Реферат: Психоанализ: зачем, кому и когда это нужно?

Сергей Лынов, психоаналитик lynoff@online.ru

Любой может рассердиться — это легко.

Но быть рассерженным на человека, заслужившего это, в правильной степени, в правильное время, во имя правильной цели и правильным способом — это нелегко.

Аристотель, Никомахова Этика

Как-то довелось мне быть свидетелем околофилософской дискуссии. Муж-технарь говорил жене-гуманитарию что, вот, мол, почему то, если человек не знает, кто такой Достоевский или Рембрандт и не читал Войну и Мир, то его считают невеждой, но его репутация совершенно не страдает, ежели он не знает что такое электричество и как работает дизель. Под образованностью и культурном уровнем мы почему то понимаем гуманитарную составляющую — хорошо ли человек знает литературу, историю, театр, музыку, живопись, и совершенно нам наплевать, насколько он подкован в технических областях, хотя в повседневной жизни гораздо больше пользы человеку от того, что он может поменять свечи в автомобиле нежели от того, что он знает сонеты Шекспира наизусть.

Слушал я все это и подумалось мне о другом… Хоть ты и знаешь как работает синхрофазотрон и чем отличается хокку от танка, — ни то ни другое знание не делает тебя счастливым. Ни гуманитарные, ни технические знания не имеют отношения к тому, как ты чувствуешь себя, что называется, «по жизни», не гарантируют психологического благополучия.

В школах и институтах не учат главному — эмоциональной и социальной компетентности. Общество заботится об интеллектуальном багаже и не уделяет никакого внимания развитию эмоциональной сферы. Система образования готовит профессионалов но никто не воспитывает эмоционально зрелых личностей. Воспитание личностей предоставлено случаю. Если встретил ты, скажем тренера, или учителя с большой буквы, или руководителя какого-нибудь кружка, в общем, человека, с которого можно что называется «лепить себя» -замечательно, повезло тебе. А не встретил……

Главная роль в эмоциональном развитии, конечно, принадлежит родителям. В идеале на их примере каждый учится общаться, не нешать нос в неудачах, добиваться своего, радоваться и горевать, ухаживать и флиртовать, увлекаться, дружить и ненавидеть, преодолевать трудности и сопереживать. Эмоциональная зрелость предполагает прежде всего открытость, способность чувствовать и понимать эмоции другого и сопереживать. Главное в формировании эмоциональной сферы как ни банально это звучит — любовь и принятие. Ребенок должен чувствовать, что его эмоции не вызывают у родителей отторжения. Тогда он понимает, что человек на любые чувства имеет право и как бы он себя не вел, родители все равно будут его любить. Ребенок не боится эмоций, не прячет их, он открыт для переживаний и способен формировать межличностную эмоциональную жизнь. Эмоции в этом случае могут жить в отношениях, могут выражаться по отношению к другим людям, они не загнаны в фантазии или соматические расстройства.

Хорошо, если родители были достаточно любящими и терпеливыми. Хорошо, если у них было на ребенка время. К сожалению, ситуация такова, что семья часто не может воспитать эмоционально зрелого человека. Родители заняты карьерой или хотят еще пожить для себя, ребенок предоставлен бабушкам, няням или детскому саду. Увы, у нас ребенок часто воспринимается как помеха и обуза, он всем мешает, с ним нужно сидеть, на него нужно тратить время и нервы. Я уж не говорю о том, что родители сами могут быть весьма неадекватными людьми. Все чаще они со своими то эмоциями не могут разобраться, от своих чувств вынуждены защищаться, своих аффектов не могут выдержать, не говоря уж о ребенке. Ребенок, выросший в неполных семьях практически обречен испытывать серьезные психологические трудности. Все это имеет самые плачевные последствия. Многие из нас всю жизнь несут на себе печать недополученного тепла и любви. Как писал Ролло Мэй:

«Невротик может провести всю жизнь пытаясь довершить с новыми знакомыми старые битвы, не нашедшие разрешения в детстве».

Эмоциональная зрелость и компетентность касается элементарных, казалось бы, вещей – например, материнства. Оказывается, способности к материнскому поведению может просто не быть, не сформироваться. Ученые Научного центра психического здоровья РАМН провели исследование формирования материнского поведения и его влияния на психическое развитие детей раннего возраста — с этапа беременности до достижения ребенком возраста 4 лет. Обследовали 84 женщины, средний возраст 26 лет. Результаты ошеломляют: поведение лишь небольшой части матерей можно назвать по-настоящему материнским. Между матерью и ребенком часто отсутствует эмоциональный контакт. Мать не чувствует потребностей ребенка и ведет себя согласно каким-нибудь правилам – например, кормит строго по часам или руководствуется своими эмоциональными потребностями, например, укутывает ребенка в 20 одежек, избегая собственной тревожности или не позволяет отойти от себя ни на шаг.

Чтобы воспринимать заботу о другом как удовольствие, а не как обузу, чтобы воспринимать развитие другого как повод для радости, а не причину для ревности или источник хлопот – до этого нужно эмоционально дорасти.

