Реферат: Выявление индивидульно-психологических особенностей личности суицидентов через психолого-лингвистический анализ текстов предсмертных записок

Министерство общего и профессионального образования

РоссийскойФедерации

Калужский государственный педагогический университет им. К.Э. Циолковского

Кафедра общей и юридической психологии

Выявление индивидульно-психологических особенностей личности суицидентов через психолого-лингвистический анализ текстов предсмертных записок

Калуга, 2007

Содержание

Введение

ГЛАВА 1: Теоретический обзор проблематики

1.1 Общее понятие суицида, его причины и виды

1.2 Группы риска

1.3 Судебно-психологическая экспертиза суицида

1.4 Роль психолингвистики в анализе текстов предсмертных записок

1.5 Роль психологии в составлении психологического портрета личности по написанным текстам

ГЛАВА 2: СОСТАВЛЕНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПОРТРЕТА ЛИЧНОСТИ СУИЦИДЕНТА

2.1 Компоненты анализа текстов предсмертных записок

2.1.1 Лингвистические компоненты анализа текстов

2.1.2 Психологические компоненты анализа текстов

2.2 Составление психологического портрета человека, принадлежащего к группе риска

2. 3 Практические рекомендации

Заключение

Библиография

Приложениея

Введение

В настоящее время исследования феномена самоубийства во всех его аспектах приобретает особую актуальность в связи с возрастанием интенсивности действия и увеличением числа психотравмирующих факторов на человека, которые способствуют значительному росту количественных показателей суицида, что отрицательно влияет на экономическую, политическую, психологическую ситуацию в обществе.

Самоубийство представляет собой комплексную проблему, и изучение данного явления началось в сфере не психологии, а философии. Альбер Камю — один из представителей школы экзистенциалистов — считал, что “есть лишь одна по-настоящему серьезная философская проблема — проблема самоубийства. Решить, стоит или не стоит жизнь того, чтобы ее прожить, — значит ответить на фундаментальный вопрос философии. Все остальное — имеет ли мир три измерения, руководствуется ли разум девятью или двенадцатью категориями — второстепенно”.[12, с. 56.]

В психологии и медицине суицид стал исследоваться, начиная с XIX в., когда появляются труды Э. Дюркгейма и З. Фрейда, ставшие фундаментальными исследованиями по этой теме.

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) ежегодно в мире от суицида погибает около 1 млн. человек, а количество людей, которые не довели самоубийство до конца, но успели нанести себе увечья, как минимум в 20 раз больше. По данным ВОЗ с 1991 по 2004 год в России от самоубийств погибло более 800 тыс. человек. При этом 90% самоубийц страдали как минимум одним психическим расстройством, которое не было вовремя диагностировано и вылечено. Отмечено также, что рост количества самоубийств почти не касается женщин – российские мужчины добровольно расстаются с жизнью в 6 раз чаще. Пока Россия остается на отметке 34,9 случая суицида на 100 тыс. населения.

Во второй половине XX века самоубийства по данным ВОЗ вышли на четвертое место в ряду причин смерти населения и имеют тенденцию к росту в последние десятилетия. Постоянный рост уровня суицидального поведения в мире привели к углубленному изучению этой проблемы в различных странах, разработке и осуществлению национальных программ по борьбе с суицидальным поведением, внедрению широких мероприятий по его превенции [Абрумов А.Г., 1988; Fагbеrоw N., 1980; Lеster D., 1995].

Главным в представленной проблематике мы считаем следующее: Что толкает людей на совершение самоубийства? Какие причины лежат в основе деструктивного поведения? Как отличить истинный суицид от инсценировки? На наш взгляд, можно найти ответы на эти вопросы, проанализировав тексты предсмертных записок. Подобные исследования проводились ранее (RetterstolN., OsgoodC.E.), однако, при анализе, в основном, внимание уделялось лингвистическим составляющим текста. Проанализировав содержание записок в психологическом ключе, мы можем получить достаточно ценную информацию о причинах, мотивах и особенностях личности. Данная информация, на наш взгляд, в дальнейшем будет полезна при составлении и разработке программ реабилитации и помощи группам риска, а так же в превенции суицидального поведения.

Цель исследования: выявление индивидуально-психологических особенностей личности суицидентов на основе анализа собственноручно написанных ими текстов.

Задачи исследования:

1. На основе анализа профильной литературы обобщить понятие суицида, его причины и виды, выявить психологические особенности личности суицидента.

2. Выявить возможности психолингвистики в составлении психологического портрета личности по написанному тексту.

3. На основе анализа текстов писем восстановить психологический портрет личности суицидента и выявить основные причины, толкающие людей на совершение самоубийства

4. Выявить особенности ситуаций, которые могли оказать влияние на состоянии индивида в предсуицидный период.

5. Уточнить очередность и содержание этапов методики составления психологического портрета личности по написанному тексту.

Объект исследования: тексты предсмертных записок и писем.

Предмет: психологическое содержание текстов писем.

Методы обработки данных:

1. Контент-анализ

2. Интент-анализ

3. ПАМУД (психологический анализ материалов уголовного дела)

Гипотеза: с помощью психолингвистического анализа текстов писем можно выявить индивидуально-психологические особенности личности суицидентов, а так же особенности ситуаций, которые оказывали влияние на состояние индивидов в предсуицидный период.


ГЛАВА 1: Теоретические основы выявления индивидуально-психологических особенностей личности суициндентов

1.1 Общее понятие суицида, его виды и причины

В XX в. изучением проблемы суицида занимались такие психологи как Э. Гроллман, В. Франкл, К. Роджерс и другие. Можно сказать, что наиболее важными проблемами, привлекающими внимание всех исследователей в этой области, являются:

· Причины самоубийства;

· Факторы риска (пол, социальное положение, психические расстройства, генетические заболевания и т.д.);

· Превенция, интервенция и поственция суицида, которым огромное внимание уделяется Э. Гроллман. Под этими терминами понимается профилактика самоубийств, непосредственная психологическая помощь человеку, стоящему на грани выбора и помощь его близким, если трагедия все же случилась.

Помимо этих проблем существует и множество других, связанных с морально-этическими нормами, религией, культурой и т.д.

Следует рассмотреть классификацию самоубийств, предложенную классиком суицидологии Э. Дюркгеймом. В своем социологическом этюде “Самоубийство” он выделяет 3 типа суицида: эгоистическое, альтруистическое и аномическое самоубийство.

Характерной чертой эгоистического самоубийства является “состояние “томительной меланхолии, парализующей всякую деятельность человека … ему невыносимо соприкосновение с внешним миром, и, наоборот, мысль и внутренний мир выигрывают настолько же, насколько теряется внешняя дееспособность”.

Человек закрывает глаза на все окружающее, т.к. оно лишь усиливает его боль и обращает внимание своего сознания только на себя, на свои переживания, но тем самым он только углубляет свое одиночество: “Действие возможно только при наличности соприкосновения с объектом; наоборот, для того, чтобы думать об объекте, надо уйти от него, надо созерцать его извне; в еще большей степени такое отъединение необходимо для того, чтобы думать о самом себе. Тот человек, вся деятельность которого направлена на внутреннюю мысль, становится нечувствительным ко всему, что его окружает”. Самоубийство в данном случае не содержит в себе никакого яростного порыва или протеста, наоборот, “последние моменты жизни окрашены спокойной меланхолией”, человек заранее продумывает план лишения жизни и спокойно движется к ключевому моменту [10].

Что касается альтруистического самоубийства, то оно диаметрально противоположно самоубийству эгоистическому. В противоположность эгоистическому суициду, характеризующемуся, как правило, полным упадком сил, альтруистическое самоубийство, “имея своим происхождением страстное чувство, происходит не без некоторого проявления энергии”. Альтруистическое самоубийство характерно, в основном для государственных деятелей, религиозных фанатиков или просто людей, чувствующих огромную ответственность за свое дело и за жизни других людей. Основным чертами данного типа являются: “Спокойствие полное; никаких следов самопринуждения, акт совершается от чистого сердца, потому что все деятельные наклонности прокладывают ему путь”.

Третий тип самоубийств – аномические суициды. Этот тип отличается “от первого тем, что совершение его всегда носит характер страстности, а от второго – тем, что вдохновляющая его страсть совершенно иного происхождения”.Доминирующим чувством в данном случае, по мнению Дюркгейма, является гнев. Если об эгоистическом самоубийстве можно сказать, что человек не испытывает острого отвращения к миру, то при аномическом суициде наблюдается горячий протест против жизни вообще. Дюркгейм считает, что характерной особенностью данного типа может являться в некоторых случаях ситуация убийства человека, которого суицидент считает виновным во всех его несчастьях и последующее самоубийство: “Если он считает себя ответственным за то, что случилось, то гнев его обращается против него самого; если виноват не он, то – против другого. В первом случае самоубийства не бывает, во втором оно может следовать за убийством или за каким-нибудь другим проявлением насилия”. Г. Белоглазов считает, что рост аномических самоубийств напрямую связан с нестабильностью социально-экономического строя страны: “…к современному этапу в истории России в полной мере применимо понятие аномии, а значит, аномичное самоубийство, безусловно, должно являться преобладающим типом самоубийств…”. [37].

Известны интересные статистические данные, полученные при опросе 60 студентов Университета штата Айдахо после попыток самоубийства. У них подробнейшим образом выяснилось все, что связано с мотивом этого поступка, и вот что было обнаружено: 85% из них не видели в своей жизни никакого смысла; при этом 93% из них были физически и психически здоровы, жили в хороших материальных условиях и в полном согласии со своей семьей; они активно участвовали в своей жизни и имели все основания быть довольными своей академическими успехами. Во всяком смысле, о неудовлетворенных потребностях не могло быть и речи. Это тем более заставляет нас задать себе вопрос, каковы условия, делающие возможной попытку самоубийства, что должно быть встроено в «conditionhumaine», чтобы когда-нибудь привести человека к такому поступку, как попытка самоубийства, несмотря на удовлетворение повседневных потребностей. Представить себе это можно лишь в том случае, если человек как таковой, или если он им уже перестал быть, это, по крайней мере изначально – добивается того, чтобы найти в своей жизни смысл и осуществить его. Это и есть то, что в логотерапии, терапии мотивации мы описываем понятием «стремление к смыслу» [31].

Суицидной можно назвать любую внешнюю или внутреннюю активность, направляемую стремлением лишить себя жизни. При заблаговременной диагностике внутренней активности суицидальный акт может быть предотвращен и не выйдет в план внешнего поведения.

Внутренние суицидальные проявления включают в себя:

1. Суицидальные мысли; фантазии на тему смерти («заснуть и не проснуться», «если бы со мной что-нибудь случилось, и я бы умер»);

2. Суицидальные замыслы: продумывание способов самоубийства, выбор его средств и времени;

3. Суицидальные намерения: к замыслу присоединяется волевой компонент, человек настраивает себя на действие.

К внешним формам суицидного поведения относятся:

4. Суицидальные попытки – целенаправленные акты поведения, направленные на лишение себя жизни, не закончившиеся смертью;

5. Завершенный суицид: действия заканчиваются гибелью человека

Общей причиной суицида является социально-психологическая дезадаптация, возникающая под влиянием острых психотравмирующих ситуаций, нарушения взаимодействия личности с ее ближайшим окружением. Считается, что суицидом личность пытается изменить свои обстоятельства: избавиться от невыносимых переживаний, уйти из травмирующих условий, вызвать жалость и сострадание, добиться помощи и участия, привлечь внимание к своим проблемам. Суицидное поведение может окрашиваться чувством мести обидчикам, «которые потом пожалеют», в нем могут проявляться черты патологического упрямства в преследовании цели любой ценой. Нередко этот акт отчаяния, когда личности кажется, что она исчерпала все свои силы и возможности повлиять на ситуацию.

Следует отметить, что давно ушло в прошлое, когда суицид напрямую отождествлялся с душевной болезнью. Самоубийство в настоящее время – больше психологическая проблема, чем патопсихологическая.

Суицидальное поведение вызывается, как правило, несколькими одновременно действующими и взаимодействующими мотивами, образующими развернутую систему мотивации действий и поступков человека (осознанными и неосознанными).

Говоря о самоубийстве как об осознанном лишении себя жизни, мы должны рассматривать не только внешние (социальные) причины суицидов, но и их внутренние (личностные) мотивы, которые проявляются в виде конфликтов [14].

Среди мотивов, объясняющих попытки самоубийства, сами подростки и эксперты-психологи указывают на различные способы таким образом оказать влияние на других людей: «дать понять человеку, в каком ты отчаянии» — около 40 процентов случаев, «заставить сожалеть человека, который плохо с тобой обращался» — около 30 процентов случаев, «показать, как ты любишь другого» и «выяснить, любит ли тебя действительно другой» — 25 процентов, «повлиять на другого, чтобы он изменил свое решение» — 25 процентов, и наконец в 18 процентов случаев «призыв, чтобы пришла помощь от другого» (мотивов может быть у каждой жертвы суицида несколько).

В данной главе нами были проанализированы виды самоубийств и их причины. На основе всего вышеизложенного, мы можем сформировать следующее определение суицида:

Суицид – осознанный акт устранения из жизни под воздействием острых психотравмирующих ситуаций, при котором собственная жизнь теряет для человека смысл.

1.2 Психологические характеристики группы риска

В группу риска входят разные слои населения, люди с различным уровнем жизни, семейным положением. Самоубийства могут быть непосредственно связаны с социальными причинами, примером может послужить тот случай, когда общественное положение какой-либо группы людей или конкретного индивида по независимым от них причинам настолько тяжело и невыносимо, что суицид становится одним из реальных путей избавления от страданий.

А.Е. Личко к числу наиболее частых причин суицидов относит:

-потерю любимого человека

-состояние физического и психического переутомления

-уязвленное чувства собственного достоинства

-разрушение психологических защитных механизмов личности в результате употребления алкоголя, гипногенных психотропных средств и наркотиков.

-отождествление себя с человеком, совершившим самоубийство.

