Реферат: Личностные особенности подростков, склонных к табакокурению

ВВЕДЕНИЕ

Курение табака — один из наиболее распространенных видов наркомании, охватывающий большое количество людей и поэтому называющееся бытовой наркоманией. Дымящаяся сигарета доставляет привычному курильщику удовольствие. Особенно остро ощущается потребность в после принятия пищи, во время выпивки, при отрицательных эмоциях и во время напряженной работы. При этом сам вдыхаемый никотин не оказывает какого-либо положительного действия на организм. Сигарета является больше отвлекающим фактором: переключение сознания на нее помогает отодвинуть неприятные мысли, прервать тяжелую работу. Совместное курение облегчает контакт между людьми, является хорошим предлогом для знакомства. Некоторое значение имеют вид красиво раскрашенной коробки, изящная упаковка, манера закуривания, манерное выдыхание дыма.

Курение табака нередко называют эпидемией, чумой XX века. И действительно, в большинстве стран Европы свыше 50% мужчин выкуривают в среднем по 15 сигарет в день. Число курящих женщин колеблется от 10 до 50%, превышая во многих странах 30%-ный рубеж. Несмотря на то что в последние годы доля курящих в большинстве стран уменьшается, абсолютное их число растет, главным образом за счет женщин и молодежи.

Ежегодно во всем мире от болезней, связанных с курением, умирает 3 млн. человек. Ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что в нашей стране курит почти треть всего населения в возрасте от 15 лет и старше. Но редко упоминаются данные Всесоюзной лаборатории по проблемам табакокурения о том, что из 100% систематически курящих лиц лишь 5-7% имеют привычку к курению, а у 93-95% фиксируется табачная зависимость. Табачная зависимость — это хроническое заболевание, которое имеет законное гражданство в «Международной статистической классификации болезней, травм и причин смерти». Как утверждает В.К.Смирнов (единственный в нашей стране доктор медицинских наук по клинике табакокурения): «Лица с табачной зависимостью нуждаются в медицинской помощи, и не простой, а специализированной».

Проблема предупреждения употребления несовершеннолетними психотропных веществ не является лишь частью проблемы профилактики табакокурения взрослых. Несмотря на то, что и подростки и взрослые курят, в психологическом смысле это разные явления. Попытка решить проблему разом для подростков и взрослых, применяя одинаковые методы воздействия (причем в основном медицинские, юридические, как это делается сейчас), вряд ли даст положительный эффект. Это объясняется тем, что психика подростка отличается от психики взрослого человека. Жизнедеятельность подростка во всех своих проявлениях (включая употребление психотропных веществ) развивается по своим специфическим закономерностям.

Актуальность нашей работы определило возрастающее количество подростков страдающих табачной зависимостью и отсутствие эффективной психопрофилактической программы по предупреждению развития табачной зависимости в подростковом возрасте.

Целью исследования было: изучить эффективность программы по профилактике табакокурения.

Объектом является: личностные особенности подростков, склонных аддиктивному поведению.

Предметом работы является личностные особенности подростков, склонных к табакокурению.

В ходе исследования была сформулирована гипотеза: использование эффективной программы по психокоррекции аддиктивного поведения подростков позволит измененить их отношение к употреблению табачных изделий.

В соответствие с целью, предметом и гипотезой были определены следующие задачи:

1. Провести теоретический анализ психологической литературы по изучаемой проблеме.

2. Выявить акцентуации личности курящих подростков;

3.Определить личностные качества подростков склонных к табакокурению;

4. Изучить агрессивность и тревожность курящих подростков;

5. Выявить мотивацию употребления сигарет подростками;

6. Проверка эффективности предложенного тренинга по профилактике табачной зависимости.

В работе использован комплекс методов, подобранных адекватно цели, предметам и задачам исследования:

— теоретические методы: анализ научной литературы по психологии, медицине, педагогике и другим смежным наукам, занимающимся проблемой аддиктивного поведения.

— экспериментальные методы: формирующий эксперимент;

— эмпирические методы: анкетирование, тестовые методики: опросник А.Е. Личко, направленный на определение акцентуации личности подростка; проективная методика: «Несуществующее животное» направленная на выявление личностных качеств, эмоций, энергии, активности, конкретности действия; опросник Басса-Дарки направленный на изучение составных компонентов агрессивности; тест «Тревожность и депрессия», который выявляет психическое состояние, обусловленное неуравновешенностью нервных процессов; тест «Почему вы курите» направленный на определение мотивации табачной зависимости.

База исследования: экспериментальное исследование проводилось среди учащихся средних школ города Москвы. Объем выборки составил 40 человек, среди них мальчиков 23 и девочек 17. Средний возраст в выборке 14 лет. Выборка была разделена на 2 группы по 20 человек: контрольную и экспериментальную. Контрольную группу составляли ученики 8 класса средней образовательной школы № 874, а экспериментальная группу составили учащиеся (8 классов) посещающие “Центр социальной поддержки детей и подростков” г. Одинцово Московской области.


Глава 1. Установки школьников по отношению к табакокурению

1.1 Теоретические аспекты исследуемой проблемы

Проблема приобщения детей к курению табака, несмотря на ее очевидную актуальность, широкого обсуждения в отечественной научной литературе до настоящего времени не получила. Публикации на эту тему в медицинских журналах касаются преимущественно тривиальных данных о вреде курения для здоровья. Однако эта проблема гораздо шире, так как табакокурение, с одной стороны, может оказываться для ребенка одним из первых опытов, когда он сталкивается с противоречивостью и непоследовательностью социальных норм, а с другой — именно с него обычно начинается приобщение детей к употреблению самых разных психоактивных веществ .

Знакомство детей с употреблением табака происходит в раннем детстве при наблюдении за поведением старших. Центральную роль в этом играет семья. Отношение ее членов к курению в самом общем виде может быть представлено следующими четырьмя вариантами: полное неприятие (курение членов семьи исключено, общества курящих стараются избегать), противоречивое, или амбивалентное (к курению посторонних людей отношение безразличное, но курение в семье не допускается), либеральное (одновременное сосуществование порицания курения членов семьи и, с рядом оговорок, его разрешения), патологическое (члены семьи курят независимо от того, присутствует ли при этом ребенок, и не принимают во внимание его интересов). То, что принято в семье, закладывает соответствующее отношение ребенка к табакокурению [31]. Оно органично входит в его сознание, накладывает отпечаток на эмоционально-оценочное отношение к этому занятию и соответствующее поведение ребенка в будущем.

Для лучшего понимания проблемы стоит рассмотреть историю развития табакокурения.

Как известно, в Европу табак завез Колумб, от которого остались следующие записи: «Высадившись на берег, мы отправились в глубь острова. Нас встретило множество почти голых людей, очень стройных и сильных, которые шли из своих деревень с горящими головешками в руках и травой, дым которой они пили. Иные несли одну большую сигару и при каждой остановке зажигали ее. Затем каждый делал из нее 3 — 4 затяжки, выпуская дым через ноздри». Туземцы угощали путешественников табаком, причем сначала курили сами, потом передавали трубку гостям. Отказ от «трубки мира» хозяева рассматривали как недружелюбные действия. Испанцы же не хотели портить отношения с туземцами. Вероятно, эти испанцы и были первыми европейцами, пристрастившимися к курению. На вернувшихся в Испанию моряков смотрели с подозрением: человек выпускает изо рта и носа дым, значит, спутался с нечистой силой. Курильщики завезли семена табака и стали его культивировать [19, 259]

Распространение табака встречало в странах сильное противодействие. В Турции курение табака рассматривалось как нарушение законов Корана, и виноватых сажали на кол. Персидский шах Аббас приказал сжечь торговца, который завез табак в военный лагерь. Римский папа Урбан VII отлучал от церкви тех, кто курил или нюхал табак, а однажды за курение сигар монахов живыми замуровал в стену.

В Россию табак, по-видимому, попал в конце XVI века и тоже был встречен не очень приветливо. За курение полагалось весьма серьезное наказание — от палочных ударов и порки кнутом до отрезания носа и ушей и ссылки в Сибирь. Торговцев табаком ждала смертная казнь. Но постепенно запрет на курение отменялся в одной за другой странах. С годами к вредной привычке приобщились мужчины, женщины, молодые люди, подростки и даже дети. Возникла мода на курение: сигареты, мол, придают девушкам особую элегантность, а юношам мужественность. Обязательной принадлежностью теле- и киногероев стала сигарета [24].

О том, что табак вреден для здоровья, знали давно. Видели, что курильщиков мучает надсадный кашель, знали, что в накуренном помещении трудно дышать, что табак мешает умственной работе. Опыты показали, что животные гибнут под действием никотина. Тогда и родилась фраза: «Капля никотина убивает лошадь». Если быть точным, то каплей чистого никотина можно убить не одну, а целых три лошади. Но курильщики только посмеивались: видно, я крепче лошади, сколько никотина потребил, а жив! Утешали себя: табачный деготь остается на фильтре. Но ничто не проходит бесследно. И все это непременно скажется и на заядлых курильщиках, и на их детях [27].

На Земле ежегодно умирает 1,5 миллионов человек от заболеваний спровоцированных курением. Оно, кроме того, приводит к снижению устойчивости к инфекционным заболеваниям, к ранней потери трудоспособности, а также болезни, вызванные никотином, отнимают у курильщиков 7% рабочего времени. По данным Всемирной организации здравоохранения, 90% всех заболеваний раком легких, 75% всех случаев хронических нефритов и эмфиземы легких, а также 25% всех сердечных заболеваний приходиться на курильщиков [9].

Если рассматривать эту проблему в свете отдельной социальной группы, то одной из самых актуальных будет эта проблема в среде учащихся средней школы. Поскольку влияние сверстников на не сформировавшееся сознание ученика очень велико, то причин для беспокойства достаточно много. Помимо влияния окружающих, есть личное стремление «поспешного взросления» свойственно многим современным детям. Влияние может исходить и от родителей, как дурной пример и просто от взрослых, не находящих в этом ничего плохого. Детям необходимо большее внимание, как со стороны родителей, так и со стороны учителей, которым надо больше наблюдать за стремлениями и наклонностями учащихся, — говорит о проблеме курения учащихся П. Петронис [15].

М. Черняускене пишет, что курение учащихся, в первую очередь, сказывается на нервной и сердечной — сосудистой системах. В 12-15 лет они уже жалуются на отдышку при физической нагрузке [8]. В результате многолетних наблюдений французский доктор Декалзне еще 100 лет назад пришел к убеждению, что даже незначительное курение вызывает у детей малокровие и расстройство пищеварения.

Курение школьников замедляет их физическое и психическое развитие. Состояние здоровья, подорванное курением, не позволяет выбрать род занятий по душе, добиться успеха (например, юношам стать летчиками, спортсменами, девушкам — балеринами, певицами и др.).

Курение отрицательно влияет на успеваемость школьника. Число неуспевающих возрастает в тех классах, где больше курящих.

Курение и школьник не совместимы. Школьные годы — это годы роста как физического, так и умственного. Организму нужно много сил, чтобы справиться со всеми нагрузками. Как известно, навыки, привычки, усвоенные в школьном возрасте, самые прочные. Это относиться не только к полезным, но и к вредным привычкам. Чем раньше дети, подростки, юноши, девушки познакомятся с курением и начнут курить, тем быстрее привыкнут к нему, и в дальнейшем отказаться от курения будет очень трудно.

1.2 Процесс формирования личности подростка и особенности его развития

Процесс восхождения от индивида через индивидуальность к личности можно, в какой то мере, рассматривать и как процесс социализации (влияния общества) с одной стороны и как процесс самосовершенствования человека изнутри, с другой.

Социализация человека начинается с самого раннего возраста и продолжается на протяжении всей его жизни. Избежать этого процесса во взрослом возрасте человек может, лишь изолировав себя от общества, однако в реальной жизни это сделать практически невозможно.

На процесс социализации личности влияет всякого рода факторы, но основными можно выделить биологические и социальные. От того, какого рода гены заложены в человека, во многом зависит его развитие, особенно на ранней стадии. Но не обязательно у гениальных родителей рождаются гениальные дети. Очень многое зависит и от окружения, в котором воспитывается человек [22].

Процесс социализации в основном идет в семье, но чем старше ребенок, тем менее он зависим от семьи, и тем большее влияние на него оказывает «улица», школа и т. д. Причем очень важно наличие и женского и мужского начала в процессе первичной социализации, когда большая часть информации закладывается на подсознательном уровне. В более же старшем возрасте, на социализацию человека особенно важное влияние оказывает трудовой коллектив и общество в целом [13].

Процесс социализации отдельной личности неразрывно связан с развитием всего общества, а в настоящее время, в связи с открытость границ и возможностью получения информации со всего мира, и всего человечества.

Процесс социализации учащихся имеет ряд особенностей, они связаны и с гормональными изменениями в организме, черты порывистости, неустойчивости желаний, нетерпимости, дерзости, любопытства, готовности к жертвам и т.д., усугубляемые переживаниями неуверенности и амбивалентности (двойственности) социального статуса учащегося-подростка (уже не ребенок, но еще не взрослый). Перед учащимся стоит ряд социальных задач: освоить новые роли, перенять семейно-брачные установки, подготовиться к экономически самостоятельной жизни, интернализовать ряд ценностей и норм как основу убеждений и социально ответственного поведения.

Для учащихся с их социальной неуверенностью характерно объединение в однородные по возрасту и социальной принадлежности группы сверстников с особой молодежной субкультурой. Ценностные ориентации и нормы группы адаптируют подростка к самостоятельной жизни, удовлетворяя одновременно и специфически молодежные потребности в стиле поведения, моде, досуге, коммуникации. Факторы, отдаляющие подростковую субкультуру от мира взрослых, связаны с противоречивостью норм взрослой жизни, резкими культурными и технологическими изменениями, одиночеством, противоречивым влиянием средств массовой коммуникации, неустойчивостью социальной среды. В таких условия группы учащихся-подростков и молодежи тяготеют к различным формам отклоняющегося поведения – от социально отчужденных форм до агрессии, фанатизма. Сюда входят и такие формы поведения как курение, употребление алкоголя и наркотиков [16].

Данные формы поведения становятся проблемой не только определенной рассматриваемой нами группы, но и всего общества в целом.

Курение является социальной проблемой общества, как для его курящей, так и для некурящей части. Для первой – проблемой является бросить курить, для второй – избежать влияния курящего общества и не «заразиться» их привычкой, а также – сохранить своё здоровье от продуктов курения, поскольку вещества входящие в выдыхаемый курильщиками дым, не на много безопаснее того, если бы человек сам курил и принимал в себя никотин и многое другое, что входящее в зажжённую сигарету [34].

Сложности, сопутствующие психическому развитию в подростковом возрасте, во многом связаны с тем, что существенные психические изменения не сопровождаются внешними трансформациями в статусе, материальном или социальном происхождении детей, а потому не всегда своевременно осознаются взрослыми. Особенности поведения подростков, их стремление к созданию собственной «культуры», к более тесным контактам со сверстниками, а не со взрослыми, объясняются именно их материальным положением – уже не дети, но еще и не взрослые. Высокая эмоциональная возбудимость усиливает сензитивность подростков к негативным реакциям взрослых, к собственной неуспешности, внешней непривлекательности, часто вымышленной, а частично связанной с быстрым ростом и созреванием. Это делает их самооценку особенно неустойчивой, ситуативной, повышает вероятность отклонений в поведении и общении.

Сложности обусловлены тем, что психофизические особенности подросткового возраста стимулируют психологические изменения, они связаны и с условиями его жизни. Так, сроки наступления полового созревания и его интенсивность зависят от многих факторов: состояния здоровья, характера питания, климата, бытовых и социально-экономических условий. Истоки эмоциональной нестабильности так же лежат не только в физиологических изменениях, но и в социальных условиях. Интенсивный рост, увеличение массы тела опережают развитие мускулатуры, что приводит к некоторой непропорциональности тела. Поэтому подростки часто испытывают чувство неловкости, у них резко повышается интерес к своей внешности. Острое недовольство своей внешностью, неприятие ее приводят к нарушению соматической идентичности, формирующейся в данный период. Это может стать основой многих отклонений в становлении личностной идентичности и цельности, снизить самооценку, особенно ее эмоциональный компонент.

Говоря о познавательных психических процессах, следует отметить, что в подростковом возрасте завершается их становление как сознательных и произвольных, т.е. высших, культурных форм познания. Интеллектуализация восприятия, памяти, внимания обусловлена не только их усиливающейся связью с мышлением, но и все более обобщенным и абстрактным характером опосредующих знаков.

Развитие формально-логического мышления подростков проявляется в том, что может абстрагироваться от наглядного материала и строить свои рассуждения в вербальном, идеальном, плане. Ж.Пиаже установил, что в возрасте от 11 до 15 лет происходит последняя фундаментальная децентрализация, что способствует развитию гипотетико-дедуктивного мышления. У подростка появляется способность абстрагировать понятия от действительности, формулировать и перебирать альтернативные гипотезы и делать предметом анализа собственную мысль.

Не менее значимым является становление рефлексии, умение осознавать ход своих мыслей, понять причины своих поступков, своего эмоционального состояния.

Творческая деятельность подростка приводит к какому-то результату, он часто получает удовольствие от самого процесса фантазирования. Креативность, творчество, так же как и рефлексия, непосредственно связанны с развитием личности, с появляющимися и все более осознанным стремлением к самоактуализации.

Для подростка важны не только контакты, но и признание сверстниками. Фрустрированная потребность быть значимым в своей референтной группе может вызвать серьезные отклонения в социализации и личностном росте. Ориентация на нормы группы и стремление и стремление им соответствовать повышают конформность, которая, по данным многих психологов, наиболее высока именно в 12-13 лет [38].

По сравнению с младшими подростками, у старших подростков и у юношей намного сильнее развита способность к взаимному пониманию. Это помогает выстраивать контакты с окружающими, завязывать новые знакомства. Лучшее понимание себя помогает подросткам понять и других, повышает эмпатию, сознание чужих проблем и личностных особенностей. Того же эмоционального отклика ждут и от приятелей. Предполагается, что друзья сейчас должны быть лояльными и заслуживающими доверия, хранить секреты и помогать в трудных ситуациях, не предавать в беде. Подростки понимают, что люди могут иметь много друзей, но значение и глубина этих отношений различна и может изменяться со временем.

При этом необходимо учитывать уровень развития, ценностные ориентации той группы, в которую входит подросток, чтобы понять, что может дать ей подростков и что группа может дать ему. Особенно важен в этом плане анализ ценностей и содержание деятельности неформальных групп. Проводя в таких группах большую часть времени, черпая из общения в них более ценную информацию, следуя образцам, подростки формируют неправильность своего поведения, которое может быть как просоциальным, так и асоциальным. Девиантность, отклоняющееся поведение, которое с высокой степенью достоверности может быть диагностировано уже в этом возрасте, связано с не успешностью детей в просоциальных формах деятельности – учебе, общении с близкими взрослыми и педагогами. Естественно, что все эти трудности появляются не в подростковом периоде, но значительно раньше, однако в это время они становятся устойчивыми, а не ситуативными. Те негативные черты в поведении и в личности, которые достаточно легко можно было компенсировать у младшего школьника, превращаются в черты характера подростка и с большим трудом поддаются коррекции.

