Реферат: Анализ взаимосвязи синдрома эмоционального выгорания и личностных характеристик у медицинских работников

Содержание

Введение

1. Теоретические аспекты изучения личностных особенностей и синдрома эмоционального выгорания у медицинских работников

1.1 Характеристика личностных особенностей медицинских работников

1.2 Социально-психологическая сущность синдрома эмоционального выгорания

1.3 Влияние специфики медицинской деятельности на формирование симптомов синдрома эмоционального выгорания

2. Эмпирическое изучение взаимосвязи эмоционального выгорания и личностных характеристик врачей и медицинских сестер

2.1 Организация и методики исследования

2.2 Описание результаты исследования

2.3 Анализ результатов исследования

Заключение

Список литературы

Введение

На современном этапе развития российского общества в условиях социально-экономической нестабильности, конкуренции на рынке труда, социальных стрессов, растут требования, предъявляемые к профессионализму личности. Однако далеко не каждый может адаптироваться, эффективно осуществлять свою профессиональную деятельность и социальную роль, а потому возрастает вероятность развития неблагоприятных психических состояний.

Одной из приоритетных задач психологии развития, медицинской психологии, психологии труда является исследование специфических социально-психологических явлений, к числу которых относится и «эмоциональное выгорание» среди профессионалов разных областей труда, разработка программ по их предупреждению и коррекции.

О влияния профессии на личность писали еще древние философы, но особенно часто эта проблема обсуждалась в конце 19 и начале 20 века. В последующем крупные психологи также неоднократно уделяли внимание этой проблеме, она периодически возникает в фокусе внимания исследователей, но до настоящего времени остается актуальной и недостаточно разработанной.

Вопросы, касающиеся взаимного влияния профессиональной деятельности и личностных особенностей специалиста, в течение нескольких десятилетий привлекали внимание представителей различных отраслей науки, в том числе психологов Б.Г. Ананьева; Е.А. Климова; А.К. Маркову; А.И. Папкина, К.К. Платонова; А.М. Столяренко и др.

В профессиях типа «человек — человек» чаще проявляются негативные признаки профессиональной деформации личности. Среди них обнаружены и общие для всех профессий признаки: деформация механизмов социальной перцепции; возникновение профессионального фильтра восприятия окружающих людей не как уникальных личностей и индивидуальностей, а лишь как фигурантов специфических, сугубо профессиональных отношений.

Академик А.Л. Свенцицкий говорил, что: «Особенности трудовой деятельности и сложившегося индивидуального стиля работника, влияя на свойства его личности, могут иногда приводить к так называемой „профессиональной деформации …“ „[40, с.7].

К профессиональной деформации личности относится формирование у специалистов синдрома эмоционального выгорания.

Синдром эмоционального выгорания возникает в ситуациях интенсивного профессионального общения под влиянием множества внешних и внутренних факторов и проявляется как “приглушение» эмоций, исчезновение остроты чувств и переживаний, увеличение числа конфликтов с партнёрами по общению, равнодушие и отгороженность от переживаний другого человека, потеря ощущения ценности жизни, утрата веры в собственные силы и др.

Изучению отдельных форм профессиональных деформаций у медицинских работников посвящено немало исследований, однако они не до конца раскрывают сущность синдрома эмоционального выгорания, следствием чего является дефицит научного знания о механизмах данного явления и отсутствие надежных, эффективных методик его профилактики и коррекции.

Целью исследования является сформированность синдрома эмоционального выгорания у врачей и медицинских сестер с разными личностными особенностями.

Объектом исследования являются личностные особенности медицинских работников.

Предметом исследования является взаимосвязь синдрома эмоционального выгорания и личностных характеристик у врачей и медицинских сестер

Гипотеза:

1. Существуют различия в выраженности синдрома эмоционального выгорания у врачей и медсестер;

2. Существует взаимосвязь между уровнем сформированности синдрома эмоционального выгорания и такими личностными особенностями врачей и медсестер, как локус контроля, эмпатия и тревожность.

Задачи:

1. Проанализировать литературу по проблеме исследования;

2. Определить уровень эмпатии у медицинских работников;

3. Выявить локус контроля у медицинских работников;

4. Измерить уровень тревожности у медицинских работников;

5. Оценить степень сформированности синдрома эмоционального выгорания у медицинских работников;

6. Изучить взаимосвязь выраженности синдрома эмоционального выгорания с выраженностью личностных характеристик у медицинских работников;

Методики исследования:

1. Исследование уровня эмпатийных тенденций (И.М. Юсупов) [49];

2. Методика «Уровень субъективного контроля» Дж. Роттера в адаптации Е.Ф. Бажина, С.А. Голынкиной, А.М. Эткинда [38];

3. Шкала оценки уровня реактивной и личностной тревожности (Ч.Д. Спилберг, Ю.Л. Ханин) [37];

4. «Методика диагностики уровня эмоционального выгорания» В.В. Бойко [54];

Исследование проводилось в МУЗ Брянская городская больница № 4. В исследовании принимали участие 28 врачей и 28 медсестер — всего 56 человек. Выборку составили женщины: врачи в возрасте от 28 до 40 лет, медсестры в возрасте 25 — 40 лет.

1. Теоретические аспекты изучения личностных особенностей и синдрома эмоционального выгорания у медицинских работников

1.1 Характеристика личностных особенностей медицинских работников

Успешность профессиональной подготовки и последующей деятельности человека зависит от индивидуальных особенностей, в связи с этим С.С. Юдина пишет: «Все виды ремесел требуют особых навыков, но ни в одной отрасли человеческой деятельности не соединяется столько различных специальных свойств, как в хирургии. Тут нужны четкость и быстрота пальцев скрипача и пианиста, верность глазомера и зоркость охотника, способность различать малейшие нюансы цвета и оттенков, как у лучших художников, чувство формы и гармонии тела, как у лучших скульпторов, тщательность кружевниц и вышивальщиц шелком и бисером, мастерство кройки, присущее опытным закройщикам и башмачникам, а главное — умение шить и завязывать узлы двумя — тремя пальцами вслепую, на большой глубине, то есть, проявляя свойство профессиональных фокусников и жонглеров» [31, с.120].

В морфологическом и функциональном строении медицинской деятельности особое значение имеют данные о структуре профессионально важных качеств его субъекта, формирующихся в процессе трудовой деятельности, «специфика которой порождает профессиональную специфику личности» [22, с.78].

Знаков В. В [22], отмечает, что к необходимым личностным качествам медицинского работника относятся внимательность и наблюдательность, пунктуальность и аккуратность, умение постоянно контролировать свои действия и поступки. К признакам профессиональной зрелости, мастерства и опыта относятся быстрая ориентация в сложившейся ситуации, решительность и смелость.

Добросовестному работнику чужды самоуверенность и беспечность, действия по принципу «авось обойдется».

Важным принципом работы медицинских работников является товарищеская взаимопомощь, коллегиальное решение наиболее сложных и трудных вопросов в их практической деятельности. Тесное общение медицинского работника с коллективом не только помогает ему преодолеть трудности в работе, но и благотворно влияет на его профессиональные и личностные качества, общественное сознание. Во взаимоотношениях с коллегами медицинский работник должен быть честным, справедливым, признавать и уважать их знания, опыт, вклад в свою профессию. Вежливость, тактичность, сдержанность, спокойные ровные отношения с коллегами — вот что украшает любого медицинского работника.

Пожалуй, самое страшное в медицинском работнике — это равнодушие, являющееся признаком интеллектуальной ограниченности и эмоциональной «тупости». Равнодушие к людям и их страданиям — качество, несовместимое с профессией медицинского работника [44]

По мнению Стрельниковой А.Н. [45] одним из важнейших условий, от которого в значительной степени зависит успех всей работы, является максимальная самокритичность. Самокритичный человек обретает способность видеть себя как бы со стороны, объективно оценивать свои способности и возможности, подмечать и исправлять на ходу свой недочет.

Ответственность за свои действия, за свою работу — качество, обязательное для любой профессии, но для деятельности медицинского работника приобретает особый характер. Зависит это, от того, что ни одна профессия не имеет такого близкого, конкретного, повседневного отношения к самому важному и сокровенному для человека: его жизни и смерти. Вследствие, этого медицинская ответственность становится не только наиболее высокой и почетной, но и наиболее тяжелой [51, с 146].

Большое значение в уходе за больными имеет наблюдательность. Научить наблюдательности очень трудно. Однако постоянное фиксирование внимания на мельчайших изменениях в состоянии больного постепенно развивает это качество.

Наблюдательность — качество, которое должен совершенствовать в себе каждый медицинский работник. Речь идет не об обычной обывательской наблюдательности, а о пытливой профессиональной наблюдательности, позволяющей увидеть и профессионально правильно оценить малейшие изменения в физическом и психическом состоянии человека. А также интуиция, о ней следует сказать особо. Интуиция входит в сферу мыслительной деятельности медицинского работника. Слово «интуиция» в переводе с латинского означает «пристально всматриваюсь». Она может иметь разные формы проявления. Иногда это неосознанное убеждение, что «надо делать так, а не иначе». В дальнейшем это убеждение подтверждается ходом событий. Иногда же интуиция выступает как внезапное «озарение», основание которого часто сразу непонятно, потому что оно не опирается на логические выводы [51, с.46].

Практическое врачевание, особенно в оперативных разделах, нередко требует от медицинского работника особой выдержки, самообладания, профессионального мужества, а не смелости, о которой иногда говорят.

С вязи с этим профессор М.М. Дитерихс пишет: «Хирург должен быть не смелым, а не пугающимся, мужественным — вот то качество, которое гарантирует больному благоприятный выход из опасного положения и позволяет оператору быть достойным представителем большой хирургии, где опасности на каждом шагу, а каждое неудачное движение ножом или недочет в работе инструмента без спокойного мужества может принести непоправимые беды…» [25, с.17].

Говоря о личности медицинского работника, следует иметь в виду и такое чувство, как сострадание к больному. Иногда высказывают мнение, что сердце медицинского работника грубеет и черствеет от постоянного соприкосновения с человеческими страданиями, «привыкает к ним».

синдром эмоциональное выгорание медицинский

Медицинские работники являются активными участниками лечебно-диагностического процесса. Осуществляя свою профессиональную обязанность, они обеспечивают уход и постоянное наблюдение за больными, контактируя с ними[51, с.39].

Поэтому, для медицинского работника очень важно уметь установить контакт с больным, завоевать его доверие. Медицинский работник интенсивно и продолжительно общается с пациентами, их родственниками, с коллегами по работе. Он — самое близкое и доверительное для больного лицо. Своим состраданием, сопереживанием, вниманием и сочувствием медицинский работник завоевывает доверие вверенных ему пациентов. Доверие больного к медицинскому работнику — необходимое начало в комплексе с лечением и показатель нормальных отношений медицинского работника и больного. Ведь успокаивающее слово может творить чудеса, «слово для человека есть такой же реальный условный раздражитель, как и все остальные, общие у него с животными, но вместе с тем и такой многообъемлющий, как никакие другие» И.П. Павлов [51, с.39].

К числу индивидуальных черт человека относится темперамент. Спокойный и уравновешенный темперамент медицинского работника благоприятно сказывается на его работе. Если же медицинский работник проявляет избыточный темперамент, то возникает угроза совершения ошибки из — за скороспелого и необдуманного поступка. Излишняя темпераментность, при которой утрачивается самоконтроль, для медицинского работника является недостатком.

Что же не нужно нести с собой в медицину: равнодушие, самонадеянность, ложный престиж, самолюбие, некритичность, неуживчивость[22, с.79].

Что хочет получить пациент от медицинских работников — действенную медицинскую помощь и обязательно — уважение, и гуманное отношение, терпение и милосердие, доброту и понимание. Что же должен медицинский работник: уважать права человека, оказывать действенную медицинскую помощь, быть правдивым и честным, быть компетентным, иметь терпение и понимание, иметь сострадание и уважение к жизни, соблюдать принцип «не навреди». И в то же время медицинский работник не должен: быть высокомерным, относиться пренебрежительно, вмешиваться в личную жизнь (может только по профессиональной необходимости), навязывать морально-религиозные, политические убеждения, проявлять грубость и нетактичность, жестоко обращаться с пациентами, способствовать самоубийству.

Для того чтобы медицинскому работнику вынести этически верное и профессионально грамотное решение, нужны знания об этике. Какой стиль поведения наиболее подходящий? Этика помогает найти обоснованные аргументы при выборе своей линии поведения. Мы все прекрасно помним старый афоризм: «Слово лечит, слово ранит». К сожалению, многие наши медицинские работники не придают должного значения своим словам и действиям. Как важно медицинскому работнику контролировать свои высказывания при беседе с пациентами, их родственниками, знакомыми и близкими. Он должен постоянно проявлять заботу, терпение, внимание и уважение в словах, в проявлении всех своих действий. Вспомним правило нравственности: не делай другому того, чего не желаешь себе, и поступай с людьми так, как хочешь, чтобы поступали с тобой. Это просто и понятно каждому, кто сам когда-то попадал в беду, болел, страдал[32, с 87].

Уважение к пациенту и его конфиденциальным сведениям формирует атмосферу искренности, убежденности в правильности лечения, личной симпатии. А без них невозможно сформировать положительный настрой на выздоровление.

Медицинскому работнику необходимы знания психологии. При общении медицинского работника с пациентом большое значение имеет чуткость, т.е. умение внимательно выслушать пациента и стремление понять его переживания медицинский работник должен всегда учитывать психические особенности, чувства, суждения и психосоматическое состояние пациента[27].

