Реферат: Девиантное поведение

Оглавление

Введение

Глава 1. Девиантное поведение

1.1. Исторически сложившиеся трактовки причин девиации

1.2. Основы и причины девиации

1.3. Основные формы девиантного поведения

1.4. Аддикция

Глава 2. Делинквентное поведение

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Нормативные системы общества не являются застывшими, навсегда данными. Изменяются сами нормы, изменяет­ся отношение к ним. Отклонение от нормы столь же есте­ственно, как и следование им. Полное принятие нормы вы­ражается в конформизме, отклонение от нормы — в различ­ных видах девиации, девиантного поведения. Во все време­на общество пыталось подавлять нежелательные формы че­ловеческого поведения. Резкие отклонения от средней нормы, как в положительную, так и в отрицательную стороны грозили нарушением стабильности общества, которая во все времена ценилась превыше всего.

Социологи называют отклоняющееся поведение девиантным. Оно подразумевает любые поступки или действия, не соответствующие писаным или неписаным нормам.

В узком понимании под девиантным поведением подра­зумеваются такие отклонения, которые не влекут за собой уголовного наказания. Иначе говоря, не являются противо­правными. Совокупность противоправных поступков, или преступлений, получила в социологии особое название — делинквентное (буквально — преступное) поведение. Оба зна­чения — широкое и узкое — одинаково употребляются в социологии.

Глава 1. Девиантное поведение

В процессе социализации возможны откло­нения, дезинтеграция индивида. Такие явления называют­ся девиантным (отклоняющимся) поведением, а людей, ко­торые следуют такому поведению, называют девиантами.

К отклоняющемуся от общепринятых норм поведению относятся: правонарушения, пьянство, наркомания, прости­туция, самоубийство, пристрастие к азартным играм, бю­рократия и пр. Это политика уйти от общества, от решения жизненных проблем, преодолеть состояние неуверенности и беспокойства

1.1. Исторически сложившиеся трактовки причин девиации

В конце XIX и начале XX в. были распространены биологические и психологические трактовки причин девиации. Итальянский врач Цезаре Ломброзо считал, что существует прямая связь между преступным поведением и биологическими особенностями человека. Он утверждал, что «криминальный тип» есть резуль­тат деградации к более ранним стадиям человеческой эво­люции. Этот тип можно определить по таким характерным чертам, как выступающая нижняя челюсть, реденькая бо­родка и пониженная чувствительность к боли. Теория Ломброзо получила широкое распространение, и некоторые мыс­лители стали его последователями — они тоже устанавли­вали связь между девиантным поведением и определенными физическими чертами людей.

Уильям Шелдон (1940), известный американский пси­холог и врач, подчеркивал важность строения тела. Он считал, что у людей определенное строение тела означает при­сутствие характерных личностных черт. Эндоморфу (чело­веку умеренной полноты с мягким и несколько округлым телом) свойственны общительность, умение ладить с людь­ми и потворство своим желаниям. Мезоморф (чье тело отличается силой и стройностью) проявляет склонность к бес­покойству, он активен и не слишком чувствителен. И, нако­нец, эктоморф, отличающийся тонкостью и хрупкостью тела, склонен к самоанализу, наделен повышенной чувстви­тельностью и нервозностью.

Опираясь на исследование поведения двухсот юношей в центре реабилитации, Шелдон сделал вывод, что наиболее склонны к девиации мезоморфы, хотя они отнюдь не всегда становятся преступниками.

Хотя подобные биологические теории были популярны в начале XX в., другие концепции их постепенно вытеснили.

Сторонники психологической трактовки связывали девиацию с психологическими чертами (неустойчивостью психики, нарушением психологического равновесия и т. п.). Были получены данные о том, что некоторые умственные расстрой­ства, особенно шизофрения, могут быть обусловлены генетической предрасположенностью. Кроме того, некоторые биологические особенности могут оказывать влияние на психику личности. Например, если мальчика дразнят за ма­ленький рост, его ответная реакция может быть направле­на против общества и выразится в девиантном поведении. Но в таких случаях биологические факторы лишь косвенно способствуют девиации, сочетаясь с социальными или пси­хологическими. Поэтому при любом биологическом анализе девиации необходимо учитывать сложную совокупность многих факторов.

Развернутое социологическое объяснение девиации впервые дал Э.Дюркгейм. Он предложил теорию аномии, кото­рая раскрыла значение социальных и культурных факто­ров. По Дюркгейму, основной причиной девиации является аномия, буквально — «отсутствие регуляции», «безнормность». По сути, аномия, — это состояние дезорганизации общества, когда ценности, нормы, социальные связи либо отсутствуют, либо становятся неустойчивыми и противоре­чивыми. Все, что нарушает стабильность, приводит к нео­днородности, неустойчивости социальных связей, разруше­нию коллективного сознания (кризис, смешение социальных групп, миграция и т. д.), порождает нарушения общественного порядка, дезорганизует людей, и в результате появляются различные виды девиаций. Э. Дюркгейм считает девиацию столь же естественной, как и конформизм. Более того, отклонение от норм несет не только отрицательное, но и положительное начало. Девиация подтверждает роль норм, ценностей, дает более полное представление о многообразии норм. Реакция общества, социальных групп на девиантное поведение уточняет границы социальных норм, укрепляет и обеспечивает социаль­ное единство. И, наконец, девиация способствует социаль­ному изменению, раскрывает альтернативу существующе­му положению дел, ведет к совершенствованию социальных норм.

Теория аномии получила дальнейшее развитие у Р.Мертона. За главную причину девиации он принял разрыв меж­ду целями общества и социально одобряемыми средствами осуществления этих целей. В соответствии с этим он выде­ляет типы поведения, которые, с его точки зрения, являются вместе с тем типами приспособления к обществу. (См. с.12)

Известный социальный антрополог Р. Линтон ввел поня­тия модальной и нормативной личности. В результате сход­ных процессов социализации (а практически каждое обще­ство и государство много усилий тратят на образование, вос­питание и поддержание культурных стандартов жизни своих молодых и зрелых граждан) люди отнюдь не ведут себя как «инкубаторские», хотя могут попадать в сходные обстоятель­ства и выглядеть, на первый взгляд, похожими.

Нормативная личность — та, черты которой лучше всего выражают данную культуру, это как бы идеал личности данной культуры.

