Реферат: Агрессивное разрушение личности тоталитарной сектой

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Сибирский государственный медицинский университет»

Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию

Факультет клинической психологии, психотерапии и социальной работы

Кафедра общей и дифференциальной психологии

Реферат

Агрессивное разрушение личности тоталитарной сектой

Проверил: Доктор психологических наук

Профессор Алексеева Л.Ф.

Подготовил:

Студентка ФКППиСР группы 6802

Богомолова А.В.

Томск 2009


Содержание

1. Введение

2. Основные причины ухода человека в секту

3. Группы лиц, пополняющих тоталитарные секты

4. Что может дать секта

5. Ограничения, налагаемые сектой на личность

6. Приемы изменения психики «обращенного»

Список литературы

1. Введение

В наше время мы видим рождение и расцвет множества религиозных сект, которые быстро разрастаются. Вне всяких сомнений, они несут в себе угрозу. Но почему так много народа примыкает к ним, верит в их идеалы? В чем состоит их успех?

Успех их состоит в том, что они могут более мобильно и гибко, чем скованные догмами Мировые Религии, откликнуться на потребности все новых групп бедствующих. Взаимодействие этих сект с чуждой, не одобряющей их социальной средой, особенно если это секты тоталитарные, приводит к росту напряженности. Эту напряженность часто ошибочно связывают с национальными, а не с психологическими проблемами.

Самый опасный тип секты – тоталитарная, т.е. такая, в которой существует жесткая иерархия; материальные требования к членам; принуждение, обязанность выполнения заповедей и ритуалов; часто проповедуется нетерпимость по отношению к окружающим; пропагандируется скорое ожидание конца света и т.п.

Все это действительно страшно, непонятно, но очевидно. Мы считаем, что проблема ухода людей в секты принимает все большие и большие масштабы, и с ней нужно бороться. На психику человека, а в частности на его на его эмоции, которые, по нашему мнению, играют определяющую роль в наших поступках, могут влиять совершенно посторонние люди. Это недопустимо и даже уголовно наказуемо. В этом и заключается актуальность нашего реферата.

Целью, которую мы преследуем в своей работе, является разобраться в психических механизмах воздействия на личность, а также в причинах, подтолкнувших человека к вступлению в секту.

Для достижения этой цели мы определили следующие задачи:

1.Изучить литературу по выбранной теме.

2. Дать определение понятию «тоталитарная секта».

3. Понять, почему человек уходит в секту.

4. Рассмотреть приемы, с помощью которых члены секты получают возможность управлять человеком.

2. Основные причины ухода человека в секту

В отличие от сект, традиции мировых религий достаточно консервативны. Они нацеливают человека на постоянную внутреннюю работу, способствуя единению членов общества, поддерживают семейные ценности, с уважением относятся к государственной власти. Предлагаемые ими ориентиры духовного развития не предполагают регламентации жизни каждого прихожанина. Общество, сохраняя межнациональный мир, должно с помощью всех социальных и культурных учреждений бдительно следить за тем, чтобы не появлялись привилегированные народы или группы, и, соответственно, не возникли бы утесняемые. Их появление приводит к росту напряженности и возникновению глубоких трещин в общественных отношениях, чреватых усилением национализма, фанатизма и разгулом анархии. Все это отбрасывает культурный прогресс человека назад[1].

Новые религиозные течения либо возникают, либо завоевывают новые пространства в периоды острых общественных кризисов, когда массами овладевает настроение отчаяния и безысходности[2]. Движение к секте облегчается отсутствием ясных и привлекательных духовных ценностей и ориентиров. Именно в этих обстоятельствах предлагаемая религиозная легенда сулит людям выход из создавшейся ситуации. Тем более что в трудных условиях традиционная духовная атмосфера может стать неблагоприятной (недостаточно современной, или, напротив, наукообразной) для тех идей о Боге, какими наполняют духовный мир людей мировые религии. С точки зрения лиц, ждущих быстрых эффектов любым способом, а такие как раз таки наиболее мобильны и могут вступать в секты, старые мировые религии представляются не оправдавшими себя – слишком медлительными, избыточно требовательными к духовным усилиям людей.

