Реферат: Психологические особенности отношений подростков со взрослыми

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

УО «БРЕСТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМ.А.С. ПУШКИНА»

Кафедра психологии развития

Курсовая работа

Психологические особенности отношений подростков со взрослыми

Выполнила:

студентка 4 курса

математического

факультета

Олесик Е.Н.

Научный рукводитель:

старший преподаватель Левкович С.Г.

Брест 2009

Содержание

Введение

Словарь основных понятий

1. Психологические аспекты изучения подросткового возраста

1.1 Подростковый возраст как историческое явление

1.2 Развитие теоретических взглядов на проблемы подросткового возраста

2. Особенности общения подростков со взрослыми

2.1 Характер детско-взрослых отношений

2.2 Проблемы понимания подростков взрослыми

2.3 Специфика семейного воспитания

3. Проблема взаимоотношений подростков и родителей

3.1 Описание целей и метода исследования

3.1 Исследование тревожности подростков

3.2 Результаты исследования детско-родительских отношений

3.3 Результаты исследования тревожности у подростков

3.4 Анализ результатов исследования

Заключение

Список использованных использованных литературных источников

Приложения

Введение

Главное содержание подросткового возраста составляет его переход от детства к взрослости. Все стороны развития подвергаются качественной перестройке, возникают и формируются новые психологические образования. Этот процесс преобразования и определяет все основные особенности личности детей подросткового возраста, а следовательно, и специфику работы с ними.

Семейный контекст значимо влияет на становление отношений и всю деятельность подростка. Благоприятные отношения между ребенком и родителями определяют его успехи в школе, вне школы; являются важнейшим условием эффективного общения со сверстниками и другими взрослыми.

Данная курсовая работа посвящена изучению специфики и особенностей отношений подростков с взрослыми. Актуальность данного теоретико-экспериментального исследования определяется необходимостью глубокого понимания особенностей отношений межличностной значимости подростка с его ближайшим окружением.

Несмотря на то, что в социальной психологии накоплен большой потенциал научных исследований, раскрывающих важные аспекты отношений подростков с взрослыми, активно ведется поиск эффективных средств гармонизации взаимодействия подростка с его родителями. Кроме того, ощущается недостаток исследований, посвященных комплексному рассмотрению отношений подростка с взрослыми в качестве системы «подросток — родитель».

Углубленное изучение данной темы необходимо для того, чтобы получать новые знания и находить нетрадиционные способы решения конфликтных ситуаций между подростками и взрослыми.

Целью курсовой работы является выявление социально-психологические особенности отношений межличностной значимости подростка с его родителями.

Задачи курсовой работы:

1. Проанализировать подходы отечественных и зарубежных исследователей к изучению различных аспектов отношений межличностной значимости подростка с взрослыми.

2. Определить общеметодологический подход к изучению проблемы значимости межличностных отношений подростка с взрослыми.

3. Разработать методические средства исследования наиболее существенных для развития подростков особенностей их отношений межличностной значимости с взрослыми.

4. Получить эмпирические данные о наиболее существенных для развития подростков особенностей отношений межличностной значимости с родителями; осуществить их количественный и качественный анализ и интерпретацию.

Объектом исследования является система социального взаимодействия подростка с взрослыми.

Предметом исследования является специфика отношений межличностной значимости подростка с его родителями.

Основная гипотеза исследования: совокупность отношений межличностной значимости подростка с взрослыми представляет собой комплексную систему, компоненты которой находятся в динамическом взаимодействии.

Методологической основой работы являются принципы системности, развития, единства внешнего и внутреннего в развитии психологических явлений, представления о формировании и развитии личности подростка (Л.И. Божович, Л.С. Выготский, Д.Б. Эльконин и др.).

Помимо изучения научной психологической литературы, наблюдения, бесед со школьниками-подростками, их учителями, в исследовании были использованы следующие методические средства: модифицированный вариант опросника «Подростки о родителях» (АDОR) и шкала тревожности Ч.Д. Спилбергера.

Практическая значимость курсовой работы заключается в возможности использования данного материала в процессе оптимизации отношений межличностной значимости подростка с родителями.

Словарь основных понятий

АВТОНОМНОСТЬ РОДИТЕЛЕЙ — отсутствие внимания к потребностям ребенка, погруженность в собственные переживания и дела, отсутствие эмоционального контакта и интереса.

АДАПТАЦИЯ( от лат. adaptare — приспособлять) — приспособление человека как личности к существованию в обществе в соответствии с требованиями этого общества и с собственными потребностями, мотивами и интересами.

АКСЕЛЕРАЦИЯ (акцелерация) (от лат. acceleratio — ускорение) — ускорение роста и полового созревания детей и подростков по сравнению с предшествующими поколениями.

ВОЗРАСТ( англ. age) — объективная, культурно-исторически изменчивая, хронологически и символически фиксированная характеристика и стадия развития индивида в онтогенезе.

ДЕТСТВО( англ. childhood) — этап онтогенетического развития индивида между рождением ребенка и началом подросткового периода. В психологии разделяется на следующие периоды: младенческий возраст (0-1 г), ранний возраст (1-3 лет), дошкольный возраст (3-6/7) и младший школьный возраст (6/7-11/12).

ДИРЕКТИВНОСТЬ РОДИТЕЛЕЙ — стремление родителей к лидерству и власти над ребенком, выраженное в доминантном поведении родителей и их стремлении управлять поведением подростка, в навязывании ему чувства вины и декларировании своей жертвенной позиции.

НЕГАТИВИЗМ (англ. negativism; от лат. negatio — отрицание) — лишенное разумных оснований сопротивление субъекта оказываемым на него воздействиям.

ИНФАНТИЛИЗМ (от лат. infantilis — детский) — особенность психического склада личности, обнаруживающей черты, свойственные более раннему возрасту: эмоциональная неустойчивость, незрелость суждений, капризность и подчиняемость.

ОТРИЦАНИЕ — форма психологической защиты, чарактеризующаяся недостаточным осознанием определенных событий, переживаний и ощущений, которые были бы болезненны при их осознании.

ПОДРОСТКОВЫЙ ВОЗРАСТ( англ. teenage period, adolescence) — кризисный период онтогенеза от 10-11 до 15 лет или от 11 — 12 до 16-17 лет, переходный между детством и взрослостью. Был выделен в качестве особого периода развития в XIX в.

ПУБЕРТАТНЫЙ ПЕРИОД (от лат. pubertas — возмужалость — половая зрелость), возраст с 12 до 16 лет у девочек и с 13 до 17-18 лет у мальчиков; соответствует периоду полового созревания.

ТРЕВОЖНОСТЬ (англ. anxiety) — индивидуальная психологическая особенность, проявляющаяся в склонности человека к частым и интенсивным переживаниям состояния тревоги, а также в низком пороге его возникновения.

ЭКСТЕРИОРИЗАЦИЯ (от лат. exterior — внешний) — переход изнутри вовне. Психологическое понятие, означающее переход действий из внутренней и свернутой формы в форму развернутого действия.

ЭМАНСИПАЦИЯ (от лат. emancipatio) — освобождение от зависимости, подчиненности, угнетения, предрассудков.

1. Психологические аспекты изучения подросткового возраста

1.1 Подростковый возраст как историческое явление

Подростковый возраст обычно характеризуют как переломный, переходный, критический, но чаще как возраст полового созревания.

Рассмотрение подросткового возраста требует четкого выделения его границ. Существует несколько определений рубежей данного возраста. Г. Гримм ограничивает подростковый период возрастом 12 — 15 лет у девочек и 13 — 16 лет у мальчиков, а, по Дж. Биррену, этот период охватывает 12 — 17 лет. В классификации Д.Б. Бромлей данный возраст определяется 11 — 15 годами. Ж. Пиаже относит к подростковому возрасту от 12 до 15 лет. Д.Б. Эльконин устанавливает границы подросткового возраста между 10 — 15 годами [15, c.28].

До ХVII — ХVIII вв. подростковый возраст не выделялся в жизненном цикле человека в особый период. Этап детства заканчивался вместе с половым созреванием. Вследствие акселерации половое созревание происходит в современных условиях несколькими годами раньше, чем в прошлом, в то время как психологическое и социальное взросление наступает значительно позже, увеличив промежуточный период между детством и взрослостью. Таким образом, выделение подросткового возраста как промежуточного периода жизни человека от полового созревания до той поры, которая характеризуется как взрослость, — продукт нового времени [15, c.6].

Французский этнограф и историк Ф. Ариес предположил, что подростковый возраст возник в XIX веке, когда контроль родителей за развитием ребенка продолжился вплоть до брака. В настоящее время в развитых странах мира этот период жизни имеет тенденцию к постепенному увеличению от 11 до 20 лет.

Л.С. Выготский подходил к подростковому периоду как к историческому образованию. Он считал, что особенности протекания и продолжительность подросткового возраста заметно варьируют в зависимости от уровня развития общества. Л.С. Выготский различал три точки созревания: органического, полового и социального. У человека в истории развития общества точки полового и социального развития совпадали, тогда, как органическое созревание наступало обычно еще через несколько лет. У современного ребенка все линии развития разошлись. Теперь мы наблюдаем сначала половое созревание, затем органическое и спустя некоторое время — социальное. Это расхождение и обусловило возникновение подросткового возраста.

Согласно взглядам Л.С. Выготского, подростковый возраст — это самый неустойчивый и изменчивый период, который при неблагоприятных условиях имеет тенденцию несколько сокращаться, составляя часто едва приметную полоску между окончанием полового созревания и наступлением окончательной зрелости.

Л.С. Выготский пришел к выводу о том, что в подростковом возрасте структура возрастных потребностей и интересов определяется в основном социально-классовой принадлежностью подростка. Он писал: «Никогда влияние среды на развитие мышления не приобретает такого большого значения, как именно в переходном возрасте. Теперь по уровню развития интеллекта все сильнее и сильнее отличаются город и деревня, мальчик и девочка, дети различных социальных и классовых слоев» [9, c.159].

Первым, кто обратил внимание на новое социальное явление — подростковый период развития был Ж.-Ж. Руссо. Руссо, охарактеризовав подростковый возраст как «второе рождение», когда человек «рождается в жизнь» сам, подчеркнул важную особенность данного периода — рост самосознания [15, c.8].

В подростковый период происходит расширение жизненного пространства ребёнка как в географическом смысле, так и в смысле расширения социального. Но самая существенная трансформация жизненного пространства происходит во временном измерении. Впервые появляется будущее как психологический определитель личности. С возрастом жизненная перспектива увеличивается, и это становится одним из самых фундаментальных факторов развития личности [15, c.15].

С. Холл сравнивает подростковый период с немецким литературным движением конца XVIII в., называя его периодом «бури и натиска». Причину этого А. Фрейд находит в том, что связанное с половым созреванием появление сильных сексуальных импульсов нарушает сложившееся равновесие внутри личности ребенка и обусловливает переструктурирование инстинктивных («Оно»), реально-ориентированных («Я») и моральных («Сверх Я») аспектов личностной системы [15, с.18].

В соответствии с теорией рекапитуляции С. Холл считал, что подростковая стадия в развитии личности соответствует эпохе романтизма. В истории человечества это промежуточная стадия между детством — эпохой охоты и собирательства, и взрослым состоянием — эпохой развитой цивилизации. По мнению С. Холла, этот период воспроизводит эпоху хаоса, когда полуварварские тенденции сталкиваются с требованиями социальной жизни.

С. Холл впервые описал амбивалентность и парадоксальность характера подростка, выделив ряд основных противоречий, присущих этому возрасту. У подростков чрезмерная активность может привести к изнурению, безумная веселость сменяется унынием, уверенность в себе переходит в застенчивость и трусость, эгоизм чередуется с альтруистичностью, высокие нравственные стремления сменяются низкими побуждениями, страсть к общению сменяется замкнутостью, тонкая чувствительность переходит в апатию, живая любознательность — в умственное равнодушие, страсть к чтению — в пренебрежение к нему, стремление к реформаторству в любовь к рутине, увлечение наблюдениями — в бесконечные рассуждения. Содержание подросткового периода С. Холл описывает как кризис самосознания, преодолев который человек приобретает «чувство индивидуальности».

Подростковый возраст, по Э. Шпрангеру, это — возраст врастания в культуру. Он писал, что психическое развитие есть врастание индивидуальной психики в объективный и нормативный дух данной эпохи. Обсуждая вопрос о том, всегда ли подростковый возраст является периодом «бури и натиска», Э Шпрангер описал три типа развития отрочества.

Первый тип характеризуется резким, бурным, кризисным течением, когда отрочество переживается как второе рождение, в итоге которого возникает новое «Я» Второй тип развития — плавный, медленный, постепенный рост, когда подросток приобщается к взрослой жизни без глубоких и серьезных сдвигов в собственной личности. Третий тип представляет собой такой процесс развития, когда подросток сам активно и сознательно формирует и воспитывает себя, преодолевая усилием воли внутренние тревоги и кризисы. Он характерен для людей с высоким уровнем самоконтроля и самодисциплины.