-различные формы страха, гнева и печали по разным поводам.

Следует различать завершенные самоубийства (истинные) и попытки самоубийства (незавершенные суициды), носящие демонстративно-шантажный характер суициды. (Абрумова, 1974). Последние не преследуют цель ухода из жизни. Их цель – привлечение к себе или возвращение утраченного внимания, жалости и сочувствия окружающих, избавление от угрозы наказания и т.п. Вруксбан Д. (1985) говорит в этом смысле о суициде и парасуициде. Автор определяет суицид как намеренное самоубийство, а парасуицид – как акт намеренного самоповреждения, приводящего к смерти.

В случае подростков суицидное поведение может стать подражательным. Считается, что более половины суицидных попыток в подростковом возрасте являются демонстративными, т.е. без настоящего намерения умереть, а лишь разыграть для окружающих спектакль, производящий впечатление суицидной попытки с целью привлечь к себе внимание, добиться каких-то преимуществ, избавиться от грозящих неприятностей. Тем не менее, различить истинные и демонстративные суицидные попытки не всегда легко. По клиническим данным (А.Е.Личко, 1983) у подростков около 30% составляют не вполне ясные случаи.

Подростки копируют образцы поведения, которые они видят вокруг себя, которые им предлагает TV, массовая литература. Особенно подражательность характерна для незрелых, внушаемых субъектов. Так, подросток может увидеть, что смерть устрашает окружающих и является действенным средством нажима на обидчиков.

Предпосылкой аутодеструктивного поведения и суицида в частности является апатия, неверие в личные перспективы, снижение творческой и витальной активности в результате психической травмы. Однако наличие психотравмирующей ситуации – недостаточное условие для проявления суицида. Вторая составляющая – личностные особенности суицидента. Многие авторы, чьи статьи использовались в подготовке курсовой работы, обнаруживают ряд особенностей личности, не позволяющей ей адекватно реагировать на жизненные проблемы и тем самым

предрасполагающих к суициду. К ним часто относят: напряжение потребностей и желаний, неумение найти способы их удовлетворения, отказ от поиска выхода из сложных ситуаций, низкий уровень самоконтроля, неумение ослабить нервно-психическое напряжение, эмоциональная нестабильность, импульсивность, повышенная внушаемость, бескомпромиссность и отсутствие жизненного опыта.

У подростков суицид чаще встречается при следующих типах акцентуации: истероидный, сенситивный, эмоционально-мобильный, астенический. Фоном является высокий уровень агрессивности подростка.

Парасуицид. В возрасте до 19 лет процент умерших от суицида составляет 4% от других возрастных групп суицидентов. Однако у подростков много так называемых парасуицидальных поступков: фиксации на темах смерти, страхи и любопытство к смерти, суицидальные мысли, шантажно-демонстративные суицидальные поступки. Действия подростков направляются не на самоуничтожение, но на восстановление нарушенных социальных отношений. У суицидальных подростков есть отягощенное социальное окружение: неблагополучная семья, одиночество и заброшенность, отсутствие опоры на взрослого. Мотивы суицида, как правило, незначительны: двойка по предмету, обида на взрослого, переживание несправедливого обращения и т.п. Суицидальная готовность возникает на фоне довольно длительных ударов, психотравмирующих переживаний. У подростка снижается толерантность эмоциональной сферы, нарастает агрессивность, обнаруживается неумение противостоять житейским трудностям.

Психологический смысл подросткового суицида – крик о помощи, стремление привлечь внимание к своему страданию. Настоящего желания нет, представление о смерти крайне неотчетливо, инфантильно. Смерть представляется в виде желательного длительного сна, отдыха от невзгод, способа попасть в иной мир, так же она видится средством наказать обидчиков.

Э. Шнейдман выделил 10 общих черт суицида:

1. Общей целью суицида является нахождение решения. Самоубийство не является случайным действием. Оно никогда не совершается бесцельно. Оно представляется выходом из создавшегося положения, способом разрешения жизненной проблемы, дилеммы, обязательства, затруднения, кризиса или невыносимой ситуации.

2. Общей задачей суицида является прекращение сознания. Самоубийство легче всего понять как стремление к полному выключению сознания и прекращению невыносимой психической боли, особенно если это выключение рассматривается страдающим человеком как вариант выхода из насущных, болезненных жизненных проблем.

3. Общим стимулом к совершению суицида является невыносимая психическая (душевная) боль.

4. Общим стрессором при суициде являются фрустрированные психологические потребности. Именно они причиняют душевную боль и толкают человека на совершение суицидального действия. Встречается множество бессмысленных смертей, но никогда не бывает немотивированных самоубийств, любой суицидальный поступок отражает ту или иную неудовлетворенную психологическую потребность.

5. Общей суицидальной эмоцией является беспомощность-безнадежность. В суицидальном состоянии, будь то подростка или взрослого, ощущается одно всеобъемлющее чувство беспомощности-безнадежности. «Я уже ничего не могу сделать [кроме совершения самоубийства], и никто не может мне помочь [облегчить боль, которую я испытываю]».

6. Общим внутренним отношением к суициду является амбивалентность. Люди, совершающие самоубийство, испытывают двойственное отношение к жизни и смерти даже в тот момент, когда кончают с собой. Они желают умереть, но одновременно хотят, чтобы их спасли.

7. Общим состоянием психики при суициде является сужение когнитивной сферы. Суицид можно правильнее определять как более или менее преходящее психологическое состояние сужения и аффективной, и интеллектуальной сферы: «Мне ничего больше не оставалось»; «Единственно возможным выходом была смерть». Синонимом сужения когнитивной сферы является туннельное сознание, заключающееся в резком ограничении выбора вариантов поведения, обычно доступных сознанию данного человека в конкретной ситуации, если его мышление в состоянии паники не стало дихотомическим (либо—либо).

8. Общим действием при суициде является бегство (эгрессия). Эгрессией называется преднамеренное стремление человека удалиться из зоны бедствия или места, где он пережил несчастье. Вот примеры из суицидальных записок: «Покончив с собой, я избавлюсь от всего»; «Теперь, наконец, придет свобода от душевных мучений».

9. Общим коммуникативным действием при суициде является сообщение о своем намерении. Многие люди, намеревающиеся совершить

самоубийство, сознательно или безотчетно подают сигналы бедствия, как бы снабжая окружающих ключами к своему намерению, они стенают о своей беспомощности, взывают о вмешательстве или ищут возможности спасения.

10. Общей закономерностью является соответствие суицидального поведения общему жизненному стилю поведения [33].

Таким образом, мы можем сделать вывод, что в группу риска попадают категории людей с определенным психологическими состояниями и характеристиками личности (подавленность, угнетенность, фрустрированность определенных психологических потребностей, подверженность стрессам и пр.). В данном случае определенную роль играет не только сложившаяся ситуация, но и, в значительной степени, индивидуально-психологические характеристики самой личности.

1.3 Судебно-психологическая экспертиза суицида

Квитко Н.И. считает, что судебно-психологическую экспертизу по факту самоубийства можно рассматривать как одну из разновидностей межродовой судебно-психологической экспертизы, основанную на совместном рассмотрении и интегративной оценке результатов применения для исследования психической деятельности суицидента, окружавших его лиц и свидетелей происшествия, специальных знаний эксперта-психолога с целью достоверного, наиболее полного и всестороннего общего ответа на вопросы, составляющие предмет исследования и входящие в сферу компетенции эксперта [14].

Внешняя похожесть на суицид еще не означает его обязательной подтверждаемости в результате расследования. Такая смерть в действительности может, как минимум, иметь следующие варианты:

1. Истинное самоубийство.

1.1. Самоубийство по собственному волеизъявлению.

1.1.1. Рациональное (продуманное) самоубийство.

1.1.1.1.Рациональное аффективное самоубийство.

1.1.1.2.Рациональное неаффективное (по религиозным либо философским основаниям) самоубийство.

1.1.2. Импульсивное аффективное самоубийство.

1.2. Самоубийство по неосторожности.

2. Имитация самоубийства.

2.1. Имитация самоубийства (косвенное убийство).

2.1.1.Самоубийство под принуждением.

2.1.2.Доведение до самоубийства.

2.2.Имитация самоубийства (демонстрация в целях провокации или

шантажа).

3.Естественная смерть, имеющая признаки самоубийства по не зависящим от умершего причинам.

3.1.Смерть в результате несчастного случая.

3.2.Естественная смерть в результате иных причин (старость, болезнь и пр.).

4. Истинное убийство.

4.1.Убийство, замаскированное под самоубийство.

4.2.Убийство, имеющее признаки самоубийства по не зависящим убийцы причинам [25].

В подобных случаях и назначается СПЭ по факту самоубийства (СПЭПФС). Как правило, на разрешение ставятся следующие вопросы:

— Каковы были основные индивидуально-психологические (личностные, эмоционально-волевые, мотивационные, интеллектуальные) особенности личности подэкспертного, которые могли существенно повлиять на его поведение в исследуемой ситуации?

— В каком психическом состоянии мог находиться подэкспертный в период, предшествовавший его смерти?

II. В случае, когда имеются достоверные признаки самоубийства и одновременно обоснованные подозрения об определенной роли некоторых лиц в трагической судьбе суицидента, может быть назначена посмертная судебно-психологическая экспертиза для разграничения между собой самоубийства (истинного самоубийства) от доведения до самоубийства, что согласуется с квалификацией ст. 110 УК РФ: «Доведение лица до самоубийства путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего». Здесь, в дополнение к указанным выше, на разрешение эксперта целесообразно поставить следующие два вопроса:

3. Имелась ли причинно-следственная связь между психическим состоянием подэкспертного в период, предшествующий его смерти, и действиями определенного лица (указать какого)?

4. Если такая связь имелась, то каков был ее характер и признаки?

Как показывает практика, основными этапами проведения посмертной СПЭ являются:

1. Анализ материалов уголовного дела для выяснения психологической и социальной информации о подэкспертном: выявление личностных особенностей испытуемого и некоторых фактов его биографии, которые могут иметь важное значение при анализе поведения;

2. Анализ поведения потерпевшего в криминальной ситуации для определения его эмоционального состояния;

3. Анализ имеющихся в деле личных записей, рисунков, заметок испытуемого, характеристик знакомых и близких для составления психологического портрета погибшего [11].

На современном этапе к основным задачам СПЭПФС относятся следующие:

1. Квалификация психического состояния суицидента, окружающих его людей и свидетелей в период, предшествовавший самоубийству.

2. Определение некоторых устойчивых психологических свойств, личностных черт и динамических состояний психики лица (подэкспертного), вида и глубины эмоциональных реакций в интересующий следователя (суд) момент, индивидуально-психологических особенностей личности.

3. Определение влияния выявленных характеристик личности и особенностей психического состояния лица (подэкспертного) на его возможность отражать окружающее, рефлексировать и регулировать свое поведение в конкретной ситуации.

4. Установление причинно-следственной связи между действиями обвиняемого и психическими состояниями потерпевшего в период, предшествовавший самоубийству.

Тщательному исследованию подлежит история развития личности, становление сферы субъективных личностных отношений, наличие в ней глубоких конфликтов, противоречий. Получены достаточно веские доказательства, что истоки такого конфликтного формирования личности и причины ее последующей социальной дезадаптации, как правило, коренятся в родительских семьях, где складываются многие «ключевые черты» личности суицидента, его система ценностей.

Специальное изучение этого вопроса позволило Т.В. Самохиной выделить следующие типы родительских семей, играющие роль «девиантного» (отклоняющегося от нормы) поведенческого образца:

1. Разрушенной семьи

2. Асоциальной семьи

3. Семьи, где суицид или суицидальную попытку совершили родители

4. Семьи с патологической зависимостью родителей от детей.

5. Семьи с патопсихологическим нарушением у его членов.

Члены семьи, прямо или косвенно выражая свою враждебность, способствуют совершению суицидальных актов.[27]

Установление причин развития психического состояния, предрасполагающего к самоубийству, — наиболее трудный вопрос посмертной СПЭПФС. Далеко не во всех случаях он может быть решен в категорической форме. Для констатации конкретной причинной связи экспертам необходимо, во-первых, что состояние острой психической дезадаптации явилось обстоятельством, способствующим формированию суицидального акта, а во-вторых, обосновать причинную зависимость этого психического состояния от конкретного внешнего воздействия. [14]

Весьма ценным материалом при экспертизе являются письма самоубийц. Письмо, оставленное человеком, подтверждает факт самоубийства, дает материалы для суждения о психическом состоянии самоубийцы. В письме можно найти указание на то, что намерение покончить с собой было у самоубийцы давно. Письмо иногда датировано не только несколькими днями, но и месяцами ранее дня совершения самоубийства. Одни письма чрезвычайно кратки, содержат только несколько слов относительно самого факта самоубийства, другие очень пространны и занимают несколько страниц, написанных от руки или напечатанных на машинке. Встречаются письма, изложенные в стихотворной форме. Доказательное значение письму можно придавать только тогда, когда следователь убежден в его подлинности. Известны случаи подделки писем при инсценировке самоубийства [14].

Если в качестве критериев разграничения судебно-психологических экспертиз по факту самоубийства избрать личность испытуемого, то экспертизы делятся на 2 группы:

1. Экспертизы живых лиц, посмертная СПЭ

2. СПЭ по факту самоубийства несовершеннолетних лиц, совершеннолетних лиц. [14]

Мотив самоубийства исследуется наиболее тщательно. Практика показывает, что о мотиве самоубийства выдвигаются следующие версии: потеря близкого человека, измена любимого, непроходящая тоска по разным причинам, неизлечимые болезни. Перечень версий о мотивах самоубийства помогает следователю наметить в плане расследования мероприятия для установления важных по делу обстоятельств. Если мотив будет установлен, то материалы дела помогут эксперту-психологу решать вопросы о возможном психологическом состоянии потерпевшего.

