Реферат: Влияние насилия на формирование личности

В настоящее время представители различных теоретических направлений сходятся в признании патогенного влияния физического, сексуального и психологического насилия на формирование личности, психики и поведения ребенка и считают, что насилие, совершенное по отношению к ребенку, по своим последствиям относится к самым тяжелым психологическим травмам. Несмотря на очевидность неблагоприятного влияния насилия на формирование личности, следует отметить, что отсроченные последствия эбьюза, пережитого в детстве, лишь в последнее время становятся объектом эмпирических исследований в психологии. Это во многом объясняется отсутствием универсального представления о том, что считать насилием, дифференцированных критериев, отделяющих насилие от ненасилия, или, по выражению И.А. Алексеевой (1997), «адекватного и социально приемлемого воспитательного воздействия на ребенка».

Многочисленные теории пытались объяснить жестокое обращение с детьми их родителями, определить психологические и психосоциальные факторы риска насилия над детьми. Они всегда связаны со взаимодействием в семье, с агрессией, направленной на ребенка. Как правило, они появляются в стрессовых ситуациях и обстоятельствах. Насилие, как правило, — результат комплекса различных причин, в которых задействованы различные психологические и часто встречающиеся факторы, но степень их влияния при тех или иных формах насилия различна.

Ребенок может способствовать физическому насилию своей агрессивностью, гиперактивностью и импульсивным поведением, являющимися, однако, общим результатом плохого обращения. Гиперактивные дети более импульсивны и менее охотно выполняют правила. Это фрустрирует родителей, склоняет к насилию и фактически может привести к нему. Ребенок подражает насильственному поведению своих родителей, проявляя тот же самый тип агрессивности и возбудимости, чтобы предотвратить жестокое обращение по отношению к себе, и таким образом создается порочный круг плохого поведения и злоупотребления. Тот факт, что многие дети, подвергшиеся физическому злоупотреблению, оставшиеся без попечения родителей, сами «подстрекают» такое плохое обращение к ним и становятся «козлами отпущения» в воспитательных учреждениях, свидетельствует об их провоцируемости.

Нередко возникают сложности определения того, является ли плохое поведение результатом насилия или способствующим ему фактором. По данным национального исследования США, проведенного в 1988 г., оказалось, что почти у 25% детей были трудности поведения в течение года до насилия. Но это же является и симптомом плохого родительского обращения.

Это в свою очередь порождает множество проблем, среди которых можно выделить следующие: отсутствие единой теоретической парадигмы и исследовательской линии изучении этого явления; трудности диагностики эбьюза в связи большим количеством симптомов и поведенческих индикаторов; отсутствие в большинстве исследований корреляционного анализа; недостаток статистических данных; недостаток теоретических и эмпирических исследований по изучению психологического, физического насилия и его влияния на становление личности, в то время как в основном внимание уделяется сексуальному насилию. Спорным и далеким от разрешения остаётся вопрос о соотношении насилия и этапов личностного развития индивида.

Таким образом, проблематика изучения насилия требует новых исследовательских подходов как к самому пониманию эбьюза, к специфике его феноменологии, так и особенностям психотерапевтической и психокоррекционной работы с лицами, пережившими насилие в зависимости от его вида и этапа развития личности.

Наиболее ранимыми к проявлениям любого вида насилия являются дети. Особенно критическими являются дошкольный и подростковый возрастные периоды, которые большинством исследователей рассматриваются «возрастами риска» в отношении насилия. До недавнего времени проблема насилия над детьми оставалась практически закрытой для обсуждения, что не давало полного представления о её масштабах и серьезности, в то время как дети могут подвергаться насилию не только в семье, но и в школе, и со стороны других социальных институтов.

Специальные исследования отношения взрослых к применения различных видов насилия над детьми, проведенные отечественными и зарубежными учёными и практиками, позволили установить, что 60% опрошенных родителей были убеждены в оправданности использованных мер физического воздействия и считают, что физическое наказание является необходимым и эффективным средством контролирования детского поведения. Многие родители прибегают к нему хотя бы однажды в жизни в тех ситуациях, когда, по их убеждению, ребенок нарушил правила, установленные взрослыми.