Уход в секту вообще типичен для тех исторических ситуаций, когда в обществе у большинства людей распадаются прежние представления о реальности, и они теряют понимание своей социальной позиции. Нарастающее недовольство, разочарование в надеждах на перемены к лучшему, прежде всего, усугубляется у молодежи, острее переживающей чувство социального дискомфорта, чем представители других возрастных групп. Это разочарование служит побуждающим фактором, толкающим ее либо к участию в массовых протестах, либо к поиску общности (секты), обещающей быстрый успех в достижении жизненного благополучия, положительной самооценки и душевного комфорта.

Демократия налагает на людей тяжелое бремя – повседневный выбор действий и ответственность за свои поступки. Человек может находиться в той или иной степени дезадаптации, сопровождаемой страхом, неумением найти выход. Все эти негативные состояния провоцируют автоматическое включение механизмов психологической защиты. В результате их вторжения наступает некоторая стабильность душевного равновесия за счет нарушения адекватного восприятия общественных явлений и деформации логики, что и подготавливает благоприятную почву для некритического, тенденциозного понимания заманчивых предложений секты. В этот момент вступление в тоталитарную секту, с ее изолированностью от нормальных форм общения, выступает как способ дистанцироваться от мира, оправдать для себя отказ от его требований.

Попасться в ловушку одной из сект тем легче, что с крушением тоталитарного режима в нашей стране широко распахнулись двери для иностранных веяний и миссионеры всех культов и сект набирают большое число последователей, особенно среди молодежи. Многие попадающие в секту полагают, что могут вступить в нее на “некоторое время”. Человек допускает, что на первых порах он плохо понимает цели и организацию секты, а когда узнает все получше, то убедится, что вместо однозначно отрицательной позиции для него станет приемлем более широкий подход к действительности. Он надеется позднее, и уже находясь внутри секты, найти для себя ответы на волнующие вопросы. Его ошибка состоит в расчете на то, что “никогда не поздно” решить, как и когда ему выйти из секты. Такие “экспериментаторы” не имеют представления насколько трудно, а иногда практически невозможно выйти из тоталитарной секты.

3. Группы лиц, пополняющих тоталитарные секты

Выделяют четыре основных группы лиц, чаще всего попадающих в секты.

В качестве первой группы выделяют тех, кто идет в секту из-за некоторых особенностей психологического развития. Действительно, большинство считает, что в секту в основном подаются люди ущербные, неполноценные, страдающие психологическими заболеваниями. Доля правды в этом утверждении все-таки есть. Многие секты заинтересованы и проявляют старания в привлечении психически больных людей. Обычно такие люди легко внушаемы, и вследствие этого их легко, настроив соответствующим образом, сделать слепым орудием в умелых руках. К примеру, их удобно демонстрировать новичкам в качестве духовно “продвинутых”. Кроме того, они пригодны для усиления психического “заражения” в группе, то есть для распространения религиозных переживаний на окружающих.

Выявлена положительная связь между психической импульсивностью со склонностью к внешним проявлениям религиозности. Согласно взглядам Г. Олпорта[3], существуют два основных типа религиозных личностей: “внутренний”, имманентно присущий, и “внешний”, органически не присущий. Для личностей первого типа религия представляет самостоятельную и конечную ценность. Они мотивируют свою деятельность в разных социальных сферах религиозной верой. Нерелигиозные потребности и интересы имеют для них второстепенное значение, все свое поведение они стараются подчинить религиозным нормам и предписаниям. Для личностей второго типа религия является лишь способом достижения жизненных целей, внешних по отношению к самой религии. В эту группу могут попадать необязательно лица с наследственным отягощением или фиксированным заболеванием.

Общими условиями для ухода в секты чаще всего выступают психозы и неврозы любом их проявлении. Л. Френсис и Дж. Беннефт[2] установили связь психозов и неврозов с экзальтированной религиозностью. Религиозные культы с их идеями исключительности влекут к себе лиц с самовлюбленным, нарциссическим поведением.

Лица с паранояльной акцентуацией (что существенно для сект) первыми заражаются нужным настроением и могут катализировать общий процесс при различных групповых “радениях”. Их фанатизм проявляется в том, что уже с начала своего “служения” они постоянно удваивают свои усилия ради распространения “правильной” веры. Затем эти усилия становятся самоцелью, то есть происходит смещение “мотива на цель”, и они совершенно забывают саму цель, для которой эти усилия были предназначены. Постепенно из памяти фанатиков уходит не только сам предмет устремлений, но и аргументы, оправдывающие и питающие фанатизм.

