Реферат: Средства против возрастных кризисов

возрастной кризис шихи цикличность

Что такое кризис в жизни взрослого человека? Вообразим себе человека в виде существа, окруженного панцирем, в виде улитки, например. Улитка растет, и какой-то момент вдруг оказывается, что в своем панцире она уже не помещается. Она взламывает панцирь, некоторое время живет без твердой оболочки, затем обрастает новой. Так вот процесс, происходящий в человеке от момента «взламывания оболочки» до появления новой, и называется кризисом.

Отсюда видно, что кризис – вещь очень хорошая, важная и совершенно необходимая в жизни каждого человека. Потому что, если у тебя нет кризисов – значит, ты не растешь. Китайский иероглиф, обозначающий понятие «кризис», переводится двояко – как «опасность» и «возможность». Одно из значений греческого слова кризис – «суд». Не столько суд окружающих, выносящих те или иные оценочные суждения о поступках и поведении человека, но, прежде всего, суд самого себя, который осуществляется нередко помимо нашей воли.

Наш возраст – понятие психологическое. Всем нам известно, что порой встречаются умудренные жизнью юнцы и ребячливые старцы. В каждый момент собственной жизни мы различны и своеобразны. Однако траектория судьбы состоит не только из более или менее продолжительных периодов относительного спокойного развития и плавных изменений, но сдержит напряженные переходные моменты особо интенсивных трансформаций.

Возрастные кризисы являются своего рода перекрестками судьбы, не пройти которые мы не в состоянии, но пройти по которым мы можем по-разному – с большими или меньшими потерями, более или менее успешно.

Сам характер и неопределенность наступления сроков и событийных содержаний возрастных кризисов таковы, что каждому из нас желательно подготовиться к ним заранее, загодя вооружившись практическим знанием науки о возрастных кризисах. Метафорически эти качественные скачки на нашем пути чем-то напоминают моменты превращения гусеницы в куколку, а куколки в бабочку.

Гейл Шихи написала книгу о кризисах в 1976 году, и в этом же году тираж допечатывался 17 раз, так как очень многих эта книга задела за живое. Книга большая, поэтому расскажу главные впечатления о ней. Два вводных замечания.

Первое – в ней даются среднестатистические цифры. Когда говорится, что первый кризис происходит в 16 лет, никто не имеет права мне возразить, что с ним это было в 15 лет или в 20 лет, или вовсе не было. У тебя, может, и не было, а вот у того среднестатистического, было, и ровно в 16.

Второе – книга описывает жизнь верхних слоев американского среднего класса, поэтому, примеривая на себя эту книжку, делайте поправку. Теперь краткий обзор кризисов «галопам по кризисам».

ВОЗРАСТ – 16 лет. ЗАДАЧА – ВЫРЫВАНИЕ КОРНЕЙ.

Необходимо вырвать из своего сердца корни, которые пустили там родители. Очень тяжелый кризис, особенно потому, что происходит в столь нежном возрасте. Но и совершенно необходимый, поскольку в его решении закладываются основы твоих отношений с другими людьми. Только человек, правильно прошедший этот кризис, сможет в дальнейшем вступать в близкие отношения с другими людьми, по-настоящему любить, жить счастливой семейной жизнью.

Дальше будет рассказано о человеке, который не справился с этим кризисом. Мы его увидим в разряде «Вечные дети», и я думаю, многие его узнают. Примерно на этот возраст приходится пик юношеского травматизма. Молодые люди возвращаются из похода с обмороженными ногами, падают с велосипеда и т.д. Автор предлагает объяснения этого статистического факта с помощью своей «науки».

ВОЗРАСТ – 23 года. ЗАДАЧА – ПЛАН НА ВСЮ ЖИЗНЬ.

В этом возрасте план рисуется широкими мазками, в сильно максималистском духе. Стать президентом США (варианты: лауреатом Нобелевской премии, лучшим теннисистом мира..). Жениться на (дальше следует перечисление формальных параметров невесты: рост, вес, цвет глаз и т.д., иметь 5 детей, отдельный домик, машину, жить на Западном побережье).

На первый взгляд, кажется, что не такой уж страшный кризис. Я согласен, хотя бывают и трудные случаи, мы увидим их чуть позже. Кроме того, 23 года – возраст, когда молодые люди обзаводятся семьей. Каковы причины, побуждающие их к этому? Мы разберем пять самых распространенных причин, когда будем говорить об этом кризисе подробно.

ВОЗРАСТ – 30 лет. ЗАДАЧА – КОРРЕКЦИЯ.

Тот молодой человек, который 7лет назад решил, что станет президентом США (лауреатом Нобелевской премии, чемпионом мира и т.д.), теперь понимает, что президентом (лауреатом и т.д.) он уже не станет никогда. И эта блондинка с голубыми глазами, но которой он женился, – это, оказывается, совсем не та женщина, с которой он хотел бы прожить всю жизнь. Все это он поймет теперь, потому что знает уже, что такое политическая борьба или работа ученого, и у него есть опыт – 7-8 лет супружеской жизни. Необходимо откорректировать план семилетней давности с высоты накопленного опыта. Тяжелый, трудный кризис, но самое тяжелое ещё впереди. Как раз к этому времени складывается у каждого человека «тип проживания жизни». О нескольких интересных типах мы и расскажем.

ВОЗРАСТ – 37 лет. ЗАДАЧА – ОСОЗНАНИЕ СЕРЕДИНЫ ЖИЗНИ.

Человек впервые осознает, чем это все для него кончится. Такое осознание приведет к глубокой перестройке всей нашей внешней, а главное – внутренней, духовной жизни. В основном это выражается в том, что человек меньше значения начинает придавать внешним ценностям, то есть достатку, карьере, регалиям и т.д., а больше начинает думать о духовной жизни, о том, чтобы передать накопленный опыт, о борьбе за охрану окружающей среды и т.д. Теперь он высоко ценит настоящее человеческое общение, хочет стать по-настоящему близким своим родным и друзьям, хочет быть понятым и любимым.

