Реферат: Криминально-психологические аспекты правовой культуры на уровнях индивида, группы, общества

Реферат

по курсу «Судебная психология»

по теме: «Криминально-психологические аспекты правовой культуры на уровнях индивида, группы, общества»

Содержание

Введение

1. Психологические предпосылки проведения реформ

2. Манипулирование как альтернатива созиданию психологического кризиса

3. Психология кризиса

4. Этико-психологический анализ взаимоотношений в сфере экономики

5. Психология ответственности предпринимателя в экологической сфере

6. Психологические предпосылки успешного предпринимательства

7. Социальная ситуация, сложившаяся после 1991 года

Заключение

Введение

Сотруднику органов внутренних дел независимо от характера своей профессиональной деятельности постоянно приходится общаться как с правопослушными гражданами, так и с представителями тех слоев населения, которые в разной степени подвержены негативному воздействию преступной банды. Именно поэтому в профессиональной подготовке сотрудников пристальное внимание уделяется выработке у них навыков по выявлению уровня преступной личности.

Помимо вышеизложенного, очевидным является то, что при расследовании уголовных дел истина устанавливается не только при помощи непосредственного восприятия фактов сотрудниками, расследующими обстоятельства совершенного преступления. Значительное число фактов становятся известными через свидетельства лиц, являющихся очевидцами противоправных действий, их жертвами, а также от самих правонарушителей. Что мы можем установить объективную истину при помощи таких свидетельств, прежде всего надо знать, какие психические процессы проходят у этих лиц с тем, чтобы в результате правильного применения мер интеллектуального и психологического воздействия получить от них свидетельства, реально отражающие события, воспринимавшиеся ими. Поэтому знание психологических особенностей формирования асоциальной личности, действия антиобщественных групп, а также возможностей воздействия на них, имеет важнейшее значение для профессиональной деятельности сотрудников правоохранительных органов.

1. Психологические предпосылки проведения реформ

Для более полного освещения содержания проблемы, вынесенной в заголовок, предлагаем остановить более пристальное внимание на понятиях «нормативы» и «отклонения от социальных норм поведения», на некоторых психологических характеристиках личности правонарушителя, а также на условиях формирования и устойчивого функционирования антиобщественных групп.

Отклоняющимся (или девиантным) поведением называют определенную норму дезорганизации поведения индивида в группе или целой категории и в обществе, которая обнаруживает несоответствие сложившимся ожиданиям, моральным и правовым требованиям общества. Таким образом определяет отклоняющееся поведение «Краткий словарь по социологии». При этом различаются слабые и сильные формы отклоняющегося поведения.

Слабые формы связаны с нарушением порядка взаимодействия между людьми, фиксируются общественным вниманием и корректируются непосредственно участниками взаимодействия. Обычно, слабые формы отклонений носят открытый, непроизвольный характер и приписываются не столько субъектам поведения, сколько ситуации, обусловившим дезорганизацию поведения. К таким формам поведения обычно относятся ложь, обман, грубость, умолчание, бездействие, халатность, ситуационные поведенческие ошибки, краткие эмоциональные срывы и т.д.

Сильные (или устойчивые) формы отклоняющегося поведения и зависимости от их социальных последствий вызывают ту или иную меру осуждения, наказания и мобилизации общественных сил для восстановления порядка и устранения предпосылок дезорганизации в будущем. К таким формам относят аморальное и противоправное поведение, вообще любую форму антиобщественного поведения, алкоголизм, наркоманию, токсикоманию. Следствием дезорганизации группового поведения могут быть психические расстройства, заболевания и аномалии, социальная опасность которых велика, поскольку психические нарушения, в свою очередь, становятся фактором, порождающим отклонения в поведении за пределами стимулирующих его ситуаций.

Вероятность возникновения социальных девиаций (отклоняющегося поведения в обществе) резко возрастает в условиях стресса, назревания и развертывания внутригрупповых и межгрупповых конфликтов, при внезапных либо достаточно быстрых изменениях социальной ситуации. Причины таких форм отклоняющегося поведения, как аморализм, правонарушения, преступность, в существенной форме варьируют в различных социально-экономических и политических условиях, что составляет предмет изучения в социальной психологии, социологии преступности и в криминологии.