Не менее значимым для психического развития является общение подростков со взрослыми, в частности с родителями, однако именно в этой форме сконцентрировано большинство конфликтов. Их главная причина с противоречивостью позиции и внутреннего мира подростка. С одной стороны, он нуждается в любви и заботе родителей, в их совете, с другой – испытывается сильное желание быть самостоятельным, равным в правах с родителями и другими взрослыми. Поэтому для подростка характерно амбивалентное отношение к взрослым: стремление к эмансипации и, одновременно, зависимость от их мнения. На отношения родителей и подростков влияют несколько факторов. Это, прежде всего, стиль воспитания, принятый в семье, и особенности эмоциональных отношений членов семьи с ребенком.

Отсутствие контроля может стать причиной проблем с успеваемостью, в отношениях с учителями, особенно у тревожных, не очень уверенных и одаренных детей. В этом случае неформальные группы сверстников, иногда и в компании с асоциальной направленностью, могут заместить и родителей, и педагогов.

Общение влияет не только на процесс социализации, но и на формирование личности подростков. В данной сфере происходят, пожалуй, самые значительные изменения в этом возрасте. Формирование «Я — концепции» — это результат рефлексии, самопознания, а также появление образа другого, в качестве которого чаще всего выступает ровесник. Идентификация со сверстниками представляет собой определенный этап формирования «образа – Я» подростка [37].

Характеризуя подростковый возраст, многие отечественные психологи писали о том, что одним из центральных новообразований этого периода является чувство взрослости, которое выражается в стремлении к независимости, самостоятельности, в утверждении своего личного достоинства.

Э. Эриксон также подчеркивал важность временной перспективы для формирования идентичности, так как одной из характеристик цельности личности является связь между прошлым (детством) и будущим (взрослостью). Эго – идентичность либо чувство неопределенности, ролевого смешения, — это основные новообразования подросткового возраста [28].

Переход к подростковому возрасту характеризуется глубокими изменениями условий, влияющих на личностное развитие ребенка. Они касаются физиологии организма, отношений, складывающихся у подростков со взрослыми людьми и сверстниками, уровня развития познавательных процессов, интеллекта и способностей. Во всем этом намечается переход от детства к взрослости. Организм ребенка начинает быстро перестраиваться и превращаться в организм взрослого человека. Центр физической и духовной жизни ребенка перемещается из дома во внешний мир, переходит в среду сверстников и взрослых. Отношения в группах сверстников строятся на более серьезные, чем развлекательные совместные игры, делах, охватывающих широкий диапазон видов деятельности, от совместного труда над чем-нибудь до личного общения на жизненно важные темы. Во все эти новые отношения с людьми подросток вступает, уже будучи интеллектуально достаточно развитым человеком и располагая способностями, которые позволяют ему занять определенное место в системе взаимоотношений со сверстниками.

Подростничество — это самый трудный и сложный из всех детских возрастов, представляющий собой период становления личности. Вместе с тем это самый ответственный период, поскольку здесь складываются основы нравственности, формируются социальные установки, отношения к себе, к людям, к обществу. Кроме того, в данном возрасте стабилизируются черты характера и основные формы межличностного поведения. Главные мотивационные линии этого возрастного периода, связанные с активным стремлением к личностному самосовершенствованию, — это самопознание, самовыражение и самоутверждение [39].

В начале подросткового возраста у ребенка появляется и усиливается стремление быть похожим на старших, детей и взрослых. Приобрести качества взрослости стремятся все без исключения подростки. Видя проявления этих качеств у старших людей, подросток часто некритически подражает им. Собственное стремление подростков к взрослости усиливается за счет того, что и сами взрослые начинают относиться к подросткам уже не как к детям, а более серьезно и требовательно. С подростка спрашивают больше, чем с младшего школьника, но ему многое и разрешается из того, что не позволяется первоклассникам.

В подростковом возрасте изменяются содержание и роль подражания в развитии личности. Если на ранних ступенях онтогенеза оно носит стихийный характер, мало контролируется сознанием и волей ребенка, то с наступлением подростничества подражание становится управляемым, начинает обслуживать многочисленные потребности интеллектуального и личностного самосовершенствования ребенка. Новый этап в развитии этой формы научения у подростков начинается с подражания внешним атрибутам взрослости.

Для мальчиков-подростков объектом подражания часто становится тот человек, который ведет себя «как настоящий мужчина» и обладает силой воли, выдержкой, смелостью, мужеством, выносливостью, верностью дружбе. У девочек развивается тенденция подражать тем, кто выглядит «как настоящая женщина»: старшим подругам, привлекательным, пользующимся популярностью взрослым женщинам [22].

В подростковом возрасте продолжается процесс формирования и развития самосознания ребенка. В отличие от предыдущих возрастных этапов он так же, как и подражание, меняет свою ориентацию и становится направленным на сознание человеком своих личностных особенностей. Совершенствование самосознания в подростковом возрасте характеризуется особенным вниманием ребенка к собственным недостаткам. Желательный образ «Я» у подростков обычно складывается из ценимых ими достоинств других людей.

В VII — VIII классах школы некоторые подростки начинают систематически и целенаправленно заниматься самовоспитанием. Подростки любят приключенческие, романтические фильмы и соответствующую литературу, так как именно в них встречаются герои, обладающие нужными качествами мужественности, смелости, характером и силой воли. Подростки пытаются подражать этим героям в жизни, воспроизводя в играх и создаваемых ими ситуациях сцены, прочитанные в книгах или увиденные в фильмах. Это особенно типично для младших подростков в возрасте от 11 до 13 лет.

Весьма распространенным среди современных подростков способом развития у себя волевых качеств личности являются занятия видами спорта, связанными с большой физической нагрузкой и риском такие, где требуются незаурядная сила и мужество. Это — бокс, борьба, тяжелая атлетика, хоккей. Увлекаясь многими видами спортивных занятий вначале ради развития волевых личностных качеств, некоторые подростки затем продолжают заниматься ими же для достижения высоких результатов. Благодаря этому получает дальнейшее развитие мотивация достижения успехов [14].

Стремление к выработке у себя полезных качеств личности, характерных для взрослых людей одного с ними пола, свойственно не только мальчикам-подросткам, но и девочкам-подросткам, Однако в отличие от мальчиков выработка специфических качеств личности, аналогичных волевым, у девочек идет по иному пути. Девочки-подростки особенно стараются преуспеть в учебе, много занимаются теми школьными предметами, где у них что-то не получается.

Описанные полоролевые различия между мальчиками и девочками способствуют тому, что у них вырабатываются настойчивость и работоспособность как раз в таких видах деятельности, которыми им придется заниматься, став взрослыми [25].

Психофизиологические особенности подросткового возраста обусловлены главным физиологическим новообразованием данного этапа онтогенеза, который определяется как формирование репродуктивной функции, или половое созревание Биологические изменения, связанные с половым созреванием, развиваются постепенно, и в этом процессе выделяют несколько стадий (от трех до пяти).

Существует несколько периодизаций полового созревания, в основном опирающихся на описание изменений половых органов и вторичных половых признаков. Как у мальчиков, так и у девочек можно выделить пять стадий полового созревания [11].

Первая стадия – детство (инфантилизм). Для нее характерно медленное, практически незаметное развитие репродуктивной системы. Эта стадия завершается в 8-10 лет у девочек и 10-13 лет у мальчиков.

Вторая стадия – гипофизарная – отмечает начало пубертата. Изменения, возникающие на этом этапе, обусловлены активацией гипофиза. Стадия оканчивается, как правило, у девочек в 9-12 лет, у мальчиков 12-14 лет.

Третья стадия – этап активизации половых желез (стадия активизации гонад).

Четвертая стадия – максимального стероидогенеза – начинается в 10-13 лет у девочек и 12-16 лет у мальчиков. На этой стадии под влиянием гонадотропных гормонов наибольшей активности достигают половые железы.

Пятая стадия – окончательное формирование репродуктивной системы начинается в 11-14 лет у девушек и 15-17 лет у юношей.

Нервная система подростков и взрослых существенно различается. В подростковом возрасте усиливается активность симпатоадреналовой системы, при этом пик ее активности приходится у мальчиков 14 лет, а у девочек 12-13 лет. У всех подростков она снижается к 17-18 годам. Временное повышение активности симпатического звена вегетативной регуляции обеспечивает в подростковом возрасте адекватное энергообеспечение и адаптацию различных систем организма к внешним условиям. Это биологически целесообразно в период интенсивного роста и развития.

Провоцирующими факторами отклоняющегося, аддиктивного поведения считаются нервно-психическая неустойчивость, акцентуации характера (гипертимный, неустойчивый, конформный, истероидний, эпилептоидный типы), поведенческие реакции группирования, реакции эмансипации и другие особенности подросткового возраста (Личко A.Е., 1986, Жмуров В. А., 1994, Шабанов П. Д., Штакельберг О.Ю., 2000, Овчарова Р.В., 2000 и др.). К этим факторам необходимо отнести особенности, обусловленные характерными для этого периода реакциями: эмансипации, группирования, увлечения (хобби), и формирующимися сексуальным влечениям (Личко А.Е.,1986). Существует ряд поведенческих стереотипов, характерных для этого возрастного периода. К ним относятся реакция оппозиции, реакции имитации, реакции отрицательной имитации, реакция компенсации, реакция гиперкомпенсации, реакция эмансипации, реакция группирования и реакция увлечения.

Реакция оппозиции вызывается завышенными претензиями к деятельности и поведению подростка, излишними ограничениями, невниманием к его интересам окружающих взрослых. Реакция оппозиции может быть вызвана и чрезвычайными требованиями к ребенку, непосильной для него учебной или какой-либо другой нагрузкой, конфликтами в семье, школьной неуспеваемостью, несправедливостью. В зависимости от характерологических и эмоциональных особенностей подростка протест иногда проявляется активно в виде грубости, агрессивности, жестокости, демонстративных попыток самоубийства и т. п., или в пассивной форме — в виде отказа от еды, прогулов занятий и побегов из дома [1].

Реакция имитации проявляется в подражании определенному лицу, образцу. В детстве имитируется поведение родителей, близких родственников, воспитателей и т.п. Иногда образцом может стать и антисоциальный герой. Известно, какое влияние оказывает на подростковую преступность возвеличивание преступника-супермена. Пропаганда уголовного романтизма, распространившаяся в последнее время, может оказать отрицательное косвенное влияние на самосознание подростка.

Реакция отрицательной имитации — поведение, нарочито противопоставленное навязываемой модели. Если модель отрицательна, то эта реакция является положительной.

Реакция компенсации — восполнение неудач в одной области подчеркнутым успехом в другой области. Неудачи в учебе могут компенсироваться «смелым» поведением.

Реакция гиперкомпенсации — неустойчивое стремление к успеху в наиболее трудной для себя области деятельности. Присущая подростку робость может побудить его к отчаянному поведению, к вызывающему поступку. Крайне чувствительный и застенчивый подросток выбирает мужественный вид спорта: бокс, карате и т. п.

Реакция эмансипации — стремление освободиться от навязчивой опеки старших, самоутвердиться. Крайнее проявление — отрицание стандартов, общепринятых ценностей, норм закона, бродяжничество.

Реакция группирования — объединение в группы сверстников. Подростковые группы отличаются одноплановостью, однородной направленностью, территориальной общностью, борьбой за господство на своей территории (во дворе, на своей улице), примитивной символикой. Реакция группирования в значительной степени объясняет то, что подавляющее большинство подростков приобщаются к табакокурению в группе сверстников.

Именно реакция группирования со сверстниками, учитывая «тенденцию расхождения статусов» — «чем выше статус подростка стихийной группы, тем ниже он в официальном коллективе», — дает возможность подростку для достижения и выражения своего авторитета [16].

Реакция увлечения проявляется в самых разнообразных подростковых увлечениях: поп-музыка, стиль одежды, стремление к получению легкой информации, не требующей больших размышлений и используемой для самого процесса общения (пустые многочасовые разговоры у подъезда), увлечения, связанные с чувством азарта; увлечения, обеспечивающие всеобщий успех, внимание (артист, гитарист, чемпион, модница и т. п.); увлечения, связанные с физическим самоутверждением, овладением престижными навыками (водить машину, мотоцикл).

Перечисленные реакции лежат в основе и формируют «закон подростковой моды» всех времён: обязательными элементами которой являются:

а) униформа (одинаковые джинсы, прическа, кольца, браслеты, привычки и т. д.);

б) язык (вербальный и невербальный);

в) места дислокации;

г) ритуалы (приёма в группу, особенности проведения досуга, контроль за членами группы и т. д.);

д) поведение (элементы эпатажности, вызывающие недовольство старшего поколения).

Предшествующая социальная дезадаптация создает «благоприятные» условия для формирования большинства типов акцентуаций характера. В подростковом возрасте именно в силу акцентуацией характера подросток не удерживается ни в школе, ни в интернате, быстро бросает ту работу, куда ещё недавно устроился. Столь же напряженными, полными конфликтов или патологических зависимостей, оказываются семейные отношения. Нарушается адаптация к среде сверстников, которая ограничивается небольшой группой подростков, ведущих аналогичный, большей частью асоциальный образ жизни. Рассмотрим только некоторые типы, наиболее склонные к проявлению девиантного поведения, описанные А. Е. Личко (1977).

Гипертимный тип. Гипертимные подростки с детства отличаются большой подвижностью, общительностью, caмостоятельностью, склонностью к озорству, недостатком чувства дистанции в отношении со взрослыми. Первые трудности могут выявиться при поступлении в школу. При хороших способностях, живом уме, умении все схватывать на лету обнаруживаются неусидчивость, отвлекаемость, недисциплинированность.

Реакция эмансипации бывает особенно отчетливой. В силу этого с родителями, педагогами, воспитателями легко возникают конфликты. Наставления и нравоучения вызывают только усиление «борьбы за самостоятельность», нарочитое нарушение правил и порядков.

Реакция группирования проходит не только под знаком постоянного тяготения к компаниям сверстников, но и стремления к лидерству в этих компаниях. В отношении лидерства в неформальных группах сверстников гипертимы обычно достигают успеха. Гипертимные подростки склонны к групповым формам деликвентного поведения и нередко сами становятся вдохновителями правонарушений, на которые их толкает не только жажда развлечений или желание заполучить средства для удовольствия. Элемент риска также привлекателен для них. Алкоголизация представляет для гипертима серьёзную опасность с подросткового возраста. Выпивают они в компании с приятелями, предпочитают неглубокие эйфоризирующие стадии опьянения, но легко становятся на путь частых и регулярных выпивок.

Эпилептоидный тип. Многие особенности эпилептоидного характера являются компенсаторными при медленно развивающемся или неглубоком поражении мозга. Главной чертой эпилептоидного типа является склонность к дисфориям и тесно связанная с ней аффективная взрывчатость, напряженное состояние инстинктивной сферы, иногда достигающее аномалий влечений, а также вязкость, тугоподвижность, тяжеловесность, инертность, откладывающие отпечаток на всей психике — от моторики и эмоциональности до мышления и личностных ценностей. Дисфории, длящиеся часами и днями, отличает злобно-тоскливая окраска настроения, накипающее раздражение, поиск объекта, на котором можно сорвать зло. Аффективные разрядки эпилептоида лишь при первом впечатлении кажутся внезапными. Аффекты не только очень сильны, но и продолжительны – эпилептоид долго не может остыть.

С первых лет дети могут подолгу, многими часами плакать, и их невозможно бывает ни утешать, ни отвлечь, ни приструнить. В детстве дисфории проявляются капризами, стремлением нарочито изводить окружающих, хмурой озлобленностью. Рано могут обнаружиться садистические склонности — такие дети любят мучить животных, исподтишка избивать и дразнить младших и слабых, издеваться над беспомощными и неспособными дать отпор. В детской компании они претендуют не просто на лидерство, а на роль властелина, устанавливающего свои правила игр и взаимоотношений, диктующего всем и все, но всегда в свою пользу.

В первые школьные годы выступает мелочная скрупулезность в ведении тетрадей, всего ученического хозяйства, но эта повышенная аккуратность превращается в самоцель и может полностью заслонить суть дела, саму учебу.

В подавляющем большинстве случаев картина эпилептоидной психопатии развертывается лишь в период полового созревания – от 12 до 19 лет. В этот период дисфории обычно выступают на первый план. Подростки сами начинают отмечать их спонтанность («на меня находит»), проявляются они и апатией, бездельем, бесцельным сидением с угрюмо-хмурым видом. Такие состояния постепенно развиваются и ослабевают. Аффективные разряды могут быть следствием дисфории — подростки сами ищут повод для скандала. Повод для гнева может быть мал и ничтожен, но он всегда сопряжен хотя бы с незначительным ущемлением интересов. В аффекте выступает безудержная ярость — циничная брань, жестокие побои, безразличие к слабости и беспомощности противника и неспособность учесть его превосходящую силу. В драке обнаруживается тенденция бить по гениталиям. Вегетативный аккомпанемент аффекта также ярко выражен – в гневе лицо наливается кровью, выступает пот и т. д.

У эпилептоидных подростков алкоголизация проявляется в особой манере поведения. После первых опьянений может возникнуть потребность пить «до отключения». В отличие от большинства современных подростков эпилептоиды предпочитают пить не вино, а водку и другие крепкие напитки. У них часто наблюдаются амнестические формы опьянения, когда совершаются поступки, о которых не сохраняется воспоминаний. Иногда такие поступки совершаются как бы автоматически, каким-то не понятным для самого подростка образом, и потом удивляют их и смущают не менее чем окружающих. Эпилептоидные подростки менее склонны к употреблению неалкогольных наркотиков. Такие формы расстройства, как дромомания и пиромания, встречаются относительно редко.

Серьезные трудности для анализа представляет склонность к суицидальному поведению. В отличие от сходных поступком истероидов, добивающихся внимания к своей особе, здесь суицидальные демонстрации всегда были спровоцированы наказаниями, которые подростками трактовались, как несправедливые и всегда были окрашены чувством мести в отношении обидчика, и призваны доставить ему серьезные неприятности.

Реакция эмансипации у эпилептоидных подростков нередко протекает очень тяжело. Дело может доходить до полного разрыва с родными, в отношении которых выступают крайняя озлобленность, мстительность. Эпилептоидные подростки не только требуют свободы, самостоятельности, избавления от власти, но и «прав»: своей доли имущества, жилища, материальных благ. В отличие от представителей других типов эпилептоидные подростки не склонны генерировать реакцию эмансипации с родителей на все старшее поколение, на существующие обычаи и порядки. Реакция группирования со сверстниками тесно сопряжена со стремлением к властвованию, поэтому охотно выискивается компания младших, слабых, неспособных дать отпор. В группе такие подростки хотят устанавливать свои порядки, выгодные для них самих. Симпатиями они не пользуются, и их власть держится на страхе перед ними. Они чувствуют себя нередко на высоте в условиях жестокого дисциплинарного режима, где умеют угодить начальству, добиться определенных преимуществ, завладеть формальными постами, дающими в их руки определенную власть, установить диктат над другими и использовать свое положение в собственной выгоде.