Такой поворот происходит к тому же в условиях сильных изменений, происходящих в организме человека. Все это делает кризис середины жизни самым тяжелым из всех четырех. Зато после этого (при правильном его разрешении) безоблачная жизнь до самого конца, до того самого конца, который человек и увидит впервые с этой вершины. Хотя ещё будут кризисы 50,60, 70 и 80 лет.

Вообще 37 – очень интересный возраст. Женщина, которая в 30 лет развелась (коррекция), сейчас попытается выйти замуж. Женщина, которая не развелась в 30 лет, может сейчас бросить семью и пойти на работу это ещё и возраст супружеских измен, «бальзаковский возраст». А вот ещё: Рафаэль, Моцарт, Пушкин, Шопен… Речь идет о давно замеченном статистическом факте: если взять достаточно большое число великих людей в художественной сфере за всю историю человечества, то пик смертности у них придется на 35 – 39 лет.

Теперь – кризисология, то есть общий взгляд на кризисы вообще. Вспомним ту улитку, которая служила нам моделью человека, переживающего кризис. Нужно сломать старый панцирь – это процесс болезненный. Кроме того, какое-то время остаешься как бы голышом – без твердой оболочки, поэтому все внешние раздражения воспринимаются с удесятеренной силой.

Человеку больно, и, естественно, он болеет. Болеет радикулитом или бронхитом, или ещё чем-нибудь. Лечится, принимает лекарства – и все равно болеет, потому что причина его болезни – серьезное внутреннее переустройство. Может быть, некоторые особенно сильные мужчины могут пройти кризис, не заболев, но женщины – никогда. Как говорит Гейл Шихи, если у женщины ничего не болит, то у неё болит голова.

Человек очень уязвим в этот момент, и если теперь с ним что-то случится, он запомнит это на всю жизнь. Например, у мальчика кризис вырывания корней – тяжелый кризис. И вдруг что-то внешнее, совершенно не связанное с его кризисом, его сильно напугает. Он останется испуганным на всю жизнь. Мы знаем таких людей, они боятся не чего-нибудь определенного или действительно страшного. Они просто боятся.

Человек не понимает, что у него кризис. Его первая, нормальная реакция на боль – отделаться от неё, убежать, обвинить в этом кого-нибудь другого. Все происходит внутри него, а он пытается свалить все «с больной головы на здоровую». Сначала на тех, кто ему ближе всего – на жену, на детей. Затем на свою работу, на начальника. Затем на район, в котором живет, затем на город и т.д.

Надо постараться подавить в себе это первое движение и заняться своим кризисом всерьез. Хотя это и больно, но следует уединиться и посвятить какое-то время себе – приведению в порядок своей внутренней жизни. Понятно, что уединиться – означает в данном случае отгородиться по возможности от всего внешнего, от вечно отвлекающей суеты и забот.

С кризисами рекомендуется справляться в порядке их поступления. Нельзя кризис пропускать, заталкивать его «под ковер» и т.д. Иначе он может назреть, как нарыв, а через несколько лет лопнуть, как бомба.

В семейной жизни многие трудности возникают из-за несинхронного развития супругов. Скажем, у тебя сейчас кризис, а у неё – нет. Или у обоих кризис одновременно, но у тебя — № 3, а у неё — № 2. Во всех случаях лучший рецепт – не мешать близкому человеку разрешать свои кризисы. Никто не может это сделать за него, не может ему помочь. Просто не надо в это время к нему приставать, а с пониманием оставить его в покое. Все, что ему нужно, — это, не замечая ничего вокруг, углубиться в себя, всю свою внутреннюю энергию, направить вовнутрь.

В науках, связанных с изучением человека, сейчас происходит некоторый поворот, поворот от тела к духу. Ещё совсем недавно при анализе поведения человека основное внимание уделялось физическим процессам, происходящим в организме, то есть всем этим гормонам, морфинам, антителам и т.д. Теперь происходит перенос центра тяжести на психику человека, на его внутренний мир.

А сейчас переходим к подробному разбору каждого кризиса в отдельности.

16 ЛЕТ. ВЫРЫВАНИЕ КОРНЕЙ.

Чтобы было понятно, что же это за корни, которые нужно вырывать, представим теперь такую сценку. Мама гуляет с ребенком. Ребенок играет, бегает вокруг неё и случайно оказывается у края тротуара, собираясь ступить на мостовую. Тут же раздается окрик: «Стой, нельзя!» Услышав тревогу в голосе матери, ребенок возвращается к ней. Так повторяется много раз.

И вот, в один прекрасный день, когда ребенок подрос, он гуляет один. Он вновь оказывается у края тротуара, собирается сделать шаг, и вдруг слышит: «Стой, нельзя» с родными материнскими интонациями. Откуда несется это «Стой, нельзя!»? Вот это и есть тот корень, который нужно вырвать из своего сердца.

Конечно, корни, которые пустили там родители, не обязательно имеют вид таких окриков. Это все, что явно или неявно они нам внушают: свои идеалы, моральные ценности, «что такое хорошо и что такое плохо».

Отец, чаще всего, просто своей жизнью, своей личностью, как бы дает сыну сигнал: «Делай, как я. Будь таким, как я». У матери с дочерью может быть похожая ситуация, но бывает иначе: «Не делай, как я. Ты же видишь, какую ужасную жизнь мне приходится вести!»

Почему же эти корни нужно обязательно вырывать, и как это надо делать? Вернемся к тому же ребенку, которого мы оставили у края тротуара. Он ещё подрос, ему уже семь-восемь лет, и ему первый раз разрешено перейти улицу самостоятельно. Он делает шаг и останавливается.

В его душе борются две силы. Первая – это «Стой, нельзя!», это все корни, которые высокой стеной окружают ребенка, защищая его от внешнего мира. За этой стеной ему тепло, спокойно, удобно. Он знает, что с ним здесь ничего не случится. Но улицу-то хочется перейти.

