Реферат: Одиночество как фактор дезадаптации лиц пожилого возраста

одиночество как фактор дезадаптации лиц пожилого возраста 
Содержание 

Введение. 3 

Глава 1. Теоретическое обоснование проблемы одиночества пожилых как фактора дезадаптации. 6 

1.1 Понятие дезадаптации в психолого-педагогической литературе. 6 

1.2 Особенности формирования одиночества у лиц пожилого возраста. 14 

Выводы по главе 1. 25 

Глава 2. Экспериментальное исследование решения проблем одиночества пожилых людей  26 

2.1 Комплексный центр социального обслуживания населения. 26 

2.2 Организация работы  по преодолению одиночества пожилых людей в Комплексном центре социальной защиты населения. 34 

Выводы по главе 2. 48 

Заключение. 49 

Список использованной литературы… 51 


Введение

 

 

Проблема адаптации человека уже длительное время относится к числу фундаментальных как в психологии, так и во многих других областях научного знания. Существенную роль в сохранении ее научной и практической значимости играет «антропоэколологическое напряжение» (В.П.Казначеев), нарастающее из-за несоответствия темпа адаптациогенеза и происходящих во всех сферах жизнедеятельности человека преобразований. Адаптация представляет собой одни из вполне реальных способов сохранения жизнеспособности человека не только в современном стремительно меняющемся мире, но и в будущем.

Включение адаптации в круг важных общепсихологических проблем определяется как реальными требованиями жизни, так и логикой развития научной психологии. Современная психологическая наука, активно и масштабно включившаяся в решение актуальных для общества задач, сталкивается с необходимостью осмысления изменений психологии человека. Поиски объяснения поведенческих модификаций, определение интегральных факторов упорядочения психологических трансформаций связаны с изучением адаптации.

 Особое внимание уделяется нарушению адаптации – дезадаптации, потому что именно в этом случае человек испытывает проблемы и нарушения собственной социальной активности.

Анализ теоретических и методологических подходов, существующих в различных научных областях, включая философию, биологию, медицину, валеологию, социологию, педагогику, позволил выделить несколько обобщенных смысловых аспектов адаптации и дезадаптации:  расмотрение жизнедеятельности в изменяющихся условиях существования (Р.М.Баевский, И.Г.Беспалько, Н.Н.Василевский, Н.Р.Деряпа, Н.И.Косенков, В.Н.Крутько, Ф.З.Меерсон, В.П.Петленко, С.И.Сороко); адаптация как приспособление к измененным условиям среды (В.А.Ананьев, Е.В.Витснберг, А.И.Воложин, И.Б.Дерманова, Р.Г.Ильюченок, В.П.Казначеев, Л.А.Коростылева, А.Г.Маклаков, И.А.Милославова, Н.Н.Обозов, А.Н.Северцев, Ю.К.Субботин); достижение устойчивости в измененной среде (Ф.Б.Березин, Л.Ф.Бурлачук, Е.Ю.Коржова, В.И.Медведев, В.А.Петровский).

Изменения, происходящие в социальном, культурном, предметном и природном окружении, ставят специалистов перед необходимостью изучения дезадаптации с позиций человека как субъекта жизнедеятельности, как целостной личности, осознанно выбирающей направление и способы построения собственного жизненного пути в нестабильном мире.

Наибольшие проблемы в решении данных вопросов возникают с теми социальными слоями, которые в силу объективных и субъективных факторов не могут обеспечить себя самостоятельно. К одной из таких групп относятся пожилые люди. Их социальная и психологическая незащищенность, ранимость не позволяют самостоятельно решать возникающие в современном обществе проблемы. Помощь данной категории людей – одно из основных направлений деятельности социального работника, психолога. Необходимость сохранения активной жизни в пожилом возрасте – одна из актуальных тем современных научных исследований. В данном контексте рассматриваются такие вопросы, как факторы старения (прекращения трудовой деятельности, сужение привычного круга общения и др.), адаптация к новым внешним условиям, снижение интеллектуальных возможностей, предпочитаемые копинг – механизмы (механизмы совладения со сложными ситуациями) и др. (М.Д. Александрова, Л. И. Анциферова, Л. В. Бороздина, О. В. Краснова, С. Г.Максимова, Н. Н. Сачук, Н. П. Петрова и др.)

