Реферат: Понятие и психологическое содержание обыска. Морально - этические аспекты производства обыска

ЮИ МВД РТ

Казанский филиал

________________________________________________

Контрольная работа

По курсу: Психология.

Зачетная книжка

3 курс группа №

Слушатель:

Казань 1998 г.


Вариант №2.

Тема №5:Понятие и психологическое содержание обыска. Морально – этические аспекты производства обыска.

ПЛАН.

Введение.

1. История развития юридической психологии.

2. Понятие и психологическое содержание обыска.

3. Морально – этические аспекты производства обыска.

4. Заключение.

Список использованной литературы.


Введение.

Психологияэто наука, изучающая закономерности и механизмы психической деятельности людей. Название науки «психология» происходит от греческих слов: «психе» (душа), «логос» (учение) , то есть наука о душе, точнее, о внутреннем, субъективном мире человека. Термин «психология» был предложен немецким схоластиком Гоклениусомв конце XVI века.[1]

В познании тайн природы и самого человека, в величайших открытиях и изобретениях, в создании шедевров искусства и повседневном труде — во всех видах деятельности человека проявляется его психика.

Понимание закономерностей психики человека позволяет эффективно организовать деятельность людей и взаимоотношений между ними.

На стыке психологии и юридических наук возникла судебная психология, а затем и юридическая психология .[2]

Юридическая психология по специфике исследуемых проблем и практической направленности неразрывно связана с юридической наукой и юридической практикой. Но вместе с тем юридическая психология — прикладная отрасль психологии. Она базируется на общей психологии. Без знания общих закономерностей и механизмов психической деятельности изучение юридической психологии невозможно.

Психологические познания необходимы юристу не только для решения отдельных частных юридических проблем. Такие базовые уголовно-правовые понятия как вина, личность преступника, преступное поведение имеют комплексную психолого-юридическую сущность. Психологические знания являются составной частью юридического образования. Однако, осуществляемые до сих пор исследования в области юридической психологии касаются в основном так называемой судебной психологии — психологии поведения человека в условиях уголовного судопроизводства.

Перед оперативными, следственными, прокурорскими и судебными работниками постоянно возникает множество вопросов, решение которых требует не только широкого кругозора, юридической культуры, специальных познаний и жизненного опыта, но и хорошего знания юридической психологии. Чтобы правильно разбираться в сложных отношениях людей, их переживаниях и поступках, в запутанных ситуациях, которые находят свое отражение в уголовных делах, надо знать закономерности психической жизни.

Психология — единственная наука, способная обеспечить не только познание психической деятельности, но и управление ею. С развитием общества ее значение будет все более возрастать.

Потребность обращении к психологии, ее методам, достижениям возникает тогда, когда конкретная наука, смежная с психологией или тесно связанная с ней, включается в решение практических задач. Имеет это место в педагогике, медицине и юриспруденции. Практическая деятельность, как правило, реализуется в конкретных действиях конкретных людей, и то, как это происходит, зависит в значительной мере от их психологических особенностей. Только необходимость решения практических задач привела к тому, что на границе с обществоведением возникли и развиваются социальная, этническая, историческая и другие отрасли психологии. Было бы, однако, приуменьшением роли естественного в жизни и развитии личности обращение исключительно к социальным аспектам ее проявления. Безусловно, изучение биологии человека (анатомии, физиологии, антропологии) неразрывно связано с исследованиями в области психофизиологии, нейропсихологии, психофизики и других наук, пограничных с психологией и естествознанием.

Воздействие права на социальную среду осуществляется двумя путями: деятельностью правоохранительных и правоприменительных органов и влиянием, оказываемым на сознание личности, социальных групп, общества уже самим фактом наличия, закрепления определенного порядка должного поведения.

В настоящее время все больший вес приобретает подход, согласно которому юридическая наука — это исследование не только общественных институтов, но и деятельности человека в его государственно-правовых связях и отношениях. Предпосылкой эффективности исследований в области юриспруденции и эффективности правоохранительной и правоприменительной деятельности является ориентация на реальных людей с их сложным сознанием, изучение воздействия государственно-правовых институтов на развитие их сознания. Поэтому необходим социально-психологический подход к трактовке права как основы юриспруденции.

История развития юридической психологии.

Несмотря на то, что юридическая психология — одна из сравнительно молодых отраслей психологии, применение психологического знания в целях обеспечения правосудия и других направлений правоохранительной деятельности берет начало в глубокой древности. Испытания участников процесса, носившие порой мистический характер, но в значительной мере синтезировавшие эмпирический опыт многих поколений, имели место уже в античном и средневековом уголовном процессе. Они базировались на применении знаний психологии человека, ее различных проявлений в момент испытаний. Правда, и в античном, и в средневековом процессе основным доказательством было личное признание подозреваемого. Это признание, как основное доказательство, добывалось любыми путями, в том числе использованием пыток, истязаний. Наряду с физическими применялись и нравственные пытки, в основе которых лежали обобщенные эмпирические данные, бытовая психология.

Чтобы заставить человека давать показания, специально создавалась шоковая ситуация, обстановка, провоцирующая к выражению чувств, отношения к расследуемому событию. Например, подозреваемого неожиданно для него вводили в слабоосвещенную комнату, где лежал труп убитого, и там подозреваемого увещали сказать правду, рассчитывая, что потрясенный виновник выдаст себя.

На смену феодальному средневековому розыскному процессу приходит буржуазный состязательный процесс со свойственной ему гласностью и устностью. Важное значение приобретают свидетельские показания и данные о личности подсудимого, потерпевшего истца и ответчика. Безусловно, и здесь для правильной оценки показаний заинтересованных лиц появляется потребность привлечения и использования психологического знания.

В России о необходимости учитывать психологию преступников высказывался И.Т. Посошков, предлагавший в «Книге о скудности и богатстве» различные способы допроса обвиняемых и свидетелей. Он объяснял, как детализировать показания лжесвидетелей, чтобы получить обширный материал для их изобличения, рекомендовал классифицировать преступников во избежание вредного влияния худших на менее испорченных.

Однако общая психология, носившая в то время умозрительный характер, не могла в тот период даже в союзе с уголовным правом разработать достаточно научные критерии и методы изучения человеческой личности.

Значительное количество работ, посвященных юридической психологии, появилось в России в конце XIX столетия. Это работы И.С. Баршева «Взгляд на науку уголовного законоведения», К.Я. Яневич-Яновского «Мысли об уголовной юстиции с точки зрения психологии и физиологии», А.У. Фрезе «Очерк судебной психологии», Л.Е. Владимирова «Психические особенности преступников по новейшим исследованиям» и некоторые другие. В указанных работах высказывались идеи чисто прагматического исследования психологических знаний в конкретной деятельности судебных и следственных органов.

Значительный вклад в развитие юридической психологии в дореволюционный период внес ученый и практик А.Ф. Кони. Его труды, где рассматриваются вопросы юридической психологии, качественно, отличаются от трудов других авторов тем, что, обобщив свой громадный опыт, он подходит к оценке каждого явления с точки зрения его применяемости в практической деятельности юриста. Большое внимание А.Ф. Кони уделял психологии судебной деятельности, психологии свидетелей, потерпевших и их показаниям. «Он считал, что для того, чтобы занимать судейское кресло, необходимо обладать чертами характера, позволяющими противостоять нажиму, просьбам, давлению окружения, голосу «общественного пристрастия», маскирующемуся под голос «общественного мнения», и др.

Прикладные судебно-психологические исследования в 20—30-е годы носили многопрофильный характер, их объектом были психологические предпосылки преступлений, быт и психология различных групп преступников, психология свидетельских показаний, судебно-психологическая экспертиза, психология заключенных, психология несовершеннолетних преступников.