Это вторая сила – извечное стремление человека к новому, неизвестному, неиспробованному. Испробовать себя, испробовать этот мир. Но это страшно – выйти за пределы теплого родительского круга, броситься во взрослый мир, тем более что нет уверенности даже в том, что удастся сейчас перейти улицу. Вот в этих мучениях нашего ребенка, как в миниатюре, видно содержание кризиса вырывания корней. Пока не вырвешь корни, не сможешь сам перейти улицу.

Гейл Шихи представляет себе душу человека в виде некоего двуликого существа, вроде бога Януса, изображения которого иногда вешают на воротах, дверях, окнах. У этого бога два лица – одно смотрит внутрь жилища, а другое наружу, в мир. Так и у нашей души два лица: одно хочет тепла, уюта, близости с другим человеком.

Другое лицо отвечает за наши творческие порывы, за тягу к неизведанному, оно хочет вырвать нас из привычного круга. В равновесии этих двух частей души – залог психического здоровья. И закладывается оно во время этого кризиса, самого главного, определяющего в нашей жизни.

Понятно, что вырывание корней не означает обязательного выбрасывания их, или тем более родителей, на помойку. Скорее всего, дело происходит так. Молодой человек с силой выдирает очередной корень, смотрит на него и надолго задумывается. Затем случается одно из двух:

А) «Ну, конечно, — говорит он, — я и сам всегда так думал». И кладет этот корень обратно. Но теперь уже как свое, только ему принадлежащее убеждение. Потом он, в свою очередь, передаст его в виде корня своему сыну.

Б) Корень выбрасывается на помойку. Девизом этого кризиса могло бы быть: «Я не такой, как все!».

Потому что первый раз в жизни человек начинает строить самого себя. При этом он представляет себе дело так, как будто это происходит первый раз в жизни всего человечества, и того, что он строит, никогда не было и не будет. А корни – это строительный материал, другого пока под рукой нет.

До чего же они противные в этот момент, наши дети! Они начинают одеваться, стричься и краситься любым самым невероятным образом, лишь бы не быть похожими на нас. Все фразы они начинают со слова «нет». Наши взрослые дочери заводят дружков, оранжевые прически которых кричат: «Я не такой, как твой папенька!» И все это нам, родителям приходится терпеть.

Естественно, что по соображениям техники безопасности такое строительство лучше производить в отсутствие родителей. С этим, по-видимому, связаны первые длительные отлучки детей из дома. На три дня в Ленинград, на недельку в поход с ребятами и т.д. И вот они возвращаются оттуда с поломанными руками, отмороженными ногами, и, уж как минимум, с простуженным горлом.

16 лет – пик юношеского травматизма. И Гейл Шихи объясняет это так. Молодые люди, слишком усердно рвущие корни, неожиданно для себя оказываются в гуще взрослой, самостоятельной жизни. Побарахтавшись там слегка, они чувствуют, что пора домой. Вернуться просто так? Нет, намного лучше, если тебя привезут.

Тогда уж тебя положат в теплую постельку, все будут за тобой ухаживать, кормить вареньем, причитать и жалеть и т.д. То есть мягкое гнездышко по первому разряду. К сожалению, не всегда молодые люди отделываются простудой и ушибленными коленками. Бывают и переломы позвоночника, и юные туристы, не вернувшиеся из похода.

Молодой человек, впервые оказавшись в кризисной ситуации, начинает ощупывать для себя и способы её преодоления. Наиболее типичны пять схем поведения:

Молодой человек, которому нужно перейти улицу, начинает двигаться вдоль её, внимательно глядя по сторонам. Он ждет, когда улица станет уже, или движение тише, или он – старше. Гейл Шихи говорит про такого человека, что он объявил мораторий.

А вот молодой человек зажмурил глаза и бросился вперед. Вот он на середине улицы. Кругом крики, визг тормозов. Вдруг он резко останавливается и кидается назад. Мы уже видели его дома, в постели с забинтованной головой, окруженного заботой и вниманием.

Стоя на краю тротуара, молодой человек замечает, как кто-то взрослый начинает переходить улицу. Можно прижаться к нему и под его прикрытием оказаться на другой стороне. Ну, что же, можно и так. А что, если это вдруг войдет в привычку?

«А я и не хотел переходить» — говорит молодой человек и остается на этой стороне. В глубине души он надеется, что если про все это не думать, то вдруг как-нибудь сам собой окажешься на другой стороне. Как в сказке.

И наконец, последний, самый трудный, самый страшный способ: перейти улицу самому. Но зато самый продуктивный. Ведь эти схемы закрепляются и начинают определять поведение человека в любой кризисной ситуации. Мы ещё не раз встретимся с этими ребятами в наших беседах.

На этом мы заканчиваем ВЫРЫВАНИЕ КОРНЕЙ. Вырвать все корни все равно не удастся. Хорошо бы избавиться от самых крупных. А потом всю жизнь мы будем время от времени дергать уже тоненькие корешки и вздыхать.

23 ГОДА. ПЛАН НА ВСЮ ЖИЗНЬ.

Речь идет о том молодом человеке, который решил стать президентом США, жениться на блондинке с голубыми глазами, иметь пятерых детей и т.д. Вроде здесь все просто, не видно, зачем кризисовать. У меня самого в этот момент уже был готов план – стать лучшим математиком в мире, и принял я его без всяких колебаний. Но я могу представить себе человека, для которого принятие такого плана – серьезная проблема.

Вот он. Блестяще поступает не на физфак, конечно, а на исторический или на искусствоведческий, или на что-то в этом роде. Проучившись два года, бросает все и уезжает снова на (теперь уже легко вычислить) Соловки реставрировать Кремль. Потом приезжает и так болтается как лист на ветру, до 30-35 лет, когда вдруг, никуда уже не поступая, пишет роман (снимает кино, сочиняет песню) и становится писателем (режиссером, композитором) или никем.