Главные новообразования этого возраста, по Э. Шпрангеру: открытие «Я», возникновение рефлексии, осознание своей индивидуальности. Он попытался понять одно из самых глубоких переживаний в жизни человека — любовь и ее проявления в подростковом и юношеском возрасте. Он дал психологическое описание двух сторон любви — эротики и сексуальности, которые в качестве переживаний глубоко отличаются друг от друга. Первоначально эстетическая любовь, считает Э. Шпрангер, это единение с другой психикой, вчувствование в нее, осуществляемое через посредство ее видимого обнаружения во внешнем телесном образе. Для подростка вера в идеал отождествляется с верой в любимого человека.

Ш. Бюлер определяет подростковый возраст на основе понятия пубертатности. Пубертатный период — это период созревания, это стадия, в которой человек становится половозрелым, хотя после этого физический рост у человека продолжается еще некоторое время. Период до начала пубертатности Ш. Бюлер называет детством человека, а заключительную часть пубертатного периода — юностью. Фаза созревания обнаруживается у человека в особых психических явлениях, которые Ш. Бюлер называет психической пубертатностью, которая появляется еще до физического созревания в качестве его предвестника и продолжается долгое время после него.

Психическая пубертатность, по Ш. Бюлер, связана с вызреванием особой биологической потребности — потребности в дополнении. В этом жизненном явлении лежат корни переживаний, характерных для подростковой возраста. Физическая пубертатность протекает у мальчиков в среднем между 14 — 16 годами, у девочек — между 13 и 15 годами. Психические симптомы переходного возраста начинаются, как правило, значительно раньше. Подростки необузданны и драчливы, игры более старших подростков им еще непонятны, а для детских игр они считают себя слишком большими. Эта фаза является прелюдией к периоду психической пубертатности.

За этой фазой следуют две главные фазы, которые Ш. Бюлер называет пубертатной стадией и юностью. Граница между ними проходит в 17 лет. Превращение подростка в юношу проявляется в изменении основной установки по отношению к окружающему миру: за жизнеотрицанием, присущим пубертатной стадии, следует жизнеутверждение, характеризующее юношескую.

Основные черты негативной фазы, отмеченные Ш. Бюлер, это «повышенная чувствительность и раздражительность, беспокойное и легко возбудимое состояние», а также «физическое и душевное недомогание», которое находит свое выражение в драчливости и капризах. Подростки неудовлетворены собой, их неудовлетворенность переносится на окружающий мир.

Ш. Бюлер отмечает, что ненависть к себе и враждебность к окружающему миру могут присутствовать одновременно, находясь в связи одна с другой, а могут чередоваться, приводя подростка к мысли о самоубийстве. Непослушание, занятие запрещенными делами обладает в этот период особой притягательной силой. Подросток чувствует себя одиноким, чужим и непонятным в окружающей его жизни взрослых и сверстников. К этому присовокупляются разочарования. Как наиболее обычные способы поведения она описывает «пассивную меланхолию» и «агрессивную самозащиту». Следствие всех этих явлений — общее снижение работоспособности, изоляция от окружающих или активно враждебное отношение к ним и различного рода асоциальные поступки. Все это отмечается в начале фазы. Окончание негативной фазы характеризуется завершением телесного созревания.

Позитивный период приходит постепенно и начинается с того, что перед подростком открываются новые источники радости, к которым он до этого времени не был восприимчив. На первое место Ш. Бюлер ставит «переживание природы» — сознательное переживание как чего-то прекрасного. При благоприятных условиях источниками радости служат искусство и наука, широкий мир ценностей, служащий для взрослого человека источником высокого счастья. Ко всему этому присоединяется любовь, теперь уже сознательно направленная на дополняющее «Ты».

Первым признаком завершения негативной фазы Г. Гецер считает повышение продуктивности. Г. Гецер отмечает наличие у большинства девочек попытки к литературному письму: писанию писем, ведению дневников, стихосложению. В заключение негативной фазы наступает стадия мечтательности, которая находится во временном промежутке от 13 до 16 лет.

Рассматривая течение негативной фазы у мальчиков, Г. Гецер отмечает, что во время негативной фазы у мальчиков возникает «тоска по другу», но она еще пассивна. К концу негативной фазы подросток активно ищет друга и субъективно находит его, хотя впоследствии их дружеские отношения могут и не сохраниться. Потребность в друге и нахождение его есть еще одна черта, характеризующая момент перехода от негативной стадии к позитивной.

В. Штерн рассматривал подростковый возраст как один из этапов формирования личности. В зависимости от того, какая ценность переживается как наивысшая, определяющая жизнь, совершенно по-разному формируется личность. Переживаемые ценности обусловливают тип человеческой личности. В. Штерн описал шесть таких типов: теоретический тип — личность, все стремления которой направлены на объективное познание действительности; эстетический тип — личность, для которой объективное познание чуждо, она стремится постигнуть единичный случай; экономический тип — жизнью такого человека управляет идея пользы, стремление с наименьшей затратой силы достигнуть наибольшего результата; социальный — смысл жизни составляет любовь, общение и жизнь для других людей; политический — для такой личности характерно стремление к власти, господству и влиянию; религиозный — такая личность соотносит «всякое единичное явление с общим смыслом жизни и мира». Определяя каждый из типов, В. Штерн отнюдь не считает, что в жизни личности существует только одно направление ценностей, но все направления ценностей заложены в каждой индивидуальности".

По В. Штерну, переходный возраст характеризует не только особая направленность мыслей и чувств, стремлений и идеалов, но и особый образ действий. В. Штерн описывает его как промежуточный между детской игрой и серьезной ответственной деятельностью взрослого. Подросток смотрит с известным пренебрежением на детские игры. Все, за что он принимается, носит серьезный характер, его намерения также очень серьезны. Но при этом, все, что он делает, еще не вполне серьезное дело, а только предварительная проба. О «серьезной игре», по В. Штерну, можно говорить в том случае, когда налицо имеется объективная серьезность, которой еще не соответствует объективно серьезное содержание деятельности. Примерами серьезной игры могут служить выбор профессии и подготовка к ней; занятия спортом и участие в юношеских организациях. В качестве наследия от юности каждый человек должен перенести в период зрелости вечные стремления и искания и в этом смысле оставаться вечно молодым.

1.2 Развитие теоретических взглядов на проблемы подросткового возраста

Во второй половине ХХ века исследователи углубили понимание роли среды в развитии подростка. Так, Э. Эриксон, считавший подростковый возраст самым важным и наиболее трудным периодом человеческой жизни, подчеркивал, что психологическая напряженность, которая сопутствует формированию целостности личности, зависит не только от физиологического созревания, личной биографии, но и от духовной атмосферы общества, в котором человек живет, от внутренней противоречивости общественной идеологии.

В концепции Ж. Пиаже, в возрасте от 11-12 лет и до 14-15 лет осуществляется последняя фундаментальная децентрация — ребенок освобождается от конкретной привязанности к данным в поле восприятия объектам и начинает рассматривать мир с точки зрения того, как его можно изменить. В этом возрасте, когда, согласно Ж. Пиаже, окончательно формируется личность, строится программа жизни. Для создания же программы жизни необходимо формального мышления. Строя план своей будущей жизни, подросток приписывает себе существенную роль в спасении человечества и организует свой план жизни в зависимости от подобной цели. С такими планами и программами подростки вступают в общество взрослых, желая преобразовать его. Испытывая препятствия со стороны общества и оставаясь зависимыми от него, подростки постепенно социализируются. И только профессиональная работа способствует полному преодолению кризиса адаптации и указывает на окончательный переход к взрослому состоянию [9, с.34].

Л.С. Выготский подробно рассматривал проблему интересов в переходном возрасте, называя ее «ключом ко всей проблеме психологического развития подростка». Он писал, что все психологические функции человека на каждой ступени развития, в том числе и в подростковом возрасте, действуют не бессистемно, не автоматически и не случайно, а в определенной системе, направляемые конкретными, отложившимися в личности стремлениями, влечениями и интересами. В подростковом возрасте имеет место период разрушения и отмирания старых интересов, и период созревания новой биологической основы, на которой впоследствии развиваются новые интересы.

Л.С. Выготский перечислил несколько основных групп наиболее ярких интересов подростков, которые он назвал доминантами. Это «эгоцентрическая доминанта» (интерес подростка к собственной личности); «доминанта дали» (установка подростка на обширные, большие масштабы, которые для него гораздо более субъективно приемлемы, чем ближние, текущие, сегодняшние); «доминанта усилия» (тяга подростка к сопротивлению, преодолению, к волевым напряжениям, которые иногда проявляются в упрямстве, хулиганстве, борьбе против воспитательского авторитета, протесте и других негативных проявлениях); «доминанта романтики» (стремление подростка к неизвестному, рискованному, к приключениям, к героизму).

Л.С. Выготский, как и Ж. Пиаже, особое внимание обращал на развитие мышления в подростковом возрасте. Главное в развитии мышления овладение подростком процессом образования понятий, который ведет к высшей форме интеллектуальной деятельности, новым способам поведения. По словам Л.С. Выготского, функция образования понятий лежит в основе всех интеллектуальных изменений в этом возрасте.

Согласно Л.С. Выготскому, существенные изменения происходят в этом возрасте и в развитии воображения. Под влиянием абстрактного мышления воображение «уходит в сферу фантазии». Говоря о фантазии подростка, Л.С. Выготский отмечал, что «она обращается у него в интимную сферу, которая скрывается обычно от людей, которая становится исключительно субъективной формой мышления, мышления исключительно для себя». Подросток прячет свои фантазии «как сокровеннейшую тайну и охотнее признается в своих проступках, чем обнаруживает свои фантазии».

Л.С. Выготский отмечал также еще два новообразования возраста. Это развитие рефлексии и на ее основе самосознания. Развитие рефлексии у подростка не ограничивается только внутренними изменениями самой личности, в связи с возникновением самосознания для подростка становится возможным и неизмеримо более глубокое и широкое понимание других людей. Развитие самосознания, как никакая другая сторона душевной жизни зависит от культурного содержания среды.

В концепции Д.Б. Эльконина подростковый возраст, как всякий новый период, связан с новообразованиями, которые возникают из ведущей деятельности предшествующего периода. Учебная деятельность производит «поворот» от направленности на мир к направленности на самого себя. К концу младшего школьного возраста у ребенка возникают новые возможности, но он еще не знает, что он собой представляет. Решение вопроса «Что я такое?» может быть найдено только путем столкновения с действительностью. Вновь возникают трудности в отношениях со взрослыми: негативизм, упрямство, безразличие к оценке успехов, поиски того, кто может тебя понять.

Ребенок начинает вести дневник. Предоставленный самому себе, он свободно и независимо выражает свои внутренние, подчас глубоко интимные переживания, волнующие мысли, сомнения и наблюдения. Сравнивая себя с взрослым, подросток приходит к заключению, что между ним и взрослым никакой разницы нет. Он начинает требовать от окружающих, чтобы его больше не считали маленьким, он осознает, что также обладает правами. Центральное новообразование этого возраста — возникновение представления о себе как «не о ребенке»; подросток начинает чувствовать себя взрослым, стремится быть и считаться взрослым. Виды взрослости выделены и изучены Т.В. Драгунавой. Они многообразны: подражание внешним признакам взрослости — курение, игра в карты, употребление вина, особый лексикон, стремление к взрослой моде в одежде и прическе, косметика, украшения, приемы кокетства, способы отдыха, развлечений, ухаживания. Это самые легкие способы достижения взрослости и самые опасные. Подражание особому стилю веселой, легкой жизни социологи и юристы называют «низкой культурой досуга», при этом познавательные интересы утрачиваются и складывается специфическая установка весело провести время с соответствующими ей жизненными ценностями.

Равнение подростков-мальчиков на качества «настоящего мужчины». Это — сила, смелость, мужество, выносливость, воля, верность в дружбе. Средством самовоспитания часто становятся занятия спортом. Интересно отметить, что многие девушки в настоящее время также хотят обладать качествами, которые веками считались мужскими.

Социальная зрелость возникает в условиях сотрудничества ребенка и взрослого в разных видах деятельности, где подросток занимает место помощника взрослого. Обычно это наблюдается в семьях, переживающих трудности, там фактически подросток занимает положение взрослого.

Многие мальчики стремятся овладеть разными взрослыми умениями: слесарничать, столярничать, фотографировать, а девочки — готовить, шить, вязать. Начало подросткового возраста — очень благоприятное время для этого. Поэтому психологи подчеркивают, что необходимо включать подростков на правах помощника в соответствующие занятия взрослых.

Интеллектуальная взрослость выражается в стремлении подростка что-то знать и уметь по-настоящему. Это стимулирует развитие познавательной деятельности, содержание которой выходит за пределы школьной программы. Значительный объем знаний у подростков результат самостоятельной работы. Учение приобретает таких школьников личный смысл и превращается в самообразование. Стремление быть взрослым вызывает сопротивление со стороны действительности. Оказывается, что никакого места в системе отношений с взрослыми ребенок еще занять не может, и он находит свое место в детском сообществе.

Для подросткового возраста характерно господство детской сообщества над взрослым. Здесь складывается новая социальная ситуация развития. Идеальная форма — то, что ребенок осваивает в этом возрасте, с чем он реально взаимодействует,- это области моральных норм, на основе которых строятся социальные взаимоотношения. Общение со своими сверстниками — ведущий тип деятельности в этом возрасте. Именно здесь осваиваются нормы социального поведения, нормы морали, здесь устанавливаются отношения равенства и уважения друг к другу.