Модальная личность — статистически более распространенный тип отклоняющихся от идеала вариаций. И чем более нестабильным становится общество (например, в пе­реходные, транзитивные периоды системных преобразова­ний), тем относительно больше становится людей, социальный тип которых не совпадает с нормативной личностью. И, наоборот, в стабильных обществах культурное давление на личность таково, что человек в своих взглядах, поведе­нии и фантазиях все меньше и меньше отрывается от навязанного «идеального» стереотипа. Он хорошо знает, каким должен быть, а послушных и понятливых общество обыч­но поощряет: они основа социальной стабильности, по­этому стабильно и их вознаграждение за «примерное поведение».

Согласно культурологическим объяснениям, девиация возникает в результате конфликтов между нормами культуры. В обществе существуют отдельные группы, нормы которых отличаются от норм остального общества. Это обус­ловлено тем, что интересы группы не соответствуют нормам большинства. Например, в таких субкультурах, как улич­ные банды или группы заключенных, полиция скорее ассоциируется с карательной или продажной организацией, чем со службой по охране порядка и защите частной собственности. Член такой группы усваивает ее нормы и, таким об­разом, становится нонконформистом с точки зрения широ­ких слоев общества.

Миллер (1958), утверждал, что существует ярко выраженная субкультура низшего слоя общества, одним из проявлений которой является групповая преступность: эта субкуль­тура придает огромное значение таким качествам, как го­товность к риску, выносливость, стремление к острым ощущениям и «везение». Поскольку члены банды руководствуются этими ценностями в своей жизни, другие люди, и в первую очередь представители средних слоев, начинают относиться к ним как к девиантам.

Согласно культурологическим объяснениям, девиация имеет место, когда индивид идентифицирует себя с субкуль­турой, нормы которой противоречат нормам доминирующей культуры. Но здесь возникает вопрос: почему лишь некоторые люди усваивают ценности «девиантной» субкультуры, в то время как другие отвергают ее? Одни исследователи утверждают, что преступности обучаются. Люди усваива­ют девиантное поведение в ходе общения с преступниками. Если большинство друзей и родственников того или иного человека занимаются преступной деятельностью, существу­ет вероятность, что он тоже станет преступником.

Криминальная девиация является результатом преимущественного общения с носителями преступных норм. Бо­лее того, социологи подробно описали факторы, сочетания которых способствуют криминальному поведению. Они под­черкнули, что важную роль играют не контакты с безличными организациями или институтами, а повседнев­ное общение.

Говард Беккер в своей книге «Аутсайдеры» (1963) отверг многие психологические и социологические объяснения де­виации, потому что они основаны на «медицинской модели», согласно которой человек, проявляющий девиантное пове­дение, считается в некотором смысле «больным». Такие под­ходы не учитывают политического аспекта девиации. Бек­кер считал, что девиация на деле обусловлена способностью влиятельных групп общества (имеются в виду законодатели, судьи, врачи и пр.) навязывать другим определенные стандарты поведения. «Социальные группы создают девиацию, — писал он, поскольку они следуют прави­лам, нарушение которых считается девиацией; кроме того, они навязывают эти правила определенным людям, кото­рым, наклеиваются ярлыки аутсайдеров. С этой точки зрения, девиация — не качество поступка, который совер­шает человек, а скорее следствие применения другими людь­ми правил и санкций против «нарушителя».

Концепция Беккера и подобные ей названы теорией стигматизации (наклеивания ярлыков), т. к. они объяс­няют девиантное поведение способностью влиятельных групп ставить клеймо «девиантов» членам менее влиятель­ных групп. Именно так поступали с неграми в Америке. Они подвергались преследованию и иногда линчеванию по ложным обвинениям в изнасиловании белых женщин. Короче говоря, Беккер высказал мысль, что «суждение о том, является ли тот или иной поступок девиантным, обусловлено его характером (речь идет о том, связан ли он с нарушени­ем какого-то правила), а также тем, как его оценивают дру­гие люди».

Большинство людей, нарушают некоторые принятые в обществе нормы и правила поведения. Подросток может покуривать сигареты с марихуаной. Администратор делает приписки к счету, кто-то пытается заниматься гомосексуа­лизмом. Окружающие вначале смотрят на эти поступки сквозь пальцы, а человек, нарушающий правила, скорее всего, не считает себя девиантом. Лемерт (1951) называет этот тип поведения первичной девиацией. Но что произой­дет, если друг, член семьи, коллега или полицейский узна­ют о таких поступках и расскажут другим? Часто это при­водит к тому, что называется вторичной девиацией: на че­ловека ставят клеймо девианта; окружающие начинают обращаться с ним как с девиантом, постепенно он и сам привыкает считать себя таковым и вести себя в соответствии с этой ролью. Совершивший первичное отклонение индивид продол­жает жить по-прежнему, без особых изменений. Он занима­ет тот же социальный статус, выполняет те же роли. Но си­туация резко меняется, когда индивид получает ярлык де­вианта. Многие социальные связи сразу прерываются, пре­стиж и статус падают, возможна даже изоляция от социаль­ной группы. Такой человек может быть отстранен от люби­мой работы, профессии. Другими словами, вторичные от­клонения, как правило, изменяет весь жизненный сцена­рий человека. Могут создаваться условия для повторения акта отклоняющегося поведения. Индивид становится уяз­вимым, другие девианты начинают использовать факт индивидуального отклонения, отдаляя все более и более чело­века, попавшего в беду, от общества и прививая ему нормы и ценности своей субкультуры. В то же время к человеку начинают применяться более жесткие меры социального контроля.

Конфликтологический подход к девиации представлен группой социологов, которые называют себя «радикальны­ми криминологами». Они отвергают все теории преступнос­ти, трактующие ее как нарушение общепринятых законов. Согласно конфликтологам, создание законов и подчинение им является частью конфликта, происходящего в обществе между различными группами. Так, когда возникает конф­ликт между властями и некоторыми категориями граждан, власти обычно избирают вариант принудительных мер. Например, сотрудники полиции с большей готовностью при­меняют законы, направленные против бедняков и не прича­стных к власти, тех, кого можно подавлять, не встречая со­противления.

