Реферат: Как вырастить мужчину в семье, где нет отца

КАК ВЫРАСТИТЬ МУЖЧИНУ В СЕМЬЕ, ГДЕ НЕТ ОТЦА?!

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава I

1.1 История вопроса. Причины неполных семей

1.2 Психологические основы неправильного воспитания ребенка

1.3 С чего начать воспитание мужчины

1.4 Воспитание эмоций

1.5 Воспитание в игре

1.6 Воспитание новых привычек

Глава II

2.1 Исследования

2.2 Советы по воспитанию мальчика в женском коллективе

Заключение

Литература


ВВЕДЕНИЕ

«Российским мужчинам не хватает уверенности в себе, они стали фаталистами, много пьют и умирают молодыми. Неудивительно, что российские женщины обращают свои взоры за рубеж», – пишет один западный журнал, ссылаясь на мнение российской женщины, которая ищет себе спутника жизни за рубежом. Каков истинный портрет российского мужчины? Каким образом достигаются мужские качества, и какую цену за это приходится платить [10]?

Сегодняшний день формулирует и другую проблему: способны ли современные отцы быть отцами?

Начнем с того, есть ли они? Очень часто отцов и не видать. Наш бич, как известно, высокая доля разводов. Реального, наблюдаемого, ощущаемого детьми отцовства крайне мало. В этой ситуации мама ведет себя как «пама» – она должна, утратив какие-то материнские качества, компенсировать недостаток отцовских. Это тоже не самый здоровый вариант. Мальчики, растущие без отца, испытывают сложности в дальнейшем выполнении его роли. Если они и видели отца, это зачастую бывает негативный образ или его материнская интерпретация. В этой ситуации хочется вырасти в итоге максимально на него непохожим. Но в действительности это не лучшее наследие часто воспроизводится. Когда позитивного образа в реальной жизни не было – нет и гарантии, что он состоится в следующем поколении

Отцовство – проблема именно потому, что миллионы мужчин не знают, как быть отцами, поскольку этого либо не видели, либо образ их не устраивает в силу травмы, которую нанес реальный отец.

Главное в семейных отношениях – поделить между собой вопросы воспитания, и в итоге уделить внимание ребенку. А пока такого в массовом масштабе не наблюдается, это прямым образом сказывается на здоровье мужчин (а следовательно, и на демографической ситуации) и росте безотцовщины. Множество людей растет без отцов, и это означает разрыв в передаче отцовских навыков. Возникают поколения мальчиков и девочек, которые не очень хорошо понимают, что такое отец, каким он должен быть и какой от него прок, кроме алиментов. Ответ на этот вопрос человек получает путем собственных проб и ошибок.

Целью данной работы является изучение вопросов воспитания мужчины в семьях, где нет отца.

Для достижения этой цели следует решить ряд задач :

· изучить теоретические источники по проблеме воспитания мальчиков в семье без отца;

· сопоставить позиции, взгляды учёных на изучаемую проблему;

· рассмотреть факторы, причины возникновения безотцовщины;

· сделать анализ и вывод о направлениях воспитания мальчиков в семьях без отца; дать рекомендации по использованию результатов данного исследования.

Методы, используемые в работе: анализ теоретических источников, анкетирование, тестирование.

Объектом исследования является процесс воспитания мальчиков в неполных семьях.

Предметом изучения являются личностные качества ребенка, воспитываемого без отца.

Гипотеза исследования такова: при создании определенных условий воспитания мальчика матерью (бабушкой) из него можно вырастить мужчину, без участия в его воспитании отца.

ГЛАВА I

1.1 История вопроса. Причины неполных семей

С середины ХХ века социологи изучают процесс, называемый модернизацией семьи. Он начал развиваться под влиянием индустриализации и урбанизации и стал частью глобальных изменений в современном мире.

Исследователи обнаружили, что во многих культурах – с разной скоростью и разными последствиями — происходит разрушение традиционных (патриархальных) семейных моделей, основанных на разветвленных родственных сетях. Их сменяет так называемая супружеская семья. В ней взаимные обязательства супругов и родственников малочисленны, их взаимный контроль ослаблен. Нередко отмечается, что современная семья переживает кризис. Одни исследователи называют его переходом к новым формам — более разнообразным и более подходящим для современных мужчин и женщин. Другие обращают внимание на то, что в глобальном обществе потребления семейные ценности сдают свои позиции, поскольку на первый план выдвигается индивидуальный успех и идет жестокая конкуренция за его достижение. В этой гонке вместе с мужчинами все активнее и эффективнее участвуют женщины [17].