В школе дети общаются, их отношения строятся на кодексе товарищества, полного доверия и стремления к абсолютному взаимопониманию. В этот период учебная деятельность для подростка отступает на задний план. Центр жизни переносится из учебной деятельности, хотя она остается преобладающей, в деятельность общения. Интересно складывается система отношений с учителем: то место, которое ребенок занимает внутри коллектива, становится даже важнее оценки учителя. В общении осуществляется отношение к человеку именно как к человеку. Как раз здесь происходит усвоение моральных норм, осваивается система моральных ценностей.

Деятельность общения чрезвычайно важна для формирования личности в полном смысле этого слова. В этой деятельности формируется самосознание. Основное новообразование этого возраста — социальное сознание, перенесенное внутрь. По Л.С. Выготскому, это и есть самосознание. Сознание означает совместное знание. Это знание в системе отношений. А самосознание — это общественное знание, перенесенное во внутренний план мышления.

Контролирование своего поведения, проектирование его на основе моральных норм — это и есть личность. По Д.Б. Эльконину, все новообразования подросткового возраста отражаются в отношении подростка к девушке: достаточно посмотреть на эти отношения, чтобы увидеть всю систему моральных норм, усвоенных личностью.

Л.И. Божович также отмечала, что к началу переходного возраста в общем психическом развитии появляются новые, более широкие интересы, личные увлечения и стремление занять более самостоятельную, более «взрослую» позицию в жизни. Однако в переходном возрасте еще нет возможностей, чтобы занять эту позицию. Л.И. Божович считала, что расхождение между возникшими потребностями и обстоятельствами жизни, ограничивающими возможность их реализации, характерно для каждого возрастного кризиса. Но, тем не менее, какой бы субъективной жизнь подростка, он все равно всем существом своим направлен в будущее.

В переходный период происходят преобразования в самых различных сферах психики. Кардинальные изменения касаются мотивации. В содержании мотивов на первый план выступают мотивы, которые связаны с формирующимся мировоззрением, с планами будущей жизни. Структура мотивов характеризуется иерархической системой, наличием определенной системы соподчиненных различных мотивационных тенденций на основе ведущих общественно значимых и ставших ценными для личности мотивов Механизмы действия мотивов действуют теперь не непосредственно, а возникают на основе сознательно поставленной цели и сознательно принятого намерения. Именно в мотивационной сфере находится главное новообразование переходного возраста.

С мотивационной сферой тесно связано нравственное развитие школьника, которое существенным образом изменяется именно в переходном возрасте. Как писала Л.И. Божович, выражая определенные отношения между людьми, нравственные нормы реализуются любой деятельности, которая требует общения,- производственной, научной, художественной. Усвоение ребенком нравственного образца происходит тогда, когда он совершает реальные нравственные поступки в значимых для него ситуациях. Но усвоение этого нравственного образца не всегда проходит гладко. Совершая различные поступки, подросток больше поглощен частным содержанием своих действий. В результате он приучается вести себя соответственно данному частному образцу, но не может осознавать его обобщенный нравственный смысл. Процессы эти весьма глубинные, поэтому часто изменения, происходящие в области нравственности, остаются не замеченными ни родителями, ни учителями. Но именно в этот период существует возможность оказать нужное педагогическое влияние, потому что вследствие «недостаточной обобщенности нравственного опыта» нравственных убеждений, подростка находятся еще в неустойчивом состоянии.

Нравственные убеждения возникают и оформляются только переходном возрасте, хотя основа для их возникновения была заложена гораздо раньше. В убеждении, по мнению Л.И. Божович, находит свое выражение более широкий жизненный опыт школьника, проанализированный и обобщенный с точки зрения нравственных норм, и убеждения становятся специфичными мотивам поведения и деятельности школьников.

Одновременно с развитием убеждений формируется нравственное мировоззрение, которое представляет собой систему убеждений, что приводит к качественным сдвигам во всей системе потребностей и стремлений подростка. Под влиянием развивающегося мировоззрения происходит иерархизация в системе побуждений, в которой ведущее место начинают занимать нравственные мотивы. Установление такой иерархии приводит к стабилизации качеств личности, определяя ее направленность, и позволяет человеку в каждой конкретной ситуации занять свойственную ему нравственную позицию. Еще одно новообразование, возникающее в конце переходного периода, Л.И. Божович называла «самоопределением». С субъективной точки зрения оно характеризуется осознанием себя в качестве члена общества и конкретизируется в новой общественно значимой позиции. Самоопределение возникает в конце учебы в школе, когда человек стоит перед необходимостью решать проблему своего будущего. Самоопределение отличается от простого прогнозирования своей будущей жизни, от мечтаний, связанных с будущим. Оно основывается на уже устойчиво сложившихся интересах и стремлениях субъекта, предполагает учет своих возможностей и внешних обстоятельств, оно опирается на формирующееся мировоззрение подростка и связано с выбором профессии. Но подлинное самоопределение, как отмечала Л.И. Божович, не заканчивается в это время, оно «как системное новообразование, связанное с формированием внутренней позиции взрослого человека, возникает значительно позже и является завершающим последний этап онтогенетического развития личности ребенка» [7, с.123].

А в конце переходного периода самоопределение характеризуется не только пониманием самого себя, своих возможностей и стремлений, но и пониманием своего места в человеческом обществе и своего назначения в жизни.

Подростковый период знаменует собой переход к взрослости, и особенности его протекания накладывают отпечаток на всю последующую жизнь.

2. Особенности общения подростков со взрослыми

2.1 Характер детско-взрослых отношений

В отрочестве отношения с родителями, учителями и другими взрослыми складываются под влиянием возникающего чувства взрослости. Многие психологи считают важнейшим психологическим новообразованием подросткового возраста специфическое чувство взрослости, толкающее его на утверждение своей самостоятельности. Эта взрослость для подростка первоначально вырисовывается в отрицательном плане как требования свободы от зависимости и ограничений, свойственных положению ребенка. Отсюда бурная и порой драматическая «переоценка ценностей» и, прежде всего перестройка отношений с родителями [5, с.14].

Подростки начинают оказывать сопротивление по отношению к ранее выполняемым требованиям со стороны взрослых, активнее отстаивать свои права на самостоятельность, отождествляемую в их понимании с взрослостью. Они болезненно реагируют на реальные или кажущиеся ущемления своих прав, пытаются ограничить претензии взрослых по отношению к себе.

Несмотря на внимание противодействия, проявляемые по отношению к взрослому, подросток испытывает потребность в поддержке. Особо благоприятной является ситуация, когда взрослый выступает в качестве друга. В этом случае взрослый может значительно облегчить подростку поиск его места в системе новых, складывающихся взаимодействий, лучше познать себя. Совместная деятельность, общее времяпрепровождение помогают подростку по-новому узнать сотрудничающих с ним взрослых. В результате создаются более глубокие эмоциональные и духовные контакты, поддерживающие подростка в жизни.

В связи с легкой ранимостью подростка для взрослого очень важно найти формы налаживания и поддерживания этих контактов. Подросток испытывает потребность поделиться своими переживаниями, рассказать о событиях своей жизни, но самому ему трудно начать столь близкое общение.

Большое значение в этот период имеют единые требования к подростку в семье. Сам он больше притязает на определенные права, чем стремится к принятию на себя обязанностей. Если подросток почувствует, что от него многого ожидают, он может пытаться уклониться от выполнения обязанностей под прикрытием наиболее «доброго» взрослого. Поэтому для освоения новой подростковой системы отношений важна аргументация требований, исходящих от взрослого. Простое навязывание требований, как правило, отвергается.

В случаях, когда взрослые относятся к подросткам как к маленьким детям, они выражают протесты в различных формах, проявляют неподчинение с целью изменить сложившиеся ранее отношения. И взрослые постепенно под воздействием притязаний подростков вынуждены переходить к новым формам взаимодействия с ними. Этот процесс далеко не всегда проходит безболезненно, так как на восприятие взрослыми подростков как подчиненных и зависимых от них влияет множество факторов. Среди них необходимо выделить экономический фактор (подросток материально зависит от родителей) и социальный (подросток сохраняет социальное положение ученика). В результате между подростками и взрослыми могут возникать конфликты.

Общение подростка во многом обусловливается изменчивостью его настроения. На протяжении небольшого промежутка времени оно может меняться на прямо противоположное. Изменчивость настроений ведет к неадекватности реакций подростка. Например, реакция эмансипации, проявляющаяся в стремлении высвободиться из-под опеки старших, может принимать под влиянием момента такие крайние формы выражения, как побеги из дома.

Неустойчивость подростка, неумение оказать сопротивление давлению со стороны взрослых зачастую ведут к «уходам» из ситуации. Поведение подростка также в определенной степени характеризуется детскими реакциями. При чрезмерных ожиданиях от подростка, связанных с непосильными для него нагрузками, или при уменьшении внимания со стороны близких может следовать реакция оппозиции, характеризующаяся тем, что он разными способами пытается вернуть внимание, переключить его с кого-то другого на себя.

Характерными для подросткового возраста являются имитация чьего-либо поведения. Чаще имитируется поведение значимого взрослого, достигшего определенного успеха, причем в первую очередь обращается внимание на внешнюю сторону. При недостаточной критичности и несамостоятельности в суждениях такой образец для подражания может оказать негативное влияние на поведение подростка. Сравнительно редко проявляется у подростков отрицательная имитация, когда определенный человек выбирается в качестве отрицательного образца. Зачастую это бывает кто-либо из родителей, причинивших много горя и обид подростку.

Слабость и неудачливость в какой-либо одной области подросток стремится компенсировать успехами в другой. Причем сравнительно часто встречаются формы гиперкомпенсации, когда для самореализации выбирается область деятельности, представляющая наибольшие трудности.

В ряде случаев позиции взрослых по отношению к подростку неблагоприятны для его развития. Например, авторитарная позиция по отношению к подростку может стать условием, искажающим его психическое и социальное развитие. Немов Р.С. привел следующий пример:

Руслан (13 лет) воспитывается авторитарной матерью. Отчим общается доброжелательно и лояльно. В отношениях с сыном мать жестко доминирует во всем, не давая никакой инициативы Руслану. Мать занимается бизнесом и может обеспечить сыну престижный лицей, обучение языкам, музыке. Но при этом жестко общается и контролирует сына. Руслан обнаруживает социальный инфантилизм и потенциальную готовность к жесткой авторитарности. Авторитарный стиль отношения матери к сыну приводит к тому, что подросток в качестве защиты себя от агрессии пользуется ложью в объяснении своих поступков и мотивов. Со сверстниками у него проблемы в общении, друзей нет.

Из данного примера можно сделать вывод, что тяготы авторитарного стиля — это не только проблема отношений детей и родителей. За этим стоит формирующийся стиль отношений подростка к другим людям, где, как ему кажется, он ненаказуем, подросток из авторитарной семьи обычно жестко общается со сверстниками, выражает неуважение к взрослым, явно демонстрирует свою свободу, нарушая нормы поведения в общественных местах. С посторонними людьми такой подросток или беспомощно застенчив (говорит тихим голосом, опускает глаза), или расхлябано, дурашлив неуважителен. В то же время в семье с благополучными отношениями подросток уже способен соответствовать общественным ожиданиям в сфере общения и быть достаточно прогнозируемым.

Недостаток внимания, заботы и руководства, формализм взрослых болезненно воспринимаются подростком. Он чувствует себя лишним, ибо является источником обременяющих хлопот. Подросток в подобных случаях обычно начинает жить своей тайной жизнью.

Чрезмерная опека и контроль, необходимый, по мнению родителей, также нередко приносят негативные последствия: подросток оказывается лишенным возможности быть самостоятельным, научиться пользоваться свободой. В этом случае у него активизируется стремление к самостоятельности. Взрослые же нередко реагируют на это ужесточением контроля, изоляцией своего чада от сверстников. В результате противостояние подростка и родителей лишь возрастает.

Чрезмерное покровительство, стремление освободить подростка от трудностей и неприятных обязанностей приводят к дезориентации, неспособности к объективной рефлексии. Ребенок, привыкший к всеобщему вниманию, рано или поздно попадает в кризисную ситуацию. Неадекватно высокий уровень притязаний и жажда внимания не сочетаются с малым опытом преодоления сложных ситуаций.

Вместе с тем многие подростки стремятся избегать конфликтов, пытаясь скрыть недозволенные поступки. Стремление к явным конфликтам с родителями проявляется сравнительно редко. Скорее используются внешние формы отстаивания своей независимости, такие, например как дерзость в общении. Подростка может привлекать ореол дерзости как символ его личной свободы. Однако подросток в действительности сенситивен к культурным ожиданиям его поведения в отношении к родителям.

В каждой культуре есть доминирующий образ родителей, который характеризует отношение к ребенку. Например, американская ментальность выделяет образ «мамочки», который Э. Эриксон распознает по ряду признаков как исторически сложившийся феномен.