Разрабатывал вопросы юридической психологии и известный русский и советский ученый, профессор Московского университета С.В. Познышев. Его книга «Криминальная психология. Преступные типы» стала итогом осуществленных исследований личности преступника, причин преступлений, совершенных отдельными лицами.

Объектом психологической науки выступает психика как свойство высокоорганизованной материи, являющейся особой формой отражения субъектом объективной реальности, построения неотчуждаемой картины мира, саморегуляции на этой основе поведения и деятельности.

Психология обыска.

Обыск — принудительное следственное действие по обследованию объектов и отдельных граждан с целью отыскания и изъятия скрытых предметов и документов, имеющих доказательственное значение для раскрытия преступления.[3]

В соответствии со ст. 168 УПК РСФСР он может производиться и для обнаружения разыскиваемых лиц, а также трупов.[4]

Обыск производится только с санкции прокурора. В случаях, не терпящих отлагательства, он может быть произведен и без такой санкции, но с последующим сообщением прокурору в суточный срок о его производстве.

К не терпящим отлагательства относятся случаи, когда преступник задержан с поличным и имеются опасения, что разыскиваемые предметы, документы, ценности могут быть уничтожены или укрыты в другом месте, и когда промедление с обыском может повлечь утрату доказательств или имущества, подлежащего описи в обеспечение гражданского иска или конфискации.

Обыск производится по мотивированному постановлению следователя, в котором указывается, в связи с чем и где он будет производиться, а также какие ценности, предметы или документы подлежат изъятию. В постановлении (поскольку оно предъявляется обыскиваемому лицу) не должно быть данных, оглашение которых может помешать дальнейшему ходу следствия.

При производстве обыска следователь должен строго ограничиваться изъятием предметов и документов, могущих иметь отношение к делу. Предметы и документы, запрещенные к гражданскому обращению, подлежат изъятию, независимо от их отношения к делу. Все изымаемые предметы предъявляются понятым и другим присутствующим лицам.

Личный обыск может производиться только после вынесения постановления об этом и получения санкции прокурора, за исключением случаев, предусмотренных законом:

· при задержании или заключении под стражу;

· при наличии достаточных оснований полагать, что лицо, находящееся в помещении или ином месте, в котором производятся обыск и выемка, скрывает при себе предметы или документы, могущие иметь значение для дела (ст. 172 УПК РСФСР).

Обыск – это следственное действие, одним из доминирующих элементов которого является принуждение по отношению к обыскиваему.

Принудительный характер обыска, возникновение в ряде случаев конфликтных ситуаций, поисковые трудности связаны, как правило, с повышенным психическим напряжением участников данного следственного действия, с особой его психологизированностью.

Психологическая направленность деятельности следователя при обыске состоит в поиске специально скрываемых материальных объектов, имеющих доказательственное значение в условиях контактного взаимодействия противоборствующих сторон. При этом каждая сторона стремится лучше узнать стратегию поведения другой, избежать самой каких-либо демаскирующих проявлений и повлиять на ход деятельности другой стороны.[5]

При обыске позиции сторон, конечно, не равнозначны. Следователь наделен властными полномочиями, профессиональными знаниями и навыками. В свою очередь, обыскиваемое лицо, находясь чаще всего в конфликтной ситуации, стремится избежать возможности обнаружения изобличающих его предметов и документов. Это вызывает состояние повышенной психической напряженности, сдвиги в его эмоционально-волевой реляционной сфере. Особенно остро обыскиваемый реагирует на все то, что может привести к обнаружению скрываемых предметов.

В психической деятельности обыскиваемого интенсивно функционируют защитные механизмы. Обыскиваемое лицо может проявить общительность и замкнутость, сдержанность и показную откровенность, высокомерность и агрессивность.

Скрываемое жизненно значимое событие, страх перед изобличением создают в сознании обыскиваемого лица «очаг аффектации», функционально перестраивающий всю его психическую деятельность. Этот очаг психотравмы не только дезорганизует нормальную психическую деятельность индивида, но и субъективно переживается как душевная тяжесть. При этом спонтанно (самопроизвольно) формируются защитные механизмы, варьирующиеся в зависимости от психического склада личности.

На этом фоне четкие, уверенные действия следователя, в которых обнаруживается его определенная осведомленность о предыдущих действиях обыскиваемого, могут вызвать как добровольную выдачу искомого, так и крайние проявления агрессивности по типу фрустрации.

Стремясь воздействовать на обыскиваемое лицо, следователь действует в двух направлениях: усиливает «аффективный очаг» или пробивает «брешь» в его защитных механизмах.

При обыске следователь должен не просто искать, а действовать, используя тактические и психологические приемы, постоянно оказывая влияние на обыскиваемое лицо. Чаще всего добровольная выдача искомого происходит не в связи с первоначальным предложением следователя о добровольной выдаче искомого, а в ответ на его правильно осуществляемые первоначальные поисковые действия.

С целью воздействия на «эффективный очаг» следователю целесообразно как можно шире использовать все то, что может ассоциироваться у обыскиваемого с предметом сокрытия и способами сокрытия. При этом существенное значение имеют различные вопросы, суждения и действия, в том числе и те, которые допускают многозначное их толкование.

Известен случай, когда постоянные взгляды следователя на шкаф привели к добровольной выдаче спрятанного там оружия. «Берите, все равно уже знаете», — объявила при этом хозяйка обыскиваемой квартиры.

Нередко обыск проводится после допроса. Предполагая возможность обыска, следователь уже при допросе обращает особое внимание на наиболее важные для подследственного лица факты, события, переживания, на все то, что влияет на поведение допрашиваемого и вызывает у него отклоняющиеся реакции. Полученная информация может быть в последующем использована при проведении обыска.

Стратегия воздействия на обыскиваемое лицо состоит в ослаблении защитных барьеров, в снижении их сопротивляемости. В связи с этим следователю необходимо хотя бы ориентировочно знать побуждения обыскиваемого к сокрытию определенных предметов (стыд перед родственниками, соседями, сослуживцами; страх наказания, боязнь повредить престижу, потерять хорошую репутацию и т.п.).

В зависимости от характера мотивации поведения обыскиваемого лица следователь определяет тактику взаимодействия с ним. В одних случаях акцентируется внимание на выгоды, связанные с добровольной выдачей, в других — подчеркивается правило неразглашаемости результатов обыска. При этом следователь преодолевает определенные «смысловые барьеры», сформировавшиеся в сознании обыскиваемого лица. Преодолевая их, следователь оказывает воздействие на внутренние позиции обыскиваемого, выдвинутые им для смыслового оправдания своего поведения.

Лицо, утаивающее определенное обстоятельство, контролирует все то, что имеет отношение к этому обстоятельству. При этом моделируется определенная «зона охранения», специально перекрываются все возможные подходы к этой зоне. Но эта специальная «перекрытость» и является демаскирующим обстоятельством.

Одним из проявлений защитных механизмов может быть усиление речевой активности обыскиваемого лица, стремление его вести разговоры на посторонние темы, которые могли бы отвлечь внимание обыскивающих от поисковой деятельности.

Психологические знания целесообразно использовать, сообразуясь с разработанными криминалистикой стадиями обыска: подготовительной, обзорной, детальной и заключительной.

Вызванная первоначальной «установкой на запирательство» ригидность поведения в дальнейшем блокирует реакции обыскиваемого лица. Особенно значимы первые контакты с обыскиваемым, ибо его дальнейшее поведение будет соотноситься с первоначально выработанной позицией. Отказ от собственных первоначальных утверждений сопряжен для человека с преодолением определенных психологических трудностей. Успешная подготовка к обыску предполагает прежде всего получение максимальной информации (как из процессуальных, так и не процессуальных источников) не только о предметах отыскания и возможных местах их сокрытия, но и об индивидуальных особенностях обыскиваемого лица. Это позволит правильно (в психологическом и тактическом отношении) организовать и осуществить прибытие на место обыска и проникновение в обыскиваемое помещение. В целях обеспечения внезапности обыска средства транспорта должны быть оставлены на некотором удалении от места обыска. Сосредоточение у места обыска значительного числа лиц должно происходить постепенно и бесшумно. При наличии лифта следует подниматься на несколько этажей выше, а затем пешком спускаться на нужный этаж, чтобы не вызвать повышенной ориентировочной реакции. Через дверной глазок должен быть виден лишь один человек из числа пришедших (желательно, чтобы он был знаком обыскиваемому). При операции, готовящейся в коммунальной квартире, звонить следует соседям обыскиваемого лица. За окнами и вторым выходом устанавливается наблюдение.