Эмоциональная пропасть зияет практически во всех сферах межличностного общения. Отсутствие эмоциональной компетентности пытаются компенсировать интеллектом, навыками и треннингами. Достаточно почитать женские глянцевые журналы чтобы увидеть сугубо технологический подход к общению. Многие статьи представляют собой инструкции по завоеванию мужчины. Где искать? Как выбирать? По часам, или по ботинкам? Как привлечь? Как знакомиться? Звонить после первой встречи или не звонить? А после второй? Если звонить, то что говорить? Как не спугнуть, чтобы не сбежал? Ложится после первой встречи в постель или рано? Если нет, то после какой можно? Какие там чувства! Только страх, дикий страх одиночества, страх ошибиться и упустить добычу. Вот, например, цитата из статьи в МК, посвященной женскому одиночеству.

«- Тема женского одиночества сейчас суперактуальна, причем не только в России, но и во всем мире, — говорит доктор Еникеева. – «у меня не ладиться с мужчинами…», «Где найти мужчину….», «Как сделать, чтобы он не убежал после первой же встречи…» — самые обычные вопросы, с которыми ко мне приходят.»

Люди просто напросто перестают чувствовать, не могут или бояться руководствоваться чувствами и потому не могут вести себя естественно. Поскольку они не могут вести себя естественно, они стараются узнать, а как положено себя вести, а как надо себя вести в таких ситуациях, а как правильно себя вести. Естественно, выглядит такое отрепетированное общение весьма убого и ведет прямиком в тупик.

Даже в области карьеры эмоциональное развитие – важнейший фактор. Американский психолог Дэниел Гоулмен полагает, что эмоциональное развитие человека важнее его умственных способностей:

«У меня был друг, который, несмотря на выдающиеся умственные способности, вечно прогуливал лекции, болтался без дела и еле-еле окончил институт. Он и сейчас не у дел… С тех пор я не раз убеждался в том, что ум сам по себе не сулит удачи в жизни. Школьные медалисты иногда становятся средними студентами. А обладатели блестящих дипломов не могут найти свое место в жизни. В этом и заключается проблема: академические знания никак не соотносятся с реальными жизненными трудностями».

Подобные примеры, я думаю, найдутся у каждого.

Эмоциональное развитие попадает в сферу внимания общества только в случаях, требующих психиатрического или судебного вмешательства. Пока человек более менее функционирует, никого не сьел, не убил и окончательно не спятил – никому дела нет до того, что у него происходит с психикой.

А зря.

Настало время когда главная проблема человека – он сам. Теперь нас подстерегают не дикие звери, холод и голод, а скука и депрессия, мысли о самоубийстве, нервные срывы из-за неудач в карьере, неврозы и фобии. По оценкам Центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского около 30% россиян, то есть около 50 млн. человек, страдают теми или иными психическими расстройствами. К 2020 г. психические расстройства войдут в пятерку болезней, лидирующих по количеству людских трудопотерь.

Мало того, что тревожность, панические атаки, фобии, сложности в личностных отношениях, депрессии сами по себе изрядно портят жизнь, психологические проблемы, могут перейти в соматические заболевания или сопровождаться ими. Например, аллергия, астма, гастрит, гипертония, мигрени, весьма часто являются следствием внутренних конфликтов. Как свидетельствует мировая статистика, до 40% пациентов, которые годами обращаются за помощью к кардиологам, гастроэнтерологам, гинекологам, урологам и другим специалистам, нуждаются не во врачебной, а в психотерапевтической помощи.

Психологические проблемы стремительно становятся главным бичом западного мира. Видимо не случайно на рубеже веков возник психоанализ, как ответ на зреющую потребность. Кто-то должен был заниматься психологическими и эмоциональными проблемами. В мире психоанализ давно занял свое место. Если человек ходит к психоаналитику, никто пальцем на него не показывает. В российской ментальности психоанализ только начинает занимать свое место и пока что наша психологическая культура ужасающе низка. Мы не привыкли видеть в душевных мучениях серьезную проблему, которую можно и нужно решать. Еще бы, ведь у нас загадочная русская душа!

У этой души есть пресловутые национальные особенности. Например, специфическое отношение к личной ответственности. Если человек приходит к психоаналитику, подразумевается что он, как минимум, понял, что причины его проблем в нем самом, а не в окружающих. Для нас это пока что высший пилотаж. Достаточно посмотреть телевизор, чтобы понять, насколько нам не свойственно брать ответственность на себя. Например, для нас естественно обвинять во всех бедах правительство. Мол, власть у нас плохая, мастерица только взятки брать. Но кто выбирает такую власть? Мы обвиняем СМИ в том, что нам показывают чернуху, но ведь нас никто силой у экрана не держит. Мы своими ушами и глазами создаем рейтинг передачам, которые сами же ругаем.

Также мы относимся и к психологическим проблемам. Часто люди обращаются с просьбой «подправить» родственников – сделать так, чтобы сын не грубил, муж не пил, жена не изменяла и так далее. Во всем у нас виноваты окружение, обстоятельства и погода. И только двадцать раз наступив на одни и те же грабли и заметив, что с самыми разными людьми в разных обстоятельствах мы сталкиваемся с одними и теми же проблемами мы, наконец, догадываемся, что проблема в нас. Чтобы прийти к этому пониманию, обычно требуются годы.

Не последнюю роль играют традиции задушевного общения, которое обычно происходит в измененном состоянии сознания, а именно – под градусом. На трезвую же голову, да еще за деньги откровенно говорить о чувствах для нас пока слишком трудно и непривычно.