Вторую группу представляют лица здоровые, но со слабым характером. Для них секта обладает особой притягательностью, поскольку свобода представляется тяжким бременем. Они не способны ежедневно проявлять свою самостоятельность и потому стремятся избавиться от ответственности любым способом. Таким нерешительным людям включение в жизнь тоталитарной секты дает возможность обретения “нравственных костылей”, то есть той опоры, которая представляется им намного более прочной, чем шаткое основание индивидуальной свободы.

У слабовольных молодых людей отсутствие прочных жизненных доминант, то есть неспособность проявлять настойчивость в достижении серьезной цели и обретать соответственно подлинный смысл жизни, провоцирует поиск душевного комфорта без длительных усилий. Подобная установка нередко ведет к приему наркотиков, а удовлетворение от первых доз выступает как фактор, временно стабилизирующий психическое состояние. На фоне временного улучшения самочувствия ускоряется привыкание к наркотикам, возникновение зависимости от них. Глубинная трансформация личности может быть вызвана не только наркотиками, но и алкоголем, компьютерными играми и т.п. Разные формы зависимости имеют физиологические отличия, но сходны по своим психологическим последствиям: разрушение личности, ослабленная психика, что и облегчает втягивание таких людей в секты[1].

Примечательно, что переживаемые на фоне зависимости приятные состояния не сводятся только к эйфории, но компенсируют и неудовлетворенность из-за социально-психологической дезадаптации, беспомощности в конструктивном развитии жизненных планов. Одновременно разрушаются нормальные способы общения, нарастает страх перед людьми, осуждающими наркоманов, терзает постоянный страх быть отвергнутым близкими… В этом случае уход в секту представляется истинным избавлением от всех трудностей. Нежелание сознаться себе в предательстве прежних надежд, в недостойном отношении к близким, чего собственное сознание перенести не в силах, включает психологическую защиту. Она меняет и восприятие, и логику, и поведение личности. Автоматически трансформируется, огрубляется восприятие, повышаются его пороги, что снижает субъективную оценку ситуации, позволяет расслабиться и снять контроль со своего поведения.

Третья группа представлена прежде всего неудачниками – людьми, не сумевшими себя реализовать в семейной жизни или в профессиональной деятельности. Им остро не хватает внимания, уважения и любви близких людей. У многих инфантильных юношей и девушек вообще отсутствует опыт нормальных, доброжелательных отношений со взрослыми. Они нуждаются в поддержке, готовы за эту поддержку покровителя, наставника полностью им повиноваться, поскольку такое повиновение превращает их опять в детей. Их отличает чувство слабости и страха. Чем сильнее внутренняя неуверенность, тем более выражено стремление вернуть веру в себя.

Это настоятельная потребность в идее, способной заместить ослабевшее “Я”. Тогда отвращение к самому себе компенсируется образом себя как героя-приверженца идеи. Чаще других представители этой группы приходят в секты из тех семей, где у ребенка нарушено формирование базовых ценностей, отсутствует душевное тепло и царит жесткий, авторитарный стиль воспитания. Поскольку эти люди бегут от душевной боли, которую им причинил внешний мир, они предпочитают те формы поддержки, которые вновь возвращают их в детство, избирают организации, близкие к структуре семьи, обеспечивающие внутреннее равновесие и определенные идеалы. В секте они видят возможность возврата самоуважения, которое как известно, растет по мере того, как человек приближается к стандартам, установленным им для самого себя.

В группе здоровых людей особенно уязвимы подростки. У них одновременно с формированием стресса часто наблюдается нарушение самооценки.

К факторам, повышающим уязвимость людей данной группы при попадании в секту, относят разнообразные критические ситуации и переломные моменты в их личной биографии. В таких случаях секта обещает помочь справиться с кризисом, заменить формой религиозного статуса отсутствие у человека достойного социального положения.

Четвертую группу составляют полноценные и духовно развитые люди, стремления которых к идеализированным моральным и этическим ценностям остались невостребованными в нашем обществе. Свойственное им ощущение одиночества происходит не от того, что вокруг никого нет, но от невозможности (неумения) донести до других то, что человеку предоставляется важным, от того, что никто не разделяет их мыслей и мнений.