Приступая к обыску, следователь обязан разъяснить присутствующим правила поведения в обыскиваемом помещении (сидеть на месте, не подавать реплик, не вмешиваться в действия обыскивающего и др.). Далее следователь в соответствии со ст. 170 УПК РСФСР сообщает обыскиваемому, с какой целью производится обыск, и предлагает ему добровольно выдать искомые предметы и документы. Это предложение необходимо сделать не формально и не вскользь, не между прочими подготовительными действиями, а полностью овладев вниманием обыскиваемого, с использованием психологических средств внушения и убеждения.

Целесообразно в процессе предварительной беседы с обыскиваемым лицом произвести также «словесную разведку», сообщить ему, для обнаружения какого рода предметов производится обыск, ознакомить с техническими возможностями поисковых средств и т.п. Причем эту информацию следует организовать таким образом, чтобы у обыскиваемого лица активизировалась его предвосхищающая деятельность.

Обыскиваемому лицу необходимо разъяснить право следователя вскрывать закрытые помещения и хранилища (ст. 170 УПК РСФСР).

Инструктирование лиц, участвующих в обыске, должно быть использовано в целях создания благоприятного психологического фона.

В обзорной стадии следователь выясняет, какие помещения и хранилища принадлежат лично обыскиваемому и членам его семьи, устанавливает наличие ключей от хранилищ. Далее осуществляется обход и обзор всех подлежащих обыску помещений на территории. При этом следователь устанавливает предварительную систему поиска, намечает тактические приемы обыска. При определении системы обыска следователь руководствуется соответствующими розыскными предположениями — версиями. Для выдвижения розыскных версий необходимо знать типичные способы сокрытия, произвести анализ конкретных условий, проявив нестандартное мышление, допуская необычность действий по сокрытию искомых объектов со стороны обыскиваемого лица. При этом повышенную ориентацию должны вызвать все предметы, обнаруженные в нетипичных для них местах нахождения.

Важной предпосылкой выдвижения розыскных версий является предварительная осведомленность следователя как о плане помещений, их интерьере, так и о ремонте помещений, их изменении, о замене мебели и т.п.

На обзорной стадии обыска устанавливаются возможные связи между характером искомых предметов (ружье, пистолет, нож, одежда с изобличающими следами, труп или его части и т.п.) и возможностями их сокрытия в данных конкретных условиях. При этом часть предметов обоснованно исключается из поиска.

На стадии детального поиска следователю целесообразно придерживаться определенной последовательности поисковых действий. Место обыска условно разделяется на определенные участки, устанавливается строгая очередность их обследования. В первую очередь осматриваются места общего пользования и место, куда предполагается помещать осмотренные и изъятые вещи.

В начальном периоде обыска может быть произведен выборочный поиск, связанный с осуществлением трудоемких работ (вскрытие полов, раскопки на открытой местности и т.п.). Такого рода поисковые работы производятся при наличии достаточных оснований, полученных на основе оперативно-розыскных данных и по результатам применения научно-технических средств — химических реактивов и поисковых приборов (щупов, тралов, металло- и трупоискателей), а также специальных облучателей и т.п.

Демаскирующими признаками мест сокрытия могут служить: отсутствие пыли и грязи в пазах между половыми досками и паркетными элементами, крепление новыми гвоздями и свежая покраска отдельных частей пола, место преимущественного нахождения обыскиваемого лица, выпуклость или вогнутость частей поверхности стен, различная люминесценция отдельных частей стен (при использовании прибора ультрафиолетового облучения) и др.

Приметами тайника на открытой местности могут быть: следы грунта на травяном покрове, особенности верхнего слоя почвы на отдельных участках, следы переноса маскирующих предметов (деревьев, ящиков, бочек и т.п.) и др.

Первоначально обследование объектов без нарушения их цельности предпочтительно производить путем сравнения аналогичных объектов, посредством взвешивания и измерения, прощупывания, просмотра на просвет и т.д. При наличии достаточных оснований допустимо обследование объектов с разрушением отдельных частей (отклейка обоев, взлом стены, снятие обивки и т.п.).

Обыскиваемое помещение не должно быть загромождено осмотренными вещами. Все произведенные действия необходимо учитывать во избежание ненужных повторений.

Недопустимы неоправданные реплики обыскивающих. Обмен информацией между ними должен преимущественно осуществляться заранее оговоренными условными знаками.

Следователь должен проявлять полную уверенность в успешном осуществлении обыска, уметь максимально сосредоточиться, иметь высокий уровень трудоспособности. Этому способствуют соответствующая подготовка операции, своевременность ее проведения, привлечение необходимого числа помощников, специалистов, наличие необходимых технических средств.

Обыск во многих случаях целесообразно проводить с участием оперативно-розыскных работников, отдавая предпочтение тем из них, кто более всего обладает соответствующими психологическими данными. Действия, требующие специальных познаний, выполняют специалисты, участие которых помогает обеспечить эффективность обыска. При его производстве могут присутствовать и свидетели. Следователь должен блокировать все то, что может вызвать сомнение в успехе обыска. Такими отрицательными факторами могут быть: нарочитое спокойствие или эффективность обыскиваемого лица, большой объем работы, сложность и неприятность предстоящих действий и т.п.

Решающее значение имеет поведение самого следователя или иного лица, уполномоченною выполнять следственное действие. Так, признаки неуверенности в поведении следователя могут быть замечены окружающими и резко снизить активность деятельности других участников обыска. Даже в том случае, если следователю длительное время не удается добиться положительных результатов обыска, он должен сдерживать свои эмоции, не допуская каких-либо высказываний и иных действий, которые могут отрицательно повлиять на ход операции.

Методичность и последовательность проведения обыска, использование в процессе его научно-технических и иных поисковых средств должны оказывать на обыскиваемое лицо психологическое воздействие, внушить ему мысль о неизбежности достижения положительного результата обыска.

Особенно важно не прекращать, а активизировать обыск в сложных условиях: в загрязненных помещениях, на чердаках, в подвалах, среди нечистот и в различных труднодоступных местах, имея для этого спецодежду, технические приспособления, необходимое количество помощников.

Ведущим психическим процессом при обыске является наблюдение — преднамеренное и целенаправленное восприятие, обусловленное задачами поиска, а мыслительной операцией — сравнение. Особенно тщательному сравнению должны подвергаться однотипные, однородные объекты.

Так, сокрытие предмета в одной статуэтке удалось обнаружить лишь при сравнении ее по весу с другой аналогичной статуэткой. При этом наблюдение приобретает определенную специфику — это так называемое соучаствующее наблюдение, включенное в логику действий прячущего лица, анализ явлений здесь происходит как бы «изнутри», с точки зрения предполагаемых действий прячущего. Результативность наблюдения зависит и от личностных качеств, от сферы направленности и сосредоточенности лица, производящего обыск, от особенностей его внимания.

Следователю полезно знать особенности своей наблюдательности, уметь видеть и специально усиливать ее слабые стороны. Так, зная свою склонность к детальному анализу, он должен больше внимания уделить обзорной стадии обыска, выявлению взаимосвязи явлений. В некоторых случаях ему полезно, например, обратить внимание на поведение животных около определенного места.[6]

В целях обеспечения наивысшей направленности и сосредоточенности сознания на поисковой деятельности следователь должен придерживаться рекомендуемых пяти правил.