Реакция увлечения обычно бывает выражена достаточно ярко. Почти все эпилептоиды отдают дань азартным играм. В них пробуждается почти инстинктивная тяга к обогащению. В спорте заманчивым кажется то, что позволяет развить физическую силу.

Эпилептоидный тип характера является одним из весьма трудных для социальной адаптации. В случае явных акцентуаций при внешне удовлетворительной адаптации жизненный путь может быть переполнен конфликтами и поведенческими нарушениями, и даже при скрытой акцентуации возможны неожиданные тяжкие конфликты.

Истероидный тип. Его главная черта – беспредельный эгоцентризм, ненасытная жажда постоянного внимания к своей особе, восхищения, почитания сочувствия.

На худой конец, пpeдпочитаются даже негодование или ненависть, направленные в свой адрес, но только не безразличие и равнодушие, только не перспектива остаться незамеченным. Внушаемость, которую нередко выдвигают на первый план, отличается избирательностью: от нее ничего не остается, если обстановка внушения не льет воду на мельницу эгоцентризма. Лживость и фантазирование целиком направлены на приукрашение своей персоны. Кажущаяся эмоциональность в действительности оборачивается отсутствием глубоких искренних чувств при большой экспрессии, театральности, склонности к рисовке и позерству.

Среди поведенческих проявлений истероидности у подростков на первое место следует поставить суицидальность. Речь идет о несерьезных попытках, демонстрациях, суицидальном шантаже. Способы при этом избираются либо безопасные (порезы вен, лекарства из домашней аптечки), либо рассчитанные на то, что серьезная попытка будет предупреждена окружающими (приготовление к повешению, изображение попытки выпрыгнуть из окна или броситься под транспорт на глазах у присутствующих и т. п.). Обильная суицидальная «сигнализация» нередко предшествует демонстрации или сопровождает ее: пишутся записки, делаются «тайные» признания приятелям и т.п., нередко причиной, толкнувшей истероидного подростка на «суицид», называется неудачная любовь. Часто это просто выдумка. Действительной причиной обычно служит уязвленное самолюбие, утрата ценного для этого подростка внимания, лишиться ореола избранника.

Алкоголизм или употребление наркотиков у истероидных подростков также носит демонстративный характер. Выпивают истероидные подростки немного, предпочитают лёгкие степени опьянения, однако не прочь прихвастнуть огромным количеством выпитого, способностью пить, не пьянея или изысканным выбором алкогольных напитков. Однако они не склонны изображать алкоголиков, так как эта роль не сулит им ни ореола необычности, ни любопытных взоров. Зато нередко они готовы представить себя настоящими наркоманами. Наслышавшись о наркотиках или испробовав раз-другой тот или иной суррогат, истероидный подросток начинает расписывать свои наркотические эксцессы, необычный «кайф».

Делинквентность истероидных подростков обычно носит несерьезный характер. Речь идет о прогулах, нежелании учиться и работать, так как «серая жизнь» их не удовлетворяет, а занять видное место в учебе или труде не хватает ни способностей, ни настойчивости. Столкновения бывают также по поводу вызывающего поведения в общественных местах, шумных скандалов. В более серьезных случаях приходится сталкиваться с мошенничеством, подделкой чеков или документов, обманом и обворовыванием лиц, к которым втерлись в доверие. Истероиды избегают тяжких преступлений, связанных с насилием, грабежом, риском.

Побеги из дома могут начинаться с первых классов школы или даже в дошкольном возрасте. Обычно они связаны с наказаниями, имевшими место, или ожиданиями, или обусловлены одной из детских поведенческих реакций реакцией оппозиции. Эта реакция связана у детей и подростков чаще всего с утратой прежнего внимания со стороны близких. У истероидных подростков сохраняются черты детских реакций оппозиции и имитации и др. Проявления реакции оппозиции могут быть теми же, что и в детстве: уход в болезнь, попытки избавиться от того, на кого внимание переключилось (отчим, мачеха), но чаще всего эта оппозиции проявляется подростковыми нарушениями поведения — выпивка, наркотики, прогулы, воровство, асоциальные компании, которые предназначаются для того, чтобы просигнализировать: «верните мне прежнее внимание, иначе я собьюсь с пути».

Реакция эмансипации может иметь бурные внешние проявления — побеги из дома, конфликты с родными и старшими, громогласные требования свободы и самостоятельности. Однако настоящая потребность в свободе и самостоятельности не характерна для подростков данного типа.

Реакция группирования со сверстниками всегда сопряжена с претензиями на лидерство или на исключительное положение в группе. Но они всегда оказываются лидерами на час — перед неожиданными трудностями пасуют, друзей легко предают, лишенные восхищенных взоров сразу теряют весь задор. В условиях замкнутых подростковых групп, например в закрытых учреждениях, с регламентированными режимами, где произвольная смена компании затруднена, для того чтобы занять исключительное положение, нередко избирается иной путь. Истероидные подростки охотно принимают из рук взрослых формальные лидерские функции — должности старост, организаторов всякого рода мероприятий и т.п.

Неустойчивый тип. В детстве они отличаются непослушанием, непоседливостью, всюду и во все лезут, но при этом трусливы, боятся наказаний, легко подчиняются другим детям. Элементарные правила поведения усваиваются с трудом. За ними все время приходится следить. У некоторых из них встречаются симптомы невропатии (заикание, ночной энурез и т. д.).

С первых классов школы нет желания учиться. Только при непосредственном и строгом контроле, нехотя подчиняясь они выполняют задания, всегда ищут случаи отлынивания от занятий. Вместе с тем, рано обнаруживается повышенная тяга к развлечениям, удовольствиям, праздности, безделью. Они убегают с уроков в кино или просто погулять по улице. Могут ради компании просто сбежать из дома. Все дурное словно липнет к ним. Склонность к имитации у неустойчивых подростков отличается избирательностью: образами для подражания служат те модели поведения, которые сулят немедленные наслаждения, смену легких впечатлений, развлечения. Еще детьми они начинают курить. Легко идут на мелкие кражи, готовы все дни напролет проводить в уличных компаниях. В подростковом возрасте тяготеют к более острым ощущениям — в ход идут хулиганские поступки алкоголь, наркотики. Делинквентность этих подростков – это, прежде всего желание поразвлечься. Выпивки начинаются рано и всегда в компаниях асоциальных подростков. Поиск необычных впечатлений легко толкает на знакомство с наркотиками, разного рода их суррогатами. О возникающих при их действии необычных ощущениях и иллюзорных переживаниях делятся с приятелями.

С наступлением пубертатного периода такие подростки стремятся высвободиться из-под родительской опеки. Реакция эмансипации у неустойчивых подростков тесно сопряжена все с теми же желаниями удовольствия и развлечения. Истинной любви к родителям они никогда не питают. Родные для них — лишь источник средств для наслаждений.

Не способные сами занять себя, они очень плохо переносят одиночество и рано тянутся к уличным подростковым группам. Трусость и недостаточная инициативность не позволяют им занять место лидера. Обычно они становятся орудиями таких групп. Угон автомашин и мотоциклов с целью покататься составляет существенную часть их делинквентности.

Учеба забрасывается. Никакой труд не становится привлекательным. Поражает их равнодушие к своему будущему, они не строят планов, не мечтает о какой – либо профессии или о каком – либо положении для себя. Они целиком живут настоящим, желая извлечь из него максимум развлечений и удовольствий. Трудности, испытания, неприятности, угроза наказаний – все это вызывает одинаковую реакцию – убежать подальше.

Слабоволие является одной из основных черт неустойчивых. Именно слабоволие позволяет удержать их в обстановке сурового и жестко регламентированного режима. Слабое место неустойчивых подростков – безнадзорность, попустительство взрослых, открывающее просторы для праздности и безделья. Лживость собственно неустойчивых подростков всегда обусловлена ситуацией. Она более всего служит цели избежать наказания, выпутаться из трудностей, заполучить какие- либо блага.

Конформный тип. П.Б. Ганнушкин метко описал некоторые черты этого типа – постоянная готовность подчиняться голосу большинства, шаблонность, банальность, склонность к ходячей морали, благонравию, консерватизму. Главная черта этого типа – постоянная и чрезмерная конформность к своему непосредственному, привычному окружению. Этим личностям свойственны недоверие и настороженное отношение к незнакомцам. Их главное качество, главное кредо – «думать как все», стараться, чтобы все у них было «как у всех» — от одежды и домашней обстановки до мировоззрения и суждений по животрепещущим вопросам. Под «всеми» обычно подразумевается непосредственное окружение. Конформная личность – полностью продукт своей среды. В хорошем окружении – это неплохие люди и неплохие работники. Но, попав в дурную среду, они со временем усваивают все её обычаи и привычки, манеры и правила поведения, как бы они ни противоречили уже имеющимся и каким бы пагубным оно ни было. Конформные подростки, лишенные собственной критичности и инициативы, «за компанию» легко спиваются, могут быть подбиты на употребление наркотиков и других психоактивных веществ, могут быть втянуты в групповые правонарушения, на побег из дома или на расправу с «чужаком».

Мы остановились только на некоторых характерологических типах подросткового возраста, которые в большинстве своем составляют группу риска и требуют повышенного внимания.

Основным мотивом поведения подростков, склонных к аддиктивному поведению, является бегство от невыносимой реальности. Но чаще встречаются внутренние причины, такие как переживание стойких неудач в школе и конфликты с родителями, учителями, сверстниками, чувство одиночества, утраты смысла жизни, полная не востребованность в будущем и личная несостоятельность во всех видах деятельности и многое другое. От всего этого хочется убежать, заглушить и изменить свое психическое состояние, пусть временно, но в «лучшую» сторону. Личная жизнь, учебная деятельность и окружающая их среда рассматриваются ими чаще всего как «серые», «скучные», «монотонные», «апатичные». Этим детям не удается найти в реальной действительности какие-либо сферы деятельности, способные привлечь их внимание, увлечь, обрадовать, вызывать эмоциональную реакцию. И только после употребления различных психоактивных веществ они достигают чувства приподнятости без реального улучшения ситуации. Они в группе, они приняты, их поняли. Далее ситуация в микро- и макросреде (семья, школа, одноклассники и пр.) становится еще более непереносимой, конфликтной. Так возникают все большая зависимость и отторжение от реальной действительности. За последнее время увеличилось число синдромов, относящихся к аддиктивному и компульсивному поведению. Под компульсивным поведением подразумевается поведение или действие, предпринимаемое для интенсивного возбуждения или эмоциональной разрядке, трудно контролируемое личностью и в дальнейшем вызывающие дискомфорт. Такие паттерны поведения могут быть внутренними (мысли, образы, чувства) или внешними (работа, игра). Компульсивное поведение дает возможность имитации хорошего самочувствия на короткий период, не разрешая внутриличностных проблем. К импульсивному поведению относятся следующие его разновидности: переедание, стремление к риску и стрессу, стремление достижения, потребность в изоляции и т.д.

Такое поведение можно считать патологическим, если оно отражает единственный способ совладения со стрессом (КулаковС.А., 2000). Аддиктивная активность носит избирательный характер — в тех областях жизни, которые пусть временно, но приносят человеку удовлетворение и вырывают его из мира эмоциональной пустоты, бесчувственности. Они могут проявить активность для достижения цели, связанной с добывания алкоголя, наркотиков и прочее, вплоть до совершения аморальных и криминальных поступков.

1.3 Психологические особенности личности, склонной к аддиктивному поведению

Б. Сегал выделяет следующие психологические особенности личности с аддиктивными формами поведения:

1. Снижение переносимости трудностей повседневной жизни, наряду с хорошей переносимостью кризисных ситуаций.

2. Скрытый комплекс неполноценности, сочетающийся с внешнепроявляемым превосходством, внешняя социабельность, сочетающаяся со страхом перед стойкими эмоциональными контактами.

3. Стремление говорить неправду.

4. Стремление обвинять других, зная, что они не виновны.

5. Стремление уходить от ответственности принять решения.

6. Стереотипность, повторяемость поведения.

7.Зависимость.

8. Тревожность.

Раскрывая основные особенности личности со склонностью к аддиктивному поведению, В.Д. Менделевич (1998) обращает внимание на рассогласование психологической устойчивости в случаях обыденных отношений и кризисов. В норме, как правило, психически здоровые люди легко («автоматически») приспосабливаются к требованиям обыденной жизни и тяжелее переносят кризисные ситуации. Они, в отличии от лиц с разнообразными аддикциями, стараются избегать кризисов и волнующих нетрадиционных событий.

Анализируя особенности личности, В.Д. Менделевич ссылается на Е. Берна и через призму его теории раскрывает сущность аддиктивной личности. По мнению Е.Берна, у человека существует 6 видов голода:

1. Голод по сенсорной стимуляции.

2. Голод по признанию.

3. Голод по контакту и физическому поглаживанию.

4. Сексуальный голод.

5. Структурный голод, или голод по структурированию времени.

6. Голод по инициативе.

У аддиктивной личности каждый вид голода обостряется. Они не находят удовлетворения чувству голода в реальной жизни и стремятся снять дискомфорт и неудовлетворение реальностью стимуляцией тех или иных видов деятельности. Они пытаются достичь повышенного уровня сенсорной стимуляции (отдают предпочтение громким звукам, ярким краскам, резким запахом.) Голод по признанию удовлетворяется неординарностью поступков. Структурный голод- это стремление заполнить время событиями.

Объективно и субъективно плохая переносимость трудностей повседневной жизни, постоянные упреки в неприспособленности и отсутствии жизнелюбия со стороны близких и окружающих формирует у аддиктивных личностей скрытый комплекс неполноценности. Они страдают оттого, что отличаются от других, что не способны «жить, как люди». Однако такой временно возникший «комплекс неполноценности» оборачивается гиперкомпенсаторной реакцией. От заниженной самооценки, навеваемой окружающими, индивиды переходят сразу к завышенной, минуя адекватную. Появление чувства превосходства над окружающими выполняет защитную психологическую функцию, способствуя поддержанию самоуважения в неблагоприятных микросоциальных условиях — условиях конфронтации личности с семьей или коллективом. Чувство превосходства зиждется на сравнении «серого обывательского болота», в котором находятся все окружающие, и «настоящей свободной от обязательств жизни» аддиктивного человека [10].

Внешняя социабельность, легкость налаживания контактов сопровождается манипулятивном поведением и поверхностью эмоциональных связей. Они страшатся стойких и эмоциональных контактов вследствие потери интереса к одному и тому же человеку или виду деятельности и опасения ответственности.

Стремление говорить неправду, обманывать окружающих, а также обвинять других в собственных промахах вытекает из структуры аддиктивной личности, которая пытается скрыть от окружающих собственный «комплекс неполноценности», обусловленный неумением жить в соответствии с устоями и общепринятыми нормами.

Таким образом, основным в поведении аддиктивной личности является стремление к уходу от реальности, страх перед обыденной, наполненной обязательствами и регламентациями «скучной» жизнью, склонность к поиску эмоциональных запредельных переживаний даже ценой серьезного риска для жизни и неспособность быть ответственным за свои поступки [19]. Такой уход происходит (осуществляется) путем искусственного изменения своего психического состояния посредством приема некоторых психоактивных веществ. Приобретение и употребление этих веществ, приводит к постоянной фиксации внимания на определенных видах деятельности.

Наличие аддиктивного поведения указывает на нарушенную адаптацию к изменившимся условиям микро- и макросреды. Ребенок своим поведением «кричит» о необходимости оказания ему экстренной помощи, и меры в этих случаях требуются профилактические, психолого-педагогические, воспитательные в большей степени, чем медицинские.

Аддиктивное поведение является переходной стадией и характеризуется злоупотреблением табакокурением или ПАВ в сочетании с другими нарушениями поведения, порой криминального характера. Среди них специалисты выделяют случайные, периодические и постоянные употребления табачных изделий.

Традиционно в аддиктивное поведение включают: алкоголизм, наркоманию, токсикоманию, табакокурение, то есть химическая аддикция, и нехимическая аддикция — компьютерная аддикция, азартные игры, любовные аддикции, сексуальные аддикции, работоголизм, аддикции к еде (переедание, голодание) [18].

Табакокурение — состояние, характеризующееся явлениями психической и физической зависимости, настоятельной потребностью в повторном многократном употреблении табачных продуктов, принимающей форму непреодолимого влечение.

В определенных условиях при жизненных неудачах бывает, что подростки теряют веру в собственные силы и стараются приспособиться к стрессовым ситуациям. Для некоторых кажущийся выход из положения — это курение.

Физическая зависимость — состояние, когда употребляемое вещество становится постоянно необходимым для поддержания нормального функционирования организма и включается в схему его жизнеобеспечения. Лишение этого вещества порождает синдром отнятия (абстинентный синдром).

Основными причинами распространения и употребления табака являются сложившиеся социально – экономические условия. Курение больше не считается злом, так как в последнее время появилось большее зло токсикомания и наркомания. Людям свойственно рассматривать любые события в свете сравнения их с подобными – именно поэтому вид курящего подростка уже не вызывает бурной реакции у взрослых. Табакокурение стало считаться «дурной привычкой». Люди не понимают, что курение – это завимимость.

Существует биологический механизм формирования зависимости, реализующийся через процессы, протекающие в организме — биохимические, биоэлектрические, биомембранные, клеточные, тканевые и так далее [25].

Становление аддиктивного поведения отличается широким индивидуальным своеобразием, но в целом можно выделить ряд достаточно закономерных этапов.

1 этап. Первые пробы. Совершаются обычно под чьим либо влиянием или в компании. Немалую роль здесь играет любопытство, подражание, групповая конформность и мотивы группового самоутверждения. Глубинная мотивация восходит к присущей человеку потребности в изменении состояния сознания: вероятность того, что первые пробы перерастут в развернутый процесс формирования аддиктивного поведения и последующего перерастания в болезнь тем больше, чем меньше возраст при первых пробах и чем меньше потребность в изменении сознания удовлетворяется социально одобряемыми или допустимыми способами. Выбор средства на этом этапе непроизволен и зависит от этнокультурных особенностей, особенностей субкультуры, опыта группы и доступности средства. Достоверных статистических данных о времени совершения первых проб нет, но эмпирический опыт позволяет утверждать, что до наступления 18 лет подавляющее большинство подростков так или иначе знакомится с психоактивными веществами. По разным причинам (удовлетворенное любопытство, страх наказания, опасения пристраститься, неприятные ощущения и переживания, разрыв с компанией и т.д.) первые пробы чаще всего не имеют продолжения (исключение составляют табакокурение и культурно санкционированная алкоголизация).