Другие конфликтологи, разделяющие марксистскую точ­ку зрения, утверждают, что законы и деятельность правоох­ранительных органов — это орудие, которые правящие клас­сы (владеющие средствами производства) используют про­тив тех, кто лишен власти. Например, в XII в. были приняты законы, запрещающие бродяжничество, что было обуслов­лено стремлением землевладельцев заставить бедняков работать, ибо в то время каждый десятый работник погибал от чумы или его забирали в отряды крестоносцев.

Таким образом, «радикальная криминология» не инте­ресуется, почему люди нарушают законы, а занимается анализом сущности самой законодательной системы. Сто­ронники этой теории рассматривают «девиантов» не как нарушителей общепринятых правил, а скорее как бунтарей, выступающих против капиталистического общества, которое стремится «изолировать и поместить в психиатрические больницы, тюрьмы и колонии для несовершеннолетних мно­жество своих членов, якобы нуждающихся в контроле» (Тэйлор и др., 1973)

1.2. Основы и причины девиации

Девиантность определяется соответствия­ми и несоответствиями поступков социальным ожиданиям. Один человек может иметь отклонения в социальном поведении, другой — в структуре своей психики, третий одно­временно в том и другом. Можно наблюдать личностную дезорганизацию и групповые отклонения в поведении людей. Личностная дезорганизация (индивидуальное отклоне­ние) возникает тогда, когда отдельный индивид отвергает нормы своей субкультуры. Например, молодой человек из благополучной семьи может отвергнуть нормы и встать на преступный путь. Но отклоняющееся поведение имеет не только негатив­ный характер, но и позитивный. Оно может выступать как стремление личности к превосходству, к новому самоутверждению в социальнополезных видах деятельности. Это мо­жет быть героизм, альтруизм, самопожертвование, сверх­трудолюбие, высочайшая преданность, выдающееся науч­ное открытие, изобретение и т.д.

В нормально развивающемся обществе 10 — 12% насе­ления приходится на отрицательную девиацию и столько же на положительную. Оставшаяся часть — немногим более 70% населения составляют люди без отклонений в поведении.

Групповые отклонения рассматриваются как коллектив­ное поведение членов девиантной группы и их заинтересованное отношение к собственной субкультуре. Подростки из трудных семей ведут «подвальный образ жизни», кото­рый осуждается нормативной доминирующей моралью об­щества. У молодых людей свои правила, нормы и культур­ные комплексы. В данном случае мы имеем дело с групповым отклонением, доминированием собственной «подвальной» культуры, пересечением множества субкультур, привнесенных индивидуальными девиантами.

Социологи пытаются объяснить истоки и причины отклоняющегося поведения. Одни считают, что люди предрас­положены к определенным стилям поведения по своей био­логической природе и что «криминальный тип» является результатом агрессивности и деградации. Другие связыва­ют девиантное поведение с особенностью строения тела человека, аномалиями его половых хромосом. Третьи — находят описание девиации, обосновывая ее «дегенеративностью», «слабоумием», «психопатией», т.е. ее «умственными дефектами», предопределенностью отклонений. Существуют и культурологические объяснения девиации, строящиеся на признании «конфликта между нормами культуры», проявления стигматизации (наклеивания ярлыков).

Наиболее аргументированной точкой зрения объяснения причин появления девиантной личности является нарушение хода ее социализации. Когда ребенок воспитывается в благополучной семье, тогда у него формируется социальный интерес, уверенность в себе, восприятие норм окружающей культуры как спра­ведливых. Когда же ребенка окружает непонимание, неспра­ведливое к нему отношение, постоянные конфликты между родителями, тогда у него формируется негативное отноше­ние к другим, отсутствие ориентации на будущее, беспокой­ство и тревога, отклоняющееся поведение.

Однако бывают случаи негативного поведения детей-подростков из вполне благополучных семей, ведь семья не единственный источник и причина социализации ребенка в сложном, противоречивом, постоянно изменяющемся обще­стве. Многие нормы из различных субкультур часто проти­воречат друг другу. Воспитание ребенка в семье вступает в противоречие с идеологией социальных групп и институ­тов. Родители вынуждены сталкиваться с чрезмерной идеологизацией своих детей, влиянием коммерческого духа, уличных групп, массовой культуры, нестабильностью по­литического положения и т.д. Неизбежно «возникают про­тиворечия между нормами и ценностями. То, что говорят в семье детям, кажется неправдой, обостряется конфликт от­цов и детей, их субкультур. Сейчас в нашем обществе суще­ствует множество противоречащих друг другу нормативных образцов, которые способствуют появлению феномена от­клоняющего поведения.

Существование в реальной жизни большого числа про­тиворечащих друг другу норм и неопределенность социаль­ного контроля порождают трудности возможного выбора линии индивидуального поведения, что приводит к явлению, названному Э. Дюркгеймом «аномия общества» (состояние отсутствия норм), при которой личность не имеет уверен­ности и надежности в выборе линии нормативного поведе­ния.

По Э. Фромму, человек в этой ситуации утрачивает чув­ство преданности и принадлежности обществу, идентично­сти с группой и с самим собой, утрачивает потребность в установлении связей, испытывает чувство одиночества и отчуждения, обособление от экономики, политических и нравственных норм.

Т. Парсонс описывает состояние аномии, при котором подавляющее число индивидов находится в положении де­зинтеграции с социальными институтами, что отрицатель­но влияет на формирование чувства безопасности и психо­логического здоровья.

Э. Мертон отмечает, что аномия является результатом не свободы выбора, а невозможности множества индиви­дов следовать нормам, которые они полностью принима­ют. Он видит основную причину трудностей в дисбалансе между культурными целями и легальными (инструменталь­ными средствами), с помощью которых эти цели реализу­ются. Например, в то время как государство поддерживает усилия своих граждан в их стремлении к повышению бла­госостояния и к высокому социальному положению, легаль­ные возможности членов общества для достижения такого состояния весьма ограничены. Социальное неравенство, которое существует в обществе, является той причиной, которая заставляет человека искать нелегальные средства до­стижения цели, то есть отклонятся от общепринятых куль­турных норм и ценностей. Когда человек не может достиг­нуть своих целей с помощью способностей или таланта, он может прибегать к нелегальным средствам (обману, подло­гу или воровству), не одобряемым обществом. Главную причину девиации Мертон видит в разрыве между целевыми установками общества и социально одоб­ряемыми средствами их осуществления. Исходя из этого, он выделяет следующие типы поведения, которые выступают и способами социализации или, наоборот, ее угасания:

• конформность — утверждает поведение, соответствую­щее культурным целям и средствам их достижения;

• инновация — предполагает согласие с целями, но в то же время отрицает социально одобряемые средства их до­стижения; поддерживая, например, цель достижения богат­ства, представители низшего класса не могут пользовать­ся такими средствами, как занятие престижной деятельно­стью, экономический успех, образование; отсюда возни­кает предрасположенность к незаконным способам дости­жения цели: рэкету, спекуляции, шантажу, торговле нар­котиками;

• ритуализм как поведение акцентирует свое внимание, наоборот, на отрицании целей, но принятии традиционно одобряемых обществом средств их достижения; он обычно выражается в снижении уровня притязаний и часто встре­чается у представителей низшего слоя среднего класса; это и может являться источником девиантного поведения, на­пример, у бюрократа, абсолютизирующего формальные процедуры;

• ретретизм — предполагает отрицание цели и средств; более всего он характерен для лиц, оказавшихся за чертой социальных интересов: бродяг, наркоманов, пьяниц и др., которые отказываются от поиска безопасности, престижа, притязаний на человеческое достоинство;

• бунт — означает отчуждение от господствующих целей, стандартов и формирование новых целей и средств их дос­тижения.

Девиация начинается с фрустрации, с возникновения социального напряжения, невозможности для индивида ре­ализовать поставленную цель. Данное напряжение может проявляться как агрессия, озлобленность, которая направ­лена на других или на самого себя. Если человек длитель­ное время не выходит из этого состояния, то формируется невроз — болезнь, которая возникает в результате конфлик­та человека с социальной средой, столкновений желаний человека и реальной действительности, которая его не удов­летворяет. Тогда предпринимаются попытки достигнуть своей цели другими, отклоняющимися от норм путями. В данном случае имеет место бесконфликтная девиация. Если же субъекты идут на прямую конфронтацию, борьбу и таким образом пытаются добиться своих целей, то это уже будет конфликтная девиация. В данной ситуации выделяет­ся несколько этапов: становление, формирование, развитие и разрешение конфликта, послеконфликтное развитие. Если в ходе разрешения конфликта требования и цели ущемлен­ной или наступающей стороны удовлетворяются, то девиа­ция прекращается. Если нет, то она продолжается в формах делинквентного поведения (см.с.21) человека или группы людей, что означает серьезные нарушения, подпадающие под катего­рию противоправных действий и социально наказуемые.

В любом обществе, или на различных этапах его исто­рического развития вырабатываются свои критерии оцен­ки поведения сограждан или групп людей. Одни отклоне­ния могут осуждаться, другие — поощряться. Такой девиант, как странствующий монах, в одном обществе считается свя­тым, а в другом — никчемным бездельником. В нашем обще­стве герои, выдающие ученые, известные артисты, лидеры, защитники Отечества — это социально одобряемые девиан­ты. При этом акценты социальной поддержки меняются. Если, например, появляется потребность в защите страны, то на первое место выходят военные полководцы, в другое время — политические лидеры, деятели культуры или уче­тные.

Для отдельных статусов и ролей существуют свои оценки со стороны девиантологии, а для других — иные. Например, такое свойство личности, как «сверхинтеллектуальность», Не всегда приводит к социальной поддержке. Для ученого, культурного деятеля она необходима, а для актера, спорт­смена, бухгалтера, политического лидера, министра менее необходима, а в отдельных случаях даже является помехой. Фактор «сверхинтеллектуальности» не популярен в народе. Больше ценится твердый мужской характер, волевая лич­ность, практическая ориентация. Преобладание подобных качеств в человеке воспитывает время, историческая эпоха.

Личностные качества и свойства способствуют возвы­шению человека, усилению его положительной девиации. Например, мужество и отвага открывают солдату путь к успеху, признанию, но они не столь важны для художника или поэта. Общительность, твердость характера в трудных ситуациях необходимы политику и предпринимателю, но не имеют особого значения в творческом пути писателя, ху­дожника или ученого.

Общественное мнение выработало множество традици­онных стереотипов восприятия индивидуальных качеств, которые способствуют утверждению индивида в различных сферах деятельности. Например, ученый должен якобы быть, отрешенным от окружающих, несколько странным, эрудированным и оригинальным; артист должен обладать фан­тазией, быть раскованным, живым и общительным. Данные стереотипы являются фикциями, заведомо ложными, но со­здаются для самооправдания и рекламы профессии или рода деятельности. Но, тем не менее, в них есть и доля истины.

Личностные качества — это важный фактор достижения превосходства, а зачастую даже самый важный. Неслучайно многие великие люди обладали теми или иными выдаю­щимися личностными качествами. Безусловно, что не толь­ко социальная поддержка, но и высокие мотивы движут ве­ликими делами людей. Мотивы — это побуждения к совер­шению поведенческого акта, действия. За любым действи­ем скрыты определенные цели-желания, компенсация за прошлые неудачи, нереализованные возможности, обиды, физические недостатки, несправедливое к себе отношение. Такова природа человека, его стремление к превосходству над самим собой и доминированию над другими.

Существует точка зрения, что Наполеон имел высокую мотивацию к достижению успеха и власти над людьми в результате одиночества, испытанного им в детстве. Непри­влекательные внешние данные и отсутствие внимания и оценки со стороны окружающих в детстве стали основой для сверхмотивации Ричарда III. Николло Паганини посто­янно стремился к признанию и славе в результате испытан­ной им в детстве нищеты и незаслуженных обид со стороны родителей и сверстников. Известно, что агрессивность у че­ловека часто проявляется из-за сверхстрогости родителей. Таким образом, чувство беззащитности, замкнутости, воз­мущения или враждебности помогает иногда найти выход в индивидуальных усилиях, направленных на личностные достижения.

1.3. Основные формы девиантного поведения

К основным формам девиантного поведения в современ­ных условиях можно отнести преступность, алкоголизм, нар­команию, суицид. Каждая форма девиации имеет свою спе­цифику.