Потом о нем будут писать, что вот-де будущий Художник решил сначала «узнать жизнь», долго путешествовал и, наконец, набравшись впечатлений, написал роман. А на самом деле будущий Художник составил план «Стать Львом Толстым», на меньшее нечего и замахиваться.

Каждый дурак в 23 года понимает, что может стать президентом США. А вот Львом Толстым? Президентов много, а Лев Толстой – один. Страшно, ведь в 23 года речь идет о всей твоей жизни, все поставлено на карту, а Лев Толстой может и не получиться.

И вот молодой человек старается отодвинуть, отложить решение в надежде, что потом все как-нибудь решится само собой (№ 1). И когда откладывать дальше уже некуда, и с годами в скитаниях накоплено мужество, чтобы принять решение, тогда он садится и пишет роман (№ 5).

Мне вдруг показалось, что меня можно неправильно понять. Когда я говорю о выборе плана, принятии решения, о Льве Толстом, я не имею в виду абсолютно осознанных действий. Все это, скорее, происходит у молодого человека на более глубоком уровне, где выступают расплывчатые картины, неясные образы, часто не облекаемые в слова.

Уже приняв решение, он объяснит его каким-либо рациональным способом, чтобы заглушить сомнения, которые, как чертики из бутылки, выскакивают из глубины подсознания. Как раз основная трудность для человека, попавшего в кризис, и заключается в том, что все проблемы внутреннего переустройства, поставленные жизнью, решаются где-то на полпути между сознанием и подсознанием.

Давайте теперь отвлечемся на время от кризисов. Попробуем вспомнить, почему мы женились (вышли замуж)? Почему вообще люди заводят семью? Это как раз происходит в периоде тех 23 лет, где мы сейчас и находимся. И снова я имею в виду не то, как мы себе или своей невесте объясняли, почему мы хотим жениться. Мне интересна классификация реальных внутренних побуждений в обзаведении семьей молодых людей.

Такие вещи психологи сравнительно недавно научились узнавать с помощью всевозможных анкет и тестов. Существует довольно изощренная техника опросов, когда ты совершенно не представляешь, какое отношение имеет тот или иной вопрос в тесте к существу дела, поэтому не знаешь как на него ответить, чтобы выглядеть в более привлекательном свете.

Поневоле отвечаешь правду. Например, спрашивают, любишь ли ты жареную картошку, или просят разложить цветные карточки в каком-нибудь порядке. А в результате выясняется, что ты ненавидишь свою начальницу. Так вот, американскими психологами выявлено 5 самых частых причин, почему люди вступают в брак. Вот они в порядке убывания популярности: 1) ВС, 2) БП, 3) ВА, 4) ВК, 5) ПР.

Начнем с пятой причины. ПР – это практические соображения. Например, жениться на дочке шефа, выйти замуж за богатого, жениться на женщине, умеющей устраивать приемы, – это поможет в карьере и т.д. А любовь? Любовь, к сожалению, не часто согласуется с намерением вступить в брак. Во всяком случае, среди первых пяти причин её нет (по крайней мере, в американской статистике).

ВК – вырывание корней (№ 4). Вот девушка уже, который год с немалым опозданием безуспешно пытается «вырвать корни». Живет вместе с родителями в хорошей, милой, теплой семье. В такой ситуации, конечно, корни прорастают глубоко. Вдруг подворачивается симпатичный парень, влюбляется в неё по уши, предлагает руку и сердце и зовет её уехать с ним вместе далеко на Запад (или на Восток).

И девушка использует замужество как средство перемещения, как средство для решения своих внутренних проблем. Но когда эти проблем не стало, не стало и фундамента, на котором построен брак. И брак развалился. Недаром говорят, что ранние браки непрочны. Дело не в возрасте, а в том, что браки заключаются часто по причинам, имеющим мало отношения к семейной жизни.

ВА – вакуум (№ 3). Оказывается, что иногда ты ищешь себе такого партнера для семейной жизни, у которого есть в избытке некое качество, совершенно отсутствующее у тебя. Например: «Я такой мрачный, нелюдимый, неразговорчивый, а она всегда веселая, энергичная. Вот я и женюсь на ней». Или: «Я такая нерешительная, вечно всего боюсь, не знаю, как поступить, а он смелый, волевой, знает, чего хочет. Вот и выйду за него замуж». Подразумевается: «И таким образом восполню недостаток, от которого страдаю». Ну, что же, причина как причина, странно только, что занимает такое высокое место.

БП – БезоПасно! (№ 2). Вот молодой человек, только что недавно «вырвавший корни», бросился, зажмурив глаза, в этот грохочущий взрослый мир, побарахтался в нем какое-то время, и его так потянуло назад, в свою семью, в которой ему было так тепло, привычно, безопасно! Но назад человеку пути нет. И вот он пытается с помощью женитьбы воссоздать то теплое гнездышко своего детства. И часто в этом случае его невеста будет очень похожа на его мать.

ВС – Все ((№ 1). Люди заводят семью в большинстве случаев просто потому, что все так делают.

30 ЛЕТ. «КОРРЕКЦИЯ».

Нам с вами уже по тридцать лет, за плечами семь лет профессиональной деятельности, и мы уже видим обратную сторону медали, знаем, что чего стоит. И мы уже знаем, что ни президентом США, ни лауреатами Нобелевской премии, ни чемпионами мира мы уже не будем никогда. Позади семь лет супружеской жизни, и мы уже понимаем, какая женщина нам нужна на самом деле.

План, так блестяще выглядевший в 23 года, нуждается в корректировке. Ведь можно ещё успеть стать и президентов «Дженерал Моторс», или профессором университета, или чемпионом штата. С женой тоже можно ещё как-нибудь разобраться. Ведь ничего в этой жизни не бывает заранее для тебя подготовлено. Все надо делать самому. И из этой женщины, с которой ты прожил 7 лет в своей квартире, можно попробовать сделать себе жену.