Не обходится и без банальной неосведомленности. Люди не знают и не понимают, зачем и в каких случаях имеет смысл обращаться к психоаналитику, чего ожидать от психоанализа, как он работает и так далее. И никто доступно и, в то же время, не теряя сути на эти вопросы не отвечает. Человеку, решившему обратиться к психоаналитику, негде почерпнуть нужные сведения. Если нет знакомых в психотерапевтической среде, единственным источником информации, не считая «сарафанного радио», могут стать разрозненные и разношерстные ресурсы Интернета. Что касается литературы, то она либо предназначена для специалистов и студентов, либо напротив, популярна на уровне избитых банальностей.

Хотелось бы хоть в какой-то степени заполнить этот пробел, попробовать описать, как работает психоанализ, как это влияет на эмоциональную сферу и заодно ответить на главные прагматические вопросы. Как и где найти психоаналитика? Как отличить профессионала? Что происходит во время анализа? Как и почему личность изменяется в ходе анализа?

Психоанализ показывает, что не нужно лезть в горы, прыгать с тарзанки или устраивать сеанс группового секса, чтобы познать себя. Простое откровенное общение требует часто гораздо большей смелости, чем рискованные поступки. Откровенный разговор с матерью или выяснение отношений с отцом – подвиги, о которых мы нередко всю жизнь фантазируем, но так и не можем на них решиться.

Поэтому мы не будем здесь рассуждать о биографии Фрейда, об Эдиповом комплексе и фаллической матери. Все эти термины мало что говорят человеку, не знакомому с этой сферой. К тому же книг с биографией Фрейда, содержащих рассказы об Эго, супер-Эго и Ид и так предостаточно. Мы же посмотрим на процесс анализа как на встречу и общение двух психик и с этой точки зрения постараемся понять, что же происходит в ходе анализа.

Когда нужен психоанализ?

Люди обращаются за психологической помощью по разным причинам. Однако, общее существует — искать помощи вынуждает невыносимое страдание. Именно страдание заставляет людей посещать аналитика несколько раз в неделю и платить немалые деньги. Тем более в нашей стране, где нет традиции обращаться к психологу в профилактических целях, люди часто приходят когда им уже совсем плохо.

Круг проблем, с которыми приходят к психоаналитику, очень широк – это может быть депрессия, когда «все плохо», нет сил что-либо делать, и вы переполнены отвращением к самому себе. Это могут быть навязчивые действия, например, вы возвращаетесь по десять раз домой, чтобы посмотреть, выключен ли утюг. Это могут быть навязчивые мысли и фантазии – «у меня рак», «я скоро умру», «все на меня смотрят» и тому подобное. Мучительные ощущения постоянной и беспричинной тревоги. Приступы страха и паники, например, страх замкнутого пространства, страх высоты. Все эти симптомы могут говорить о неразрешенном внутреннем конфликте.

Вместо ярко выраженных симптомов может быть общее ощущение, что у вас что-то не так, ощущение постоянного внутреннего дискомфорта.

Очень условно я бы разделил проблемы на 4 группы:

1) Вы хотите чего-то достичь. Чувствуете, что у вас есть потенциал, но также чувствуете, что вам что-то упорно мешает. Что-то непонятное, какая то преграда внутри вас, о которую разбиваются все ваши начинания. Например, ни одно начатое дело вы не можете довести до конца. Или не можете сработаться ни в одном коллективе. Или хотите создать семью, но все романы заканчиваются примерно одинаковыми разрывами.

2) Внешне в жизни все хорошо (семья, работа, дети, материальное положение) но есть нечто прогрессирующее, что вас все больше и больше беспокоит – мысли, фантазии, бессоница, вспыльчивость, стеснительность и так далее.

3) Есть нечто, что у вас не получалось никогда – например, никогда не получалось нормально общаться с другим полом. Никогда не было интимных отношений. Никогда не получалось выступать перед аудиторией.

4) Просто отсутствует внутренний комфорт по непонятной причине. Просто невыносимо плохо и непонятно почему. Например, может быть постоянное беспричинное чувство тревоги. Один весьма успешный в карьерном плане человек говорил, что каждый день он идет на работу со страхом разоблачения. Несмотря на успешную карьеру постоянно чувствует себя слабым, боится, что все узнают какой он на самом деле никчемный, что он ничего из себя не представляет. Он на хорошем счету, ему сулят скорое продвижение по службе, а он боится этого повышения, ему кажется, что на новой должности его уж точно разоблачат, уж точно все увидят, какой он на самом деле никчемный.

Конечно, все вышеперечисленное в той или иной степени можно отнести практически к любому человеку. Каждый из нас чего-то боится, чего-то никогда не делал, о чем-то фантазирует. Это не значит, что всем нужно срочно мчаться к психоаналитику. Критерием, как я уже говорил, является степень страдания.

Как найти психоаналитика?

Наиболее привычный и имеющий репутацию надежного способ – сарафанное радио. Хорошего специалиста рекомендуют знакомым. Однако нужно понимать, во-первых, что если этот терапевт помог вашему соседу, это вовсе не гарантирует, что он, как специалист и человек подойдет и вам. Во-вторых, крайне желательно, чтобы аналитик не был вашим другом или хорошим знакомым. Чем меньше вы пересекаетесь с ним в обычной жизни и чем меньше о нем знаете, тем лучше.