2 этап. Поисковое аддиктивное поведение. Следующий за первыми пробами этап экспериментирования с разными видами психоактивных веществ – алкоголем, медикаментами, наркотиками, бытовыми и промышленными химикатами. Обычно оно присуще младшему подростковому возрасту. Для одних подростков важно употребление как знак принадлежности к группе, для других – сам факт изменения состояния сознания («отруб», «отключка»), для третьих – качество вызываемых эффектов и особенности «кайфа». Как правило, этот этап разворачивается в компании и оформляется по алкогольному типу – для веселья, раскованности, обострения восприятия, снятия сексуальных барьеров, выражения отношения («Не нюхаешь, значит, не уважаешь»). Характерно активное экспериментирование с поиском новых средств и способов их употребления (например, «зарядка» летучими веществами фильтр-коробки противогаза). По мере прохождения этого этапа формируется индивидуальное предпочтение одного из средств или предпочитаемый спектр. Чаще это происходит после 15 лет. Индивидуальной психологической зависимости еще нет, но может формироваться групповая психическая зависимость, «автоматически» запускаемая сбором группы. От такого полисубстантного аддиктивного поведения отличается моносубстантное, когда и первые пробы, и поисковое экспериментирование определяются доминирующей культурной традицией (самогон в сельских районах России, гашиш, опиаты, насвай и т.д. – в других этносоциальных средах). Решающее место в работе с аддиктивным поведением принадлежит педагогике и социальной педагогике.

3 этап. Переход аддиктивного поведения в болезнь. Происходит под влиянием множества разнообразных факторов, которые можно условно разделить на социальные, социально-психологические, психологические и биологические.

Социальные – нестабильность общества, доступность психоактивных веществ, отсутствие позитивных социальных и культурных традиций, контрастность уровней жизни, интенсивность и плотность миграции и др.

Социально-психологические – высокий уровень коллективной и массовой тревоги, разрыхление поддерживающих связей с семьей и другими позитивно-значимыми группами, романтизации и героизация девиантного поведения в массовом сознании, отсутствие привлекательных для детей и подростков досуговых центров, ослабление межпоколенных связей.

Психологические – незрелость личностной идентификации, слабость или недостаточность способности к внутреннему диалогу, низкая переносимость психологических стрессов и ограниченность совладающего поведения, высокая потребность в изменении состояния сознания как средстве разрешения внутренних противоречий и конфликтов, конституционально акцентуированные особенности психологии.

Биологические – природа и «агрессивность» психоактивного вещества, индивидуальная толерантность, нарушение процессов детоксикации в организме, изменяющие системы мотиваций и контроля за течением заболевания.

Следует отметить, что среди причин употребления табака наиболее часто упоминаются следующие:

· Социальная согласованность. Если курение принято в группе, к которой человек принадлежит или с которой он себя идентифицирует, он почувствует необходимость курить самому, чтобы показать свою принадлежность к этой группе.

· Удовольствие. Одна из главных причин, почему подростки курят – это ощущение себя взрослым, могущим позволить себе небрежно стряхивать пепел, эффектно прикуривать и т.д. Это – эффект «маски взрослого»

· Доступность. В настоящее время табачные изделия можно купить везде, тем более что правило «не продавать табачные и спиртные изделия детям до 16 лет», практически ни где не соблюдается. Продавцы ночных палаток не обращают внимания на возраст покупателя, так как важнейшим для них является выручка.

· Любопытство в отношении курения заставляет некоторых подростков начать курить и самим.

· Враждебность. Табакокурение может выглядеть символом оппозиции ценностям общества.

· Достаток и досуг могут привести к скуке и потере интереса к жизни, и выходом и стимуляцией в этом случае может оказаться табакокурение.

· Уход от физического стресса. Большинству людей удается справляться с наиболее стрессовыми ситуациями их жизни, но некоторые пытаются «придумать своеобразный ритуал» [36]. Таким ритуалом является не раз слышанная любым из нас фраза: «Сейчас я покурю, успокоюсь».

1.4 Способы освобождения от табачной зависимости

Зависимость — это не только проблема, затруднения и болезнь. В китайском языке одним и тем же иероглифом означается и «опасность», и «возможность», соответствующие греческому слову «кризис» [15]. Наличие серьезно сформированной зависимости предоставляет самому зависимому субъекту шанс радикально трансформировать, обновить и очистить все полотно собственной жизни — и воодушевленно приняться за свободное чистописание своей судьбы. Рабство в плену зависимости связано с недостатком психологической культурности и психорегуляционной опытности. Зато ясна и альтернатива зависимому поведению. Она заключается в намеренном освоении приемами управления собственным развитием.

На сегодня в мире насчитывается до 120 способов лечения табачной зависимости (практически постоянно применяется около 40) [37]. Но ни один из них не является универсальным, каждый имеет свои достоинства и недостатки, каждый имеет свою «аудиторию». Опыт показывает, что изолированное применение любого метода лечения — медикаментозного, иглорефлексотерапии, витаминов, биоэнергетики, лазероакупунктуры и др., — без психотерапии имеет недостаточный и кратковременный эффект. Объясняется это тем, что эмоциональная привязанность человека к сигарете бывает настолько сильна, что отказ от курения порой равнозначен расставанию с близким другом.

Здесь роль психотерапевта заключается в том, чтобы постепенно разидеализировать сигарету, дать время на то, чтобы свыкнуться с этой трагической мыслью о скором прощании с «другом». Для многих сигарета — это способ общения. Во время перекуров люди знакомятся, общаются.

Несмотря на важность проблемы лечения никотиновой зависимости, изучена она далеко не достаточно. Слабо разработанными остаются многие вопросы клиники и лечения табачной зависимости. Отчасти это может быть связано с отношением общества к курению как к социально приемлемой привычке. Вместе с тем большинство специалистов считают, что никотинизм является вариантом токсикомании, причем одним из наиболее упорных и трудно поддающихся лечению. Так же как и большинство других токсикомании, никотинизм проходит через фазы психологической и физической зависимости с формированием на заключительной стадии абстинентного синдрома, характеризующегося появлением ряда соматических и психических неприятных ощущений при прекращении курения.

Однако табачной зависимости присущ и ряд специфических черт, отличающих ее от других мании. Так, при ней не развивается выраженных психических нарушений и изменений личности, что, очевидно, и делает этот вид патологического пристрастия социально терпимым. Кроме того, при никотинизме роль психологических факторов в становлении пристрастия, по-видимому, выше, чем при любой другой токсикомании. До сих пор неясно, каким образом никотин может оказывать эйфоризирующее действие. В некоторых работах доказывается, что, хотя никотин и играет определенную роль в формировании табачной зависимости, она весьма мала по сравнению со значением психологических факторов. [29]

Отсюда с очевидностью вытекает ведущее место методов психологического воздействия в лечении никотинизма. Терапия этого состояния — весьма сложная, комплексная задача, в основном разрабатываемая психиатрами и психотерапевтами. Вместе с тем несомненно, что в российских условиях далеко не каждый больной обратится к психиатру с просьбой избавить его от пристрастия к курению. Поэтому действия врача общей практики, а также узких специалистов в различных областях соматической медицины в отношении этой категории пациентов также имеют немаловажное значение.

Очевидно, что даже такая простейшая мера, как совет врача прекратить курение, оказывается достаточно действенной: в 9,7% случаев больные бросают курить на срок 12 месяцев и более. Цифра впечатляющая, особенно если учесть громадную численность курильщиков. Тем не менее, хотя большинство курильщиков признаются, что совет врача был бы для них самым важным мотивационным фактором для прекращения курения, только 40 — 50% из них когда-либо получали такую рекомендацию. И лишь 4% врачей считают, что они могут эффективно влиять на курильщиков в плане отказа от вредной привычки.

С чем же связана столь пессимистическая оценка медиками своего потенциала? Быть может, она обусловлена тем, что не все врачи дают по-настоящему квалифицированный совет курильщикам. Действительно, практически любой больной и безо всяких рекомендаций знает о том, что «курить вредно». Другое дело, что далеко не каждый пациент имеет представление о том, какой именно вред курение наносит лично его здоровью. Поэтому, на наш взгляд, совет врача должен быть максимально индивидуализирован.

Курение оказывает отрицательное воздействие практически на все органы и системы. Вред, наносимый курением дыхательной и сердечно-сосудистой системам, общеизвестен. Этот факт отмечается практически всеми касавшимися данной темы авторами. Помимо этого существуют работы, в которых описывается негативное воздействие курения на органы желудочно-кишечного тракта, эндокринной системы (в том числе половые железы), органы зрения и слуха, систему крови, нервную систему и т. д. Таким образом, практически любой специалист располагает информацией, которую он мог бы применить в психотерапевтической работе со своими курящими пациентами. В ходе этой работы не следует пренебрегать данными инструментальных и лабораторных методов исследования, которые играют роль своего рода наглядного пособия при демонстрации пациенту вреда, наносимого его здоровью курением. Важно не только то, что пациент должен знать о риске, которому он подвергает свой организм. Не менее, и даже более важно то, что он должен глубоко осознавать этот риск и брать на себя ответственность за него.

Вместе с тем следует учитывать, что не для каждого человека фактор здоровья является ведущим в иерархии ценностей. Многим субъективно более важным кажется сохранение ощущения психологического комфорта и контроля над своим эмоциональным состоянием, что и достигается с помощью курения. Другим максимально значимым представляется то, как они выглядят в глазах коллектива. Каждый из этих моментов может способствовать началу и продолжению курения. Но одновременно каждый из них можно использовать для того, чтобы помочь больному избавиться от вредной привычки,

Например, пациенту, применяющему табак в качестве релаксационного (или, наоборот, стимулирующего) допинга, можно объяснить, что таким образом он получает состояние лишь иллюзорного, или, если можно так выразиться, «патологического» комфорта, вызванного воздействием наркотического вещества. Следовательно, он не только не обретает контроль над собой и над ситуацией, но, напротив, теряет его, попадая в зависимость от наркотика. Ребенку или подростку, подражающему курящим взрослым в стремлении «выглядеть старше» в глазах сверстников, можно дать понять, что, прибегая к курению, он всего лишь проявляет себя как зависимая и незрелая личность, идущая на поводу у большинства. Не следует забывать, что для многих больных чрезвычайно значимыми являются такие моменты, как внешность, работоспособность, здоровье близких (имеется в виду «пассивное курение») и др. [22]

Своеобразный прием психотерапии табачной зависимости, названный автором «парадоксальной стратегией», предложил С.М. Сенченок. Начиная с третьего-четвертого сеанса психотерапии на фоне дискомфорта, вызванного частичным прекращением курения, врач начинает отговаривать больного от борьбы с курением и предлагает отказаться от дальнейших усилий. Очевидно, что такой прием пригоден для работы лишь с некоторыми курильщиками, а именно с теми, в характере которых прослеживаются черты ригидности, упорства, настойчивости. Парадоксальный совет врача возбуждает в людях такого типа внутренне свойственный им дух противоречия, что ведет к формированию твердой установки на прерывание курения. При этом важно, чтобы врач, во-первых, правильно подобрал больных, а во-вторых, чтобы он не переусердствовал в своем мнимом стремлении отговорить пациента от дальнейших усилий. И то и другое требует определенного мастерства и психотерапевтического опыта.

В случае если пациент принял решение бросить курить, следует предложить ему по возможности безвредную и физиологичную замену тому допингу, которого он лишается. Здесь первостепенную роль играет обучение больного приемам аутогенной тренировки. Так, если пациент использует курение с целью расслабления и отдыха, можно порекомендовать ему освоить релаксационные упражнения.

В этот комплекс должны входить упражнения, направленные на мышечное расслабление (последовательная релаксация всех крупных мышечных групп, с уделением особого внимания мимической мускулатуре) и на психическую релаксацию. В качестве одного из возможных вариантов приведем упражнение, описанное В.Л. Леви:

«Вы просто закрываете глаза и стараетесь ни о чем не думать. Это не удается, так как возникают самопроизвольные мысли, представления, воспоминания и т. д. Тогда вы делаете… следующее: лишь только возникла какая-то мысль, образ, вы стараетесь мягко «соскользнуть» на что-то другое, с этого на третье и т. д… Теперь вы.думаете ни о чем, потому что думаете обо всем».

Одновременно можно использовать методику «освобождения дыхания»: фиксацию внимания на ритме дыхательных движений с параллельным самовнушением положительных эмоций в течение приблизительно 10 минут.

Если больной использует курение в качестве стимулирующего средства, показаны тонизирующие упражнения аутотренинга. Один из многочисленных примеров такого рода упражнений приводится ниже. Пациенту предлагается мысленно проговаривать следующую формулу самовнушения с одновременным максимальным «вчувствованием» в слова:

«Наливаюсь упругой силой… ощущаю небывалый прилив бодрости… сгусток энергии… концентрат воли… весь заряжен… реакция молниеносная… внимание, взрыв!»

У некоторых больных релаксационные и стимулирующие методики можно сочетать друг с другом (сначала выполняются упражнения первой, а затем второй группы). Все упражнения первоначально проводятся под руководством врача, а в последующем самостоятельно два-три раза в день и при возникновении желания закурить.

Существует достаточно обширная группа пациентов, для которой наиболее привлекательным в курении кажется не само воздействие никотина на психику, а те манипуляции, которыми акт курения сопровождается: возня с сигаретными пачками, спичками, зажигалками и прочей курительной атрибутикой. В первую очередь это молодые люди с еще не установившейся физиологической зависимостью от никотина. Вместе с тем и для курильщиков с большим стажем данный фактор нередко имеет большое значение. Об этом говорит хотя бы тот факт, что пристрастие к инъекциям никотина встречается лишь как казуистическая редкость. В данном случае требуется замена манипулирования курительными принадлежностями на манипулирование другими предметами, не имеющими отношения к курению. Это могут быть различные головоломки, эспандер, вязание, жевательная резинка и т. д., в зависимости от индивидуальных предпочтений пациента.

В тех случаях, когда у курильщика сформировалась достаточно выраженная физиологическая зависимость от никотина, возможно назначение собственно заместительной терапии в виде содержащих никотин препаратов, таких как «Никотинелл» и «Никоретте». Дозировки препаратов подбираются индивидуально в зависимости от стажа курения и его интенсивности. Содержащие никотин лекарственные средства не должны назначаться тем лицам, у которых отсутствуют признаки физиологической зависимости от никотина.

Рассмотрим другие методы терапии табачной зависимости. Наиболее распространенными и эффективными из них являются методы аверсионной терапии, направленные на выработку отрицательного условного рефлекса на курение. Подобных методов достаточно много, однако наибольшей популярностью пользуются приемы с использованием инъекций аломорфина, «быстрого курения» и гипноза.

Метод с использованием апоморфина заключается в том, что больному подкожно вводят 0,1—0,3 мл 1%-ного водного раствора апоморфина, после чего предлагают выкурить две-три сигареты. Затем, на фоне возникающих под действием апоморфина неприятных ощущений, проводят императивное внушение отвращения к курению.

Этот метод может использоваться в комплексной терапии курения, однако существенным его недостатком является то, что в данном случае характер отрицательного безусловного раздражителя (инъекция апоморфина) не совпадает с тем типом поведения, к которому вырабатывается отвращение (курение). В то же время известно, что максимальным терапевтическим эффектом обладают виды аверсионной терапии, основанные на стимулах, свойственных тому способу поведения, который требуется устранить. Данному правилу удовлетворяет методика «быстрого курения», являющаяся, видимо, самым распространенным способом лечения табачной зависимости во всем мире.

В основе метода лежит принцип, согласно которому подкрепляющий аспект любого стимула редуцируется и в конце концов становится аверсионным в том случае, если этот стимул предъявляется с необычно высокой частотой и интенсивностью. Таким образом, в данном случае в качестве отрицательного безусловного раздражителя (аверсионного стимула) используется само курение.

Сеансы «быстрого курения» проводятся, как правило, с группой больных в два-пять человек, что способствует взаимной суггестии и созданию атмосферы сотрудничества. На сеанс в качестве «зрителей» можно пригласить и будущих участников терапии. Перед его началом врач эмоционально заявляет, что «курить будет противно, гадко, отвратительно. Вид и запах табачного дыма будет вызывать отвращение, кашель, слюнотечение, тошноту и рвоту». Затем следует команда: «А теперь закуривайте!».

В последующем через каждые 6 секунд врач командует: «Затягивайтесь!», и пациент курит в таком ускоренном темпе до появления рвоты. Всего проводится три-пять сеансов.

Своеобразную модификацию данного метода разработал Г. П. Андрух. Автор предлагает пациентам курить стоя в максимально быстром темпе две сигареты одновременно. В момент появления головокружения больной должен сесть на кушетку. В отличие от традиционной процедуры во время курения пациента врач не дает команды затягиваться, а проводит императивное внушение примерно следующего содержания:

«Глубоко и непрерывно затягивайтесь, внимательно слушайте меня. Если закружится голова, сядьте на кушетку. Курите… Сердце быстро колотится, ноги как ватные, дыхание затруднено, лоб покрывается холодным потом, выделяется слюна… тошнит, рвет! Курить становится гадко, мерзко. Вот появляется кашель, душит, тошнит, подступает рвота!..» и т. д. После того как пациент садится и прекращает курить, ему в течение нескольких минут вдувают в лицо табачный дым из специального флакона, одновременно внушая, что он не только не может курить, но и не переносит запаха табачного дыма от других курильщиков.

Метод «быстрого курения» весьма эффективен, однако таит в себе потенциальную опасность мощного токсического воздействия никотина на сердечно-сосудистую и нервную системы. Поэтому проводить данный вид лечения следует только при отсутствии противопоказаний, каковыми являются, в частности, сердечно-сосудистые заболевания и эпилепсия. В качестве альтернативного метода у больных, страдающих этими заболеваниями, можно использовать похожую процедуру, в ходе которой пациент не затягивается, а только вбирает табачный дым в рот.

Гипнотерапия как способ лечения табакокурения имеет в нашей стране давние традиции. Метод относительно прост, имеет минимум противопоказаний и может с успехом применяться у гипнабельных больных. Гипнотерапию также лучше проводить с группой больных. Курс лечения состоит из 8-16 сеансов. Во время сеанса больного вводят в гипнотический транс по одной из традиционных методик (с использованием фиксации взгляда, метронома или только словесного внушения). Затем производится внушение примерно следующего содержания:

«Вам приятно и хорошо. Сердце бьется ровно, спокойно. Дыхание глубокое, равномерное. С каждым вздохом в организм проникает приятное ощущение свежести и здоровья. Но вот в воздух вплетается струйка ядовитой примеси, это табачный дым, запах горения, разложения, смерти. Вас мутит, тошнит, рвет! Запах и вкус табачного дыма невыносимы, отвратительны! (в этот момент в лицо больному выдувают табачный дым). Теперь запах табачного дыма и даже один вид курящих людей будет вызывать у вас головокружение и тошноту, С каждым последующим сеансом гипноза отвращение к табаку будет усиливаться и нарастать».