Этика труда медицинского работника несовместима и с такими резко негативными явлениями человеческих взаимоотношений, как черствость и грубость, бюрократизм и чванливость, эгоизм и стяжательство. А также и с такими чертами, как рационализм и жестокость в общении, которые, нередко, приобретаются со временем[32, с 89].

Наряду с соблюдением этико-деонтологических норм и высоким профессионализмом медицинский работник должен обладать особыми личностными качествами: состраданием, гуманностью, терпением, сдержанностью, добросовестностью, честностью.

Важнейшими качествами медицинского работника считаются любовь к своей профессии, увлеченность ею, уважительное отношение к пациентам и коллегам, стремление помогать, быть рядом с теми, кому нужна помощь, внимательность, терпимость, доброта, вежливость, душевность и, конечно, профессионализм, достигающий высокого уровня мастерства, ярко выраженное чувство профессионального долга[22, с 78].

Медицинский работник, обладающий таким набором качеств, в полной мере приближается к образу идеального медицинского работника. К чести отечественных медицинских работников, в подавляющем большинстве они обладают этими качествами и могут служить примером для молодого поколения, вступающего на этот тернистый, но благородный путь.

Умение общаться, базирующееся на знании психологических особенностей процесса общения, или коммуникативная компетентность — необходимое профессиональное качество медицинского работника.

Для приобретения таких навыков медицинскому работнику надо обладать необходимыми знаниями в области психологии и умением применять их на практике.

Медицинский работник должен уметь адекватно строить взаимоотношения с пациентом, добиваясь при этом решения профессиональных задач[51].

Все пациенты со своими бедами и проблемами нуждаются в психологической поддержке. Оказывать такую поддержку может только эмоционально стабильный, уверенный в себе медицинский работник, для которого не допустимы психологические срывы. Интенсивные эмоциональные реакции разрушают доверие пациента, настораживают, а подчас и пугают, утомляют.

Любую негативную реакцию пациента медицинский работник должен воспринимать без эмоций и спокойно скорректировать свои взаимоотношения с ним[12, с.15].

Наиболее важной в деонтологическом аспекте является первая встреча медицинского работника и пациента. Его успех в психологическом плане значительно повышает, как уже было подчеркнуто неоднократно, успех последующего сотрудничества с пациентом, а, следовательно, успех всего лечебного процесса. По наблюдениям психологов, впечатление о человеке формируется в течение первых 18 секунд знакомства. Первая встреча с медицинским работником должна вызвать у пациента желание сотрудничества, он должен быть уверен, что медицинский работник хочет и может ему помочь. Откровенно доверительная манера поведения медицинского работника на этапе первого контакта гораздо важнее всех других способов общения. При этом очень важен внешний вид медицинского работника — опрятность, аккуратность, манера поведения на всех этапах общения с пациентом. Нельзя выражать нетерпение, торопливость, пренебрежение, брезгливость[18, с.49].

В течение всей болезни пациенту нужна психологическая поддержка и максимальное удовлетворение всех его психологических и духовных потребностей. Знание этико-деонтологических принципов и законов психологии общения, соединенное с профессиональным мастерством, способствует успешному преодолению трудностей, возникающих в лечебно — диагностическом процессе, и позволяет оказывать эффективную помощь пациентам даже в самых трудных случаях[32, с 87].

Работа медицинского работника весьма ответственна, он должен любить свое дело и внимательно относиться к больным.

Залогом успеха работы медицинского работника является его любовь к своей профессии. Дисциплинированность, точность выполнения назначений, постоянное стремление к совершенствованию своих знаний, повышению общей культуры являются основными качествами медицинского работника. Он должен быть всегда приветливым и спокойным.

Подход к каждому больному должен быть индивидуальным. Под влиянием болезни, неприятных ощущений и болей больные часто становятся возбужденными, нетерпимыми, капризными. Не следует вступать с больным в пререкания, повышать голос. Наоборот, нужно успокоить больного и в чем-то даже уступить ему, но в то же время настойчиво требовать выполнения всех необходимых мероприятий[35, с.5].

Для завоевания авторитета у больных большое значение имеет внешний вид медицинского работника. Он должен быть образцом чистоты и аккуратности. Очень важна опрятность одежды с учетом установленной формы. К опрятному и скромному медицинскому работнику больные относятся с большим уважением. Об этом хорошо сказал 2500 лет назад Гиппократ в своем трактате «О враче»: «Ему прилично держать себя чисто… Должно также ему наблюдать все это и в отношении духа — быть благоразумным не только в том, чтобы молчать, но также в остальной, правильно устроенной жизни». [43, с.24]

Медицинский работник должен соблюдать медицинскую этику. Ведь профессионалы вынуждены в процессах своего труда подчиняться особым предписаниям, специфическим социальным нормам, именно — деятельностными нормам, а субъективные качества человека формируются под влиянием этого типа регуляторов. Г.С. Абрамова утверждает, что «практическая этика является неотъемлемой частью любой профессиональной деятельности, предполагающей непосредственное воздействие на психическую реальность человека» [2, с.13]. Среди множества сложных особенностей медицинской профессии очень важны контакт с больным и доброжелательное к нему отношение. Успех лечения определяется способностью медицинского работника найти подход к больному, завоевать его доверие. Высокая квалификация медицинского работника, его мастерство проявляются в умении сдерживать свою реакцию на нередко грубый поступок больного, в понимании его состояния.

Допущение малейшей ошибки или небрежности медицинского персонала может привести к роковым последствиям. Халатность, равнодушие и формализм медицинских работников нетерпимы. Само звание медицинский работник говорит о том, что больной ждет к себе теплого отношения.

Таким образом, профессия медика требует не только специальных знаний, но и особых душевных качеств, горения, самоотдачи.

1.2 Социально-психологическая сущность синдрома эмоционального выгорания

Термин «эмоциональное выгорание» введен американским психиатром Х. Дж. Фрейденбергером в 1974 году для характеристики психологического состояния здоровых людей, находящихся в интенсивном и тесном общении с клиентами, пациентами в эмоционально насыщенной атмосфере при оказании профессиональной помощи. Первоначально этот термин определялся как состояние изнеможения, истощения с ощущением собственной бесполезности. Подверженными «эмоциональному выгоранию» признавались сотрудники медицинских учреждений и различных благотворительных организаций. Р. Шваб в 1982 г. расширяет группу профессионального риска. В группу специалистов, подверженных эмоциональному выгоранию входят представители следующих профессий: учителя, полицейские, юристы, тюремный персонал, политики, менеджеры всех уровней и т.д., то есть представители профессий «Человек — человек». Как пишет одна из ведущих специалистов по исследованию эмоционального выгорания К. Маслач, «деятельность этих профессионалов весьма различна, но всех их объединяет близкий контакт с людьми, который, с эмоциональной точки зрения, часто трудно поддерживать продолжительное время»[8, с.54 ].

В.В. Бойко [12] под эмоциональным выгоранием понимает, выработанный личностью механизм психологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций (понижения их энергетики) в ответ на избранные психотравмирующие воздействия.

Существуют различные определения выгорания. В соответствии с моделью Маслач и Джексон оно рассматривается как ответная реакция на длительные профессиональные стрессы межличностных коммуникаций.

В настоящее время существует единая точка зрения на сущность психического выгорания и его структуру. Согласно современным данным, под «психическим выгоранием» понимается состояние физического, эмоционального и умственного истощения, проявляющееся в профессиях социальной сферы. Этот синдром включает в себя три основные составляющие: эмоциональную истощенность, деперсонализацию (цинизм) и редукцию профессиональных достижений [17, с.23].

Под эмоциональным истощением понимается чувство эмоциональной опустошенности и усталости, вызванное собственной работой.

Эмоциональное истощение обнаруживает себя в переживании кризисного состояния: чувствах беспомощности, безнадежности, в особо тяжелых проявлениях возникают эмоциональные срывы вплоть до суицидных побуждений. Возникает чувство «приглушенности», «притупленности» эмоций, когда специалист уже не в силах отозваться, эмоционально откликнуться на чужую боль [17].

В физическом отношении профессионал постоянно чувствует усталость, отсутствие сил, сниженный энергетический тонус, у него падает работоспособность и появляются различные симптомы физических недомоганий: головные боли, бессонница, потеря аппетита или склонность к перееданию, злоупотреблению успокаивающими или возбуждающими средствами и т.д. [16].

Психологически эмоциональное выгорание начинает проявляться в нарушении сферы отношений: постепенном развитии негативных установок в отношении себя, работы, тех, с кем приходится работать — учеников, клиентов, пациентов. Контакты с ними становятся более бездушными, обезличенными, формальными. Возникающие негативные или жесткие установки по отношению к клиентам (ученикам, пациентам и т.д.) могут иметь поначалу скрытый характер и проявляться во внутреннем напряжении и сдерживаемой неприязни, но со временем прорываться во вспышках раздражения и провоцировать конфликтные ситуации. Важное проявление выгорания — это постепенно нарастающее недовольство собой, уменьшение чувства личной успешности, развивающиеся безразличие и апатия, уменьшение ощущения ценности своей деятельности.

Деперсонализация предполагает циничное отношение к труду и объектам своего труда. В частности, в социальной сфере деперсонализация предполагает бесчувственное, негуманное отношение к клиентам, приходящим для лечения, консультации, получения образования и других социальных услуг. Клиенты воспринимаются не как живые люди, а все их проблемы и беды, с которыми они приходят к профессионалу, с его точки зрения, есть благо для них.

Наконец, редукция профессиональных достижений — возникновение у работников чувства некомпетентности в своей профессиональной сфере, осознание неуспеха в ней [17].

Специалисты в области выгорания отмечают, что развитие этого синдрома не ограничивается профессиональной сферой, и его последствия начинают ощутимо проявляться в личной жизни человека и его взаимодействии с другими людьми.

В настоящее время ведется широкая полемика по вопросу соотношения таких понятий, как стресс и выгорание. Несмотря па растущий консенсус относительно концепции последнего, в литературе, к сожалению, до сих пор отсутствует четкое разделение между двумя этими понятиями. Хотя большинство исследователей определяют стресс как несоответствие в системе «личность-среда» или как результат дисфункциональных ролевых взаимодействий, традиционно не наблюдается полного дифициалыного или операционального согласия относительно концептуализации профессионального стресса. Исходя из этого, ряд авторов рассматривает стресс как общее понятие, которое может стать основой для изучения ряда проблем.

Многие исследователи считают, что выгорание выступает отдельным аспектом стресса, потому оно определяется и исследуется в основном как модель ответных реакций на хронические рабочие стрессоры. Реакция выгорания начинается в большей степени как результат (следствие) требований, включающих стрессоры межличностного характера. Таким образом, оно представляет собой следствие профессионального стресса, в котором модель эмоционального истощения, деперсонализации и редуцированных персональных достижений есть результат действия разнообразных рабочих требований (стрессоров), особенно межличностной природы[17].

Выгорание как следствие профессиональных стрессов возникает в тех случаях, когда адаптационные возможности (ресурсы) человека по преодолению стрессовой ситуации превышены.

Н.В. Гришина рассматривает выгорание в качестве особого состояния человека, оказывающегося следствием профессиональных стрессов, адекватный анализ которого нуждается в экзистенциальном уровне описания. Это необходимо потому, что развитие выгорания не ограничивается профессиональной сферой, а проявляется в различных ситуациях бытия человека; болезненное разочарование в работе как способе обретения смысла окрашивает всю жизненную ситуацию[20, с.143].

Многочисленные зарубежные исследования подтверждают, что выгорание вытекает из профессиональных стрессов. Пулен и Уолтер в лонгитюдном исследовании социальных работников обнаружили, что увеличение уровня выгорания связано с увеличением уровня профессионального стресса. Роуи получил данные о том, что лица, испытывающие выгорание, имеют более высокий уровень психологического стресса и меньшую устойчивость, выносливость[34, с.90].

Стрессы на рабочем месте тесно связаны с выгоранием. Компоненты выгорания в какой-то степени отражают специфику той профессиональной сферы, в которой впервые был обнаружен этот феномен. Особенно это касается второго компонента выгорания, а именно, деперсонализации, отражающей нередко состояние сферы социального обслуживания людей и оказания им помощи. Исследования последних лет не только подтвердили правомерность этой структуры, но и позволили существенно расширить сферу ее распространения, включив профессии, не связанные с социальной сферой. Это привело к некоторой модификации понятия «выгорания» и его структуры. Психическое выгорание понимается как профессиональный кризис, связанный с работой в целом, а не только с межличностными взаимоотношениями в процессе ее. Такое понимание несколько видоизменило и его основные компоненты: эмоциональное истощение; цинизм; профессиональную эффективность. С этих позиций понятие деперсонализации имеет более широкое значение и означает отрицательное отношение не только к клиентам, но и к труду и его предмету в целом [41, с.25]

У людей, пораженных СЭВ, как правило, выявляется сочетание психопатологических, психосоматических, соматических симптомов и признаков социальной дисфункции.