Признаки «мамочки» по Э. Эриксону:

1) «Мамочка» — бесспорный авторитет в вопросах нравов и нравственности в своем доме и в своей общине;

2) В любой ситуации, где это расхождение приходит в столкновение с почтением, которого она требует от своих детей, она винит детей, но никогда не винит себя;

3) Она демонстрирует непреклонную враждебность к любому свободному выражению самых наивных форм чувственного и сексуального удовольствия со стороны своих детей и достаточно ясно дает понять, что их отец, с его сексуальными притязаниями, смертельно ей наскучил;

4) Она стоит стеной за высшие ценности традиции, хотя сама не хочет становиться «старушкой».

Этих признаков достаточно, чтобы показать: «мамочка» — это образ женщины, в жизненном цикле которой остатки инфантильности соединяются с рано наступившей старостью, вытесняя средний диапазон женской зрелости, в результате чего она становится эгоцентричной и косной. Фактически как женщина и как мать она не доверяет своим чувствам.

Немецкая ментальность выделяет образ «немецкого отца», который выступает в роли главы и тирана, преданного государству человека. Отчужденность и строгость «немецкого отца» традиционно возрождаются из истории культуры.

2.2 Проблемы понимания подростков взрослыми

Первый источник проблем взаимоотношений с взрослыми — непонимание взрослыми внутреннего мира подростка, их ложные или примитивные представления о его переживаниях, мотивах тех или иных поступков, стремлениях, ценностях и т.п. Как уже было отмечено, взрослые явно недооценивают значение сферы общения со сверстниками для подростка.

Исследования показали, что, чем старше становится подросток, тем меньшее понимание он находит у окружающих его взрослых. Если их представления о переживаниях учащихся IV-V классов в той или иной степени соответствуют действительности, то представления взрослых о переживаниях учащихся VII-VIII классов весьма от нее далеки. И родители, и учителя подростков в большинстве своем не умеют ни увидеть, ни тем более учесть в практике воспитания того быстрого, интенсивного процесса взросления, который протекает на протяжении подросткового возраста, всеми силами пытаются сохранить «детские» формы контроля, общения с детьми. Именно этот момент подростки, начиная с V класса, отмечают в качестве главного основания своих огорчений в общении с ними: «Я огорчаюсь, если родители опекают меня, следят за моим аппетитом и одеждой» (V класс); «Огорчаюсь, если родители не понимают меня, мои переживания и заботы. Они все скрывают от меня, а в мои секреты вторгаются» (VIII класс) [3, с.132].

Тем не менее, в руководстве взрослых подросток особенно нуждается. Нужно только отказаться от категорических распоряжений и приказов как основного метода общения. О справедливости такого подхода свидетельствует и высказывание одного подростка: «Я и сам теперь довольно взрослый и терпеть не могу покровительственного отношения и назидательного тона взрослых. Пожалуйста, советуй, но советуй, как равному; требуй, но требуй, как от большого; наказывай, если провинился, но не как маленького. А то: „Сядь на отдельную парту, а после уроков придешь извиняться!“ Что я, первоклассник, что ли?!»

Подросткам нужны не скучные нотации и надоедливые поучения, а искренние, задушевные беседы, полезная, ясная, глубоко продуманная логическая аргументация, а главное — организация правильного нравственного опыта, убеждающего в справедливости нравственных норм и необходимости им следовать в повседневной жизни [14, с.15].

Тот факт, что на протяжении всего подросткового возраста потребность подростков в том, чтобы взрослые, особенно родители, признали их равноправными партнерами в общении, оказывается неудовлетворенной, порождает многочисленные и разнообразные конфликты подростка с родителями и учителями. Особенно остро это проявляется в старших подростковых классах, учащиеся которых испытывают огромную потребность в общении с взрослыми «на равных».

Исследование М. М Рыбаковой выявило следующую, чрезвычайно важную с психологической точки зрения характеристику конфликтов подростков с взрослыми. Эта картина верна для всех подростковых классов. Виновником конфликта всегда признается подросток — так считают родители, так считают учителя, так считают и сами подростки. Подобную самообвиняющую позицию подростков некоторые авторы называют «психологическим смирением», связывая ее с принятием навязываемых им формальных отношений «послушания». В то же время ломка позиции «психологического смирения» чаще всего приводит к «психологическому бунту». Когда возникает этот «психологический бунт», взрослые начинают бить тревогу, ищут выхода, тогда как «психологическое смирение» всех устраивает.

Вместе с тем подобное отношение к конфликтам, когда взрослые устойчиво занимают внешне обвиняющую позицию, а подростки — самообвиняющую, является крайне неконструктивным, и снятие такого отношения является одной из задач при разрешении конкретных конфликтов.

Кроме того, взрослые, видя взросление подростка, чаще всего замечают в этом процессе только его негативные стороны: подросток стал «непослушным», «скрытным» — и совершенно не замечают ростков позитивного, нового. Одним из таких ростков является развитие в подростковом возрасте стремления помочь взрослым, поддержать, разделить их горе или радость.

Взрослые в лучшем случае готовы сами проявить сочувствие и сопереживание по отношению к подростку, но совершенно не готовы принять подобное отношение с его стороны. Понятно, почему это происходит, — для того чтобы принять это отношение подростка, как раз и необходимо быть с ним «на равных».

Многие современные проблемы, связанные с воспитанием подростков, проистекают от того, что взрослые стараются только что-то давать подростку, не желая, да и не умея, ничего взять. Но ведь только через реальные проявления доброты, сочувствия, сопереживания эти важные и столь дефицитные сегодня личностные качества могут развиваться.

Если сравнивать между собой сферы общения подростков с родителями, с одной стороны, и с учителями — с другой, то при всей напряженности первой, все же значительно более «запущенной», малопродуктивной с точки зрения личностного развития оказывается вторая.

Во-первых, переживания, связанные у подростков с их общением с учителями, занимают одно из последних мест, а во-вторых, с учителями у подростков связаны одни только отрицательные переживания.

Характер общения с учителями и отношения подростка к этому общению изменяется на протяжении подросткового возраста. Если ведущим мотивом общения младших подростков является стремление получить поддержку, поощрение учителя за учение, поведение и школьный труд, то в более старшем возрасте — стремление к личностному общению с ним.

Начиная с VI класса подростков все больше волнуют профессиональные и личностные качества педагогов. Причем если профессиональные качества педагогов подростков в целом устраивают, то личностные — нет. Эта неудовлетворенность личностными качествами педагогов воспринимается подростками чаще всего как проблема «справедливости» учителя.

Однако, несмотря на неудовлетворенность подростков личностными качествами учителей, они все равно стремятся к общению с ними, чего, кстати, учителя чаще всего не замечают. Они, как правило, полагают, что подростки удовлетворены общением с ними, равно как и их личностными качествами.

Таким образом, с возрастом складывается ситуация нарастания у подростков потребности и личностном общении с педагогами и — невозможности ее удовлетворения. Соответственно этому расширяется и зона конфликтов [3, с.135].

2.3 Специфика семейного воспитания

В последнее время отмечается неуклонный рост численности у подростков различных нарушений поведения, проявляющихся в агрессивности, жестокости, негативизме, враждебности, алкоголизации, наркотизации, совершении противоправных действий и др. Отклоняющееся поведение является результатом неблагоприятного социального развития и нарушений социализации подростка.

Подчёркивая актуальность изучения детско-родительских отношений, следует отметить, что антигуманные отношения, насилие над детьми, агрессия и жестокость сегодня проявляются во многих сферах нашей жизни. Насилие над ребенком влечёт за собой тяжёлые моральные и психологические проблемы: постоянная боязнь оказаться объектом насилия в сфере непосредственного социального окружения перерастает в сильное психологическое напряжение, которое ведёт к стрессам, нервным срывам, снижению самооценки, становится дополнительным источником межличностных конфликтов, а также может являться причиной формирования различных нарушений поведения подростка [13, с.15].

Влияние родителей на развитие ребёнка очень велико. Дети, растущие в атмосфере любви и понимания, имеют меньше проблем со здоровьем, трудностей с обучением в школе, сложностей в общении со сверстниками, и наоборот, как правило, нарушение детско-родительских отношений ведёт к формированию различных психологических проблем и комплексов.

Нарушения внутрисемейных отношений приводит к формированию различных отклонений в физическом, психическом развитии, в эмоциональной и поведенческой сферах. Это не только наносит непоправимый вред здоровью ребёнка, травмирует его психику, тормозит развитие его личности, формирует различные нарушения поведения, но и влечёт за собой другие тяжёлые социальные последствия, такие как социальная дезадаптивность и инфантильность [13, с.38].

Дефицит внимания к ребёнку приводит к ухудшению его успеваемости, нередко к агрессивному и асоциальному поведению как способу компенсации недостатка признания и любви со стороны взрослых. Это также проявляется в злобности, агрессивности, мрачности, замкнутости, а также в формировании вредных привычек (курение, алкоголизм, наркомания) и совершении противоправных действий.

Нередко родители из лучших побуждений жёстко контролируют круг общения подростка, его свободное время, решают за него все возникающие проблемы, отказывают ребёнку в праве на собственное мнение, навязывая свой образ мыслей.

Тотальный контроль родителей и неблагоприятная семейная ситуация в целом вызывают естественный протест подростка, ведут к конфликтам, появлению суицидальных мыслей и намерений, уходам из дома, когда доминирующее влияние будет оказывать уже улица.

Одной из наиболее распространённых форм нарушения поведения в подростковом возрасте является совершение противоправных действий как корыстного, так и насильственного типа. В.Ф. Пирожков отмечает, что преступления несовершеннолетних отличаются по своему характеру от идентичных преступлений взрослых тем, что причиной этого являются механизмы взаимного криминального заражения, конформного поведения и группового давления.

Компенсацией недостатка семейных отношений для подростков становится участие в различных асоциальных группах под руководством старших товарищей, под влиянием и вместе с которыми они совершают преступления и противоправные действия [1, 45].

Как известно, эмоциональным центром семьи, задающим тон в семейных отношениях, является чаще всего мать, женщина. Характер отношений матери и ребенка с первых дней и месяцев его жизни существенным образом определяет характер и судьбу уже взрослых детей. Особенно опасны авторитарность, жесткость, чрезмерное доминирование матери, которое в настоящее время нередко проявляется у многих женщин. Такого рода жесткое авторитарное поведение депривирует психическое развитие детей и чревато разными неприятными последствиями. В том случае, если у ребенка слабый тип нервной системы, это может привести к нервно-психическим заболеваниям. В случае же, когда у ребенка сильный тип нервной системы, доминантность, жесткость матери приводят к тяжким невосполнимым дефектам эмоциональной сферы, к эмоциональной невосприимчивости детей, отсутствию эмпатии, к агрессивности, что может привести к жестоким тяжким преступлениям.

С.А. Беличева выделяет наиболее типичные, неправильно сложившиеся педагогические стили в функционально несостоятельных семьях, не справляющихся с воспитанием детей, которые приводят к формированию нарушений поведений у подростков.

Попустительски-снисходительный стиль, когда родители не придают значения проступкам детей, не видят в них ничего страшного, считают, что все дети такие. Дети из таких семей страдают особенно тяжелыми дефектами морального сознания, они лживы и жестоки, весьма трудно поддаются перевоспитанию.

Демонстративный стиль, когда родители, не стесняясь, всем и каждому жалуются на своего ребенка, рассказывают углу о его проступках, явно преувеличивая степень их опасности. Это приводит к утрате у ребенка стыдливости, чувства раскаяния за свои поступки, снимает внутренний контроль над своим поведением, а также происходит озлобление по отношению к родителям и остальным взрослым.

педантично-подозрительный стиль, при котором родители не верят и не доверяют своим детям, подвергают их тотальному контролю, пытаются полностью изолировать от сверстников, друзей, стремятся абсолютно контролировать свободное время ребенка, круг его интересов, занятий, общения. Под влиянием этого ребёнок вырастает хмурым, озлобленным, не может испытывать ни к кому привязанности.

Жестко-авторитарный стиль присущ родителям, злоупотребляющим физическими наказаниями. К такому стилю отношений больше склонен отец, стремящийся по всякому поводу применить силу в отношении ребёнка, считающий, что существует лишь один эффективный воспитательный прием: физическая расправа. Дети обычно в подобных случаях вырастают агрессивными, жестокими, стремятся обижать слабых, маленьких, беззащитных.

Увещевательный стиль в противоположность жестко-авторитарному характеризуется тем, что родители проявляют по отношению к своим детям полную беспомощность, предпочитают увещевать, бесконечно уговаривать, объяснять, не применяя при этом никаких волевых воздействий и наказаний. Дети в таких семьях чувствуют себя безнаказанными, и в итоге — садятся на голову родителям и другим взрослым.

Отстраненно-равнодушный стиль возникает в семьях, где родители, в частности мать, поглощена устройством своей личной жизни. Выйдя вторично замуж, мать не находит ни времени, ни душевных сил для своих детей от первого брака, равнодушна как к самим детям, так и к их поступкам. Дети предоставлены самим себе, чувствуют себя лишними, стремятся меньше бывать дома, с болью воспринимают равнодушно-отстраненное отношение матери. Такие подростки с благодарностью воспринимают заинтересованное, доброжелательное отношение со стороны старших, в роли которых зачастую выступают лидеры различных асоциальных групп.