Во-первых, не следует приступать к обыску очень уставшим. Во-вторых, не допускать конфликтов с обыскиваемым лицом, при этом избегать другой крайности — излишней близости и «панибратства» (за исключением случаев, когда это оправдывается в качестве тактического приема). Все необходимые контакты надо осуществлять вежливо и сдержанно.

В-третьих, необходимо устранить все отвлекающие факторы (ненужное хождение, хлопотливость участников, посторонние разговоры и т.п.).

В-четвертых, важно не спешить и не приступать к осмотру нового объекта до полного обследования предыдущего. При этом надо действовать строго последовательно, в рамках намеченной системы.

Пятое условие, которое должен соблюдать следователь, — это делать перерывы для отдыха при появлении признаков усталости.

Направленность и сосредоточенность психической деятельности (внимание) может сопровождаться сменой фаз подъема и спада. Особенно сложным процессом является распределение внимания между различными объектами, а частое переключение внимания в пределах одного вида деятельности вызывает процесс утомления. Наряду с этим смена видов деятельности может быть отдыхом от предыдущей стадии работы.

При обыске следователь воспринимает обилие однотипных раздражителей. Эти однообразные раздражители и монотонность поисковых действий могут отрицательно воздействовать на его общее состояние и снижать работоспособность, ослаблять внимание — вызывать охранительное торможение. Поэтому следователю необходимо чаще менять виды деятельности, чаще переходить от исследования одной группы объектов к исследованию другой, от изучения мелких предметов (писем, книг) к осмотру крупных предметов (мебели). Не следует допускать непроизвольного отвлечения внимания. Любой резкий и неожиданный раздражитель, вызывая сильную ориентировочную реакцию, тормозит текущую деятельность.

Наряду с активной формой маскирующего поведения может быть избрана и пассивная форма — воздержание от контактов со следователем.

Изыскивая способ сокрытия, преступник руководствуется разными оборонительными принципами, «концепциями». Но во всех случаях неизбежно моделируется поисковая деятельность следователя. Позиция прячущего определяется на фоне субъективно моделируемой «слабости» обыскивающею.

Наиболее вдумчивые преступники учитывают даже установку следователя на трудный, изобретательный поиск и оставляют скрываемую вещь почти на виду (прибегают к мнимой маскировке). Однако страх изобличения в большинстве случаев вызывает гиперболизацию действий прячущего, аномалию его поведенческих проявлений, что и выступает в качестве важнейшего демаскирующего признака. Предвидя возможность обыска, прячущее лицо осуществляет рефлексию, но, как правило, это рефлексия первого порядка (не учитывающая рефлективности самого следователя). В связи с этим в качестве мест сокрытия часто избираются объекты, вызывающие резко отрицательные эмоции: помойки, выгребные ямы туалета, грязное белье, крайне загрязненные места и т.п. В расчете на стеснительность следователя местом сокрытия могут быть избраны объекты, обычно вызывающие обостренное этическое отношение (постель ребенка, больного, иконы, культовые принадлежности и т.д.). В ряде случаев прячущий рассчитывает на отталкивающий эффект места сокрытия. В практике работы следователи обнаруживали в качестве мест сокрытия электролампы, электророзетки, патроны для электроламп, клетки диких животных, собачьи будки, пчелиные ульи и т.п. В расчете на прямолинейность действий следователя в качестве места сокрытия нередко избираются объекты, не пригодные для использования в качестве хранилищ (стены здания, предметы обихода, мебель, дрова, кучи мусора и т.п.). Часто ставка делается на утомляемость следователя, используется большое количество однородных предметов (книги, старые журналы, обилие вещей). То, что разыскивается, нередко помещается в малоценный обыденный предмет, который специально оставляется на видном месте (сахарница, солонка, кусок хлеба, мыла, колбасы, открытая банка консервов, полено, кусок торфа и т.п.). Субъективно моделируя «недоступность», прячущее лицо устраивает тайники за картинами, зеркалами, батареями водяного отопления, унитазами, бачками с водой, в колодцах, печных переходах и т.п.

Все вышеуказанные проявления рефлексивности прячущего лица должны рефлексироваться самим следователем — при этом он осуществляет рефлексию второго порядка.

В действиях по сокрытию проявляются характерологические особенности прячущего. Так, недоверчивый и жадный человек стремится, как правило, приблизить объекты сокрытия к месту своего постоянного пребывания. Трусливый прячет в более отдаленных местах, осуществляет перестраховочные действия. Физически сильные и умные люди могут оборудовать тайники в труднодоступных местах.

При обыске следует учитывать и профессию прячущего (книги — у научного работника, деревянные предметы — у столяра, кирпичная стена — у каменщика, приусадебный участок — у лица, постоянно работающего на нем, и т.п.).

Следует обращать особое внимание и на предметы увлечения обыскиваемого лица (музыкальный инструмент, шахматная доска, швейная машина и т.п.). Следователю нужно знать не только профессию, но и повседневные занятия обыскиваемого лица, образ его жизни, увлечения, наиболее развитые навыки, особенности поведения. Необходимо обратить внимание на все инструменты и материалы, принадлежащие обыскиваемому, определяющие диапазон его навыков и увлечений. Уже при подготовке к обыску необходимо иметь сведения о составе семьи обыскиваемого, о его взаимоотношениях с соседями, о круге его знакомых.[7]

Особенно ценны сведения об изменении поведения обыскиваемого в последнее время, о его действиях по изменению обстановки, по перестройке надворных построек и т.п.

Общим правилом обыска является максимальная направленность сознания на объекты, внешний вид и местонахождение которых выходят за пределы нормы (нахождение банки с краской на книжной полке, зонтика — в спальне, на приусадебном участке — увядающего куста, дерева и т.п.).

В процессе обыска следователь может получить значительную информацию, наблюдая за поведением обыскиваемого лица, особенно за его непроизвольными реакциями. О приближении обыскивающего к месту сокрытия могут сигнализировать дрожание и хрипота голоса (с этой целью с обыскиваемым ведется речевой контакт), аритмия дыхания, покраснение или побледнение лица, появление пота, непроизвольные движения. Особенного внимания заслуживает само поведение обыскиваемого (поведенческая доминанта — особая фиксированность определенных действий). В качестве примера можно привести факт, когда тщательное вытирание ног о подстилку ориентировало следователя на поиск предмета в этой подстилке.

Обыскиваемое лицо может стремиться к дополнительной маскировке объекта сокрытия (заваливает место сокрытия предварительно просмотренными вещами).

Следует учитывать и отвлекающие действия обыскиваемого. С целью проверки их целенаправленности следователь может неоднократно приближаться к тем объектам, около которых возникли отвлекающие действия обыскиваемого.

Наблюдение за поведением людей, у которых производится обыск, целесообразно поручить помогающим в проведении его лицам.

Уже в самом начале контакта с обыскиваемым следователь, объявляя порядок осмотра, должен внимательно следить за его эмоциональными реакциями.

Одним из поисковых приемов является побуждение к действию самого обыскиваемого лица (вынимать и раскрывать вещи, открывать хранилища и т.н.). При этом следует учитывать, что обыскиваемый может стремиться увести следователя в сторону от объекта поиска, проявлять информативно значимые реакции.

Необходимость изъятия определенных предметов диктуется как заранее поставленными задачами обыска, так и рядом обстоятельств, обнаруживаемых уже в процессе обыска: нахождение предмета в тайнике, его замаскированность, несоответствие вещи личностным особенностям обыскиваемого (культурному уровню, занятиям, материальным возможностям), попытки обыскиваемого спрятать предмет, отвлечь от него внимание.