Недовольство своими социальными контактами может у них обостряться, если выдвинутые ими прекрасные идеи и идеалы для общества представляются несовременными или нереалистичными. Подростки и молодежь этой группы находятся в ”зоне риска“. Они еще относительно свободны от серьезной ответственности на работе или семейных обязательств: у них существенно нарушены оценочные способности, при этом нарушены неравномерно. Все относящееся к самому молодому человеку, переоценивается, а что находится вне его, недооценивается. Такое состояние тесно связано с остаточным детским эгоцентризмом. Недостаток полноценного жизненного и рабочего опыта позволяет им “консервировать” наивность и идеализм, оставляя их незащищенными перед лицемерными обращениями сектантов. Подростки стремятся туда тем быстрее, чем чаще окружающие их отвергают как идеалистов. Подобная социальная инфантильность, незрелость вызревает в результате ”тепличных условий“ воспитания, преднамеренного ограждения подростка или даже молодого человека от всяких обязанностей, от самостоятельных усилий для достижения каких-либо жизненных целей.

На этом фоне у молодого человека может возникнуть мысль о том, что здесь, в этой семье, в этом обществе, воплощение его идей невозможно, но есть сообщества, где они воплощаются. Уже на этом этапе начинается построение новой картины мира, противостоящей неприемлемой реальности. Такая позиция подвигает к поиску людей, понимающих и разделяющих его высокие стремления. Вообще говоря, крах надежд на быстрое, легкое, почти волшебное воплощение своих идей ставит идеалиста перед выбором; наиболее кардинальное решение – самоубийство. Второе – изоляция от общества вместе с другими отчаявшимися. Третье – избавление от лиц, которым приписывается ответственность за крах надежд. И, наконец, самое трудное решение – излечение от иллюзий, то есть начало новой жизни в реальном мире. Понятно, что если молодой человек не решился на отчаянный шаг, но все еще не набрался мужества войти в реальную действительность, то секта совмещает и вторую, и третью возможности для облегчения его душевного состояния.

Максимализм и идеализм – нормальное возрастное явление. Специфика человеческого развития такова, что здоровые молодые люди, вступающие в кризисный период полового созревания, часто выглядят странными и даже внушающими опасения. Однако все эти особенности представляют собой обычные возрастные акцентуации личности в попытках поиска своего пути. Это весьма действенный механизм достижения желаемого уровня социализации при отсутствии жизненного опыта. Духовная поддержка в период, когда бурно формируется самосознание, так вдохновляет, что молодой человек может потерять бдительность и контроль над окружающей действительностью. Как правило, это “домашние”, чистые и добрые молодые люди. Они неравнодушны и эмоционально чувствительны к чужой боли. Для снятия напряженности, возникающей от окружающей несправедливости, они видят одну возможность – приобщение к чему-то высокому, главному, имеющему целью искоренение зла. Такие идут в секту в надежде не только обрести веру и разобраться в себе, но и преобразовать окружающий мир. Их одаренность, искренность и доверчивость предопределяет фактор риска. Не чувствуя опасности они с легкостью становятся на путь участия в жизни секты, считая, что он приведет их к собственному возвышению.

Таким образом, у лиц, входящих в каждую из групп, пополняющих подобные секты, обнаруживается существенный дефицит либо в психическом, либо в физическом здоровье[1]. Это мешает им обрести признание и тепло человеческого общения, а в новых социальных условиях секты они надеются на воплощение своих идеалистических ожиданий. В прежних жизненных обстоятельствах они уже потеряли надежду состояться или были близки к этому. Возникшее психическое напряжение, глубинный конфликт провоцирует включение системы психологической защиты, побуждающей изменить свое поведение и его трактовку.

4. Что может дать секта

Стремясь к поддержанию действенного влияния на самых разных людей, мировая религия не может противоречить реалиям общественной жизни. Только путем снижения требований к непрерывному эмоциональному накалу верующих возможно многовековое сохранение религии с ее относительными признаками государства, общества и существующей в нем культуры. Однако слишком большая приспособляемость религии приводит к утрате ее идентичности, плодит желающих вернуться к ее истокам, к первоначальным идеалам, невзирая на их несовместимость с текущими ценностями общества[3]. Так возникают секты.