Сеанс завершают возвращением больного в релаксированное состояние с внушением бодрости в постгипнотическом периоде.

Назначение психотропных лекарств при табачной зависимости играет подчиненную, вспомогательную роль по сравнению с методами психотерапии. Это связано с тем, что, как уже отмечалось выше, пристрастие к табаку носит преимущественно психологический характер. Лечение психотропными средствами должно быть направлено на снятие тягостных явлений абстиненции у курильщика.

Терапия носит чисто симптоматический характер. При этом важно, чтобы неприятные побочные эффекты психотропных лекарств (это может быть чрезмерная седация, прибавка в весе, экстрапирамидные расстройства и др.) не перевешивали по своей субъективной значимости для больного собственно лечебного эффекта. Поэтому вид лекарства и его дозировка подбираются строго индивидуально, с учетом симптоматики и индивидуальной переносимости.

В случаях, сопровождающихся тревогой, раздражительностью, бессонницей, используются транквилизаторы бензодиазепинового ряда (седуксен, феназепам, лоразепам и др.), а также фитотранкви-лизаторы: настои валерианы, пустырника и других трав. Если абстиненция характеризуется симптомами вялости, утомляемости, снижения работоспособности, показаны средства со стимулирующим эффектом: ноотропил, настойка женьшеня, экстракт элеутерококка. При признаках депрессии назначаются антидепрессанты: некоторые авторы особенно рекомендуют доксепин (синекван); при агрессивности, дисфории малые дозы «поведенческого» нейролептика неулептила. Не следует забывать и о витаминотерапии, показанной всем больным.

Отметим в заключение, что терапия табачной зависимости всегда должна быть комплексной, сочетающей в себе несколько различных методов. Лечение лишь одним методом дает существенно худшие результаты. Однако даже если врач будет использовать самые совершенные терапевтические подходы, неизбежно останется группа больных, категорически не желающих бросить курить. В этих случаях мы должны пожелать пациенту доброго здоровья и сделать все возможное для того, чтобы минимизировать негативные последствия курения.

1.6 Особенности психокоррекционной работы с подростками

Основная цель психокоррекционной работы — создание оптимальных условий для тренировки механизмов совладения с патогенными воздействиями в соответствии с местом наименьшего сопротивления каждого типа акцентуации характера. Наиболее эффективные формы психологической коррекции заключаются в проведении групповой психотерапии и в работе с родителями девиантных подростков.

Групповая психотерапия решает следующие задачи: повышение самооценки: тренировка механизма совладения с патогенными воздействиями; увеличение чувства ответственности за свое поведение; поиск путей семейной реадаптации; расширение временной перспективы; разрушение инфантильной психологической защиты; предотвращение десоциализации подростков. Иными словами, цель групповой психотерапии научить подростка по-взрослому воспринимать окружающую жизнь и видеть пути своего развития.

Важным компонентом психокоррекционной программы является работа с семей подростка. Аддиктивное поведение может поддерживаться семьей: выполнять функцию стабилизации семьи; возникать под влиянием эмансипационных тенденций подростка; компенсировать блокированные потребности; наконец, может являться средством психологической защиты у инфантильной личности. Задача психолога — выяснить значение «симптома» внутри семьи и; попытаться оптимизировать ее функционирование (Э. Г. Эйдемиллер).

Рассмотренные в данном пункте наиболее распространенные в школьной среде виды нарушений поведения являются социально опасными по их последствиям и разрушительными для формирующейся личности. Они вызывают большие затруднения у педагогов и родителей, часто не понимающих причины девиантного поведения и являющихся его провокаторами. Поэтому задача психолога состоит не только в психологической помощи детям и подросткам, имеющим те или иные отклонения в поведении, но и в переориентации их социальной микросреды, воспитательного микросоциума.

Учитывая большую социальную значимость девиантного поведения в виде злоупотребления веществами, изменяющими психическое состояние человека, имеется огромное количество подходов к решению данной проблемы. Их можно условно разделить на две основные концепции: психолого-психотерапевтическую и медико-биологическую.

Психолого-психотерапевтическая концепция базируется на представлении о сущностной значимости личностных деформаций в возникновении, психологической коррекции табачной зависимостей.

В рамках психолого-психотерапевтической парадигмы коррекции и терапии девиантного поведения выделяется несколько аспектов. Акцент ставится, во-первых, на индивидуальном или групповом (в том числе, семейном) ракурсах; во-вторых, на способах — консультативном, коррекционном (тренинге адаптивных форм поведения) или психотерапевтическом (суггестивном; В.Д… Менделевич, 2001).

Главной мишенью психологического воздействия при работе с подростками, у которых формируется аддиктивное поведение, является психологическая зависимость от курения, влечение к курению. По мнению большинства исследователей, психологическая коррекция влечения происходит комплексно, и на различных уровнях психической деятельности:

— на когнитивном уровне — преодоление анозогнозии;

— на уровне самосознания — влияние на самооценку, самоуважение;

— на эмоциональном уровне — комплексное лечение аффективных нарушений;

— на уровне поведения — изменение стиля и образа жизни и воздействие на среду пациента;

— на мотивационном уровне — создание и укрепление мотивов, альтернативных по отношению к патологическому влечению к табаку [27].

Немалое число специалистов, работающих с молодежью и так или иначе занимающихся профилактикой различных видов потенциально опасного поведения, хотели бы защитить недавних детей от разнообразных опасностей. Среди этих видов поведения такие, как потребление химических веществ, изменяющих поведение молодых людей, их взгляд на себя и на окружающий мир, участие в массовых или групповых молодежных встречах, несущих опасность жизни или здоровью.

Большинство работающих с молодежью специалистов осознает явный вред, связанный с потреблением табака. Cамым логичным кажется рассказать детям о том, какой вред может нести им табак, предупредить о грозящей опасности. Так, разумеется, делает большинство родителей. И те взрослые, которые не просто воспитывают своих собственных детей, но работают с большим количеством молодых людей, чувствуют необходимость сделать такое предупреждение всей молодежи.

И совершенно логично из этого вытекает появление школьных программ, направленных на профилактику курения. Там, где появляются какие-то средства на профилактическую деятельность, наше взрослое чувство долга заставляет нас думать о профилактике курения среди наших детей. Поскольку на территории пост-советских стран таких средств обычно взять неоткуда, иногда они вдруг появляются из совершенно неожиданного источника — из средств табачной индустрии. Например, компания Philip Morris в последние годы не раз удивляла мир подобными «гуманистическими инвестициями».

Но… Зачем табачной индустрии вкладывать деньги в потенциальное сужение своего будущего рынка? Все ли в таком случае в порядке с такими программами? Достигают ли эти программы того, ради чего они запускаются?

Подход риска. В последнее время довольно широкое распространение, в том числе и в школах нашей страны, получил так называемый подход риска. Суть его состоит в том, что детям нужно объяснить связанный с курением риск, а далее они будут самостоятельно и ответственно принимать решение, курить или нет. Несмотря на внешнюю убедительность данного подхода с точки зрения взрослых, он вряд ли окажет эффект на подростков.

Когда работники здравоохранения рассуждают об испытываемых населением рисках и путях их сокращения, это замечательно. Однако подобный подход может быть неуместным, когда формулируются сообщения для целевых групп. Потенциальный получатель такого сообщения может перестать воспринимать себя активно живущим и действующим индивидуумом, способным повлиять на свое здоровье. В собственном восприятии он превращается в некоторую статистическую единицу с процентами вероятности возникновения проблем, которые одними воспринимаются как ничтожно малые, а другими как невротизирующе большие.

Подход обсуждения рисков особенно проблематичен, когда целевой группой являются подростки. Сначала мы фактически поощряем подростков оставить защитный кокон детства и подвергнуть себя новым рискам в качестве компонента их нормальной подготовки к взрослой жизни. Затем мы же начинаем рассуждать о риске, связанном с курением. Обучение подростков уменьшению риска в качестве средства, препятствующего курению, не является ни желательным, ни практическим.

Кроме того, с вышеупомянутым связано явление, которое можно назвать «посметь». Если курение не воспринимается в качестве чрезвычайно опасного, оно может использоваться подростками, подготовленными к тому, чтобы рисковать, как удобный способ дифференцировать себя от тех, кто слишком робок или мал, чтобы подвергнуться риску. В то время как способность «посметь» не обязательно непосредственно связана с курением, дерзание, безусловно, является существенным компонентом общего чувства собственного достоинства — кто среди нас не хранит воспоминания о том, как мы решились сделать что-то, когда другие не пробовали, или остановились перед краем?

Если использовать тему риска в обсуждении курения, то можно обратиться к каким-либо другим его аспектам, нежели риск начала курения. Можно, например, с некурящими обсудить такой факт, что большинство опрошенных подростков не чувствуют решимости возразить тем, кто закуривает в их присутствии. С курящими же можно поговорить о том, какая требуется смелость, чтобы рискнуть отказаться от ставшего привычным курения.

Подход рекламирования некурения. Неудачи в прямой борьбе против курения и нежелание использовать конфронтационные методы привело к созданию подхода, который исходит из того, что надо не бороться с негативным явлением курения, а вместо этого пропагандировать позитивное явление — некурение. Сама по себе идея выглядит прекрасно, но значительные трудности вызывают технологии ее воплощения в жизнь. Трудность, которая свойственна этому подходу, состоит в том, что на самом деле не существует того продукта, который можно было бы предложить на рынок. Некурение — это отсутствие курения. Как можно изобразить это? Как можно связать ценностные ассоциации с чем-то, чего нельзя видеть, ощутить на вкус или потрогать? Благонамеренные попытки изобразить положительный образ жизни некурящих, к которому хотелось бы стремиться, имеют тенденцию вызывать тошноту. Подростков они могут просто мотивировать к тому, чтобы дифференцировать себя с помощью курения. Например, тот же «Филип Моррис» использовал клип, где пай-мальчик произносил правильные слова против курения. Это очень нравилось взрослым, и вызывало противоположную реакцию у подростков, так как мало кто из них хотел быть похожим на такого «пай-мальчика». Приходящие на память программы, первоначально объединявшие людей по принципу «не деланья» чего-либо, либо рассыпаются, либо скрепляются некой идеологией, которая обозначает «не делающих» что-то людей некоторыми общими атрибутами. Например, Анонимные Алкоголики, объединяющиеся потому, что они все вместе не потребляют алкоголь, начинают исповедовать некоторую свою веру, приобретают общий образ жизни, несут людям свою программу, которая помогла им самим. Пока человек, примкнувший к группе не делающих что-либо, не поймет, что можно вместе с ними «делать», он не может чувствовать вполне прикрепившимся к этой группе и обретшим в ней свое место.

Вероятно, идея «некурения» может быть базой для некоторого позитива, только тогда данная база может восприниматься в качестве оправданной.

Желание добиться весомого результата в деле профилактики курения часто провоцирует желание сконцентрировать на нем все усилия, не распыляясь на комплексную профилактику таких проблем, как потребление алкоголя и нелегальных наркотиков, ранний секс и т.д. Курящий человек имеет, как правило, целый спектр подобных проблем, и представляется, что легче решать эти проблемы отдельно, а не в комплексе. Недавно в Австралии демонстрировалась телевизионная анти-курительная реклама, главным героем которой был «крутой» парень по кличке «Вертолет», который соответствовал многим из желаемых критериев для курильщиков подросткового возраста мужского пола. Тревожащая проблема с этой умной рекламой состояла в том, что ее побеждающий некурящий герой пил пиво, устраивал скандалы в барах, создавал хаос и уходил, беспечно насвистывая, отказываясь от предлагаемой сигареты.

С одной стороны, такое представление разных видов рискованного поведения может быть полезным, поскольку оно ставит под вопрос привычные стереотипные взгляды на курение, и может заставить целевую группу по-новому увидеть собственное отношение к табаку. С другой стороны, приведенные в приложении результаты опроса молодежи о табаке еще раз свидетельствуют о сопряженности употребления алкоголя и наркотиков с курением.

Недавно в Англии был проведен опрос подростков и оказалось, что среди курящих две трети уже пробовали нелегальные наркотики, а среди некурящих — всего 1%. Из этого следует вывод, что если мы добьемся успеха в деле профилактики курения, мы сможем существенно повлиять и на уровень наркомании.

Все это, тем не менее, не означает, что все профилактические занятия должны быть комплексными, а скорее говорит о том, что в профилактике принцип «не навреди» имеет не меньшее значение, чем в медицине, хотя последствия этого не так заметны.

Подход демонизации табачной индустрии. Специфическая для подростков коммуникационная стратегия, которая избегает большинства описанных выше проблем, предполагает демонизацию табачной индустрии. Это широко использовалось в кампаниях в Калифорнии и недавно во Флориде, где сообщения об оценке эффективности на ранних этапах кажутся обнадеживающими. Предполагается, что подростков мотивирует не курить их реакция против того, что их обманывает корыстная табачная индустрия. Довольно много можно сказать в плане психологического обоснования данной стратегии — некурение повышает чувство собственного достоинства; восстание против власти взрослых фактически поощряется. К тому же, давая выход раздражению, данный подход дает место юмористической иронии и сатире, которая развлекает, но в то же время информирует и мотивирует. Но даже этот подход может быть испорчен, по следующим причинам. Если курение — проблемное поведение, молодые курильщики — в некотором смысле инакомыслящие, несоответствующие и несколько отчужденные от понятий нормативного поведения. Было бы неудачно, если бы демонизация табачной промышленности привела к тому, что молодые курильщики почувствовали, что они имеют общие с промышленностью причины противостоять установленным ценностям. Это могло бы быть особенно опасно для циничных подростков, которые склонны искать поводы противопоставления себя существующим нормам и ценностям, в особенности ценности человеческой жизни или здоровья. Даже если демонизация промышленности первоначально может быть эффективна, можно задать вопрос, насколько длительно упрямство может служить причиной для не делания чего-то. Эта стратегия зависит от поддержания веры в то, что курить означает уступить влиянию табачной промышленности и позволить ей воздействовать на свое поведение. Все же для подростков может быть достаточно легко одновременно и принимать, что табачная промышленность пытается заставить их курить, потому что получает с этого прибыль, и одновременно говорить «Но я курю, потому что я так хочу». Очевидно, что у каждого подхода есть свои ограничения и подводные камни. Однако данный подход представляется в настоящее время наиболее обнадеживающим, прежде всего потому, что он учитывает особенности подросткового возраста [13].

Самый надежный способ снизить уровень курения среди подростков — добиться снижения уровня курения среди взрослых

Несмотря на описанные выше трудности, данные зарубежных исследований показывают, что имеются способы снизить степень приобщения подростков к курению, но они не являются прямыми и требуют изменения поведения взрослых курильщиков. Сначала родители и члены семей детей и подростков должны сами прекратить курить. Из длительного общественного опыта известно, что курение родителей и братьев или сестер является фактором риска для курения подростков. Теперь, кроме того, выяснилось, что прекращение курения родителями уменьшает вероятность для потомства приобщиться к курению. Поэтому школьные программы обязательно должны охватывать учителей и другой школьный персонал, а также родителей. При этом следует сделать максимум возможного, чтобы способствовать прекращению курения среди этих взрослых.

Не стоит впадать в пессимизм перед фактом, что подростковое курение вряд ли уменьшится существенно, если не уменьшится курение среди взрослых, и до тех пор, пока оно не уменьшится существенно. Не имеется никаких оснований для пораженческих настроений относительно курения взрослых, поскольку признано, что «бросание курить» среди курильщиков является поведением большинства. Ко времени, когда им исполняется от сорока до пятидесяти, около половины людей, которые когда-либо курили, уже бросили.

подросток личность табакокурение зависимость


Глава 2. Экспериментальное исследование зависимости употребления табачных изделий от личностных качеств подростка

2.1 Программа исследования зависимости употребления табачных изделий от личностных качеств подростка

Экспериментальное исследование проводилось среди учащихся средних школ города Москвы. Объем выборки составил 40 человек, среди них мальчиков 23 и девочек 17. Средний возраст в выборке 14 лет. Выборка была разделена на 2 группы по 20 человек: контрольную и экспериментальную. Контрольную группу составляли ученики 8 класса средней образовательной школы № 874, а экспериментальная группу составили учащиеся (каких классов?) посещающие “Центр социальной поддержки детей и подростков” г. Одинцово Московской области.

Целью исследования было: выявление эффективности применения программы по профилактике табакокурения

Для достижения цели были поставлены следующие задачи:

1. Выявление личностных качеств курящих подростков;

2. Выявление мотивации употребления сигарет;

3. Проведение с экспериментальной группой тренинга по профилактике табакокурения.

4. Повторное тестирование экспериментальной группы для сравнения результатов.

Для диагностических целей были использованы следующие методики:

1. Анкетирование (составлена дипломантом), выявляющая отношение к курению, причины выкуривания сигарет, отношение к курению в семье и т.д.

2. Опросник А.Е Личко направленный на определение акцентуации личности..

3. Проективная методика: «Несуществующее животное» направленная на выявление личностных качеств, эмоций, энергии, активности, конкретности действия.

4. Опросник Басса-Дарки направленный на изучение составных компонентов агрессивности

2.2 Анализ результатов исследования зависимости табакокурения от личностных качеств подростка

На первом этапе было проведено анкетирование обеих групп. Анкета была составлена дипломантом. (текст анкеты см. а в Приложении 1)

При ответе на первый вопрос «Считаете ли вы курение заболеванием?» в экспериментальной группе 12 человек ответили «нет», 4 человека – «да» и 4 человека «не знаю», в контрольной группе 9 человек ответили «нет», 8 человек – «да» и 3 человека «не знаю». При ответе на вопрос: «Сможете ли вы устоять перед соблазном выкурить сигарету?» в экспериментальной группе 11 человек ответили «нет», 7 человек – «да» и 2 человека «не знаю», в контрольной группе 8 человек ответили «нет», 5 человек – «да» и 7 человека «не знаю».

При ответе на вопрос: «Какова причина закурить сигарету? В первый раз?» в экспериментальной группе 7 человек ответили «за компанию», 7 человек «почувствовать себя взрослым», 6 человек не курят вообще, в контрольной группе 3 человек ответили «за компанию», 4 человек «почувствовать себя взрослым», 13 человек не курят вообще.

На вопрос « С кем вы курили в первый раз?» в экспериментальной группе 4 человека ответили «со сверстниками», 2 человека – «один», 1 человек – «с родителями», 7 человек – «со старшими друзьями», в контрольной группе 2 человека ответили «со сверстниками», 1 человек – «один», 4 человек – «со старшими друзьями».

На вопрос «Какие сигареты вы употребляете?» в экспериментальной группе 7 человек ответили «слабые», 2 человека «средние», 3 человека «крепкие», 1 человек «какие дадут», а контрольной группе 3 человека ответили «слабые», 2 человека «средние», 1 человека «крепкие», 1 человек «какие дадут».