У следователя должна быть выработана повышенная ориентировочная реакция на все то, что, по мнению лица, у которого производится обыск, демобилизует поисковую деятельность. Так, обнаружение тайника может вызвать прекращение дальнейшего поиска. Зная это, преступники иногда делают ложные, дезориентирующие тайники, помещая в них предметы, не имеющие доказательственного значения. Один скрываемый объект может маскировать другие. Производя поисковые действия в конкретной обстановке, следователь постоянно задумывается над тем, каковы возможности этой обстановки для сокрытия искомых объектов. При этом не следует исключать никаких возможностей. Крупные драгоценности могут находиться в ржавой консервной банке, а изобличающая малоценная вещь — среди предметов роскоши. Следует помнить, что каким бы изощренным способом сокрытия не воспользовался преступник, его маскирующие действия неизбежно оставляют демаскирующие признаки и микроследы (исследование осуществляется при помощи технических средств, находящихся на вооружении криминалистических лабораторий).

Ограниченность приемов обыска, применяемых в работе того или иного следователя, может быть использована в своих интересах прячущими лицами (они нередко тщательно анализируют деятельность следователя). Наряду с этим следует иметь в виду, что поисковые усилия следователя не должны сводиться к осмотру всех, без исключения, предметов, к непременной реализации всех возможных средств и приемок поиски. Производство обыска — это во многом случайная, вероятностная деятельность, характер и результаты которой точно предсказать невозможно. В то же время следователь действует не методом проб и ошибок, а на основе профессионального расчета, путем определения наиболее вероятностных направлений для достижения успеха. Система его поисковых действий обусловливается обоснованными предположениями — розыскными версиями. Однако эти версии в процессе обыска постоянно модифицируются с учетом изменяющихся обстоятельств, по мере поступления новой информации (демаскирующие признаки, поведение обыскиваемого, негативные обстоятельства). Ориентирующее и доказательственное значение может иметь не только наличие, но и отсутствие определенных предметов.

Успеху обыска содействует знание способов совершения преступления, орудий преступления, предметов, имеющих отношение к преступлению, и т.п. Так, поисковые приемы по делам о хищении продуктов полеводства и о хищении драгоценностей будут существенно отличаться. Обыск по делам об убийствах будет по своей целенаправленности существенно отличаться от обыска по делу о хищении на спирто-водочном предприятии.

Проведение обыска предполагает проявление следователем разнообразных психологических качеств, свойств, профессиональных знаний, умений и навыков. Он может и должен использовать факторы, которые способствуют успеху обыска. К ним относятся: подготовка к производству обыска; целенаправленное наблюдение и правильный анализ обстановки на месте производства обыска, наблюдение за поведением обыскиваемого и т. д. Положительные или отрицательные результаты обыска очень часто зависят от надлежащей подготовки к этому следственному действию. Хорошая подготовка обыска обеспечивает своевременное начало этого действия, планомерность его проведения, уверенность в успехе, которая возникает у его участников. Плохая подготовка может привести к случайным, бессистемным поискам, нескоординированности действий обыскивающих и, в конечном счете, к чувству неуверенности в успехе.

В.Л. Васильев пишет, что в ходе подготовки к обыску следователю рекомендуется получить ответы на следующие вопросы.

1. Что следует искать. Как выглядят разыскиваемые предметы (форма, цвет, запах и т. д.).

2. Что представляет собой объект, подлежащий обыску: площадь объекта, рельеф объекта, его планировка, количество помещений, количество дверей и окон и их расположение, мебель и ее расположение и т. д.

3. Кто, кроме обыскиваемого, может находиться на объекте в момент обыска.

4. Каково освещение объекта обыска: искусственное и естественное.

5. Имеется ли на объекте телефон или другие средства связи (рация, звонок, селектор и т. п.).

6. Где могут находиться искомые предметы.

7. Кто будет производить обыск.

8. Какие технические средства и другие материалы следует взять с собой.

9. Когда наиболее удобно начать обыск.

10. Сколько времени может он продлиться.

11. Следует составить планы обыскиваемого объекта и порядка производства обыска в нем с четким распределением функций для каждого должностного лица.

12. Заранее подумать о выборе понятых.

13. Предусмотреть способы связи со следственным подразделением (телефон, радио, селектор).

Чем подробнее следователь ответит на указанные выше вопросы до обыска, тем меньше неожиданностей будет его подстерегать в момент производства обыска и тем больше шансов на успех при его проведении.

Успешное осуществление обыска в значительной мере зависит от проявления следователем организаторских качеств. В организационном аспекте обыск представляет сложное многоэтапное действие, требующее, как уже было сказано, подготовки и планирования, согласованных действий между всеми его участниками. Вся организационная работа обычно ложится на следователя. Он должен обеспечить четкость, последовательность и эффективность, как своих действий, так и действий других участников обыска. Следователь, в частности, выбирает время обыска, подбирает участников следственного действия, готовит необходимые научно-технические средства, приглашает в случае необходимости специалистов, организует предварительное изучение личности обыскиваемых, определяет более рациональную тактику обыска и т. д.

Одним из основных способов получения информации при обыске является наблюдение и анализ его результатов. По одному из дел о крупном хищении в момент производства обыска следователь, предварительно изучивший обстановку в квартире обвиняемого, заметил, что кроватка его пятилетней дочки переставлена в другую комнату. Он обратил на это внимание матери ребенка, вызвав у нее сильное замешательство. В это время слышавшая разговор девочка сообщила, что ее кроватка стоит теперь как раз на том месте, где под полом папа спрятал много денег. Это сообщение ребенка помогло обнаружить тайник с добытыми преступным путем ценностями.

Особенно много информации может дать наблюдение за поведением обыскиваемого. Для получения наиболее полных и достоверных результатов такого наблюдения надо знать основные психологические закономерности поведения в конфликтной ситуации обыска. Во-первых, находясь в такой ситуации, обыскиваемый прогнозирует свое будущее в зависимости от результатов обыска. Это обстоятельство, как правило, приводит обыскиваемого в состояние сильного эмоционального возбуждения, которое он обычно стремится скрыть. Во-вторых, приближение обыскивающего к месту хранения искомых предметов приводит к акцентированию в мозгу обыскиваемого тех очагов, которые связаны с событием преступления и его последствиями, и это обстоятельство не может не сказаться на поведении обыскиваемого, так же как и удаление обыскивающего от «опасного места». Наблюдать при этом рекомендуется за микродвижением рук и ног, мимикой лица, изменением голоса, цветом кожных покровов, потоотделением и т.д. лица, которое подвергается обыску.

Помимо обыскиваемых предметов и объектов, наблюдение может охватывать поведение животных и птиц, которые нередко указывают на присутствие скрывающегося человека или местонахождение спрятанных вещей. Известно, что многие из домашних животных проявляют беспокойство в близком соседстве от трупа, собаки возбужденно ведут себя, когда на их территории находится посторонний человек и т. д.

Касаясь лиц, производящих обыск, следует иметь в виду, что со стороны заметней многие промахи и упущения человека, увлеченного определенной работой. Это объясняется тем, что самоконтроль как психическое действие является задачей более трудной, чем контроль за деятельностью другого лица. Поэтому очень желательно при обыске иметь стороннего наблюдателя, который фиксировал бы промахи ищущего и незаметно указывал на них, например, подойдя к обыскивающему, незаметно, заранее обусловленным способом, обратил бы внимание на предмет, который нуждается в дополнительной проверке (выдвинуть ящик, открыть дверцу и т. п.).

Эффективность обыска связана с наличием у следователя целенаправленности и устойчивости внимания. Под вниманием в психологии понимается направленность сознания на определенные объекты, имеющие для личности значимость. Внимание в ходе обыска носит произвольный, волевой характер, поскольку следователь использует его для достижения намеченных целей, предпринимает определенные усилия для его сохранения, сосредоточения, чтобы не отвлекаться на иные посторонние раздражители.