В отечественной литературе проблемы отклоняющегося поведения рас сматривались до конца 1980-х годов в контексте антиобщественных явлении социальной жизни, которые вступали в противоречие с общепринятыми и социалистическом обществе нормами нравственности и гуманизма. Социальной основой этих явлений считались нерешенные проблемы социалистического хозяйствования и распределения, недостатки в хозяйственном механизме и правовом регулировании, примиренческое отношение к нарушениям закона и нравственных норм социалистического общества. К антиобщественным — явлениям (и, соответственно, определенным формам девиантного поведения) относили кроме алкоголизма, наркомании, хулиганства, преступности и других форм социального паразитизма также формализм, бюрократизм, безответственность, протекционизм, нескромность и славословие. Задачей социальной психологии и социологии в этих условиях был изучение социальных причин и социальной природы всех перечислении выше явлений, степень их распространенности в различных общественных слоях и группах и на этой основе выработка научных рекомендаций по усилению борьбы с данными антиобщественными явлениями. При этом социологии преступности как отрасли социологического знания занимающейся исследованием социальных проблем преступности и определением места данного явления в обществе, причин, порождающих преступность а также мер её предупреждения, отводилось особое место. Особенность эта состояла в том, что, во-первых, уже имелась наука, осмысливающая проблемы преступности с точки зрения юриспруденции, наука о преступности, её причинах, личности преступника, путях и средствах предупреждения преступности и перспективах её ликвидации — криминология. Во-вторых, круг возможных социальных причин антиобщественных явлений и их место в социалистическом обществе были достаточно ясно определены в философско-методологическом и идеологическом плане. Прикладные исследования в этой области социологического знания зачастую ограничивались анализом доступных материалов официальной статистики о количестве зафиксированных правонарушений (или преступлений) в отдельно взятом районе страны. Однако в условиях достаточной стабильности социальной системы и относительно невысокого роста количества зарегистрированных правонарушений в год (порядка 1-2%) такой анализ был довольно Полезен и вполне достаточен.

Итак, сделаем некоторые промежуточные выводы: в условиях стабильного состояния экономической, политической и социальной сферы общества уровень регистрируемых социальных отклонений был относительно низким (правда, за счет подавления государством частной инициативы граждан и тотального контроля во всех сферах социальной жизни) и, самое главное, оказывал, да и не мог оказывать существенного влияния на сложившиеся и обществе нормы и правила поведения. В этих условиях регистрируемые отклонения получали в общественном сознании статус антиобщественных явлений, и проблема предупреждения девиантного поведения сводилась к мерам профилактики антиобщественных явлений в семье, школе и в трудовом коллективе. Следует заметить, что и сами эти явления занимали в общем объеме общественных связей и явлений небольшое место, хотя и мешали нам жить". Преступность как отдельная специфическая сфера социальной активности являлась предметом изучения криминологии и других юридических дисциплин, и если некоторые факты преступного поведения и вносились на суд общественности, то с целью демонстрации отрицательно-показательного примера с соответствующим нравственно-этическим и идеологическим (если это было необходимо) комментарием.

2. Манипулирование как альтернатива созиданию психологического кризиса

В данном случае, происходившие в период с 1985 по 1991 год различные экономические, политические и социально-культурные процессы, для темы нашего исследования представляют интерес лишь в той мере, насколько они смогли повлиять на существовавшую в тот период шкалу социальных отклонений (и, соответственно, социальных ценностей). В значительной степени это было связано с изменением основных условий жизнедеятельности в советском, а затем и в российском обществе. Введение рыночных отношений в экономике, пропагандируемый плюрализм мнений в «политической и социально-культурной, жизни огромной многонациональной страны, активная критика тоталитаризма (вылившаяся затем в критику всего периода правления коммунистической партии) — все, это в совокупности создавало социальную ситуацию, определяемую Э. Дюркгеймом как аномия. Аномия в. современной социологии представляет собой. многозначное. понятие, обозначающее различные виды нарушений в ценностно-нормативной системе общества, такие как ценностно-нормативный вакуум, отсутствие норм; либо низкая степень воздействия социальных норм на индивидов, неэффективность их влияния в качестве средств социальной регуляции поведения; либо неустойчивость, расплывчатость и противоречивость нормативных предписаний; противоречие между нормами, определяющими цели деятельности, и нормами, регулирующими средства достижения этих целей. Один из исследователей Э. Дюркгейм, изучающих проблемы социальных отклонений в современном российском обществе, рассматривает аномию как одно из определяющих социальных явлении в области девиации. Действительно, одним из точных барометров социальной, экономической, политической, духовно-нравственной ситуации в стране являются негативным пpoявлением поведения, особенно, наиболее острых его ситуациях, к которым относятся тяжкие насильственные преступления, самоубийства, наркотизм и т.д.