Среди основных причины, провоцирующих взрослых применять меры физического воздействия по отношению к детям, указываются следующие: плохое поведение, школьная неуспеваемость, не выполнение домашних обязанностей и т.п.

17% опрошенных использовали или одобряют физическое насилие как последствие плохого поведение ребёнка. При этом, характеризуя такое поведение, указывались такие его характеристики как импульсивность, гиперактивность, чрезмерная возбудимость. При дальнейшем анализе поведения таких детей выяснялось, что зачастую ребёнок повышенной возбудимостью и агрессивностью пытается обратить на себя внимание взрослых, но наталкивается на агрессию с их стороны.

13% детей подвергаются физическому насилию за плохую учебу. Следует отметить тот факт, что в основе применения физического воздействия за плохую учёбу зачастую скрывается собственный неуспех родителей. Но в любом случае наказание будет иметь крайне негативные последствия. В некоторых исследованиях отмечается, что в обычной популяции детей распространенность умственной отсталости составляет 2-3%, а в популяции детей, подвергающихся жестокому обращению, эти цифры доходят до 20-40% (K. Cigno, P. Burke, 1995 г., T. W. Wind, L. Silvern, 1994г).

Как отмечают Кадушин и Мартин, агрессия родителей обычно носит умеренный характер, но иногда может принимать жестокие формы.

Школьные учителя, в основной своей массе, также не возражают против «физического воспитательного» средства, как стимула к лучшей успеваемости. Так две трети опрошенных учителей начальных школ, положительно отнеслись к использованию телесных наказаний.

Данные проведённых исследований позволяют сделать выводы о том что, физическое насилие над детьми достаточно распространено, т.к дети находятся в зависимом положении. И, как правило, чем жестче наказываются дети, тем менее они склонны говорить об этом. Так формируется тип «забитый ребенок».

В результате такого обращения дети могут испытывать достаточно противоречивые чувства: страх, боль, стыд, обиду, ненависть, унижение, чувства вины и др. Так у ребенка, подвергшегося физическому насилию в возрасте 3 — 6 лет может наблюдаться следующая симптоматика: примирение со случившимся, отсутствие сопротивления, пассивная реакция на боль, болезненное отношение к замечаниям, критике, заискивающее поведение, чрезмерная уступчивость, псевдовзрослое поведение (внешне копирует поведение взрослых), негативизм, агрессивность, лживость, воровство, жестокость по отношению к животным, склонность к поджогам. В младшем школьном возрасте у детей наблюдается стремление скрыть причину повреждений и травм, ощущения одиночества, отсутствие друзей, боязнь идти домой после школы странные пищевые пристрастия (штукатурка, кал, листочки, улитки, жучки и т.д.). В подростковом возрасте характерны побеги из дома, суицидальные попытки, делинквентное поведение и т.д.

Физическое насилие негативно отражается на формировании личности на последующих этапах её развития. В последствии могут проявиться такие особенности характера и поведения как повышенная агрессивность, тревожность, неумение сопереживать, заниженная самооценка, низкий социальный статус, пристрастия к алкоголю, наркомании.

Так же, было обнаружено, что последствия физического насилия (избиение, телесные наказания) встречается в анамнезе больных с пограничным личностным расстройством значительно чаще, чем у больных с другими патологиями (Herman (1989) приводит цифры, соответственно, 71% и 30%).

Следует отметить, что зачастую опыт насилия, полученный в семье, воспроизводится личностью и в других социальных институтах, что может быть предупреждено только в результате совместной работе психологов, педагогов психотерапевтов, родителей.

Некоторые авторы отсутствие заботы о детях (пренебрежение) также считают одним из видов насилия, который является достаточно распространённым в настоящее время. Причинами такого безразличного отношения к своим детям могут быть личностные особенности родителей, наличие случаев применения насилия в прошлом, стрессы, испытываемые личностью и связанные с финансовыми проблемами, потерей работы, состоянием здоровья, взаимоотношениями в семье и т.д. Во многом взаимоотношения детей и родителей зависят и от социального статуса семьи. В большинстве случаев даже по внешним признакам можно судить, что ребёнок воспитывается в атмосфере безразличия и пренебрежения. Он плохо растет, не набирает подходящего веса, так как постоянно голодает, попрошайничает или даже крадет пищу; находится без присмотра, не имеет подходящей одежды, не опрятен; не получает должной медицинской помощи (нет прививок, нуждается в услугах зубного врача, плохая гигиена кожи и т.д.); не ходит в школу или прогуливает её. В связи с тем, что часто ребёнку некуда идти, он наоборот может приходить в школу слишком рано и уходить из нее слишком поздно. Педагоги и психологи, работая с этой категорией детей, отмечают у них повышенную утомляемость, апатичность, различного рода отклонения в поведении, иногда склонность к вандализму.