Выделяют 5 ключевых групп симптомов, характерных для СЭВ:

¾ физические симптомы (усталость, физическое утомление, истощение; изменение веса; недостаточный сон, бессонница; плохое общее состояние здоровья, в т. ч. по ощущениям; затрудненное дыхание, одышка; тошнота, головокружение, чрезмерная потливость, дрожь; повышение артериального давления; язвы и воспалительные заболевания кожи; болезни сердечно-сосудистой системы) [17, с.56];

¾ эмоциональные симптомы (недостаток эмоций; пессимизм, цинизм и черствость в работе и личной жизни; безразличие, усталость; ощущение беспомощности и безнадежности; агрессивность, раздражительность; тревога, усиление иррационального беспокойства, неспособность сосредоточиться; депрессия, чувство вины; истерики, душевные страдания; потеря идеалов, надежд или профессиональных перспектив; увеличение деперсонализации своей или других — люди становятся безликими, как манекены; преобладает чувство одиночества);

¾ поведенческие симптомы (рабочее время более 45 часов в неделю; во время работы появляется усталость и желание отдохнуть; безразличие к еде; малая физическая нагрузка; оправдание употребления табака, алкоголя, лекарств; несчастные случаи — падения, травмы, аварии и пр.; импульсивное эмоциональное поведение) [17, с.56];

¾ интеллектуальное состояние (падение интереса к новым теориям и идеям в работе, к альтернативным подходам в решении проблем; скука, тоска, апатия, падение вкуса и интереса к жизни; большее предпочтение стандартным шаблонам, рутине, нежели творческому подходу; цинизм или безразличие к новшествам; малое участие или отказ от участия в развивающих экспериментах — тренингах, образовании; формальное выполнение работы);

¾ социальные симптомы (низкая социальная активность; падение интереса к досугу, увлечениям; социальные контакты ограничиваются работой; скудные отношения на работе и дома; ощущение изоляции, непонимания других и другими; ощущение недостатка поддержки со стороны семьи, друзей, коллег) [17, с.56].

Таким образом, СЭВ характеризуется выраженным сочетанием симптомов нарушения в психической, соматической и социальной сферах жизни.

После того как феномен СЭВ стал общепризнанным, закономерно возник вопрос о факторах, способствующих развитию или, наоборот, тормозящих его.

Традиционно они группировались в два больших блока: особенности профессиональной деятельности и индивидуальные характеристики самих профессионалов. Чаще эти факторы называют внешними и внутренними или организационными и личностными [8, с.57]

Некоторые авторы выделяли и третью группу факторов, рассматривая содержательные аспекты деятельности как самостоятельные.

Так, Форманюк Т.В. выделяет личностные, ролевые и организационные факторы [50, с.59].

В.В. Бойко выделяет ряд внешних и внутренних факторов, предпосылок, провоцирующих эмоциональное выгорание [12].

К внешним факторам относят уровни материальной среды, содержание работы и социально-психологические условия деятельности. Многие психологи отмечают доминирующую роль этих факторов в возникновении выгорания.

К внутренним факторам, обуславливающим эмоциональное выгорание, относят следующие факторы:

¾ Склонность к эмоциональной ригидности

¾ Интенсивная интериоризация (восприятие и переживание) обстоятельств профессиональной деятельности.

¾ Слабая мотивация эмоциональной отдачи в профессиональной деятельности.

¾ Нравственные дефекты и дезориентация личности.

К этому перечню можно добавить факторы, выделенные Решетовой Т.В. [41, с.28]:

¾ неэмоциональность или неумение общаться;

¾ алекситимия во всех проявлениях (невозможность высказать словами свои ощущения), что всегда связано с тревогой;

¾ трудоголизм, когда происходит камуфлирование какой-либо проблемы работой (трудоголик чаще всего прикрывает темпом свою профессиональную несостоятельность);

¾ люди без ресурсов (социальные связи, родственные связи, любовь, профессиональная состоятельность, экономическая стабильность, цель, здоровье и т.д.)

Рассмотрим подробнее данные факторы, влияющие на уровень эмоционального выгорания у людей, помогающих профессий.

Влияние социально-демографических характеристик на эффект выгорания довольно подробно изучалось в зарубежной психологии. Из всех социально-демографических характеристик наиболее тесную связь с выгоранием имеет возраст, что подтверждается многочисленными исследованиями. Обнаруживается наличие отрицательной связи возраста и выгорания [34, с.92].

Склонность более молодых по возрасту к выгоранию объясняется эмоциональным шоком, который они испытывают при столкновении с реальной действительностью, часто несоответствующей их ожиданиям. Специфика влияния возраста на эффект выгорания тоже неоднозначна. Наиболее тесная его связь обнаруживается с эмоциональным истощением и деперсонализацией, менее — с редукцией профессиональных достижений.

Взаимоотношения между полом и выгоранием не так однозначны. В ряде исследований отмечается, что мужчины в большей степени подвержены процессу выгорания, чем женщины [41, с.30], в то время как другие исследователи приходят к совершенно противоположным заключениям.

Риск подвергнуться выгоранию зависит от того, насколько выполняемые работниками функции соответствуют их поло-ролевой ориентации. Так, установлено, что мужчины более чувствительными к воздействию стрессоров в тех ситуациях, которые требуют от них демонстрации истинно мужских качеств, таких, как физические данные, мужская отвага, эмоциональная сдержанность, показ своих достижений в работе. В то же самое время женщины оказались более чувствительны к стрессовым факторам при выполнении тех обязанностей, которые требуют от них сопереживания, воспитательных умений, подчинения [8].

В качестве другого объяснения предлагается тезис о том, что работающая женщина испытывает более высокие рабочие перегрузки (по сравнению с мужчинами) из-за дополнительных домашних и семейных обязанностей [13].

Исследование взаимоотношений между полом и выгоранием представляется довольно важным, особенно для тех профессий, где велика доля женского труда (учитель, средний медицинский персонал, работники детских лечебно-воспитательных учреждений).

Данные о взаимосвязи между стажем работы по специальности и выгоранием довольно противоречивы. В большинстве исследований отмечается отсутствие значимых корреляционных связей между указанными переменными, и только отдельные работы выявляют отрицательную зависимость между ними. [17].

Исследование особенностей личности в их взаимоотношениях с выгоранием — важная область изучения данного феномена. Ряд ученых считают, что личностные особенности намного больше влияют на развитие выгорания не только по сравнению с демографическими характеристиками, но и факторами рабочей среды [46, с.86].

Остановимся на наиболее важных из них.

Психолог Фрейденберг описывает «сгорающих» как сочувствующих, гуманных, мягких, увлекающихся, идеалистов, ориентированных на людей, и одновременно неустойчивых, интровертированных, одержимых навязчивыми идеями (фанатичные), «пламенных» и легко солидаризирующихся. Маскер пополняет этот список «авторитаризмом» (Авторитарным стилем руководства) и низким уровнем эмпатии. В. Бойко указывает следующие личностные факторы, способствующие развитию синдрома эмоционального выгорания: склонность к эмоциональной холодности, склонность к интенсивному переживанию негативных обстоятельств профессиональной деятельности, слабая мотивация эмоциональной отдачи в профессиональной деятельности [41, с.30].

Установлена связь между ролевой конфликтностью, ролевой неопределенностью и эмоциональным выгоранием. Работа в ситуации распределенной ответственности ограничивает развитие синдрома эмоционального сгорания, а при нечеткой или неравномерно распределенной ответственности за свои профессиональные действия этот фактор резко возрастает даже при существенно низкой рабочей нагрузке. Способствуют развитию эмоционального выгорания те профессиональные ситуации, при которых совместные усилия не согласованы, нет интеграции действий, имеется конкуренция, в то время как успешный результат зависит от слаженных действий

Обнаружена тесная связь между психическим выгоранием и «локусом контроля». Практически в большинстве работ этой тематики отмечается положительная корреляция между внешним «локусом контроля» и составляющими выгорания, особенно с эмоциональным истощением и деперсонализацией. [41].

В ряде исследований обнаружена отрицательная корреляция между компонентами выгорания и самооценкой. Однако, низкая самооценка хотя и предрасполагает к выгоранию, но сама может быть отражением факторов окружающей среды или даже отражением воздействия выгорания.

Близким к исследованию этих взаимосвязей является выявление взаимосвязи между выгоранием и такими особенностями личности, как тревожность, эмоциональная чувствительность и некоторыми другими. Показано наличие положительной связи между выгоранием и агрессивностью, тревожностью и отрицательной — с чувством групповой сплоченности.

Группа организационных факторов, куда включаются условия материальной среды, содержание работы и социально-психологические условия деятельности, является наиболее представительной в области исследований выгорания. Не случайно в некоторых работах подчеркивается доминирующая роль этих факторов в возникновении выгорания.

Основной упор в изучении этих факторов был сделан преимущественно на временные параметры деятельности и объема работы. Практически все исследования дают сходную картину, свидетельствующую о том, что повышенные нагрузки в деятельности, сверхурочная работа стимулируют развитие выгорания. Аналогичные результаты получены и между продолжительностью рабочего дня и выгоранием, поскольку эти две переменные тесно связаны друга другом. Перерывы в работе оказывают положительный эффект и снижают уровень выгорания, но этот эффект носит временный характер: уровень выгорания частично повышается через три дня после возвращения к работе и полностью восстанавливается через три недели [17]. Наличие связей между этой группой факторов и выгоранием в какой-то степени объясняется не только действительным их влиянием на данный феномен, но и их объективным содержанием, возможностью количественного измерения и однозначного понимания.

Развитие синдрома эмоционального выгорания связано с наличием напряженной психоэмоциональной деятельности: интенсивное общение, подкрепление его эмоциями, интенсивное восприятие, переработка и интерпретация получаемой информации и принятие решений.

Другой фактор развития эмоционального выгорания — дестабилизирующая организация деятельности и неблагополучная психологическая атмосфера. Это нечеткая организация и планирование труда, недостаточность необходимых средств, наличие бюрократических моментов, многочасовая работа, имеющая трудноизмеримое содержание, наличие конфликтов как в системе «руководитель — подчиненный», так и между коллегами [46].

Выделяют еще один фактор, обусловливающий синдром эмоционального выгорания — наличие психологически трудного контингента, с которым приходиться иметь дело профессионалу в сфере общения (тяжелые больные, конфликтные покупатели, «трудные» подростки и т.д.)

Наиболее тесные корреляции обнаружены между выгоранием и удовлетворенностью трудом. Данный параметр имеет положительные корреляции со всеми тремя компонентами выгорания: эмоциональным истощением, деперсонализацией и редукцией профессиональных достижений [41].

Многочисленные исследования факторов, влияющих на выгорание, не дали ответа на вопрос о том, что же является главным в возникновении этого явления. Какова основная его причина — личностные черты или характеристики деятельности, особенности взаимодействия с клиентами или факторы рабочей среды? Решение данных проблем особо важно, прежде всего, для разработки мер по предупреждению выгорания. Определенной попыткой ответа на этот вопрос стало появление нескольких новых подходов к понятию выгорания, среди которых следует остановиться на подходе К. Mаслач и М. Лейтер [16, с.96]. Он основан на идее рассмотрения взаимодействия личностных и ситуационных факторов в возникновении выгорания.

Основная идея подхода, предложенного К. Mаслач и М. Лейтер, заключается в том, что выгорание — результат несоответствия между личностью и работой. Увеличение этого несоответствия повышает вероятность возникновения выгорания. Авторы рассматривают выгорание как проявление эрозии человеческой души в целом, независимо от типа профессиональной деятельности. Ими выделено шесть сфер такого несоответствия [17]:

1. Несоответствие между требованиями, предъявляемыми к работнику, и его ресурсами. Основным является предъявление повышенных требований к личности и ее возможностям. Выгорание может привести к ухудшению качества работы и разрыву взаимоотношений с коллегами.

2. Несоответствие между стремлением работников иметь большую степень самостоятельности в своей работе, определять способы достижения тех результатов, за которые они несут ответственность, и жесткой и нерациональной политикой администрации в организации рабочей активности и контролем за ней. Результат этой активности — возникновение чувства бесполезности своей деятельности и отсутствие ответственности за нее.

3. Несоответствие работы и личности ввиду отсутствия вознаграждения, что переживается работником как непризнание его труда.

4. Несоответствие личности и работы ввиду потери чувства положительного взаимодействия с другими людьми в рабочей среде. Люди процветают в сообществе и лучше функционируют, когда они получают одобрение, утешение, поддержку, радость, хорошее настроение от тех людей, которых они любят и уважают. К сожалению, в некоторых видах деятельности работники изолированы друг от друга или имеют формальные социальные контакты. Однако наиболее деструктивным элементом в обществе являются постоянные и нерешаемые конфликты между людьми. Они продуцируют постоянное чувство фрустрации и враждебности и уменьшают вероятность социальной поддержки.

5. Несоответствие между личностью и работой может возникнуть при отсутствии представления о справедливости на работе. Справедливость обеспечивает признание и закрепление самоценности работника.

6. Несоответствие между этическими принципами и принципами личности и требованиями работы. Например, человека обязывают вводить кого-то в заблуждение, говорить что-то, не соответствующее действительности и т.п. [17].

Данный подход представляется перспективным, поскольку позволяет найти совокупное влияние различных факторов в каждом конкретном случае выгорания, обеспечить адекватные превентивные меры и перейти от рассмотрения выгорания к его устранению.

Таким образом, развитие синдрома эмоционального выгорания связано как с внешними факторами окружающей среды и организацией деятельности, так и с особенностями личности человека, подверженного воздействию внешних факторов.

1.3 Влияние специфики медицинской деятельности на формирование симптомов синдрома эмоционального выгорания

Профессия медицинского работника относится к сложным видам труда, требующего от субъекта разносторонней образованности, непрерывности процесса профессионализации, а также обладания личностными и профессиональными качествами [48, с.28].