Актуальность проблемы и ее недостаточное рассмотрение в теории и практике социальной работы определило тему нашего исследования: «Одиночество как фактор дезадаптации пожилых».

Цель исследования: теоретически обосновать и эмпирически исследовать специфику работу по преодолению одиночества пожилых как фактора дезадаптации.

Объект исследования – одиночество как социально-психологическая проблема.

Предмет исследования – одиночество как фактор дезадаптации пожилых людей.

Гипотезой исследования является предположение о том, что одиночество, как один из факторов дезадаптации пожилых людей, необходимо корректировать в рамках социально-психологической деятельности через организацию совместной деятельности пожилых людей, организацию и проведение клубов по интересам, привлечению пожилых людей к решению общих вопросов.

Для достижения поставленной цели и доказательства гипотезы нами определены следующие задачи исследования:

·<span style=«font: 7pt „Times New Roman“;»>       

на основании изучения теоретических источников уточнить сущность изучаемых понятий;

·<span style=«font: 7pt „Times New Roman“;»>       

проанализировать особенности формирования дезадаптации пожилых людей;

·<span style=«font: 7pt „Times New Roman“;»>       

выявить специфику формирования одиночества в пожилом возрасте;

·<span style=«font: 7pt „Times New Roman“;»>       

экспериментально исследовать способы решения проблем одиночества пожилых.

Методы исследования: теоретические — анализ литературы, обобщение и систематизация материала; практические  —  наблюдение, анкетирование, проектирование.

Базой исследования является отделение дневного пребывания пожилых и инвалидов комплексного центра социального обслуживания.


Глава 1. Теоретическое обоснование проблемы одиночества пожилых как фактора дезадаптации

 

1.1 Понятие дезадаптации в психолого-педагогической литературе

 

Адаптация- феномен психологии личности. Адаптация представляет собой механизм самораскрытия личности, обеспечивающий трансформацию изменений окружающей среды во внутренние условия создания новых способов взаимодействия с реальностью и с собой. Основная цель самораскрытия личности в начальный период адаптации заключается в сохранении собственной целостности[1].

Способность к самораскрытию в измененных условиях окружающей среды — основной психологический признак личности как субъекта адаптации. Полнота и вектор самораскрытия определяются осознанием и рефлексией изменений внешней реальности, активизацией механизмов личностной регуляции в трансформации адаптационного потенциала, ориентацией на значимость собственного Я.

Осознание изменений в окружающей среде — одна из составляющих сложной системы сознания адаптирующейся личности. На начальных этапах адаптации внешние условия воспринимаются как угрожающие физическому выживанию и как предоставляющие возможность для самораскрытия. Образ среды, включаясь в интеграцию психологических личностных свойств и адаптационного потенциала, регулирует избирательность отношения личности к себе и избирательность адаптационного поведения[2].

 Для адаптирующейся личности осознание изменений в собственном Я представляет собой ведущий ориентир в поисках внутренних резервов организации адаптационного поведения, освоения новой роли и сохранения целостности. Эгоориентация раскрывается в усилении значимости субъективной интерпретации окружающей реальности, в активизации рефлексивных компонентов адаптационного потенциала, в преобладании интегрирующей активности тревожности и стремления к самоутверждению, в инвариантности свойств самоконтроля и самоорганизации.

Дезадаптация — какое-либо нарушение адаптации, приспособление организма к постоянно меняющимся условиям внешней или внутренней среды. Степень дезадаптации характеризуется уровнем дезорганизации функциональных систем организма.