Существуют известные трудности длительного сохранения устойчивости внимания. Однообразный характер поисковой работы, наличие отвлекающих факторов приводят к постепенному накоплению усталости, к рассредоточению внимания. Поэтому в случае длительности и трудоемкости обыска целесообразно через определенные периоды времени устраивать короткие перерывы. Важно, однако, в процессе обыска не отвлекаться, следовать намеченному плану. Желательно, чтобы участники обыска время от времени меняли характер поисковой работы (например, следователь после осмотра личной переписки обвиняемого переходил к поискам возможных тайников среди предметов мебели и т.п.).

Лица, производящие обыск, должны учитывать, что при изготовлении тайников и различных хранилищ преступники в некоторых случаях учитывают целый ряд факторов психологического характера. К ним можно отнести следующие:

1) расчет на появление фактора утомления и автоматизма. Так, искомый документ часто кладут в книгу, находящуюся в середине книжной полки. Расчет при этом основывается на том, что книги будут осматриваться с того или другого края полки, а к середине полки уже появятся определенный автоматизм, утомление, при которых следователь не будет перелистывать каждую страницу;

2) расчет на брезгливость (закапывают предметы в навоз, спускают в отхожее место и т. д.);

3) расчет на проявление такта и других благородных побуждении со стороны следователя (сокрытие объектов в кровати тяжелобольного, в кровати маленького ребенка, в могиле близких родственников и т. д.);

4) нарочитая небрежность сокрытия предмета (оставление его на виду);

5) отвлечение внимания изготовлением тайников-двойников. Расчет на то, что при обнаружении первого пустого тайника остальные такие же тайники осматриваться не будут;

6) расчет на организацию конфликта во время обыска с целью отвлечения внимания для перепрятывания искомого объекта.

Предварительный сбор всей перечисленной информации, тщательный анализ ее позволяют следователю успешно решить первую часть задачи по производству обыска — мысленно разгадать действия обыскиваемого.

Для осуществления обыска необходимо привлекать и специалистов, которые лучше знают сущность каждой вещи, ее назначение, могут уловить имеющиеся отклонения от предназначения вещи, выявить ее особенности. Так, в литературе приводится пример обыска, когда удалось обнаружить тайник благодаря тому, что для участия в обыске были приглашены столяр, строитель и сантехник. Восприятие объектов следователем дополнялось восприятием этих объектов специалистами, которые помогали восстанавливать, как давно и с какой целью производился тот или иной ремонт, устанавливали действительное соотношение частей объектов и т. д.

Для проведения обыска желательно устанавливать освещение, создающее лучшие условия для восприятия обстановки, чем — то, каким обычно пользуется лицо, в квартире которого производится обыск. Это позволяет обнаружить признаки и следы, которых при обычном освещении, пряча объект, не видел обыскиваемый.

Мы уже отмечали, что на внимании следователя отрицательно сказывается его утомление. Когда обыск носит длительный характер и сопряжен со значительной физической нагрузкой, необходимо устраивать перерывы для отдыха. Следует иметь в виду, что преступники нередко специально строят расчеты на утомление следователя.

В практике был случай, когда по одному делу производился обыск в комнате, все стены которой были от пола до потолка устланы стеллажами с книгами. Следователь искал могущие изобличить хозяина квартиры документы. После длительных поисков, проверки каждой из нескольких тысяч книг документы были найдены. Они оказались заклеенными в переплеты двух книг, стоящих посредине третьей полки сверху и второй полки снизу. На допросе обыскиваемый объяснил, что, предвидя возможность обыска, он полагал, что следователь будет просматривать книги в определенному порядке: либо сверху вниз, либо снизу вверх, либо начнет с тех полок, которые находятся на уровне протянутой руки, и каждая полка будет проверяться от левого или правого края. Исходя из этих соображений, он спрятал бумаги в книги, которые расположил так, что дойдя до них, следователь (по мысли прячущего) не мог сохранить должного внимания или вообще отказался бы от поисков.

Морально – этические аспекты производства обыска.

Обыск связан с принудительным вторжением в помещения, с обследованием предметов, документов, связанных с личной жизнью граждан. Это налагает на поведение следователя ряд этических требований.

В психологическом аспекте обыск является сложным и специфическим следственным действием, одним из доминирующих элементов которого является принуждение по отношению к обыскиваемому. В ходе обыска следователь и другие участвующие в нем должностные лица осматривают и исследуют жилище, различные постройки, участки местности, одежду и даже тело человека с целью обнаружения информации, необходимой для расследования преступления.

Для обыска характерна противоположность целей следователя и других участников обыска, с одной стороны, и обыскиваемого — с другой. Принудительный характер обыска и противоречие целей у лиц, принимающих в нем участие, обусловливают конфликтную ситуацию.

Обыск как следственное действие носит ярко выраженный поисковый характер. Следователю, работникам милиции необходимо найти орудия преступления, предметы и ценности, как правило, спрятанные, укрытые обвиняемым. Следователь при проведении обыска располагает обычно весьма ограниченными, неполными данными об условиях его производства, объектах, подлежащих изъятию, местах их нахождения. Эти факторы оказывают отрицательное воздействие на получение следователем информации о местонахождении спрятанных предметов.

При проведении обыска профессионально необходимыми качествами для следователя являются выдержка, самообладание, эмоциональная устойчивость. Обыск в квартире, личный обыск, а тем более задержание затрагивают существенные права и интересы обыскиваемого, членов его семьи. Возможность обнаружения в результате обыска орудий преступления, предметов и ценностей, добытых преступным путем, чревата для обвиняемого задержанием, арестом, суровым наказанием, увольнением от должности, а для его семьи — возможной конфискацией имущества, ухудшением материального положения, формированием отрицательного общественного мнения. Успешное проведение обыска означает для виновного и его семьи крушение многих жизненно важных планов, вызывает у обыскиваемых в этой связи значительные переживания. Все это свидетельствует о том, что обыск во многих случаях происходит в довольно острой конфликтной ситуации, может сопровождаться напряженностью, сложной психологической атмосферой, проявлением неприязни, гнева, раздражения, попыток оскорбления и т.д..

Следователь и работники дознания, участвующие в обыске, также не в состоянии оставаться эмоционально безразличными, испытывают самые разнообразные чувства и переживания. К ним, в частности, относятся гнев, возмущение, стремление найти изобличающие виновного предметы, решимость преодолеть возникающие трудности и т. д.

Конфликтные отношения в результате воздействия следователя и включения обыскиваемых в деятельность по осмотру отдельных объектов (открытие ящиков и шкафов, перенос по просьбе следователя белья и т. д.) частично снимаются. В ряде случаев снятие конфликтных отношений достигается разъяснением цели и необходимости обыска в связи с определенными прошлыми действиями самого обыскиваемого.

В случае возникновения остроконфликтных ситуаций в процессе обыска может применяться метод воздействия как внушение в форме приказа, что даст возможность резко изменить поведение обыскиваемого, вывести психическое отношение из состояния резкого конфликта.

Вторая задача в деятельности следователя — это установление речевого контакта с обыскиваемым в процессе обыска. Речевой контакт позволяет решать несколько задач: осуществлять убеждение, наблюдать за реакциями обыскиваемого, выяснять взаимосвязь обнаруженных объектов с другими, их значение для обыскиваемого и т. д.

При производстве обыска надо как можно шире включать обыскиваемого в беседу, практиковать постановку вопросов о назначении тех или иных предметов и т. д. Его речь свидетельствует о его внутреннем состоянии, о его отношении к действиям следователя или к отдельным предметам. Тембр голоса, манера говорить могут скорее выдать действительное отношение человека, чем другая внешняя реакция.