Но все эти соображения придут к нам потом, когда мы серьезно займемся разрешением кризиса. А сейчас, когда он так неожиданно, так вдруг нагрянул, первое движение – бежать. Лейтмотив этого кризиса – побег. Человек нередко уходит с работы, бежит из семьи (7-8 лет супружеской жизни – общемировой пик разводов), меняет профессию, меняет квартиру, уезжает куда-нибудь подальше. Он бежит от кризиса, т.е. от самого себя.

К этому времени, к 30 годам, складывается у человека «стиль проживания жизни». Гейл Шихи перечисляет с десяток таких стилей у мужчин и женщин. Все они имеют некоторое отношение к тому, как человек справлялся со своими кризисами. Мы расскажем о некоторых из них, о тех, которые нам интересны.

«Вечный ребенок». Милый, интересный, эрудированный человек. Холост. Женился, было, но через полгода развелся и больше не собирается. Живет с родителями. Или в соседнем доме, но ходит к ним обедать. Мама стирает ему белье и покупает ему сорочки. Есть приятели, но настоящей дружбы, как и настоящей любви, нет. И быть не может. Потому что 14 лет назад этот человек не смог «вырвать корни» и несет в своем сердце родителей, которые заняли в нем не свое место. Это мешает ему близко подойти к какому-нибудь другому человеку.

«Клозет» — прячущийся. Молодой человек занят составлением «плана на всю жизнь». Что выбрать? Но ведь можно не мучиться, а взять что-нибудь готовенькое, например своего отца, если это яркая фигура, и попробовать скопировать его жизнь. Лучше даже не отца, поскольку, живя рядом с ним, узнаешь много разных мелких его слабостей и промахов, что мешает видеть в нем идеал.

Лучше взять дядю, известного физика, лауреата разных премий. У него красавица жена, в доме бывает много интересных людей, он часто ездит за границу и т.д. К 30 годам ты уже вполне приличный физик, не лауреат, конечно, но имеешь твердое положение в этом мире (фамилия у тебя с дядей одинаковая, это тоже помогает).

Правда в глубине души скребут кошки: ты живешь чужой, не своей жизнью, ты надел на себя чужой панцирь – и прячешься в нем от жизни. Клозет – типичный бюрократ, человек, который яростно сопротивляется всяким толчкам, изменениям, поворотам и переломам, поскольку они могут выбить его из панциря, и он увидит то, что больше всего боится увидеть – его жизнь не состоялась.

У него будет страшный силы кризис середины жизни, последний шанс сбросить чужую оболочку. И если достанет сил, он бросит свою кафедру и в 39 лет поступит на 1 курс медицинского института, потому что его призвание – лечить детей.

«Транзит». Помните про того парня, который в 23 года не мог решиться стать кем-нибудь? Он и сейчас слоняется, ни на чем, не желая остановиться.

Интегратор. Об этом типе людей Гейл Шихи отзывается с большой симпатией. Это новый, ранее не встречавшийся в природе тип, но за ним, как она считает, будущее. Вот босс, вынуждает его совершить какую-нибудь подлость, обещая за это повышение по службе. Интегратор подает в отставку! Другой пример. Жена интегратора собирается защитить диссертацию. Тогда он переходит на полставки, сидит дома с детьми, старясь по возможности, освободить её от домашних забот. Другими словами, интегратор старается соединить вроде бы несовместимое: делание карьеры и моральные принципы. Сбалансировать свое участие в общественной и семейной сферах и т.д. За это его и назвали интегратором.

Теперь мы переходим к женским типам. Во-первых, среди них тоже встречаются «клозеты», «вечные дети», «транзиты» и «интегралы», но есть и некоторые только женские типы.

«Наседка» Окончив колледж и проработав год-два: ровно столько, сколько нужно, чтобы найти мужа, она на 15 лет заключает себя в стены своего дома. Она ухаживает за мужем, ухаживает за детьми, за домом, за газоном. Она становится директором небольшого предприятия: ведет бюджет семьи, берет ссуды в банке, ремонтирует дом, всю домашнюю технику. Конечно, можно снисходительно относиться к такой «непроизводительной деятельности», но американские экономисты уже предлагают учитывать труд домохозяек при расчете трудовых затрат всей страны.

«Наседка»» будет сидеть дома, пока её младший ребенок не пойдет в школу. Ей будет в это время 37 лет, и у неё начнется кризис. И она скажет себе: «Все, баста! Сколько можно тянуть лямку? За окнами течет настоящая жизнь, я хочу её попробовать, я хочу знать, кто Я такая, чего Я стою». И она скажет мужу: «Ты работаешь, ездишь в командировки, встречаешься с людьми, живешь интересной жизнью, а я сижу здесь как …как приговоренная,, в четырех стенах. Вы все здесь уже взрослые, можете сами за собой ухаживать. А я ухожу на работу!»

Попробуйте догадаться, куда и кем она пойдет работать. Ведь общество должно быть готово к такому выбросу на рабочий рынок 37-летних домохозяек с бывшим высшим образованием.

«Безмужняя». Имеется в виду незамужняя по убеждению, т.е. женщина, сознательно решившая не выходить замуж, жить самостоятельной жизнью. Нет, не старая дева, совсем наоборот. У неё есть семья, дети, но нет мужа. Она работает и содержит семью самостоятельно. Она всё любит делать самостоятельно. Таких женщин много, почти каждая десятая. Это стало возможным ещё и потому, что отношение к ним со стороны «хорошего общества переменилось. Кого считали раньше неудачником? Мужчину, не сделавшего карьеру, и женщину, не вышедшую замуж.

Теперь безмужняя женщина воспринимается как нормальное явление. А если сравнивать её с убежденным холостяком, то по всем статьям она даст ему сто очков вперед. В результате проведенных сравнительных исследований оказалось, что безмужние женщины по состоянию здоровья (количеству сердечнососудистых заболеваний, нервных срывов и т.д.) по активности участия в культурной и общественной жизни, даже по заработку опережают холостяков.