В условиях аномии наиболее высокие темпы роста смертности среди населения отмечаются от „девиантных“ причин: убийства, несчастные случаи, самоотравления, травмы, острые отравления алкоголем. При этом темпы роста смертности oт самоубийств также несколько выше. При оценке уровня и динамики смертей от убийств, самоубийств, несчастных случаев, отравлений следует учитывать рост латентности за последние годы в связи с резким увеличением в официальной статистике числе „пропавших без вести“. Так, например, в Санкт-Петербурге в 1993 году насчитывалось 2270 человек, а только за первое полугодие 1994 года пропало без вести еще свыше 1500 человек. При этом необходимо отметить, что изучение состояния и динамики различных форм девиантного поведения выражено со значительными трудностями.

3. Психология кризиса

Наступившему в августе 1998 г. финансовому кризису предшествовал нравственно-правовой кризис. „На протяжении последних лет Россия старательно делала вид, что жила. Она имитировала вхождение в цивилизованное сообщество. Взяв за основу валовые показатели производства, сопоставимые с развитыми странами Запада, лидеры перестройки связали надежды на скорое повышение уровня благосостояния людей с переходом на западную модель развития с ее ценностями и приоритетами: либеральной рыночной экономикой, индивидуализмом, частной собственностью и высокими стандартами потребления. Для этого им пришлось отказаться от государственного планирования экономики, строгого регламентирования всей жизнедеятельности общества, провозгласить политику “открытых дверей», отказаться от идеологии коллективного выживания, что фактически явилось отказом от фундаментальных основ многовекового бытия России.

Политика «открытых дверей» без необходимой законодательной базы, регламентирующей деятельность иностранных компаний на территории России и защищающей отечественных производителей, сделала неконкурентоспособной продукцию даже на внутреннем рынке. По историческим меркам практически моментально оказались разрушенными промышленность и сельское хозяйство. Страна фактически существует за счет стратегических запасов, созданных СССР, и распродажи по демпинговым ценам природных ресурсов, способствуя тем самым ускоренной постиндустриальной модернизации многих стран мира. Катастрофично положение и бывших советских республик, лишившихся обширного российского рынка.

Сужение внутреннего рынка и насыщение западного дешевым сырьем и энергией делают экономически совершенно неэффективными вложения в российскую экономику, приводят к утечке капиталов за рубеж, к отсутствию инвестиций извне и как следствие — ко всеобщему коллапсу своеобразной российской цивилизации.

Финансовая система, обеспечивающая баланс между производством и потреблением, должна выполнять функцию регулирования и не допускать возникновения схем обогащения вне сферы производства. Технологическим и регулирующим параметром выступает при этом национальная валюта. Объем денег в экономике устойчивого государства должен быть пропорционален мощности энергетической базы системы производства.

Ведущий западный консультант российских реформаторов Джеффри Сакс, пытаясь объяснить причины августовского кризиса российской экономики, писал: «Главное, что подвело нас, это колоссальный разрыв между риторикой реформаторов и их реальными действиями…И, как мне кажется, российское руководство превзошло самые фантастические представления марксистов о капитализме: они сочли, что дело государства служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее. Это не шоковая терапия. Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная, имеющая своей целью широкомасштабное перераспределение богатств в интересах узкого круга людей». Сначала была либерализация цен, обанкротившая 99% населения. Затем раздача за бесценок большей части госсобственности оставшемуся одному проценту. Утрата контроля над остатками госсобственности. Отказ от государственной винно-водочной и внешнеторговой монополии. Льготные, фактически безвозвратные, кредиты коммерческим структурам. Внутренние заимствования через пирамиду ГКО-ОФЗ, приносящие этим же структурам прибыль под 100% годовых. Размещение бюджетных средств на счетах коммерческих банков. Прямые хищения из кармана трудящихся путем невыплаты зарплаты и неуплаты госзаказа. Многомиллиардные траты золотовалютных резервов на искусственное поддержание завышенного курса рубля. В последнее время ЦБ тратил на искусственное поддержание существования «рынка» по полтора-два миллиарда долларов еженедельно.