В противоположность традиционным конфессиям, куда человек попадает обычно от рождения, секты сами находят своих адептов как среди верующих, так и среди атеистов. В отличие от церкви, секта в большей степени добровольческая общность, к ней примыкают как бы с сознательным намерением. Так формируется личное соучастие, чувство долга перед новыми собратьями, которое выражено в тем большей мере, чем полнее в сплоченной группе новичок чувствует себя согретым и защищенным, чем лучше удовлетворяется до того неудовлетворенная душевная потребность в тепле и эмоциональной близости. В противовес религии секта снова и снова утверждает свои исходные идеалы и за счет этого ослабляет преемственность господствующей в данном обществе религии. Тем самым она поначалу акцентирует в каждом неофите ярко выраженный индивидуалистический характер; новообращенному демонстрируется братание со всеми угнетенными социальными слоями[4].

Получить полную информацию о целях и методах секты невозможно, так как выдается лишь существенно урезанная и переработанная часть. Профессионально организованное манипулирование в процессе вербовки тщательно маскируется, что исключает осознанное согласие.

Обычно лидеры сект выдают себя за наследников пророков и искренне убеждены в том, что восстанавливают связь с основами данной религии для того, чтобы ее возродить. Перед членами секты ее лидер предстает как посланник Бога.

С одной стороны, руководитель секты организует подкрепление ощущения избранности, а с другой – унификации. Для достижения радостного чувства избранности используют регулирование доступа в группу, полупроницаемость ее границ для потенциальных членов. Это повышает значимость членства в секте.

Со временем неофит, особенно мечтающий о великих целях, столкнется в секте с требованием слепой веры и полного повиновения, которые имеют своими неизбежными последствиями нетерпимость к инакомыслию.

5. Ограничения, налагаемые сектой на личность

Человек, примкнувший к секте, рвет все связи и приобретает качества, требуемые в группе: забвение своих интересов, утрату общепринятых базовых ценностей и близких людей. Взамен ему дано испытать гордое сознание собственной уникальности и страстную преданность вере данной секты. Он убежден, что как член этой группы не обязан думать и действовать подобно другим.

Для формирования полезных для секты изменений психики и форм поведения у своих членов их заставляют выполнить ряд требований[2].

Одним из них выступает требование совместного проживания. Это требование является существеннейшим фактором перестройки внутреннего мира, поскольку новая группа должна полностью вытеснить и заменить семью. При совместном проживании секта имеет круглосуточный контроль над поведением. Организуется тотальное взаимное наблюдение и сбор информации о поступках. Поскольку секта требует жесткого распорядка дня, то новички зачастую вынуждены бросить прежние занятия (работа, учеба и т.п.). Жесткий распорядок и насыщенная регламентация во всем (на фоне переутомления и недосыпания) существенно повышают пластичность психики, ее податливость новым формам мировосприятия. Нередко, вступив в подобную группу, человек теряет такие права, как право самому найти себе спутника жизни и т.д.

С целью ускорения трансформации психических свойств новичка, нередко при инициации в члены секты вступающему дают новое имя. Это хорошо известный прием, так как личное имя выступает как символ социальной индивидуальности. Новое имя ассоциируется с внутренними переменами в самообладании и самоуважении, внесенными вместе с новым именем. Лишение человека имени, данного родителями, свидетельствует о том, что человек выводится из нормальной сферы жизни, а наделение его новым именем знаменует совершенно иной статус и иные обязательства. Другое имя предполагает попросту иную личность, обладающую не только иными качествами, но даже новыми взглядами на свою прошлую жизнь. Здесь срабатывает один из механизмов психологической защиты — изоляция, когда при расщеплении качества «иной» личности не корректируются другой частью той же личности. Новое имя существенно облегчает нагружение посвящаемого новыми обязательствами, как следует вести себя в секте.

Когда человек получает новое имя, новую семью, новую одежду и даже прическу, все это помогает ему поддерживать в себе ощущение нового человека с иным мировосприятием. Ограниченность общения в основном членами секты прямым путем ведет к прогрессивной деградации мыслительной деятельности.

психологический религиозная секта импульсивность

6. Приемы изменения психики «обращенного»

Во многих странах основой для классификации сект является не само конкретное вероучение, а способы воздействия на человека. Среди основных целей тоталитарной секты — организация такой ситуации, в которой неэффективны выработанные ранее защитные механизмы психики, то есть создание обстановки повышающей предрасположенность к внушению, облегчающей контроль за мышлением. И то, и другое ведет за собой общую деградацию чувств и интеллекта[2].