Очень часто встречаются семьи, которые уже и семьями в полном смысле слова называть трудно — сообщества двух абсолютно чужих людей, у каждого из которых своя собственная жизнь, которые живут как соседи в тесной коммуналке, мешая друг другу, терроризируя друг друга и унижая… Но часто такие семьи, когда с ними заговариваешь о перспективах развода, искренне ужасаются: «Как же мы можем развестись? У нас ведь дети… Мы должны жить вместе ради детей, детям нужен отец! [12]»

А на самом деле, нужен ли ребенку такой, с позволения сказать, «папа», который на глазах у ребенка хамит его матери, а то и поднимает на нее руку? Или, что еще хуже, между папой и мамой давно идет «холодная война», и этот папа старается держаться молчаливо и безучастно, как тот же сосед по коммуналке, не замечает присутствия уже фактически бывшей подруги жизни и детей, он равнодушен ко всем их проблемам и заботам… Что толку в таких отцах! Почему ради сохранения детям такого папы мать должна — нет, не жить с ним вместе — терпеть его, потому что в большинстве случаев длительное существование двух фактически чужих людей не бывает безоблачным? Почему нестарая, как правило, женщина должна «быть замужем» юридически и одинока фактически, почему она лишает себя возможности стать свободной и счастливой и поделиться собственным счастьем с детьми? Потому, что «детям нужен отец». Перефразируя великого Озерова: нет, такой отец нам не нужен! Ведь, когда такого папу держат «ради детей», а папа может быть и склочником, и алкоголиком, и элементарным садистом, больше всех от общения с таким отцом страдают именно дети… Лучше не иметь никакого отца, чем такого, который угрожает безопасности ребенка.

Нередко в последнее время одинокие женщины решаются на «искусственное оплодотворение». То есть беременеют от анонимного донора и рожают ребенка вообще без всякого отца, если можно так выразиться. Объясняют они это тем, что сами уже в годах (самый пик таких оплодотворений приходится на женщин 30-35 лет), а мужа так и не нашли… Если честно, очень жаль искусственно зачатых детей: потому что в большинстве своем женщины, совершающие этот шаг, за счет ребенка решают… свои личные, глубинные душевные проблемы.

Как же быть? Где же истина? Увы, однозначного ответа на эти вопросы нет. Для каждой семьи, каждой матери и каждого ребенка этот ответ свой, собственный. Но определить некоторые закономерности все-таки можно.

Да, ребенку лучше расти с отцом, но, если этот отец наносит детям, да и жене, только моральные, а то и физические травмы, лучше, если ребенок растет без такого отца.

Детям лучше жить только с матерью, чем с наспех выбранным «ради детей» отчимом, который может тех же детей также покалечить психологически, да и физически.

Лучше родить в сорок, но в счастливом браке, чем в тридцать — для того, чтобы решить собственные проблемы за счет ребенка.

Лучше научиться понимать мужчину, чем отвергать весь мужской род и лишать естественного счастья себя и гармонического психологического развития — детей.

1.2 Психологические основы неправильного воспитания ребенка

В специальной литературе можно обнаружить бесконечное множество психологических признаков деструкции семейных взаимоотношений: отсутствие четких личностных границ каждого из членов семьи; явное и скрытое отвержение членами семьи друг друга; многообразные проявления насилия, в том числе и родительские директивы; низкая психологическая культура семьи, которая проявляется в недостаточно сформированных эмпатии, рефлексии, децентрации, избыточно выраженный эгоцентризм, в отсутствии навыков адекватной подачи обратной связи.

В.К. Лосева и А.И. Луньков поясняют термин «родительские директивы» Роберта и Мери Гоулдингов (США) следующим образом. Под родительскими директивами авторы понимают неявное, скрытое родительское «обучение», которое формирует у ребенка психологическую зависимость от того из родителей, кто обучил дитя данной директиве. Эта зависимость формируется в основном до 6 лет и проявляется в чувствах вины, печали, одиночества, иногда — зависти и т.д.; она настолько привычна («своя») для человека, что незаметна, неочевидна для его сознания; но в значительной мере определяет его поведение. Такая зависимость чрезвычайно устойчива и без специальной психологической помощи может сохраняться в течение всей жизни, значительно минимизируя самооценку личности, и, следовательно, — ее социальную адаптированность и эффективность [9].

Авторы описали 12 родительских директив: «не живи», «не будь ребенком», «не расти», «не думай», «не чувствуй» «не достигай успеха», «не будь лидером», «не принадлежи», «не будь близким», «не делай», «не будь самим собой» и «не чувствуй себя хорошо». Каждая из этих директив имеет свои варианты, и необходим особый стиль мышления, чтобы опознать их у себя либо у другого человека. Поясним хотя бы некоторые из них.

Первая директива самая жесткая — «не живи». В быту она выражается во фразах, обращенных к ребенку: «Глаза бы мои на тебя не глядели», «Мне не нужен такой плохой мальчик», «Исчезни: не хочу тебя видеть» и пр. Расширенными вариантами этой директивы являются сентенции на сюжеты: «Сколько тревог и лишений ты принес мне, появившись на свет» и «Все силы отданы тебе, поэтому я до сих пор не защитила диссертацию, хотя все говорили о моих выдающихся способностях». Скрытый смысл передачи такой директивы сводится к облегчению управления ребенком за счет формирования у него чувства базисной вины не по поводу конкретного проступка, а по факту самого рождения. Ребенок на бессознательном уровне принимает установку о том, что он является источником помех в жизни матери и ее вечным должником. Это глубинное чувство вины с возрастом усиливается, так как долг перед родителями и по сути неисчерпаем.

Подобное чувство вины пагубно по следующим причинам.

Во-первых, такое воспитание содержит в себе возможный психологический обман и манипуляцию: взрослый перекладывает на заведомо более слабое и зависимое существо ответственность за свои нереализованные жизненные планы и заставляет его верить в это.