О посмертной СПЭ в свое время писал А. Брусиловский, который, однако, сводил ее к психологическому анализу документов, в первую очередь – предсмертных писем. Такие письма действительно важны для экспертизы, но они, как правило, несут значительный отпечаток переживаний и состояний самого потерпевшего, что иногда препятствует установлению подлинных причин суицида. Тем не менее, они подлежат глубокому и скурпулезному психологическому анализу со стороны экспертов. Посмертная психологическая экспертиза в качестве объекта исследования должна иметь не только такие письма, но и максимум документов и других данных, характеризующих личность потерпевшего, его среду обитания, условия жизни, отношения с другими людьми, в первую очередь – с теми, которые подозреваются или обвиняются в доведении до самоубийства.[14]

В отношении предсмертной записки проверяются следующие версии:

1. Записка написана перед смертью всвязи с решением покончить жизнь самоубийством.

2. Записка написана ранее, но решение покончить жизнь самоубийством действительно было, к моменту смерти не прошло.

3. Записка написана не в связи с решением покончить жизнь самоубийством, а при иных обстоятельствах – в шутку, под угрозой и т.п.

4. Записка написана другим лицом.

5. Записка написана потерпевшим, но текст составлен другим лицом.

Проверяются обстоятельства: имел/не имел потерпевший свободный доступ к бумаге и письменным приборам и пр.

Необходимо квалифицировать тип суицида: рациональный или аффективный. Рациональные самоубийства – это обдуманные действия с длительным и постепенным формированием решения покончить с собой, обдумыванием способов самоубийства, места и времени осуществления своего намерения (происходит на фоне глубокой депрессии, обусловленной крушением основных личностных ценностей, утратой смысла жизни, субъективно трактуемой безвыходностью).

При аффективных самоубийствах решение принимается непосредственно под воздействием интенсивных и значимых эмоций и является импульсивным (психическое состояние – фрустрация, связанная с личностно-аварийной ситуацией). Важным элементом при данной экспертизе является выявление мотивов (или психологического смысла самоубийств). Это – протест, призыв, избежание (от наказания или страдания), самонаказание, отказ[14].

Э. Шнейдман вместе с Н. Фарбероу ввел в практику метод психологической аутопсии (включающий анализ посмертных записок суицидентов), значительно развившей понятие психодинамики самоубийств.

Таким образом, мы можем говорить о том, что судебно-психологическая экспертиза по факту самоубийства играет важную роль в разрешении спорных вопросов и обстоятельств по делу. Значительное место в этом отводится анализу посмертных дневников и записей, т.к. суицид относится к намеренному лишению себя жизни, а при отсутствии предсмертных записок, предварительных соответствующих высказываний или других явных доказательств оно легко может быть интерпретировано как несчастный случай.

1.4 Роль психолингвистики в анализе текстов предсмертных записок

Общий метод психолингвистики заключается в том, чтобы на основе исследования формальных (лингвистических, текстовых, фонетических, стилистических и пр.) и неформальных (содержательных, смысловых, интенциональных и др.) характеристик текста, определить отдельные психологические черты породившего его человека, либо, целостный психологический портрет писавшего. При этом не имеет значения, в каком виде и на каком носителе был зафиксирован текст: на печатной машинке, карандашом, в виде компьютерного файла или как-то иначе. Не имеет значения и то, что данный текст мог неоднократно переписываться, выучиваться и воспроизводиться вновь, так как ведущие индивидуальные характеристики языковой личности автора останутся неизменными.

Текст документа — это всегда единство двух основных сторон: смысловой (содержание) и формально-языковой. Содержание документа выражается языковыми средствами, однако оно регулируется не нормами языка, а в основном социально-психологическими факторами. Отсюда по тексту всегда можно, сделать вывод о той реальной среде, которая окружает автора (социальной, этической, профессиональной), и, в определенной мере, о тех знаниях, которыми он обладает. Особенности языковой организации (синтаксические, морфологические и др.) индивидуальны для каждого человека, а поэтому играют существенную роль при отождествлении личности.

Письменная речь — это деятельность человека, опосредованная системой графических и языковых знаков. Признаки письменной речи, отобразившейся в тексте, содержат ценную информацию о чертах социально-биографического и психологического облика его автора, о внешних и внутренних факторах, воздействовавших на него. В период исполнения рукописи. Отдельные слова, словосочетания, предложения не могут рассматриваться как объекты, несущие признаки письменной речи. Для этого необходим текст, исполненный на I — 2 страницах и связанный единой смысловой нагрузкой. Признаки письменной речи можно условно подразделить на три самостоятельные группы: 1)степень грамотности пишущего; 2)словарный запас; 3)стиль изложения [21].

Полное описание языковой личности в целях ее анализа и синтеза предполагают:

а) Характеристику семантико-строевого уровня ее организации (т.е. либо исчерпывающее описание, либо дифференцирующее, фиксирующее лишь индивидуальные отличие и осуществляющееся на фоне усредненного представления данного языкового строя) б) Реконструкция языковой модели мира, и тезауруса личности в) Выявление ее жизненных или ситуативных доминант, установок, мотивов, находящих отражение в процессах порождения текстов и их содержании, а так же в особенностях восприятия чужих текстов.

В структуре процесса понимания текста различают:

а) Понимание замысла автора (отправителя) текста (это высший, второй уровень, соответствующий в языковой личности мотивационному уровню).

б) Понимание концепции текста (следующий по нисходящей, первый уровень в структуре языковой личности, названный тезаурусным).

в) Понимание смысла слов и их соединений на вербально-семантическом уровне. [13]

Именно проекция текста (концепция текста, текст как цельность/целостность) представляет интерес для психолингвистических исследований, хотя и не меньшее значение с лингвистической точки зрения представляет проблема связанности текста.

Лингвистика занимается тем, что называют «речевым мышлением», т.е. затрагивает определенные мыслительные процессы, результаты, продукты которых проявляются временно в речевой, а не в другой деятельности [26].

Как было указано раньше, в посмертной судебно-психологической экспертизе очень важным составляющим исследования является анализ документации, писем, дневников и пр., написанных человеком в предсуицидный период. Подобные исследования проводятся в первую очередь для того, чтобы определить, находился ли человек в период совершения суицида в состоянии, располагавшем к самоубийству. Безусловно, анализ его взаимоотношений с другими, опрос родственников и друзей позволяет составить достаточно целостный психологический портрет, но дневники и записи, которые выражают отношение самого суицидента к миру и людям могут дать нам законченную картину произошедшего (т.к. учитывается отношение к ситуации с разных сторон).

В чем заключается здесь роль лингвистики? Слово, как основной элемент системы языка может выполнять функцию текста, но в целом семантика слова задается речевым контекстом, в котором оно находится. Высказывание, подчиняясь неречевому замыслу автора, отражает лишь фрагмент действительности. Текст как объединение высказываний на основе сложной программы отражает образ мира автора, включенного в деятельность общения. Текст выполняет в общении функцию структурации деятельности. Текст несет в себе целостное представление о затексте как своей референтной основе и содержит в себе подтекст как неявный смысл.

Текст обладает формальной связанностью (его части имеют соотносящиеся между собой языковые элементы) и семантической связанностью (его части несут в себе общие содержательные компоненты). Текст обладает эмотивносью – он отражает отношение автора к действительности.

Судебная психолингвистика занимается особенностями не только языкового общения, сколько языковой (и речевой) личности, которая стоит за текстом. Она может также помочь в решении проблемы идентификации личности по речи.

По косвенным признакам (и, в первую очередь, по речи) могут быть выявлены следующие параметры речи:

— симптомы эмоционального состояния, общего самочувствия, специфические изменения самочувствия, уровень общей активности, мотивация и эмоциональный фон деятельности.

— индивидуально-типологические особенности личности, связанные с силой, подвижностью и уравновешенностью нервных процессов.

— особенности мотивационно-волевой регуляции, что проявляется в значимости для индивида тех или иных объектов, в том, что входит, и что не входит в зону его актуального сознания [25].

Важно отметить, что дифференциально-диагностической ценностью обладает как содержание высказывания в целом, так и его отдельные лексические единицы, особенности лексики и грамматики. Иными словами, при всей важности семантики, содержания речи, ее языковое оформление не может быть не связано с личностью.

Одной из важных характеристик речи, отражающих особенности личности говорящего или пишущего, можно отнести величину и разнообразие словаря. Этот показатель называется в англоязычной литературе type-tokenratio и показывает соотношение количества разных слов с общим количеством слов в тексте. Он отражает богатство лексикона человека.[2]

Большинство текстов и речей в повседневной жизни состоят из ядра словарной системы (» 2500 слов), таким образом, появление слов, не входящих в это ядро, имеет особое значение.

Еще одной разновидностью при анализе является порядок сочетаемости слов, то есть взаимообусловленность появления в тексте двух или более различных слов в одном сочетании. Сочетаемость слов — явление очень персонализированное, и учет ее существенен при анализе.

Другие факторы анализа: настоящее/прошедшее времена, пассивные/активные залоги, утвердительные/отрицательные конструкции, опущение/замена определенного артикля (в англоязычной речи) некоторые другие характеристики, позволяющие сравнить структуру текста с системой языка а, посредством этого, и с другими текстами.[25]

Обширное исследование предсмертных записок суицидентов было проведено Ч. Осгудом и Э. Уолкером. Авторы отмечали, что подобные тексты характеризуются большей стереотипностью, чем письма, написанные в обычной, менее эмоциональной атмосфере. Например, для таких писем свойственны повторения (одних и тех же слов в одном предложении), практически не выделяются различия между письмами, написанными женщинами и мужчинами, в записках в большей степени выражается отношение к чему-либо и пр. Преобладают императивы (например «не чувствуйте себя слишком плохо…» и пр.), глаголы в прошедшем времени, предложения строятся амбивалентно (много союзов и предлогов, например: но, если, когда, потому что, в общем и пр.) [35]


1.5 Роль психологии в составлении портрета личности по написанным текстам

Н. Реттерстол провел специальное исследование по анализу предсмертных записок суицидентов (RattestolN., 1993). Во многих случаях лицо, совершившее самоубийство, оставляет записку, обычно адресованную кому-то из близких. Результаты показали, что анализ таких записок может выявить мотивацию и другие личностные характеристики автора, необходимые следствию. При помощи анализа такой записки может быть выяснено, имел ли автор в действительности намерение уйти из жизни или эта попытка была чем-то вроде просьбы о помощи или способом манипулирования “значимыми другими”. Каждая из возможностей требует индивидуального подхода со стороны профессионала. Те, кто остался в живых после покушения на самоубийство, обычно в первую очередь подозреваются в провокации (подстрекательстве). Если записка отсутствует, необходим анализ других документов, включая личную корреспонденцию за период предсуицида и официальные документы, касающиеся профессиональной деятельности причастных лиц. Но, несомненно, отсутствие записки препятствует анализу семантики контекста, который мог бы иметь решающее значение. В исследовании суицидального поведения психолингвистический анализ всегда играет главную роль, так как только он может внести ясность в расследование спорных случаев самоубийств. Основное — выяснение истинных намерений жертвы, обвиняемого и других причастных лиц. [34]

Используя все названные показатели и параметры, можно составить целостный психологический портрет личности по написанному тексту, а в некоторых случаях предположить, действительно ли человек мог покончить жизнь самоубийством или это было предупреждение, просьба о помощи.

Если записка отсутствует, необходим анализ других документов, включая личную корреспонденцию за период предсуицида и официальные документы, касающиеся профессиональной деятельности причастных лиц. Но, несомненно, отсутствие записки препятствует анализу семантики контекста, который мог бы иметь решающее значение. В исследовании суицидального поведения психолингвистический анализ всегда играет главную роль, так как только он может внести ясность в расследование спорных случаев самоубийств. Основное — выяснение истинных намерений жертвы, обвиняемого и других причастных лиц [25].

Таким образом, можно выявить мотивацию и другие личностные характеристики автора, необходимые следствию. При помощи анализа записок, дневников и других документов может быть выяснено, имел ли автор в действительности намерение уйти из жизни или это было способом манипулирования “значимыми другими”.


ГЛАВА 2: СОСТАВЛЕНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПОРТРЕТА ЛИЧНОСТИ СУИЦИДЕНТА НА ОСНОВЕ ПСИХОЛИНГВИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1 Психолингвистический анализ текстов писем предсмертных записок

В исследовании было проанализировано 32 текста. Среди них встречались различные по объему и содержанию, одни — длинные, на нескольких листах, другие составляли всего 1-2 предложения. Однако, на наш взгляд, с помощью этой информации можно составить достаточно целостный психологический портрет потенциального суицидента и уточнить психологические характеристики группы риска.

Тексты писем – возможно, единственная нить, которая может нам что-то сказать о личности человека, и исходит от него самого, в ней может содержаться достаточно полная информация о произошедшем и о его причинах. Конечно, влияние обстановки и эмоциональной перегрузки искажает существующую картину, восприятие субъективно, но, таким образом, можно определить эмоциональное состояние человека, его направленность, мотивы, причины поведения и пр.

В данной работе нами были выделено несколько критериев, по которым в дальнейшем будут анализироваться тексты писем (в их психологическом и лингвистическом содержании).

Схема психолого-лингвистического анализа текста

а) Элементы анализа текста

1. Форма, размер текста.

2. Композиция и стиль (жанр письма).

3. Словарный состав, словосочетания, особенности состава предложений (о чем это может говорить).

4. Элементы спонтанности/подготовленности текста.

5. Позиция Родителя/Ребенка/Взрослого.

6. Наличие признаков победителя – проигравшего (как проявляется в языке).

7. Экстрапунятивность, интрапунятивность, импунятивность (направленность текста).

8. Чем является текст и что он выражает (как проявляется в языке).

9. Особенности мотивов, мотивация пишущего.

10. Индивидуально-типологические и возрастные особенности.

11. Самооценка и направленность личности.

12. Эмоциональное состояние.

13. Особенности темперамента.

14. Состояние межличностных отношений.

15. Интеллектуальное развитие.