Преступность. Социологические исследования преступ­ности и ее причин берут начало в работах русского статисти­ка К.Ф. Германа (1824 г.). Мощный толчок развитию социо­логии преступности дала работа франко-бельгийского ученого математика-статистика Л.А. Кетле «Социальная физика» (1835 г.). В ней, опираясь на статистический анализ, Кетле приходит к выводу о том, что всякий социальный строй предполагает определенное количество и определенный по­рядок преступлений, вытекающих из его организации.

По мере изучения проблем преступности все большее ко­личество факторов, воздействующих на ее динамику, попа­дает в поле зрения исследователей. К ним можно отнести: социальное положение, род занятий, образование, нищету как самостоятельный фактор. Выявлено также особое зна­чение деклассирования, то есть разрушения или ослабления связей между индивидом и социальной группой. В 30-е годы исследования, проведенные представителями так называемой чикагской школы в социологии, выяви­ли влияние внутригородских различий на уровень преступ­ности: самые «преступные районы» — районы, где присутствует высокая степень социальной дезорганизации. До сих пор остается открытой проблема соотношения биоло­гического и социального в формировании преступного пове­дения.

Как отмечают исследователи, развитие преступности в нашей стране по основным качественным показателям приближается к общемировым тенденциям. Хотя пока регист­рируемый уровень преступности у нас ниже, чем в некоторых индустриальных странах, но очень высок темп прироста преступ­лений. В этой связи нужно учитывать, что преступность имеет порог количественного и качественного насыщения, за которым она из криминологической, правоохранительной проблемы превращается в проблему политическую.

На Украине, на состояние преступности большое влияние оказал переход к рыночным отношениям: появление таких феноменов, как конкуренция, безработица, инфляция. Специалисты отмечают, что пока еще характер преступнос­ти в нашей стране можно определить как «патриархаль­ный», но уже заметны процессы, говорящие об «индустриа­лизации» девиантности.

Преступность — отражение пороков человечества. И до сих пор искоренить ее не удалось ни одному обществу. В настоящее время необходимо сосредоточиться на реальной задаче — снижении темпов прироста и удержании преступ­ности под контролем на социально терпимом уровне.

Алкоголизм. С давних пор человечеству известны опья­няющие напитки. Изготавливались они из растений, и их по­требление было частью религиозного ритуала, которым со­провождались празднества. Сравнительно дешевый способ получения крепких напитков был освоен в XVI в. Коренные перемены произошли после того, как был открыт промыш­ленный способ получения этилового спирта. Именно это от­крытие сделало возможным массовое потребление алкого­ля, и в XVIII в. пьянство приобрело широкий размах в та­ких европейских странах, как Англия, Германия, Швеция и др. Примерно в это же время в России быстро входит в упот­ребление водка. Можно сказать, что XIX в. породил, а XX и ХХI в. усугубил весьма сложную проблему для человеческой ци­вилизации — проблему алкоголизма.

Фактически алкоголь вошел в нашу жизнь, став элемен­том социальных ритуалов, обязательным условием офици­альных церемоний, праздников, некоторых способов время­препровождения, решения личных проблем. Однако эта ситуация дорого обходится обществу. Как свидетельствует статистика, 90% случаев хулиганства, 90% изнасилований при отягчающих обстоятельствах, почти 40% других преступлений связаны с опьянением. Убийства, гра­бежи, разбойные нападения, нанесение тяжких телесных повреждений в 70% случаев совершаются лицами в нетрез­вом состоянии; около 50% всех разводов также связано с пьянством.

Изучение различных аспектов потребления алкоголя и его последствий представляет большую сложность. По ка­ким критериям можно судить об алкогольной ситуации и ее динамике? Как правило, используются три группы социо­логических показателей остроты алкогольной проблемы и масштабов распространения пьянства в стране: во-первых, уровень потребления алкоголя на душу населения и струк­тура потребления; во-вторых, характеристики массового поведения, являющегося следствием потребления спиртного; в-третьих, ущерб, причиненный экономике и обществу пьянством.

Показатель уровня потребления алкоголя имеет смысл только в сочетании с данными о структуре потребления. Следует учитывать и еще целый ряд характеристик, например, регулярность потребления, длительность, связь с приемом пищи. Важны и особенности распределения общего объема потребления алкоголя среди населения: численность и состав пьющих, непьющих, пьющих умеренно; распределение потребления алкоголя между мужчинами и женщи­нами, по возрастам и другим социально — демографическим признакам. Поведение при одинаковой степени опьянения и оценки этого поведения также существенно различаются в социокультурных и этнических группах. Все перечислен­ные характеристики входят в понятие модели алкогольного потребления.

В истории борьбы общества с алкоголизмом можно об­наружить два направления. Во-первых, ограничение доступности спиртных напитков, сокращение их продажи и произ­водства, повышение цен, ужесточение карательных мер за нарушение запретов и ограничений. Во-вторых, усилия, на­правленные на уменьшение потребности в алкоголе, улуч­шение социальных и экономических условий жизни, рост об­щей культуры и духовности, спокойная, взвешенная информация о вреде алкоголя, формирование у населения безалкогольных стереотипов поведения.

История борьбы с алкоголизмом знала и попытки введе­ния на территории некоторых стран «сухого закона» (Анг­лия, США, Финляндия, Россия). Все они не достигли своей цели; потому что наличие алкоголя — не единственная и не главная причина существования алкоголизма. Проблема преодоления пьянства и алкоголизма является сложнейшей, она включает экономический, социальный, культурный, пси­хологический, демографический, юридический и медицинс­кий аспекты. Только с учетом всех этих аспектов возможно ее успешное решение.

Наркомания. Термин происходит от греческих слов narke — «оцепенение» и mania — «бешенство, безумие». Это заболевание, которое выражается в физической и (или) психической зависимости от наркотических средств, постепен­но приводящей к глубокому истощению физических и пси­хических функций организма. Наркомания (наркотизм) как социальное явление характеризуется степенью распростра­ненности потребления наркотиков или приравненных к ним веществ без медицинских показаний, куда входит как зло­употребление наркотиками, так и болезненное (привычное) их потребление. Конвенция о психотропных веществах 1977 г. в качестве наркотиков рассматривает вещества, вызываю­щие зависимость (привыкание) на основе возбуждения или угнетения центральной нервной системы, нарушения мотор­ных функций, мышления, поведения, восприятия, появления галлюцинаций или изменения настроения. Всего насчитывается около 240 видов наркотических веществ раститель­ного и химического происхождения.