По ходу реформ не проводилась психологическая подготовка граждан к планируемым нововведениям. Общество нуждалось в «культурной модернизации», призванной формировать «культуру свободного рынка», и демократии, в условиях дефицита которой трудно создать рыночную экономику.

К кризису в экономике добавился кризис в духовной сфере. Стране, обладающей самобытными, неповторимыми культурными традициями, навязываются образцы массовой культуры, проповедующей секс, садизм, насилие, низменные человеческие инстинкты.

Социальное расслоение, произошедшее в весьма короткий период времени и поляризовавшее российское общество более глубоко, чем население индустриально развитых стран, неизбежно вызовет обособление экономических и политических интересов богатых и бедных.

Сегодня в России уровень тревоги и страха резко вырос, наблюдаются изменения в личности (кризис идентичности) в ответ на бурные изменения в российском обществе. Пациенты, обращающиеся за психиатрической помощью, испытывают агрессивность, деструктивный страх. В несколько раз увеличилось число алкогольных психозов. Когда рушится привычный уклад жизни, трудно избежать психологического перенапряжения.

4. Этико-психологический анализ взаимоотношений в сфере экономики

Вопрос о том, как лучше всего наладить снабжение людей товарами, обсуждается уже не одно столетие. Здесь возможны две полностью противоположные системы.

Первая предполагает наличие мудрого, справедливого, всезнающего руководителя, который централизованно планирует и определяет все сверху. Вторая система строится на утверждении, что существуют миллионы честолюбивых и эгоистичных людей, у которых лишь одна цель — выгода. Национал-экономист Адам Смит в 1776 г. описал то, что происходит в этом случае, следующим образом: «Ими управляет невидимая рука, заставляя идти к цели, о которой они и не мыслили. Служа своим интересам, они способствуют всеобщему благу значительно эффективнее, чем они намеревались».

«Невидимая рука» — это конкуренция. Она следит за тем, чтобы ни один предприниматель долгое время не мог получать неоправданные прибыли.

Последователей Смита современники называли либералами. Они были так очарованы своей идеей, что советовали государству не вмешиваться в экономические процессы.

В силу известных идеологических положений, господствовавших в нашем обществе, проблемы предпринимательства в отечественной психологии практически не изучались.

Несмотря на давний и постоянно растущий интерес ученых к проблеме предпринимательства, пока не существует общепринятого определения этого вида деятельности.

Для экономиста предприниматель — это тот, кто берет ресурсы, труд, материалы и другие активы и соединяет их в такие комбинации, которые увеличивают их первоначальную стоимость. При этом он также осуществляет какие-то перемены, внедряет новшества и создает новый порядок деятельности. Для психолога это человек, который находится под влиянием определенных сил, таких как потребность получить что-то или достичь чего-то, потребность экспериментировать и добиваться цели или, может быть, стремление избежать подчинения власти других.

Основателем системы социально-ориентированной экономики является Альфред Мюллер-Армак. Однако в политическую практику ее ввел Людвиг Эрхард, которого по праву чтят как создателя немецкого «экономического чуда». Этот особый экономический строй отличают в основном две идеи: во-первых, требование, чтобы государство создало основные условия для экономики, в остальном оно не должно вмешиваться в экономическое развитие. Во-вторых, правило, заложенное, например, в конституции Германии: «Собственность обязывает. Ее использование должно также служить всеобщему благу».

В принципе социально ориентированная рыночная экономика предполагает рынок, гарантирующий достаточное количество товаров по доступным ценам. Конкуренция между предпринимателями способствует экономическому, техническому и социальному прогрессу.

Но здесь государство сохранило за собой право на вмешательство. Если возникает опасность, что конкуренция между предпринимателями ослабнет (например, в результате договоренности или объединения), то государство должно вмешаться и помочь восстановить конкуренцию.

Свободная конкуренция, которая в условиях рыночной экономики призвана обеспечивать человека товарами и услугами в оптимальных количествах, базируется на странном противоречии: с одной стороны, экономическая система, основывающаяся на получении прибыли и извлечении личной выгоды, не только оправдывается, но и принимается как законный мотив предпринимательства. С другой — как раз конкуренция между предпринимателями должна способствовать тому, чтобы никто не назначал сверхвысокие цены и не получал длительное время слишком высоких прибылей.