Во-вторых, ребенок может решить, что было бы лучше, чтобы его вовсе не было. Но суицид недоступен для дитя, поэтому его поведение может принять формы бессознательного саморазрушения: частые травмы, наркомания и т.д. Ведь известно, что ребенок учится заботиться о собственной физической безопасности в той мере, в какой близкие для него люди воспринимают его жизнь как источник радости для себя.

В-третьих, «отрицающее» отношение к себе не позволяет ребенку реализовать свои способности в различных сферах жизни до конца ее. Если он отвечает ожиданиям близких, травмируясь, часто болея, то родители получают новые подтверждения своей концепции о необходимости пристальной заботы о нем, а он сам — «доказательства» своей бесконечной вины перед ними.

Вариантом следования данной директиве является «разнузданное», провокационное поведение ребенка вне дома, когда он, по сути «нарывается» на наказания. Наказание снижает чувство вины, и такие дети для разрядки внутреннего напряжения бессознательно ищут возможности наказаний. Им проще чувствовать себя наказанными за конкретное прегрешение, чем испытывать постоянное чувство вины неизвестно за что. Предельным вариантом такого поведения является неоднократное попадание в тюрьму. Именно по этой причине преступниками нередко становятся дети из «достойных» семей. У взрослого человека эта директива проявляется через ощущение своей никчемности, в стремлении постоянно доказывать себе и всем, что он что-то значит, что его можно любить, борется с ощущением своей «плохости», имеет тенденции к алкоголизму, токсикомании, суициду. Стремясь уйти от этой нестерпимо жестокой директивы, ребенок находит некоторые условия для ее минимизации: «Я смогу жить, если не буду замечать то, о чем меня неявно просит мама». Но это с неизбежностью «подталкивает» его под другие, менее тяжкие директивы.

Смысл директивы «не делай» Гоулдинги расшифровывают так: «Не делай сам: это опасно, за тебя это сделаю я». Дети и взрослые, попавшие под влияние этой перспективы, мучительно страдают в начале каждого нового дела, даже хорошо знакомого — подготовка тезисов к конференции, стирка белья или генеральная уборка. Они бессознательно откладывают начало своих действий, часто попадают в цейтнот, бессознательно ожидая помощи мамы и тогда, когда мамы нет в живых. Они напрасно упрекают себя в слабоволии. Дело здесь в бессмысленном послушании: ведь мама уже не придет. Таким людям полезно начинать новое дело в присутствии кого-то из значимых людей или в группе, «обязываться» точными сроками исполнения работы.

Директива «не чувствуй себя хорошо» передается близкими или теми, кто воспитывает ребенка, когда они говорят в его присутствии, что, он слабенький (больной и т.д.) написал контрольную на отлично или убрал в квартире. Сам факт присутствия в классе, на рабочем месте больного человека ассоциируется с ощущением собственного подвига, а у остальных должен вызывать чувство вины: ведь он, плохо себя чувствующий, более эффективен. Эти люди не симулируют болезнь: они используют реальное заболевание для получения психологической выгоды. Им нужно постоянно быть в состоянии нездоровья: в результате ухудшается и их состояние, особенно, если кто-то из окружающих пренебрегает его состоянием или неуместно, некорректно язвит на этот счет. Постепенно история жизни таких людей трансформируется в историю болезни [12].

1.3 С чего начать воспитание мужчины

Первое, что нужно знать о мальчиках, — это то, что они гораздо более, чем девочки подвержены целому ряду неврологических расстройств (примерно в 4-5 раз), которые, среди прочего, могут приводить к нарушению способности к обучению, аутизму и многочисленным вариантам этих синдромов.

Есть несколько интересных теорий, в которых делается попытка объяснить, почему мужчины гораздо более подвержены нейропсихологическим расстройствам. Эти теории основаны на предположении, что данные расстройства обусловлены гендерными различиями в анатомии головного мозга, ролью тестостерона в пренатальном развитии, качественными отличиями в социализации и обучаемости мальчиков и девочек, а также увлеченностью мальчиков электронными средствами информации и компьютерными играми, которая, как правило, проявляется в раннем возрасте. Во всех этих теориях, по-видимому, содержится доля истины, хотя ни одно отдельное объяснение не может рассматриваться как исчерпывающее. Ученые установили наличие тесной связи некоторых упомянутых мной синдромов с генетическими факторами, однако это по-прежнему является предметом оживленных дискуссий. К счастью, над этой клинической проблемой работают несколько лучших в мире ученых, которые, несомненно, внесут вклад в понимание нами проблем, возникающих у мальчиков [8].

Больше всего на свете многие мальчики, как, впрочем, и взрослые мужчины любого возраста, боятся проявить собственную уязвимость, особенно эмоциональную беззащитность. Открытость и восприимчивость способны помочь нам в общении, но они также обнажают наши страхи, смятение или слабости. Хотя женщины тоже не слишком стремятся демонстрировать свои слабости, страх показаться уязвимым принимает существенно иную форму у мальчиков и мужчин. Для многих мужчин страх перед чем-либо вообще нежелателен, а то и просто неприемлем, и мальчики рано учатся скрывать его от окружающих.