Точное количество лиц, злоупотребляющих наркотиками в нашей стране, определить вряд ли возможно из-за несо­вершенства системы социального контроля, но по некоторым оценкам в 1998 г. их число могло составить от 2 до 4% всего населения России. Подавляю­щее большинство наркоманов (до 70%) — это молодые люди в возрасте до 30 лет. Соотношение мужчин и женщин со­ставляет примерно 10:1-(на Западе — 2:1). Более 60% нар­команов впервые пробуют наркотики в возрасте до 19 лет. Таким образом, наркомания – это, прежде всего, молодеж­ная проблема. Тем более, что значительная часть наркома­нов, особенно тех, кто употребляет так называемые «ради­кальные» наркотики (производные опийного мака), до зре­лого возраста не доживает.

Суицид. Суицид — намерение лишить себя жизни, повы­шенный риск совершения самоубийства. Эта форма откло­няющегося поведения пассивного типа является способом ухода от неразрешимых проблем, от самой жизни.

В разные эпохи и в разных культурах существовали свои оценки этого явления: часто самоубийство осуждали (с точ­ки зрения христианской морали самоубийство считается тяжким грехом), иногда же допускали и считали в определенных ситуациях обязательным (например, самосожжение вдов в Индии, обычай сати, или харакири самураев). При оценке конкретных суицидальных актов многое зависит от мотивов и обстоятельств, от особенностей личности. Иссле­дования свидетельствуют, что фактором, провоцирующим суицидное поведение, выступает специфическая комбинация таких характеристик, как пол, возраст, образование, соци­альное и семейное положение.

Мировой опыт исследования самоубийств выявляет ос­новные закономерности суицидного поведения. Суициды в большей степени характерны для высокоразвитых стран, и сегодня существует тенденция к увеличению их числа. Суицидная активность имеет определенные временные циклы. Факт весенне-летнего пика и осенне-зимнего спада ее был отмечен еще Э. Дюркгеймом. Количество самоубийств возрастает во вторник и снижается в среду — четверг. Конец не­дели больше «опасен» для мужчин. Соотношение между мужчинами и женщинами примерно таково: 4:1 при удавшихся самоубийствах и 4:2 при попытках, т. е. суицидное поведение мужчин чаще приводит к трагическому исходу.

Отмечено, что вероятность проявления этой формы откло­нений зависит и от возрастной группы. Самоубийства со­вершаются чаще в возрасте после 55 и до 20 лет, сегодня самоубийцами становятся даже 10—12-летние дети! Миро­вая статистика свидетельствует, что суицидное поведение чаще проявляется в городах, среди одиноких и полюсах общественной иерархии.

К 80-м. годам СССР по частоте самоубийств превзошел некоторые из европейских стран (30 на 100тыс. населения), затем наблюдалось снижение числа самоубийств до 19 на 100тыс. населения (в 1989 г.). Однако глубокий социально-экономический кризис, в котором находился СССР(1990-1991), вызвал новую волну самоубийств.

Исследование суицидного поведения на территории России (бывшего СССР) выявляет целый ряд особенностей. Все бывшие республики Советского Союза можно условно разделить на две группы: первая — республики Европейской части быв­шего СССР, Россия, Грузия, в них уровень самоубийств среди городского населения ниже, чем среди сельского, и составляет около 70%; вторая — республики Средней Азии, Закавказья (кроме Грузии), Казахстан; здесь уровень городских самоубийств выше, чем в сельской местности, в сред­нем в 2 раза. Первое соотношение можно назвать европей­ским, а второе — азиатским типом распространения само­убийств. Азиатский тип распространения самоубийств, объясняется национально-религиозными традициями, осо­бенностями межличностных отношений, большим количе­ством многодетных семей, урбанизацией; европейский — не­благоприятной социально-экономической обстановкой на селе, стагнацией деревенской жизни, оттоком работоспособ­ных селян в города, старением сельских жителей. По этим же причинам среди городов по числу самоубийств лидиру­ют малые и средние.

Наконец, несомненна связь суицидного поведения с дру­гими формами социальных отклонений, например, с пьян­ством. Судебной экспертизой установлено: 68% мужчин и 31% женщин покончили с жизнью, находясь в состоянии ал­когольного опьянения. На учете как хронические алкоголики состояли 12% совершивших самоубийство мужчин и 20,2% всех покушавшихся на свою жизнь.

1.4. Аддикция

В настоящее время мало исследованной остается проблема аддикции (аддикция — пагубная склонность к чему-либо). Между тем, без понимания механизма возникновения и протекания этого явления, на мой взгляд, трудно анализировать алкоголизм, наркоманию и некоторые другие формы деструктивного поведения. Суть аддиктивного поведения заключается в стремлении изменить свое психическое состояние посредством приема некоторых веществ или фиксацией внимания на определенных предметах или видах деятельности. Процесс употребления такого вещества, привязанность к предмету или действию сопровождается развитием интенсивных эмоций, принимает такие размеры, что начинает управлять жиз­нью человека, лишает его воли к противодействию аддикции. Такая форма поведения характерна для людей с низкой переносимостью психологических затруднений, плохо адаптирующихся к быстрой смене жизненных обстоятельств, стремящихся в связи с этим быстрее и проще достичь психофизиологического комфорта. Аддикция для них становится универсальным средством бегства от реальной жизни. Для самозащиты, люди с аддиктивным типом поведения используют механизм, называемый в психологии «мыш­лением по желанию»: вопреки логике причинно — следственных связей они считают реальным лишь то, что соответству­ет их желаниям. В итоге нарушаются межличностные отно­шения, человек отчуждается от общества.

Какие вещества, предметы или действия могут быть предметом аддикции для людей с такой формой поведения? Это — наркотики, алкоголь, табак, азартные игры (вклю­чая компьютерные), длительное прослушивание ритмичной музыки, а также полное погружение в какой-либо вид деятельности с отказом от жизненно важных обязанностей человека.