Если сарафанное радио молчит, есть другие способы.

1) В Москве есть несколько психоаналитических обществ. Их координаты можно найти в интернете, связаться и попросить кого-нибудь вам порекомендовать.

2) Хороший способ — искать через учебные заведения. Существует несколько институтов, где готовят психотерапевтов и психоаналитиков. Вы можете найти терапевта среди преподавателей и выпускников. При некоторых институтах работают центры, где вполне профессионально и успешно работают как преподаватели, так и выпускники.

3) Можно искать по рекламе, но известные и успешные терапевты не страдают от отсутствия клиентов и рекламы не дают. Заслуживает доверия реклама центров. НО! Если вы увидите рядом со словом психоанализ слова типа магия, целительство, приворот, 100% гарантии, астральный, космоэнергетика, чакры, обереги и т.п. – держитесь подальше. Психоанализ не имеет к этим вещам ни малейшего отношения. Если вам заявляют, что могут сделать приворот, а могут провести психоанализ — это гарантированное шарлатанство.

4) Можно искать в интернет, но не по объявлениям, а по публикациям. Поищите журналы и статьи на темы психотерапии, психоанализа, неврозов, депрессий и тому подобное. Если статья написана специалистом, обычно наряду с именем автора, там указан и его научный статус и иногда место работы. Вы можете связаться с авторами статей и записаться на прием.

Не стоит обращать уж очень большого внимания на титулы и дипломы, если вы в этой сфере не ориентируетесь. Во-первых, заиметь диплом сейчас несложно, а вот оценить его значимость вы вряд ли сможете. Во- вторых, звание, к примеру, кандидата наук говорит кое-что об уровне теоретической подготовки человека, но ровным счетом ничего не говорит о его эффективности как терапевта. В этом смысле публикации, особенно, если их много, более информативны – вы сможете составить хоть какое-то представление об уровне компетентности. К тому же, публикации часто основаны на примерах из собственной практики и есть возможность составить представление о том, знает ли человек о чем пишет.

Важнейший показатель (как, впрочем, для любой профессии) – опыт работы. Работа психотерапевта эмоционально очень тяжелая. Не все ее выдерживают и не всем она подходит. Если человек занимается этим несколько лет, то скорее всего он не случайный в этой профессии человек. Не бойтесь пробовать и выбирать, посетите нескольких специалистов. И главное – прислушивайтесь, прежде всего, к своим чувствам.

Конечно, понять по первым встречам насколько профессионален ваш терапевт довольно сложно, но в психоанализе и психоаналитической психотерапии, как и в любой другой профессии существуют азы, которых придерживается любой профессионал.

1) С вами обязательно проведут несколько предвартельных диагностических встреч. Обычно от 2 до 5 встреч, но может быть и больше в зависимости от конкретного случая. Это нужно для того, чтобы психоаналитик составил представление о вашей личностии и о ваших проблемах. Вам это даст возможность прислушаться к себе и понять сможете ли вы доверять этому человеку.

2) После этого вы заключаете устный контракт. С вами обязательно четко оговорят условия работы: количество встреч в неделю, время, продолжительность сеанса, условия оплаты, правила отмены занятий.

3) Психоаналитик никогда не станет говорить о гарантиях относительно продолжительности анализа (типа «гарантированно вылечу за 2 месяца»).

4) Профессиональный аналитик никогда не будет давать вам советов и наставлений, даже по вашей просьбе.

5) Если речь идет о психоанализе или психоаналитической психотерапии, то один из способов определить профессионал перед вами или нет — отношение к расписанию и к вопросам оплаты. Дело в том, что сеттинг (частота занятий, продолжительность, порядок оплаты) – важнейший инструмент в психоанализе. Кабинет психоаналитика должен стать для клиента надежным прибежищем. Человек должен быть уверен в том, что если он приходит в назначенный день и час – психоаналитик будет его ждать, чтобы ни случилось. Психоаналитик обязательно предельно четко обговорит с вами условия работы, оплаты и отмены занятий и самое важное — психоаналитик будет неукоснительно придерживаться этих договоренностей. Любые изменения оплаты или расписания обсуждаются заранее. Отмены и переносы сеансов крайне нежелательны и если психоаналитик часто отменяет или переносит сеансы, а уж тем более делает это без предупреждения — это повод задуматься о его профессионализме. Хотя ведущие психоаналитики очень заняты на преподавательской работе и часто принимают участие в конференциях, об отмене сеансов принято предупреждать заранее. Ситуация, когда вы приходите, а психоаналитика не оказывается на месте, может быть только при чрезвычайных обстоятельствах.