Конкуренция предполагает, что может быть много производителей одного и того же товара, которые соревнуются друг с другом. Они, однако, собраться и договориться о том, чтобы не составлять друг другу конкуренции при назначении цен. Появляется ценовый картель. Самый известный пример обоих видов картеля — организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК).

В ФРГ после многолетней борьбы удалось только в 1957 г. принять т. н. закон о картелях. Контроль за слиянием фирм появился лишь в 1973 г. С помощью этого «Основного закона рыночной экономики» Федеральное ведомство по надзору за картелями в Берлине при содействии земельных ведомств следит за ситуацией во всех федеральных землях. Действующее картельное право принципиально запрещает соглашения, ограничивающие конкуренцию. В отдельных случаях некоторые картели получают право на существование. Например, объединения средних предприятий, образованные с целью отстоять себя в конкуренции с большими предприятиями. Но и они во избежание злоупотреблений подлежат контролю.

Классический предприниматель объединял в одном лице и собственника, и управляющего. Однако развитие и усложнение производства привело к разъединению этих функций, и появился особый класс менеджеров и управляющих со специфической психологией, особенности которой определяются тем, что, в отличие от собственника, менеджер является «человеком организации» и, следовательно, довольно жестко ограничен в своей деятельности набором норм, правил и традиций, свойственных любой организации и придающих ей бюрократический характер. Иногда менеджеры не хотят мириться с ограничивающими их рамками и пытаются действовать по-своему, то есть проявляют инициативу, изобретают новые способы решения старых задач, предлагают новые пути развития организации и т.д. В таких случаях менеджер в своей деятельности уподобляется предпринимателю. В этой связи на Западе появился даже новый термин — intrapreneurship, который можно перевести как «внутреннее предпринимательство», т.е. предпринимательство, осуществляемое менеджером внутри организации.

Говоря о предпринимателе, мы имеем в виду прежде всего предпринимателей-производителей, «организаторов производства», а не спекулянтов-перекупщиков. Как по своей функциональной роли в экономике, так и по психологическому складу эти два типа не имеют между собой ничего общего. У первых в качестве ведущего мотива выступает стремление к самостоятельной творческой и созидательной деятельности, у вторых — желание быстро и легко обогатиться.

5. Психология ответственности предпринимателя в экологической сфере

Этика предпринимателя — это нормы поведения предпринимателя, требования, предъявляемые обществом к его стилю работы, характеру общения с людьми, социальному облику. Исходя из этого определения, можно сформулировать постулаты профессиональной деятельности предпринимателя (этический кодекс предпринимателя).

Цивилизованный предприниматель:

убежден в полезности своего труда не только для себя, но и для других, для общества, для государства;

исходит из того, что люди, окружающие его, хотят и умеют работать, стремятся вместе с ним реализовывать себя;

верит в бизнес, расценивает его как привлекательное творчество, относится к бизнесу как к искусству;

признает необходимость конкуренции, но понимает необходимость сотрудничества;

уважает себя как личность, а любую личность — как себя;

уважает любую собственность, государственную власть, общественные движения, социальный порядок, законы;

доверяет не только себе, но и другим, уважает профессионализм и компетентность;

ценит образование, науку и технику, информатику, культуру;

стремится к нововведениям

6. Психологические предпосылки успешного предпринимательства

Предпосылки интереса к предпринимательской деятельности связаны с особенностями семьи и ближайшего окружения: если в обществе создается благоприятная атмосфера для предпринимательства, если предприниматель позитивно воспринимается в семье, среди друзей и т.д., то укрепляются главные черты его психологии — стремление к успеху и материальному благополучию, желание быть независимым, готовность полагаться на собственные силы и способности.

Большое, если не решающее влияние на становление предпринимателя имеют стиль и характер воспитания в его семье. И хотя это не обязательно зависит от рода занятий родителей, но, как правило, в семьях предпринимателей и людей свободных профессий чаще преобладают демократический стиль отношений, стремление привить ребенку навыки самостоятельности и ответственности, воспитать в нем инициативный и творческий подход к жизни, а также чувства достоинства и уверенности в себе. Это те качества, которые необходимы хорошему бизнесмену.

В то же время исследования западных психологов показали, что из авторитарных семей, в которых ребенок лишен самостоятельности и воспитывается в условиях жестких поведенческих ограничений и механической дисциплины, предприниматели обычно не выходят.

Важными, хотя и решающими факторами, являются образование, а также жизненный и профессиональный опыт.