Речевое общение в процессе производства обыска использовано для разработки специфического приема воздействия, который был назван словесной разведкой'. Суть его в том, что следователь спрашивает обыскиваемого о расположении помещений, назначении тех или иных предметов, принадлежности определенных вещей и т. п. и при этом наблюдает за его состоянием, психофизиологическими реакциями. При этом в действие вступает новый дополнительный раздражитель — словесный, который еще более усиливает процессы эмоционального возбуждения обыскиваемого, усложняет возможности контроля за собственным поведением и реакциями. Словесный раздражитель усиливается, если задаваемые вопросы исходят из ситуации обыска. Еще большее значение имеет наблюдение за поведенческими актами обыскиваемого.

Такого рода поведенческие акты можно классифицировать как попытки, во-первых, отвлечь внимание участников обыска от осмотра определенных участков и предметов; во-вторых, сорвать обыск или приостановить его; в-третьих, замаскировать или закрыть доступ к каким-либо участкам помещения, определенным предметам; в-четвертых внушить представление о нецелесообразности поисков на определенных участках помещения, о несушественности, незначительности каких-либо объектов (например, на вопрос следователя: «Что находится в чулане?» — жена обвиняемого отвечает, что там всякий хлам, что участники обыска зря потеряют время на осмотр и т.п.).

Целеустремленность и волевое поведение следователя при производстве обыска могут оказаться решающими для достижения успеха. Здесь нельзя рассчитывать на легкий успех. Не следует опускать руки при первых неудачах.

Нередко искомые предметы удается обнаружить в самый последний момент. Поэтому важно сохранить «творческий подъем» до конца обыска. Неверие в успех крайне отрицательно сказывается на поисковой деятельности. Потеряв надежду, следователь ищет поверхностно, без энергии, формально.

Существенное значение для обеспечения эффективности обыска имеет и проявление следователем такого волевого качества, как настойчивость, которая предполагает способность в течение длительного времени стремиться к достижению поставленной цели, преодолевая возникшие трудности.

Для успешного осуществления обыска важным условием является проявление следователем бдительности. Сложная психологическая атмосфера обыска, серьезные неблагоприятные последствия, могущие наступить для обвиняемого в случае обнаружения у него орудий преступления, предметов и ценностей, добытых преступным путем, могут подтолкнуть обыскиваемого, членов его семьи к противодействию, применению различного рода хитростей, уловок, к провокациям. Отсутствие у следователя необходимой бдительности, ослабление контроля за поведением обвиняемого, членов его семьи могут привести к весьма нежелательным последствиям.

Не должен следователь в течение всего времени обыска забывать и о нравственно-этических принципах. С начала и до конца обыска следователь обязан проявлять вежливость, корректность, не допуская грубости, оскорблений, каких-либо угроз. Следователь может испытывать чувства гнева, возмущения, осуждения по отношению к лицу, у которого производится обыск, однако все это не избавляет его от необходимости быть сдержанным, особенно к членам семьи обыскиваемого. Большое чувство такта требуется от следователя при изучении во время обыска документов, свидетельств личной, интимной жизни обыскиваемых, переписки, фотографий, дневников.

Этическая сторона производства обыска настолько значима, что ряд нравственных требований к этому следственному действию предусмотрен законом (ст. 168—172 УПК РСФСР). Следователь не имеет права прибегать к действиям, унижающим достоинство личности обыскиваемого, он обязан обеспечить неразглашаемость обстоятельств интимной жизни обыскиваемых лиц. Личный обыск может производиться только лицом того же пола и в присутствии понятых того же пола. Обыск, как правило, не может быть проведен в ночное время.

Ряд требований к поведению следователя обусловлен нормами морали: тактичность, избежание грубых выпадов, конфликтных ситуаций, пренебрежительного отношения к обыскиваемым.

При необходимости произвести обыск малолетнего необходимо привлечь педагога и исследовать одежду малолетнего в условиях подходящего детского учреждения. Обследование местонахождения и одежды больного лица необходимо осуществлять с помощью врача. Врач осуществляет и осмотр полостей человеческого тела. С места обыска должны быть удалены дети. Во время обыска не должны оглашаться документы и письма, не относящиеся к делу. Необходимо воздерживаться от каких бы то ни было замечаний, оценок в связи с укладом жизни и поведением обыскиваемого лица и членов его семьи. На месте обыска не должен создаваться беспорядок. Следователь обязан бережно относиться к имуществу обыскиваемого.

Результаты обыска имеют не только доказательственное значение, но и выступают как обстоятельства, используемые в тактических целях при производстве других следственных действий.

Длительность и трудоемкость обыска делают также весьма желательным наличие у следователя психологической и физической выносливости.

Вопросы психологического характера, как правило, возникают уже в самом начале производства обыска, когда нужно решить вопрос о способе проникновения в квартиру обвиняемого таким образом, чтобы исключить с его стороны возможность сопротивления, уничтожения или перепрятывания орудий преступления, ценностей, важнейших доказательств по делу. Можно, например, организовать какое-либо «происшествие» на лестничной площадке: воспользоваться приходом к обвиняемому знакомых; зная распорядок жизни членов семьи обвиняемого, войти в квартиру в момент возвращения с работы одного из них и т. д. Обыскиваемый, его соучастники, члены их семей и посторонние лица не должны знать о предстоящем обыске.

При проведении обыска нужно учитывать образование, культурный уровень, профессию, знания, интеллектуальные способности обыскиваемого, что имеет немалое значение при выборе места и способа укрытия. Так, например, анализ уголовных дел о хищениях промышленного золота, нарушениях правил разработки недр и сдачи золота государству, спекуляции валютными ценностями показал, что расхитители, валютчики, используя знание физико-химических свойств драгоценного металла, для укрытия золота рассыпают его на определенном участке земли. Обнаружить таким образом спрятанное золото при обыске довольно трудно. Преступники же в случае необходимости могут легко извлечь его путем промывания земли водой. Ориентируясь в основных психологических закономерностях, преступник понимает, что у следователя выработана психологическая установка на обязательный поиск, притуплено внимание к тому, что лежит на виду, и этим старается воспользоваться.

Культурный и образовательный уровень человека, его профессия, интересы в значительной степени определяют условия жизни, характер обстановки в квартире и тем самым объективно обусловливают специфику объектов, предметов, подлежащих изучению при обыске. Поэтому все эти социально-психологические особенности личности обвиняемого требуют своего анализа при производстве обыска.

0быск в помещении, как правило, сопровождается проведением личного обыска, так как искомые предметы могут находиться непосредственно при обвиняемом, у отдельных членов его семьи. Следует отметить, что личный обыск с целью изъятия оружия является одним из необходимых средств обеспечения безопасности участников обыска и всех присутствующих, а потому его следует провести безотлагательно перед началом следственного действия. Что же касается более тщательного личного обыска обвиняемого, членов его семьи с целью обнаружения предметов и документов, могущих иметь значение для дела, то его целесообразнее провести на заключительном этапе. При этом продолжают оставаться в силе уже рассмотренные ранее основные нравственно-этические принципы, призванные гарантировать безопасность, здоровье и личное достоинство обыскиваемых.

Обнаружение в ходе обыска изобличающих обвиняемого предметов ставит его в трудное психологическое положение, приводя к дезорганизации многих психических процессов, ослаблению волевых установок, направленных на сокрытие причастности к совершению преступления. Учитывая это, целесообразно сразу после обыска произвести допрос и очную ставку, чтобы закрепить при обыске сведения новыми данными.

В большинстве случаев обыск и задержание — одновременно осуществляемые следственные действия, поскольку обыск в помещении преследует и цель обнаружения и задержания разыскиваемых лиц, а задержание обязательно сопровождается личным обыском.

В психологическом плане обыск и задержание, несмотря на ряд различий, имеют немало сходных особенностей.

По сравнению с другими следственными действиями задержание в наибольшей степени носит стрессовый характер. Он выражается в реальной опасности для жизни и здоровья участников данного следственного действия, окружающих, во внезапно меняющихся ситуациях задержания, необходимости глубокого и всестороннего анализа обстановки и т. д. В связи с этим при наличии названных выше факторов совсем иначе протекают многие психические процессы у сотрудников, задействованных в задержании. Определенная их дезорганизованность, нарушение последовательности мышления, чувство страха, тревоги, опасности, уменьшение объема внимания — все это требует учета, системы психической и физической подготовки, определенных тренировок. Поэтому далеко не каждый следователь или работник дознания может успешно провести задержание.