При ответе на вопрос: «Какие жизненные ситуации приводят вас к выкуриванию сигареты?» в экспериментальной группе 5 человек ответили «по настроению», 3 человека «за компанию», 6 человек «для снятия напряжения», в контрольной группе 2 человека ответили «по настроению», 1 человек «за компанию», 4 человека «для снятия напряжения.

В экспериментальной группе у 17 подростков курят родители и у одно из этих подростков родители скрывают это;, в контрольной группы у 18 подростков курят родители и не скрывают этого.

В экспериментальной группе 4 подросткам родители предлагают курить с ними, в контрольной группе двоим.

При ответе на вопрос «Что сделают ваши родители, если узнают, что вы курите» в экспериментальной группе 11 человекам родители «предложат курить с ними», у 7 человек «будут ругаться», 2 человека не знают ответа на это вопрос, в контрольной группе 12 человек ответили «предложат курить с ними», 8 человек не знают ответа на это вопрос.

В экспериментальной группе менее 5 сигарет в день выкуривают 9 человек, менее 10 штук 4 человека, пачку и более 1 человек, в контрольной группе менее 5 сигарет в день выкуривают 4 человека, менее 10 штук 3 человека.

В экспериментальной группе к курящим людям положительно относятся 7 человек, отрицательно 4 человека, равнодушны 9 человек, в контрольной группе положительно 11 человек, отрицательно 4 человека, равнодушны 5 человек.

При ответе на вопрос « Как вы думаете, мешает ли курение некурящим людям?» в экспериментальной группе 16 человек ответили «да», 3 человека – «нет», 1 человек не задумывался об этом, в контрольной группе 14 человек ответили «да», 1 человек – «нет», 5 человек не задумывался об этом.

В экспериментальной группе 14 человек уверены, что при желании они в любой момент могут бросить курить, 6 человек – не уверены, в контрольной группе 16 человек уверены, что при желании они в любой момент могут бросить курить, 4 человека – не уверены.

По результатам анкетирования можно сделать следующие выводы:

1. заболеванием табакокурение не считают ни в одной из двух групп;

2. в экспериментальной группе перед соблазном выкурить сигарету не могут устоять в экспериментальной группе (ЭГ) 55%, в контрольной (КГ) – 40% опрошенных;

3. основными причинами по которым была выкурена первая сигарета были: «за компанию»: 35% (ЭГ) и 15% (КГ), и «желание почувствовать себя взрослым»: 35% ЭГ и 20% КГ;

4. Первая сигарета была выкурена со старшими друзьями.

5. В основном предпочтение отдается слабым сигаретам.

6. ситуации, в которых хочется закурить: для снятия напряжения, по настроению, за компанию .

7. как правило, сигареты родители не предлагают.

8. Большинство подростков уверены, что родители будут ругать их за курение;

9. большинство подростков считают, что смогут бросить курить в любой момент, когда захотят.

Результаты обработки Опросника Е.А. Личко на определение акцентуации характера

Количество человек

7

6

5

4

3

2

1

Н

И

Э

Г

Л

Ц

С

П

Ш

К

А

акцентуации

Рис. 1 Распределение по акцентуациям в группах: серый цвет – экспериментальная группа, тёмный цвет – контрольная

По полученным данным можно сделать следующий вывод: в контрольной группе преобладают подростки с лабильной акцентуацией характера (6 человек), которая описывается следующим образом: «Лабильные подростки весьма чутки ко всякого рода знакам внимания, благодарности, похвалам и поощрениям – все это доставляет им искреннюю радость, но вовсе не побуждает к заносчивости или самомнению. Порицания, осуждения, выговоры, нотации глубоко переживаются и способны вторгнуть в беспросветное уныние. Действительные неприятности, утраты, несчастья лабильные подростки переносят чрезвычайно тяжело, обнаруживая склонность к реактивным депрессиям, тяжелым невротическим срывам»; а также по 3 человека с гитпертимным, психостеническим и конформным типом акцентуации.

Гипертимный тип акцентуации характеризуется следующим: «Гипертимные подростки склонны к групповым формам деликвентного поведения и нередко сами становятся вдохновителями правонарушений, на которые их толкает не только жажда развлечений или желание заполучить средства для удовольствия. Элемент риска также привлекателен для них. Алкоголизация представляет для гипертима серьёзную опасность с подросткового возраста. Выпивают они в компании с приятелями, предпочитают неглубокие эйфоризирующие стадии опьянения, но легко становятся на путь частых и регулярных выпивок.»

Психастенический тип акцентуации характеризуется следующим: «Ни делинквентность, ни побеги из дому, ни алкоголь, ни наркотики, ни даже суицидальное поведение в трудных ситуациях не встречаются».

Конфотрный тип акцентуации характеризуется следующим: «Попав в дурную среду, они со временем усваивают все её обычаи и привычки, манеры и правила поведения, как бы они ни противоречили уже имеющимся и каким бы пагубным оно ни было. Конформные подростки, лишенные собственной критичности и инициативы, «за компанию» легко спиваются, могут быть подбиты на употребление наркотиков и других психоактивных веществ, могут быть втянуты в групповые правонарушения, на побег из дома или на расправу с «чужаком».

В экспериментальной группе преобладает гипертимный тип акцентуации ( 5 человек) и шизоидный (4 человека). Шизоидный тип акцентуации характеризуется следующим: «Недоступность внутреннего мира и сдержанность в проявлении чувств делают непонятными и неожиданными для окружения многие поступки шизоидов, ибо все, что им предшествовало, весь ход переживаний и мотивов – осталось скрытым, легко становятся на путь частых и регулярных выпивок, постоянного табакокурения или наркотиков».

Результаты проективной методики «несуществующее животное»

В данной методике были интерпретированы показатели, которые объясняют поведенческие реакции и относятся к личностным качествам, а именно: Агрессивность, Страх, Уверенность в себе, Демонстративность, Тревожность, Самооценка, Рациональность и Самостоятельность.

В экспериментальной группе высокая степень агрессивности была выявлена у 10 человек, средняя у 8 человек и низкая у 2 человек, в контрольной группе высокая степень агрессивности была выявлена у 8 человек, средняя у 7 человек и низкая — у 5 человек.

В экспериментальной группе высокая степень страха была выявлена у 6 человек, средняя у 12 человек и низкая у 2 человек, в контрольной группе высокая степень страха была выявлена у 4 человек, средняя у 12 человек и низкая — у 4 человек.

В экспериментальной группе высокая степень уверенности в себе была выявлена у 7 человек, средняя у 4 человек и низкая у 9 человек, в контрольной группе высокая степень уверенности в себе была выявлена у 9 человек, средняя у 5 человек и низкая — у 6 человек.

В экспериментальной группе высокая степень демонстративности была выявлена у 11 человек, средняя у 6 человек и низкая у 3 человек, в контрольной группе высокая степень демонстративности была выявлена у 8 человек, средняя у 8 человек и низкая — у 4 человек.

В экспериментальной группе высокая степень тревожности была выявлена у 11 человек, средняя у 6 человек и низкая у 3 человек, в контрольной группе высокая степень тревожности была выявлена у 8 человек, средняя у 7 человек и низкая — у 5 человек.

В экспериментальной группе высокая самооценка была выявлена у 4 человек, средняя у 6 человек и низкая у 10 человек, в контрольной группе высокая самооценка была выявлена у 7 человек, средняя у 5 человек и низкая у 7 человек.

В экспериментальной группе высокая степень рациональности была выявлена у 3 человек, средняя у 8 человек и низкая у 9 человек, в контрольной группе высокая степень рациональности была выявлена у 4 человек, средняя у 6 человек и низкая — у 10 человек.

В экспериментальной группе высокая степень самостоятельности была выявлена у 5 человек, средняя у 6 человек и низкая у 9 человек, в контрольной группе высокая степень самостоятельности была выявлена у 7 человек, средняя у 5 человек и низкая — у 8 человек.

По данной методике можно сделать следующиё выводы: в обеих группах отмечаются высокие уровни агрессивности, демонстративности, тревожности, низкие уровни уверенности в себе, самооценки, рациональности и самостоятельности.

Результаты диагностики агрессивности по методике Басса-Дарки


Количество человек

16

15

14

13

12

11

10

9

8

7

6

5

4

3

2

1

Физическая агрессия

Косвенная агрессия

Вербальная агрессия

Раздражение

Негативизм

Обида

Подозрительность

Чувство вины

Общая агрессивность

Враждебность

Рис.2 Показатели высокой степени проявления качеств в группах: серый цвет – экспериментальная группа, тёмный контрольная группа


По результатам теста можно сделать следующие выводы: в экспериментальной группе преобладает косвенная, вербальная агрессия, обида, чувство вины, общая агрессивность и враждебность, а в контрольной группе преобладает физическая агрессия, раздражение, негативизм и подозрительность.

Результаты теста «Тревожность и депрессия» (см.Приложение3)

Таблица 1

№ п/п

Экспериментальная группа

Контрольная группа

Тревожность

Депрессия

Тревожность

депрессия

Степень

Показатель

Степень

Показатель

Степень

Показатель

Степень

Показатель

1

В

-1,34

Н

0,19

Х

1,41

Х

1,36

2

Н

-1,14

В

-1,35

В

-1,36

В

-1,57

3

Н

0,17

Н

0,97

Х

1,33

Х

1,67

4

Х

1,32

Х

1,33

Х

1,38

Х

2,01

5

В

-2,12

В

-2,38

В

-1,47

Н

0,59

6

В

-1,76

Х

1,59

Х

1,30

Х

1,93

7

В

-1,83

Н

1,17

Н

0,79

В

-2,11

8

Н

0,97

Н

1,07

Н

0,98

Х

1,45

9

В

-1,97

В

-2,05

Х

1,46

Х

1,39

10

В

-1,29

Н

-1,18

В

-2,63

Х

1,87

11

Н

1,04

Х

2,24

В

-1,72

В

-1,54

12

Х

2,14

Х

2,41

Х

2,39

Х

1,36

13

Н

1,19

В

-1,33

Н

1,15

Х

2,62

14

Н

-0,69

В

-1,47

Х

2,54

Х

1,77

15

Н

-2,01

В

-2,94

В

-2,83

Н

-1,25

16

В

-2,13

Н

-0,12

В

-2,09

Н

0,04

17

В

3,01

Х

3,81

Х

1,36

Х

1,71

18

Х

-1,88

Н

-0,76

Н

1,24

Х

1,64

19

В

-2,56

Н

0,89

Н

-1,19

В

-1,36

20

В

-2,18

В

-1,8

В

-1,38

Н

-1,07

По результатам данного теста можно сделать следующие выводы: в экспериментальной группе 11 человек характеризуются высокой степенью тревожности, и лишь 6 человек – хорошим психическим состоянием, в контрольной группе высокая степень тревожности выявлена у 7 человек, хорошее психическое состояние у 8 человек.

В экспериментальной группе 7 человек характеризуются высокой степенью депрессивности, и лишь 5 человек – хорошим психическим состоянием, в контрольной группе высокая степень депрессивности выявлена у 4 человек, хорошее психическое состояние у 12 человек.

По показателям и тревожности и депрессивности у экспериментальной группы показатели больше, чем у контрольной.

Результаты проведения методики «Почему Вы курите?» (см. Приложение 2)

Рис.3


Рис.4

Исходя из результатов данного теста, можно сделать следующие выводы:

1. самый высокий показатель причин курения был выявлен «игра с сигаретой» — 6 человек в экспериментальной группе и 3 человека в контрольной группе.

2. вторым по значимости мотивом был назван «привычка» — 3 человека в экспериментальной группе и 2 человека — в контрольной.

3. третьим мотивом был назван «стимуляция» 2 человека в экспериментальной группе и 1 человек в контрольной.

Таким образом, можно сказать, что курение в обеих группах в большинстве своём имеет психологический характер, и от него достаточно легко будет избавиться, применив определенные методы психологического воздействия.

Выявление различий между группами

Для выявления различий между группами контрольной и экспериментальной, воспользуемся методами математико-статистической обработки данных. В нашем случае используем критерий Стьюдента.

Для сравнения выборочных средних величин, принадлежащих к двум совокупностям данных, и для решения вопроса о том, отличаются ли средние значения статистически достоверно друг от друга, нередко используют f-критерий Стъюдента. Его основная формула выглядит следующим образом:

где х{ — среднее значение переменной по одной выборке данных;

х2 — среднее значение переменной по другой выборке данных;

mt и тг — интегрированные показатели отклонений частных значений из двух сравниваемых выборок от соответствующих им средних величин.

и, и т2 в свою очередь вычисляются по следующим формулам:

где St — выборочная дисперсия первой переменной (по первой выборке);

Л — выборочная дисперсия второй переменной (по второй выборке);

я, — число частных значений переменной в первой выборке;

п2 — число частных значений переменной по второй выборке.

После того как при помощи приведенной выше формулы вычислен показатель t, по таблице 32 для заданного числа степеней свободы, равного п, + п.2 — 2, и избранной вероятности допустимой ошибки1 находят нужное табличное значение t и сравнивают с ними вычисленное значение t. Если вычисленное значение t больше или равно табличному, то делают вывод о том, что сравниваемые средние значения из двух выборок действительно статистически достоверно различаются с вероятностью допустимой ошибки, меньшей или равной избранной.

Будем сравнивать полученные результаты по тесту «Тревожность и депрессия», где у нас есть численной значение показателей.

Полученные данные (использована компьютерная программа «БИОСТАТ»)

Таблица 2

Критерий Стьюдента для выявления различий в тревожности

Группа №

Среднее

Стандартное отклонение

СОС

Экспериментальная

0,653

1,683

0,3763

Контрольная

0,342

1,704

0,3811

РАЗНОСТЬ

0,311

0,5355

95% доверительный интервал для разности: от -3,079 до 0,18912

T = 1,058; число степеней свободы = 38; вероятность допустимой ошибки 0,05

Критерий Стьюдента для выявления различий в депрессии

Группа №

Среднее

Стандартное отклонение

СОС

Экспериментальная

0,6255

1,518

0,3394

Контрольная

0,015

1,825

0,4081

РАЗНОСТЬ

0,6105

0,5308

95% доверительный интервал для разности: от – 0,464 до 1,865

T = 1,150; число степеней свободы = 38; вероятность допустимой ошибки 0,05

Сравним полученные критерии с табличными:

* при числе степеней свободы 30 и вероятности допустимой ошибки 0,05, критическое значение t = 2,04;

* при числе степеней свободы 40 и вероятности допустимой ошибки 0,05, критическое значение t = 2,02.

Наше значение степеней свободы = 38, а полученные показатели по тревожности 1,058 и по депрессии 1,150, что меньше табличных значений 2,04 и 2,02.

Полученные данные говорят о том, что сравниваемые средние значения двух выборок, равные в нашем случае: по тревожности: 0,653 и 0,342 и по депрессии 0,625 и 0,015, статистически достоверно не отличаются друг от друга.


2.2 Результаты вторичного тестирования экспериментальной группы после проведения тренинга по психопрофилактике табакокурения.

Данный тренинг психопрофилактики был проведён в течение 1,5 месяцев на базе “Центра социальной поддержки детей и подростков” г. Одинцово Московской области, в феврале – апреле 2007 года. После проведения тренинга экспериментальная группа была подвергнута вторичному тестированию по методикам «Тревожность и депрессия» и «Агрессивность Басса-Дарки». (См. Приложение 4, 5)

Результаты теста «Тревожность и депрессия» (см.Приложение3)

Таблица 3

№ п/п

До проведения тренинга

После проведения тренинга

Тревожность

Депрессия

Тревожность

депрессия

Степень

Показатель

Степень

Показатель

Степень

Показатель

Степень

Показатель

1

В

-1,34

Н

0,19

В

-1,29

Н

0,19

2

Н

-1,14

В

-1,35

Х

1,29

Н

-1,27

3

Н

0,17

Н

0,97

Х

1,30

Н

1,01

4

Х

1,32

Х

1,33

Х

0,34

Х

1,32

5

В

-2,12

В

-2,38

В

-2,04

В

-1,96

6

В

-1,76

Х

1,59

Н

-1,12

Х

1,54

7

В

-1,83

Н

1,17

В

-1,52

Х

1,29

8

Н

0,97

Н

1,07

Н

0,98

Н

1,07

9

В

-1,97

В

-2,05

В

-1,67

В

-1,98

10

В

-1,29

Н

-1,18

Н

-1,04

Н

-1,05

11

Н

1,04

Х

2,24

Х

0,36

Х

2,31

12

Х

2,14

Х

2,41

Х

2,15

Х

2,4

13

Н

1,19

В

-1,33

Х

0,62

Н

-1,22

14

Н

-0,69

В

-1,47

Н

0,23

В

-1,36

15

В

-2,01

В

-2,94

В

-1,78

В

-1,66

16

В

-2,13

Н

-0,12

В

-2,01

Н

-0,1

17

В

3,01

Х

3,81

Н

1,13

Х

3,42

18

Х

1,88

Н

-0,76

Х

1,89

Н

-0,33

19

В

-2,56

Н

0,89

Н

-1,22

Н

0,62

20

В

-2,18

В

-1,8

В

-1,98

В

-1,82

После повторного проведения тестирования после проведения тренинга существенно улучшились показатели тревожности экспериментальной группы: снизилось число подростков, обладающих высокой степени тревожности с 11 человек до 7 человек, неопределенной состояние выраженности тревожности выявлено у 9 человек, а было у 8 человек. Хорошее психическое состояние было выявлено у 6 человек, а до тренинга было 5 человек.

После повторного проведения тестирования после проведения тренинга существенно улучшились показатели депрессии экспериментальной группы: снизилось число подростков, обладающих высокой степени депрессии с 7 человек до 5 человек, неопределенной состояние выраженности тревожности выявлено у 9 человек, а было у 8 человек. Хорошее психическое состояние было выявлено у 6 человек, а до тренинга было 5 человек.

Результаты повторного тестирования экспериментальной группы после проведения тренинга по методике Басса-Дарки на определение составных частей агрессивности.


Количество человек

16

15

14

13

12

11

10

9

8

7

6

5

4

3

2

1

Физическая агрессия

Косвенная агрессия

Вербальная агрессия

Раздражение

Негативизм

Обида

Подозрительность

Чувство вины

Общая агрессивность

Враждебность

Рис.5 Показатели высокой степени проявления качеств в группах: серый цвет – до проведения тренинга, тёмный — после проведения тренинга


Полученные данные позволяют сделать следующие выводы:

1. после проведения тренинга снизилась высокая степень выраженности таких составляющих частей агрессивности, как: физическая, косвенная агрессивность, раздражительность, подозрительность и враждебность.

2. проведение тренинга не повлияло на такой показатель, как обида.

3. после проведения тренинга увеличились показатели негативизм и чувство вины.

2.2. Методы математико-статитистической проверки полученных данных

Для проверки значимости полученных данных, воспользуемся методом статистического анализа экспериментальных данных, а именно критерием χ2 .(Р.С. Немов, том 3., стр. 572)

Используем метод дисперсионного анализа повторных измерений.