Независимо от наличия дипломов, почти всем предпринимателям приходится постоянно пополнять свои знания в области финансов, а также развивать коммуникативные и речевые способности.

Психологические особенности предпринимателя определяются прежде всего содержанием его мотивационной сферы. В мотивации предпринимателя ведущей всегда является потребность в самоактуализации, направленной на реализацию своего личностного потенциала. Именно этим подлинный предприниматель отличается от человека, единственным стремлением которого является лишь обогащение, а также от мелкого бизнесмена, для которого предпринимательство — лишь способ поддержания определенного уровня существования. Предпринимателями становятся люди, обладающие высокоразвитой потребностью в достижениях, но если у них нет объективной возможности ее реализовать, она начинает постепенно угасать.

Хороший предприниматель обычно отличается высокой, но достаточно объективной, трезвой самооценкой, что позволяет ему реалистично взвешивать свои возможности, самокритично и продуктивно оценивать собственный опыт и восполнять пробелы в знаниях. «Идеальному» предпринимателю свойственна способность реалистично оценивать ситуацию, свои силы и идти при этом на смелый, но разумный риск.

Современный преуспевающий предприниматель ориентируется прежде всего на собственные анализ и оценку информации, мало подвержен конформистским влияниям, способен преодолеть узкоконъюнктурные оценки, стремится прогнозировать развитие событий. Он обычно обладает хорошим природным интеллектом, который дополняется высоким уровнем профессионализма, а нередко и широкой эрудицией. Необходимой чертой предпринимательского мышления является его творческий характер, стремление к инновациям, умелое использование конструктивных идей. Это позволяет избегать стандартных решений и находить выходы из ситуаций неопределенности.

Комплекс отмеченных выше личностных свойств и поведенческих особенностей предпринимателя в их единстве позволяет ему занять в обществе положение лидера.

При этом показатели «потребности во власти» у крупных преуспевающих предпринимателей вполне умеренные, в то время как показатели потребности в достижениях всегда на очень высоком уровне, т.е. власть для предпринимателя не является самоцелью, она нужна ему как инструмент в реализации свободы деятельности.

7. Социальная ситуация, сложившаяся после 1991 года

В современном общественно-политическом лексиконе довольно часто появляются термины, более привычные для психиатров и патопсихологов, чем для политиков, журналистов и обществоведов: политическая эйфория и массовая депрессия и комплекс национальной исключительности… Может быть впервые в истории патопсихологическое истолкование социальных процессов и уровня отклонений в них превратилось в универсальный метод описания и объяснения явлений общественной жизни. Насколько нелегко бывает человеку назвать себя подлецом или предателем, то есть признать свою моральную ущербность, настолько же легко для самоописания он использует психопатологические термины, когда за проявленную несдержанность называет себя «неврастеником», за неразумные поступки — «идиотом», а за чрезмерную мнительность — «ипохондриком». Вероятно, признание в своих мыслях и действиях нарушений моральных норм дается значительно труднее, чем норм психического здоровья, по той причине, что пренебрежение моралью — акт сознательный и ответственный, тогда как уход в психопатологию означает в обыденном сознании утрату необходимости достаточно напряженной сознательной регуляции и личной ответственности за содеянное. Тот, у кого «есть справка», при равном отклоняющемся поведении имеет явное преимущество перед тем, у кого только «отсутствуют нравственные барьеры», поскольку несет ограниченную ответственность перед самим собой и законом.

Развивая теорию аномии, можно предположить существование специфической формы социальной патологии — социопатии, обусловленной их же реальной ломкой привычных стереотипов сознания и поведения людей, оказавшихся в совершенно иной социальной среде, где отсутствуют привычные приспособительные механизмы, необходимые для нормальной адаптации к социальной обстановке, индивидуальной инициативы и ответственности. При этом система категорий и методы социопатологов должны отличаться от тех; которые характерны для патопсихологов и психиатров. Необходимо различать. такие формы отклоняющегося поведения в обществе, как преступность, экстремизм, наркомания, пьянство, суициды и т.п., которые изучаются социологами в рамках социологии девиантного поведения, и специфические социопатии, присущие определенным обществам и проявляющиеся в массовом нарушении адаптивных механизмов, когда практически каждый член общества является жертвой и носителем социальной патологии. как часть целого, претерпевающего патологический, процесс. Различие в данном случае девиантное поведение непосредственно, связано с актом сознательного выбора (нарушать или не нарушать социальную норму, ограничивающую индивидуальный произвол), в то время как в патосоциальный процесс индивид вовлекается непроизвольно. Kpoме того, в отличие от «вечных проблем», связанных с классическими" девиациями, специфические социопатиями общество избавляется от подобных патологий по мере формирования новых адаптивных механизмов социального поведения и взаимодействия. Именно в силу этих различий определенная идеология как специфическая форма социопатии оказывается преходящим явлением общественной жизни, а уголовная преступность продолжает развиваться и в обновленном общественном организме.