 В отношении к человеку применимы категории психической, психологической и социальной дезадаптации Объективные проявления дезадаптации выражаются определенным типом поведения, а субъективные — широкой гаммой психоэмоциональных сдвигов. Личностная дезадаптация может привести к формированию суицидального поведения в случае невозможности реализации базовых ценностных установок[3].

Дезадаптация с социальным окружением не простое отсутствие приспособленности к другим, а сложное социально-психологическое состояние. Неприятие группой индивида, социально-психологическая изоляция и связанное с ней психологическое состояние фрустрированности и подавленности, неадекватность коммуникативных навыков и поведенческая дезорганизация, внутренняя скованность и подчёркнутая застенчивость – вот далеко не исчерпывающий перечень его симптомов. Однако недостаточно перечислить отдельные показатели состояния дезадаптированности[4].

Более того, дезадаптированность – это не только вызванное определенными причинами состояние, она может выступать в качестве некоторого объекта стремления со стороны индивида: индивид может активно стремиться уклониться от групповых установлений, не принимать взгляды других и противостоять им, осложнять отношения с окружающими и обострять конфликты. В одном случае дезадаптированность индивида может исходить из социальной группы, «отвергающей» его, и из неумения индивида вписываться в свое окружение, а в другом – из стремления самой личности к нарушению состояния социально-психологического равновесия в межлюдских отношениях и преодоления требований приспособленчества. Известно, насколько в групповых нормах имплицитно или эксплицитно содержится требование к индивиду приспособиться к социуму, сообразовать индивидуальное поведение с социальными ожиданиями и экспектациями и насколько отрицательно оценивается и даже осуждается неадаптированность. Однако было бы излишним упрощением допустить, что от социума всегда исходит только требование приспособленчества. Напротив, в нормативной структуре тех или иных малых социальных групп, а также идеологических систем может фигурировать требование «иметь свой голос», отрицательная оценка беспрекословного следования за другими и положительное отношение к лицам, плохо приспособленным и по этой причине неустроившимся в жизни[5].

В психоконсультационной практике нам приходилось сталкиваться со случаями амбивалентного отношения личности к своей социальной дезадаптированности: мучительное чувство собственной социальной неустроенности и социально-психологического дискомфорта сопровождалось компенсаторно-самоутверждающим пафосом типа «зато я не такой, как все», «я не обязан подвергать себя чужому мнению и подчиняться чужой воле» и т. д.

Рассогласование с социумом не единственная форма дезадаптации. Личность может быть рассогласованной и во внутриличностном плане, о чем сейчас пойдет речь[6].

При анализе динамической тенденции к самоадаптации мы частично описали противоположное ей состояние, выражающееся в отсутствии согласия с самим собой, неуверенности в своих силах и недоверительного внутриличностного отношения, итоговым образом определяемое как внутриличностная дезадаптированностъ. Самим ярким образом она проявляется тогда, когда собственный выбор, свое решение или совершенный поступок предстают во «внутренней аудитории» личности объектам неприятия или осуждения. Выбор осуществлен, решение принято, поступок совершен – вроде бы все в порядке, все необходимые звенья поведения налицо, остается лишь перевести совершившееся психологическое событие в систему памяти индивида и перейти к другим поведенческим актам. Однако дело обстоит не так уж просто! Подобным образом может действовать запрограммированный человеком какой-то машинный механизм, но не сам человек. Он же способен и по внутренней необходимости должен перейти на последующий «режим работы»: заново перебираются варианты выбора, ретроспективно оценивается и переоценивается каждый из них, допускается другой способ решения и иная линия поведения в критической ситуации; личность может сожалеть о совершившем, обвинить себя за результаты поступка, умственно моделировать цепь событий при ином выборе и решении. Такая внутренняя «работа» не имеет общеустановленных и фиксированных временных рамок: в одном случае она может продолжаться в течение нескольких минут, в другом – днями, месяцами, годами. Мучительное «а что могло быть если...» указывает, с одной стороны, на то, что арсенал возможных линий собственного поведения и возможных способов самоосуществления выступает объектом рефлексии, а с другой стороны, на то, что налицо внутриличностное рассогласование и, как это удачно сформулировал В. В. Столин, работа самосознания через поступок[7].