При выборе психоаналитика в нашей стране главное – найти круг профессионалов, например, психоаналитическое общество или институт, а не шайку шарлатанов. А уж среди профессионалов ваше бессознательное не замедлит выбрать подходящую фигуру. Обычно люди довольно долго думают, прежде чем прийти к психологу. У них, как правило, есть сознательные и бессознательные фантазии о том, что из себя представляет человек, который сможет им помочь. Не стоит преувеличивать роль разума в этом выборе. Как вы выбираете близких людей? Да никак! Они как-то сами выбираются. Каждого из нас тянет к определеному типу личностей. Почему-то мы симпатизируем одним людям, и с первой встречи терпеть не можем других. Это не объяснишь разумом и логикой. Мы еще не успеваем ничего сообразить, а впечатление о человеке и отношение к нему уже сложилось на основании мелочей, которых мы даже не замечаем. Это всем знакомо. Также и в выбре психоаналитика, — хотите вы или нет, скорее всего вы выберете того, кто вам нужен. Так что на вопрос как выбрать психоаналитика можно дать и другой ответ, который может показаться нелепым – никак. Его не нужно выбирать. В выборе психоаналитика мы также движимы бессознательными фантазиями, как и при выборе друзей, любовниц, мужей, жен и партнеров по бизнесу. Психика сама бессознательно ищет объекты, от которых может получить то, чего ей не хватает. Поэтому главное – искать в профессиональных кругах.

Что происходит во время анализа

Главное правило психоанализа предельно простое: говорить все, что приходит в голову. В общении с аналитиком нет запретных слов и тем.

Начало анализа похоже на беседу с попутчиком в поезде. Человеку, с которым вы случайно оказываетесь в одном купе, при наличии доверия с вашей стороны, желания слушать — с его и обоюдной симпатии вы можете со спокойной душой рассказать о себе самое сокровенное. Во-первых, потому, что нет причины опасаться последствий своих откровений, так как вряд ли когда-нибудь вы снова с ним пересечетесь, а во-вторых, и у вас, и у него нет заранее сформировавшегося отношения, которое могло бы помешать освободиться от груза переживаний.

Аналитик в начале работы и есть такой «случайный попутчик», которому мы симпатизируем (иначе мы бы к нему не пошли), с которым мы не пересекаемся в обычной жизни (не брать друзей и знакомых — правило профессиональной этики), который хочет и умеет слушать (подразумевается по определению). Более того, аналитик заведомо не будет осуждать, критиковать или поучать.

В жизни у каждого из нас есть множество социальных ролей. Нужно быть хорошим отцом, ответственным сотрудником, примерным сыном, справедливым начальником. Не только окружающие заинтересованы в этом, но и сам человек чувствует себя обязанным соответствовать ожиданиям близких. Где же человеку быть самим собой? Психоаналитику же клиент не обязан ничем. В кабинете психоаналитика можно осмелиться быть самим собой, со всеми слабостями, капризами, тревогами, страхами, ненавистью и злобой.

Хотя психоанализ — процесс формальный (в том смысле, что вы обращаетесь за помощью к специалисту и оплачиваете его услуги), у вас, тем не менее, начнет формироваться определенное отношение к аналитику, как и к любому другому человеку, с которым вы периодически общаетесь. Через некоторое время, выговорившись и выложив наболевшее, вы, скорее всего, обнаружите, что появились темы, о которых вам не хочется говорить. Или вам попросту перестанет что-либо приходить в голову. Вы можете отметить, что вам уже далеко не безразлично, как реагирует аналитик на ваши рассказы. Не все равно, что он о вас думает. Мысленно вернувшись в наш иллюстративный поезд, представим, что вы едете, скажем, пару месяцев — за такой срок у вас сложатся вполне определенные отношения с вашими соседями. Кого-то вы станете недолюбливать, кого-то подозревать, кому-то завидовать, с кем-то искать дружбы, кому-то подражать, кого-то избегать или ревновать.

У вас появится эмоционально окрашенное отношение к аналитику. Оно может быть самым разным, но нейтралитет с налетом симпатии сохранить, скорее всего, не удастся. Например, вы отметите, что аналитик вас почему-то раздражает или вы, оказывается, его ревнуете. Вы можете начать завидовать его человеческим качествам или презирать за невзрачную внешность. Часто клиенты, свободно рассуждающие о своей сексуальной жизни на первых встречах, через некоторое время обнаруживают, что им стало стыдно откровенничать на эту тему. Заметив это, они понимают, что аналитик перестал быть для них отстраненным специалистом, а превратился в эмоционально значимую фигуру. Отношение к аналитику будет формироваться в основном по законам вашей психики, так как аналитик в традиционном психоанализе придерживается нейтральной позиции. Аналитик не будет оценивать ваши поступки, учить жизни или давать вам советы. Скорее всего, он воздержится от рассказов о себе, а также от каких-либо суждений по различным поводам.

Нейтральность нужна для того, чтобы как на чистой доске вы смогли увидеть ваши собственные сценарии отношений и стереотипы восприятия. Чтобы вы поняли, какова ваша роль в сложностях и проблемах, от которых вы хотите избавиться. Все внутренние конфликты, все стереотипы поведения и восприятия неизбежно проявятся в общении с аналитиком, и именно на примере этих отношений вы сможете не просто интеллектуально понять, а прочувствовать их в действии, оценить их адекватность и увидеть их автоматический и всеобъемлющий характер.