Разумеется, нельзя замечать только различия между сферой девиантного поведения и социопатиями существует социологическая традиция, рассматривать в качестве одной из форм социальных девиации аномию, которая подавляется в условиях дестабилизации общества как процесс и результат разрушения традиционных ценностно-нормативных структур, регулирующих социальное поведение людей. При этом аномия, приводящая к дезинтеграции индивидов и социальных групп, к неопределенности и неустойчивости их общественно-политических ориентации, к социальной напряженности и конфликтам, рассматривается и как социальная, патология главному функционированию общества. К феномену аномии внимание социологов и психологов обращается каждый раз, когда исторические условия приводят к определенным социальным кризисам и нарушению общей социальной стабильности. Появление категории «аномия» в качестве одного из ключевых понятий в социологии Эмиля Дюркгейма (1858-1917) часто связывают с политической нестабильно возникшей вследствие Французской революции. Проблемы аномии и социальной организации вновь попадают в поле зрения социологов и психологов после первой и второй мировых войн, а также значительных экономических и социальных кризисов.

Поскольку аномия закономерно возникает в любых общественных системах, пересматриваю кардинальную трансформацию, ее можно рассматривать как общую социопатию, являющуюся переходным социальным явлением между постоянными социальными девиациями (так называемым антисоциальным поведением") и специфическими социопатиями конкретного общества, которые характерны только. для. данной общественной системы, преодоление которых и означает завершение перехода одной системы в качественно новое состояние. в этом смысле состояние аномии, котором в настоящее время пребывает наше общество — типичное состояние для всех переходящих социальных систем закономерным проявлением в социальной патологии.

Основной субъективной предпосылкой для общества явилась массовая поддержка отказа от системы ценноcтей. Массовая поддержка, зафиксированная в многочисленных опросах 90-х годов, позволяет сделать вывод о том, что старая система ценностей в значительной степени уже была отторгнута на уровне индивидуального сознания, а господствующая идеология в большей мере отражала декларированную систему ценностей, принимаемую индивидуумами лишь внешне под воздействием угрозы официальных, санкций к нарушителям нормативных образцов.

Следует учитывать, что декларативное отвержение ценностей (как и их декларативное принятие) является лишь предпосылкой, а далеко не самым действенным элементом в реальном процессе преобразования общественной системы. Во-первых, декларации полностью не отражают осознанное отношение человека к реалиям жизни. Во-вторых, даже осознанное отношение не отражает, всех неосознанных импульсов поддержки или отторжения разрушения одной системы ценностей и формирования новой. Даже искренне' провозглашенное единство взглядов по поводу новых целей-ценностей подвергается суровым испытаниям в реальных процессах, при формировании новой ценностно-нормативной системы общества. Если в определении ценности цели гораздо легче выделить достаточно большие группы единомышленников, то определение ценностей-средств, а также института санкций — процесс достаточно длительный и плохо поддающийся массовому осознанию и бесконфликтному согласованию.

Еще в работах Э. Дюркгейма положено начало изучению психологического парадокса: человек чувствует себя более защищенным и свободным в жесткой закрытой системе с малым набором занятий и ограниченными возможностями социального продвижения, чем в условиях неопределенности подвижной открытой системе с универсальными нормами. Изучение этого феномена получило дальнейшее развитие в исследованиях Эриха Фромма (с его концептуальным представлением, формирования феномена «бегство от свободы»), Роберта Мертона (анализирующего структурные механизмы аномии), Г. Беккера (рассматривающего аномическую стадию развития общества и соответствующий тип общественной системы), Е. Лемерта (исследующего особенности ненормативного поведения), У. Томаса и Ф. Знанецкого (положивших начало эмпирическим исследованиям влияния норм и ценностей на процессы социальной адаптации и социализации).