Теперь пойдем дальше и попытаемся «высчитать» конкретно-возможные вариации социального и внутриличностного взаимодействия в ракурсе контрадикторной оппозиции «адаптация – дезадаптация». Не будем перегружать внимание читателя приведением уже известных ему способов выделения конкретно-возможных комбинаторных вариантов, воздержимся от их схематических изображений и прямо перечислим эти возможные образцы взаимодействия: (А) Дезадаптация к социуму – самоадаптация, (Б) адаптация к социуму – само-дезадаптация, (В) дезадаптация к социуму – самодезадаптация, (Г) адаптация к социуму – дезадаптация к социуму и (Д) самоадаптация – самодезадаптация. Дадим их краткое описание.

А. Дезадаптация к социуму – самоадаптация. Данный конкретный паттерн социального и внутриличностного взаимодействия может, например, выражаться в тех случаях, когда в личности повышается самооценка и внутренняя согласованность по мере того, насколько она девиантно ведет себя по отношению к групповым установлениям, изолируется со стороны других и, в целом, не вписывается в целостный «организм» труппы.

Б. Адаптация к социуму – самодезадаптация. Этот паттерн является инверсированным вариантом предыдущего. В качестве примера можно сослаться на психологическое состояние внутреннего рассогласования и недовольства собою, возникшее и усиливающееся в том случае, если собственное конформное поведение и компромисс к окружению является «вынужденной посадкой».

В. Дезадаптация к социуму – самодезадаптация. На сей раз разбирается тот образец взаимодействия, который указывает на переход межличностных конфликтов во внутриличностный план. Рассогласование с внешним миром взаимосвязано с интраперсональным рассогласованием. Психокоррекционная работа в таких случаях носит весьма сложный характер и включает в себя две взаимодополнительные стратегии: регуляция отношений личности с другими через стимулирование ее «работы» по саморегулированию и, наоборот, достижение необходимого уровня внутренней согласованности через урегулирование ее социальных отношений.

Г. Адаптация к социуму – дезадаптация к социуму. Стремление адаптации к социуму может привести к обратному результату, если средства достижения этой цели имеют дезадаптационный характер.

Д. Самоадаптация – самодезадаптация. Выделение данного паттерна может показаться умозрительным. Однако, если отрефлексировать его содержание, то можно, по крайней мере, указать на одно обстоятельство: причиной самоадаптивной активности личности может выступить ощущение внутренней рассогласованности. Самодезадаптация как причина (или условие) в таком случае предшествует и обуславливает сложные внутриличностные процессы, направленные на приятие себя и достижение необходимого уровня интрапсихической согласованности[8].

Особое значение дезадаптация принимает в старости, т.к. именно в этом возрасте способности к реадаптации резко снижаются по социальным, психологическим и медицинским причинам.

И.Кон приводит классификацию типов старости, в зависимости от характера деятельности, которой она заполнена.

1. Первый тип — активная, творческая старость. Люди расставались с профессиональным трудом и продолжали участвовать в общественной жизни, живут полнокровной жизнью, не ощущая какой либо ущербности.

2. Второй тип старости также отличается хорошей социальной и психологической приспособленностью, но энергия этих людей направлена главным образом на устройство собственной жизни — материальное благополучие, отдых, развлечение и самообразование, на что раньше не доставало времени.

3. Третий тип, в котором преобладают женщины, находит главное приложение силы в семье. Им некогда хандрить или скучать, но удовлетворенность жизнью у них обычно ниже, чем у представителей первых двух типов.