«Карьеристка с отлаженной семейной жизнью». Были обследованы женщины, занимавшие посты президентов и вице-президентов крупных компаний. Их биография, психологический тип, детство оказались настолько похожими, что можно говорить об особом «стиле проживания жизни», хотя представительниц этого стиля не очень много.

Наша героиня – первый ребенок в семье, где отец – сильная личность, а мать – типичная «наседка». С детства отец и дочка, как два приятеля, вместе играют в теннис, ходят в походы, обсуждают «папины» дела. Мать – где-то далеко на заднем плане. При этом женские черты в девочке не скрываются, не подавляются. После института «карьеристка» поступает на работу и меняет отца на шефа.

Теперь вся её жизнь проходит вокруг и под руководством шефа, она вместе с ним продвигается по службе. Она понимает, что для того, чтобы добиться успеха в конкуренции с мужчинами, она должна работать в три раза лучше, чем они. Она исключительно лояльна по отношению к шефу и к месту работы, и никогда не изменит ни тому, ни другому.

Проработав таким образом 15 лет, карьеристка достигает высокого положения. И тут, как всегда неожиданно, на неё обрушивается кризис: ей сейчас 37 лет. В ней просыпается «наседка», она хочет вить гнездышко. Но вот беда – она совершенно не знает, как это делается.

Во-первых, надо найти мужа, а как это сделать, если последние 15 лет она занималась совсем другим? В её жизни были мужчины, но она подсознательно выбирала «безопасных» — женатых или убежденных холостяков. Ей хочется иметь детей, а возраст для этого до недавнего времени считался уже неподходящим. К счастью теперешняя медицина поспевает за модой.

Со свойственной ей энергией и предприимчивостью она принимается за дело. Притормаживает свои служебные дела. Накупает шикарных нарядов, начинает бывать в обществе, заводит новые знакомства и т.д. Успешно выходит замуж, рожает ребенка или ухаживает за детьми мужа, налаживает семейную жизнь и в новом качестве возвращается на работу. Теперь она счастлива!

На этом заканчивается разбор «КОРРЕКЦИИ». Кризис тяжелый, часто, если не всегда, сопровождается болезнями или болезненными состояниями. Давно замечено, что уравновешенный человек лучше делает упражнения на равновесие, у гибкого человека – более гибкое тело, а неуклюжий плохо владеет собой.

И болеет человек тоже целиком, при этом болезни выбирает себе в соответствии с типом своей личности. Этой темой наука ещё только начинает заниматься, а очень интересно было бы посмотреть, как связаны обсуждаемые нами «стили проживания жизни» и способы преодоления кризисов с болезнями.

Но как бы ни было трудно справляться с первыми тремя кризисами, самое тяжелое испытание ждет нас впереди.

37 лет. КРИЗИС СЕРЕДИНЫ ЖИЗНИ.

Это словосочетание ввела Гейл Шихи. Это кризис связан с осознанием человеком того, чем все для него кончится. Ты сидишь за рулем машины, мимо проносятся города, моря и горы, и вдруг (как всегда вдруг) – резкий поворот, и ты видишь, как далеко внизу дорога уходит в Большую Черную Дыру. И ты уже можешь измерить расстояние до неё и рассчитать время.

Да это производит сильное впечатление. Можно отреагировать на него по-разному. Можно сделать вид, что ты ничего не заметил, и, не останавливаясь ехать дальше, стараясь не смотреть вперед. Или ещё прибавить газу, закрыть глаза и … врезаться во встречный грузовик.

Но лучше поступить иначе. Остановиться, отойти подальше от дороги и сесть на травку. Затем разобрать себя по косточкам разложить перед собой. Почистить, кое-что выбросить, затем снов собрать и вернуться к машине. Теперь можно ехать дальше.

Почему же все это происходит в 37 лет, а не раньше? Ведь мысли о смерти начинают мучить человека в достаточно нежном возрасте. Но тогда он может думать так: «Да, все умрут. Но я – не такой, как все. Я – не умру». По-видимому, дело в том, что пока он не может вообразить себя таким, каким он станет, когда будет умирать. А в 37 – уже может. И этот образ помогает увидеть ту Большую Черную Дыру.

Посмотрим теперь на наших героев в этот тяжелый для них час. Вот парень, который метил в президенты США, затем стал президентом «Дженерал Моторс». Он неожиданно уйдет из фирмы и станет главой государственной инспекции по охране окружающей среды. Он вдруг поймет, что всю жизнь помогал отравлять воздух, которым дышат люди. И теперь защита окружающей среды – это то, что он делает не для себя, а для всех.

Физик, который всю жизнь делал бомбу, начнет бороться за мир, за то, чтобы на Земле не было насилия. Доцент университета бросит свою кафедру и уйдет в школу учить первоклашек математике, потому что, как он считает теперь, воспитание детей – самое главное дело на свете.

Помните «клозета»? Для него сейчас последний шанс сбросить чужую шкуру, насиженное место и выпустить на волю свое призвание. И для «вечного ребенка» сейчас самое время мирно «развестись» с родителями и зажить своей, самостоятельной жизнью. А «транзит», вернувшись из очередной тайги, сядет за стол и напишет роман. Или не напишет, и тогда уж останется «транзитом» навсегда.

Женщина, которая в 30 лет развелась, сейчас попытается выйти замуж. Дальше будет поздно. Женщина, которая не развелась в 30 лет, может сейчас бросить семью. Интересна здесь динамика американского общества. Десять лет назад на каждые 300 мужчин, бросивших семью, приходилась одна женщина, сделавшая то же самое. Теперь счет 2:1 в пользу мужчин, и это всего за 10 лет! Одна из «побед» женщин в их борьбе за равноправие.

СУПРУЖЕСКИЙ УЗЕЛ. Как мы видим, идет глубокая перестройка всей внешней, а главное – внутренней, духовной жизни человека. И происходит она к тому же в условиях сильных изменений в его организме. Придется поговорить немного о гормонах.