16. Интенции, коммуникативное намерение говорящего (что и кому хочет сказать).

б) О чем могут свидетельствовать те или иные особенности:

1. О психологическом состоянии человека.

2. Об отношениях его с близкими и друзьями.

3. О субъективной тяжести сложившейся ситуации.

4. О возможности выхода из сложившейся ситуации.

5. О причинах ухода из жизни (если выхода субъективно нет)

2.1.1 Лингвистические компоненты анализа текстов

На наш взгляд, стоит обратить особое внимание на языковые особенности текста, преобладающие лексические единицы и пр.

Особенности текста Частота встречаемости Указание в тексте
Совершенные/несовершенный вид глаголов

Я делаю это, чтобы привести тебя в чувство, надеюсь, ты это понимаешь…

Я боюсь за своих детей.

В текстах преобладают глаголы несовершенного вида (преимущественно, у женщин). В записках мужчин показатели глаголов совершенного и несовершенного вида равны или совершенный вид глаголов преобладает.
Время глаголов (настоящее, прошедшее, будущее) Меня окружает…Я не могу понять… Я боюсь за своих детей…Я не могу жить без нее… Чаще встречаются глаголы настоящего времени (используются при описании преобладающего на данный момент состояния). При описании предшествующих ситуации событий преобладают глаголы прошедшего вида.
Местоимения Если меня…лучше мне…меня не понимают…я никого не могу понять… Во всех текстах содержится большое количество личных местоимений, человек центрируется на себе и на своих переживаниях.
Глаголы по группам (каузативы, императивы речи (не чувствуйте и пр…), состояния). Я хочу…Я долго думал…Я ухожу…Я прошу простить… Часто встречаются императивы (обращение к родственникам ли к знакомым).
Длина фразы

Я трусливый пес.

Не пожить ли еще чуть-чуть?

Я боюсь. Счастливо оставаться.

В текстах отмечено преобладание коротких, утвердительных фраз (т.е. вопросов и побудительных предложений меньше). Длинных и развернутых высказываний гораздо меньше. Такая структура текста может свидетельствовать о сильном эмоциональном напряжении.
Конструкции (утвердительные, отрицательные).

— Лучше сейчас, чем никогда.

— Меня здесь не понимают, я никого не могу понять.

— Другого выхода нет.

— Эта жизнь не для меня.

Преобладают отрицательные конструкции. Человек «не допускает возражений», он уверен в том, что уже нельзя ничего изменить. Люди центрируются на своей проблеме, своей точке зрения и считают ее единственно верной.

На наш взгляд, с помощью анализа лингвистических компонентов мы можем сделать некоторые выводы о психологических особенностях состояния индивидов.

Например, часто встречающиеся глаголы настоящего времени могут говорить о том, что человек испытывает переживания настоящего времени, живет в настоящий момент, не концентрируясь на событиях прошлого или будущего. Большое количество личных местоимений может свидетельствовать о том, что человек сконцентрирован на себе и на своей проблеме, из которой субъективно он не видит выхода. Короткие по составу фразы могут говорить о сильном эмоциональном напряжении.

Известно, что предсмертные записки могут быть написаны заранее или в день, когда человек покончил жизнь самоубийством. Существует ряд признаков, позволяющих сделать вывод о том, был ли текст заранее подготовлен или написан под воздействием эмоций и в короткий срок (см. Приложение 1)

В представленных текстах были выявлены следующие признаки:

Подготовленность: большой по объему текст, с малым количеством грамматических ошибок, с объяснением причин и мотивов, существующей ситуации и обстоятельствами, которыми человек не доволен. Если рассматривать текст с лингвистической точки зрения, о подготовленности могут свидетельствовать: логическая выстроенность текста, вводные предложения и различные обороты, абзацы, малое количество повторов (что является одной из особенностей подобных текстов по исследованиям Ч. Осгуда). Все эти признаки могут говорить о продуманности и подготовленности самоубийства. Таких записок большинство.

Спонтанность: текст написан под воздействием эмоциональных переживаний, под воздействием ситуации (в частности, некоторые тексты подтверждается материалами, известными из уголовных дел). В тексте много ошибок, он написан в несколько необычной манере или форме (например, записка, написанная косметическим карандашом на обрывке бумаги). Могут встречаться просторечия, лексические повторения, нарушения порядка слов, упрощение предложений. В спонтанной речи чаще используются активные глагольные формы, пассивные избегаются.

По представленным показателям можно определить тип суицида (рациональный или аффективный).

Полученные данные могут быть использованы в дальнейшем анализе и составлении психологического портрета суицидента.

Более продуманное и спланированное самоубийство является доказательством самостоятельного выбора человека (т.е. он выбирает время, место и средство, предупреждает родственников и знакомых, пишет завещание и пр.) Здесь важное внимание необходимо уделять всем документам, имеющим отношение к делу (дневники, письма и пр.)

2.1 Психологические компоненты анализа писем

На наш взгляд, стоит начать с анализа содержания записок. В данном случае можно выделить ряд факторов, указывающих на вид самоубийства (рациональное или аффективное):

Элементы анализа Примеры из текста Частота встречаемости Выводы
1. Упор на существующие проблемы, указание на добровольный уход из жизни

— Я ухожу из жизни добровольно, потому что всё против меня.

— Надеюсь, у вас достаточно совести, чтобы понять, что в моем поступке виноваты вы. Желаю вам иметь от моего мужа не меньше пяти детей.

23 Чаще всего, человек делает упор на существующие проблемы, на невозможности их разрешения и на своей беспомощности в сложившейся ситуации.
2. Мотивы

*…я не могу больше жить в зависимости…

* Моя любимая покончила с собой, а я не могу жить без нее…

26 Мотив достаточно четко звучит в предсмертных записках. Но только при сравнении указанного мотива и реально существующих отношений можно делать вывод о самостоятельном выборе человека. Т.е. оценивается то, насколько субъективно значим был для человека тот ли иной мотив.
4. Обращение к вере

— Правда, мучает мысль о грехе самоубийства, хотя я, увы, неверующая. Но если Бог есть, он поймет меня.

— Другого выхода нет. Пусть меня судит Бог!..

4 Иногда происходит обращение к религии с той целью, чтобы оправдать свой поступок.
5. Разочарование в религии — Не думай, кто бы ты ни был, кто сейчас читает эта записку, что религиозность и религия – одно и что же. Нет. Религиозность – это ты. Религиозность – это твое существо, это осознание Бога в себе, что ты – Бог, и что Бог – во всем, что Бог – не седой старик, который сидит на облаке. Богу нет до нас никакого дела. 4 Человек разочаровывается в религии, находит ее ненужной.
5. Упоминание о родственниках, близких

— Буду уходить, как смогу. Только из-за того, что я урод и судьба мне досталась такая злая, не хочу садиться в тюрьму. Я понимаю, какие страдания и стыд принесу своим близким. От сознания этого становится еще больней на душе. Но чудес на свете не бывает. Другого выхода нет. Пусть меня судит Бог!..

— Прошу близких меня простить. Деньги у меня дома, в шифанере под рубашками.

15 Письма обычно адресованы родственникам и близким суицидента: его родителям, семье, друзьям. Иногда в них человек видит причину своих неудач.
7. Упоминание о способах самоубийства — Посмотрите вниз. Закричите во весь голос. Если вы теперь готовы — делайте шаг… 2 Упоминание о способе самоубийства (равно как и о месте, времени и пр.) – один из указателей на то, что суицид продуман и спланирован. В текстах писем звучит не так уж часто.
8. Упоминание о смерти как о позитивном явлении — Никто не хочет открыть свое настоящее лицо – они его прячут за тонированными стелами, за брызгами шампанского, за девичьими грудями, надевают маски, на которых улыбки до ушей, а потом лежат на асфальте, в луже крови – такие спокойные и безмятежные. Только смерть дает тебе покой. 6 Человек еще раз подтверждает, что единственный способ решения всех проблем – смерть. В 40% текстов об этом упоминается.
9. Упоминание о жизни как негативном явлении — Любой человек может пасть жертвой автокатастрофы, или стрелки братков – и какой смысл тогда было копить деньги? Но вряд ли хоть один из людей в момент смерти понял, что все это — пустое, что жизнь их была пуста. 8 Человек разочаровывается в жизни, и он всеми возможными способами пытается доказать другим (и себе), что уход его оправдан. 60% писем содержат подобную информацию.
10. Обвинение в своей смерти других — Прости меня, мама, но я тебя никогда не любил! Ты, с дуру, давала мне деньги, давала мне все, но ты не могла дать мне жизнь, а самое худшее, что ты когда-либо сделала мне – Ты меня родила! За что?!? Что я тебе сделал?! Зачем надо было меня рожать?! … 9 Демонстративность (обвинения и пр.)
11. Мысли о будущем — Прошу в моей смерти никого не винить. Своим имуществом я распорядился. Составил завещание, и директор положил его в сейф до сентября в конверте, как я просил. 8 Один из признаков, указывающих на то, что самоубийство было добровольным и спланированным действием. Человек продумывает, что будет после его смерти.
12. Жанр письма (письма-информации, исповеди, фатические, письма-угрозы).

19 – письма-информации

13 – письма-исповеди

Определив жанр письма, можно предположить, был ли уход демонстративной попыткой или продуманной. В нашем случае большинство писем – письма-информации (например, письма 3 и 4) и письма-исповеди (например, письмо 10).

Чаще всего записка адресуется родственникам или друзьям погибших, где человек объясняет причину, мотивы ухода из жизни и просит прощения. Реже – она адресована широкой аудитории (часто такого рода самоубийства имеют демонстративный характер), где человек негативно критикует определенные моменты действительности или обвиняет кого-либо в своей гибели. Очень часто тексты демонстративного характера размещаются в Интернете. Весь текст, в основном – это отображение системы межличностных отношений с позиции личности (они субъективны, но, тем самым, мы можем определить значимость для человека того или иного явления или переживания).

Такие компоненты, как: мысли о будущем (о том, что будет после гибели человека), способы самоубийства, объяснение мотивов может свидетельствовать о продуманности самоубийства (его рациональности).

В текстах проявляются субъективно значимые для человека стороны действительности: межличностные отношения, конфликты и пр.

2. Далее стоит остановить внимание на том, в чем люди чаще всего видят причины (мотивы) своего ухода из жизни. Здесь же выявляются ведущие интенции. В нашем случае можно рассмотреть две из них:

1. Откуда исходит угроза (Кто виноват?)

2. Где искать выход (Что делать?).

Мотивы самоубийства исследуется наиболее тщательно (они дают нам ответ на вопрос: «Кто виноват в произошедшем»). Практика показывает, что о мотиве самоубийства выдвигаются следующие версии: потеря близкого человека, измена любимого, непроходящая тоска по разным причинам, неизлечимые болезни. Перечень версий о мотивах самоубийства помогает следователю наметить в плане расследования мероприятия для установления важных по делу обстоятельств. Если мотив будет установлен, то материалы дела помогут эксперту-психологу решать вопросы о возможном психологическом состоянии потерпевшего.

Причина Примеры из текста Частота встречаемости Выводы
1. Личные отношения

— Я всерьёз собрался умереть, потому что без Люды жить не могу.

11 Достаточно часто является причиной суицида. Это – предательство любимого человека, расставание, сложные ситуации в семье.
2. Родственники — Выхода у меня, кроме как уйти вслед за мамой, нет. Она, я так понял, умерла в бессознательном состоянии, как и хотела. 4 Родственники, не дающие возможности самостоятельной жизни (или излишне опекают, или, наоборот, не обращают внимания).
3. Общество — Почему ухожу? По-моему, оставаться в этом ужасном, передравшемся, созданном для дельцов с железными локтями мире такому несовершенному существу, как я, можно, только имея крепкий личный тыл… 8 Общество создает такие условия, в которых человеку становится очень трудно существовать (либо он лишается возможности действовать, либо его свобода ограничивается и пр.)
3. Лишения и ограничения, накладываемые обществом. — Я не хочу жить в таком мире!!! Не хочу! Я не хочу жить в мире, где приходится натягивать на лицо красно-белую маску клоуна. Я не хочу улыбаться тем, кто мне не нравится! Я хочу умереть, я не могу жить в мире, где нельзя даже уйти в лес, стать отшельником. 3 Неудовлетворенность существующей системой, всевозможные ограничения и пр.
5. Несчастная любовь — Моя любимая покончила с собой, а я не могу жить без нее 8 По — прежнему, является одной из основных причин суицида. Когда люди теряют родного человека, жизнь им кажется разбитой и ненужной
6. Зависимость от чего(кого)-либо — Простите меня, но я не могу больше жить в зависимости, это – сильнее меня, я – всего лишь обуза для всех своих друзей и родных. 2 Зависимость, к сожалению, еще одна тенденция, являющаяся причиной самоубийств. Это – болезнь 20-21 века (наркотическая, алкогольная, игровая зависимости и пр.)
7. Предательство 4 Предательство близких и родных. В зависимости от того, насколько раним человек и насколько это поведение задевает его ценности…
8. Потеря смысла

— Во мне слишком много от сумасбродного, капризного ребенка! Во мне больше нет страсти, поэтому помните: лучше быстро сгореть, чем медленно угасать.

— Я устал. Устал жить. В этом мире, полном страдания, боли и лжи. Я устал играть эту роль. Совершенно пустую роль.

— Я не могу понять, в чем причина, но я чувствую себя чужим. Чуждым этому миру и людям…Мне больше нечего здесь делать, поэтому я ухожу.

— А я к тому же потеряла два своих главных посоха — ненормальную любовь к Старокрымским лесам и потребность творить. Оно лучше — уйти физически неразрушенной, душевно несостарившейся, по своей воле.

— Уже много лет я не испытывал волнения ни от прослушивания, ни от создания музыки, равно как от чтения и писания стихов.