Воспитание по типу кумир семьи часто встречается по отношению к поздним детям, когда долгожданный ребенок наконец-то рождается у немолодых родителей или одинокой женщины. В таких случаях на ребенка готовы молиться, все его просьбы и прихоти выполняются, формируется крайний эгоцентризм, эгоизм, первыми жертвами которого становятся сами же родители.

Непоследовательный стиль характеризуется тем, что у родителей не хватает выдержки, самообладания для осуществления последовательной воспитательной тактики в семье. Возникают резкие эмоциональные перепады в отношениях с детьми: от наказания, слез, ругани до умилительно-ласкательных проявлений, что приводит к потере родительского влияния на детей. Подросток становится неуправляемым, непредсказуемым, пренебрегающим мнением старших и родителей.

Перечисленными примерами далеко не исчерпываются типичные ошибки семейного воспитания. Однако исправить их гораздо труднее, чем обнаружить, поскольку педагогические просчеты семейного воспитания чаще всего имеют затяжной хронический характер. Особенно трудно поправимы и тяжелы по своим последствиям холодные, отчужденные, а порою и враждебные отношения родителей и детей, утратившие свою теплоту и взаимопонимание.

К семейным факторам формирования нарушений в поведении подростков относятся как некоторые социальные характеристики (структурная неполнота семьи в силу различных обстоятельств, многодетность семьи, низкий материальный достаток), так и эмоциональное отвержение ребёнка родителями, господствующие в семье негативные нормы поведения, эмоциональный тон отношений между родителями, отчуждение и конфликтные отношения в семье, различные нарушения воспитательных приёмов и тактик родителями.

Господствующие в семье нормы поведения определяют и эмоциональный тон отношений между родителями и детьми: к большинству подростков из таких семей педагогические требования также предъявляются родителями в ссорах и скандалах. Принятые в семье образцы поведения переносятся и во внешнюю среду [2, с.34]. Отсутствие надлежащих семейных контактов особенно пагубно для девочек. Во-первых, почти все отвергнутые семьей девочки слишком рано начинают половую жизнь, становятся легкой сексуальной добычей более взрослых молодых людей, быстро деморализуются, их интимные связи приобретают беспорядочный характер. Во-вторых, оторвавшись от семьи, школы, выйдя за пределы нормального человеческого общения, таким девушкам очень трудно, иногда и невозможно вернуться к обычной жизни, завоевать уважение окружающих [1, с.26].

Исследователи выделяют следующие психологические особенности внутрисемейных отношений у подростков с различными нарушениями поведения:

1) неустойчивость воспитания, выражающаяся в колебании между гипопротекцией и гиперпротекцией;

2) предпочтение в подростке детских качеств, стремление игнорировать взросление детей и способствовать развитию непосредственности, наивности, игривости, то есть желание затормозить социализацию ребенка;

3) проекция на подростка собственных нежелательных качеств, когда родитель в подростке как бы видит черты собственного характера, которые чувствует, но не признает в самом себе;

4) вынесение конфликта между супругами в сферу воспитания, когда ребенок становится жертвой конфликтующих родителей, которые, манипулируя ребенком, пытаются доказать свою правоту противной стороне;

5) нарушения супружеских отношений между родителями;

6) неразвитость родительских чувств, когда родители предпочитают не иметь дело с ребенком, плохо переносят его присутствие, поверхностно относятся к интересам и потребностям;

7) воспитательная неуверенность родителя, когда он идет на поводу у ребенка, уступая и потакая ему во всем.

Алкоголизм родителей является одним из самых мощных неблагоприятных факторов, разрушающих не только семью, но и душевное равновесие ребенка. В подобных семьях личность формируется под прямым воздействием социально вредных поступков взрослых, усваивая опыт антиобщественного поведения [13, с.47]. Дети из алкогольных семей несут в себе комплекс психологических проблем, связанных с определенными правилами и ролевыми установками такой семьи, что тоже ведет к вероятности попасть в группу социального риска. Ребенок, чтобы выжить в алкогольной семье, неизбежно усваивает дезадаптивные формы поведения. В семьях с алкогольной зависимостью, по мнению специалистов, вырабатываются три основных правила или стратегии, которые передаются от взрослых к детям и становятся их жизненным кредо: не говори, не доверяй, не чувствуй. Таким образом, алкоголизация родителей приводит не только к душевной травматизации ребенка, но и негативно сказывается на формировании его личности. Это ощущается впоследствии всю жизнь.

Важнейшие особенности процесса взросления детей из алкогольных семей заключаются в том, что дети вырастают с убеждением, что мир — это небезопасное место и доверять людям нельзя; дети вынуждены скрывать свои истинные чувства и переживания, чтобы быть принятыми взрослыми; дети чувствуют эмоциональное отвержение взрослых, когда по неосмотрительности допускают ошибки, когда не оправдывают ожиданий взрослых, когда открыто проявляют свои чувства и потребности; дети, особенно старшие в семье, вынужденно берут на себя ответственность за поведение других людей, их часто осуждают за действия и чувства их родителей; родители не разделяют чувств и не одобряют поведения ребенка; осуждение родителями поступков ребёнка формирует отрицательную оценку его личности в целом; дети чувствуют себя заброшенными; родители могут не воспринимать ребенка как отдельное существо, обладающее своей собственной ценностью, могут считать, что ребенок должен чувствовать и делать то же, что и они, выглядеть так же, как они; самооценка родителей может зависеть от поведения ребенка; родители могут относиться к ребенку как к равному, взрослому, не давая ему возможности быть ребенком; чувства, которые когда-то возникли у ребенка в ответ на ситуацию в семье — вина, страх, обида, злость, — становятся движущими силами в его дальнейшей жизни.

Иногда семейный разлад переходит в жестокое физическое обращение родителей со своими детьми. Здесь важно отметить, что опыт физического насилия в детстве является предвестником делинквентности вообще и совершения насильственных преступлений, в частности.

Матери чаще травмируют своих детей, чем отцы. Это происходит потому, что женщина чаще, чем мужчина, оказывается в ситуации одиночки-воспитателя, что способствует увеличению риска насилия. Кроме того, занятость женщины хозяйством и заботами о доме, а также обязанностями по воспитанию детей увеличивает вероятность ее стресса [13, с.52].

Основными последствиями физического насилия для детей являются отсутствие контроля над своей импульсивностью, снижение способности к самовыражению, отсутствие доверия к людям, повышенная агрессивность, депрессии. Непосредственно после травмы могут возникать острые состояния страха. Кроме того, отсроченными последствиями физического насилия могут быть садистские наклонности.

Во взрослой жизни последствия насилия проявляются в форме психосоматических заболеваний, различных злоупотреблений (наркотиками, алкоголем, лекарственными препаратами), различных нарушений, связанных с неприятием своего тела. Насилие, пережитое в детстве, может приводить к долгосрочным последствиям, зачастую влияющим на всю дальнейшую жизнь. Оно может способствовать формированию специфических семейных отношений, особых жизненных сценариев. Люди, которые подвергались насилию в детстве, обычно приобретают склонность к агрессии и проявлению насилия в своей семье по отношению к близким. Семья выполняет важные функции в жизнедеятельности индивида. Отсутствие семьи либо одного из родителей, нарушения внутрисемейного взаимодействия родителя и ребёнка, распространённость негативных форм поведения (алкоголизм, наркотизация, судимость родителей) являются факторами, повышающими восприимчивость личности к негативным воздействиям. Поэтому в профилактическом плане неизбежно встает задача не только выявления неблагополучных семей, но и коррекции внутрисемейных отношений.

3. Проблема взаимоотношений подростков и родителей

3.1 Описание целей и метода исследования

Для уточнения и раскрытия содержания внутрисемейных отношений разработаны и эффективно используются многочисленные психологические методики, описывающие родительское поведение с точки зрения самих родителей. Однако следует помнить, что дети, особенно подростки, иначе, чем взрослые, воспринимают и оценивают межличностные отношения, тем более это относится к подросткам с проблемами социальной адаптации. Одной из самых распространенных методик, описывающих межличностные отношения в семье с точки зрения подростков, является тест «Подростки о родителях» (АDOR).

Методика изучает установки, поведение и методы воспитания родителей в том виде, какими видят их дети в подростковом и юношеском возрасте. Тест эффективно используется для диагностики детско-родительских отношений в семьях подростков и организации социально-психологической помощи им, поскольку его применение позволяет родителям осознать, как их собственные поступки воспринимаются и оцениваются подростками и каким образом все это влияет на социально-психологическую адаптацию и формирование тех или иных личностных особенностей подростков. Особую ценность этой методике придает тот факт, что она отражает фактор семейного воспитания, которые оказываются скрытыми как от психологов, так и от самих родителей.

Методика базируется на положении о том, что воспитательное воздействие родителей можно охарактеризовать при помощи трех факторных переменных: принятие подростков родителями — эмоциональное отвержение их; директивность со стороны родителей — психологическая автономия их; последовательность — непоследовательность в осуществлении родителями воспитательных принципов. Результаты теста представлены в виде сумм баллов, набранных по пяти основным шкалам РОZ — позитивный интерес, DIR — директивность, НОS — враждебность, АUТ — автономность и NED — непоследовательность.

Опросник содержит 50 вопросов, по 10 — на каждый из оцениваемых параметров. Полный текст опросника и инструкции к нему содержится в Приложении 1.

В результате обработки первичных результатов диагностики воспринимаемый подростком стиль отношения к нему со стороны родителей описывается 5 основными результатами:

Автономность со стороны родителей (PAUT)

Директивность со стороны родителей (PDIR)

Враждебность со стороны родителей (PHOS)

Непоследовательность со стороны родителей (PNED)

Позитивный интерес со стороны матери (PРОZ)

Критерием выраженности определенного стиля взаимоотношений является результат в 3 балла, результат ниже 3-х баллов означает недостаточную выраженность данного стиля, результат выше 3-х баллов — чрезмерную выраженность данного стиля отношений.

Представляет интерес и показатели отношения DIR/POZ и POZ/НОZ со стороны родителей. Первый показатель отражает степень контроля за поведением подростка со стороны родителей и соответственно, степень самостоятельности и осознаваемой свободы подростков. Второй показатель отражает степень эмоционального принятия подростка родителями и. соответственно, уровень его психологического комфорта и чувства безопасности в семье.

Под принятием (позитивным интересом) понимается безусловно положительное отношение к ребенку вне зависимости от исходных ожиданий родителей и от конкретных успехов ребенка. Принимающие подростка родители — это родители, эмоционально понимающие его, сочувствующие ему, своевременно реагирующие на потребности подростка. Тем самым такие родители создают у подростка бессознательную уверенность в том, что он нужен и интересен другим людям, в том, что он обладает необходимыми личностными средствами для достижения своих целей.

Эмоциональное отвержение рассматривается как отрицательное отношение к ребенку, отсутствие ласки и уважения, в крайних случаях — враждебность. Преобладание в детско-родительских отношениях игнорирования потребностей ребенка, чрезмерной строгости и агрессивности, как правило, приводит к формированию у него чувства опасности, недоверия к миру и людям, неуверенности в себе и тревожности.

Директивность родителей понимается как стремление к лидерству и власти, причем это стремление может выражаться как в доминантном поведении родителей и их стремлении управлять поведением подростка, так и в навязывании ему чувства вины и декларировании своей жертвенной позиции. Несмотря на то, что директивные родители заставляют подростка подчиняться нормам и правилам поведения, принятым в обществе, именно в семьях с ведущим директивным стилем взаимоотношений наиболее ярко выражены активные протестные формы поведения подростка. Такие формы поведения могут принимать вид отрицания родительских ценностей, негативизма, чрезмерного стремления к независимости и самостоятельности, сочетающиеся с минимальной собственной ответственностью за происходящее с ним.

Под автономностью родителей понимается прежде всего отсутствие внимания к потребностям ребенка, погруженность в собственные переживания и дела, отсутствие эмоционального контакта и интереса. Автономность может проявляться также в излишней беспристрастности и формальности общения. В отличие от директивного стиля взаимоотношений подросткам в таких семьях предоставляется чрезмерная самостоятельность, основанная на равнодушии к ним. Дефицит родительской отзывчивости на нужды ребенка способствует формированию у последнего чувства беспомощности, одиночества и собственной ненужности. В крайних случаях это может привести к формированию у подростка чрезвычайно низкой оценки себя как личности и человеческой жизни вообще.

Непоследовательность воспитательной тактики со стороны родителей проявляется в резкой смене стиля отношений: от очень строгого к либеральному и наоборот, от психологического принятия подростка к резкому эмоциональному отвержению его. Преобладание непоследовательности в детско-родительских отношениях лишает подростка ощущения стабильности окружающего мира, провоцирует повышенную тревожность и формирует ярко выраженную экстернальную позицию и психологический инфантилизм.

Таким образом, АDOR как психодиагностический метод дает достаточно объективную информацию о своеобразии восприятия подростком своих родителей в различных жизненных ситуациях, включая ситуацию обучения и воспитания. Тест может быть использован как инструмент индивидуальной психодиагностической и психокоррекционной работы с семьей: при диагностике отношений, определении глубины конфликта и его психологических особенностей. Ценные диагностические данные опросник дает и в случае проработки самых различных психологических подростковых проблем, нарушениях поведения и невротических расстройствах у подростков.