Некоторые социологи и антропологи утверждают, что частично мужчины избегают выражать свою уязвимость по причине формирующих их поведение законов эволюции, отмечая при этом, что на заре истории человечества признаки слабости могли угрожать шансам мужчины на выживание (он мог пасть от руки коварных соперников или не добиться покровительства сильных мира сего) [3].

В результате этой эволюционной закономерности, уязвимые представители мужского пола искоренялись из генного пула, а процветали в жизни мужчины, обладавшие достаточной агрессивностью и кажущейся неуязвимостью.

Если проанализировать конфликты наших дней, будь то вооруженные конфликты между государствами или напряженные отношения между разными группами одноклассников в школе, можно проследить корни того же рефлекса подавления уязвимости. Несомненно, всем нам известны ситуации, в которых ради безопасности или успеха выгодно бывает выглядеть сильным или неуязвимым.

К сожалению, многих мальчиков их социальное окружение поощряет в необходимости сдерживать проявления эмоций. Лишенное эмоций лицо (про которое иногда говорят «будто палку проглотил») рассматривается как лицо воина, несмотря на то, что стоицизм или конфронтация не особенно полезны в современной среде, а зачастую оказываются совершенно неэффективными [4].

На временной прямой человеческого развития наши обстоятельства изменяются быстрее, чем гены. Генетически наши сыновья могут по-прежнему быть запрограммированы на защиту от хищников в большей мере, чем на налаживание сотрудничества в городе или офисе. Сейчас на Земле проживает гораздо больше людей, чем было в каменном веке, и нам просто необходимо взаимодействовать и сосуществовать в ладу друг с другом. Наша экономика ориентирована на оказание услуг, и это подразумевает, что нам приходится постоянно общаться друг с другом. Наша цивилизация движется вперед за счет информации, а информация требует взаимного обмена между людьми. Когда мы обучаем своих сыновей навыкам общения, мы делаем это не по причине политкорректности или моды, но потому, что социальные и культурные силы нашего времени диктуют потребность в этих способностях для достижения успеха и самореализации. Возможно, вам все эти доводы покажутся самоочевидными и хорошо известными. К сожалению, ваш сын может не знать этого.

Мальчикам не по душе ощущение неуверенности, и они склонны активно избегать ситуаций и опыта, ставящих под сомнение их самооценку и компетентность. Этот инстинкт самосохранения за счет неуязвимости обуславливается не только генами, но и чрезвычайно важными социальными силами. В то время как девочки чаще выказывают сомнение в собственных силах или признаются в слабости, чтобы завязать более доверительные отношения с друзьями (а также с целью избежать обвинений в тщеславии или высокомерии), мальчиков, которые признаются в своих тревогах или сомнениях, часто стыдят или наказывают, особенно сверстники, но иногда и взрослые [14].

Руководствующиеся вполне благими намерениями мать часто не представляет себе, какую неловкость вызывает у мальчиков необходимость давать ответы на вопросы, на которые они не готовы отвечать. Мальчиков отпугивает перспектива анализировать свои противоречивые желания или признаваться кому-то в собственной неуверенности.

Вместо того чтобы относиться к подобному опыту как к возможности чему-то научиться, мальчики склонны чувствовать, что подобные «возможности» выбивают почву у них из-под ног, вынуждая смотреть в лицо самым уязвимым аспектам собственной личности. Если вы сумеете запомнить базовый принцип — сведение к минимуму уязвимости повышает вероятность открытого общения, — вы сделаете стратегически важный шаг к успешному взаимодействию с мальчиками. Ваш сын должен знать, что может без опасений снять маску стоика, по крайней мере, в общении с вами.

Если вы вынуждаете сына чувствовать свою уязвимость или просто подвергаете его риску показаться уязвимым, он скорее замкнется в себе.

Общение с мальчиками идет успешнее, если вы:

— избегаете саркастических замечаний и критики;

— выражаете заинтересованность, если сын первым проявляет желание поговорить с вами; повторяете какие-то его слова, чтобы он знал, что вы его слушаете;

— разговариваете, одновременно что-то делая вдвоем, а не ведете формальную «беседу», чинно усевшись друг напротив друга;

— избегаете задавать слишком много вопросов;

— уважаете его право на конфиденциальность (в разумных пределах);

— признаете наличие у сына определенных навыков и способностей;

— даете ему возможность выслушать мнение взрослого мужчины, с которым можно поговорить откровенно.

1.4 Воспитание эмоций

Ощущение и выражение эмоций — неотъемлемая часть опыта человека с самого момента его рождения. У мужчин не меньше эмоций, чем у женщин, и нуждаются мужчины в них ничуть не меньше, чем представительницы женского пола. Если делать вид, что эмоции мужчине не нужны, это ничуть не уменьшит их влияние на нашу жизнь [7;14].

Притворяясь, что он свободен от глупых чувств, мужчина может снизить собственную сопротивляемость к болезням. Подобное притворство также препятствует естественному процессу развития эмоциональных состояний, подобных проявлению горя. В результате человек не способен адаптироваться к новому состоянию и двигаться дальше после неизбежных жизненных утрат. Чрезвычайно важно учить сыновей, что правильно чувствовать то, что ты чувствуешь, но «разреши мне показать тебе, как выражать эти чувства так, чтобы тебе действительно стало легче». Полезность этого подхода трудно переоценить, поскольку в нем проводится мысль о том, что личные чувства не могут быть хорошими или плохими; именно наша манера проявления этих чувств придает им значимость и формирует отношение к нам окружающих.