18 Чаще всего в текстах писем люди указывают на потерю смысла жизни, т.е. больше нет той нити, которая связывает их с окружающим миром. В 50% текстов писем упоминается потеря смысла жизни, для каждого смысл заключается в чем-то определенном.
9. Воспитание — Женя не хочет на мне жениться, как я его не уговаривала, а у меня будет ребёнок. Лучше мне не жить, потому что ты учила меня совсем по-другому. 2 Родители в детстве дают детям определенные установки, следование этим установкам не всегда приводит к благополучному исходу.
10. Самоизбыточность — Эта жизнь оказалась не для меня. Она слишком монотонная. Люди лицемерят, все корчат из себя веселых и жизнерадостных. Все хотят показать: “Мы умеем жить!!”, все кричат: “Мы живем!!! Вот это – настоящая жизнь!!!!”. Что это за жизнь? – мерседесы, красивые бабы, деньги, шампанское… Это оказалось не для меня. 3 Больше человеку ничего не нужно, он не видит смысла в своем дальнейшем существовании.

На основе краткого анализа текстов писем можно сказать следующее: чаще всего причиной самоубийства становится предательство любимых людей или несчастная любовь, ограничения, накладываемые обществом. В настоящее время появляются новые причины и, прежде всего, это – различного рода зависимости (алкогольная, наркотическая, все чаще – зависимость от игровых автоматов). При появлении подобной причины человек чаще уходит из жизни, чтобы не быть обузой для близких.

В редких случаях причиной может стать «самоизбыточность», в этом случае человек не видит смысла своего дальнейшего существования, т.к. он все уже испытал и ему ничего больше не нужно.

Причины самоубийств, выявленные на основе анализа текстов предсмертных записок


Значимым моментом является смысл жизни для человека. Для каждого смысл заключается в чем-то определенном: жить ради любимых, ради друзей, ради удовольствий и пр. Потеря этого смысла может стать предпосылкой для появления мыслей о суициде.

3. Далее мы постараемся выделить индивидуально-психологические качества личности суицидентов.

Качества личности Примеры из текста Вывод (что преобладает), примечание
— Особенности мотивации;

* Я ухожу из жизни добровольно, потому что всё против меня. Я старался, но ничего не вышло и больше нет сил.

* А зачем вообще жить, если нет того человека, ради которого стоило бы пожить?...

Человек сосредоточен на какой-либо одной стороне действительности, хочет уйти из жизни, соответственно он видит только отрицательные стороны ситуации и не может посмотреть «шире» (феномен когнитивно суженного сознания).
— Индивидуально-типологические и возрастные особенности * Во мне больше нет страсти, поэтому помните: лучше быстро сгореть, чем медленно угасать. * Моя любимая покончила с собой, а я не могу жить без нее. Подростки, пострадавшие от несчастной любви (взгляды инфантильные и незрелые), либо уже достаточно взрослые люди (30-40), имеющие свои взгляды на жизнь и оценившие все «за» и «против».
— Самооценка

больше нет сил…

Я трусливый пес…

Самооценка либо занижена («я уже ничего не смогу сделать») – в большинстве случаев, либо завышена («вы мне не ровня»).
— Эмоциональное состояние; *Не пожить ли еще чуть-чуть? Нет, нет, нет. Я боюсь. Прослеживается сильное внутреннее напряжение (об этом же можно судить по характеру и составу текста). Большинство текстов ярко эмоционально окрашено, много описательных отношений к той или иной стороне действительности.
— Особенности типа нервной системы.

Можно сделать предположение на основе анализа текста целиком. Например,

«Я устала…»

«Я бессилен…».

В большинстве случаев люди действуют под влиянием внешних обстоятельств. Однако характеристики и особенности человека так же влияют на состояние человека и принятие решения. Можно предположить, что человек со слабым типом нервной системы более подвержен влиянию обстоятельств. Он не в состоянии бороться с обстоятельствами, поэтому не видит другого выхода.
— Состояние межличностных отношений; *Теперь у меня даже нет друзей, настоящих друзей, с которыми можно обо всём поговорить, которые тебя никогда не бросят. Остались только знакомые, приятели, соседи, одноклассники, одногруппники и т.д. Но им, по большей части, наплевать на меня. Более чем в половине случаев – нарушено благополучие взаимоотношений (предательство, несчастная любовь, неразрешимый конфликт и пр.)
— Интеллектуальное развитие;

* Витя извени меня за всё тепере я небуду позорить тебя но ты зря говарил так про меня. Пока. Саша."

* Раз уж у меня нет любви, которая так мне нужна, значит, у меня ничего не осталось.

Об этом может говорить наличие ошибок в письмах (например, пропущенные запятые, грамматические ошибки и пр.) Об интеллектуальном развитии может так же говорить и стиль написания письма.
Направленность личности («от» людей или «против» людей) *Только из-за того, что я урод и судьба мне досталась такая злая, не хочу садиться в тюрьму. Я понимаю, какие страдания и стыд принесу своим близким… Направленность «от» людей преобладает. Человек либо замыкается в себе и фиксируется на своей проблеме, либо (что реже) считает, что весь мир и складывающиеся обстоятельства настроены против него, соответственно он уже ничего не сможет предпринять.
— Экстравертированность — интравертированность

* Я всерьёз собрался умереть, потому что без Люды жить не могу.

* Я бессильна перед своими чувствами. С жизнью нельзя совладать. Я похожа на l2-летнего беспомощного ребенка.

В большинстве случаев, это – люди-экстраверты, они страдают от не сложившихся отношений, от ссор и предательства. Интроверты, в основном, фиксируются на себе, считают, что все проблемы исходят от них.

Прежде всего, стоит уделить внимание мотивации человека: он сосредоточен на определенной стороне действительности и видит только отрицательные ее составляющие, не может взглянуть «шире».

Что касается индивидуально-типологических особенностей, то к группе риска относятся либо инфантильные ондивиды (у них не сформировалось еще «взрослого» взгляда на жизнь, они недооценивают ситуацию), либо индивиды, которые переоценивают значимость ситуации (она для них «сверхзначима»).

Самооценка в большинстве случаев занижена, что может быть связано с неудачами и конфликтами, с которыми человек не может справиться, поэтому считает себя ни на что не способным.

Состояние человека характеризуется сильной эмоциональной напряженностью (об этом говорят эмоционально окрашенные фразы, выражающие отношение к действительности).

Мы можем предположить, что индивид со слабым типом нервной системы больше подвержен влиянию внешних обстоятельств, он не считает себя способным с ними справиться.

В межличностных отношениях чаще всего существует конфликт, неблагополучие, противоречие которое субъективно значимо для человека, и которое он не может решить. Соответственно возникает состояние эмоционального напряжения, может снизиться самооценка и дальше события развиваются по нарастающей.

Человек замыкается в себе (преобладает направленность «от людей») и фиксируется на своей проблеме. Он считает, что все обстоятельства складываются против него, не обращается к другим людям за помощью. Э. Шнейдман пишет, что общей закономерностью в характеристике суицидальных тенденций является соответствие суицидального поведения общему жизненному стилю поведения. Однако, на наш взгляд, намерения могут проявляться косвенно в поведении индивида….

В большинстве случаев суициденты характеризуются экстравертированной направленностью. Соответственно конфликты в межличностных отношениях являются особенно значимыми для них.

4. Позиция составителя записки. По тексту можно определить, в каком состоянии находился человек и какую жизненную позицию он занимал в предсуицидный период.


Позиция человека

Примеры из текста Частота встречаемости Выводы
Наличие признаков победителя – проигравшего (в чем проявляется)

— Я не хочу, чтобы меня оплакивали. Я хочу, чтобы на моих похоронах плясали и веселились! Оплакивают глупых людей – такой раб ушел из жизни, как же можно его не оплакать?! Пусть все смеются и шутят на моих похоронах! Это будет достойно меня!.. («Победитель»)

— Я всерьёз собрался умереть, потому что без Люды жить не могу. («Проигравший»).

Победитель – 4

Проигравший – 24

В большинстве случаев, в текстах проявляется психология проигравшего. «Проигравший — это тот, кто остается в одиночестве, становится больным и всем недовольным…». В некоторых случаях – это позиция победителя (т.е. человек ставит себя надо всеми).
— Экстрапунитивность, интрапунитивность, импунитивность (направленность)

— Женя не хочет на мне жениться, как я его не уговаривала, а у меня будет ребёнок. Лучше мне не жить, потому что ты учила меня совсем по-другому (экстрапунитивность)

— всё против меня. Я старался, но ничего не вышло и больше нет сил (экстрапунитивность)

Экстрапунитивность – 24

Интрапунитивность – 4

Чаще всего, человек видит причину ситуации, в которой он оказался, во «вне». Он винит складывающиеся обстоятельства, людей, реже – он винит себя.
— Позиция Родителя/Ребенка/Взрослого (кто «говорит» в человеке).

— Во мне слишком много от сумасбродного, капризного ребенка!.. (В) — Папочка, прости меня… (Ре)

— Я долго думал над всем… (В)

— Я боюсь за своих детей. Мне уже сейчас страшно, что им придется умереть. Мои зайчики, мои милые, не оставляйте меня… (Р)

— Меня здесь не понимают, я никого не могу понять… (Ре)

— Я устал. Устал жить. В этом мире, полном страдания, боли и лжи. Я устал играть эту роль. Совершенно пустую роль… (В)

Чаще всего, в текстах записок человек смотрит на мир глазами Ребенка. Его взгляд сфокусирован на чем-то одном, он инфантилен, не понимает сложившейся ситуации.

Позиция взрослого так же проявляется достаточно часто, человек смотрит на все опытным взглядом, взглядом «со стороны», оценивает все «за» и «против», и только потом совершает выбор.

Т.е. причиной самоубийства может быть либо излишний инфантилизм (чаще всего это проявляется у подростков), либо субъективная безвыходность ситуации для человека.

По особенностям состава текста, по преобладающим в нем интенциям можно предположить, в каком состоянии находился человек и какую жизненную позицию он занимал в предсуицидный период и могло ли это как-то повлиять на принятие им решения.

Психологию победителя/проигравшего современная наука выделяет на основе исследований Э. Берна. Что отличает психологию проигравшего, психологию неудачника от человека, которого можно назвать победителем? По мнению Берна, их различия — в результатах. Победитель — это тот, кто ценит себя, ценит других, кто умеет смотреть на жизнь, находя в ней много позитивного. Победитель умеет учиться и меняться, верит в Добро и становится сильнее, находя поддержку в самых неожиданных ситуациях, у него высокая самооценка, но самое главное, это то, что он любим и уважаем другими людьми. Победитель не может быть одиноким человеком. Обычно у него много друзей, и самое ценное в его жизни — это время, которое ему необходимо потратить определенным образом.Проигравший — это тот, кто остается в одиночестве, становится больным и всем недовольным.

В записках суицидентов преобладает психология проигравшего, человека, у которого уже ничего не осталось и нечего терять, или жизнь приняла такой оборот, что другого выхода уже нет.

Интерес составляют те записки, в которых прослеживается психология «победителя». Человек «смеется» над всеми, кто остался жить «в этом мире» и считает себя победителем, выбравшим единственно верный путь.

В большинстве записок преобладают экстрапунятивные тенденции, т.е. человек видит причину сложившейся ситуации «во вне», винит окружающиеся обстоятельства, окружающих людей.

Позиция родителя/взрослого/ребенка так же может нам многое сказать состоянии о человеке. Чаще всего в записках проявляется взгляд «ребенка», т.е. проявляется инфантилизм, незрелость, непонимание сложившейся ситуации.

Позиция «взрослого» предполагает, что человек понимает сложившуюся ситуацию, но в силу каких-то причин переоценивает ее значимость для себя.

2.2 Составление психологического портрета человека, принадлежащего к группе риска

На основании всего вышеизложенного мы можем сделать попытку составить психологический портрет человека, принадлежащего к группе риска.

Во-первых, индивид имеет конфликт с окружением близких ему людей. Это может быть семья, дети, родители. Конфликт может заключаться в непонимании, предательстве, неуважении и пр.

Не только семья, но отношения в целом, царящие в обществе, могут стать предпосылкой суицидального поведения. Ситуация конфликта в этом случае имеет глубокую субъективную значимость для человека и прежде всего, затрагивает базовую систему его ценностей и идеалов. Соответственно высокое эмоциональное напряжение, «аккумулирование» его в течение длительного времени (как при аффекте), рано или поздно выливается в аутоагрессию.

Причиной ухода человека из жизни может стать или излишний инфантилизм (что, чаще всего, свойственно подросткам), в этом случае человек смотрит на мир глазами «ребенка» (Меня здесь не понимают, я никого не могу понять…); или чрезмерная значимость («сверхценность») ситуации. Как отмечал Э. Шнейдман, происходит «сужение когнитивной сферы»: «Мне ничего больше не оставалось»; «Единственно возможным выходом была смерть» и т.д.

Самоубийца – человек с психологией «проигравшего», он не считает себя способным что-либо изменить. И поскольку сознание его «сужено», он живет настоящим моментом, данной конкретной ситуацией, не смотрит в будущее. Проблема в этот момент кажется ему неподъемным грузом.

В критической ситуации человеку свойственно: сильное эмоциональное напряжение (ярко проявляется в содержании и в структуре написанного текста), направленность «во вне» (экстрапунятивность): человек склонен винить окружающих и ситуацию в произошедшем. Проявляется страх перед жизнью, перед будущим («…не пожить ли еще чуть-чуть? Я боюсь…»).

Изменить или скорректировать направления мыслей или идей потенциального самоубийцы могут родственники, знакомые, друзья, если они понимают первопричину поведения. В этом случае человеку необходима поддержка и понимание близких, аккуратность в отношениях, т.к. неправильное поведение может повлечь печальные последствия. В настоящее время достаточно широко разрабатываются и внедряются в практику программы реабилитации, а так же превенции деструктивного поведения. Но, в первую очередь необходима помощь родственников и друзей, которые могут помочь и возвратить человека к нормальной жизни.

2.3 Практические рекомендации

На основе анализа текстов записок, составлении психологического портрета мы имеем возможность дать практические рекомендации по превенции суицидального поведения, а так же уточнить элементы составления психологического портрета личности по написанному тексту.