В нашем случае данные, полученные с помощью опросника АDOR, могут характеризовать общую картину взаимоотношений подростков с родителями в том виде, как видят ее подростки. Выявленные ведущие тенденции могут позволить сформулировать наиболее актуальные и болезненные для подростков проблемы взаимоотношений с родителями, а значит, наметить основные пути помощи им в этой значимой для них области. С другой стороны, понимание тех же тенденций как ведущих может позволить нам сформулировать предположения о наиболее вероятных путях дезадаптации подростков, а значит, выработать конкретные программы профилактики этих видов дезадаптации.

3.1 Исследование тревожности подростков

Для выявления реальной картины личностного благопопучия у подростков с различными стилями взаимоотношений в семье на одной и той же подростковой выборке мы провели не только опросник «Подростки о родителях», но и опросник Спилбергера для диагностики личностной и ситуативной тревожности. Целью этой части исследования явилось определение уровня тревожности подростков, а также выявление зависимости уровня подростковой тревожности от стиля родительского воспитания.

Изучение тревожности в подростковом возрасте особенно важно, поскольку этот период отмечен определенными кризисными явлениями психофизиологического и социального характера. Тревожный ребенок в меньшей степени может быть успешным в школе, ему трудно адаптироваться в обществе, развить в себе дух здорового конформизма и чувство свободы-ответственности, которые необходимы для адаптации в любой социальной нише.

Большинство известных методов измерения тревожности позволяет оценивать либо личностную тревожность, либо состояние тревожности, либо ситуацию, которая может быть потенциально тревожной для подростка. Данная методика представляет интерес в целях определения и изучения видов ситуаций, являющихся потенциальными источниками тревожности у подростка, выделяя три основных типа ситуаций:

1. Ситуации, связанные со школой, общением с учителями.

2. Ситуации, актуализирующие представление о себе.

3. Ситуации общения.

Соответственно виды тревожности, выявляемые с помощью данного теста, обозначены так: школьная, самооценочная, личностная.

Текст методики включает в себя 40 вопросов-суждений,20 из которых предназначены для оценки ситуативной тревожности (ST), т.е. самочувствия подростка в данный момент и 20 — для оценки уровня личностной тревожности (LT), обычного самочувствия подростка.

Под личностной тревожностью подростка понимается устойчивая индивидуальная характеристика, отражающая его предрасположенность к тревоге и предполагающая наличие у него тенденции воспринимать достаточно широкое разнообразие ситуаций. Как предрасположенность личностная тревожность активизируется при восприятии определенных стимулов, расцениваемых подростком как опасные, связанные со специфическими ситуациями угрозы его самооценке и самоуважению.

Ситуативная или реактивная тревожность как состояние характеризуется субъективно переживаемыми эмоциями в данный момент: напряжением, беспокойством, озабоченностью, нервозностью. Это состояние возникает у подростка как эмоциональная реакция на стресс и может быть разным по интенсивности и динамичности во времени.

Подростки, относимые к категории высоко тревожных, склонны воспринимать угрозу своей самооценке и жизнедеятельности в обширном диапазоне ситуаций и реагировать напряжением, выраженным состоянием тревожности постоянно или в течение длительного периода времени.

Определенный уровень тревожности — естественная и обязательная особенность активного деятельного подростка. У каждого человека существует свой оптимальный уровень тревожности. Оценка подростком своего состояния в этом отношении является существенным компонентом самоконтроля и самовоспитания.

3.2 Результаты исследования детско-родительских отношений

Всего в исследовании приняли участие 28 подростков обоего пола в возрасте 13-14 лет, учащиеся 8-ых классов школы №3 г. Бреста. Из всех результатов была составлена репрезентативная выборка, отражающая общую картину по всему полученному массиву данных. Выборка насчитывала 20 подростков обоего пола (10 мальчиков и 10 девочек).

В исследовании было использовано две методики:

1. Подростки о родителях (АDOR)

2. Шкала тревожности Спилбергера.

Обработка результатов теста «Подростки о родителях» включала два этапа: обработка результатов, их подсчет и анализ. Обработка результатов осуществлялся методом выбора из 50 вопросов тех, которые определяют степень автономности, непосредственности, директивности, враждебности и позитивного интереса родителей по отношению к подросткам. Сводная таблица разновидностей родительских отношений и соответствующим им номерам вопросов опросника приведена в таблице 2.1 приложения 2.

В каждом бланке была подсчитана сумма обведенных кружком значений, соответствующих определенной разновидности отношений родителей к детям. Суммы значений для каждого бланка ответов приведены в таблице 3.1 приложения 3.

По результатам диагностики детско-родительских отношений, значения показателей теста «Подростки о родителях» оказались следующими:

Таблица 1

Название фактора Среднее значение
1. Автономность (PAUT) 1.20
2. Непоследовательность (PNED) 1.10
3. Директивность (PDIR) 1.01
4. Враждебность (PHOS) 0.53
5. Позитивный интерес (PPOZ) 1.35

Как видно из приведенных результатов, подростки, прежде всего, отмечают позитивный интерес в воспитательной тактике своих родителей. Обращает на себя внимание выраженная автономность во взаимоотношениях подростков и родителей: показатели AUT занимают второе место по численным значениям. На третьем месте находится непосредственность, затем — директивность, и на последнем — враждебность.

Такие результаты характеризуют общую картину восприятия подростками своих взаимоотношений с родителями следующим образом.

Позитивный интерес родителей в сочетании с их автономностью (отстраненностью) говорит о том, что взаимоотношения родителей и подростков в семьях варьируют от излишней заботы до безразличия. Родители выделяют сферу общения со своими детьми как отдельную ценность, но при этом относятся к этому без особого внимания, живя своей собственной жизнью и обращая внимание на подростков только в тех случаях, когда они чем-то особенным привлекают их внимание. Этим объясняется непоследовательность воспитательной тактики родителей: в «благополучные» периоды дети живут сами по себе, им многое позволяется, уровень требований и контроля, степень интереса как к личности со стороны родителей невысокая. В «неблагополучные» периоды все изменяется — вынужденные обратить на ребенка внимание родители решают «исправить» положение: возрастает контроль, строгость, усиливаются санкции.

Средние значения показателей отношения DIR/AUT и POZ/HOS соответственно следующие:

Таблица 2

Показатель Среднее значение
1. PDIR/PAUT 0.84
2. PPOZ/PHOS 2.55

Как видно из приведенных результатов, подростки прежде всего отмечают позитивный интерес в воспитательной тактике своих родителей. Обращает на себя внимание выраженная автономность во взаимоотношениях подростков и родителей: показатели AUTзанимают второе место по численным значениям. На третьем месте находится непосредственность, затем — директивность, и на последнем — враждебность.

Такие результаты характеризуют общую картину восприятия подростками своих взаимоотношений с родителями следующим образом.

Позитивный интерес родителей в сочетании с их автономностью (отстраненностью) говорит о том, что взаимоотношения родителей и подростков в семьях варьируют от излишней заботы до безразличия. Родители выделяют сферу общения со своими детьми как отдельную ценность, но при этом относятся к этому без особого внимания, живя своей собственной жизнью и обращая внимание на подростков только в тех случаях, когда они чем-то особенным привлекают их внимание. Этим объясняется непоследовательность воспитательной тактики родителей: в «благополучные» периоды дети живут сами по себе, им многое позволяется, уровень требований и контроля, степень интереса как к личности со стороны родителей невысокая. В «неблагополучные» периоды все изменяется — вынужденные обратить на ребенка внимание родители решают «исправить» положение: возрастает контроль, строгость, усиливаются санкции.

Обращает на себя внимание отсутствие выраженной директивности со стороны родителей. На это указывают как средние значения полученных результатов, так и показатели отношения PDIR/PAUT: они демонстрируют преобладание автономности над контролем. Полученные результаты действительно отражают распространенную в последнее время точку зрения на воспитание детей в семье. С одной стороны, занятые зарабатыванием денег и выживанием родители попросту стали проводить с детьми гораздо меньше времени, чем раньше, с другой стороны, изменение общественного мнения и распространение психологических знаний среди населения приводят к отказу от принятых ранее жестко-авторитарных взглядов на воспитание ребенка. Заменой строгому контролю стало фактически безразличие и отстраненность родителей от общения с детьми. Предоставляемые подросткам свобода и самостоятельность уже не оцениваются ими как позитивный факт их жизни. Свобода как независимость в поступках и действиях подростками не оценивается ни как очень ценная, ни как недоступная.

Соотношение показателей враждебности и позитивного интереса со стороны родителей приближается к трем, что говорит о том, что с точки зрения подростков родители положительно относятся к своим детям, имеют выраженный искренний, безоценочный интерес к ним.

Значительное преобладание позитивного интереса к детям над враждебностью означает, что, несмотря на значительную занятость родителей, дети не остаются без их внимания, заботятся об успешности и результатах своих детей, предполагая, что высокая результативность в учебе и соответствие их требованиям обеспечат подросткам более легкое вхождение во взрослую суровую жизнь. Поэтому время от времени подростки испытывают как внимательность и озабоченность, так и игнорирование, и отсутствие интереса к содержанию их внутренней жизни и проблемам со стороны родителей.

Из всей обследуемой нами выборки 15% подростков оценивают отношение со стороны своих родителей как частично враждебное: (показатели и PHOS, и PHOZ выше 1 балла). Причем средняя личностная тревожность в этой группе детей равна выше среднего значения. С другой стороны подростков, оценивающих свои взаимоотношения с родителями как имеющие недостаточный позитивный интерес с их стороны (и PPOZ, и PPOS ниже 1 балла) насчитывается 15%, а подростков, оценивающих свои взаимоотношения с родителями как имеющие достаточный позитивный интерес с их стороны (и PPOZ, и PPOS выше 2,5 балла) — 50%.

Самую меньшую разницу средних значений имеют показатели автономности и непоследовательности (PAUT — PNED=0,1). Это объясняется тем, что непоследовательность отношений родителей к детям является причиной автономного отношения. Родители не знают особенностей своих детей и пытаются пробовать различные приемы, как поощрения, так и наказания. Чем большую директивность и эмоциональное отвержение испытывают подростки со стороны своих родителей, тем большую непоследовательность их поступков и отношений они отмечают. Пытаясь властвовать над подростком или постоянно сравнивая его с идеалом, оценивая и осуждая его, родители испытываю ощутимое чувство дискомфорта, приводящее к неустойчивости их позиций по отношению к ребенку, изменению их воспитательной тактики и колебаниям от одного стиля отношения к другому. Обратим внимание на тот факт, что степень взаимозависимости враждебности и непоследовательности выше, чем та же зависимость между непоследовательностью и директивностью. По всей видимости, эмоциональное отвержение подростка не так-то «просто» дается и родителям: оно вызывает чувство напряжения, субъективное ощущение тяжести и неудовлетворения, что в конечном итоге, приводит к психологической усталости и собственной родительской неуверенности.

Неоднозначно понимается подростками такой стиль детско-родитель-ских отношений, как автономность. Как указывалось выше, авторы методики под автономностью понимают прежде всего отстраненность родителей, их только лишь формальное, а не содержательное участие в жизни ребенка. Однако отмечено, что сами подростки понимают под автономностью скорее всего отсутствие контроля, директивности, некоторый аванс доверия, и ценят это. Наблюдается значимая корреляция между отмечаемой автономностью родителей и наличием позитивного интереса к подросткам с их стороны (коэффициент PAUT = 1,20 и PPOZ = 1,35). Отсутствие враждебности, постоянного сравнения с кем-то, осуждения, отвержения и системы жесткого пошагового контроля столь высоко ценится подростками, что фактически приравнивается к проявлению доверия, уважения и принятия их индивидуальных особенностей. Психологический анализ этой ситуации позволяет предположить высокую вероятность неумения теми же самыми подростками в будущем построить собственную семейную жизнь на основе взаимного интереса, тепла и близких неформальных связей, обеспечивающих чувство нужности и психологической безопасности всем членам семьи.

Общая картина восприятия подростками отношения к ним со стороны родителей не зависит от пола подростков: и мальчики, и девочки демонстрируют примерно одинаковые результаты диагностики.

3.3 Результаты исследования тревожности у подростков

Полученные с помощью шкалы тревожности Ч.Д. Спилбергера результаты ситуативной тревожности (ST) продемонстрировали следующее:

Таблица 3

Уровни Количество учащихся Проценты Среднее значение
1. Низкий 16 80 3.04
2. Средний 3 15 2.26
3. Высокий 1 5 2.49

Среднее значение ситуативной тревожности по выборке равно 2,6. Среднее статистическое значение личностной тревожности равно 2,57. Результаты личностной тревожности (LT) приведены в таблице 4. Более высокое значение ситуативной тревожности может быть обусловлено несколькими факторами, но прежде всего это связано с особенностями понимания целей и задач тестирования подростками, личностью информанта, психологическим климатом в классе на момент обследования. Анализ зависимости значения личностной тревожности от пола показывает, что уровень тревожности у девочек несколько выше, чем у мальчиков, но это различие статистически незначимо.

