другой человек отказывается получить свой урок, это его ответственность. Это может показаться жестоким, но в сущности это акт сочувствия. Даже Христос отказывался принимать ответственность за тех, кто отказывался принимать его послание.

5.ЖИТЬ НЕЗАВИСИМО В ЛЮБВИ И ДОВЕРИИ.

Пусть наши партнеры делают все по-своему, мы же будем требовать тех же прав для себя. В границах своих функций мы не чувствуем себя ответственными находиться все время со своим партнером. Чем больше мы встретим людей — тем больше мы от них научимся. Если мы хотим поиграть в гольф, в то время как наш партнер хочет повидать друга — нужно так и сделать. Пусть у нас будет больше личного времени, а время, проведенное с другим, будет счастливым и интересным. Мы будем чувствовать себя сильнее привязанным к своему партнеру и больше ценить свои независимые занятия. ЖЕЛАНИЕ ОТДЕЛИТЬСЯ ОПАСНО ЛИШЬ, КОГДА ОНО ЗАМЕНЯЕТ ЖЕЛАНИЕ БЫТЬ С КЕМ-ТО ВМЕСТЕ.

Необходимо признаться в том, что нам нужно время побыть одним, без необходимости делиться всем, что мы чувствуем и переживаем. Если мы чувствуем, что должны делить все со своим партнером, в этом случае у нас нет выбора. Но прежде всего мы должны разрешить другим идти их собственным путем.

Основой эффективной жизни является Чувство Ответственности и независимости. Если в нас остается настоящий страх перед утратой эмоциональной зависимости, нас может удивить утверждение о том, что люди наиболее восхищаются теми, кто берет на себя полную ответственность за свое мышление и действие. Большую часть уважения мы получаем за то, как мы распоряжаемся собой, особенно от тех, кто пытается нас подчинить.

Запомните эти слова:

«Не иди передо мной, я могу не успеть

Не иди за мной, я не хочу вести,

Просто иди рядам и будь мне другом».


Приложение 3

Первичная диагностика

Результаты исследования особенностей общения и взаимоотношений в супружеской паре по методике «Общение в семье»

№ пары Нет доверительного общения Слабое взаимопонимание между супругами Различие во взглядах супругов Нет общих символов семьи Трудности в общении между супругами Нет психотерапевтичности общения
4 + + + +
6 + + +
13 +
14 +

Результаты изучения конфликтов в семье по методике «Характер взаимодействия супругов»

№ пары Проблемы в отношениях с родственниками Вопросы связанные с воспитанием детей Проявление стремления к автономности Нарушение ролевых ожиданий Рассогласования в нормах поведения. Проявление доминирования одним из супругов Проявление ревности Расхождения в отношениях к деньгам.
4 + + + + +
6 + + + + +
13 + + + +
14 + + + + +

Результаты исследования взаимоотношений супругов по методике «Удовлетворенность браком»
№ пары Полная неудовлетворенность браком Значительная неудовлетворенность браком Скорее неудовлетворенность, чем удовлетворенность Частичная удовлетворенность браком Скорее удовлетворенность, чем неудовлетворенность Значительная удовлетворенность браком Практически полная удовлетворенность браком
4 +
6 +
13 +
14 +
Результаты исследования взаимоотношений супругов по методике «Совместимость с брачным партнером»
№ пары Низкий уровень совместимости Неопределенный уровень совместимости Относительно высокий уровень совместимости Очень высокий уровень совместимости
4 +
6 +
13 +
14 +

Повторная диагностика

Результаты исследования особенностей общения и взаимоотношений в супружеской паре по методике «Общение в семье»

№ пары Нет доверительного общения Слабое взаимопонимание между супругами Различие во взглядах супругов Нет общих символов семьи Трудности в общении между супругами Нет психотерапевтичности общения
4 + +
6 + + +
13
14 +

Результаты изучения конфликтов в семье по методике «Характер взаимодействия супругов»

№ пары Проблемы в отношениях с родственниками Вопросы связанные с воспитанием детей Проявление стремления к автономности Нарушение ролевых ожиданий Рассогласования в нормах поведения. Проявление доминирования одним из супругов Проявление ревности Расхождения в отношениях к деньгам.
4 + + + +
6 + + + + +
13 +
14 + + + +
Результаты исследования взаимоотношений супругов по методике «Удовлетворенность браком»
№ пары Полная неудовлетворенность браком Значительная неудовлетворенность браком Скорее неудовлетворенность, чем удовлетворенность Частичная удовлетворенность браком Скорее удовлетворенность, чем неудовлетворенность Значительная удовлетворенность браком Практически полная удовлетворенность браком
4 +
6 +
13 +
14 +
Результаты исследования взаимоотношений супругов по методике «Совместимость с брачным партнером»
№ пары Низкий уровень совместимости Неопределенный уровень совместимости Относительно высокий уровень совместимости Очень высокий уровень совместимости
4 +
6 +
13 +
14 +
еще рефераты
Еще работы по психологие