В процессе планирования и осуществления задержания большая роль принадлежит рефлексивному управлению следователя, которое заключается в умении провести это мероприятие с учетом особенностей личности подозреваемого, сложившейся ситуации, вероятного поведения лица, чтобы лишить его возможности скрыться, вынудить добровольно сдаться и т. д.

Мы уже отмечали, что психологические аспекты подготовки к задержанию и обыску во многом схожи. Они включают в себя изучение личности подозреваемого, обстановки предполагаемого места задержания. Данная информация необходима для решения вопроса о времени, месте и способе задержания. Всегда следует иметь в виду, что даже при наличии данных, положительно характеризующих подозреваемого, нельзя исключить вероятность сопротивления, в том числе и вооруженного. Вот почему столь необходимо в каждом случае сделать все для обеспечения безопасности всех участников задержания.

Вероятность сопротивления при задержании особенно часто встречается у рецидивистов, которых характеризуют стойкая антиобщественная направленность, злобность, агрессивность, стремление к насилию, психопатические черты характера; крайние формы эгоизма, враждебное отношение к работникам органов внутренних дел.

В стрессовых ситуациях задержания поведение подозреваемого в значительной степени определяется его эмоционально-волевыми особенностями. Агрессивность, злобность, несдержанность, неумение владеть собой, развязность, истеричность, склонность к аффектным вспышкам — все эти качества подозреваемого увеличивают возможность оказания им сопротивления.

Психологического анализа требует и выбор момента задержания. В практике встречаются ситуации, когда задержание приходится проводить без какой-либо предварительной подготовки, к этому вынуждают обстоятельства. Однако во многих случаях есть возможность выбора оптимального варианта задержания, к чему и следует стремиться. В ситуациях, когда преступник лишен возможности скрыться, причинить вред окружающим, но при этом находится в состоянии сильного возбуждения, вызванного страхом, отчаянием, ненавистью, алкогольным опьянением, наркотическими веществами, утратил способность к самоконтролю, — не следует спешить с захватом. Разумнее дать преступнику возможность прийти в себя.

Эффективным средством психологического воздействия является убеждение преступника в целесообразности добровольной сдачи. Здесь переговоры, однако, могут принести пользу только при условии знания психологических особенностей личности задерживаемого и умелого их использования. Для участия в таких переговорах имеет смысл пригласить людей, к которым задерживаемый питает добрые чувства, мнением которых он дорожит: его родителей, детей, родственников, друзей.

Большие психологические сложности возникают в тех редких случаях, когда окруженный преступник (или группа) отказывается сдаться, угрожая расправой с заложниками. В подобных случаях задача оперативно-следственной группы в значительной мере осложняется необходимостью обеспечить безопасность заложников.

Пример: В течение 1954 – 1956 г.г. по подозрению в хищении социалистической собственности и в иных преступлениях в отношении Эмиля Ш. трижды проводились расследования, но ни в одном случае не удавалось его изобличить. 24 января 1958 г. Эмиль Ш. пытался в своей квартире совершить самоубийство через повешение. Однако жена его спасла. При выяснении причин к самоубийству он заявил, что сделал это из-за семейного разлада.

В это время в его кассе была проведена ревизия, причем выявлена лишь небольшая недостача (3,65 кроны). 7 июля 1958 г. у Эмиля Щ. была проведена новая внезапная ревизия. В кассе ревизионные органы установили на этот раз излишек в сумме 169,95 кроны. Кроме того, при описании кассовой наличности обнаружено расхождение в 12 234 кроны, которое произошло потому, что в ходе ревизии Эмиль Ш. отправил без ведома ревизоров в центральную кассу три воинских требования на кредитные перевозки. Это обстоятельство вызвало у ревизоров подозрение. Кассу опечатали и предложили отстранить Эмиля Ш. от обязанностей кассира.

Однако в ночь на 23 июля 1958 г. был совершен взлом опечатанной кассы Эмиля Ш… Новая ревизия установила, что преступник похитил несколько пачек картонных проездных билетов общей стоимостью 56 717,11 кроны.

Установленные расследованием обстоятельства свидетельствовали, что взлом произвел Эмиль Ш… На этом основании следователь заключил Эмиля Ш. под стражу и одновременно произвел обыск на его квартире. При обыске следователь нашел два новых, еще не использованных картонных проездных билета: один находился в кухонном буфете, другой – в ящике кухонного стола.

Сначала следователь не придал этим билетам большого значения, счел мелочью, однако изъял их и отразил в протоколе обыска. Он исходил из того, что они могут иметь значение не только для изобличения Эмиля Ш. во взломе, но и для выяснения метода хищения денег.

Были проведены и другие следственные действия, как и обширные оперативно-розыскные мероприятия. Но ничего, что могло бы изобличить Эмиля Ш. во взломе кассы, установлено не было. И следователь приступил к допросу обвиняемого.

В ходе допроса следователь предъявил Эмилю Ш. два проездных билета, найденных при обыске, и потребовал объяснить их появление, указав при этом, что искреннее признание повлияет на меру наказания. Эмиль Ш., убежденный, что проездные билеты, которые следователь вынул из своего портфеля, именно те, что он спрятал в сарае у отца своей жены Павла О., признался и описал всю свою преступную деятельность.

Итак на первый взгляд мелочь – два неиспользованных картонных проездных билета – привела в конце концов к разоблачению и изобличению крупного расхитителя денежных средств.[8]

Заключение.

В заключение отметим, что успех обыска в значительной мере зависит от интеллектуально-волевых качеств следователя: от гибкости его интеллектуальной деятельности, развитости воссоздающего воображения, выдержки, настойчивости, профессионализма, самообладания, способности к длительному напряжению в преодолении трудностей. Отдельные из этих качеств могут быть хорошо развиты, другие — недостаточно. При подборе участников обыска следователю необходимо учитывать свои психические особенности, компенсировать свои слабо развитые качества в системе групповой деятельности.

Слушатель:


Список использованной литературы.

1. Васильев В.Л., «Юридическая психология». – М.: 1991 г.

2. Глоточкин А.Д., Пирожков В.Ф., «Исправительно – трудовая психология», — М.: 1974 г.

3. Яковлев А.М., «Преступность и социальная психология». — М.: 1971 г.

4. Энциклопедия преступлений и катастроф, «Ограбления и кражи»: Литература, 1996 г.

5. Еникеев М.И., «Основы общей и юридической психологии». Учебник для вузов. – М.: Юрист, 1996. – 631с.

6. Чуфаровский Ю.В., «Юридическая психология».Учебное пособие для юридических вузов. – М.: Право и Закон, 1997. – 320с.


[1] Еникеев М.И., «Основы общей и юридической психологии». Учебник для вузов. – М.: Юрист, 1996 г..

[2] Чуфаровский Ю.В., «Юридическая психология». Учебное пособие для юридических вузов. – М.: Право и Закон, 1997 г .

[3] Еникеев М.И., «Основы общей и юридической психологии». Учебник для вузов. – М.: Юрист, 1996 г.

[4] Яковлев А.М., «Преступность и социальная психология». — М.: 1971 г.

[5] Васильев В.Л., «Юридическая психология». – М.: 1991 г.

[6] Яковлев А.М., «Преступность и социальная психология». — М.: 1971 г.

[7] Чуфаровский Ю.В., «Юридическая психология».Учебное пособие для юридических вузов. – М.: Право и Закон, 1997 г..

[8] Энциклопедия преступлений и катастроф, «Ограбления и кражи»: Литература, 1996 г.

еще рефераты
Еще работы по психологие