Аддиктивное поведение формируется постепенно. Нача­ло отклонения связано с переживанием интенсивного остро­го изменения психического состояния человеком в связи с принятием определенных веществ или определенными действиями, возникновением понимания того, что, существует определенный способ изменить свое психологическое состо­яние, испытать чувство подъема, радости, экстаза. Далее формируется устойчивая последовательность прибегания к средствам и предметам аддикции. Сложные жизненные ситуа­ции, состояния психологического дискомфорта провоцируют аддиктивную реакцию. Постепенно такое поведение становится привычным типом реагирования на требования реальной жизни. Происходит формирование аддиктивного поведения как интегральной части личности, то есть возникает другая личность, вытесняющая и разрушающая прежнюю.

Глава 2. Делинквентное поведение

Нарушения социальных норм могут быть серьезными и несерьезными, сознательными и неосознаваемыми. Все серьезные нарушения, сознательные они или нет, подпадаю­щие под категорию противоправного действия, относятся к делинквентному поведению. Алкоголизм — типичный вид девиантного поведения. Алкоголик — не только больной человек, но и девиант, он не способен нормально выполнять социальные роли. Наркоман — преступник, так как упот­ребление наркотиков квалифицируется законом как пре­ступное деяние. Самоубийство, т. е. свободное и намеренное прекращение своей жизни, — девиация. Но убийство дру­гого человека — преступление. К преступлениям относятся мошенничество, хищения, из­готовление фальшивых документов, взятки, промышленный шпионаж, вандализм, воровство, взлом, автокражи, поджо­ги, проституция, азартные игры и другие разновидности про­тивоправных действий.

Девиантное и делинквентное поведение можно различить следующим образом. Первое относительно, а второе абсо­лютно. То, что для одного человека или группы — отклоне­ние, для другого или других может быть привычкой. Высший класс считает свое поведение нормой, а поведение пред­ставителей других классов, особенно низших -отклонени­ем. Поведение считается таковым относительно культурных норм данной группы. Но делинквентное поведение абсолют­но отношению к законам страны. Уличное ограбление представителями социальных низов может считаться нормальным видом заработка или способом установления со­циальной справедливости. Но это не отклонение, а преступ­ление, поскольку существует абсолютная норма — юриди­ческий закон, квалифицирующий ограбление в качестве преступления.

Районы города, где чаще других происходят преступления, называют криминогенными, а категории населения, которые более других склонны совершать девиантные, или делинквентные поступки, группами риска. К ним относит­ся, в частности, молодежь. Источником такой склонности служит расхождение между степенью биологической и со­циальной зрелости, между требованиями, предъявляемыми подростком к самому себе, и требованиями, предъявляемы­ми к нему обществом. В силу физиологических особеннос­тей формирующегося организма подросток отличается по­вышенной активностью, но вследствие социальной незрело­сти он еще не готов к самоконтролю. Он не умеет прогнозировать все последствия своих поступков, неправильно понимает свободу и зависимость личности от общества. Социологи, установили, что человек тем больше усваивает образцы деви­антного поведения, чем а) чаще с ними сталкивается, б) мо­ложе его возраст.

Остановимся на основных видах делинквентного поведе­ния среди молодежи.

Преступность. Социология рассматривает преступность в качестве социального явления, которое носит деструктив­ный для общества характер. Ее можно определить как от­носительно устойчивую распространенную форму девиант­ного поведения, достигшую степени общественной опасности и определяемую уголовным законодательством. Понятие преступности среди несовершеннолетних и молодежи связа­но с возрастными группами от 14 до 29 лет, хотя ряд тен­денций имеет место и в младших возрастных группах (более 90 тыс. детей в России ежегодно совершают преступле­ния до достижения возраста уголовной ответственности).

Назовем специфические черты преступности несовершенно­летних и молодежи.

●Высокая латентность преступности среди молодежи и несовершеннолетних (т. е. неполнота выявленных преступлений). Из-за неё фактический уровень преступности в 2-3 раза выше, чем зарегистрированный. Латентность связана со следующими факторами:

а) взрослые потерпевшие не всегда обращаются в пра­воохранительные органы;

б) значительная часть преступлений совершается в сво­ей же среде, взаимоотношения в которой специфичны и в ряде случаев исключают сообщение родителям, учителям, работникам милиции;

в) у правоохранительных органов в настоящее время не­достаточно сил и средств, и поэтому они стремятся сосредо­точить их на борьбе с тяжкими преступлениями, в то время как заявления о менее тяжких преступлениях (а это 4/5 всех преступлений несовершеннолетних, т. е. кражи, хулиганство, грабежи) часто остаются без регистрации и меры по ним не принимаются.

●Повышенная кри­минальная активность несовершеннолетних. Уровень преступности среди подростков в 1,5 раза превы­шает аналогичный показатель среди других молодежных групп.

●Преступность несовершеннолетних носит пре­имущественно групповой характер — три из пяти соверша­емых преступлений.

●Преступность несовершеннолетних и моло­дежи в значительно большей степени, чем преступность взрослых, «чувствительна» к мерам борьбы с ней, к уров­ню контроля со стороны семьи, воспитательных учрежде­ний, социальных служб, общественности, тем более, что до 80% преступлений совершается вблизи места жительства, учебы, в том числе и непосредственно в учебных заведени­ях и общежитиях. Около половины преступлений несовер­шеннолетних совершается из-за отсутствия родительского контроля.

Можно выделить некоторые тенденции преступности не­совершеннолетних и молодежи в России.

1.Процесс омоложения преступности обусловлен, как правило, вовлечением несовершеннолетних в преступную деятельность путем передачи криминального опыта и подстрекательства уголовными элементами.

2.Все больше молодых людей вовлекаются в сферу орга­низованной преступности. Это создание группировок для контроля над определенной территорией или видом деятельности с целью получения прибыли в виде преступного про­мысла (рэкет, проституция, торговля, наркотиками и т. д.).

3.Рост рецидива. В последние годы он составляет более 40%.

4.Феминизация молодежной преступности. Только за 1987—1992 гг. преступность девушек возросла в 2 раза и составляет 2:8 по отношению к мужской (раньше она составляла 1:10). Это кражи, соучастие в мошенничестве, вымога­тельстве, убийствах и, даже изнасилованиях.

В целом, молодые люди в возрасте от 14 до 29 лет совер­шают 57% всех зарегистрированных преступлений.

Причины преступности. Помимо общих причин делинквентного поведения можно выделить и специфические причины преступности несовершеннолетних и молодежи.