Одним из видов насилия, привлекающим внимание специалистов разного профиля, является психологическое насилие. Воздействие психологического насилия на личность имеет самые серьёзные травмирующие последствия для ребёнка.

У большинства детей, живущих в семьях, где они лишены тепла, внимания, например, в семьях родителей-алкоголиков, имеются признаки задержки физического, нервно-психического, речевого развития. Для них характерны такие поведенческие особенности как проявления импульсивности, взрывчатости, наличие страхов, вредных привычек (сосание пальцев, вырывание волос) и т.д. Подростки зачастую не видят смысла и цели в жизни, что способствует развитию депрессионных состояний. Зарубежные специалисты назвали такое состояние детей «неспособностью к процветанию».

Лишение родительской любви в младенческом и отроческом возрасте, с одной стороны, способствует развитию неутолимого эмоционального голода, а с другой — неумолимо искажает формирующийся образ Я.

Как психологическое насилие можно рассматривать и ту ситуацию, в которой оказывается ребенок в семье с аддиктивным поведением (семьи алкоголиков, наркоманов). Ребенок, пытаясь взять на себя решение семейных проблем, отрицает свои собственные нужды и потребности. Такие условия не позволяют ребенку чувствовать себя в безопасности, испытывать безусловную любовь, вести себя спонтанно. Результатом такой формы родительского отношения исследователи называют хрупкость и проницаемость границ Я, обесценивание чувств (и утрату способности их выражать!) и нарушение способности к установлению эмоциональной близости.

Лишение родительской любви в младенческом и отроческом возрасте, с одной стороны, способствует развитию неутолимого эмоционального голода, а с другой — неумолимо искажает формирующийся образ

Я. J. Bowlby (1979), известный исследователь феномена материнской депривации, вводит термин «патогенное родительствование» и выделяет следующие типы неадекватного родительского отношения: отсутствие родителя или отделение ребенка от родителя (при помещении в больницу, детское учреждение); отсутствие адекватного ответа на поиск заботы и привязанности, отвержение ребенка; угрозы покинуть ребенка, применяемые как дисциплинарная мера (родитель угрожает лишить ребенка своей любви, покинуть семью, совершить суицид и т.п.); провоцирование родителем чувства вины или переживания собственной «плохости» у ребенка. (При этом ребенок подвергается исключительной критике. Крайним вариантом является возложенная на ребенка ответственность за болезнь или смерть одного из родителей); тревожная привязанность к ребенку, связанная с оказанием на него давления. Родитель (обычно мать) стремится таким образом стать единственным источником заботы в окружении ребенка.

Описывая пагубные последствия подобного родительского отношения, Bowlby отмечает, что «формирование той или иной психопатологии в этих случаях происходит, так как мир для таких детей всегда остается двусмысленным, неопределенным и всегда опасным».

Не менее серьезными и негативными являются последствия сексуального насилия, особенно перенесённого в детском возрасте. Данной проблематике уделяется достаточно пристальное внимание как зарубежных, так и отечественных исследователей. Сравнительное изучение статистических данных по внутри — и внесемейному насилию показало, что средний возраст жертв инцеста составляет 6-7 лет, средний возраст пострадавших от изнасилования значительно выше — 13-14 лет.