Медицинский работник облечен доверием общества, поэтому внимание и гуманизм медицинского работника, его уважение к больному не должны определяться наигранной обходительностью и приторной слащавостью его слов, хорошими, но фальшивыми манерами.

Еще 2500 лет тому назад Гиппократ писал в своем трактате: «он (врач) должен быть справедливым при всех обстоятельствах…в отношении духа — быть благоразумным….» [43, с.25]

Поэтому, медицинский работник должен обладать чувством долга, ответственностью, эмпатийностью, неистовым терпением, наблюдательностью, интуицией, решительностью, оптимизмом и т.д.

В пространстве профессиональной деятельности человек проявляет лишь свои сугубо субъективные качества — специальные способности и знания. Личностные же свойства он волен проявлять только в «околодеятельной» области.

Труд медицинских работников ответственен, требует выносливости, предполагает высокую и постоянную психо-эмоциональную нагрузку, а также необходимость принятия решений в экстремальных ситуациях. Сама профессиональная деятельность медицинских работников предполагает эмоциональную насыщенность и высокий процент факторов, вызывающих стресс. Эмоции, как правило, амбивалентны: удовлетворение по поводу успешно проведенной операции или лечения, чувство собственной значимости, сопричастности другим людям, одобрение и уважение коллег; но и сожаление, угнетение из-за неправильного диагноза или ошибки в лечении, зависть к преуспевающим коллегам, разочарование в профессии и т.п.

Существует классификация профессий по «критерию трудности и вредности» деятельности (по А.С. Шафрановой):

1. Профессии высшего типа — по признаку необходимости постоянной внеурочной работы над предметом и собой (просвещение, искусство, медицина).

2. Профессии среднего (ремесленного) типа — подразумевают работу только над предметом.

3. Профессии низшего типа — после обучения не требуют работы ни над собой, ни над предметом [2].

Естественным будет отнести профессию врача к профессиям высшего типа именно по необходимости постоянной рефлексии на содержание предмета своей деятельности. Но, кроме этого, нам хотелось бы выделить совершенно особую специфику врачебного труда.

Труд большинства медицинских работников осуществляется в таких условиях, что на них воздействует комплекс неблагоприятных производственных факторов различной природы, нервно-эмоционального перенапряжения, высокой ответственности. К числу психологических стресс-факторов, эффект которых сказывается па медицинском персонале, относятся:

¾ большое количество контактов с больными людьми и их родственниками, постоянное соприкосновение с чужими проблемами и чужой болью, с негативными эмоциями, которые несут отрицательную энергию;

¾ повышенные требования к профессиональной компетентности врача и к служению другим, самоотдаче;

¾ ответственность за жизнь и здоровье других людей;

¾ производственная среда с новыми факторами социального риска, такими как преступность, наркомания, бездомность и др.

Профессиональная деятельность работников сферы здоровья несет в себе потенциальную угрозу развития СЭВ. Личностные черты эмоциональной неустойчивости, робости, подозрительности, склонности к чувству вины, консерватизма, импульсивности, напряженности, интраверсии имеют определенное значение в формировании СЭВ[17].

Врач на уровне эмоционального переживания постоянно имеет дело со смертью. Она может выступать для него в трех формах:

1) реальная (бесполезность реанимационных мероприятий, смерть на столе хирурга);

2) потенциальная (от результатов деятельности врача, от его профессионализма зависит здоровье, а, возможно, и жизнь человека);

3) фантомная (в виде ее могут выступать жалобы на состояние здоровья мнительного человека, страх и тревога хронического больного, взаимоотношения с родственниками тяжелобольных и даже представление о смерти в общественном сознании) [23].

В каждом из этих случаев для врача существует проблема невключения своих чувств в ситуацию. Это далеко не всегда удается, потому что со всеми этими образованиями (реальной, потенциальной и фантомной смертью) ему просто необходимо строить отношения. Естественно, что только эмоционально зрелая, целостная личность в состоянии решать эти задачи и справляться с подобными трудностями.

В картине синдрома у врачей преобладают симптомы фазы «резистенции». Это проявляется неадекватным эмоциональным реагированием на пациентов, отсутствием эмоциональной вовлеченности и контакта с клиентами, утратой способности к сопереживанию пациентам, усталостью, ведущей к редукции профессиональных обязанностей и негативному влиянию работы на личную жизнь. Также достаточно выражено переживание психотравмирующих обстоятельств (фаза «напряжение»), что проявляется ощущением физических и психологических перегрузок, напряжения на работе, наличием конфликтов с руководством, коллегами, пациентами. [17]

Одно из первых мест по риску возникновения СЭВ занимает профессия медицинской сестры. Ее рабочий день — это теснейшее общение с людьми, в основном с больными, требующими неусыпной заботы и внимания. Сталкиваясь с негативными эмоциями, медицинский работник невольно и непроизвольно вовлекается в них, в силу чего начинает и сам испытывать повышенное эмоциональное напряжение. Более всего риску возникновения СЭВ подвержены лица, предъявляющие непомерно высокие требования к себе. Настоящий медик в их представлении — это образец профессиональной неуязвимости и совершенства. Входящие в эту категорию личности ассоциируют свой труд с предназначением, миссией, поэтому у них стирается грань между работой и частной жизнью.

У медсестер, нетрудоспособность почти в половине случаев связана со стрессом. По данным английских исследователей данной проблемы [28], среди обследованных в этой стране врачей общей практики и среднего медицинского персонала высокий уровень тревоги был выявлен в 41% случаев, клинически выраженная депрессия — в 26% случаев. Треть врачей принимала медикаментозные средства для коррекции эмоционального напряжения, количество употребляемого алкоголя превышало средний уровень [23].

При изучении синдрома эмоционального выгорания английскими исследователями также отмечено, что у среднего медицинского персонала в первую очередь синдрому выгорания подвержена профессиональная эффективность (36%), во вторую очередь наблюдается эмоциональное истощение (22 %,) деперсонализация отмечается у 7% медиков [28].

Установлено, что одним из факторов синдрома «выгорания», у среднего медицинского персонала является продолжительность стрессовой ситуации, ее хронический характер. На развитие хронического стресса у представителей данной профессии влияют:

¾ ограничение свободы действий и использования имеющегося потенциала;

¾ монотонность работы;

¾ высокая степень неопределенности в оценке выполняемой работы;

¾ неудовлетворенность социальным статусом.

Существует тесная взаимосвязь между профессиональным «выгоранием» у медсестер и мотивацией деятельности. Выгорание может приводить к снижению профессиональной мотивации: напряженная работа постепенно превращается в бессодержательное занятие, появляется апатия и даже негативизм по отношению к рабочим обязанностям, которые сводятся к необходимому минимуму. Нередко «трудоголизм» и активная увлеченность своей профессиональной деятельностью у медсестер также способствуют развитию симптомов выгорания. Зачастую у сотрудников, подверженных длительному профессиональному стрессу, наблюдается внутренний когнитивный диссонанс: чем напряженней работает человек, тем активнее он избегает мыслей и чувств, связанных с внутренним «выгоранием» [24, с.28].

Развитию этого состояния способствуют определенные личностные особенности у медицинских работников — высокий уровень эмоциональной лабильности (нейротизма), высокий самоконтроль, особенно при выражении отрицательных эмоций со стремлением их подавить, рационализация мотивов своего поведения, склонность к повышенной тревоге и депрессивным реакциям, связанным с недостижимостью «внутреннего стандарта» и блокированием в себе негативных переживаний, ригидная личностная структура. Парадокс состоит в том, что способность медицинских работников отрицать свои негативные эмоции может свидетельствует о силе, но нередко это становится их слабостью. Поэтому полезно помнить о том, что мы сами всегда либо часть наших проблем, либо часть их решений [24].

Выделяют три типа медицинских сестер, которым угрожает СЭВ:

1-й — «педантичный», характеризующийся добросовестностью, возведенной в абсолют, чрезмерной, болезненной аккуратностью, стремлением в любом деле добиться образцового порядка (даже в ущерб себе);

2-й — «демонстративный», стремящийся первенствовать во всем, всегда быть на виду. Этому типу свойственна высокая степень истощаемости при выполнении даже незаметной рутинной работы;

3-й — «эмотивный», состоящий из впечатлительных и чувствительный людей. Их отзывчивость, склонность воспринимать чужую боль как собственную граничит с патологией, с саморазрушением.

При обследовании медицинских сестер психиатрических отделений установлено, что СЭВ проявляется у них неадекватным реагированием на пациентов и своих коллег, отсутствием эмоциональной вовлеченности, утратой способности к сопереживанию пациентам, усталостью, ведущей к редукции профессиональных обязанностей и негативному влиянию работы на личную жизнь [17].

Деятельность врача-психотерапевта является публичной, подразумевает необходимость работы с большим количеством людей и предполагает оказание услуг клиентам. Причем последние отличаются от лиц основной массы населения психической неуравновешенностью и девиантным поведением в той или иной форме. Среди психотерапевтов и психологов-консультантов подвержены СЭВ люди с низким уровнем профессиональной защищенности (отсутствие опыта практической работы, невозможность систематического повышения квалификации и пр.). Провоцировать СЭВ могут болезни, переживание тяжелого стресса, психологические травмы (развод, смерть близкого или пациента).

Подвержены формированию СЭВ и другие категории медицинских работников, прежде всего те, кто осуществляет уход за тяжелыми больными с онкологическими заболеваниями, ВИЧ/СПИДом, в ожоговых и реанимационных отделениях. Сотрудники «тяжелых» отделений постоянно испытывают состояние хронического стресса в связи с негативными психическими переживаниями, интенсивными межличностными взаимодействиями, напряженностью и сложностью труда и пр. А в результате постепенно формирующегося СЭВ возникают психическая и физическая усталость, безразличие к работе, снижается качество оказания медицинской помощи, порождается негативное и даже циничное отношение к пациентам [23].

Таким образом, специфика профессиональной деятельности медицинских работников является предпосылкой к развитию СЭВ.

Выводы :

1. Успешность профессиональной подготовки и последующей деятельности человека зависит от индивидуальных особенностей. К необходимым личностным качествам медицинского работника относятся внимательность и наблюдательность, пунктуальность и аккуратность, умение постоянно контролировать свои действия и поступки.

2. Эмоциональное выгорание — выработанный личностью механизм психологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций (понижения их энергетики) в ответ на избранные психотравмирующие воздействия;

3. У людей, пораженных СЭВ, как правило, выявляется сочетание психопатологических, психосоматических, соматических симптомов и признаков социальной дисфункции.

4. К факторам вызывающим эмоциональное выгорание относятся особенности профессиональной деятельности и индивидуальные характеристики самих профессионалов, и содержательные аспекты деятельности.

5. Труд медицинских работников ответственен, требует выносливости, предполагает высокую и постоянную психо — эмоциональную нагрузку, а также необходимость принятия решений в экстремальных ситуациях. Сама профессиональная деятельность медицинских работников предполагает эмоциональную насыщенность и высокий процент факторов, вызывающих стресс. В связи с этим профессиональная деятельность работников сферы здоровья несет в себе потенциальную угрозу развития СЭВ.

6. Развитию СЭВ у медицинских работников способствуют определенные личностные особенности — высокий уровень эмоциональной лабильности (нейротизма), высокий самоконтроль, особенно при выражении отрицательных эмоций со стремлением их подавить, рационализация мотивов своего поведения, склонность к повышенной тревоге и депрессивным реакциям, связанным с недостижимостью «внутреннего стандарта» и блокированием в себе негативных переживаний, ригидная личностная структура.

2. Эмпирическое изучение взаимосвязи эмоционального выгорания и личностных характеристик врачей и медицинских сестер

2.1 Организация и методики исследования

Исследование проводилось в феврале-сентябре 2008 г. в МУЗ Брянская городская больница № 4

Исследование поводилось в несколько этапов:

На первом этапе нами была определена проблема. Актуальность исследования определяется большой вероятностью возникновения у медицинских работников «эмоционального выгорания», под влиянием сложных условий профессиональной деятельности и личностных особенностей. Среди профессий, в которых СЭВ встречается наиболее часто (от 30 до 90% работающих), следует отметить медицинских работников.

На втором этапе был сформулирован методического аппарат: цель, задачи, объект, предмет, были выдвинуты гипотезы;

На третьем этапе нами была определена выборка испытуемых. В исследовании принимали участие 28 врачей и 28 медсестер — всего 56 человек. Выборку составили женщины: врачи в возрасте от 28 до 40 лет, медсестры в возрасте 25 — 40 лет.

Четвертый этап исследования состоял в подборе методик для проведения обследования.

При исследовании были использованы следующие методики:

1. Исследование уровня эмпатийных тенденций (И.М. Юсупов) [49];

2. Методика «Уровень субъективного контроля» Дж. Роттера в адаптации Е.Ф. Бажина, С.А. Голынкиной, А.М. Эткинда [38];

3. Шкала оценки уровня реактивной и личностной тревожности (Ч.Д. Спилберг, Ю.Л. Ханин) [37];

4. «Методика диагностики уровня эмоционального выгорания» В.В. Бойко [54];

Пятый этап — проведение диагностического обследования медицинских работников Исследование проводилось отдельно с каждым специалистом.

На шестом этапе была проведена обработка первичных данных. Нами были определены количественные показатели выраженности синдрома эмоционального выгорания и личностных характеристик у медицинских работников, проведен статистический и корреляционный анализ данных

Целью данного исследования является сформированность синдрома эмоционального выгорания у врачей и медицинских сестер с разными личностными характеристиками

Объектом исследования являются личностные особенности медицинских работников.