Многие слышали, наверное, что все мы начинаем свою жизнь девочками. Когда зародышу примерно 5 недель от роду, реализуется решение, принятое при зачатии, кем ему быть: мальчиком или остаться девочкой. У нас, мужчин, происходит стимуляция мужского гормона, который и стал доминировать.

В дальнейшем организм продолжает выделять оба гормона – свой и противоположный. Здесь важно соотношение М: Ж – мужских гормонов с женскими. У мужчин это соотношение больше единицы, что и делает их мужчинами (по крайне мере внешне). Следит за уровнем женских гормонов печень (отсюда, наверное, и выражение: «Ты у меня в печенке сидишь»).

Так вот, к 37 годам иногда происходит следующее. Во-первых, своих гормонов у нас становится меньше. А во-вторых, печень начинает шалить и не всегда вовремя удаляет избыток женских половых гормонов из организма, в результате чего их уровень может даже подняться. Во всяком случае, то соотношение М: Ж, которое делает нас мужчинами, может уменьшится.

И вот мужчина с ужасом начинает замечать в себе женские качества, которых у него никогда не было. Сидит в кино и смотрит фильм. А в фильме начинают обижать детей, или ребенок находит потерянную собачку, или ещё что-нибудь такое. И вдруг взрослый мужчина начинает плакать. Теперь он чувствует прилив нежности к детям, ему хочется ухаживать, заботиться.

Он льнет к жене, он такой добрый и ласковый, он хочет от неё ответных проявлений. Но не тут-то было. У неё сейчас – обратная картина. В ней могут проснуться неведомые ей дотоле мужские качества. Она становится резкой, энергичной, хочет командовать, чувствовать ответственность. Ей тесно в семье, она рвется на работу. А тут этот слюнтай-муж пристает с нежностями.

Бедный муж обращается к детям. Он хочет им помочь, хочет избавить их от тех опасностей, через которые он сам прошел в молодости. Одним словом, он хочет передать им свой «богатый жизненный опыт», научить их жизни. А сколько сейчас старшенькому? Примерно 16 лет. Он «рвет корни». И как он отнесется к папенькиным нежностям? Вот эту ситуацию в семье Гейл Шихи называет супружеским узлом.

«Наседка» рвется на волю. Сделаем отступление и споем оду американской секретарше. Это мечта каждого работающего мужчины. Она копирует нужные материалы, заказывает книги в библиотеке, отвечает на телефонные звонки, пишет письма, составляет распорядок твоего рабочего дня, назначает деловые свидания. Она ездит с тобой в командировки и варит тебе кофе.

Она напоминает тебе, что у твоей жены сегодня день рождения и покупает цветы. Имея такую секретаршу, ты можешь исчезнуть на полгода, и этого никто не заметит. Она предана тебе до гроба. Она окружает тебя вниманием и заботой, избавляет от массы мелких и назойливых дел, которых ты и делать-то не умеешь. Ей 37 лет.

Вы уже поняли, что это и есть наша «наседка». Она и на работе продолжает делать то, чем она занималась всю жизнь – ухаживать, но теперь уже за шефом. Это очень престижная работа, она хорошо оплачивается. Она требует, правда, определенных знаний и навыков обращения с новой техникой.

Это специализированные микрокомпьютеры для работы с текстами, заменившие пишущую машинку, электронная почта, где текст сообщения появляется на экране телевизора и т.д. Поэтому нужно вначале окончить полугодичные курсы. А потом – вперед, на работу. Секретарши требуются везде, где босс сидит за столом, заваленным бумагой.

Бегом от кризиса к инфаркту. Если человек до кризиса бегал трусцой каждый день 2 км, то сколько он будет пробегать во время кризиса? Ответ – 5 км. А может, и все 10. Потому что он хочет себе доказать, что он ещё о-го-го, что у него все в порядке и никакого такого кризиса у него нет. Казалось бы, пусть бегает на здоровье.

Но посмотрим на него: вот он бежит в импортных кроссовках по залитому солнцем осеннему парку, а на лице у него – страдание. Его легко отличить от настоящего любителя бега, потому что он все время думает о километрах, секундах, неделях. Он их все время складывает, делит и умножает. Он не любит бегать, и бег отвечает ему тем же: больным суставом, сердечными приступами и даже инфарктом.

Какой ещё способ существует для мужчины в 37 лет доказать, что он ещё о-го-го? 1) 1) Правильно, завести молодую любовницу, считает Шихи. По её мнению 37 лет – это возраст супружеских измен. 2)Уйти с головой в работу. Если человек до кризиса был ассистентом профессора, то теперь он будет стараться стать профессором. Если изобретал велосипед – то будет изобретать аэроплан, и т.д. Чем бы ни заниматься, лишь бы не заниматься своим кризисом.

Послушаем Гейл Шихи:

«…приоткрыв дверь в темные подвалы нашей души, мы выпускаем целую свору демонов. Все проблемы, не разрешенные в предыдущих кризисах, вынырнут на поверхность и начнут преследовать нас. Даже щепки древнего тотемного столба нашего детства всплывут на поверхность. Похороненные частички нашей души захотят возродиться вновь или, по крайней мере, потребуют, чтобы мы их увидели и разобрались с ними. Гонимые этими демонами мы погружаемся в «персональную преисподнюю».

Кризис середины жизни привлекается и психиатрами для объяснения того, почему так много высокотворческих и деятельных людей сгорает в этом возрасте.

Как только мы действительно начинаем процесс пересмотра всего того, о чем мы думаем, что чувствуем и на чем стоим, мы наталкиваемся на собственное сопротивление. Наступает момент – серьезный и опасный: нас охватывает ледяной ужас. Большинство из нас хотели бы в этот момент повернуться назад, поскольку идти вперед – значит столкнуться с той правдой, которая давно уже в нас зреет: мы одиноки.

Мы наедине с миром наших мыслей и чувств. Другой человек может ощутить этот мир в момент душевной близости, но никто и никогда не сможет в него войти. Ни жена, ни муж, хотя они могут закончить любую начатую нами фразу. Ни учителя или друзья, хотя и они могут (из самых лучших побуждений) воплотить через нас свои замыслы, ни даже родители.