Важнейшая функция психики – переработка психического напряжения. Каждый прибегает при этом к индивидуальным, многократно испытанным приемам, сформированным в течение всей жизни. Например, человеку в автобусе наступили на ногу. Кто-то начнет орать, закатит истерику, другой промолчит, но в своем воображении пустит в обидчика очередь из «калашникова» и успокоится, третий умиротворит себя тем, что человек устал, плохо стоит на ногах и потому — простительно, четвертый дома наорет на жену. Также как в жизни на одно и то же событие каждый реагирует по своему, на все ограничения, на любые события в ходе анализа вы будете реагировать сугубо индивидуальными способами, многократно испытанными в ходе всей вашей жизни. Вы их уже давно не замечаете, настолько они стали автоматическими и воспринимаются вами, как нечто абсолютно естественное и само собой разумеющееся.

Например, вы заметите, что опасаетесь похвастаться перед аналитиком новой покупкой, подозревая, что он будет завидовать вам. Но если вам ничего неизвестно о личных качествах аналитика, задайте себе вопрос: откуда у вас предположение о его зависти и чем она для вас опасна? Не вмешался ли сюда ваш прошлый опыт и не применяется ли без разбору ко всем, с кем вам приходится общаться? Задача аналитика – увидеть сформировавшиеся у вас стереотипы восприятия и показать, что и в общении с аналитиком и за пределами аналитическго кабинета вы прибегаете к одним и тем же испытанным приемам, даже если они недаекватны ситуации.

В ходе анализа молодой, привлекательный и успешный мужчина, выразил уверенность о том, что его аналитик (женщина), несомненно, пользуется большим успехом у мужчин и, скорее всего, имеет нескольких любовников, на фоне которых он явно проигрывает. О реальной личной жизни аналитика он ничего не знал. В процессе терапии он впервые понял, что таким образом воспринимает любую понравившуюся ему женщину, и смог задуматься над тем, когда и как у него сформировался именно такой стереотип восприятия.

Психоанализ основан на идее о том, что нами во многом руководит бессознательное. Составить о нем картину на основании мелочей, ничего не значащих на первый взгляд поступков, сновидений – вот задача аналитика. Бессознательное можно сравнить с грамматикой или с линиями магнитного поля. Грамматика нигде не написана, но она структурирует написанное. Линии магнитного поля сами по себе не видны, но располагают определенным образом оказавшиеся в поле действия железные опилки. Грамматика организует слова, а бессознательные фантазии организуют поступки и высказывания, структурируют эмоциональную жизнь, влияют на выбор работы или партнера, на творческие способности, на выбор профессии и круга общения.

Бессознательное структурирует психическую активность в самых разных сферах. Так один из клиентов в какой-то момент заметил, что пишет статьи и занимается сексом по одной и той же схеме. Начнет писать, набросает основные мысли на пару абзацев, идею выразит и после этого ему нужно срочно прерваться, покурить или посмотреть телевизор. Точно так же, начав приставать к жене, он через минуту должен был обязательно прерваться под каким-нибудь предлогом. По его словам он еще в детстве, когда занимался моделированием вел себя также. Ему было невыносимо скучно доводить модель до конца – его интересовал только этап поиска решения. Если модель в принципе работала, то оформлять ее окончательно, доводить до конца, вставлять в корпус было уже совершенно неохота. Интерес пропадал. Это пример того, как бессознательная фантазия структурирует поведение в совершенно разных областях – в творческой, в сексуальной и в профессиональной.

Зачем нужен сеттинг?

С психическим напряжением не всегда справляются с помощью слов. Мы нередко выражаем действиями то, что не можем облечь в слова. Это и язык телодвижений и просто поступки. Опытнейший бизнесмен, глава International Management Group и знаток психологии Марк Маккормак писал о том, что на переговорах люди, как правило, надевают маски и поэтому их сущность лучше всего раскрывается в переходные моменты. По тому, как человек прощается или здоровается, как он занимает свое место, смотрит на часы, поправляет галстук, можно понять гораздо больше о его личности, чем в процессе двухчасовых переговоров. Поэтому не удивляйтесь, если аналитик обратит ваше внимание на то, что вам кажется несущественным: на позы и мимику, на ваши опоздания и особенности оформления вами своих высказываний.

В ходе анализа нет ограничений на высказывания, но есть ограничения на действия: человек должен находиться на кушетке и стараться выражать свои чувства и мысли словами. Но речь, зачастую, не может передать весь смысл и полноту переживания, потому что человек никогда не выражал эти чувства словами, а просто вел себя определенным образом, реагировал поступками. Например, если вас приглашают на день рождения, а вы затаили обиду, вы можете, не высказывая своих чувств, просто проигнорировать приглашение. В данном примере вы, скорее всего, отдаете себе отчет в том, что происходит. Но очень часто чувство, воплощенное в действии, ускользает от нашего понимания. Нередко подобные неясные самому человеку действия носят навязчивый характер, так как их реальный смысл недоступен.

Поскольку общение с аналитиком ограничено стенами кабинета и временем сессии, в распоряжении клиента не так уж много средств для выражения чувств действиями. Единственный доступный способ – манипуляции с границами и правилами. Так называемый сеттинг (набор правил работы, время, оплата и т. п.) как раз и служит для того, чтобы по его нарушениям и вы и аналитик смогли увидеть, как вы сообщаете то, что не можете выразить словами.