Контроль над временем и поведением ведет к «вынужденной беспомощности», поскольку постоянно отслеживается, где и с кем «новообращенный» живет, от кого находится в различной зависимости. Вводится правило, что для каждого существенного поступка необходимо спросить разрешение. Вырабатывается психология «пешки», неизбежно ведущая к дрессуре беспомощности.

Человек, обращаясь к другим духовным убеждениям, расшатывает основания своих базовых представлений тем быстрее, чем активнее ему помогают в разрушении исходных ценностей и построении на их месте новых, удобных для секты.

Нередко в секте практикуется использование «специального» языка.

Основным же механизмом психического воздействия на новичков является внушение. Оно предполагает бесконфликтное приятие некой информации; в его ходе частично снижается уровень сознательного анализа и критичности. Эффективность такой формы заключается в том, что каждое слово внушающего находит безусловно благожелательный отклик в его чувствах и впечатлениях, и доверие к внушению возрастает. Функция активного контроля сознания, обычно направленная на проверку внушения на соответствие его реальным свойствам окружающей среды, становится как бы излишней, избыточной. Потребность в проверке постепенно ослабевает до степени бессознательного отождествления информации, поступающей от внушающего, с восприятием окружающего мира. Внушение также может проходить в специальной обстановке с применением особых гипнотических техник.

У разных людей внушаемость существенно различается. Есть люди, повышенно внушаемые, и эта их особенность активно используется. К личностным факторам, повышающим внушаемость, относятся такие психические особенности личности, как неуверенность в себе, чувство собственной неполноценности, покорность, стеснительность, робость, доверчивость, тревожность, повышенная эмоциональная впечатлительность, слабость логического мышления, ориентация на внешнее управление. Кроме этих психических особенностей на внушаемость, ведущую к принудительной (подсознательной) модификации поведения, влияют и специальные условия воздействия: боль, одиночество, интенсивный цвет, несинхронная речь, повторение стереотипных вопросов.

Внушаемость повышается и у уравновешенных образованных людей в экстремальных ситуациях (собственная болезнь, смерть близких и т.п.).

Сенсорная изоляция, вызванная разрывом отношений с близкими, знакомыми, отключением от средств массовой информации, приводит к депривации (обеднению нормальной информационной среды), а это, в свою очередь, формирует чувственный и эмоциональный голод, обусловливая апатию и заторможенность, которые периодически сменяются эйфорией. На этом неустойчивом эмоциональном фоне, в прямой зависимости от уровня эмоционального возбуждения, наблюдаются нарушения памяти, а на базе частичной памяти отмечается формирование специфической узости мышления.

Ритм и музыка глубинно влияют на психику. Меняя характер музыки, можно направлять психологические процессы. Воздействие музыки может быть как положительным, так и отрицательным — возбуждающим, приближающимся к наркотическому эффекту. Еще Платон в своем «Государстве» предостерегал: «Нужно избегать введения нового рода музыки – это подвергает опасности все государство, так как изменение музыкального стиля всегда сопровождается влиянием на важнейшие политические области». Этой же позиции придерживался и Аристотель, который отмечал: «Только музыка имеет силу формировать характер. При помощи музыки можно научить себя развивать правильные чувства».

7. Заключение

Тоталитарные секты – явление, с которым, безусловно, нужно бороться. Особенно подвержены его влиянию молодые люди в переходный возраст. Их подталкивает в секты существенный дефицит либо в психическом, либо в физическом здоровье, мешающий им обрести социальное признание, отсутствие тепла человеческого общения, или условий, позволяющих надеяться на выполнение утопических идеалов. Возникшее напряжение, глубинный конфликт провоцирует включение психологической защиты, помогающей им изменить свое прежнее поведение, принять новое и не замечать социальных опасностей, связанных с приобщением к секте.

В секте происходит радикальное преобразование личности. Все ее приемы направлены на то, чтобы человек стал удобным, послушным, контролируемым, то есть полезным для секты.

Ни одна мировая религия не разрушает психику так глубоко, как тоталитарная секта.


Список литературы

1. Грановская Р.М. Психология веры. Спб.: Речь, 2004.

2. Скородумов А. А. Сектанство как социальное явление. Спб., 1995.

3. Олпорт Г. Личность в психологии: Теории личности. Спб.: Ювента, 1998

4. Угринович Д. М. Введение в религиоведение. М.: Мысль, 1985

5. www.koob.ru

еще рефераты
Еще работы по психологие