Многочисленные данные социологических опросов общественного мнения 1989-1994гг. свидетельствуют о нарастании пессимистических настроений, отражающихся в. преимущественно негативной оценке различных сторон своего образа жизни и в еще более выраженном пессимизме при прогнозе своего положения в будущем.

Как показали проведенные социологические исследования, ориентации на новые ценности помогают в некоторой степени преодолеть деморализацию, вызываемую разрушением предшествующих основ ценностно-нормативной регуляции. Однако, анализ ориентации на средства достижения в построении и отстаивании новых ценностей показал, что люди, не подверженные анемической деморализации, значительно чаще готовы прибегнуть к негласным средствам борьбы за свои интересы (незаконным забастовкам, захват зданий, созданию незаконных вооруженных формирований.

Таким образом, отсутствие деморализованное само по себе еще не является показателем неконструктивного воздействия аномии и предпосылкой формирования собственной ценностно-нормативной системы. Ситуацию, характеризующуюся принятием ценности-цели и, при этом, отсутствием институциональных ценностей-средств Мертон рассматривал как собственно аномическую (кстати, на примере американского общества 20-30-х годов). Можно предположить, что это один из возможных — типов реагирования на аномию — безразличие к средствам достижения цели. Отсутствие «предубеждений», «комплексов» по отношению к средствам достижения цели (собственно к нормам морали и права) приводит к формированию и распространению в общественном сознании циничного мировосприятия, цинизма.

Под цинизмом, в данном случае, можно подразумевать такую реакцию на безнормность, при которой эта безнормность становится индивидуальной нормой сознания и поведения. Одной и; важнейших составляющих цинизма является высокая степень недоверия не только к нормам поведения, но и к людям в целом. Как свидетельствуют проведенные исследования (в качестве методики измерения использовал шкалу цинизма из теста MMPI), при общем довольно высоком уровне цинизма в аномичном обществе значимое его повышение характерно для людей, ориентированных на построение государства на новой ценностной основе капиталистического западному образцу), или национально державного (теория «особого пути развития»). Цинизм как не нормативная реакция на аномию в социологическом анализе создания новой социальной системы ценностей может рассматриваться в качестве определенного типа ценностно-нормативной подсистемы. Однако, путь развития данной подай темы достаточно бесперспективен, во всяком случае, отсутствие ориентации на легитимные методы достижения целей в определенный период времени существенно усложнят и затянут процесс социальных преобразований.

Заключение

В условиях стабильности социальных, экономических и политических отношений уровень регистрируемых социальных отклонений был довольно низок и не мог оказывать существенного влияния на формирование альтернативной (негативной по отношению к существующей) системы социальных норм и ценностей.

В период с 1985 по 1991 годы в российском обществе создалась социальная ситуация, определяемая Э. Дюркгеймом нарушение ценностно-нормативной системы общества, низкая степень воздействия социальных норм на индивидов, неэффективность их влияния в качестве средства социальной регуляции поведения.

4. После 1991 года процессы, происходящие в обществе, все более подвергаются патопсихологическому объяснению. В этой связи возможно предположить существование специфической формы социальной патологии — социопатии.

5. Поскольку аномия закономерно возникает в любых общественных системах, переживающих трансформацию, ее можно рассматривать как общую социопатию, закономерное проявление общесоциальной патологии.

Исследование ориентации на средства достижения новых ценностей показывает, что люди, не подверженные аномической деморализации, значительно чаще готовы прибегнуть к нелегитимным средствам борьбы за свои интересы. Отсутствие «комплексов» по отношению к средствам достижения целей приводит к формированию и распространению в общественном сознании цинизма как господствующего мировоззрения. Данная ситуация в целом приводит к разрушению ранее существовавших норм и ценностей, и стимулирует их «замещение» новыми нормативно-ценностными показателями, конкретное содержание которых зависит от многих социальных факторов.

Список литературы

1. Баранов П.П., В.И. Курбатов. Юридическая психология. Ростов-на-Дону, «Феникс», 2007.

2. Бондаренко Т.А. Юридическая психология для следователей. М., 2007.

3. Волков В.Н., С.И. Янаев Юридическая психология. М., 2005.

4. Васильев В.Л. «Юридическая психология»: Учебник — СПб., 2006.

5. Еникеев М.И. Юридическая психология. М., 2006.

6. Психологические приемы в работе юриста. Столяренко О.М. М., 2006.

7. Шиханцов Г.Г. Юридическая психология. М., 2006.

еще рефераты
Еще работы по психологие