4. Четвертый тип — люди, смыслом жизни для которых стала забота о здоровье, которая стимулирует достаточно разнообразные формы активности и дает определенное моральное удовлетворение. Однако эти люди склонны преувеличивать значение своих действительных и мнимых болезней[9].

Все эти 4 типа старости И.Кон считает психологически благополучными, но замечает, что есть и отрицательные дезадаптационные типы развития. К таковым могут быть отнесены агрессивные старые ворчуны, недовольные состоянием агрессивного мира, критикующие все кроме себя. Другой вариант негативного проявления старости — разочарование в себе и собственной жизни, одинокие и грустные неудачники. Они винят себя за действительные и мнимые упущенные возможности[10].

Е.С.Авербух выделяет два крайних типа в собственном отношении к своей старости. Одни долго не чувствуют и даже не осознают свой возраст, поэтому в поведении «молодятся», подчас теряя в этом чувство меры; другие — как бы переоценивают свою старость, начинают чрезмерно беречь себя, раньше времени и больше чем это требуется, ограждают себя от жизненных треволнений[11].

Другие отечественные психиатры условно выделяют три типа старости: «счастливая», «несчастливая» и психопатологическая. «Счастливая» старость характеризуется умиротворенностью, мудрой просветленностью мировосприятия и мировоззрения, созерцательностью, сдержанностью и самообладанием. Так называемая «несчастливая» старость обуславливается повышением уровня личной тревоги, тревожной мнимости по поводу своего физического здоровья. Характерны также склонность к частым сомнениям и опасениям по незначительному поводу, неуверенность в себе, в будущем, потеря прежнего и отсутствие иного смысла жизни, размышления о приближающейся смерти.

«Психологическая старость» проявляется возрастно-органическими нарушениями психики, личности и поведения. Наблюдается снижение адаптационных возможностей психопатической личности с частым развитием разнообразных дезадаптационных реакций[12].

А.И.Анциферова, отечественный психолог, выделяют два типа, отличающихся друг от друга уровнем активности, стратегиями совладения с трудностями, отношение к миру и к себе, удовлетворенностью жизни.

Представители первого типа мужественно, без особых эмоциональных нарушений переживают уход на пенсию. У них отличается высокая активность, которая связана с позитивной установкой на будущее. Нередко эти люди воспринимают установку как освобождение от социальных ограничений, и стереотипов рабочего периода. Занятия новым делом, установление дружеских контактов, сохранение способности контролировать свое окружение порождают удовлетворенность жизнью и увеличивают ее продолжительность.

У представителей второго типа развивается пассивное отношение к жизни, оно отчуждаются от окружения, сужается круг их интересов и снижается показатели теста интеллекта. Они теряют уважение к себе и переживают тяжелое чувство ненужности. Такие люди тяжело переживают свой поздний возраст не борются за себя, погружаются в прошлое и, будучи физически здоровыми быстро дряхлеют[13].

Увеличение доли пожилых и престарелых в структуре населения, числа больных хроническими заболеваниями, одиноких стариков с особенностями их образа жизни и вытекающими отсюда социальными проблемами выдвигает новые требования к оказанию социально-медицинской помощи. Пожилые и старые люди наряду с непосредственно медицинской помощью, обусловленной тем или иным хроническим заболеванием, не в меньшей степени нуждаются в мероприятиях социально-медицинской реабилитации[14].

Определить степень участия в трудовой деятельности вышедшего на пенсию пожилого человека, помочь ему адаптироваться к новым условиям, содействовать активному участию в определении режима питания, формированию адекватного образа жизни  — это задачи медико-социального специалиста, вооруженного знаниями психофизиологических особенностей стареющего организма и в то же время информацией о возможных медико-социальной службы.