В30—40% случаев преступлений несовершеннолетних установлено прямое отрицательное влияние родителей и старших членов семьи (пьянство, грубость, жестокость, асоциальный образ жизни). Типичными для родителей несовершеннолетних преступников являются: низкая культура, престижно-потребительские установки.

Также преступность среди молодежи стимулируют отрицательные влияния в ближайшем окружении: бытовом, учебном, производственном, как со стороны сверстников, так и взрослых; проникновение в молодежную среду стереотипов по­ведения, несовместимых с общественными ценностями (про­паганда наркотиков, культа силы, половой распущенности); рост криминогенного значения неумения или нежелания педагогов формировать позитивные идеалы у учащихся в условиях плюрализма мнений, давления демагогии, экст­ремизма; распад системы трудоустройства подростков и воспитания их в трудовых коллективах, и как следствие — длитель­ное отсутствие определенных занятий у молодежи.

Эти обстоятельства и формируют криминогенную лич­ность, для которой характерны утрата интереса к учебе, узкоутилитарное отношение к профессии, равнодушие к про­блемам общества, существенные искажения нравственного и правового сознания, в частности, толкование долга, сове­сти, дозволенности, исходя из личных желаний или группо­вой солидарности, ориентацию на сиюминутные удоволь­ствия, равнодушие к переживаниям и страданиям других людей, жестокость, лживость, несамокритичность. Сформированный криминогенный тип личности уже готов к совер­шению преступления, и в соответствующей ситуации такой человек, не задумываясь, совершает его.

В современную эпоху острых социальных потрясений не­гативные отклонения, в том числе преступления, получают все большее распространение. По данным VII Конгресса ООН (1985), преступность в развитых западных странах в 80-е годы по сравнению с 70-ми существенно возросла: чис­ло насильственных преступлений увеличилось 2 раза, коры­стных — в 3 раза. Алкоголизм охватил до 10% работающих. Появились или получили распространение новые, особенно опасные, формы преступности, в том числе преступность в бизнесе на внутригосударственном и международных уров­нях (преступность транснациональных монополий), коррупция служащих, хищение произведений искусства, преступ­ность, связанная с наркотиками, международный терроризм, преступления против потребителя(фальсификация продуктов), экологические преступления, экономический шантаж и др.

Изменились и формы преступлений, и типы негативных отклонений в нашей стране. Развитие частного предприни­мательства, кооперации вызвали к жизни такую форму по­сягательства, как рэкет. Получили развитие организован­ная преступность, детская преступность, проституция.

Исследователи современных процессов обращают внима­ние на то, что делинквентное (и девиантное) поведение закономерно возникает в обществах, переживающих трансформацию. Более того, в условиях всестороннего кризиса общества оно может при­обретать тотальный характер. На фоне усиления кризисных явлений нарастает неудовлетворенность своим положением. Массовое чувство социальной неудовлетворенности, невост­ребованности приводит к отчуждению от общества, к нара­станию тревожности. Одним из последствий социальной не­удовлетворенности является нарастание пессимистических настроений, и даже появление деморализованности населе­ния (упадок духа, растерянность). По данным социологов, та или иная степень деморализо­ванности характерна для 85% населения. Типичными реакциями на аномию становится безразличие к средствам достижения цели, цинизм, экстремизм.

Механизм девиантного и делинквентного поведения раскрывается через анализ взаимодействия нормативного регулирования, особенностей личности, ее отношения к норме и к реальной жизненной конфликтной ситуации. На поведении сказываются острота и продолжительность конфликтной ситуации, особенности адаптации к ней личности и другие моменты.


Заключение

Борьба с девиациями часто перерождалась в борьбу с разнообразием чувств, мыслей, поступков. Обычно она ока­зывается нерезультативной: через какое-то время отклоне­ния возрождаются, и в еще более яркой форме. В конце 80-х годов советская молодёжь (а что уже говорить о современном российском тинэйджере) подражала западным моделям поведения настолько откровенно, что бороться с этим обще­ство было не в силах.

В большинстве обществ контроль девиантного поведения несимметричен: отклонения в плохую сторону осуждаются, а в хорошую — одобряются. В зависимости от того, пози­тивным или негативным является отклонение, все формы де­виаций можно расположить на некотором континууме. На одном его полюсе разместится группа лиц, проявляющих максимально неодобряемое поведение: революционеры, тер­рористы, не патриоты, политические эмигранты, предатели, атеисты, преступники, вандалы, циники, нищие. На другом полюсе расположится группа с максимально одобряемыми отклонениями: национальные герои, выдающиеся артисты, спортсмены, ученые, писатели, художники и политические лидеры, миссионеры, передовики труда. Если мы проведем статистический подсчет, то окажется, что в нормально развивающихся обществах и в обычных условиях на каждую из этих групп придется примерно по 10—15% общей численности населения. Напротив, 70% на­селения страны составляют «твердые середняки» — люди с несущественными отклонениями.

Хотя большая часть людей преимущественно живут в со­гласии с законами, их нельзя считать абсолютно законопос­лушными, т. е. социальными конформистами. Так, при об­следовании жителей Нью-Йорка 99% опрошенных призна­лись в том, что они совершили один и более незаконных поступков, например, скрытно воровали в магазине, обма­нывали налогового инспектора или постового, не говоря уже о более невинных — опоздание на работу, переход улицы или курение в неположенных местах. Полную картину девиантного поведения в конкретном обществе составить весь­ма трудно, поскольку полицейская статистика регистриру­ет незначительную часть происшествий.

Итак, всякое поведение, которое вызывает неодобрение общественного мнения, называется девиантным. Это чрез­вычайно широкий класс явлений: от безбилетного проезда до убийства человека. В широком смысле девиант — лю­бой человек, сбившийся с пути или отклонившийся от нор­мы.

Список использованной литературы

1. Шишкин А.Ф., Человеческая природа и нравственность., М.- 1979.

2. Тощенко Ж.Т., Социология., Прометей., М.- 1994.

3. Кравченко А.И., Социология., Логос., М.-2000.

4. Краткий словарь по социологии., Политиздат., М.- 1989.

5. Курс лекций: Учебное пособие. – Ростов – н/Д: Феникс, 2000.

6. Фролов С.С., Социология.-М.: Издательская корпорация «Логос»,

7. Ростов н/д: Феникс,2001.

еще рефераты
Еще работы по психологие