Предметом исследования является взаимосвязь синдрома эмоционального выгорания и личностных характеристик у врачей и медицинских сестер.

Гипотеза:

1. Существуют различия в выраженности синдрома эмоционального выгорания у врачей и медсестер;

2. Существует взаимосвязь между уровнем сформированности синдрома эмоционального выгорания и такими личностными особенностями врачей и медсестер, как локус контроля, эмпатия и тревожность.

Задачи:

1. Проанализировать литературу по проблеме исследования;

2. Определить уровень эмпатии у медицинских работников;

3. Определить локус контроля у медицинских работников;

4. Выявить уровень тревожности у медицинских работников;

5. Выявить степень сформированности синдрома эмоционального выгорания у медицинских работников;

6. Выявить взаимосвязь выраженности синдрома эмоционального выгорания с выраженностью личностных характеристик у медицинских работников;

Методики исследования

«Опросник уровня субъективного контроля», авторы которого Е.Ф. Бажин, Е.А. Голынкина, А.М. Эткинд [38 ].

Методика уровня субъективного контроля (УСК) состоит из 44 утверждений.

В целях повышения достоверности результатов она сбалансирована по следующим параметрам:

1) по интернальности — экстернальности (половина из пунктов методики сформулирована таким образом, что положительный ответ на них дадут люди с интернальным УСК, а другая половина сформулирована так, что положительный ответ на нее дадут люди с экстернальным УСК);

2) по эмоциональному знаку (равное количество пунктов методики описывает эмоционально позитивные и эмоционально негативные ситуации);

3) по направлению атрибуций (равное количество пунктов сформулировано от первого и третьего лица).

Для увеличения спектра возможных применений методики она сконструирована в вариант, предназначенный для исследовательских целей, требует ответа по 6-балльной шкале "-3; — 2; — 1; +1; +2; +3", в которой ответ "+3" означает «полностью согласен», "-3" — «совершенно не согласен» с данным пунктом.

Обработку следует проводить по ключам, суммируя ответы на пункты в строках "+" со своим знаком и ответы на пункты в строках " — " с обратным знаком (Приложение 1).

Результаты заполнения бланка отдельным испытуемым преобразовываются в стандартную систему единиц — стенов.

В этой системе средняя по нормативной выборке принимается за 5,5 стена. Результат выше 5,5 стена свидетельствует о высоком уровне субъективного контроля, а результат ниже 5,5 стена говорит о низком уровне субъективного контроля.

Показатели методики УСК организованы в соответствии с принципом иерархической структуры системы регуляции деятельности таким образом, что включают в себя обобщенный показатель индивидуального УСК, инвариантный к частным ситуациям деятельности, два показателя среднего уровня общности, дифференцированные по эмоциональному знаку этих ситуаций, и ряд ситуационно-специфичных показателей. Опросник состоит из 7 шкал, измеряет локус контроля личности в различных сферах жизнедеятельности:

шкала Ио — общая интернальность;

шкала Ид — интернальность в области достижений;

шкала Ин — интернальность в области неудач;

шкала Ис — интернальность в области семейных отношениях;

шкала Ип — интернальность в области производственных отношениях;

шкала Им — интернальность в области межличностных отношений;

шкала Из — интернальность в отношении болезни и здоровья.

В работе мы использовали только одну шкалу, а именно «Шкалу общей интернальности». Высокий показатель по этой шкале соответствует высокому уровню субъективного контроля над любыми значимыми ситуациями, а низкий показатель по шкале Ио соответствует низкому уровню субъективного контроля. Другие шкалы не использовались, т.к. они, во-первых, все включены в «Шкалу общей интернальности», и, во-вторых, данное исследование не требует отдельных их интерпретаций.

Методика «Исследование уровня эмпатийных тенденций» (И.М. Юсупов) [49]

Методика разработаны казанским психологом И.М. Юсуповым для исследования эмпатии (сопереживания), т.е. умения поставить себя на место другого человека и способности к произвольной эмоциональной отзывчивости на переживания других людей. Сопереживание — это принятие тех чувств, которые испытывает другой человек так, если бы они были нашими собственными.

Для выявления уровня эмпатийных тенденций испытуемому необходимо, отвечая на каждое из 36 утверждений, приписывать ответам следующие числа: за ответ «не знаю» — 0, «нет, никогда» — 1, «иногда» — 2, «часто» — 3, «почти всегда» — 4, и ответу «да, всегда» — 5.

Методика позволяет оценить степень откровенности ответов испытуемых и выявить 5 уровней эмпатии: очень высокий, высокий, средний, низкий, очень низкий (Приложение 2)

Шкалы оценки уровня реактивной и личностной тревожности (Ч.Д. Спилберг, Ю.Л. Ханин) [37]

Тест Спилбергера-Ханина принадлежит к числу методик, исследующих психологический феномен тревожности. Этот опросник состоит из 20 высказываний, относящихся к тревожности как состоянию (состояние тревожности, реактивная или ситуативная тревожность) и из 20 высказываний на определение тревожности как диспозиции, личностной особенности (свойство тревожности). Что понимает Спилбергер под обеими мерами тревожности видно из следующей цитаты: «Состояние тревожности характеризуется субъективными, сознательно воспринимаемыми ощущениями угрозы и напряжения, сопровождаемыми или связанными с активацией или возбуждением автономной нервной системы». Тревожность как черта личности, по-видимому, означает мотив или приобретенную поведенческую диспозицию, которая обязывает индивида к восприятию широкого круга объективно безопасных обстоятельств, как содержащих угрозу, побуждая реагировать на них состояниями тревоги, интенсивность которых не соответствует величине реальной опасности. Шкала реактивной и личностной тревожности Спилбергера является единственной методикой, позволяющей дифференцированно измерять тревожность и как личностное свойство, и как состояние. В нашей стране употребляется в модификации Ю.Л. Ханина (1976), которая им же была адаптирована к русскому языку.

Значительные отклонения показателей тревожности от «зоны психологического комфорта» (31-45 баллов) требуют специального внимания.

Высокая тревожность вызывает появление неприятного и затрудняющего деятельность состояния человека, в этом случае необходимо сменить акценты с боязни неудачи и неодобрения, окружающих на содержание деятельности, ее смысл, процесс осуществления.

Низкая тревожность, наоборот, требует пробуждения активности личности, заинтересованности и чувства ответственности (Приложение 3).

«Методика диагностики уровня эмоционального выгорания» В.В. Бойко [54].

По мнению автора методики В.В. Бойко, эмоциональное выгорание — это выработанный личностью механизм психологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций в ответ на психотравмирующие воздействия.

Эмоциональное выгорание представляет собой стереотип эмоционального, чаще всего профессионального проведения. «Выгорание» отчасти функциональный стереотип, поскольку позволяет человеку дозировать и экономно расходовать энергетические ресурсы. В го же время могут возникать и дисфункциональные следствия, когда «выгорание» отрицательно сказывается на исполнении профессиональной деятельности и отношениях с партнерами. Под термином «партнер» понимается субъект профессиональной деятельности. В педагогической деятельности это учащиеся.

Методика позволяет диагностировать ведущие симптомы «эмоционального выгорания» и определить, к какой фазе развития стресса они относятся: «напряжения», «резистенции», «истощения». Оперируя смысловым содержанием и количественными показателями, подсчитанными для разных фаз формирования синдрома «выгорания», можно дать достаточно объемную характеристику личности, оценить адекватность эмоционального реагирования в конфликтной ситуации, наметить индивидуальные меры

Методика состоит из 84 суждений, позволяющих диагностировать три фазы «эмоционального выгорания»: напряжение, резистенция и истощение. Каждая фаза стресса, диагностируется на основе четырех, характерных для нее симптомов.

В соответствии с «ключом» осуществляются следующие подсчеты:

Определяется сумма баллов раздельно для каждого из 12 симптомов выгорания.

Подсчитывается сумма показателей симптомов для каждой из 3-х фаз формирования выраженности симптома.

Находится итоговый показатель синдрома эмоционального выгорания — сумма всех двенадцати симптомов.

Фаза стресса СИМПТОМ
НАПРЯЖЕНИЕ 1 Переживание психотравмирующих обстоятельств
2 Неудовлетворенность собой
3 «Загнанность в клетку»
4 Тревога и депрессия
РЕЗИСТЕНЦИЯ 1 Неадекватное эмоциональное реагирование
2 Эмоционально-нравственная дезориентация
3 Расширение сферы экономии эмоций
4 Редукция профессиональных обязанностей
ИСТОЩЕНИЕ 1 Эмоциональный дефицит
2 Эмоциональная отстраненность
3 Личностная отстраненность (деперсонализация)
4 Психосоматические и психовегетативные нарушения

Предложенная методика дает подробную картину синдрома «эмоциональною выгорания» Показатель выраженности каждого симптома колеблется в пределах от 0 до 30 баллов

В каждой стадии стресса возможна оценка от 0 до 100 баллов. Однако, сопоставление полученных баллов по фазам не правомерно, так как не свидетельствует об их относительной роли или вкладе в синдром. Дело в том, что измеряемые в них явления существенно разные — реакция на внешние и внутренние факторы, приемы психологической защиты, состояние нервной системы (Приложение 4)

2.2 Описание результаты исследования

Результаты диагностики локуса контроля представлены в Приложении 5. Распределение врачей и медсестер по уровню локуса контроля представлены в таблице 1

Таблица 1

Результаты изучения локуса контроля у медицинских работников по методике Дж. Роттера

Уровень интернальности Врачи Медсестры
Кол-во человек % Кол-во человек %
низкий 18 64 23 82
высокий 10 36 5 18

Из таблицы 1 видно, что у большинства медицинских работников низкий уровень как общей интернальности, так и интернальности в профессиональной деятельности: он выражен у 64% врачей и 80% медсестер. Это говорит о проявлении у них экстернальности. Для них свойственно внешне направленное защитное поведение. Любая ситуация экстерналу желательна как внешне стимулируемая, причем в случаях успеха происходит демонстрация своих способностей и возможностей. Они убеждены, что их неудача является результатом невезения, случайностей, отрицательного влияния других людей. Одобрение и поддержка таким людям весьма необходимы. Однако особой признательности за сочувствие от них ожидать не приходится.

Высокий уровень имеют 36% врачей и 18% медсестер, что говорит о проявлении интернальности. Данные медицинские работники чаще всего имеют убеждение в неслучайности их успехов или неудач, зависящих от компетентности, целеустремленности, уровня способностей и являющихся закономерным результатом целенаправленной деятельности и самодеятельности. Они имеют более широкие временные перспективы, охватывающие значительное множество событий, фактов, как будущего, так и прошлого.

При этом их поведение направлено на последовательное достижение успеха путём развития навыков и более глубокой обработки информации, постановки все возрастающих по своей сложности задач.

Потребность в достижении, таким образом, имеет тенденцию к повышению, связанную с увеличением значений личностной и реактивной тревожности, что является предпосылкой для возможной большей фрустрированности и меньшей стрессоустойчивости в случаях серьезных неудач.

Однако в целом, в реальном, внешне наблюдаемом поведении интерналы производят впечатление достаточно уверенных в себе людей, тем более что в жизни они чаще занимают более высокое общественное положение, чем экстерналы. Эти люди считают, что всё чего они добились в жизни, является результатом их труда и заслуг.

Выраженность локуса контроля у медицинских работников представлена на рисунке 1.

Рис.1. Показатели выраженности интернальности у медицинских работников по методике УСК.

Результаты диагностики эмпатийных тенденций представлены в таблице в Приложении 6

Распределение врачей и медсестер по уровню эмпатийных тенденций представлены в таблице 2

Таблица 2

Эмпатийные тенденции у медицинских работников по методике И. М Юсупова

Уровень Врачи Медсестры
Кол-во человек % Кол-во человек %
высокий 3 10,5 3 10,5
средний 23 81,5 25 89
низкий 2 7

Распределение врачей и медсестер по уровням выраженности эмпатии показало, что преобладают медицинские работники со средним уровнем эмпатии (81,5% среди врачей и 89% среди медсестер), что говорит о наличии у них нормального уровня эмпатийности, присущего подавляющему большинству людей. Уровень чувствительности у таких медицинских работников находится на среднем уровне, при межличностных отношениях они склонны судить о других по их поступкам, чем доверять своим личным впечатлениям. Им не чужды эмоциональные проявления, но в большинстве своем они находятся под самоконтролем. В общении такие медицинские работники внимательны, стараются понять больше, чем сказано словами, но при излишнем влиянии чувств собеседника теряют терпение, однако медицинские работники со средним уровнем эмпатии, затрудняются прогнозировать развитие отношений между людьми, поэтому, случается, что их поступки оказываются для них неожиданными. Им не присуща раскованность чувств, и это мешает полноценному восприятию людей.

Высокий уровень эмпатии имеют 10,5% медицинских работников. Для них характерна чувствительность к нуждам и проблемам окружающих, великодушие, склонность многое им прощать. Они с неподдельным интересом относится к людям, эмоционально отзывчивы, общительны, быстро устанавливают контакты с окружающими и находят с ними общий язык, стараются не допускать конфликты и находить компромиссные решения. В оценке событий больше доверяют своим чувствам и интуиции, чем аналитическим выводам., при этом предпочитают работать с людьми, нежели в одиночку, постоянно нуждаются в социальном одобрении своих действий.