Отмечается, что, в зависимости от возраста, биологических и индивидуально-психологических особенностей личности жертвы, характера действий насильника, сексуальное насилие может стать специфической психологической травмой, влияющей и на физическое здоровье. Эта травма способствует социальной дезадаптации, может привести к кратковременным или пролонгированным психогенным состояниям или к обострению ранее имевшейся патологии. Подвергшийся сексуальному насилию, ребенок обнаруживает странные (причудливые), слишком сложные или необычные сексуальные познания или действия; может сексуально приставать к детям, подросткам, взрослым; может жаловаться на физическое нездоровье; скрывает свой секрет (сексуальные отношения со взрослыми или со сверстником) из-за беспомощности и привыкания, а также угрозы со стороны обидчика. Даже маленькие, не достигшие школьного возраста дети, пострадавшие от сексуального насилия, впоследствии сами могут стать инициаторами развратных действий и втягивать в них большое число участников. В последствии наблюдается снижение степени доверия к людям, низкий уровень самооценки, возникают трудности в принятии самостоятельного решения. Сексуальное насилие способствует так же расстройствам эмоциональной регуляции. Для детей, пострадавших от инцеста, неизбежным является разрушение представлений о семейной любви и доверии, развитие манипуляторского отношения к близким.

Очевидным является и тот факт, что в любой ситуации, где присутствует насилие, жертва переживает несколько насилий одновременно.

Так дети, подвергающиеся сексуальному насилию, неизбежно переживают и психологическое (запугивание), физическое (избиение), эмоциональное (угрозы убить или покалечить) насилие. Английский исследователь проблемы сексуального насилия Peter Dale полагает, что в основе любой формы насилия, в том числе и сексуального, лежит насилие эмоциональное, депривация, отвержение, которое автор называет «особенно коварным» и «причиняющим значительный ущерб развитию личности и формированию копинговых механизмов».

Социологические исследования, независимо проводимые в России и за рубежом, показали, что дети-жертвы сексуального насилия в 7 раз чаще злоупотребляют алкоголем или наркотиками в более старшем возрасте, в 10 раз чаще совершают попытки суицида.60-70% подростков, совершивших побеги из дома также были жертвами насилия.98% девочек, ставших на путь проституции, в детском возрасте подвергались сексуальному насилию. У 85% пациентов психиатрических клиник выявляется в анамнезе история сексуального насилия в детстве.

Любое насилие, пережитое человеком в детстве, порождает риск проявления различных её последствий в более зрелом возрасте.

Различают ближайшие и отдаленные последствия насилия. К ближайшим последствиям относятся физические травмы, повреждения, острые психические нарушения в ответ на любой вид агрессии, особенно на сексуальную. Эти реакции могут проявляться в виде возбуждения, стремления куда-то бежать, спрятаться, либо в виде глубокой заторможенности, внешнего безразличия. Однако в обоих случаях ребенок охвачен острейшим переживанием страха, тревоги и гнева. У детей старшего возраста возможно развитие тяжелой депрессии с чувством собственной ущербности, неполноценности. Среди отдаленных последствий жестокого обращения с детьми выделяются нарушения, физического и психического развития ребенка, различные соматические заболевания, личностные и эмоциональные нарушения, социальные последствия. Обнаружено, что в анамнезе лиц с пограничным личностным расстройством значимо чаще, чем в анамнезе страдающих другими патологиями встречаются факты сексуальной травматизации и жестокого обращения в детстве. Так же очевидно, что психологическое насилие, к которым в настоящее время относят неадекватные родительские установки, эмоциональную депривацию и симбиоз, унижение и угрозы, словом, все, что разрушает отношения привязанности, или, напротив, насильственно их фиксирует, играют ничуть не менее важную роль в этиологии личностных расстройств. Как отмечает Е.Т. Соколова, "… до сих пор ранее указанные феномены родительского отношения не получали столь «острой» трактовки. Сегодня, особенно в свете накопленного опыта психотерапевтической работы их репрессивная, насильственная природа кажется достаточно очевидной. Всякий раз, когда ребенок жертвует своими насущными потребностями, чувствами, мировоззрением, наконец, в угоду ожиданиям, страхам или воспитательным принципам родителя, будет иметь место психологическое насилие". Как полагает автор, феномены полярно-неадекватного родительствования — эмоциональная депривация и симбиоз — равно переживаются ребенком как потеря или насилие.

Таким образом, в настоящее время у исследователей этой проблемы практически не осталось сомнений в том, что пережитое в детском возрасте насилие специфическим образом связано с формированием определенного круга личностных расстройств.