Таблица 4

Уровни Количество учащихся Проценты Среднее значение
1. Низкий 13 65 2.90
2. Средний 2 10 2.47
3. Высокий 5 25 2.35

Зависимость значения ситуативной и личностной тревожности от возраста подростков не имеет явной выраженной связи показателей ST и LTс возрастом. Это объясняется тем, что все участники опросника являются учащимися 8-ых классов. Особенности психофизиологического развития подростков 13-14 лет в обусловленной социальной ситуации четких разграничений не имеют.

Ситуативная тревожность является независимой характеристикой, поскольку прямой ее зависимости ни от пола, ни от возраста не выявлено. Тем не менее, анализ результатов показывает, что показатели SТ зависят от показателей LТ (в тех случаях, когда личностная тревожность подростка является высокой, то и ситуативная тревожность также является высокой). Можно, таким образом, предположить, что ситуативная тревожность является составной частью личностной тревожности.

Анализ зависимости значения личностной тревожности от позитивного интереса со стороны родителей показывает, что отсутствие такого интереса со стороны родителей определяет высокую тревожность у подростков, в особенности у девочек (в группе подростков со значениями PPOZ<1 показатели LT>3). Возрастание позитивного интереса со стороны родителей (PPOZ>1) способствует снижению личностной тревожности (LT<2). Подобная закономерность может быть объяснена тем, что позитивный интерес родителей подростки видят прежде всего в наличии помощи и поддержки со стороны родителей, их заинтересованность достижениями своих детей. Крайне высокий балл по шкале позитивного интереса указывает, как правило, на идеализацию действительной ситуации в семье или сознательную симуляцию со стороны одного из родителей. Это может говорить также о том, что ребенок требует безоговорочной любви со стороны родителя или боготворит его, а подобное состояние подростка не может не сказаться на его личностной тревожности.

Анализ зависимости личностной тревожности подростка от директивноcти родителей указывает на прямую зависимость этих величин друг от друга. При минимальном значении директивности (PDIR < 1) значение LT ≤ 2, при максимальном (PDIR > 1) значение личностной тревожности увеличивается до 4, т.е. при навязывании подростку чувства вины со стороны родителей подростки становятся высоко тревожными.

Анализ соотношения враждебного стиля воспитания и обеих видов тревожности говорит о линейной зависимости этих величин. Чем более выражена враждебность, тем выше уровень тревожности. Следует отметить, что враждебное поведение родителей является более стрессогенным для подростка, поскольку при максимальной враждебности LT > 3. Влияний враждебного стиля воспитания со стороны родителей может быть объяснено тем, что враждебные родители прежде всего агрессивны, критичны и чрезмерно строги в межличностных отношениях с ребенком, поэтому он живет в тревожном ожидании низкой оценки его деятельности и отвержения.

Анализ зависимости личностной тревожности от автономности родительского воспитания свидетельствует об отсутствии корреляции. Отсутствие зависимости может быть обусловлено тем, что современные подростки понимают автономное поведение родителей по-разному. Оно может ассоциироваться у них с отгороженностью, чрезмерной бесстрастностью, а может восприниматься как предоставление свободы и независимости.

Анализ зависимости личностной тревожности от родительской непоследовательности указывает на корреляцию этих величин. Следует отметить, что непоследовательность родителей является более стрессоген-ным фактором для подростка, поскольку при минимальной непоследовательности (PNED < 1) LТ < 2, при максимальной (PNED > 1) — LТ > 2,5. Непоследовательность родителей заставляет подростков ожидать или серьезного наказания за какой-либо мелкий проступок, или легкого порицания за что-либо серьезное.

3.4 Анализ результатов исследования

Анализ результатов исследования, таким образом, свидетельствует о том, что средний уровень ситуативной и личностной тревожности подростков средней общеобразовательной школы № 3 города Бреста соответствует среднему уровню. Значение ситуативной тревожности несколько выше личностной, что обусловлено в первую очередь реакцией учащихся на ситуацию психологического обследования.

По результатам исследования можно утверждать, что ни ситуативная, ни личностная тревожности не зависят от пола и возраста подростков. Этот феномен может быть объяснен незначительными возрастными различиями испытуемых (13-14 лет). Тем не менее, с целью профилактики стрессовых состояний, а также с целью содействия процессу личностного роста необходимо проведение психологической работы с подростками этого возраста, направленной на проработку значимых и стрессогенных для этого возраста проблем, а также психологической работы с ними по обучению их способам продуктивного реагирования на стрессовые состояния, способам управления ими.

Анализ зависимости стилей родительского воспитания продемонстрировал, что наиболее стрессогенными стилями родительского воспитания являются отсутствие позитивного интереса и враждебность со стороны родителей. Стремясь к независимости, проявляемой в первую очередь во внешних формах поведения, современный подросток сохраняет на глубинном уровне необходимость психологической поддержки со стороны родителей, а ее отсутствие является стрессогенным фактором, повышающим его личностную тревожность. В связи с этим встает задача коррекции стилей деструктивного поведения родителей, которая возможна в процессе интенсивного взаимодействия с психологом, целью которого является построение гармоничных, конструктивных отношений родителей с детьми подросткового возраста.

Результаты проведенного опроса подростков позволяют сформулировать следующие тенденции в той мере, как видят их подростки:

1. Испытывая по отношению к себе прежде всего равнодушное по сути отношение родителей (высокая автономность), подростки приобретают опыт безразличных и формальных взаимоотношений в семье, что является источником их неуверенности и беспокойства по поводу создания в будущем собственной счастливой семейной жизни. В то же время они испытывают высокую потребность в близких в психологически безопасных внутрисемейных взаимоотношениях. Внутренняя опасность этой ситуации состоит в том, что актуально сами подростки не осознают этих проблем, на данном моменте своей жизни они оценивают отстраненность родителей как доверие к себе, отсутствие авторитарности и отвержения и приравнивают такой стиль взаимоотношений к позитивному для себя.

2. Отмечаемая подростками непоследовательность воспитательных воздействий со стороны родителей способствует формированию у них высокой тревожности, неуверенности в себе и отсутствие ощущения постоянства окружающего мира. Наверное, это приводит и к формированию недостаточной ответственности у детей, поскольку, несмотря на предоставляемую им свободу (высокая автономность, низкая директивность), подростки не испытывают в достаточной мере наличия жестких и незыблемых правил и, соответственно, следуюших за их нарушениями санкций. Все это приводит к формированию у них экстернальной жизненной позиции, то есть к привычке перекладывать ответственность за происходящее с ними на других.

3. Баланс враждебности и позитивного интереса со стороны родителей демонстрирует наличие выраженных проблем в сфере эмоционального благополучия подростков, в области формирования их самоуважения, отношения к себе как к самоценной и достойной личности.

Результаты теста позволяют сделать вывод об малой выраженности негативного воздействия на подростков со стороны родителей. Тем не менее, существуют единичные случаи проявления автономности, непоследовательности, директивности и враждебности.

Таким образом, очевидна ценность профилактической работы родителей с школьными педагогами, классными руководителями, психологами и социальными педагогами. Особенно важной представляется работа по формированию у родителей подростков отношения к ним как к самоценным личностям, имеющим сильные стороны и все необходимые возможности для достойной жизни. Необходимо повысить в глазах родителей ценность общения со своими детьми-подростками, при этом дав им понять, что отсутствие гиперопеки и жесткого контроля не означает равнодушия, а для осуществления заинтересованного взаимодействия требуется не столько время, сколько умение испытывать и проявлять искренний интерес к нуждам ребенка и его психологическому состоянию. Целесообразным является формирование у родителей подростков системы навыков, обеспечивающих партнерское взаимодействие с ними; овладение такими навыками и систематическое применение их могло бы снять проблему непоследовательности при общении с детьми.

Столь же актуальна и психологическая работа с подростками по проблемам их взаимоотношений с родителями, поскольку, как показывают полученные результаты, достаточно большое количество детей не удовлетворено своими взаимоотношениями с родителями, или, по крайней мере, хотя бы одним из аспектов этих отношений. Поскольку родители вряд ли могут быстро и безболезненно изменить свою философию или привычки, подросткам необходимо попытаться понять своих родителей и приспособиться к их требованиям. Если сами подростки будут способны помочь родителям понять своих детей, они смогут в будущем смягчить конфликты. Подростки нуждаются в том, чтобы им помогли осознать причины своих конфликтов с родителями и то, что эти конфликты являются обычным следствием их взросления и порождаются существующими объективно психологическими различиями между людьми разных поколений.

Заключение

На основании изложенного материала можно сделать вывод, что межличностные отношения подростка с взрослыми представляют собой комплексную систему, компоненты которой находятся в динамическом взаимодействии. Принципы взаимосвязи компонент системы мы раскрыли в ходе достижения поставленных задач.

В ходе исследования мы выяснили, что существует прямая зависимость между стилем отношения взрослого к подросткам и достоверностью субъективно воспринимаемой им картины взаимоотношений людей. Существенными основаниями тревожности подростков являются стили педагогического общения и субъективно воспринимаемые особенности родительского отношения. Родители с высокой выраженностью «позитивного интереса» к своему ребенку определяют низкий уровень тревожности подростков, чем родители с высокими показателями по шкалам «директивности», «враждебности», «автономности» и «непоследовательности», что отражается в результатах исследования.

Выявленный в настоящем исследовании факт преобладания высокого уровня важности для подростков родителей с высокой выраженностью «позитивного интереса» позволяет сделать вывод о неудовлетворенности потребности подростка в информации, которая необходима для адекватной социализации и может быть получена именно через жизненный опыт взрослых. Однако приобщение к этому опыту и стоящим за ним ценностям затруднено, если взрослые используют неадекватные стили отношения к подростку.

Таким образом, результаты нашего исследования, проведенный анализ, а также сделанные на его основе выводы подтвердили выдвинутые нами гипотезы и положения.

На мой взгляд, более углубленное изучение этой темы необходимо, для разработки практических рекомендаций для психологов, родителей и педагогов по оптимизации отношений межличностной значимости подростка с взрослыми. Родителям необходимо анализировать и изменять свои отношения с детьми, для того чтобы дома царила благоприятная атмосфера. Трудности подросткового возраста — это преимущественно трудности полового созревания и расставания с детством, которые прорываются в серии внешних конфликтов, в частности, с родителями и вообще со старшими. Задача родителей понять изменения своих детей и по возможности перейти на новый стиль общения с подростком, то есть относиться к нему как взрослому человеку.

Список использованных использованных литературных источников

1. Антонян Ю.М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления / Ю.М. Антонян. — М., 1973. — 82 с.

2. Бандура А. Подростковая агрессия. Изучение влияния воспитания и семейных отношений / А. Бандура. — М., 1997. — 56 с.

3. Дубровина И.В. Рабочая книга школьного психолога / Под ред. И.В. Дубровина. — М.: Просвещение, 1991. — 324 с.

4. Жинот Х. Родители и подросток / Х. Жинот. — Ростов н/Дону: Феникс, 1997. — 224 с.

5. Кон И.С. Психология дружбы / И.С. Кон. — М., 1973. — 215 с.

6. Кравченко А.И. Родителям о подростках / А.И. Кравченко. — М., 2002. — 432 с.

7. Мухина В.С. Возрастная психология / В.С. Мухина. — М., 1999. — 215 с.

8. Немов Р.С. Психология / Р.С. Немов. — М., 1998. — 203 с.

9. Обухова, Л.Ф. Детская возрастная психология / Л.Ф. Обухова. — М., 1996. — 374 с.

10. Райгородский Д.Я. Подросток и семья. Хрестоматия / Д.Я. Раайгородский. — Самара: Издательский Дом БАХРАМ-М., 2002. — 656 с.

11. Реан А.А. Подросток / А.А. Реан. — СПб.: Питер, 2002. — 432 с.

12. Регуш Л.А. Психология современного подростка / Под ред. Л.А. Регуш. — СПб.: Речь, 2005. — 400 с.

13. Синягина Н.Ю. Психолого-педагогическая коррекция детско-родительских отношений / Н.Ю. Синягина. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003. — 96 с.

14. Степанов В.Г. Психология трудных школьников: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. — М.: Издательский центр «Академия», 2001. — 267 с.

15. Фельдштейн Д.И. Психология современного подростка / Д.И. Фельдштейн. — М.: Педагогика, 1987. — 240 с.

16. Шнейдер, Л.Б. Семейная психология: Учебное пособие для вузов / Л.Б. Шнейдер. — М.: Академический Проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2005. — 768 с.

17. www.didascal.ru

18. www.lib.ua-ru. net

19. www.psyinst.ru

Приложения

Приложение 1

Возраст _________________

Пол _____________________

Дата ____________________

Инструкция:

Внимательно прочитайте каждое из приведенных ниже предложений, не пропуская ни одного из них, и отметьте кружком подходящую для Вас цифру в зависимости от того, какие из указанных положений более всего характерны для Ваших родителей.

Если Вы считаете, что утверждение полностью передает воспитательные принципы ваших родителей, то обведите в кружок цифру «2».

Если Вы считаете, что данное высказывание частично подходит Вашим родителям, то обведите цифру «1».

Если же, по Вашему мнению, утверждение не относиться к Вашим родителям, то обведите цифру «0».