Для сравнения будем брать показатель общей агрессивности – до и после эксперимента.

Полученные данные (использована компьютерная программа «БИОСТАТ»)

χ2 = 9,72

Если сравнить полученный результат с граничными (критическими) значениями χ2 – критерия, соответствующие разным вероятностям допустимой ошибка и разным степеням свободы..

В нашем случае значение числа степеней свободы 2 выясняем степень значимости образовавшихся различий до и после эксперимента. Полученное значение критерия больше 9,21 (табличное значение) при вероятности допустимой ошибки меньше, чем 0,01.

Следовательно, гипотеза о значимых изменениях, которые произошли после проведения тренинга, экспериментально подтвердились.


Вывод

На основании полученных данных и анализа теоретических источников по проблеме табачной зависимости у подростков, были сделаны следующие выводы:

1. Социально-психологическими факторами, влияющими на формирование табачной зависимости, являются: нарушенные отношения между членами семьи (включая дефицит родительской эмпатии); отсутствие доверительных отношений с ребенком; воспитание по типу гипоопеки или противоречивой направленности родительских установок; преобладающий круг общения с курящими подростками, в сочетании с различными формами девиантного или криминального поведения; невозможность удовлетворить свои актуальные потребности в сочетании с отсутствием устойчивых позитивных увлечений, неспособностью к организации досуга. Ведущую роль в работе с зависимыми подростками играют методы индивидуальной и групповой психотерапии с обязательным вовлечением в работу родительской семьи и ближайшего окружения. Роль педагогического коллектива заключается в содействии подростку в возвращении его в образовательную среду.

2. В контрольной группе преобладают подростки с лабильной акцентуацией характера (6 человек), которая описывается следующим образом: «Лабильные подростки весьма чутки ко всякого рода знакам внимания, благодарности, похвалам и поощрениям – все это доставляет им искреннюю радость, но вовсе не побуждает к заносчивости или самомнению. Порицания, осуждения, выговоры, нотации глубоко переживаются и способны вторгнуть в беспросветное уныние. Действительные неприятности, утраты, несчастья лабильные подростки переносят чрезвычайно тяжело, обнаруживая склонность к реактивным депрессиям, тяжелым невротическим срывам»; а также по 3 человека с гитпертимным, психостеническим и конформным типом акцентуации. В экспериментальной группе преобладает гипертимный тип акцентуации (5 человек) и шизоидный (4 человека). Шизоидный тип акцентуации характеризуется следующим: «Недоступность внутреннего мира и сдержанность в проявлении чувств делают непонятными и неожиданными для окружения многие поступки шизоидов, ибо все, что им предшествовало, – весь ход переживаний и мотивов – осталось скрытым, легко становятся на путь частых и регулярных выпивок, постоянного табакокурения или наркотиков».

3. В обеих группах отмечаются высокие уровни агрессивности, демонстративности, тревожности, низкие уровни уверенности в себе, самооценки, рациональности и самостоятельности. Курение в обеих группах в большинстве своём имеет психологический характер, и от него достаточно легко будет избавиться, применив определенные методы психологического воздействия.

4. В экспериментальной группе преобладает косвенная, вербальная агрессия, обида, чувство вины, общая агрессивность и враждебность, а в контрольной группе преобладает физическая агрессия, раздражение, негативизм и подозрительность.

5. Выявление мотивации употребления сигарет выявило главный показатель: «игра с сигаретой», второй по значимости «привычка», третьим мотивом был назван «стимуляция».

6. После повторного проведения тестирования в экспериментальной группе (после проведения тренинга) существенно улучшились показатели следующих характеристик личности: снизилось число подростков, обладающих высокой степени тревожности, депрессии, снизилась высокая степень выраженности таких составляющих частей агрессивности, как: физическая, косвенная агрессивность, раздражительность, подозрительность и враждебность, но не повлияло на такой показатель, как обида. После применения статико-математических методов обработки результатов, мы пришли к выводу, что гипотеза о значимых изменениях, которые произошли после проведения тренинга, экспериментально подтвердились.

Рекомендации

Одно из важных направлений коррекционно-воспитательной работы с подростками предполагает формирование у них разнообразных, устойчивых побудительных мотивов отказа от употребления табачных изделий и мотивов морального порядка. Достижение успехов в большей мере зависит от положительного, эмоционально окрашенного отношения учащихся к учебной и трудовой деятельности, к педагогам и коллективу товарищей.

1. Необходимо вовлечение изолированного подростка с интересную деятельность. Оказать помощь в достижении успеха в той деятельности, от которой прежде всего зависит употребление табачных изделий подростком (преодоление неуверенности, социальной адаптации в коллективе сверстников и т.д.)

2. Научить подростка преодолеть агрессивность (вспыльчивость, обидчивость) которая часто является не только причиной, но и следствием употребления табачных изделий.

4. Использовать косвенные меры, которые будут перемотивировать подростка на отказ употребления табачных изделий: например предложить авторитетным некурящим сверстникам оказать влияние на курящего подростка.

5. Целенаправленно включать курящих подростков, в социально одобряемую деятельность. Особое психологическое значение приобретает методика рубежей-коллективных (например, годовщина школы), лично-коллективных (окончание учебного года) и личных (день рождения). Специальная подготовка к ним увлекая подростков своим содержанием и способами организации, вырабатывает в группе детей определенный стиль и создает тон способствующие развитию отношений взаимозависимости, взаимоответственности, развивающие новые формы общения подростков друг с другом и со взрослыми, общение на более высоких уровнях.

6. Включение подростков в систему социально значимой деятельности приводит к реальному укреплению контактных коллективов детей, в которых сокращается число изолированных, противостоящих друг другу групп.

В коллективной социально одобряемой деятельности, где реально накапливается нравственный опыт взаимного доверия, уважения, взаимной требовательности, создаются условия для ликвидации товарищества, в котором подростки коллективно курят. Развитию взаимопомощи подростков, росту ответственности, взаимной требовательности способствует разнообразная культурно-массовая внутришкольная и внешкольная социально-признаваемая деятельность ребят. Особенно возрастает значение организационного труда подростков. Выступая в его процессе не только как исполнитель, но и как ответственный организатор, подросток действительно ощущает свою реальную самостоятельность, активно включаясь в новую систему взаимоотношений и с товарищами, и с взрослыми.

В процессе этой деятельности у подростка не только вырабатываются организаторские умения и навыки, но главное, формируется сознание долга. Активную воспитательную роль играет социально полезная производительная деятельность.

7. Для повышения уровня адаптированности можно использовать следующее: знакомство подростка с культурой общения, взаимоотношением между людьми; обеспечение условий для удовлетворения потребностей подростка в самоутверждении; развитие интересов, формирование познавательной мотивации; обучение адекватным способам выражения негативных чувств; расширение репертуара общения, умение сочетать роль «командира» и «подчиненного», — всех тех, которые зависят от личностных качеств подростка, не от употребления табачной продукции.


Литература

1. Андреева Г.М. Социальная психология. Учебник для высших учебных заведений. – М.: Аспект Пресс, 2001. – 376с.

2. Андреева Г.М. Социальная психология: Учебник. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Изд-во МГУ, 1988. – 432с.

3. Берон Р., Ричардсон Д. Агрессия – СПб.; Питер, 1997 – 336 с.: ил. (Серия «Мастера психологии»).

4. Братусь Б.С., Лимин О.В. Закономерности развития деятельности и проблемы психолого-педагогического воздействия на личность // Вестник МГУ. – 1982.

5. Годфруа Ж. Что такое психология: В 2-х т. Изд. 2-е, стереотипное, Т. 1: Пер. с франц. – М.: Мир, 1996. – 496с.

6. Годфруа Ж. Что такое психология: В 2-х т. Изд. 2-е, стереотипное, Т.2: Пер. с франц. – М.: Мир, 1996. – 496с.

7. Гонеева А.Д. и др. Основы коррекционной педагогики: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. Заведений / А.Д.Гонеева, Н.И. Лифинцева, Н.В. Ялпаева; Под ред. В.А. Сластенина. – М.: Издательский центр «Академия», 1999. – 280с.

8. Дьяченко М.И., Кандыбович Л.А. Психологический словарь – справочник. Мн.: Харвест, М… АСТ, 2001. – 576с.

9. Забрамная С.Д. Психолого-педагогическая диагностика умственного развития детей. Учеб. Для студентов дефектол. Фак.: педвузов и ун-ов. – 2-е изд… перераб. – М.: Просвещение: Владос, 1995. – 112с.

10. Защиринская О.В. Психология детей с задержкой психического развития, Хрестоматия: Учебное пособие для студентов факультетов психологии. – СПб.: Речь, 2003. – 432с.

11. Зигмунд Фрейд, психоанализ и русская мысль / Сост. и авт. вступ. ст. В.М. Лейбин. – М.: Республика, 1994. – 384с.

12. Изард К.Э. Психология эмоций / Перев. с англ. – СПб.: Издательство «Питер», 2000. – 464 с.: ил.

13. Инновации в работе специалистов Социально-психологических учреждений. Коллектив авторов: Олиференко Л.Я., Чепурных Е.Е., Шульга Т.И., Быков А.В. – М.: Полиграф сервис, 2001 – 320с.

14. Исаев Д.Н. Умственная отсталость у детей и подростков. Руководство. – СПб.: Речь, 2003. – 391с., ил.

15. Коробейник И А. Нарушения развития и социальная адаптация. – М.: ПЕР СЭ, 2002. – 192с.

16. Кулагина И.Ю., Колюцкий В.Н. Возрастная психология: Полный жизненный цикл развития человека. Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. – М.: ТЦ. «Сфера», при участии «Юрайт – М», 2001. – 464 с.

17. Майерс Д. Социальная психология / Перев. с англ. – СПб.: Издательство «Питер», 1999. – 688с.: ил. (Серия «Мастера психологии»).

18. Макаренко А.С. Соч.: в 7 Т. – М.: Изд-во АПН. РСФСР, 1959.-1960. – Т.V, с.133.

19. Невский И.А. Трудный успех. – М.: Просвещение. 1981. – 112с.

20.Овчарова Р.В. Технологии практического психолога образования: Учебное пособие для студентов вузов и практических работников. – М.: ТЦ. Сфера при участии «Юрайт-М», 2001. – 448с.

21. Основы психологии. Практикум / Ред.-сост. Л.Д. Столяренко. Ростов н/Д: изд-во «Феникс», 2000. – 576 с.

22. Первин Л., Джон О. Психология личности: Теория и исследования / Пер. с англ. М.С. Жамкочьян под ред. В.С. Магуна – М.: Аспект Пресс, 2001. – 607с.

23. Петрова В.Г., Белякова И.В. Психология умственно отсталых школьников: Учеб. Пособие для студ. Высш. пед. учеб. Заведений. – М.: Издательский центр «Академия», 2002. – 160с.

24. Практическая психология образования: Учебник для студентов высших и средних специальных учебных заведений. / Под ред. И.В. Дубровиной. 2-е издание – М.: ТЦ. «Сфера», 1998. – 528с.

25. Психология. Словарь / Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Политиздат, 1990. – 494с.

26. Практикум по возрастной психологии: Учеб. пособие / Под. ред. Л.А. Головей, Е.Ф. Рыбалко. – СПб.: Речь, 2002. – 694 с.: ил.

27. Райс Ф. Психология подросткового и юношеского возраста. – СПб.: Издательство «Питер», 2000. – 656с.: ил. – (Серия «Мастера психологии»).

28. Реан А.А. Агрессия и агрессивность личности //Психологический журнал. 1996. Т 17, № 5.

29. Семенюк Л.М. Психологические особенности агрессивного поведения подростков и условия его коррекции. Учебное пособие. – М.: Московский психолого-социальный институт: Флинта, 1998. – 96с.

30. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. С-Пб.: Социально психологический центр, 1996.

31. Смирнова Т.П. Психологическая коррекция агрессивного поведения детей. Серия «Психологический практикум». – Ростов н/Д: «Феникс», 2003. – 160с.

32. Фабри К.Э. Основы зоопсихологии. – 3-е изд. – М.: Российское психологическое общество, 1999. – 464с.

33. Фельдштейн Д.И. Самостоятельные группы молодежи: социально – психологический аспект Советская педагогика. – 1988. — №7. с.54-60.

34. Фельдштейн Д.И. Трудный подросток. – Душанбе, 1972. – 183с.

35. Фрейд З. Лекции по введению в психоанализ. В 2 Т. – М.: Госиздат, 1922. Т.1. – 250с.

36. Холичер В. Человек и агрессия. – М., 1973. – с.129.

37. Холл Кэлвин С., Линдсей Гарднер. Теории личности. Пер. с англ. И.Б. Гриншпун. – М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО – Пресс, 1999. – 592с. (Серия «Мир психологии»).

38. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности – СПб; Издательство «Питер», 2000. 608 с.: ил. – (Серия «Мастера психологии»).

39. Шульга Т.И., Олиференко Л.Я. Психологические основы работы с детьми «группы риска» в учреждениях социальной помощи и поддержки. – М.: Изд-во УРАО, 1997. – 100с

40. Шульга Т.И, Слот В., Спаншерд Х. Методика работы с детьми «группы риска». М.: Изд-во УРАО, 1999. – 104с.

41. Юрчук В.В. Современный словарь по психологии. – Мн: «Современное слово», 1998. – 768с.


ПРИЛОЖЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Анкета

Пол ___________ возраст ____________

1. Считаете ли вы, что курение сигарет – это заболевание?

А) Да, б) не знаю, в)нет

2. Сможете ли вы устоять перед соблазном выкурить сигарету?

А) Да, б) не знаю, в)нет

3. Какова причина закурить сигарету в первый раз?

А) за компанию б) почувствовать себя взрослым, В) не курю вообще

4. С кем Вы курили в первый раз?

А) со сверстниками б) старшими друзьями в) с родителями, г) не курю вообще д) один

5. Какие сигареты Вы употребляете чаще?

А) крепкие б) более слабые, в) какие стрельну г)не курю вообще

6. Какие случаи (жизненные ситуации) приводят вас к выкуриванию сигареты?

А) за компанию б) по настроению в) для снятия напряжения г) не курю

7. Курят ли в вашей семье?

А)Постоянно б)Очень редко

8. Скрывают ли Ваши родные, что курят, от Вас?

А) Да б) нет

9. Предлагают ли родители сигареты вам?

А)Да, б) нет

10. Как Вы думаете, что сделают Ваши родители, если узнают, что Вы курите?

А) Не знаю б)Будут ругаться в)Предложат курить с ними

11. Сколько сигарет Вы выкуриваете в день?

А) менее 5, б) менее 10, в) пачку и более г) не курю вообще

12. Как вы относитесь к курящим людям?

А) положительно б) отрицательно в) мне все равно

13. Как Вы думаете, мешает ли курение Некурящим людям?

А) да, б) Нет, в) мне все равно

14. Многие подростки, начиная курить, уверены в том, что могут в любой момент остановиться. Согласны вы с этим убеждением?

А)Да, б)не совсем, в)нет


ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Тест «ПОЧЕМУ ВЫ КУРИТЕ?»

Хотите узнать, почему вы курите? Дайте ответ на каждый вопрос в табл. 4, обведя цифру в соответствующей колонке кружком. Если ваш ответ полностью совпадает с утверждением, получаете 5 баллов, полностью не совпадает — 1 балл. Остальные баллы — промежуточные.


Над каждой буквой поставьте ту цифру, которую вы обвели, прочитав утверждение, отмеченное этой буквой. Сложите цифры и результаты запишите над причиной, соответствующей утверждению. Психологи выделяют шесть наиболее распространенных мотивов курения.

Сумма цифр над причиной больше 11 указывает, что вы курите именно по названной «причине». Сумма от 7 и меньше — низкая и вас не характеризует. Сумма цифр между 7 и 11 является пограничной и говорит о том, что в некоторой степени для вас — это «причина» курения.

Если ваши ответы приходятся в основном на первые три мотива, это значит, что ваша зависимость от табака скорее психологического, чем физиологического характера, В принципе, занимая руки чем-то более «безопасным», чем сигарета (карандаш, ручка, ключи), вы легко могли бы избавиться от курения. Шансы, что вам будет нетрудно сделать это, у вас высокие.

Преобладание последних трех мотивов требует силы воли, готовности преодолевать себя. Вам придется нелегко. Но здоровье того стоит.


ПРИЛОЖЕНИЕ 3

«Тревожность и Депрессия»

Выявление состояние тревожности и депрессии, обусловленные неуравновешенностью нервных процессов.

Предлагается ответить на вопросы анкеты, которая сопровождается следующей инструкцией: «Просим Вас ответить на серию вопросов, которые помогут нам выяснить ваше самочувствие. Отвечайте, пожалуйста, искренне».

Если состояний, указанных в вопросе, у Вас никогда не было, поставьте 5 баллов;

если встречаются очень редко – 4 балла;

если бывают временами – 3 балла;

если они бывают часто – 2 балла;

если почти постоянно или всегда – 1 балл.

Если вопрос Вам не понятен – обратитесь за разъяснением.

Исследование коллективное или индивидуальное.

Тестируемые получают бланк ответов, их внимание обращается на то, чтобы они не допускали ошибок при заполнении бланка.

Вопросы

1. Замечаете ли Вы, что стали более медлительны и вялы, что нет прежней энергичности?

2. Вам трудно бывает заснуть, если Вас что-нибудь тревожит?

3: Чувствуете ли Вы себя подавленным и угнетенным?

4.Бывает ли у Вас ощущение какого-либо беспокойства (как будто что-то должно случиться), хотя особых причин нет?

5.Замечаете ли Вы, что сейчас испытываете меньшую потребность в дружбе и ласке, чем раньше?

6.Приходит ли Вам мысль, что в Вашей жизни мало радости и счастья?

7.Замечаете ли Вы, что стали каким-то безразличным, нет прежних интересов и увлечений?

8.У Вас бывают периоды такого беспокойства, что Вы даже не можете усидеть на месте?

9.Ожидание Вас тревожит и нервирует?

10.У Вас бывают кошмарные сновидения?

11.Вы испытываете тревогу и беспокойство за кого-нибудь или за что-нибудь?

12.Бывает ли у Вас чувство, что к Вам относятся безразлично, никто не стремится Вас понять и посочувствовать Вам и Вы ощущаете себя одиноким (одинокой)?

13.Вы обращали внимание на то, что руки или ноги часто находятся у Вас в беспокойном движении?

14.Чувствуете ли Вы у себя нетерпеливость, непоседливость или суетливость?

15.Вам часто хочется побыть одному?

16. Вы замечаете, что Ваши близкие относятся к Вам равнодушны или даже неприязненно?

17.Вы чувствуете себя скованно и неуверенно в обществе?

18.Приходят ли Вам мысли, что Ваши подруги (друзья) или близкие более счастливы, чем Вы?

19.Прежде, чем принять решение, Вы долго колеблетесь?

20.У Вас возникает чувство, что во многих неприятностях виноваты Вы сами?