Прежде всего, необходимо оказать эмоциональную помощь человеку, оказавшемуся в безвыходной ситуации. Родственники и близкие должны обращать особое внимание на особенности его поведения: перепады настроения, отношения с друзьями и пр. Т.к. причиной суицидального поведения чаще всего является конфликт в ближайшем окружении, необходимо найти эту первопричину и постараться «сгладить» ее.

Т.к. скорее всего будет преобладать пониженный тон настроения, заниженная самооценка, необходимо отвлечь человека от печальных мыслей и постараться переключить его внимание в более благоприятное русло.

Полученные результаты могут быть использованы в разработке программ реабилитации групп риска, в организации работы телефонах доверия.

При анализе текстов, на наш взгляд, необходимо уделять особое внимание психологическим составляющим текста.

Предложенная схема анализа текста может быть использована в психологическом профилировании, в составлении психологического портрета личности по написанному тексту.


Заключение

1. Анализ литературы по теме исследования показал, что существует большое количество исследований, посвященных суициду. На основе проработки литературы нами было сформировано общее понятие: суицид – осознанный акт устранения из жизни под воздействием острых психотравмирующих ситуаций, при котором собственная жизнь теряет для человека смысл.

2. Было выявлено значение лингвистики и психологии в анализе текстов (в частности, предсмертных записок). Данный анализ позволяет нам выявить мотивацию и другие личностные характеристики автора, необходимые следствию. При помощи анализа записок, дневников и других документов может быть выяснено, имел ли автор в действительности намерение уйти из жизни или эта попытка была чем-то вроде просьбы о помощи или способом манипулирования “значимыми другими”.

3. Исследовательская деятельность проводилась с целью выявления индивидуально-психологических особенностей личности суицидентов, а так же особенности ситуаций, которые могли оказать влияние на состояние индивидов в предсуицидный период.

В ходе анализа были выявлены следующие особенности личности суицидента:

Сужение когнитивной сферы.

— Сфера восприятия и мышления человека сужается (как при аффекте) и центрируется на проблеме, из которой субъективно не видится выхода.

— Мысли направлены только на отрицательные составляющие сложившейся ситуации.

Конфликт в межличностных отношениях.

— Причиной суицида может являться конфликт личности с окружением. Конфликты с семьей и близкими способствуют возникновению травмирующих ситуаций.

— Самоубийство может быть связано с неудовлетворенными потребностями: самосовершенствования, самореализации, автономии

Проявляется неспособность адаптироваться в социальном окружении.

— Субъект рассматривает себя слишком слабым для того, чтобы преодолеть трудности; самооценка чаще всего занижена (возможно, это является следствием неудач, преследующих человека).

— Ярко проявляется аутоагрессия (самобичевание, самообвинение и пр.)

— Прослеживается состояние сильного эмоционального напряжения (в большинстве записок: фразы короткие, утвердительные, в них выражается эмоциональное отношение к происходящему)

— В текстах имеется тенденция к преобладанию психологии «проигравшего» (т.е. человек не видит в своей жизни ничего хорошего и считает, что уже ничего и не случится такого, что может изменить ситуацию).

— Выражены экстрапунятивные реакции (причина неудач видится в окружающей ситуации); человек смотрит на мир глазами «ребенка» (проявляются инфантилизм и незрелость, недостаточная оценка ситуации).

4. Было уточнено содержание этапов методики составления психологического портрета личности суицидентов по написанному тексту. На наш взгляд, необходимо уделять внимание психологическому содержанию текста, а не его формальным характеристикам. В частности, особенностям занимаемой личностью позиции, направленности, интенциям и пр.

Полученные результаты могут быть использованы в разработке программ реабилитации группам риска, организации работы телефонах доверия (в работе выявляются особенности личности суицидента, соответственно можно предположить, как он будет вести себя в дальнейшем).

Предложенная схема анализа текста может быть использована в психологическом профилировании, в составлении психологического портрета личности по написанному тексту.


Библиография

1. Амбрумова А.Г. О самоубийцах//Аргументы и факты. – 1994 (март, №12).

2. Белянин В.П. Психолингвистика: Учебник/ В.П. Белянин. – 2-е изд. – М.: Флинта: Московский психолого-социальный институт, 2004. – 232с.

3. Белянин В.П. Основы психолингвистической диагностики: модели мира в литературе. – М., 2000. – 248с.

4. Богин Г.И. Типология понимания текста. – Калинин, 1986.

5. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений. Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы. М., 1992.

6. Валагина Н.С. Теория текста. М.: Логос, 2003.

7. Волков Ю.Г., Нечипуренко В.Н. и др. Социология: курс лекций: Учебное пособие. – Ростов-н/Д: Феникс, 1999.

8. Волкова А.Н. Психолого-педгогическая поддержка детей суицидентов//Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы. – 1998, №2 – с. 36-43.

9. Дарк О. Право на смерть//Независимая газета. – 1999 (3 сентября) – с. 16.

10. Дюркгейм Э. Самоубийство. // Суицидология: Прошлое и настоящее: Проблема самоубийства в трудах философов, социологов, психотерапевтов и в художественных текстах.-М.,2001.-с. 241.

11. Енгалычев В.Ф., Шипшин С.С. Судебно-психологическая экспертиза. Методическое руководство. Издание 2-е, исправленное и дополненное. Калуга, 1997.

12. Камю А. Миф о Сизифе. Эссе об абсурде // Бунтующий человек.- М., 1990

13. Караулов Ю.Н. русский язык и языковая личность. – М., 1987.

14. Квитко Н.И., Потоцкий Н.К., Холопова Е.Н. Правовые основы судебно-психологической экспертизы по факту самоубийства: Монография. – М.: Издательство «ЦЮЛ «ЩИТ», 2001. – 172с.

15. Кузьменко-Наумова О.Д. Смысловое восприятие знаковой информации в процессе чтения. – Куйбышев, 1980.

16. Лебедев В.И. Личность в экстремальных условиях. – М., 1987.

17. Морозов В.П. Психологический портрет человека по невербальным особенностям его речи//Психологический журнал. – 2001, №5.

18. Научные и организационные проблемы в суицидологии. – М., 1983.

19. Осипова А.А. Справочник психолога по работе в кризисных ситуациях/А.А. Осипова. – Изд. 2-е. – Ростов н/Д: Феникс, 2006. – 315 с.

20. Павлов И.П. Самоубийство – великая печаль русской жизни//Медицинская газета, 1999 (28 мая) – с. 15.

21. Пацакула И.И. Юридическая психология (методические рекомендации по проведению семинарских и лабораторных занятий). – Калуга: КГПУ им. К.Э. Циолковского, 2004. – 48с.

22. Пелипа В. Е. «Депрессия и суицид в практике общесоматических лечебных

23. учреждений» // Лечащий врач №06/98

24. Потемкина О.Ф., Потемкина Е.В. Психологический анализ рисунка и текста. – СПб.: Речь, 2005.-524с.

25. Потемкина О.Ф. Способ составления психологического портрета и автопортрета. М., 1993.

26. Прикладная юридическая психология: Учеб. пособие для вузов/Под ред. проф. А.М. Столяренко. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2001.-639с.

27. Радугин А.А., Радугин К.А. Социология. Курс лекций. — М.: Центр, 1997

28. Самохина Т.В. Типология суицидальных родительских семей. Психогигиена и психопрофилактика. – М., 1983.

29. Смедович С.Г. " Самоубийство в зеркале статистики"//Социс., 1990, № 4.

30. А.Камю. «Бунтующий человек», М., Политиздат., 1990, C.2

31. Сорокин Ю.А. Психолингвистические аспекты изучения текста. – М, 1985.

32. Трегубов Л., Вагин Ю. Эстетика самоубийства. – М., 1993.

33. Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник: Пер. с англ. и нем./общ.ред. Л.Я.Гозмана и Д.А. Леонтьева; вст. ст. Д.А. Леонтьева.-М: Прогресс, 1990.-368с.: ил. – (Б-ка зарубежной психологии).

34. Шабес В.Я. Событие и текст. – М., 1989.

35. Шнейдман Э. Душа самоубийцы.

36. Retterstol N. Suicide. European Perspective. — Cambridge: Cambridge University Press, 1993.

37. Osgood C.E., Evelyn G.W. Motivation and language behavior: a content analysis of suicide notes. Institute of communication Research, University of Illinois.

38. A Thematic Comparison of Suicide Notes Drawn from Northern Ireland and the United States RORY C. O’ CONNOR University of Stirling ANTOON A. LEENAARS Windsor, Canada & Kardinska Institutet, Sweden.


Приложение 1

Тип речи Лингвистические признаки Факторы, влияющие на варьирование признаков
1. Заранее подготовленный текст

Лексические:

• используются разные способы сочинения и подчинения, обособление, вводные предложения;

• текст логически построен;

• цитирование;

• конструкции предложений сложные; наличие оборотов;

• использование активных— пассивных форм глагола;

• в подготовленной речи — канцелярит и деперсонализация за счет использования пассива (отвечал за выполнение, находил применение)

Текстовые:

• логическая выстроенность текста, обоснованность высказываний;

• разбивка на абзацы, которые соответствуют теме;

• связность письменной речи;

• малое количество повторов

Особенности речевой ситуации:

• потребностно-мотивационные условия написания текста, целевая установка;

• сложность описываемого объекта;

• степень самостоятельности в выборе темы;

• наличие временных ограничений;

• необычные условия (например, психологическое давление, оказываемое на составителя письменного текста)

Особенности пишущего:

• состояние зрения;

• психофизиологическое состояние человека;

• темперамент пишущего;

• степень владения выбранным объектом;

• общее развитие, культура речи

Особенности функционального стиля и жанра речи:

• официально-делового, разговорного, эпистолярого, публицистического и др

2. Не подготовленный заранее текст.

Лексико-грамматические:

• Наличие орфографических и пунктуационных ошибок;

• использование элемнентов просторечия;

• нарушение определенных норм стилистики;

• употребление слов в их переносном значении;

• наличие лексических повторов;

• упрощение предложений;

• нарушение порядка слов;

• в спонтанной речи избегаются пассивные глагольные формы, предпочтение отдается активным

Текстовые:

• хаотичное разбиение на абзацы либо их отсутствие вообще;

• текст логически плохо выстроен;

• плохое развитие темы, «перепрыгивание» с одной темы на другую

Особенности речевой ситуации:

• потребностно-моти-вационные условия написания текста, целевая установка;

• сложность описываемого объекта;

• выбор темы;

• наличие временных ограничений;

• необычные условия (например, психологическое давление, оказываемое на составителя письменного текста)

Особенности пишущего:

• психофизиологическое состояние человека;

общее развитие, культура речи;

• темперамент пишущего;

• степень владения выбранным объектом

Особенности функционального стиля и жанра речи

(официально-делового, разговорного, эпистолярного, публицистического и т. д.)

Приложение 2

Тексты писем

1. «Папочка, прости меня, но это единственный выход»

2. «Почему ухожу? По-моему, оставаться в этом ужасном, передравшемся, созданном для дельцов с железными локтями мире такому несовершенному существу, как я, можно, только имея крепкий личный тыл. А я к тому же потеряла два своих главных посоха — ненормальную любовь к Старокрымским лесам и потребность творить. Оно лучше — уйти физически неразрушенной, душевно несостарившейся, по своей воле. Правда, мучает мысль о грехе самоубийства, хотя я, увы, неверующая. Но если Бог есть, он поймет меня».

Ю. Друнина

3. Уважаемые товарищи!

Я всерьёз собрался умереть, потому что без Люды жить не могу. Пытался, как мог, но ничего не выходит. Ведь у меня, кроме неё никого нет. Не знаю, кто меня найдёт, поэтому пишу товарищи. Прошу в моей смерти никого не винить. Своим имуществом я распорядился. Составил завещание, и директор положил его в сейф до сентября в конверте, как я просил. Он ничего не знает. Он хороший человек, поэтому я к нему и обратился. Честно скажу, я выпил, чтобы легче было умирать. Я не пьяница, это все скажут. Но так надо. Я долго думал над всем, и другого выхода у меня нет. Жизнь несправедлива, но что поделаешь. Не хочу больше мучиться.

Николай Михайлов.

4. Дорогая мама!

Когда ты получишь это письмо, меня уже не будет. Женя не хочет на мне жениться, как я его не уговаривала, а у меня будет ребёнок. Лучше мне не жить, потому что ты учила меня совсем по-другому. Пусть Бог его накажет за то, что он со мной сделал. Прощайте все.

Нина.

5. Если меня найдут. Я ухожу из жизни добровольно, потому что всё против меня. Я старался, но ничего не вышло и больше нет сил. Прошу близких меня простить. Деньги у меня дома, в шифанере под рубашками. Игорь Ковалёв. Аня, я любил по-настоящему, а ты ничего не поняла.

6. Моя любимая покончила с собой, а я не могу жить без нее. Простите нас!

7. Вот вы и нашли это письмо, можете называть это предсмертной запиской, неважно. Я, наверно, первый, кто разместил ее в сети, а может и нет. До пизды. Если вы консервативны, распечатайте ее и считайте, что нашли ее у бездыханного тела. Вас сейчас волнует одно: «Почему? Почему?». Это пульсирует в висках, перекликаясь с выскакивающей на первый план истеричной мыслью-молнией: «Его уже нет!!!!!!!!!!!!» Не прикидывайтесь, не врите себе. Все, меня нет. Сядьте спокойно, сделайте себе кофе, читайте дальше.

Я боюсь за своих детей. Мне уже сейчас страшно, что им придется умереть. Мои зайчики, мои милые, не оставляйте меня. Нет, их еще нет на свете и пока не предвидится, но ведь все движется, вся эта сраная масса ползет вперед, тянет за собой последствия и факты и прочее говно. Когда-то это случится, я точно знаю. Что тогда говорить, что писать, о чем думать, кому улыбаться, на кого дрочить? У меня нет ответа. Лучше сейчас, чем никогда.