В ходе психоанализа, когда отношение к аналитику уже перестало быть нейтральным, вы не останетесь равнодушными к ограничениям, правилам работы и реакциям аналитика. Например, вас может выводить из себя необходимость встречаться в строго определенное время, или расстраивать то, что за пропущенные сессии берется оплата, или то, что сессию не продлевают, если вы опаздываете. Отказ аналитика давать советы может восприниматься как пренебрежение, нежелание помочь. Молчание аналитика, с одной стороны, позволяет пациенту сосредоточиться на своих переживаниях, с другой – может раздражать, восприниматься как проявление недовольства или свидетельство угрозы. Создается как бы в лабораторных условиях мягкая, но фрустрирующая, иногда очень напряженная ситуация. Отношения не должны быть стопроцентно комфортными, иначе вашей психике просто нечего будет делать и она никак себя не проявит.

В этом одно из отличий психоанализа от утешительных бесед с друзьями. Он призван не просто облегчить сиюминутные страдания, но понять природу мучительных переживаний и разрешить внутренний конфликт, извлечь корень страданий. Для этого вы должны почувствовать в действии, как ваша психика справляется с разнообразными напряженными ситуациями.

Роль денег

Измерить в деньгах эффект от психотерапии невозможно. Если человек стал способен завести семью – сколько это стоит? Или стал способен открыть свое дело и преуспевает в бизнесе – как это оценить?

Помимо того, что деньги это заработок аналитика, они играют чрезвычайно важную роль в терапевтических отношениях еще по нескольким причинам.

1) Отношения психоаналитика и пациента не должны превращаться в дружеские. Анализ не должен превращаться в беззаботную болтовню. Деньги заставляют ценить время, проведенное в аналитическом кабинете. Деньги – эквивалент труда и времени пациента и аналитика, поэтому важно, чтобы оплата была ощутимой для клиента. Этих денег должно быть жалко.

2) В процессе анализа непременно возникают негативные чувства к аналитику. В то же время человек может испытывать благодарность. Если плата за анализ слишком низкая, клиент может не позволить себе выражать негативные чувства, рассуждая примерно так: «Этот человек так много для меня делает, так мало с меня берет и так внимательно меня слушает, а я его ненавижу. Я не могу говорить о ненависти. Это неблагодарно, и потом, вдруг он рассердится и повысит оплату…». Деньги формально снимают вопрос с благодарностью. Оплата дает возможность клиенту чувствовать себя на равных.

3) В жизни мы часто избегаем напряженных чувств и ситуаций. В процессе анализа непременно настанет этап, когда вы будете испытывать к аналитику сильные негативные или позитивные чувства. Это может привести к тому, что вы будете пропускать занятия под различными предлогами. Деньги — это средство, побуждающее вас все-таки прийти, выразить ваши чувства и работать с ними.

4) У каждого наверное были и есть фантазии об идеальном друге, идеальном учителе, идеальной женщине или мужчине. Нам иногда хочется, чтобы нас понимали без слов, во всем нам покатали, исполняли все наши желания. Хочется, чтобы нам не приходилось никого просить или убеждать. Это фантазии о слиянии и всемогуществе. Увы, так бывает только в утробе матери. Любой другой человек, в том числе и аналитик – отдельная личность со своими интересами, со своей жизнью. Деньги и расписание работы — это граница между двумя личностями.

5) Сугубо практическая причина. Когда вы заключаете с аналитиком устный контракт за вами закрепляется определенное время. Если вы не приходите, аналитик все равно не может записать кого-то вместо вас.

Почему и как меняется личность?

Увидеть и показать вам вашу «грамматику», стереотипы и эмоциональные слепые пятна – это лишь часть работы. Вторая часть – создать условия, в которых вы смогли бы повести себя по-новому.

У каждого из нас есть сферы жизненного опыта, куда наша нога не ступала, психические терра инкогнито, эмоциональные слепые пятна и неизведанные поведенческие территории. Проще говоря, это незнакомые нам чувства и модели поведения, ситуации в которых мы не знаем как себя вести, а если и знаем, то лишь интеллектуально, теоретически, не имея опыта непосредственного переживания.

Например, человек никогда в жизни не повышал голос, никогда ничего не требовал, не настаивал, не заставлял. Он и понятия не имеет, каково это – кричать, требовать, закатывать истерику, добиваться своего. Он лишь фантазирует об этом, но никогда не вел себя таким образом, у него нет непосредственного эмоционального опыта. Он никогда не чувствовал себя, скажем так, законно агрессивным, и пока он этого не попробует сам, все рассказы об этом – пустой звук. Как можно словами обьяснить прелести, скажем, семейной жизни. Ведь с прагматической точки зрения это сплошные хлопоты. Нужно содержать детей, добывать деньги. Чего же тут хорошего? Можно ли словами объяснить, что ругаться время от времени с близкими людьми это хорошо? Ведь это так отвратительно — ругаться.

Для того чтобы произошли реальные изменения, вы должны приобрести непосредственный эмоциональный опыт присутствия на «неизведанной территории». Здесь бесполезны рассказы или советы. Вы сами должны позволить себе испытать чувства, которых обычно избегали. Должны сами почувствовать, что значит, например, ревновать или завидовать, что значит соперничать. Это сможете сделать только вы сами. Психоаналитик может лишь создать условия для этого и быть с вместе с вами в этом исследовании.

Приведу метафорический пример.