Настойчивость — ключевой фактор при решении проблем социального общения. В человеческой природе заложено желание избегать злых людей, однако если мы будем помнить, что гнев может быть вызван безысходностью, а не обусловлен сознательным выбором, то, возможно, научимся по-иному оценивать то, что видим и слышим, и проникаться большим сочувствием к своим сыновьям. Гнев и сопротивление у мальчиков являются отражением их социальных проблем. Здесь необходимы совет и поддержка, и хотя наши сыновья не скажут нам об этом прямо, они не хотят, чтобы мы отступали.

1.5 Воспитание в игре

Для большинства мальчиков игры являются способом изучения драматургии жизни; включая фантазии о победах и доминировании. Хотя для мальчишек это — своего рода ритуал посвящения, такая игра, в своем крайнем проявлении, может повышать самомнение и способствовать появлению нереалистичного чувства неуязвимости. Некоторые дети с ярко выраженным состязательным характером испытывают почти болезненное влечение к играм, что неизменно приводит к обидам, ругани или угрюмому отказу от участия в соревновании. Одержав победу, эти мальчики обычно ведут себя недостойно — громко торжествуют и издеваются над проигравшим. Хотя почти всем ребятам тяжело научиться играть по правилам и спокойно переносить поражение, ко второму или третьему классу школы они должны быть способны справляться с эмоциональным напряжением нетрудного состязания [8]. Для того, чтобы игра оказала должное влияние на вашего сына, вы можете последовать нижеприведенным рекомендациям:

• Подберите для него игры, в которых состязаться могут даже не равные по силам игроки.

• Выберите игры типа шашек или шахмат. Это поможет мальчикам с импульсивным характером и недостаточно развитым исполнительным сознанием, поскольку эти игры требуют логического мышления.

Не думайте, что, если мальчики играют в какую-то игру, то обязательно развлечение. Контролируйте их поведение и, если почувствуете что-то неладное, остановите игру.

• Научите своего сына достойно выигрывать и проигрывать. Скажите ему: «Победитель ведет себя скромно, он должен поблагодарить соперников. Проигравший сдерживает свои эмоции и поздравляет победителя».

• Если фантазийный элемент игры пробуждает в вашем сыне нездоровую эмоциональную реакцию в повседневной жизни, постарайтесь переключить внимание сына на другое занятие.

• Если вы играете вместе с сыном, не давайте ему постоянно выигрывать во избежание конфликта. Предоставляя ему возможность выигрывать время от времени на равных условиях, вы делаете игру более увлекательной.

1.6 Воспитание новых привычек

Родители, приступая к целенаправленному воспитанию у детей тех или иных черт характера (привычек), обычно встречаются с немалыми трудностями. Все делается как будто правильно: и режим хорошо продуман, и проявлено достаточно много требовательности со стороны родителей, а нужные привычки у детей все же не возникают.

Рассмотрим подробнее вопрос о том, как, какими средствами воспитывается новая привычка [15].

Прежде всего, нужно обратить внимание на то, что привычки воспитывают не столько словами, сколько делами. Многие считают, что для того, чтобы сформировалась привычка, детям достаточно лишь объяснить, что именно от них требуется.

Конечно, с того времени, как ребенок начинает понимать речь, всякое указание на необходимость выполнить то или иное действие должно сопровождаться объяснением, почему его нужно выполнить. Но такие объяснения не всегда могут быть понятны ребенку, не всегда приводят к нужному результату.

А.С.Макаренко предупреждал о том, что вовсе не следует на каждом шагу объяснять правила; он писал, что нужно стремиться к тому, чтобы у детей складывались хорошие привычки как можно прочнее, а для этой цели наиболее важным является постепенное упражнение в правильном поступке, постоянные же рассуждения и разглагольствования о правильном поведении могут испортить какой угодно хороший опыт.

Чем старше дети, тем в большей мере становится возможным использовать их сознание при воспитании привычек. Но даже дети старшего возраста не всегда способны вовремя понять и правильно оценить целесообразность тех или иных действий. Если же воспитатель «отложит» воспитание, не будет заставлять выполнять такие действия, ожидая, пока достаточно созреет сознание ребенка, он упустит время и тем самым нанесет ущерб его воспитанию.

Для воспитания какой-либо новой привычки следует позаботиться об организации жизни ребенка, об организации его действий. «Если мы хотим, — говорит К.Д.Ушинский, — вкоренить какую-нибудь привычку или какие-нибудь новые навыки в воспитаннике, то, следовательно, хотим предписать ему какой-нибудь образ действий».

О том же «предписании образа действий» говорит, в сущности, и А.С. Макаренко, когда требует для воспитания привычек такой организации детской жизни, которая вызывала бы упражнение в правильных поступках. Это значит, например, что если родители хотят, чтобы их ребенок приобрел привычку рано и быстро вставать по утрам, то нужно будить его всегда в один и тот же час и организовать все дела так, чтобы ребенок не задерживался в кровати, а сразу вставал и делал зарядку. Разбудив ребенка или увидев, что он сам проснулся, родители распоряжаются, чтобы он сейчас же встал. Если ребенку нужно еще помочь одеться, родители не должны медлить, а если он одевается самостоятельно, но еще не может сам с вечера подготовить себе нужную одежду, следует все заранее подготовить. Очень важно проследить, чтобы уборка постели, умывание, завтрак и т.д. Все, что ребенок должен сделать, выполнялось быстро, без проволочек ежедневно в одинаковом порядке. (Особенно важно проследить, чтобы своевременно вставали дети, которые занимаются в школе во вторую смену.)