Когда-то я написал: «Возьмите бритву — опасную, раскладную, выйдите на балкон ночью. Встаньте у края, откройте бритву. Возьмите ее в правую руку. Медленно проведите по своей шее, по лицу. Не режьте, а просто касайтесь кожи. Посмотрите вниз. Закричите во весь голос. Если вы теперь готовы — делайте шаг, если нет — продолжайте жизнь с новыми силами. Оба варианта хороши.» Ни х*я!!! Оба варианта НЕ хороши! Хорош лишь один вариант — правильный. В моем случае — первый. В вашем — наверно жизнь. Живите, радуйтесь.

Пока!

8. Я не могу понять, в чем причина, но я чувствую себя чужим. Чуждым этому миру и людям. Я за его пределами, я не здесь. Я где-то там…Меня здесь не понимают, я никого не могу понять…хотя, возможно и не хочу. Мне больше нечего здесь делать, поэтому я ухожу. Всем счастливо!

9. Вчера с самого утра мама напилась. Опять говорила, что ей не хочется жить. Я просил замолчать и хорошо проспаться, но она не умолкала. Лежала на кровати и продолжала свои бредни. Я ударил ее. Она вроде бы успокоилась. Через некоторое время поднялась. На ногах она стоять не могла. Все время падала. Хваталась руками за стены, за двери. Что выпила она, я не знаю. Я довел ее до кровати, уложил, накрыл сверху одеялом. Она уснула… навсегда. Еще раньше она говорила мне: «Ты бьешь меня по лицу, я вся в синяках. Если я умру, то тебя посадят за убийство». Как она умирала, я не видел. Просидел на кухне. Курил. Часа в четыре потрогал маму, какая-то она была холодная, но верить, что это произошло, не хочется до сих пор… Выхода у меня, кроме как уйти вслед за мамой, нет. Она, я так понял, умерла в бессознательном состоянии, как и хотела. Или, по крайней мере, всегда так говорила, чтобы не лежать в доме при смерти, как бывает с другими. Буду уходить, как смогу. Только из-за того, что я урод и судьба мне досталась такая злая, не хочу садиться в тюрьму. Я понимаю, какие страдания и стыд принесу своим близким. От сознания этого становится еще больней на душе. Но чудес на свете не бывает. Другого выхода нет. Пусть меня судит Бог!..

Я не хочу, чтобы вы думали, что моя мама была плохая. Она была самым лучшим человеком на этой земле, просто водка отняла у нее сначала разум, а потом и жизнь.

10. Говорю языком опытного простака, который скорее предпочел бы быть лишенным мужества, инфантильным жалобщиком. Эту записку, наверное, будет довольно легко понять.

Все предупреждения взяты из курса Punk Rock 101 за все эти годы, с тех пор как мое первое введение в своего рода этику, предполагающую независимость и принятие общности с вами, подтвердило свою правоту. Уже много лет я не испытывал волнения ни от прослушивания, ни от создания музыки, равно как от чтения и писания стихов. Трудно передать словами, как мне стыдно за все это.

Так, например, когда мы стоим за кулисами, и зажигаются огни, и слышен неистовый гул толпы, это не трогает меня так, как это трогало Фредди Меркури, которому, видимо, нравилось наслаждаться любовью и обожанием толпы, чем я восхищаюсь и чему завидую. Дело в том, что я не могу вас обманывать. Никого из вас. Это было бы просто несправедливо по отношению к вам или ко мне. Самым страшным преступлением мне кажется дурачить людей, притворяясь, что мне весело на все 100%.

Иногда мне кажется, что я хотел бы разбить часы перед выходом на сцену. Я прилагал все усилия, чтобы ценить наши отношения, и я делаю это, видит бог, я делаю это, но этого недостаточно. Я ценю то, что я и мы затронули чувства многих людей. Наверное, я — один из тех нарциссистов, которые ценят что-либо только тогда, когда оно уходит… Я слишком чувствителен. Мне необходимо быть слегка бесчувственным, чтобы вновь обрести энтузиазм, которым я обладал, будучи ребенком.

Во время трех наших последних туров я стал гораздо больше ценить всех тех, кого я знаю лично, а также поклонников нашей музыки, но я все еще не могу отделаться от разочарования, вины и сочувствия, которые я ко всем испытываю. Во всех нас есть что-то хорошее, и, мне кажется, я просто очень люблю людей. Люблю столь сильно, что это вызывает во мне чертову грусть, превращая меня в грустного, чувствительного, не ценящего хорошего человечка, Рыбку, Иисусика! Почему ты не радуешься этому? Я не знаю.

У меня жена-богиня, дышащая честолюбием и сочувствием, и дочь, которая напоминает мне меня, каким я когда-то был. Исполненная любви и радости, она целует всех, кто ей встречается, потому что все хорошие, и никто не причинит ей зла. И это пугает меня в такой степени, что я практически ничего не могу делать. Я не могу смириться с мыслью, что Фрэнсис станет таким же несчастным, саморазрушающимся смертником-рокером, как я.

Меня окружает много хорошего, очень хорошего, и я признателен за это, но с семи лет я стал ненавидеть всех людей в целом. Только потому, что им кажется столь простым быть вместе и сочувствовать друг другу. Сочувствовать! Только потому, что я очень люблю людей и сострадаю им, так мне кажется.

Благодарю вас всех из глубины своего пылающего, выворачивающегося наизнанку желудка за ваши письма и вашу заботу, которую я ощущал все последние годы. Во мне слишком много от сумасбродного, капризного ребенка! Во мне больше нет страсти, поэтому помните: лучше быстро сгореть, чем медленно угасать.

Мир, Любовь, Сочувствие

Курт Кобэйн

Фрэнсис и Кертни, я буду у вашего алтаря.

Пожалуйста, продолжай, Кертни, ради Фрэнсис.

Ради ее жизни, которая будет намного более счастливой без меня.

Я ЛЮБЛЮ ВАС, Я ЛЮБЛЮ ВАС!

11. До свидания, друг мой, до свидания.

Милый мой, ты у меня в груди

Предназначенное расставание,

Обещает встречу впереди

До свидания, друг мой, без руки, без слова,

Не грусти и не печаль бровей, —

В этой жизни умирать не ново,

Но и жить, конечно, не новей.

Предсмертная записка С.Есенина (1925г.)

12. Спустя пять лет поэт написал совершенно другие строчки. Маяковский два дня носил в кармане этот листок, прежде чем решиться на задуманное. Он застрелился.

Всем

В том, что умираю, не вините никого и, пожалуйста,

не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил.

Мама, сестры и товарищи, простите — это не способ

(другим не советую), но у меня выходов нет.

Лиля — люби меня.

Товарищ правительство, моя семья — это Лиля Брик,

мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская.

Если ты устроишь им сносную жизнь — спасибо.

Начатые стихи отдайте Брикам, они разберутся.

Как говорят-

«инцидент исперчен»,

любовная лодка

разбилась о быт.

Я с жизнью в расчете

и не к чему перечень

взаимных болей,

бед

и обид.

Счастливо оставаться.

Владимир Маяковский.

12/ IV -30 г.

Товарищи Вапповцы, не считайте меня малодушным.

Сериозно — ничего не поделаешь.

Привет.

Ермилову скажите, что жаль — снял лозунг, надо

бы доругаться.

В.М.

В столе у меня 2000 руб. — внесите в налог.

Остальное получите с Гиза.

В.М.

13. Я устал. Устал жить. В этом мире, полном страдания, боли и лжи. Я устал играть эту роль. Совершенно пустую роль. Я устал носить маску – личину – а потом сменять ее другой маской, потом – третьей… Новая квартира, новая должность, новая машина, новый унитаз, новая одежда, новый одеколон, новая любовница, старая жена, маленькие дети, повзрослевшие ублюдки – вперед и вверх, прямо до самой смерти. Эта жизнь оказалась не для меня. Она слишком монотонная. Люди лицемерят, все корчат из себя веселых и жизнерадостных. Все хотят показать: “Мы умеем жить!!”, все кричат: “Мы живем!!! Вот это – настоящая жизнь!!!!”. Что это за жизнь? – мерседесы, красивые бабы, деньги, шампанское… Это оказалось не для меня. Мерседесы? – ну и что: разобьешь, или угонят, потом новый купишь, и еще один, и еще один… Бабы красивые? – но ни одна из них не будет с тобой заниматься тантрой. Никто не хочет открыть свое настоящее лицо – они его прячут за тонированными стелами, за брызгами шампанского, за девичьими грудями, надевают маски, на которых улыбки до ушей, а потом лежат на асфальте, в луже крови – такие спокойные и безмятежные. Только смерть дает тебе покой. Эта жизнь не для меня. Зачем лицемерить, зачем копить деньги, зачем новые мерседесы? Зачем брызги шампанского? Зачем вся роскошь – если в конце концов придет смерть, и все это станет разом не нужно. Смерть ждет везде – за ближайшим поворотом, в каждом подъезде. Нельзя о ней забывать! Любой человек может пасть жертвой автокатастрофы, или стрелки братков – и какой смысл тогда было копить деньги? Но вряд ли хоть один из людей в момент смерти понял, что все это — пустое, что жизнь их была пуста. Что произойдет, если убрать из жизни все тачки, все пушки, все национальности, все расы, все дома, все деньги, всю одежду, все-все-все? Останется голое дрожащее, бледно-розовое, существо, едва держащееся на тонких и худых ножках. Это существо ведь не знает Бога, не знает жизни – оно подохнет. Жизнь пуста за стеклами бронированных лимузинов, за искрящимися брызгами шампанского. Жизнь искрится только в глазах истинного саньясина, только в глазах истинного Ищущего можно увидеть настоящее голубое небо.

Святые люди, изображенные на иконах – такие тупые, грустные и мрачные, даже Иисуса никогда не изображают смеющимся – самое большое преступление! Иисус много смеялся – могу поспорить на двести баксов! Только святые и иконописцы сделали его таким грустным!

Священники же глупы, их глаза мертвы, они роботы – приходят, почитают по книжке, помашут ладаном, назовут всех грешниками – и, глядишь, а ты уже святой. Если ты святой, то все остальные – грешники. Но даже святой – не святой. Потому, что святой только человек, если судить по писаниям, который спит в гробу – вот тогда он не может сотворить никакого греха. Святость – это выдумка, чтобы править массами, поэтому я не принадлежу никакой религии. Я просто – религиозный человек. Не думай, кто бы ты ни был, кто сейчас читает эта записку, что религиозность и религия – одно и что же. Нет. Религиозность – это ты. Религиозность – это твое существо, это осознание Бога в себе, что ты – Бог, и что Бог – во всем, что Бог – не седой старик, который сидит на облаке. Богу нет до нас никакого дела. Потому что бога нет. На самом деле есть только Божественность – аромат, который пронизывает все Существование. Эта Божественность и в тебе – где-то там, под тоннами мусора, который тебе набросало общество. Ты даже не представляешь себе, сколько бреда, страдания, боли похоронено под твоей улыбающейся маской. Ты стараешься от этого всего рутиной, ложным весельем, но стоит тебе заглянуть в себя – и ты увидишь все образы ада, даже не надо туда идти. Ад в тебе. Он лежит там похороненный, и чем больше ты живешь, тем больше дерьма накапливается в тебе. Мама учила: “Не злись, а то в угол поставлю”, “Не плачь, а то мороженное не получишь”. И ты не злился? Злился! Еще как! Но мама давала тебе по попе, и в следующий раз ты подавил гнев. Потом опять, и опять – и гнев ложился пласт за пластом… Ты только представь, что будет, если он весь выйдет! Я однажды выпустил гнев – мне стало легче, но сколько неизъяснимых, странных, может даже пугающих впечатлений мне это доставило! Теперь я не хочу жить. Почему? А ты, может еще не понял? Маски. Я везде вижу маски. Маски, маски, маски – ничего кроме масок! Я был самим собой. Я плюнул в рожу дипломату, на очень важной встрече, после чего меня уволили. И что бы ты думал? Он поморщился, и пошел умываться. “Я надеюсь, мы уладим это чудовищное недоразумение” – сказал он. Он даже не дал мне в рожу! Какой придурок! Я не хочу жить в таком мире!!! Не хочу! Я не хочу жить в мире, где приходится натягивать на лицо красно-белую маску клоуна. Я не хочу улыбаться тем, кто мне не нравится! Я хочу умереть, я не могу жить в мире, где нельзя даже уйти в лес, стать отшельником. Я так сделал – ушел в лес. Построил себе простецкую хибару, поставил там несколько примитивных вещей – кровать, стол, несколько полок незнамо зачем. И что же? Меня замели менты на три месяца! Мне так и не дали жить в одиночестве. Родственники меня всегда находили, отвозили к психиатрам, я пробыл в психушке полгода. Но у них ничего не вышло. В конце концов я устал от такой жизни, и решил сдохнуть. Как все-таки это глупо! Ну может, моя записка хоть что-то пробудит в тебе, несчастный читатель? Я еще поживу, чтобы дописать эти строки, чтобы побольше изложить свои мысли… Прости меня, мама, но я тебя никогда не любил! Ты, с дуру, давала мне деньги, давала мне все, но ты не могла дать мне жизнь, а самое худшее, что ты когда-либо сделала мне – ТЫ МЕНЯ РОДИЛА! За что?!? Что я тебе сделал?! Зачем надо было меня рожать?!

Потом, мама, ты вбила в меня столько всякого дерьма! Я не-на-ви-жу! Ненавижу эту жизнь, такую монотонную, серую, безмозглую, где люди живут согласно заложенным в них шаблонам, как дерьмовые роботы! Сотилиан писал в “Пути Дурака”: “…Рулон взял в руки продолговатый морской камень, и нарисовал на песке черепушку, в которой крутились шестеренки. Сбоку в башку вставлялись дискеты с надписью: “Социальные программы”, а вместо глаз были экраны дисплея, на которых горела надпись: “Будь как все!”. Внизу Рулон подписал: “Это – зомби”…”

““Будь как все!” – девиз идиотов!”