Низкий уровень эмпатии выражен у 3% врачей. Для них характерно испытывать затруднения в установлении контактов с людьми, они отдают предпочтение уединенным занятиям конкретным делом, а не работе с людьми. Предпочитают точные формулировки и рациональные решения. Их ценят больше за деловые качества и ясный ум, чем за чуткость и отзывчивость.

Рис.2. Показатели выраженности эмпатийных тенденций у медицинских работников

Результаты диагностики тревожности представлены в Приложении 7.

Распределение врачей и медсестер по уровню тревожности представлены в таблице 3

Распределение врачей и медсестер по уровню выраженности тревожности показало, что большинство врачей и медсестер имеют умеренный уровень, как реактивной, так и личностной тревожности, это свидетельствует об адекватном реагировании на стрессовые ситуации

Таблица 3

Реактивная и личностная тревожность у медицинских работников

Вид тревожности Уровень Врачи Медсестры
Кол-во человек % Кол-во человек %
СТ высокий 10 36 9 32
средний 16 57 18 64
низкий 2 7 1 4
ЛТ высокий 9 32 10 36
средний 19 68 17 61
низкий 1 11

36% врачей и медсестер имеют высокий уровень ситуативной и личностной тревожности, что говорит о неадекватной реакции на ситуацию в виде высокой тревоги, что может сопровождаться пониженной самооценкой.

11% медсестер имеют низкий уровень тревожности, что говорит о спокойствии, уверенности в себе.

Результаты диагностики выраженности эмоционального выгорания у медицинских работников представлен в Приложении 8

Результаты распределения врачей и медсестер по сформированности фаз СЭВ представлен на рисунках 3-4.

Из рисунка 3 мы видим, что у большинства врачей (46%) сформирована фаза резистенции. Это говорит о наличии у данных специалистов развитых психологических защит, механизмов сопротивления.

Фаза напряжения у большинства (50%) не сформирована, также как и фаза истощения (43%).

У каждого третьего врача в стадии формирования находятся все три фазы: напряжение (32%), резистенции (32%), истощения (36%), это говорит о том, что большинство специалистов испытывают в процессе трудовой деятельности психоэмоциональное напряжение и стресс, которые провоцируют развитие симптомов эмоционального выгорания

Рис 3. Сформированность фаз СЭВ у врачей.

Из рисунка 4 мы видим, что у большинства медсестер (72%) также как и у врачей сформирована фаза резистенции, в то время как фазы напряжения и истощения у большинства не сформированы (57% и 50% соответственно) В стадии формирования фаза напряжения находится у 29% испытуемых, фаза резистенции у 14%, а фаза истощения у 39%.

Это также свидетельствует о том, что медсестры также как и врачи испытывают психоэмоциональное напряжение, вызывающее синдром эмоционального выгорания.

Рис 4. Сформированности фаз СЭВ у медсестер

Рассмотрим сформированность отдельных симптомов фаз СЭВ у врачей и медсестер.

Таблица 4

Сформированность симптомов фазы напряжения СЭВ у медицинских работников (в %)

Симптомы Не сформирован

Формируется

Сформирован
врачи медсестры врачи медсестры врачи медсестры
1 Переживание психотравмирующих обстоятельств 18 25 25 18 57 57
2 Неудовлетворенность собой 82 72 14 25 3 3
3 «Загнанность в клетку» 72 79 11 7 18 14
4 Тревога и депрессия 50 72 29 14 21 14
Фаза напряжения 50 57 32 29 18 14

Анализ симптомов фазы напряжения показал, что симптом эмоционального выгорания «переживание психотравмирующих обстоятельств» сформирован у 57% врачей и медсестер. В фазе напряжения данный симптом является наиболее выраженным у медицинских работников и проявляется усиливающимся осознанием психотравмирующих факторов профессиональной деятельности, которые трудно или вовсе неустранимы, раздражение ими постепенно растет, накапливается отчаяние и негодование. Неразрешимость ситуации приводит к развитию прочих явлений «выгорания». У 25% врачей и 18% медицинских сестер данный симптом находится в фазе формирования.

Синдром «неудовлетворенность собой» сформированы у 3%. Эти медицинские работники испытывают недовольство собой, избранной профессией, занимаемой должностью, конкретными обязанностями. Действует механизм «эмоционального переноса» — энергетика направляется не только и не столько вовне, сколько на себя. Впечатления от внешних факторов деятельности постоянно травмируют личность и побуждают ее вновь и вновь переживать психотравмирующие элементы профессиональной деятельности. В этой схеме особое значение имеют известные внутренние факторы, способствующие появлению эмоционального выгорания: интенсивная интериоризация обязанностей, роли, обстоятельства деятельности, повышенная совестливость и чувство ответственности. На начальных этапах «выгорания» они нагнетают напряжение, а на последующих провоцируют психологическую защиту. У большинства медицинских работников данные симптомы не сформированы,

Симптом «загнанности в клетку» сформирован у 16% медицинских работников. Данный симптом выступает логическим продолжением развивающегося стресса. То есть психотравмирующие обстоятельства влияют на медработников, и притом, что и устранить их невозможно, они переживают чувство безысходности. Это состояние интеллектуально-эмоционального тупика.

Такой симптом эмоционального выгорания, как «тревога и депрессия» сформирован у 21% врачей и 14% медсестер, у большинства медицинских работников (у 50% врачей и 72% медсестер), данный симптом не сформирован. Этот синдром обнаруживается в связи с профессиональной деятельностью в особо осложненных обстоятельствах, побуждающих к эмоциональному выгоранию как средству психологической защиты. Чувство неудовлетворенности работой и собой порождают мощные энергетические напряжения в форме переживания врачами ситуационной или личностной тревоги, разочарования в себе, в избранной профессии, в конкретной должности.

Результаты диагностики сформированности симптомов фазы напряжения СЭВ представлены на рисунке 5.

Условные обозначения: 1 — Переживание психотравмирующих обстоятельств; 2 — Неудовлетворенность собой; 3 — «Загнанность в клетку»; 4 — Тревога и депрессия

Рис.5. Сформированность симптомов фазы напряжения СЭВ у медработников

Фаза резистенции, сформирована у большинства медработников, рассмотрим сформированность отдельных ее симптомов. Результаты диагностики симптомов фазы резистенции представлены в таблице 5

Таблица 5

Распределение медицинских работников по сформированности симптомов фазы резистенции СЭВ (в %)

Симптомы Не сформирован

Формируется

Сформирован
врачи медсестры врачи медсестры врачи медсестры
1 Неадекватное эмоциональное реагирование 14 14 29 14 57 72
2 Эмоционально-нравственная дезориентация 32 36 39 43 29 21
3 Расширение сферы экономии эмоций 46 36 21 21 33 43
4 Редукция профессиональных обязанностей 25 18 28 25 46 57
Фаза резистенции 22 14 32 14 46 72

Симптом «неадекватного эмоционального реагирования» является наиболее выраженным в данной фазе, он сформирован у 57% врачей и 72% медсестер, у 29% врачей и 14% медсестер он находится в стадии формирования. Выраженность данного синдрома — несомненный «признак выгорания», он показывает, что медицинские работники перестают улавливать разницу между двумя принципиально отличающимися явлениями: экономическое проявление эмоций и неадекватное избирательное эмоциональное реагирование, демонстрируя последнее.

Симптом «эмоционально-нравственной дезориентации» выражен у 29% врачей и 21% медсестер, в то время как у большинства медицинских работников он находится в стадии формирования. Данный симптом как бы углубляет неадекватную реакцию в отношениях с пациентами и коллегами. Следовательно, большая часть врачей испытывают потребность в самооправдании. Не проявляя должного эмоционального отношения к субъекту, они защищают свою стратегию. При этом звучат суждения: «это не тот случай, чтобы переживать», «такие люди не заслуживают доброго отношения», «таким нельзя сочувствовать», «почему я должен за всех волноваться», для медсестер это менее характерно

Симптом «расширения сферы экономии эмоций» сформирован у 33% врачей и у 46% он не сформирован, в то время как среди медсестер данный симптом сформирован у 43% и у 36% он не формирован. Сформированность данного симптома, свидетельствует о том, что медработники устают на работе от контактов, разговоров, ответов на вопросы, и им уже не хочется общаться даже с близкими. И часто именно домашние становятся первой «жертвой» эмоционального выгорания. На службе специалисты еще общаются соответственно нормативам и обязанностям, а дома замыкаются.

Симптом «редукции профессиональных обязанностей» сформирован у 46% врачей и 57% медсестер в данной выборке у 28% врачей и 25% медсестер данный симптом находится в стадии формирования. Редукция проявляется в попытках облегчить или сократить обязанности, которые требуют эмоциональных затрат, — пациентов обделяют вниманием. Врач не находит нужным дольше побеседовать с больным, побудить к подробному изложению жалоб. Анамнез получается скупым и недостаточно информативным.

Результаты исследования сформированности симптомов фазы резистенции СЭВ представлены на рисунке 6.

Условные обозначения: 1 — Неадекватное эмоциональное реагирование; 2 — Эмоционально-нравственная дезориентация; 3 — Расширение сферы экономии эмоций; 4 — Редукция профессиональных обязанностей

Рис.6. Сформированность симптомов фазы резистенции СЭВ у медработников

Распределение врачей и медсестер по уровню сформированности симптомов данной фазы истощения в таблице 5

Таблица 5

Сформированность симптомов фазы истощения СЭВ у медицинских работников (в %)

Симптомы Не сформирован

Формируется

Сформирован
врачи медсестры врачи медсестры врачи медсестры
1 Эмоциональный дефицит 43 46 28 32 29 21
2 Эмоциональная отстраненность 50 61 21 36 29 3
3 Личностная отстраненность 46 61 25 32 29 7
4 Психосоматические и психовегетативные нарушения 61 43 18 36 21 21
Фаза истощения 43 50 36 39 21 11

У большинства медицинских работников фаза «истощения», находится в стадии формирования. Данная фаза характеризуется более или менее выраженным падением общего энергетического тонуса и ослаблением нервной системы. Эмоциональная защита в форме “выгорания” становится неотъемлемым атрибутом личности.

Из таблицы 5 мы видим, что симптом «эмоционального дефицита» сформирован у 29% врачей и 21% медсестер, у большинства медсестер (46%) и врачей (43%) данный симптом не сформирован. Данный симптом проявляется в уверенности, что эмоционально человек уже не может помогать субъектам своей деятельности. Не в состоянии войти в их положение, соучаствовать и сопереживать, отзываться на ситуации, которые должны трогать, побуждать, усиливать интеллектуальную, волевую и нравственную отдачу. О том, что это не что иное, как эмоциональное выгорание, говорит его еще недавний опыт: некоторое время тому назад таких ощущений не было, и личность переживает их появление. Постепенно симптом усиливается и приобретает более осложненную форму: все реже проявляются положительные эмоции и все чаще отрицательные. Резкость, грубость, раздражительность, обиды, капризы — дополняют симптом «эмоционального дефицита».

Симптом «эмоциональной отстраненности» сформирован у 29% врачей и лишь у 3% медсестер, у 21% врачей и 36% медсестер, симптом не сформирован, при этом у большинства медицинских работников данный симптом не сформирован. В случае сформированности данного симптома врачи полностью исключают эмоции из сферы профессиональной деятельности. Их почти ничего не волнует, почти ничто не вызывает эмоционального отклика — ни позитивные обстоятельства, ни отрицательные. Причем это не исходный дефект эмоциональной сферы, не признак ригидности, а приобретенная за годы обслуживания людей эмоциональная защита. Человек постепенно учится работать как робот, как бездушный автомат. В других сферах он живет полнокровными эмоциями.

Реагирование без чувств и эмоций наиболее яркий симптом «выгорания». Он свидетельствует о профессиональной деформации личности и наносит ущерб субъекту общения. Пациенты таких медицинских работников обычно переживают проявленное к ним безразличие и могут быть глубоко травмированы.

Симптом «личностной отстраненности, или деперсонализации» сформирован у 29 % врачей и 7 % медсестер, у большинства медработников он также как и предыдущий симптом не сформирован.

Данный симптом проявляется в широком диапазоне умонастроений и поступков профессионала в процессе общения. Прежде всего, отмечается полная или частичная утрата интереса к человеку — субъекту профессионального действия. Он воспринимается как неодушевленный предмет, как объект для манипуляций — с ним приходится что-то делать. Объект тяготит своими проблемами, потребностями, неприятно его присутствие, сам факт его существования. Возникает деперсонализированный защитный эмоционально-волевой антигуманистический настрой. Личность утверждает, что работа с людьми не интересна, не доставляет удовлетворения, не представляет социальной ценности.

Симптом «психосоматических и психовегетативных нарушений» сформирован у 21% врачей и медсестер. У большинства медицинских работников он так же не сформирован.

Данный симптом проявляется на уровне физического и психического самочувствия. Обычно он образуется по условно-рефлекторной связи негативного свойства: многое из того, что касается субъектов профессиональной деятельности, провоцирует отклонения в соматических или психических состояниях. Порой даже мысль о таких субъектах или контакт с ними вызывает плохое настроение, дурные ассоциации, бессонницу, чувство страха, неприятные ощущения в области сердца, сосудистые реакции, обострение хронических заболеваний.

Результаты исследования сформированности симптомов фазы истощения СЭВ представлены на рисунке 7.