Но чтобы выйти из тьмы, мы должны пройти этот путь через невесомость. И для каждого из нас есть возможность возродиться вновь и обрести способность любить – любить себя и весь мир…».

Рафаэль, Моцарт, Шопен … Начну с очень интересной идеи, которую придумала Гейл Шихи для объяснения этого ряда имен. Речь идет о давно замеченном статистическом факте: если взять достаточно большое число великих людей в художественной сфере, скажем, несколько сот человек, то пик смерти у них придется на период с 35 до 39 лет. В чем же дело?

Вспомним опять улитку. Взламывание панциря – процесс болезненный. И если нормальный человек во время кризисов болеет, то гениальный художник с его особенно чувствительной и нежной организацией может от этой боли просто погибнуть. Умереть от душевных страданий, которые он испытывает. Кое-кто кончает жизнь самоубийством. Другие могут затеять дуэль, или очень рискованное путешествие, или купить сверхскоростной спортивный автомобиль. Словом, постараться нарваться на неприятности. Все это закамуфлированное самоубийство.

Идея красивая, даже если и не очень верная. Во всяком случае, Шекспир до 35 лет писал комедии, а после 35 – трагедии (исключение – «Ромео и Джульетта» в 31 год). Данте написал «Божественную комедию» в 42 года, в ней он описал свой кризис середины жизни: «Свой жизни путь пройдя до половины…» Гоген бросил службу в банке в 35 лет и в 41 стал ведущим постимпрессионистом. (Кстати, если художнику удается высказать, написать, сыграть свой кризис, он может остаться в живых).

А теперь поговорим о новых данных развития человека, которые приводит Гейл Шихи в своей книге. Давайте рассмотрим такой опыт. Живет в клетке популяция обезьян. Всей жизнью в ней заправляет вожак, огромный самец, имеющий абсолютную власть над всеми обитателями клетки – как самцами, так и самками.

Любая обезьяна, проходя мимо вожака, своей позой демонстрирует полное подчинение. Измеряют у самцов уровень мужских гормонов, и оказывается, как мы и ожидали, что у вожака он самый высокий. Отсюда раньше делали вывод, что потому он и вожак, что у него уровень самый высокий.

А теперь возьмем его за шиворот и посадим в соседнюю клетку. Там – другая популяция и, конечно, свой вожак. И что этот вожак начнет сразу делать с новичком? Страшно подумать. И в этом ему будут помогать все другие самцы. Что же касается самочек, то о них наш бывший вожак может забыть навсегда. Через неделю берут у него гормональную пробу, и оказывается, что уровень у него на нуле. Один из выводов: не потому он вожак, что у него уровень высокий, а потому и уровень высокий, что он вожак.

Бывают семьи, в которых вокруг главы семьи создается атмосфера преувеличенного обожания, чуть ли не обоготворения. Все время подчеркивается его руководящая роль во всех семейных делах, его незыблемый авторитет и полная подчиненность остальных членов семьи.

В действительности дело обстоит как раз наоборот. Глава семьи безвольный, мягкий человек – находится под каблуком у жены, которая является главным режиссером этого представления, очевидного для всех, кроме самого героя. К нему относятся как к мужчине, и он становится им!

Книга имеет несомненный терапевтический эффект. Когда тебе плохо, полезно знать, что такое бывает со всеми и уже описано в книге. Но я не хотел бы, чтобы кто-нибудь стал относиться к «кризисологии» как к инструкции по уходу за пылесосом. Мы часто пытаемся найти готовые ответы в телевизионных передачах, в книгах. Смотришь в указатель, где перечислены все симптомы, открываешь на нужной странице, а там подробная инструкция, как поступить.

Я предлагаю смотреть на эту книгу лишь как на повод для того, чтобы взглянуть на себя со стороны. Подумать о своих кризисах и, может быть, поговорить о них со старым другом. Она тем и хороша, что подготовленному человеку может дать толчок к внутренней работе, которую все равно ни на кого другого не свалишь.

Другая тема: цикличность наступления кризисов. Вы, я надеюсь, заметили, что они повторяются регулярно через каждые 7 лет. Интересно было бы послушать гипотезы на этот счет разных точек зрения – физиологической, кибернетической, космической или ещё какой-нибудь.

Семь лет – это в нашу эпоху максимальный период времени, когда мы можем более или менее точно оценить, что с нами будет и как изменится жизнь вокруг нас. Ведь человек – существо планирующее. Мы, сами того не замечая, планируем каждый свой шаг, любое мельчайшее движение руки и при этом (как и в экономике) все время корректируем наши планы в соответствии с изменившейся ситуации.

Мы все время готовим себя к завтрашнему дню, хотя эта работа происходит в подсознании, параллельно с какой-нибудь другой работой или во сне. Кризис – это во многом и смена плана. Мы формируем себя (строим панцирь) на следующий этап жизни. Но жизнь меняется, меняемся и мы, и через 7 лет эту форму придется ломать.

Гейл Шихи рассказывает о четырех этапах в жизни человека, описанных в древнем тексте, относящемся ко второму веку до нашей эры. На первом этапе человек – это ученик, и его единственная обязанность – учиться. Этот период с 8 до 20 с небольшим лет.

Следующий этап, начало которого свадьба, служит для удовлетворения основных потребностей человека. Счастье, которое он находит в семейной жизни, успех, которого он достигает в профессии, долг, который он исполняет как гражданин. Этот период длится 20 или 30 лет и заканчивается рождением первого внука.

Теперь человек свободен, и он может начать свое «высшее образование», двигаясь к пониманию себя самого и смысла жизни. Обычно на этом этапе человек становился пилигримом, который, оставив позади все мирское – имущество, заботы – отправлялся на поиски истины. И, наконец, последний этап, когда человек достигал цели. Как сказано в этом древнем тексте, «человек сливается с вечностью, и все остальное для него исчезает».

еще рефераты
Еще работы по психологие