 

1.2 Особенности формирования одиночества у лиц пожилого возраста

 

Ю. Б. Гарнавский предлагает весь период позднего возраста делить на отдельные группы: пожилой возраст (его еще называют инволюционным или предстарческим) – от 50 до 65 лет; старческий возраст — от 65 и выше (50; с.4) Е. С. Авербух, отечественный психиатр условно выделяет возраст 45-60 лет как пост репродуктивный (климактерический) период, предшествующий пожилому (предстарческому — 60-75 лет) и старческому (75-90 лет) возрастом. По мнению автора людей свыше 90 лет следует считать долгожителями[15].

В отечественной науке принята следующая схема возрастной периодизации:

— Пожилой возраст 60-74 года мужчины, 55-74 года женщины.

— Старческий возраст 75-90 лет мужчины и женщины.

— Долгожители – 90 лет и старше мужчины и женщины.

Выделяется также пенсионный возраст, границы которого устанавливаются государством. При определении пенсионного возраста исходят из возраста хронологического – количества прожитых лет.

Существует понятие функционального возраста, который отражает возрастную динамику физиологических функций, определяется генетическим компонентом, образом жизни, перенесенными заболеваниями, стрессовыми ситуациями, физической, психической и интеллектуальной активностью; психологического возраста – группа показателей, характеризующих возрастные измерения психики; биологического возраста – показатель уровня износа структуры и функций организма.

Авторы отмечают, что разграничения на периоды является условными, поскольку календарный (хронологический) и биологический, а также психологический возраст не всегда совпадают[16].

Авторы отмечают, что разграничения на периоды является условными, поскольку календарный (хронологический) и биологический, а также психологический возраст не всегда совпадают.

Теперь рассмотрим пожилого человека с точки зрения психических изменений, происходящих с возрастом, а также тех социальных условий, в которых он живет и существует. Вспомним, какой возрастной промежуток занимает пожилой возраст. В это время большинство людей либо собираются на пенсию, либо уже давно получают ее. Резкий отрыв от любимой и привычной работы, трудового коллектива, с которым был тесно и давно связан, нарушение многолетнего жизненного стереотипа является мощным стрессовым фактором для нервной системы и психики, действие которого не может пройти бесследно. Человек, вышедший на заслуженный отдых, на пенсию, как бы повисает в воздухе: он уже не нужен производству, ему не надо утром торопиться на работу; дети его выросли и заняты собственными проблемами, у большинства из них свои собственные семьи, дети. Резко снижается материальный достаток. А впереди — старость с ее болезнями, немощью и необходимостью в помощи. Все это порождает пессимизм, депрессию. Хорошо, если человек способен продолжать творческую деятельность и находить в ней успокоение и компенсацию прежнего образа жизни. Особенно нуждается он в садовом участке, даче, где мог бы тратить свои силы[17].

Пожилой, или пенсионный, возраст с точки зрения психических переживаний можно считать решающим. Если человек сумеет найти усладу в своих внуках, собственных занятиях огородом, дачей, рыбалкой, обустройством дома, если он использует, наконец, постоянно упускаемые ранее возможности в своем творческом развитии, походах в музеи, на выставки, в театры и др., то достаточно легко и безболезненно перейдет на новый режим своей жизни. В противном случае этот переход становится крайне мучительным и для самого человека, и для его окружающих и близких.

Пожилой возраст требует разумного пересмотра своих возможностей с точки зрения и физических нагрузок, и организации своего отдыха, и привычек, и характера питания. То, что было возможно в 50 или 60 лет, становится неприемлемым в 70 лет. Интенсивность и длительность физических нагрузок необходимо снизить, отдых должен быть достаточно продолжительным и комфортным, пища — легкоусвояемой и небольшой по объему.

Общество не должно забывать людей старших поколений, уходящих или уже ушедших на пенсию. Тем более что личная активность, участие в профессиональной и общественной жизни стали необходимыми для большинства людей, переступивших пенсионный рубеж[18].

<p class=«MsoNormal» style=«text-align: justify; text-indent:
еще рефераты
Еще работы по психологии, общению, человеку. социологии