Рассмотрим несколько подробнее процесс формирования новых привычек посредством упражнения в выполнении правильных действий или поступков.

Следует обратить внимание на то, что А.С.Макаренко говорит об упражнении в правильных поступках, а упражнение — это не то же самое, что простое повторение.

Бывает так, что по требованию старших ребенок много раз выполняет какое-либо трудовое действие, относясь к нему, как к навязанному, неприятному для него делу. В этом случае действие не станет привычным; связанное с неприятными переживаниями, повторение его лишь помешает возникновению привычки.

Опыт показывает, что для превращения какого-нибудь действия ребенка в привычку важно и нужно не только многократное повторение этого действия, важен его результат: приводит ли это действие к удовольствию или к неудачам и огорчениям.

Легко заметить, что ребенок склонен повторять такие действия, которые приводят его к успеху, к удовольствию, и неохотно повторяет действия («забывает» их выполнить), которые не приносят ему никакого удовлетворения. Если же после какого-либо действия обычно следует неприятность, то, как правило, ребенок станет его избегать.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что для превращения какого-либо действия в привычку важен тот результат (приятный или неприятный), который за этим действием следует, или то переживание, которое сопровождает действие.

Привычки воспитываются, формируются в результате соответствующей «организации жизненного опыта детей», опыта, который приводит к упражнению в правильных поступках. Это упражнение нельзя ограничить задачей многократного повторения хороших поступков.

Чтобы они стали потребностью ребенка, т.е. сделались привычными, нужно, чтобы эти действия сопровождались успехом, удовольствием, т.е. получали дополнительное «подкрепление». Особенно большое значение для укоренения привычек имеют самые первые положительные результаты действий и первые впечатления. Неправильное, несоответствующее «подкрепление» действий, например, неприятность после хорошего поступка и удовольствие после дурного, может привести к возникновению у ребенка вредных привычек и заглушить, искоренить хорошие.

ГЛАВА II

2.1 Исследования

О динамике семейных ценностей говорят результаты европейского исследования, начавшегося еще в 1978 году (к 2000 году в нем участвовало 33 страны, в том числе Россия; было опрошено 40000 человек.). Они подтверждают представления о том, что традиционные семейные ценности, такие как стабильный брак, наличие детей, их «центральность» в жизни женщины, слабеют. Значит ли это, что снижается ценность семьи в жизни современного (по крайней мере, европейского) человека? Ответить на этот вопрос сложнее, чем кажется на первый взгляд [17].

Результаты европейского исследования 1978 – 2000 года свидетельствуют, что постепенно размывается традиционная форма совместной жизни — семья, основанная на зарегистрированном браке. Если в 1990 год 14% опрошенных согласились с тем, что брак стал пережитком прошлого, то в 1999-м ответивших так было уже 20% (Россия соответствует среднему показателю). В большинстве стран, участвовавших в исследовании, не только вырос удельный вес зарегистрированных разводов по отношению к бракам, но развод стал в большей степени оправдываться (по десятибалльной шкале одобрения/неодобрения средняя оценка составила 5.5, в России этот показатель — 5.2)

Желание иметь детей не всегда связывается с созданием семьи. Так, 41% шведов и 40% финнов полагали, что «ребенку не обязательно иметь обоих родителей». В России 53% опрошенных высказали позитивное отношение к образу жизни матери-одиночки (больше, чем в среднем по всем странам, где этот показатель составляет 44%). В некоторых европейских странах упала значимость наличия детей в семье, хотя для большинства людей она остается по-прежнему высокой. В России – средний показатель оценок, но здесь чаще, чем в других европейских странах, встречается мнение, что жизнь женщины полноценна только тогда, когда у нее есть дети. Так считают 83% опрошенных россиян. (Для сравнения: в Голландии эту идею поддерживают лишь 7% респондентов.)

2.2 Советы по воспитанию мальчика в женском коллективе

Хорошо учить чему-то на примере [15]. Вежливые, умеющие выражать свои мысли и чувства и искренние родители подают детям хороший пример, уча своих сыновей общаться так же, как они. Не всегда атмосфера в нашем доме представляет собой образец для подражания. Иногда все мы говорим слишком резко, не даем себе труда объяснить свои поступки или просто угрюмо молчим.

Важно уметь превращать собственные ошибки в возможность преподать какой-то урок ребенку. Не надо бояться просить прощения. Извинение подразумевает нечто большее, чем привычные слова «Прости меня». Если мы идем дальше и объясняем мальчикам, за что мы просим прощения и каких последствий опасаемся в ответ на наши поступки или слова, мы помогаем им включить способность извиниться в их социальную перспективу. «Прости, что я прикрикнула на тебя в магазине. Хотя я действительно не считаю, что тебе срочно необходима новая видеоигра, какая-то часть меня испытывает сожаление оттого, что я не могу позволить сейчас купить тебе ее. Надеюсь, что я не очень тебя огорчила».