Условные обозначения: 1 — Эмоциональный дефицит; 2 — Эмоциональная отстраненность; 3 — Личностная отстраненность; 4 — Психосоматические и психовегетативные нарушения

Рис.7. Сформированность симптомов фазы истощения СЭВ у медработников

Таким образом, в ходе диагностике эмоционального выгорания мы установили что, у медицинских работников наиболее выраженными у врачей являются такие симптомы эмоционального выгорания как переживание психотравмирующих обстоятельств (у 57% — сформировавшийся симптом) неадекватное эмоциональное реагирование (у 57% — сформировавшийся симптом), редукция профессиональных обязанностей (сложившийся симптом у 46%),

Наименее выраженными симптомами эмоционального выгорания у врачей являются неудовлетворенность собой (сложившийся симптом — у 3%), «загнанность в клетку» (сложившийся симптом — у 18%)

Для медицинских сестер наиболее выраженными являются такие симптомы эмоционального выгорания как, переживание психотравмирующих обстоятельств (у 57% — сформировавшийся симптом) неадекватное эмоциональное реагирование (у 72% — сформировавшийся симптом), редукция профессиональных обязанностей (сложившийся симптом у 57%), расширение сферы экономии эмоций (сложившийся симптом у 43%), редукция профессиональных обязанностей (сложившийся симптом у 53%)

Наименее выраженными симптомами эмоционального выгорания у медсестер являются неудовлетворенность собой (сложившийся симптом — у 3%), эмоциональная отстраненность (сложившийся симптом у 3%) и личностная отстраненность (сложившийся симптом у 7%).

Проанализируем сформированность фаз. Результаты представлены на рисунке 8.

Анализ сформированности фаз у врачей, показал, что среди них преобладают врачи, у которых полностью не сформирована ни одна фаза (50%), у 25% врачей сформированными являются две фазы (33%), у 11% все фаза сформированы, у 14 % сформированы 2 фазы. (рис.8).

Рис.8. Результаты анализа совокупности сформированности фаз у каждого медицинского работника

Среди медсестер также преобладают те, у которых полностью сформирована одна фаза (61%), у 21% не сформирована полностью ни одна фаза, у 14% сформированы одновременно 2 и лишь у 3% сформированными являются сразу 3 фазы.

При этом анализ показал, что у 18% врачей и 11% медсестер все фазы не сформированы (Приложение 8, лист 3-4).

Для определения достоверности различий в выраженности синдрома эмоционального выгорания у врачей и медсестер мы использовали угловой коэффициент Фишера φ. Результаты представлены в таблице 6

Таблица 6

Результаты статистического анализа различий в сформированности СЭВ у врачей и медсестер с помощью углового коэффициента Фишера φ

Фазы Симптомы Врачи Медсестры φэмп
% φ % φ
Напряжение 1 Переживание психотравмирующих обстоятельств 57 1,711 57 1,711
2 Неудовлетворенность собой 3 0,348 3 0,348
3 «Загнанность в клетку» 18 0,875 14 0,757 0,44
4 Тревога и депрессия 21 0,952 14 0,757 0,72
всего 18 0,875 14 0,757 0,44
Резистенция 1 Неадекватное эмоциональное реагирование 57 1,711 72 2,026 1,178
2 Эмоционально-нравственная дезориентация 29 1,137 21 0,952 0,69
3 Расширение сферы экономии эмоций 33 1,222 43 1,43 0,77
4 Редукция профессиональных обязанностей 46 1,481 57 1,711 1,09
всего 46 1,481 72 2,026 2,27*
Истощение 1 Эмоциональный дефицит 29 1,137 21 0,952 0,69
2 Эмоциональная отстраненность 29 1,137 3 0,348 2,95**
3 Личностная отстраненность 29 1,137 7 0,536 2,24*
4 Психосоматические и психовегетативные нарушения 21 0,952 21 0,952
всего 21 0,952 11 0,676 1,03

*при р≤ 0,05φкр =1,66; ** при р≤0,01 φКр =2,28

Из таблицы 6 мы видим, что по выраженности фаз напряжения и ее симптомов, а также фазы истощения и симптомов фазы резистенции достоверных различий между врачами и медсестрами не выявлено.

Значимые различия между врачами и медсестрами существуют только по выраженности фазы резистенции в целом и синдромов фазы истощения эмоциональная и личностная отстраненность.

На основании этого, мы можем говорить о том, что существуют различия в выраженности СЭВ между врачами и медсестрами: у медсестер СЭВ более выражен.

Таким образом, большинство медицинских работников имею сформированной фазу резистенции синдрома эмоционального выгорания, а также сформировавшимися такие симптомы как переживание психотравмирующих обстоятельств неадекватное эмоциональное реагирование, редукция профессиональных обязанностей.

Результаты исследования личностных особенностей медицинских работников показали, что большинство из них имеют экстернальный локус контроля, средний уровень эмпатии и умеренную тревожность.

2.3 Анализ результатов исследования

Сводная таблица результатов исследования личностных особенностей и сформированности СЭВ у врачей и медсестер представлены в Приложении 9.

Сопоставим результаты исследования выраженности СЭВ и уровня интернальности у медицинских работников. Результаты анализа представлены в таблице 8.

Анализ результатов исследования выраженности СЭВ и интернальности показал, что у большинства врачей и медсестер с высокой степенью интернальности не сформирована ни одна фаза СЭВ.

При низкой интернальности у большинства врачей и медсестер фаза напряжения также не сформирована, фаза резистенции — сформирована, а фаза истощения — формируется.


Таблица 8

Степень выраженности фаз СЭВ у медицинских работников с разным уровнем интернальности (в %)

Степень сформированности фаз Уровень интернальности с разной степенью сформированности фаз СЭВ
напряжения резистенции истощения
высокий низкий высокий низкий высокий низкий
врачи сформировалась 20 17 30 55 20 22
формируется 20 39 20 39 20 45
не сформирована 60 44 50 6 60 33
медсестры сформировалась 20 13 40 78 20 9
формируется 20 20 20 13 48
не сформирована 60 57 40 9 60

4

Таким образом, мы можем отметить, что чем ниже уровень интернальности, тем более выражена фаза резистенции.

Анализ результатов исследования сформированности СЭВ и выраженности эмпатии представлен в таблице 9

Таблица 9

Степень выраженности фаз СЭВ у медицинских работников с разным уровнем эмпатии (в %)

фаза Уровень сформированности фаз Уровень эмпатии у врачей Уровень эмпатии у медсестер
высокий средний низкий высокий средний
напряжения сформировалась 13 100 16
формируется 67 30 32
не сформирована 33 57 100 52
резистенции сформировалась 67 39 100 67 72
формируется 39 16
не сформирована 33 22 33 12
истощения сформировалась 33 17 50 12
формируется 33 39 44
не сформирована 33 43 50 100 44

Как мы видим из таблицы у большинства врачей и медсестер при высоком уровне эмпатии сформирована только фаза резистенции.

При низком уровне эмпатии у врачей фазы СЭВ сформированы, фаза истощения у 50% не сформирована и у стольких же сформирована.

При среднем уровне эмпатии у большинства медицинских работников фаза напряжения не сформирована, также как и фаза истощения, в то время как фаза резистенции — сформирована.

Таким образом, чем ниже эмпатия, тем более выражен СЭВ.

Результаты анализа уровня тревожности и выраженности СЭВ представлен в таблице 10.

Таблица 10

Степень выраженности фаз СЭВ у медицинских работников с разным уровнем тревожности (в %)

Фаза Уровень сформированности фаз Уровень тревожности врачей Уровень тревожности медсестер
высокий средний низкий высокий средний низкий
СТ ЛТ СТ ЛТ СТ СТ ЛТ СТ ЛТ СТ ЛТ
напряжения сформировалась 40 45 6 5 45 30 6
формируется 10 33 50 31 22 50 33 18
не сформирована 50 22 44 63 100 33 20 67 76 100 100
резистенции сформировалась 50 67 50 37 89 90 61 65 100
формируется 20 22 38 37 50 11 10 17 12 100
не сформирована 30 11 12 26 50 22 18
истощения сформировалась 50 45 6 10 22 2 6 6
формируется 30 22 44 42 67 60 28 29
не сформирована 20 33 50 47 100 11 20 67 65 100 100

Исследование показало, что у большинства врачей и медсестер с высокой уровнем ситуативной тревожности сформированы как фаза резистенции, так и фаза истощения, фаза напряжения у половины врачей не сформирована, у других 40% сформирована и у 10% врачей находится в стадии формирования

При низкой ситуативной тревожности у врачей и медсестер фазы СЭВ не сформированы, либо формируются.

При высокой личностной тревожности фаза напряжения сформирована у большинства врачей, в то время как у большинства медсестер она не сформирована. Низкого уровня личностной тревожности не выявлено не одного врача. У медсестер с низкой личностной тревожностью фазы напряжения и истощения не сформированы, а фаза резистенции находится в стадии формирования.

Таким образом, чем выше уровень тревожности у врачей и медсестер, тем более выражен СЭВ.

И так, на основании проведенного анализа мы можем отметить наличие связи между личностными особенностями и выраженностью СЭВ.

Для проверки статистической значимости выявленных взаимосвязей мы использовали ранговый коэффициент корреляции Спирмена.

Результаты корреляционного анализа представлены в таблице 11.

Таблица 11

Результаты корреляционного анализа взаимосвязи выраженности СЭВ и личностных характеристик у врачей и медсестер с помощью коэффициента корреляции Спирмена (N=28)

Фаза Локус контроля Эмпатийные тенденции Ситуативная тревожность Личностная тревожность
Врачи напряжения -0,127 -0,467* 0,39* 0,48**
резистенции -0,39* -0,12 0,39** 0,52**
истощения -0,46* -0,15 0,52** 0,50**
СЭВ -0,47* -0,245 0,51** 0,56**
Медсестры напряжения -0, 26 -0,39* 0,42* 0,49**
резистенции -0,47* -0,18 0,44** 0,59**
истощения -0,46* -0,25 0,54** 0,53**
СЭВ -0,42* -0,32 0,53** 0,66*

*при р≤ 0,05 rкр =0,38; ** при р≤0,01 rКр =0,48

Корреляционный анализ показал, что существуют достоверные прямые связи у врачей и медсестер, как между фазами СЭВ, так и общим показателем СЭВ и ситуативной и личностной тревожности, а также достоверные обратные связи между уровнем локуса контроля и фазами резистенции, истощения и в общем СЭВ и уровнем эмпатии и фазой напряжения

Таким образом, чем выше уровень тревожности и ниже уровень интернальности и эмпатии, тем более выражено эмоциональное выгорание.

И так, в ходе данного исследования мы подтвердили, что выраженность синдрома эмоционального выгорания взаимосвязана с личностными особенностями врачей и медсестер.

Высокая тревожность обуславливает нервное напряжение, на большее количество ситуаций врачи и медсестры реагируют состоянием тревоги, следовательно, большее стрессоров и меньшая способность нервной системы им сопротивляться.

При экстернальном локусе контроля врачи и медсестры ориентированы на внешнюю оценку и в большей степени стремятся ей соответствовать, все это в свою очередь обуславливает высокую тревожность и выгорание.

Эмпатия как способность индивида проникать в состояние другого человека с помощью воображения и интуиции способствует сбалансированности межличностных отношений. Развитая эмпатия — это ключ к успеху во всех видах деятельности, которые требуют вчувствования в мир партнера по общению и понимания его переживаний. В нашем исследовании мы подтвердили данные, полученные другими исследователями [17], о том, что высокая эмпатия препятствует возникновению СЭВ, однако данную закономерность мы выявили лишь по фазе напряжения, однако на качественном уровне данная тенденция отмечена.

Таким образом, на основании проведенного исследования мы можем сделать следующие выводы:

1. Локус контроля как общий, так и в сфере профессиональной деятельности является внешним у 64% врачей и 82% медсестер, то есть для большинства медицинских работников свойственно внешне направленное защитное поведение. Любая ситуация для них желательна как внешне стимулируемая, причем в случаях успеха происходит демонстрация своих способностей и возможностей. Они убеждены, что их неудача является результатом невезения, случайностей, отрицательного влияния других людей.

2. Большинство медицинских работников (80,5% врачей и 89% медсестер) имеет средний уровень эмпатии. Уровень чувствительности у таких медицинских работников находится на среднем уровне, при межличностных отношениях они склонны судить о других по их поступкам, чем доверять своим личным впечатлениям. Им не присуща раскованность чувств, и это мешает полноценному восприятию людей.

3. Большинство медицинских работников имеют умеренный уровень, как реактивной (57% врачей и 64% медсестер), так и личностной тревожности (68% врачей и 61% медсестер), это свидетельствует об адекватном реагировании на стрессовые ситуации.

4. У большинства медицинских работников (46% врачей и 72% медсестер) сформирована фаза резистенции, что говорит о наличии у данных специалистов развитых психологических защит, механизмов сопротивления. Фазы напряжения и истощения у большинства не сформирована. Наиболее выраженными у медицинских работников являются такие симптомы эмоционального выгорания как переживание психотравмирующих обстоятельств неадекватное эмоциональное реагирование, редукция профессиональных обязанностей;

5. Значимые различия между врачами и медсестрами существуют только по выраженности синдромов фазы истощения эмоциональная и личностная отстраненность. На основании этого мы можем говорить о том, что гипотеза о наличии различий в выраженности СЭВ у врачей и медсестер подтвердилась;

6. При низкой интернальности у большинства медицинских сотрудников фаза напряжения не сформирована, фаза резистенции — сформирована, а фаза истощения — формируется. При низком уровне эмпатии у большинства медицинских работников сформированы все фазы СЭВ, при высоком уровне эмпатии фазы СЭВ либо не сформированы, либо находятся в стадии формирования, а у большинства медицинских работников с высокой уровнем тревожности сформированы как фаза напряжения, так и фазы резистенции и истощения, в то время как при низкой тревожности у сотрудников фазы СЭВ не сформированы, либо формируются.