Как уже было сказано ранее, дети, пережившие любой вид насилия, испытывают трудности социализации: у них нарушены связи со взрослыми, нет соответствующих навыков общения со сверстниками, они не обладают достаточным уровнем знаний и эрудицией, чтобы завоевать авторитет в школе и др. Решение своих проблем дети — жертвы насилия — часто находят в криминальной, асоциальной среде, а это часто сопряжено с формированием у них пристрастия к алкоголю, наркотикам, они начинают воровать и совершать другие уголовно наказуемые действия.

Независимо от вида и характера насилия у детей могут в последствии развиваться различные заболевания, которые относятся к психосоматическим: ожирение, резкая потеря веса, тики, заикание, энурез и т.д. Дети, подвергшиеся различного рода насилию, сами испытывают гнев, который чаще всего изливают на более слабых: младших по возрасту детей, на животных. Часто детская агрессивность проявляется в игре, порой вспышки гнева не имеют видимой причины. Наиболее универсальной и тяжелой реакцией на любое насилие, является низкая самооценка, которая способствует сохранению и закреплению психологических нарушений, о чём свидетельствуют высокая частота депрессий, приступы беспокойства, безотчетной тоски, чувство одиночества, нарушения сна. Чувствуя себя несчастными, обездоленными, приспосабливаясь к ненормальным условиям существования, пытаясь найти выход из создавшегося положения, они и сами могут стать шантажистами. Также могут наблюдаться попытки покончить с собой.

Таким образом, любая ситуация насилия, в которой оказывается ребенок, носит полифакторный характер, и вопрос о том, будет ли происшедшее переживаться как травма в дальнейшем, решается в зависимости от индивидуальных особенностей ребенка, условий, в которых протекает его развитие, характера воздействия, и многих других факторов.

Однако дошкольный и подростковый возрастные периоды являются «возрастами риска» в отношении насилия. Поэтому, физическое, психологическое или сексуальное насилие в этот период, вероятнее всего, окажут куда более разрушительное воздействие, чем его воздействие в период относительной эмоционально-личностной стабильности.

В подростковом возрасте, периоде взрослости, в семейной жизни лица, подвергавшиеся физическому насилию в детстве, могут быть жестоки с окружающими. Очень важным отличием жертв во взрослом возрасте является неспособность справляться с проблемами, а также искать и получать помощь от окружающих людей. Когда ребенок-жертва не получает помощи от собственных родителей, это подрывает его способности к поиску помощи и взаимоотношениям с людьми в будущем.

Страх и тревога, возникающие в результате перенесённого насилия, побуждают человека включать механизмы психологической защиты, которые в начале действуют неосознанно и являются специальной системой стабилизации личности, направленной на ограждение сознания от неприятных, травмирующих переживаний, сопряженных с внутренними и внешними конфликтами, состояниями тревоги и дискомфорта. В последствии включение защиты может привести не только к актуальному облегчению, но и к появлению стабильных, длительно функционирующих структур, которые в дальнейшем будут активизироваться в сходных обстоятельствах.

Защита детей и подростков от насилия и жестокости и предупреждение преступлений против них является чрезвычайно социально важной и актуальной задачей, решение которой носит междисциплинарный, комплексный характер (работа правоохранительной системы, органов опеки и попечительства, социальной и педагогической сфер, медицинской и психологической служб). Оказание помощи жертвам насилия направлено на снижение или максимально полное устранение возможных последствий перенесенного насилия и принятия мер по прекращению насильственных действий.

Литература

1. Алексеева Е.В., Байтингер О.Е., Долгинова и др. Наш проблемый ребенок. — СПб: Союз. — 1999.

2. Антонян Ю.М. Жестокость в нашей жизни. — М.: Наука. 1995.

3. Антонян Ю.М., Самовичев Е.Г. Неблагоприятные условия формирования личности в детстве и вопросы предупреждения преступлений. — М.: ВНИИ МВД СССР. 1983.

4. Выготский Л.С. Педология подростка // Собр. соч.М., 1984. Т.4.

5. Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста: Руководство для врачей. — М., 1979.

еще рефераты
Еще работы по психологие