Обработка полученных данных

Проставленные тестируемыми баллы принимают определенные числовые значения, которые указаны в таблицах.

По значениям, указанным в таблицах, балл самочувствия заменяется диагностическим коэффициентом. Вслед за перекодировкой подсчитывают алгебраическую сумму (с учетом положительного или отрицательного знака) диагностических коэффициентов для каждой шкалы отдельно.

Алгебраическая сумма коэффициентов, большая +1,28, свидетельствует о хорошем психическом состоянии. Сумма, меньшая -1,28, говорит о выраженной психической напряженности, тревожности, депрессии. Промежуточные значения (от -1,28 до + 1,28) говорят о неопределенности данных. Обычно пограничные значения характеризуются коэффициентами в пределах от -5,6 до-1,28.

Пограничное состояние тревожности проявляется в снижении порога возбуждения по отношению к различным стимулам, в нерешительности, нетерпеливости, непоследовательности действий. Невротическая реакция тревожности как беспокойства за собственное здоровье, за здоровье своих близких, в общении проявляется в том, что человек ведет себя неуверенно.

Депрессия проявляется в невротических реакциях – в ослаблении тонуса жизни и энергии, в снижении фона настроения, сужения и ограничения контактов с окружающими, наличии чувства безрадостности и одиночества.

ТРЕВОЖНОСТЬ

ДЕПРЕССИЯ

номера признаков тревожности

Баллы

1

2

3

4

5

2

-1,38

-0,44

1,18

1,31

0,87

4

-1,08

-1,3

-0,6

0,37

1,44

8

-1,6

-1,34

-0,4

0,6

0,88

9

-1,11

0,54

1,22

0,47

10

-0,9

-1,32

-0,41

-0,41

1,2

11

-1,19

-0,2

1,04

1,03

0,4

13

-0,78

-1,48

-1,38

0,11

0,48

14

-1,26

-0,93

-0,4

0,34

1,24

17

-1,23

-0,74

0,37

0,63

19

-1,92

-0,36

0,28

0,56

0,1

номера признаков депрессии

Баллы

1

2

3

4

5

1

-1,58

-1,45

-0,41

0,7

1,46

3

-1,51

-1,53

-0,34

0,58

1,4

5

-1,45

— ,26

-1

0,83

6

1,38

— ,62

-0,22

0,32

0,75

7

-1,3

— ,5

-0,15

0,8

1,22

12

-1,34

— ,34

-0,5

0,3

0,72

15

-1,2

— ,23

-0,36

0,56

0,2

16

-1,08

— ,08

-1,18

0,46

18

-1,2

— ,26

-0,37

0,21

0,42

20

-1,08

0,54

-од

0,25

0,32

ПРИЛОЖЕНИЕ 4

Программа по психопрофилактике табакокурения в подростковом возрасте, учитывающая личностные характеристики подростков и факторов способствующих развитию зависимости у подростков.

Общие принципы психологической профилактики

Традиционно профилактика наркологических заболеваний среди подростков строилась на системе информации о вреде алкоголя и наркотиков, которая доносилась до слушателей в виде лекций, проводимых специалистами. В последние годы спектр мероприятий расширился за счет психологической работы, направленной на коррекцию личностных уклонений. Наиболее перспективным считается проведение групповых тренингов. При этом некоторые авторы приходят к убеждению, что объектом направленности этих тренингов должна быть личность, а не собственно аддиктивное поведение (Сирота Н.А. и др., 1998).

Вообще система профилактики аддиктивного поведения должна начинаться гораздо раньше подросткового возраста, когда она заявляет о себе со всей остротой. В широком смысле она является составной частью воспитания полноценно функционирующей личности. В более узком смысле она должна быть направлена на формирование в первую очередь таких качеств личности, как самостоятельность, самодостаточность, креативность, стрессоустойчивость. Групповая психокоррекционная работа должна начинаться с младших классов школы или даже с дошкольных учреждений. Здесь могут применяться методы творческого самовыражения и игровые. Игровые методики в настоящее время занимают центральное место в групповой работе с подростками (Кулаков С.А., 1996; Марасанов Г.И., 1998; Сирота Н.А. и др., 1998).

Психокоррекционная работа с младшими подростками проводилась под руководством психолога “Центре социальной поддержки детей и подростков”

г. Одинцово Московской области. Применялся метод тематически ориентированной групповой арт-терапии.

Тренинг для профилактики табачной зависимости

Цель тренинга: посредством формирования полноценно функционирующей личности максимально отсрочить употребление табачных изделий и (или) добиться отказа от их употребления. Учитывая выявленные клинические, психологические и социальные характеристики несовершеннолетних, склонных к табачной зависимости, определены следующие задачи тренинга.

1. Развитие способностей несовершеннолетних: общения, осознания собственных эмоций и их регулирования, креативности, адекватного использования посторонней помощи, ответственности, уверенности в себе, противостояния постороннему давлению.

2. Получение несовершеннолетними информации по их запросу из области следующих основных проблем: межличностных и семейных отношений, интимной жизни, злоупотребления табачной продукцией и её профилактике, выбора профессии и др.

3. Гармонизация отношений несовершеннолетних с членами их семей.

4. Углубление взаимного знакомства педагогов и учащихся.

5. Сплочение школьного коллектива.

5.2. Формирование группы и режим работы

Содержание тренинга

При работе с подростками в возрасте до 13 лет основной трудностью начального этапа является двигательная расторможенность и повышенная физическая агрессивность. Для старших же подростков характерна недоверчивость по отношению к руководителю, боязнь разглашения тайны происходящего в группе. Вопреки первоначальным ожиданиям, в разновозрастной группе старшие подростки не только не стремились поддерживать дисциплину, но и сами вовлекались в нарушения правил поведения младшими подростками, проявляя при этом признаки возрастного регресса. Их агрессивность проявлялась провокационным поведением, например, обвинениями типа: ”Наша классная руководительница призналась, что Вы ей все о нас рассказываете”, предложением руководителю десять раз отжаться от пола, неэтичными вопросами, касающимися интимных сторон его жизни и др. Такое поведение являлось пробным камнем: насколько можно доверять руководителю, а также испытанием его власти. Если на начальном этапе руководитель идентифицировался ими с учителем, то в дальнейшем — со старшим товарищем. Вторая волна агрессии может проявиться через некоторое время, но в более мягкой форме, и является проверкой позиции руководителя. Так, в одной из групп несколько человек начинали употреблять ненормативную лексику, чего ранее не допускали. В связи с этим стиль руководства колебался между директивным (у младших подростков) и демократическим, но не эгалитарным (у старших).

Агрессия, проявлявшаяся группой, имела, видимо, еще одну цель: испытание руководителя на истинные чувства по отношению к группе. Спустя некоторое время от отдельных участников последовали вопросы: “Вы нас любите?” Вопросы задавались в утвердительном смысле, при этом руководителю давалось понять, что это мнение группы основывается на оценке его терпимости.

Таким образом, на начальном этапе группового процесса основной задачей является правильное реагирование на агрессию. Для этого может быть использован принцип “психологического айкидо”. Так, после выполнения требования “отжаться от пола” часть группы испытала чувство стыда, вины, сочувствия к руководителю. Обсуждение этой проблемы проводилось при сеансе обратной связи.

Показательной является форма обращения, которую выбирают подростки: если для учеников более старшего возраста (15 лет) привычным оказалось обращаться по имени-отчеству, а дети в возрасте до 13 лет, среди которых преобладали социально запущенные, спонтанно стали называть руководителя “дядя Леша”.

Учитывая актуальные потребности подростков, особое внимание уделяется уважительному, безоценочному отношению к членам группы, проведению дискуссии на позиции взрослый-взрослый, исключающей назидательный, менторский тон. Проблемы, как правило, выдвигают сами подростки, а руководитель только помогает их сформулировать, хотя стиль руководства и склоняется к директивному в вопросах выполнения тех или иных процедур.

Большая ролевая игра

Основная цель тренинга: в игровой форме ознакомление подростков с проблемами современной школы, важнейшей из которых является проникновение “аддиктивной философии” в образ жизни учащихся, и обучение их способам противодействия вовлечению в употребление табачных изделий.

Игра включает в себя 4 этапа: “разогрев”; ознакомление участников с правилами, фабулой игры, игровыми ролями; собственно ролевая игра; обсуждение и подведение итогов.

Разогрев может осуществляться с использованием различных упражнений, таких как “движение молекул” (соединение участников по команде по два, по три … по пять), «прохождение по мостику», «беседа слепого, глухого и немого», “земляне и инопланетяне”, упражнения на развитие доверия и т.д.

Каждому из участников мастер игры выдает по собственному усмотрению карточку с его ролью и кратким описанием задач. Замена ролей не допускается. К психотерапевту можно обращаться с просьбой, но не спорить, он может во время игры вводить новые ситуации.

Действие происходит в обыкновенной современной российской школе. Ее коллективу предлагается подготовить на конкурс проект программы по борьбе с курением. Таким образом, ролевая игра включает в себя дискуссионный клуб с элементами мозгового штурма.

Описание игровых ролей

Все роли условно распределяются на две группы: взрослых и учеников. Роль продавца сигарет может быть отнесена к любой из этих групп.

Группа взрослых.

«Директор». Должен обеспечить привлекательный имидж школе, собрать деньги (триста пиастров) на неотложные нужды (ремонт здания или поездку спортивной команды на соревнования). Имеет право штрафовать учителей и учеников за нарушение распорядка школы (одно нарушение — один пиастр).

«Дежурный учитель». Обеспечивает порядок в школе во время своего дежурства. Задача – обнаружить пять нарушений дисциплины. Нарушителям вручает жетон ненависти.

«Классный руководитель». Обеспечивает успешную работу класса. Несет ответственность за порядок в классе и здоровье учащихся. Задача — найти для исполнения пяти номеров в конкурсе самодеятельности учащихся, которые должны продемонстрировать свои способности во время игры (прочитать стихи, спеть песню, танцевать и т.д.). Имеет 8 жетонов благодарности для поощрения участников самодеятельности.

«Замдиректора». Организатор, его задача — сделать так, чтобы в школе не было конфликтов. Старается всех примирить. Задача — помочь урегулировать не менее трех конфликтов.

«Замученный учитель». Уставший от жизни, загруженный своими домашними проблемами (нехватка денег, больные родители…). Задача — получить у директора материальную помощь в размере 20 пиастров для покупки лекарств для больной матери.

«Учитель – любимец класса». Пользуется любовью и авторитетом учащихся. Должен набрать от участников игры не менее шести жетонов благодарности.

«Обвиняющий учитель». Считает учеников лентяями, а других учителей бездарными, никогда не признает своих ошибок. Задача – найти повод для вручения пяти жетонов ненависти тем, кто ему не нравится.

«Охранник». Обеспечивает порядок, не пропускает чужих, обязан выявить всех лиц, причастных к распространению и употреблению сигарет. При выявлении сообщает мастеру, при двух ошибках увольняется. При выявлении каждого нарушения получает от 1 до 5 пиастров.

«Уборщица». Следит за соблюдением чистоты в школе, склочная и крикливая. Имеет информацию, что в школе есть два распространителя сигарет и что кто-то из учеников помогает отцу-журналисту собирать компромат на школу. Может использовать информацию в своих целях. Задача — собрать 50 пиастров на шубку внучке.

«Чиновник управления образования». Ищет различные нарушения порядка в школе, чем усложняет жизнь директору и учителям, может требовать невыполнимого, заботится о том, чтобы никакая отрицательная информация не попала в средства массовой информации. Может штрафовать педагогический коллектив за каждое выявленное нарушение на сумму до 3 пиастров.

«Богатый родитель». Имеет двести пиастров. Задача — устроить в школу ребенка и обеспечить его хорошую успеваемость.

«Психолог». Дает советы учителям и учащимся, получая от них в качестве оплаты полжетона благодарности. Эта роль в зависимости от ситуации может быть поручена школьному психологу или кому-то из педагогов.

«Участковый милиционер». Действует в школе по приглашению администрации, выполняет задачи соответственно ситуации.

Ученики

«Заядлый курильщик». Курит давно, каждые 20 минут просится выйти из класса, чтоб затянуться сигареткой. В начале игры выкурил одну сигарету. При пропуске дозы начинается «ломка». За ее наступлением следит помощник мастера игры, он же при необходимости помогает ее изображать. При обнаружении курильщика с сигаретой в туалете охранником или милиционером получает наказание — попадает в одиночную камеру не менее чем на десять минут. Имеет десять жетонов ненависти; чтобы излечиться, должен от них избавиться. Каждый раз при выкуривании сигареты бросает монету, если выпадает “орел” — получает символ сигареты (жевательную резинку), если “решка” — передозировка — должен съесть что-то неприятное (лимон без сахара, лук, чеснок).

«Курильщик «за компанию». Курит только в компании курильщиков, а дома – боится родителей. Имеет пять жетонов ненависти, от которых должен избавиться, чтобы не курить вообще. Знает, что “ребенок крутого” имеет Путеводитель по интернету.

«Поставщик сигарет в школу». Имеет деньги (тридцать пиастров), сигареты двух типов — сильные (жевательная резинка) и слабые (конфеты). Задача — заработать двести пиастров и способствовать желанию закурить не менее трех человек. Подозревает, что у него есть конкурент. В случае выявления его охранником попадает в одиночную камеру не менее чем на десять минут.

«Подлиза». Стремится заслужить поощрение от учителя, угождает ему. Имеет два жетона ненависти, от которых должен избавиться. Хочет заработать деньги на магнитофон (тридцать пиастров).

«Зазнайка». Считает себя самым умным, ко всем относится высокомерно. Имеет два жетона ненависти. Задача- получить два жетона благодарности.

«Звезда». Местная красавица, на нее обращают внимание юноши, девушки ей завидуют. Имеет десять “жетонов благодарности” для поощрения юношей.

«Мелкий пакостник». Устраивает всем каверзы, старается разозлить, выставить в нелепом виде и т.д. Знает, что уборщице нужны деньги. Имеет три жетона ненависти, от которых должен избавиться.

«Ребенок «крутого» родителя». Стремится показать свое превосходство над всеми окружающими. Имеет два жетона ненависти и сорок пиастров. Имеет «Путеводитель по интернету». Задача — получить десять жетонов благодарности.

«Профессиональный отличник». Стремится окончить школу с медалью и во всем быть примерным перед учителями. Задача — заработать пять жетонов благодарности.

«Совесть класса». Не терпит лжи, принципиален. Задача — выявлять любую ложь и несоответствие в поведении и словах людей. Должен обнаружить пять моментов лжи (“поймать за руку”), за которые виновному вручается жетон ненависти (выдает мастер).

«Лидер». Пользуется авторитетом, уверен в себе, инициативен, к нему часто обращаются за помощью. Задача — сплотить класс, завоевать и сохранить свой авторитет.

«Клоун». Должен быть всегда в центре внимания, шутит, дурачится, кривляется.

«Ученик-пессимист». Постоянно высказывает сомнение в успехе любого дела, задача — повергнуть всех в депрессию.

«Ботаник». Интересуется только наукой, книгами, интернетом.

«Сын (дочь) журналиста». Все «вынюхивает», должен получить информацию о «жареных фактах» (не менее трех). Может ее покупать. Имеет деньги — тридцать пиастров.

«Плохая девчонка». Курит, плохо учится (неинтересно), грубит, выглядит вызывающе. Задача- найти спрятанную в помещении пачку сигарет (жевачки) и тайно покурить на чердаке школы.

«Казанова» (покоритель женских сердец). Считает себя неотразимым, обращает внимание на девушек, стремится им понравиться, влюбить в себя, подружиться. Задача — добиться расположения двух девушек и получить от них по жетону благодарности.

«Хулиган». Грубит учителям, обижает одноклассников, курит. Имеет три жетона ненависти, от которых должен избавиться.

В конце каждой встречи подробно обсуждается игра с акцентом на результатах исполнения задач, на том, как себя чувствовал участник в отведенной ему роли, как часто подобные роли встречаются в жизни. Анализируются также меры по борьбе с табачной зависимостью, разработанные во время игры, которые при следующей встрече по мере возможности реализуются. Так, если предлагались меры жесткого контроля за проникновением в школу сигарет, то “охраннику” и “милиционеру” предлагается обыскивать и “обнюхивать” всех входящих в школу. Роли раздаются на каждой встрече заново по принципу контраста. Педагогам предлагаются роли учеников, а ученикам — преимущественно педагогов. По этой схеме игра может продолжаться два-три дня. В дальнейшем темой игры может стать суд над поставщиком сигарет в школу, если таковой будет обнаружен во время игры. В этом случае распределение ролей происходит иначе. Выделяются основные роли участников процесса: судья, присяжные заседатели, подсудимый, прокурор, адвокат, следователь, все остальные участники были свидетелями. Опыт проведения игры показал, что роль судьи должен исполнять человек, элементарно знакомый с основами судопроизводства, поэтому ее лучше предложить кому-либо из взрослых. При этом судья играет роль дирижера, побуждая участников игры к большей активности. В отличие от предыдущих сессий, роли участникам раздаются, но они имеют право до начала игры обменяться ими между собой.

По ходу игры может возникнуть необходимость в получении свидетельских показаний от судебно-медицинского эксперта или врача-нарколога. Их выступление в суде должно превратиться в диалог, раскрывающий суть и последствия табакокурения. Другая тема судебного заседания — бракоразводный процесс. Здесь также предлагаются роли согласно наименованию участников судебного процесса: судья, отец, мать, дети, свидетели (соседи, сослуживцы, друзья участников процесса). Как правило, в самом начале процесса всплывает мотив развода – курение матери, из-за чего родились нездоровые дети. Если этого не происходит, то на данное обстоятельство могут указать свидетели (в качестве свидетеля выступает кто-либо из взрослых участников). Сама игра достоверно моделирует реальную жизнь. Так, директор использует деньги «богатого родителя» для ремонта школы, за обещание сделать поблажки его ребенку. «Потребитель легких сигарет» достаточно быстро находит путь отказаться от своей пагубной привычки, а «заядлый курильщик», решив, что от десяти жетонов ненависти ему не избавиться (что отражает излечение), употребляет все силы на поиск поставщика сигарет и помогает ему распространять сигареты за получение одной бесплатной. Иногда в процессе игры выявляются новые проблемы, актуальные для участников. Они могут быть обсуждены после завершения основной игры или с этой темы может начаться новая сессия. Обсуждение включает в себя малые ролевые игры, а также такие приемы, как построение скульптуры и др. Наиболее важным результатом игры явилось то, что она стала тренировочной площадкой для апробирования подростками новых для себя видов антитабачного поведения, включая такой опыт, как стратегии выявление поведения курящего подростка, а также попыток вовлечения в этот процесс самого подростка, опыт противостояния групповому давлению и соблазнам, обращения за помощью (привлечения к разрешению проблем товарищей, взрослых — родителей, учителей, специалистов), опыт использования собственных ресурсов и способностей.

еще рефераты
Еще работы по психологие