Пытаясь научить мальчика относиться более сознательно к своим социальным обязательствам, в том числе к коду социальной коммуникации, мы можем найти возможность подать ребенку хороший пример на семейных встречах, праздниках «и т. д.

Ведя речь о том, как сделать мальчиков сильными, мы используем этот термин во многих смыслах. Нам хочется, чтобы наши сыновья были физически здоровы и эмоционально чутки. И еще нам хочется, чтобы они хорошо и правильно распоряжались своими жизнями и взаимодействовали с другими людьми, даже перед лицом неприятностей. Как правило, мы связываем все положительные жизненные навыки с понятием «характера» и изо всех сил стараемся сформировать хороший характер у своих сыновей [7;14]. Тем не менее, разговоры о выработке характера и моральном образовании мальчиков могут, к глубокому сожалению, звучать как нечто эксцентрическое или даже давно устаревшее. Подобная точка зрения может обусловливаться авторитаризмом, недальновидной директивной политикой прошлых лет. В нашей стране мы особенно склонны проявлять подозрительность к любому учреждению — образовательному, общественному или политическому, — которое берет на себя право устанавливать суждения о том, что можно считать добропорядочным и правильным, и пытается укоренить эту систему ценностей в умах наших детей. Нам больше по душе иметь свободу выбора и самостоятельно решать, что лучше для наших сыновей.

Точно так же наше общество и наши дети дорого платят за наше, родительское нежелание или неспособность вооружить мальчиков правильной дорожной картой на пути, ведущем в ответственную взрослую жизнь. Дети вырастают не в вакууме, и если мы не предоставляем им необходимого руководства, они черпают знания о жизни в иных местах — на улице, в популярных массовых развлечениях — и поддаются тем влияниям (хорошим или плохим), которые предлагает им их непосредственное окружение. Возможно, ирония заключается в том, что многие люди, не желающие, чтобы другие навязывали им свои мнения по поводу воспитания их сыновей, сами притом ощущают, что сыновья других людей нуждаются во вмешательстве. Это одна из причин, почему нашему обществу свойственны странная мешанина из социальных программ и оживленные, непрекращающиеся дебаты о роли общества в воспитании молодежи. Невозможно быть ответственным родителем без участия в таких дебатах и понимания своей роли в обеспечении социальных и эмоциональных потребностей вашего сына.

Мы убеждены, что мальчики, способные заботиться о других и выражать себя, имеют большую вероятность стать счастливыми и успешными в жизни. Эти способности вырастают из общих корней самоуважения и уверенности в себе. Они становятся возможны благодаря поощрению и предоставлению возможностей для практики со стороны родителей. Когда мальчики активно сознают собственные чувства и обладают некоторой долей интуиции по поводу мотивации поступков других людей, они способны выбирать, как им использовать свои знания в поступках и способах самовыражения. Хотя действие, основанное на личном интересе, не обязательно несовместимо с добрыми целями, социальное сознание мальчика поможет ему снизить психологическое напряжение, связанное с неизбежным выбором между личным и общественным. Жизни мальчиков изобилуют драматическими ситуациями, разыгрывающимися ежедневно: соперничество между старшими и младшими детьми в семье, ссоры на игровой площадке, споры с тренером и товарищами по команде, несогласие с семейными правилами — представляют собой всего лишь некоторые примеры того, сколько стараний приходится прикладывать мальчикам, чтобы сбалансировать свои личные желания с требованиями конкретных социальных групп. Помощь сыну в выработке сильного и достойного уважения характера предоставляет мальчику наилучший шанс для обретения счастья в балансе индивидуальных и групповых потребностей. Такой мальчик наверняка будет любим своими ближайшими родственниками, будущими женой и детьми и окружающими в целом.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

С появлением детей в семье жизнь меняется, и соответственно изменяется ощущение времени у родителей. В нашем загруженном до предела, лихорадочном, никогда не стоящем на месте мире «выкраивать» время на все чрезвычайно сложно. Однако без этого все прочие наши усилия мало что дадут. Уделяя людям время, мы показываем, насколько они важны в нашей жизни. Посвящая время своим сыновьям, мы тем самым даем им понять: «Ты мне важен, ты — главное в моей жизни». Иногда мы совершаем ошибку, пытаясь наполнить их жизнь подарками, благами и приятными впечатлениями, не понимая, что самым главным даром, который мы способны предложить своим детям, является посвященное им время.

Посвящать ребенку время означает не просто что-то делать вместе с сыном, а нечто большее. Это означает быть внимательным к сыну, обращать внимание на то, что он говорит и о чем думает, и реагировать таким образом, чтобы мальчик чувствовал, что его понимают, что он важен для родителей; эти навыки мальчик может «интегрировать» и использовать впоследствии в общении с другими людьми

Анализируя, как навыки социального общения укрепляют и формируют личность мужчин, мы особое внимание уделили психологии мальчиков. Если нам удается «ухватить» то, что они думают и чувствуют, мы приобретаем более выгодную позицию в кардинальных вопросах выбора, формирующих социальное и эмоциональное развитие детей. Родители, принимающие участие в этом процессе, поворачивают течение истории. Кто провел жирную разделительную черту в середине страницы и надписал сверху каждой колонки «мальчики могут» и «мальчики не могут»? Кому решать, какие черты и характеристики внести в этот список? Давайте наслаждаться всеми удивительными вещами, которые по плечу нашим сыновьям, и способствовать формированию более цельной и полной перспективы, поистине освобождающей мальчиков от стереотипов вековой давности. Клише «настоящей мужественности» ограничивают возможности для личного роста и побуждают мужчин следовать тем моделям поведения, которые больше не отвечают потребностям тесно взаимосвязанного, глобального общества.