7. Корреляционный анализ показал, что существуют достоверные связи между выраженностью СЭВ и личностными особенностями врачей и медсестер, что подтверждает гипотезу о существовании взаимосвязи между выраженностью СЭВ и такими личностными особенностями медицинских работников как локус контроля (р≤0,01), эмпатии (р≤0,05), личностная (р≤0,01) и ситуативная тревожность (р≤0,01)

Заключение

В данной дипломной работе мы изучали сформированность СЭВ у медицинских работников с разными личностными характеристиками.

Теоретический анализ литературы по проблеме исследования показал, что медицинские работники наиболее часто подвержены СЭВ, что обусловлено особенностями профессиональной деятельности, заключающейся в оказании помощи другим людям, высокой ответственности за их здоровье и жизнь.

По роду своей деятельности медицинские работники подвергаются воздействию различных неблагоприятных факторов рабочей среды и самого трудового процесса, к которым относятся: вредные химические вещества и биологические агенты, ионизирующие излучения, шум, вибрация, канцерогены, высокое нервно-психическое напряжение, вынужденное положение тела во время работы, перенапряжение анализаторных систем и др.

Существует общая обеспокоенность относительно того, что сама по себе специальность врача способствует развитию болезненных состояний. Это проявляется как разочарование в профессии и деморализация, нарастающая склонность к размышлению о том, чтобы оставить эту профессию, а также в ухудшении состояния психического здоровья практикующих врачей, снижении устойчивости браков среди медиков, развитии склонности к употреблению психоактивных веществ и алкоголя.

Причины выгорания медиков западные исследователи видят в социальной сфере и культуре. Фрагментарность и расслоение общества, снижение доступа к общественным и семейным ресурсам предъявляют все более высокие требования к работе специалистов, диктуя вместе с тем необходимость помощи и изменений.

Известно что, принятие непосредственных решений о методах медицинского воздействия и ответственность за них большей степени принадлежит врачу, в то время как средний медперсонал выполняет назначения врача. Однако и медицинские сестры ежедневно имеют дело с болью, страданием, страхом больных их родственников и также как и врачи испытывают эмоциональное напряжение.

Исходя из того, что специфичность профессиональной деятельности оказывает влияние на сформированность СЭВ у медработников разной категории, мы изучили сформированность фаз и синдромов СЭВ у врачей и медсестер. Исследование показало, что у большинства врачей и медсестер сформирована фаза резистенции, симптомы которой отражают сформированность защитных механизмов, механизмов сопротивления психотравмирующим воздействиям, при этом сформированность данных симптомов деформирует личность профессионала. Характерными является «эмоциональная тупость», неадекватность эмоциональных реакций, формальное отношение к своим обязанностям, медработник как бы принимает позицию «ничего личного».

Исследование не выявило преобладание среди медперсонала работников со сформированной фазой истощения, что говорит о высокой сопротивляемости стрессу.

В ходе статистического анализа нами были выявлены достоверные различия в сформированности фазы резистенции и таких симптомов фазы истощения как эмоциональная и личностная отстраненность у врачей и медицинских сестер. Таким образом, гипотеза о наличии различий между врачами и медсестрами в выраженности СЭВ подтвердилась.

Анализ личностных характеристик медицинских работников показал, что среди них преобладают люди с экстернальным локусом контроля, средним уровнем эмпатии и умеренной тревожностью. Сопоставление данных исследования СЭВ и личностных характеристик и корреляционный анализ позволил установить, что чем выше уровень тревожности и ниже уровень интернальности и эмпатии, тем более выражено эмоциональное выгорание у врачей и медсестер. Это позволяет нам говорить о том, что гипотеза о взаимосвязи выраженности СЭВ и личностных характеристик, подтвердилась.

Таким образом, полученные в ходе исследования результаты могут быть использованы при разработке методов профилактики и преодоления эмоционального выгорания в частности и профессиональной деформации личности в целом медицинских работников и представляют интерес для психологов, специалистов по работе с персоналом, руководителей.

Список литературы

1. Даболин Л.М. Психологические механизмы эмоциональной устойчивости человека/Л.М. Аболин. — Казань: Издательство Казанского университета, 1987. — 261 с.

2. Абрамова Г.С., Юдчиц Ю.А. Психология в медицине/Г.С. Абрамова, Ю.А. Юдчиц. — М.: Наука, 1998. — С.231-244.

3. Авхименко М.М. Некоторые факторы риска труда медика/М.М. Авхименко // Медицинская помощь. — М.: Медицина, 2003. — № 2. — С.25-29.

4. Акиндинова И.А., Баканова А.А. Эмоциональное выгорание в профессиональной деятельности педагога: проявления и профилактика/И.А. Акиндимова, А.А. Баканова // Педагогические вести. — СПб.: Издательство РГПУ им.А.И. Герцена, 2003. — № 5. — С.34.

5. Ананьев Б.А. Введение в психологию здоровья/Б.А. Ананьев. — СПб.: Питер, 1999. — 123 с.

6. Анциферова Л.И. Условия деформации личности/Л.И. Анциферова // Новые исследования. — М.: Наука, 1998. — С.32-38.

7. Афанаскина М.С. Формирование у медицинской сестры клинического мышления/М.С. Афанаскина // Медицинская сестра. — М.: Русский врач, 2001. — № 6. — С.34 Винокур В., Розанова М. Профессиональный стресс губит врача/В. Винокур, М. Розанова // Медицина Санкт-Петербурга. — СПб.: Издательство СПб ГУ, 1997. — № 11. — С.28.

8. Барабанова М.В. Изучение психологического содержания синдрома выгорания/М.В. Барабанова // Вестник Московского университета. Серия 14. «Психология». — М.: Издательство МГУ, 1995. — № 1. — С.54 — 67.

9. Безносов С.П. Профессиональная деформация личности // Коллектив, личность, общение. — 1987. — С.42 — 43

10. Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. — Л.: Наука, 1988. — 147 с.

11. Божович Л.И. Психологический анализ условий формирования и строения гармонически развитой личности // Методологические проблемы формирования и развития личности. — М., 1981

12. Бойко В.В. Синдром «эмоционального выгорания» в профессиональном общении/В.В. Бойко. — СПб.: Питер, 1999. — 105 с.

13. Бойко В.В. Энергия эмоций в общении: взгляд на себя и других/В.В. Бойко. — М.: Наука, 1996. — 154 с.

14. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь — справочник по психодиагностике — СПб.: Питер, 2002. — 528 с.

15. Винокур В., Розанова М. Профессиональный стресс губит врача/В. Винокур, М. Розанова // Медицина Санкт-Петербурга. — СПб.: Издательство СПб ГУ, 1997. — № 11. — С.28.

16. Водопьянова Н.Е. Синдром психического выгорания в коммуникативных профессиях/Н.Е. Водопьянова // Психология здоровья/Под ред.Г.С. Никифорова. — СПб.: Издательство СПб ГУ, 2000. — С.443-463

17. Водопьянова Н.Е. Старченкова Е.С. Синдром выгорания: диагностика и профилактика — 2-е издание — СПб: Питер, 2008. — 338 с.

18. Вопросы медицинской деонтологии и психотерапии / Под ред. И.М. Виш. — Тамбов. — 1974.478 с.

19. Воронина Т.А. Роль медицинской сестры // Сестринское дело. — 2004. — №3. — С.9-10

20. Гришина Н.В. Помогающие отношения: Профессиональные и экзистенциональные проблемы // Психологические проблемы самореализации личности. СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 1997. С.143-156.

21. Ермолаева М.В. Психология развития: Методическое пособие для студентов заочной и дистанционной форм обучения. — М.: Московский психолого — социальный институт; Воронеж: Изд. НПО «МОДЭК», 2000. — 336 с.

22. Знаков В.В. Исследование профессионально важных качеств у мед. работников // Психологический журнал. — 2004. — №3. — С.71 — 81

23. Захаров С. Синдром выгорания у врачей. /С. Захаров // Интернет: forums.rusmedserv.com/ show thread. php? t=8748

24. Заховаева А.Г. Основные проблемы философии сестринского дела/А.Г. Заховаева // Сестринское дело. — М.: Медицинский вестник, 2003. — № 2. — С.28-29.

25. Караванов Г.Г., Коршунов В.В. Индивидуально — психологические особенности личности врача — хирурга. — Львов. — 1974. — 84 с.

26. Клищевская M. B., Солнцева Г.Н. Профессионально-важные качества как необходимые и достаточные условия прогнозирования успешности деятельности // Вестник МГУ. Сер.14. Психология, 1999. — №4

27. Конечный Р., Боухал М. Психология в медицине/Р. Конечный, М. Боухал. — Прага: Авиценум, 1974. — 405 с.

28. Косарев В.В., Васюкова Г.Ф. Профессиональная заболеваемость медицинских работников Самарской области/В.В. Косарев, Г.Ф. Васюкова // Гигиена и санитария. — М.: Медицина, 2004. — № 3. — С.27-38.

29. Математическая статистика для психологов: Учебник/ О.Ю. Ермолаев. — М.: Московский психолого — социальный институт: Флинта, 2004. — 336 с.

30. Маркова А.К. Психология профессионализма. М., 1996. — 308 с.

31. Марищук В.Л. Психологические основы формирования профессионально важных качеств. Л.: 1982.

32. Медицинская этика и деонтология / Под. ред. Г.В. Морозова, Г.И. Царегородцева. — М. — 1993.270 с.

33. Никифоров Г.С. Психология здоровья / Г.С. Никифоров. — СПб.: Речь, 2002. — 256 с

34. Орел В.Е. Феномен «выгорания» в зарубежной психологии: эмпирические исследования // Психологический журнал. — 2001. — Т.22, №1. — С.90-101

35. Портной Л.В. Люди в такого доктора поверят! Совершенствование отечественного здравоохранения и проблемы врача общей практики // Мед. газета. — 2005. — № 38. — С.5

36. Практикум по возрастной психологии: / Под ред. Л.А. Головей, Е.Ф. Рыбалко. — СПб.: Речь, 2001. — 688 с.

37. Прикладная социальная психология / Под ред.А.Н. Сухова и А.А. Деркача. — Москва-Воронеж, 1998. — 600 с.

38. Психологические тесты / Под ред. А.А. Карелина: В 2 Т-М., 2002. — Т.1

39. Ронгинская Т.И. Синдром выгорания в социальных профессиях/Т.И. Ронгинская // Психологический журнал. — М.: Наука, 2002. — Т.23. — № 3. — С.85-95.

40. Свеницкий А.С. Социальная психология управления. — Л.: ЛГУ, 1986.

41. Сидоров П. Синдром эмоционального выгорания // Медицинская газета, 2005 — №43. — С.25-32

42. Смольняков А.И., Федоренко Е.Г. Врачебная этика. — Киев. — 1976. — 104 с.

43. Сорокина Т.С. История медицины: Учебник / В 2 т. — М.: 1992. — Т.1. — 214 с.

44. Сук И.С. Врач как личность. — М.: 1984. — 64 с

45. Стрельникова А.Н. Зачем мед. сестре самооценка // Мед. сестра 2000. — №1. — С.42 — 43

46. Трунов Д. Синдром сгорания: позитивный подход к проблеме / Д. Трунов // Журнал практического психолога. — М.: Издательство МГУ, 1998. — № 8. — С.84-89.

47. Ушаков И.Б., Сорокин О.Г. Адаптационный потенциал человека/И.Б. Ушаков, О.Г. Сорокин // Вестник Государственной Академии Медицинских Наук. — М.: Медицина, 2004. — № 3. — С.8-13

48. Фёдорова Т.Г., Нехорошев А.С., Котова Г.Н. Социологическое исследование особенностей трудовой деятельности врачей северо-западного региона России/Т.Г. Фёдорова, А.С. Нехорошев, Г.Н. Котова // Гигиена и санитария. — М.: Медицина, 2003. — № 3. — С.24-27.

49. Фетискин Н.П., Козлов В.В., Мануйлов Г.М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп/Н.П. Фетискин, В.В. Козлов, Г.М. Мануйлов. — М.: Издательство Института Психотерапии, 2002. — 490 с

50. Форманюк Т.В. Синдром эмоционального сгорания как показатель профессиональной дезадаптации учителя/Т.В. Форманюк // Вопросы психологии. — М.: Школа-Пресс, 1994. — № 6. — С.57-63

51. Харди И. Врач, сестра, больной. Психология работы с больными/И. Харди. — Будапешт: Издательство Академии Наук Венгрии, 1981. — 286 с.

52. Хетагурова А.К. Этико-деонтологические аспекты в работе сестринского персонала/А.К. Хетагурова // Сестринское дело. — М.: Издательский дом медицинский вестник, 2003. — № 6. — С.34-35.

53. Юдчиц Ю.А. К проблеме профессиональной деформации. / Журнал практического психолога. 1998 — № 7. — С.28-36.

54. vch. narod.ru/file. htm // Методика диагностики уровня эмоционального выгорания (В.В. Бойко).

еще рефераты
Еще работы по психологие