Я не хотел быть как все. Я не хотел быть зомби, тупой машиной для воспроизводства себе подобных зомби – безвольных, слабоумных рабов. Я не женился, я не создал “счастливую семью” — ведь все семьи на поверку оказываются скоплением ненависти и презрения. “Ах, любимый!”, “Ах, любимая!” — и все. Больше ничего нет. Правильно поет позорный Боря Гомосеев: “Нет у нас больше слов – только одна кукольная любовь…” Чертовски правильно!!! Когда ты один, никто тебе не досаждает: “Ты помылся?”, “Иди есть!”, “Как ты себя чувствуешь, дорогой?” Это ужасно – жениться, это ад – заводить детей! Эти маленькие дерьмюки доставляют сплошные проблемы – то горшок им дай, то жопу подотри, то новую игрушку купи, то в школу – к директору, то бабки на новую одежку, то покормить, то убрать, то еще что-то… Это все Кундалини заставляет тебя заводить детей, заботиться о чем-то. Кундалини тобой управляет, почему ты не хочешь управлять ей?!..

“Рабы! Рабы! Рабы! Создавайте больше рабов!!!” – кричит коллективный разум общества. Рабы нужны обществу, нужны патриоты – кто же тогда пойдет в Чечню прикрывать свинцом и обливать своей кровью деньги правительства? Нужны бумагомаратели – кто же тогда будет проводить эффективную промывку мозгов через страницы газет и желтые страницы дешевых книг? Нужны режиссеры – кто же тогда будет делать сказки со счастливым концом? Нужны ученые – кто же тогда будет создавать все более изощренные способы зомбирования и выкачивания денег? Но самые великие рабы – это правители, знаменитые люди, которых превозносит общество, лауреаты нобелевских премий! Это такие рабы, каких свет не видывал! Общество готово носить их на руках, петь им гимны, целовать во все места, и подтирать задницу!

Может, ты, тот кто читает эти строки, думаешь, что я просто очень слабый человек, завистник и т. п.? Могу сказать, не покривив душой – я всегда был собой, и никогда бы не соврал в этих строках, потому что тогда бы я соврал себе – что прожив до 32 лет, ни разу не позволил ни одной суке втоптать меня в грязь! Я бы сейчас был вице-президентом крупной фирмы G. T., а вместо этого сижу в однокомнатной квартире, и долблю по клавишам…

Мама, я знаю, что ты всегда была верующей, а я всегда говорил тебе, что Иисус – псих. Нет, ну многоуважаемый читатель, согласись – кто в здравом уме станет называть себя Сыном Божьим? Вот идешь ты по улице, и вдруг какой-то хиппи, в белых одеждах и на осле говорит тебе: “Я Сын Божий!”. Какая твоя реакция будет? Ты отвернешься, наверное так же, как ты отворачиваешься сейчас от этих строк. Но если ты не отвернулся, то у нас с тобой будет много о чем поговорить – в другой жизни. Если ты согласен – свет да прибудет на твоем пути! Если ты согласен – иди по этому пути до самого конца!

Я слишком слаб, для того, чтобы видеть страдания обыкновенных людей, слишком слаб, чтобы быть синицей в стае воронов. Эта жизнь, такая глупая, жизнь, которая мало, чем отличается от коммунизма – не для меня…

Я не хочу, чтобы меня оплакивали. Я хочу, чтобы на моих похоронах плясали и веселились! Оплакивают глупых людей – такой раб ушел из жизни, как же можно его не оплакать?! Пусть все смеются и шутят на моих похоронах! Это будет достойно меня!..

14. Простите меня, но я не могу больше жить в зависимости, это – сильнее меня, я – всего лишь обуза для всех своих друзей и родных. Возможно, кто-то и скажет, что это глупо, но это не так. Этот кто-то не попадал в ту ситуацию, в которую попал я. Простите и прощайте. Володя С.

15. Надеюсь, у вас достаточно совести, чтобы понять, что в моем поступке виноваты вы. Желаю вам иметь от моего мужа не меньше пяти детей. (Письмо женщины любовнице мужа)

16. Я делаю это, чтобы привести тебя в чувство, надеюсь, ты это понимаешь. (Н. оставляет деньги на похороны в своей сумочке.) Мне бы следовало потратить эти деньги, потому что ты ни минуты не думал о детях, когда покупал мотоциклы, машину и телескоп, все это ты делал для своего удовольствия. (Карин П. написала мужу, прежде чем убить себя и их троих детей)

17. Я трусливый пес. Никогда больше не видеть солнце. Еще одна сигарета. Не пожить ли еще чуть-чуть? Нет, нет, нет. Я боюсь. Счастливо оставаться. (23-летний мужчина из Саксонии пишет отрывочное письмо, пока его спальня наполняется газом).

18.

Ничего светлого грядущий день с собой не принесёт, как и все прошедшие дни. Мне надоела эта жизнь, я от неё устал и поэтому я из неё ухожу. Прощайте. Врят ли вы меня ещё увидите. Хотя кто знает, жизнь непредсказуема… Но всё же я решился уйти. Пока, люди, среди вас, как это не прискорбно, не нашлось ни друзей ни подруг.

10/29/06 19.(из дневника)

Теперь у меня даже нет друзей, настоящих друзей, с которыми можно обо всём поговорить, которые тебя никогда не бросят. Остались только знакомые, приятели, соседи, одноклассники, одногруппники и т.д. Но им, по большей части, наплевать на меня. Никому из них я не могу доверить все свои чувства, желания, мечты. Я один в этом жестоком мире, один и никому не нужен, всеми брошен, а многими и презираем…

И снова все мои мечты в одночасье. Да, я попрежнему одинок.

Нет, на этот раз я не услышал «давай останемся друзьями», но это было очивидно. Её молчание дало мне всё чётко понять. Ничего не меняется, я застрял в этой проклятой жизни и никому не нужен!

Вот прожит ещё один бессмысленный день. Завтра врят ли что-то изменится. И так уже в течение двух лет…

Почему она ко мне так плохо относится? Что я ей сделал такого, что она меня возненавидела?

Наверное я слишком влюбчив. Но меня самого никто любить не хочет. Мне нравится одна, другая, третья… Я в них во всех влюбляюсь, а что получаю в ответ? А ничего! Меня или вообще не замечают или считают простым другом. Как они не могут понять, что мне не нужна дружба, мне нужна ЛЮБОВЬ!!! Но моё сердце снова разбито, разломлено, втоптано в грязь маленькой, аккуратной женской ножкой. За что мне всё это?

Вот решил и я создать свой дневник. Возможно вы меня не знаете, хотя это и к лучшему...

Я в первые создал свой собственный дневник и писать здесь буду о наболевшем мне.

Самоубийство. Что это? Просто смерть или спасение от этой жестокой жизни? Проявления сильного или слабого духа? А зачем вообще жить, если нет того человека, ради которого стоило бы пожить? Лучше тогда умереть…

20. Я проснулся. Тщетно пытался вспомнить что было вчера… непомню. Hаверно звонил ей, послал нах#й пару малолеток, еще вроде подрался с кем-то, жить нехочется… в последнее время — все чаще. наверно это такой новый синдром, а никто и не заметил. Зачем я пью? Hезнаю, может я вовсе и нехочу этого, даже подсознательно… Я ненавижу себя, ненавижу все глубиной, всем сознанием… Я стал другим, кто то думает что он стал старше и мудрее, а я так не скажу, я буду до конца утверждать что я стал уебищной пародией не человека, некой относительной реакцией, способствующим фактором. Все слова уже больше ничего не значат, все чуства уже ничего не имеют, никакой власти, никакой отсроты. Мне будет стыдно посмотреть в зеркало, не потому что я себе не нравлюсь, даже сейчас, потому что я ненавижу себя и мне не хочется жить. Мой мозг давно забыл что такое думать, мой мозг давно предал меня. а может это и есть мифическая нирвана? Когда человек постигнувший все теряет это Все в один момент, а потом не может вспомнить как его завут и зачем он был здесь… Руку жали-проважали, срали-срали… Мне уже давно понятно где тут лицо, а где рыло, оно здесь, вот сейчас смотрит на меня, мое искаженное лицо: страх, ненависть, обоюдное согласие со всем сущим.Откуда это? Почему? Hаверно даже это уже все-равно, я долго догорал и вот наконец сгорел. Что будет дальше? Hезнаю. Hаверно. А может знаю, но боюсь признатся? Я обречен, мне никто и ничто невслах помочь, даже Она… хотя она хотела бы, просто трудно понять, трудно терять любимого человека… из за истины, но истины создаются для того что бы их постигать… Я Безумен, я крайне безумен, и вот, я произошел к корнях всего этого… Я больше не подчиняюсь законам здравого смысла. совсем. Я некий сгусток пораженного сознания, колобок из колючей воспаленной логики, красными пятнами на моем искаженном лице она. Я невспоминаю и нехочу вспоминать. Слишком много «Я» для живого человека. Hаверно я уже мертв, точно не знаю, точнее не ощущаю. Даже нехочется бежать, понимаю что процесс остановить уже не в силах, не мыслью ни рукой… Жить-быть, да радоватся, бесприципное одиночество, Я его заслужил, за все эти годы, за все эти распрастертые на асфальте головы, по которым Я шел, не сожелея… А теперь жалею… Больше нет вопросов, ответы на все уже получены… А Жаль, так жаль, вру, конечно нет… Заслужил. Hекоторое ощущение подсказывает что моя повесть еще не окончена, но сама душа, душа — она требует покоя, он устала, за все эти годы, я даже не знаю сколько их было… наверно бесконечное количество, мне кажется я был всегда, и буду, но уже в другом качестве, в другом обличье, возможно я проживу все заного, в обмен на свои грехи. в обмен на свою совесть. Простите, я не был дорог самому себя. Я умер и простил. Всех.21. «Меня никто не любит! Я им не нужна. Папа ушел жить к другой девочке, наверное, более хорошей чем я. А мама только и думает, как от меня избавиться. Мамочка я тебя очень люблю, и больше не буду мешать тебе жить! До свидания...» (Обстоятельства дела: отец ушел от матери и создал другую семью. Мать не уделяла достаточно внимания дочери).22. «В моей смерти виновата Оксана П. из 9 „А“ класса. Она мне завидует и всем рассказывает про меня неправду. Мальчишки ей верят, и я не хочу так жить».23. Раз уж у меня нет любви, которая так мне нужна, значит, у меня ничего не осталось.24. Я очень устала от этой круговерти эмоций, поэтому я решила положить ей конец, уйдя из жизни.25. Я бессильна перед своими чувствами. С жизнью нельзя совладать. Я похожа на l2-летнего беспомощного ребенка. Простите меня!26. Дорогая Мэри, я пишу эти строки тебе потому, что они самые последние. Я на самом деле думал, что вы с малышом Джо возвратитесь в мою жизнь, но вы так и не вернулись. Я знаю, что ты нашла другого человека, очевидно, лучшего, чем я. Надеюсь, что этот сукин сын сдохнет. Я тебя очень люблю и Джо тоже. Очень больно думать о том, что у нас с тобой ничего не вышло. Я много мечтал о нашей жизни вместе, но это оказались только мечты. Я всегда надеялся, что они сбудутся, но теперь точно уверен, что этого никогда не случится. Я надеюсь оказаться на небесах, хотя в моем случае наверняка попаду в ад. Пожалуйста, заботься о маленьком Джо, ведь я люблю его всем сердцем. Не говори ему о том, что случилось. Скажи, что я уехал далеко-далеко и, возможно, когда-нибудь вернусь. Добавь, что не знаешь, когда именно. Ну вот, кажется, это все. Береги себя. PS. Я знаю, что у нас были шансы помириться, но ты этого не желала, ты хотела трахаться с кем-то другим, ну, так теперь ты этого добилась. Не могу толком сказать, ненавижу я тебя или люблю. Ты никогда не узнаешь этого. Искренне твой, твой муж Джордж.27. Прости меня, ведь сегодня я умру. Я просто не могу жить без тебя. А значит, можно и умереть. Может, там будет покой. У меня внутри такое ужасное чувство пустоты, которое просто убивает меня. Нет больше сил его терпеть. Когда ты оставила меня, я умер внутри. Должен сказать, что у меня ничего не осталось, кроме разбитого сердца, и именно это подталкивает меня к такому поступку. Я взываю к Богу, чтобы он помог мне, но Он меня не слышит. Иного выбора у меня не осталось.28. Я сижу один. Теперь, наконец, наступит свобода от тех душевных мучений, которые я испытывал. Это не должно ни у кого вызывать удивления. Мои глаза уже очень долгое время говорили об отчаянии. Отверженность, неудачи и крушение надежд сломили меня. Нет никакой возможности вытащить себя из этого ада. Прощай, любимая. Прости меня.29. «Я виновата во всем сама! Я устала! Простите все целую»(Обстоятельства дела: Суицидент — девушка 23 лет — подорвала себя гранатой ф-1. Записка написана косметическим карандашом на фрагменте листа бумаги 7 х 11 см.)30.«Я Воробьёв Александр Вениаминович. ухожу из этой жизни по своей воле, в полном здравии и уме В чём прошу никого не винить 16/VI <подпись>»31. «Я Воробьёв Александ Вениаминович 1957 г. рождения я ушёл из тяжелой жизни. и прошу никого не винить, если меня не найдут в ближайшее время Пишу в здравой памяти и уме моя подпись <подпись> 30/ХI<подпись>»(Обстоятельства дела: Суицидент — мужчина, инвалид 2 группы — тело не найдено, предполагали, что он утопился. Обе записки найдены дома. вторая написана с заметными признаками необычности выполнения — вероятно в состоянии алкогольного опьянения).32.«Витя извени меня за всё тепере я небуду позорить тебя но ты зря говарил так про меня. Пока. Саша.»
еще рефераты
Еще работы по психологие