Что уготовано нашим сыновьям в будущем? Будем ли мы, как и прежде, свидетелями появления профессий, требующих искусного межличностного общения? Будет ли продолжаться распространение современной эпидемии неадекватной способности к общению в рамках нашего делового общества? Каким образом скажется технический прогресс на способах обмена информацией? Размышляя над этими вопросами, задумайтесь о том, как лучше воспитать собственного сына.

Отправляя мальчиков к осознанию своих возможностей, мы повышаем вероятность их успешной самореализации. В новом столетии мы наверняка станем свидетелями того, как люди дорастут до таких свершений, которые мы сейчас даже не можем себе представить. Но, какими бы ни были эти достижения, коммуникативные навыки не смогут оставаться второстепенными в определении критериев успеха в 21 веке.

Воспитание эмоционально здоровых мальчиков — задача не для робких или слабых духом. Это задача для людей, являющихся своего рода ясновидящими, то есть для родителей, которые способны видеть, какие мужчины вырастут из их сыновей. Воспитание детей требует от нас всей энергии, которую мы способны аккумулировать. Нам необходимо оставаться здравомыслящими, уметь привлекать интуицию и прощать себя за те ошибки, которые мы иногда совершаем. Это одновременно работа и страсть. И ничто другое в жизни не сравнится по важности с этой задачей.

ЛИТЕРАТУРА

1. Абрамова Г.С. Практическая психология. М.: Академия, 1997. – 242 с.

2. Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. М.: Класс, 1999. – 180 с.

3. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Изд-во МГУ, 1980. – 368 с.

4. Булгаков А. Неуправляемы подростки. М.: Академия, 1997. – 210 с.

5. Визгина А.В., Пантилеев С.Р. Проявление личностных особенностей в самоописаниях мужчин и женщин. //Вопросы психологии. №3. 2001. С.14-21.

6. Возрастная и педагогическая психология: Хрестоматия: Учеб. пособие для студ. сред. пед. учеб. заведений/ Сост. И.В.Дубровина, А.М. Прихожан, В.В. Зацепин. – М.: Издательский центр «Академия», 1999. – 320 с.

7. Каган В.Е. Когнитивные и эмоциональные аспекты гендерных установок у детей 3-7 лет. // Вопросы психологии. №2. 2000. С.65-69.

8. Кокс, Адам Дж. Поговори со мной! Как вырастить общительного человека из замкнутого мальчика/ Адам Дж. Кокс; [пер. с англ. Т.В. Ковалевой]. – Ростов н/Д: Феникс, 2008. – 478. – (Мир вашего ребенка).

9. Лосева В.К., Лунбков А.И. Работа любви, или стадии развития брачно-семейных отношений.// Семейная психология и семейная терапия. №4. 1998. С. 34-36.

10. Медовой И. Каков истинный портрет российского мужчины?!// «Трибуна», 06.04.2007

11. Мясищев В.Н. Психология отношений. Избранные психологические труды.// Под ред. А.А.Бодалева. М.: Педагогика, 1995. – 356 с.

12. Нарицын Н.Н. Ребенок без отца. М.: Академия, 2007. – 156 с.

13. Паниотто В.И. Структура межличностных отношений. Киев: Педагогика, 1975. – 240 с.

14. Психология личности. Учебное пособие/ под ред. Проф.П.Н. Ермакова, проф. В.А.Лабунской. – М.: Эксмо, 2007. – 653 [3] с. – (Образовательный стандарт).

15. Рубинштейн С.Я. О воспитании привычек у детей. – М,: Институт практической психологии, 1996 – 486 с.

16. Социальная психология: Справочное руководство. / Под ред. В.Н. Дружинина. М.: ИНФРА-М, 1999. – 522 с.

17. Стоюнина-Здравомыслова О. Семья: Из прошлого в будущее// Материалы научно-практической конференции «Гендерные особенности обучения и воспитания», 2007

18. Татищева А.И. Особенности взаимоотношений и психологическая помощь семьям с «двухкарьерным» браком./ Индивидуальные и стилевые особенности личности. Сб. научных статей. Ростов-н/Д: ЮРГИ. 2002. С.237-250.

19. Татищева А.И. Особенности психологической коррекции деструктивных взаимоотношений в семье / Личность в деятельности и общении. Ростов-н/Д: ЮРГИ. 1997. С.248-262.

20. Татищева А.И. Взаимоотношения детей в семье.// Вестник оренбургского государственного университета. Оренбург: Изд-во ОГУ. №8. 2002. С. 78-82.

21. Эриксон Э. Детство и общество. Обнинск: МГПУ, 1993. – 168 с.

еще рефераты
Еще работы по психологие