Представим себе человека, который никогда не ел мороженого. Если вы будете расписывать ему, какое оно вкусное, освежающее, как оно тает во рту, сколько всякого мороженого бывает, да как хорошо пломбирчик, да с клубничкой, да в жаркую погоду – интеллектуально все вполне понятно. Но эмоционального, подлинного знакомства с мороженым не произойдет. После вашего рассказа за мороженое запросто можно будет принять сладкое сливочное масло – тоже тает во рту, тоже холодное. И совсем другое дело, если человек один раз просто попробовал мороженое. После этого он уже не перепутает его ни с чем.

Понять что-то можно только непосредственно пережив. Как при знакомстве по переписке — пока с человеком лично не встретишься – не поймешь, что он из себя представляет. Это относится к любому опыту. Например, понимание войны человеком, который там был и человеком, который только о слышал об этом – в корне разные вещи. Не даром побывавшие на войне могут чаще всего найти общий язык только друг с другом. Если у человека нет опыта близких, глубоких, доверительных стабильных, и в то же время эмоционально напряженных отношений, он не сможет понять что это такое, пока сам не попробует, даже если прочитает об этом массу книг. Если человек никогда не соперничал, не боролся, не дрался, он не поймет, что такое радость битвы, не поймет насколько свободней и легче жить и дышать, когда ты можешь позволить себе рассердиться.

Отношения с аналитиком — это арена, на которой человек впервые позволяет себе испытать чувства, недоступные ему ранее. Он пробует вести себя по-другому, обкатывает новые модели поведения по мере того, как постигает смысл и происхождение привычных ему стереотипов. В ходе анализа человек совершает маленькие, но значимые открытия: настает момент, когда он с удивлением обнаруживает: оказывается, можно чувствовать и жить по другому и от этого не настанет конец света. Например, склонный к депрессии человек, всегда предпочитающий брать вину на себя и избегающий выражения гнева, в ходе анализа с удивлением обнаруживает, что оказывается, он может накричать на другого, он в состоянии требовать, обвинять и возмущаться. В повседневной жизни есть множество обстоятельств, затрудняющих подобные попытки, так как все мы связаны определенными обязательствами на работе и в личной жизни и в той или иной степени зависим от них.

Что нужно для того чтобы человек решился сделать первые шаги в неизведанное? В первую очередь стабильность, безопасность и доверие. Сеттинг, о котором я писал выше, нужен еще и потому, что дает клиенту чувство уверенности. Человек знает, что в назначенное время его ждут, чтобы ни случилось, в каком бы настроении он ни был. Знает, что он может прийти с любыми чувствами. С симпатией или ненавистью, с завистью, злобой, печалью или раздражением и его примут, его чувства не будут отвергнуты. Его не будут осуждать, не будут убеждать, не будут критиковать.

Можно ли ускорить этот процесс? Это к вопросу о традиционном упреке психоанализу. Почему это так долго! Но почему это должно быть быстро? Откуда фантазия о том, что это может быть быстро? С какой стати? Может быть в этом повинна культура потребления? Как в магазине, мы хотим получить все сразу и не напрягаясь? К счастью, есть все-таки вещи, которые нельзя купить, но нужно прожить. Нельзя купить себе друга. С ним нужно прожить часть жизни. Нельзя купить семью, ее можно только создать. Нельзя купить взрослого сына, его нужно воспитать. Нельзя купить половую зрелость, нужно познать женщину. Конечно, было бы приятно посадить саженец и на следующий день покушать яблочки. Но так не бывает. Нельзя ускорить рост дерева и созревание вина. Так и с психикой, мы не можем загнать ее пинками в счастье. Она должна созреть.Это все равно, что заставлять новорожденного ходить. Человек может только сам решиться на стресс изменений. Мы можем ему помочь справится с этим стрессом, если он на него решился, но решиться может только он сам.

Почему-то, если речь идет об овладении иностранным языком или какой-нибудь специальностью, никого не удивляет срок в несколько лет. Перестройка личности гораздо более серьезный и трудный процесс, чем любое обучение. Изменить себя – это, возможно, самое трудное для человека. Это требует огромной психической и эмоциональной работы.

Психоанализ не делает жизнь проще, но делает ее полнее. Представим себе, что человек живет в склепе, со всеми благами цивилизации. Еда, питье, отопление, водопровод, канализация – все есть. Ему ничего не угрожает, безопасность полная. И вот он выходит из склепа. Он обретает не только больше свободы и возможностей, но и подвергается большему риску. Жизнь не становится более безопасной, но становится более полной, предоставляет гораздо больше возможностей получать удовольствие. Похожим образом при неврозе часть личности живет в склепе, занятая конфликтами и обидами давно минувших дней. Она не находит контакта с реальностью, и многие потенциальные возможности всю жизнь бесславно гниют из-за внутренних ограничений, которые давным давно никому не нужны, страхов и любви к психическому комфорту. Мы просто не видим вокруг себя эти возможности, не видим людей, с которыми могли бы быть счастливы, не видим работу, которая могла бы стать делом жизни.

Психоанализ – трудный процесс, требующий терпения, времени и сильной мотивации к изменению, но ваше упорство будет вознаграждено сторицей, так как успех в анализе приводит к улучшениям во всех сферах жизни – на работе, в творчестве, в любви и дружбе.

еще рефераты
Еще работы по психологии, педагогики