Утверждения Да Частично Нет
1. Очень часто улыбаются мне 2 1
2. Категорически требуют, чтобы я усвоил, что я могу сделать, а что — нет 2 1
3. У них не хватает терпеливости в отношении ко мне 2 1
4. Когда я ухожу, сами решают, когда я должен вернуться 2 1
5. Всегда быстро забывают то, что сами говорят или приказывают 2 1
6. Когда у меня плохое настроение, советуют мне успокоиться и развеселиться 2 1
7. Считают, что у меня должно быть множество правил, которые я обязан выполнять 2 1
8. Постоянно на меня кому-то жалуются 2 1
9. Предоставляют мне столько свободы, сколько мне надо 2 1
10. За одно и то же один раз наказывают, а другой — прощают 2 1
11. Очень любят делать что-то вместе со мной 2 1
12. Если поручают мне какую-то работу, то считают, что я должен делать только ее, пока не закончу 2 1
13. Начинают сердиться и возмущаться по поводу любого пустяка, который я сделал 2 1
14. Разрешают мне идти, куда я захочу, не спрашивая у них разрешения 2 1
15. В зависимости от моего настроения отказываются от своих дел 2 1
16. Когда мне грустно, пытаются развеселить и воодушевить меня 2 1
17. Всегда настаивают на том, что я должен быть наказан за все мои проступки 2 1
18. Мало интересуются тем, что меня волнует и что я хочу 2 1
19. Разрешают мне идти, куда я захочу, каждый вечер 2 1
20. Имеют определенные правила, но иногда соблюдают их, а иногда — нет 2 1
21. Всегда с пониманием выслушивают мои взгляды и мнения 2 1
22. Следят за тем, чтобы я всегда сделал то, что мне сказано 2 1
23. Иногда у меня возникает ощущение, что я им противен 2 1
24. Позволяют мне делать практически все, что мне нравиться 2 1
25. Меняют мои решения, как им придет в голову или как им будет удобно 2 1
26. Часто хвалят меня за что-либо 2 1
27. Всегда точно хотят знать, что я делаю и где нахожусь 2 1
28. Хотели бы, чтобы я стал другим, изменился 2 1
29. Позволяют мне самому выбирать себе дело по душе 2 1
30. Иногда очень легко меня прощают, а иногда — нет 2 1
31. Стараются открыто доказать, что любят меня 2 1
32. Всегда следят за тем, что я делаю на улице или в школе 2 1
33. Если я сделаю что-нибудь не так, постоянно и везде говорят мне об этом 2 1
34. Предоставляют мне много свободы. Редко говорят «должен» или «нельзя» 2 1
35. Очень тяжело заранее определить, как поступят, когда я сделаю что-нибудь плохое или хорошее 2 1
36. Считают, что я должен иметь собственное мнение по каждому вопросу 2 1
37. Всегда тщательно следят за тем, каких друзей я имею 2 1
38. Когда я их чем-то задену или обижу, не будут со мной говорить, пока я сам не начну 2 1
39. Всегда легко прощают меня 2 1
40. Хвалят и наказывают очень непоследовательно: иногда слишком много, а иногда слишком мало 2 1
41. Всегда находят для меня время, когда это мне необходимо 2 1
42. Постоянно указывают мне, как себя вести 2 1
43. Вполне возможно, что в сущности меня ненавидят 2 1
44. Позволяют мне планировать проведение каникул по собственному желанию 2 1
45. Иногда могут обидеть, а иногда бывают добрыми и признательными 2 1
46. Всегда откровенно ответят на любой вопрос, о чем бы я не спросил 2 1
47. Часто проверяют, все ли я убрал, как они велели 2 1
48. Чувствую, что они пренебрегают мной 2 1
49. Моя комната или уголок — это моя крепость: могу убирать ее или нет, они туда не вмешиваются 2 1
50. Очень тяжело разобраться в их желаниях и указаниях 2 1

Инструкция:

Прочитайте внимательно каждое из утверждений; в зависимости от самочувствия в данный момент выберите из четырех возможных вариантов один и обведите цифру, соответствующую этому ответу.

Если Вы считаете, что утверждение полностью передает Ваше состояние в данный момент, то обведите в кружок цифры «4».

Если Вы считаете, что данное высказывание соответствует Вашему самочувствию скорее да, чем нет, то обведите цифру «3».

Если Вы считаете, что данное высказывание передает Ваше настроение скорее нет, чем да, то обведите цифру «2».

Если же, по Вашему мнению, утверждение не относиться к Вашему самочувствию в данный момент, то обведите цифру «1».


Утверждения
1. Я спокоен 1 2 3 4
2. Мне ничто не угрожает 1 2 3 4
3. Я нахожусь в напряжении 1 2 3 4
4. Я испытываю сожаление 1 2 3 4
5. Я чувствую себя свободным 1 2 3 4
6. Я расстроен 1 2 3 4
7. Меня волнуют возможные неудачи 1 2 3 4
8. Я чувствую себя отдохнувшим 1 2 3 4
9. Я встревожен 1 2 3 4
10. Я испытываю чувство внутреннего удовлетворения 1 2 3 4
11. Я уверен в себе 1 2 3 4
12. Я нервничаю 1 2 3 4
13. Я не нахожу себе места 1 2 3 4
14. Я взвинчен 1 2 3 4
15. Я чувствую скованность, напряженность 1 2 3 4
16. Я доволен 1 2 3 4
17. Я озабочен 1 2 3 4
18. Я слишком возбужден и мне не по себе 1 2 3 4
19. Мне радостно 1 2 3 4
20. Мне приятно 1 2 3 4

Инструкция:

Внимательно прочитайте каждое из приведенных ниже предложений и отметьте кружком подходящую для вас цифру в зависимости от того, как вы себя чувствуете обычно.

Если Вы считаете, что утверждение полностью передает Ваше обычное состояние, то обведите в кружок цифры «4».

Если Вы считаете, что данное высказывание соответствует Вашему самочувствию скорее да, чем нет, то обведите цифру «3».

Если Вы считаете, что данное высказывание передает Ваше настроение скорее нет, чем да, то обведите цифру «2».

Если же, по Вашему мнению, утверждение не относиться к Вашему обычному самочувствию, то обведите цифру «1».

Утверждения
1. Я испытываю удовольствие 1 2 3 4
2. Я очень быстро устаю 1 2 3 4
3. Я легко могу заплакать 1 2 3 4
4. Я хотел бы быть таким же счастливым, как и другие 1 2 3 4
5. Я проигрываю, потому что медленно принимаю решения 1 2 3 4
6. Обычно я чувствую себя бодрым 1 2 3 4
7. Я спокоен, хладнокровен и собран 1 2 3 4
8. Ожидаемые трудности обычно очень тревожат меня 1 2 3 4
9. Я слишком переживаю из-за пустяков 1 2 3 4
10. Я вполне счастлив 1 2 3 4
11. Я принимаю все слишком близко к сердцу 1 2 3 4
12. Мне не хватает уверенности в себе 1 2 3 4
13. Обычно я себя чувствую в безопасности 1 2 3 4
14. Я стараюсь избегать критических ситуаций 1 2 3 4
15. У меня бывает хандра 1 2 3 4
16. Я доволен 1 2 3 4
17. Всякие пустяки отвлекают и волнуют меня 1 2 3 4
18. Я так сильно переживаю разочарования, что потом долго не могу забыть 1 2 3 4
19. Я уравновешенный человек 1 2 3 4
20. Меня охватывает беспокойство, когда я думаю о своих делах и заботах 1 2 3 4

Приложение 2

Таблица 2.1 Обработка результатов теста «Подростки о родителях»:

№ в/са Автономность Непоследовательность Директивность Враждебность Позитивный интерес
1. +
2. +
3. +
4. +
5. +
6. +
7. +
8. +
9. +
10. +
11. +
12. +
13. +
14. +
15. +
16. +
17. +
18. +
19. +
20. +
21. +
22. +
23. +
24. +
25. +
26. +
27. +
28. +
29. +
30. +
31. +
32. +
33. +
34. +
35. +
36. +
37. +
38. +
39. +
40. +
41. +
42. +
43. +
44. +
45. +
46. +
47. +
48. +
49. +
50. +

Таблица 2.2 Обработка результатов теста ситуативной тревожности (ST):

№ в/са Уровень ситуативной тревожности
Низкий Средний Высокий
1. +
2. +
3. +
4. +
5. +
6. +
7. +
8. +
9. +
10. +
11. +
12. +
13. +
14. +
15. +
16. +
17. +
18. +
19. +
20. +

Таблица 2.3 Обработка результатов теста личностной тревожности (LT):

№ в/са Уровень личностной тревожности
Низкий Средний Высокий
1. +
2. +
3. +
4. +
5. +
6. +
7. +
8. +
9. +
10. +
11. +
12. +
13. +
14. +
15. +
16. +
17. +
18. +
19. +
20. +

Приложение 3

Таблица 3.1 Численная обработка результатов теста «Подростки о родителях»:

№ п/п Возраст Пол Автономность Непоследовательность Директивность Враждебность Позитивный интерес
1. 13 Ж 1,1 1,2 1,1 0,9 1,1
2. 13 Ж 1,4 1,1 1,6 1,0 1,5
3. 13 Ж 1,5 1,5 0,8 0,5 1,7
4. 13 Ж 1,2 1,3 1,1 0,6 1,7
5. 13 Ж 1,8 1,3 0,8 0,1 1,3
6. 13 Ж 1,5 0,9 0,8 0,8 0,7
7. 14 Ж 1,4 1,2 1,2 0,7 1,4
8. 14 Ж 1,2 1,0 0,4 0,3 1,4
9. 14 Ж 1,1 1,5 0,8 0,1 1,8
10. 14 Ж 0,8 0,7 0,6 0,2 1,7
11. 13 М 0,7 0,8 1,0 0,6 0,9
12. 13 М 0,8 1,4 1,7 1,2 1,3
13. 13 М 1,2 1,2 1,4 0,3 1,5
14. 13 М 1,3 0,8 0,7 0,0 1,0
15. 13 М 1,3 1,2 1,1 0,8 1,8
16. 14 М 1,3 1,2 1,2 0,6 1,5
17. 14 М 1,4 0,7 0,5 0,1 1,3
18. 14 М 0,8 1,1 1,3 0,3 0,7
19. 13 Ж 1,4 1,1 1,3 0,7 1,9
20. 14 М 0,7 0,8 0,8 0,7 0,7
Среднее значение 1, 20 1,10 1,01 0,53 1,35

Таблица 3.2 Численная обработка результатов теста ситуативной тревожности (ST):

№ в/са Возраст Пол Уровень личностной тревожности Среднее значение
Низкий Средний Высокий
1. 13 Ж 2,29 2,17 2,86 2,44
2. 13 Ж 2,43 3,33 2,0 2,59
3. 13 Ж 2,86 1,83 1,0 1,90
4. 13 Ж 3,57 2,17 1,42 2,39
5. 13 Ж 3,57 2,17 1,43 2,39
6. 13 Ж 2,57 2,17 1,43 2,06
7. 14 Ж 3,14 1,33 1,0 1,82
8. 14 Ж 3,14 2,17 1,43 2,25
9. 14 Ж 3,29 2,0 1,43 2,24
10. 14 Ж 3,57 2,17 1,57 2,44
11. 13 М 3,29 2,5 2,43 2,74
12. 13 М 2,43 3,17 2,29 2,63
13. 13 М 3,43 2,0 1,14 2, 19
14. 13 М 2,86 2,5 2,0 2,45
15. 13 М 3,86 2,33 2,57 2,92
16. 14 М 2,86 2,67 2,14 2,56
17. 14 М 4,0 2,0 1,0 2,33
18. 14 М 2,29 1,67 1,29 1,75
19. 13 Ж 3,14 2,0 1,0 2,05
20. 14 М 2,29 2,83 2,14 2,42
Среднее значение 3,04 2,26 1,68 2,33

Таблица 3.3 Численная обработка результатов теста личностной тревожности (LT):

№ в/са Возраст Пол Уровень личностной тревожности Среднее значение
Низкий Средний Высокий
1. 13 Ж 2,14 3,0 2,57 2,57
2. 13 Ж 2,86 3,0 2,43 2,76
3. 13 Ж 3,29 2,67 2,71 2,59
4. 13 Ж 3,0 2,0 2,86 2,62
5. 13 Ж 2,71 2,0 2,29 2,33
6. 13 Ж 2,86 3,67 2,0 2,84
7. 14 Ж 2,43 1,83 1,43 1,90
8. 14 Ж 2,86 2,83 3,14 2,94
9. 14 Ж 2,86 1,83 1,57 2,09
10. 14 Ж 3,0 3,0 2,43 2,81
11. 13 М 2,71 3,0 3,57 3,09
12. 13 М 2,43 2,50 2,57 2,50
13. 13 М 3,43 2,33 2,43 2,72
14. 13 М 2,57 2,17 1,29 2,01
15. 13 М 3,57 2,0 2,0 2,52
16. 14 М 3,43 2,83 2,0 2,75
17. 14 М 4,0 1,83 1,0 2,28
18. 14 М 2,71 2,50 2,57 2,59
19. 13 Ж 2,57 2,0 2,29 2,29
20. 14 М 2,57 2,50 2,57 2,55
Среднее значение 2,90 2,47 2,35 2,57
еще рефераты
Еще работы по психологие