Реферат: Коррупция

Дипломная работа

Исполнитель: Голованова К.В.

Московский Гуманитарно–Экономический институт

2002 г.

В в е д е н и е

Проблема коррупции и взяточничества в России встала так угрожающе остро, что мотивы и актуальность выбранной темы просто очевидны. Покупается и продается все: от оценок в школе до принятия закона в Госдуме. Если в период правления команды Б.Н. Ельцина, в целом по России в 1995 году зарегистрировано свыше 14,2 тысячи должностных преступлений, то уже в 1997 году было выявлено свыше 16 тысяч преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. В то же время, по данным ученых и специалистов, значительное число фактов взяточничества (90 %) остается нераскрытым.[1]

Также видна явная взаимосвязь между коррупцией и взяточничеством и преступными структурами, потому что ни одна преступная структура не сможет существовать, не коррумпируя должностных лиц различного ранга для достижения своих целей. Сформировавшиеся преступные сообщества сделали ставку на подкуп должностных лиц разных уровней государственной власти, местного самоуправления, финансовых, контрольно-ревизионных органов, что значительно затрудняет выявление совершенных ими преступлений. Весьма точным является утверждение, что если обычная преступность наступает на общество, действуя против его институтов, в том числе государства, организованная преступность в этом наступлении старается опираться на институты государства и общества, использовать их в своих целях. Массовый характер приобрели факты незаконного выделения, получения и использования льготных кредитов, перелива капиталов в теневую экономику и зарубежные банки, отмывания денег, полученных преступным путем. Эти действия неизбежно сопровождаются разного рода корыстными злоупотреблениями должностными полномочиями, значительными суммами взяток.

Теоретической значимостью данного исследования является анализ правотворчества и правоприменения, состояния и степени коррумпированности общества, отображение различных источников взглядов на эту тему, их сравнительная характеристика.

Практической значимостью являются выводы по темам, предложения о создании единой независимой комиссии по борьбе с коррупцией, потому что организованная преступность возрастает именно в обществе с наиболее высоким процентом коррумпированности.

Объектом исследования является проблема борьбы с коррупцией и взяточничеством в России и за рубежом.

Предметом исследования являются общие закономерности возникновения, функционирования и развития коррупционных отношений (как способа реализации замыслов преступных сообществ), их сущность, структура, основные элементы и принципы.

Прочитав и исследовав труды ученых на эту тему, законов, нормативно-правовых актов, материалы конференций, можно прийти к выводу: как много людей интересуется этой проблемой, предлагают свои меры по искоренению этой болезни, используя при этом не общие фразы, а конкретные факты. Однако, к сожалению, от всеобщего обсуждения проблемы коррупции и ее взаимосвязи с преступными структурами с неизменной констатацией причиняемого вреда, общество по существу ни на шаг не продвинулось по пути реальной борьбы с ее проявлениями.

Целью исследования является отражение недостатков и пробелов в законодательстве, свидетельством этому служит то, что до сих пор так и не выработана государственная стратегия противодействия этому масштабному явлению, не принят ряд важнейших антикоррупционных законов и иных общественно значимых документов, а меры, которыми сегодня пытаются оказать на нее воздействие, оцениваются профессионалами в большей степени как имитация государственной активности, поскольку они изначально малоэффективны. Уголовные дела в отношении почти половины должностных лиц, привлеченных к уголовной ответственности за взяточничество, не доходят до стадии судебного рассмотрения. В отдельных случаях страдает и качество судебных решений по этой категории дел.

Нельзя не согласиться с тем, что именно коррупционные отношения, с одной стороны, провоцируют дальнейшее распространение и усиление криминальной напряженности в стране, а, с другой, ослабляют возможности государства и общества эффективно реагировать на этот процесс. Давно подтверждено, что криминальная коррупция подрывает устои государственной власти, деформирует, общественное сознание, ложиться тяжелым материальным бременем на россиян.

Коррупция стала серьезно угрожать верховенству закона, демократии и правам человека, подрывать доверие к власти, принципам государственного управления, равенства и социальной справедливости, препятствовать конкуренции, затруднять экономическое развитие и угрожать стабильности демократических институтов и моральных устоям общества.

Задачами исследования являются вопросы совершенствования борьбы с криминальными проявлениями коррупции. Ярким примером эффективной борьбы с коррупцией, которому, я считаю, нам надо последовать, является операция « Чистые руки», проведенная в Италии в начале 90-х, операция имела ошеломляющие результаты, которые большей частью неизвестны российской общественности! Заключаются же эти результаты в том, что под руководством прокурора Борелли, был, по образному выражению, возведен город Закона. Однако для этого ему пришлось разрушить старый город Взяткоград. В результате «чистки», покончившей с невиданной для цивилизованного государства коррумпированностью власти, оказались «выведенными из оборота» 80 % итальянских политиков, фактически прекратилось действие крупных партий. Одних только самоубийств подследственных было около трех десятков.

Подобную роль наши правоохранительные органы, в частности прокуратура, к сожалению, не играют. В одном из своих интервью Генпрокурор В. Устинов выразил сомнение в необходимости проведения «у нас операции такого масштаба как знаменитая операция «Чистые руки» в Италии.

«Никакие этические соображения не могут сравниться по силе предупредительного воздействия с опасением чиновника быть разоблаченным и наказанным. Честность чиновничества должна постоянно подкрепляться страхом перед хорошо работающим прокурором. Особенно в России, где нищие служащие испытывают огромные искушения и не стеснены ни общественной, ни религиозной моралью. Если за всеми, пусть даже достаточно жесткими, требованиями антикоррупционного законодательства не будут «проглядываться» грозная фигура независимая от «кормления», хорошо обеспеченного, боящегося потерять свою работу прокурора, требования эти не будут подкреплены реальной угрозой наказания за их неисполнение».[2]

Цели и задачи исследования обусловили структуру дипломной работы, которая состоит из введения, трех глав и заключения.

В первой главе показан генезис взяточничества и коррупции, отображены истоки возникновения взяточничества, как в нашей стране, так и в мире в целом.

Во второй главе раскрывается понятие коррупции, которое, кстати, так юридически и не отражено в нашем законодательстве, дается определение взяточничества, в ней также предпринята попытка рассмотрения социологических аспектов проблемы борьбы с коррупцией и взяточничеством, что тоже представляет определенный теоретический и практический интерес.

В третьей главе дается понятие преступного сообщества, освещается его взаимосвязь с коррупцией и взяточничеством, отражены некоторые аспекты борьбы с организованной преступностью.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются выводы и предложения автора, выделяются вопросы имеющие наибольшую ценность для деятельности юридических органов задействованных в сфере борьбы с коррупцией и сопровождающей ее организованной преступностью. Рассматриваются вопросы укрепления законности и правопорядка, осуществления эффективного метода борьбы с указанным злом.

Глава I. Генезис взяточничества и коррупции (исторический аспект)

С явлением коррупции история знакома уже очень давно. Еще Аристотель говорил: «Самое главное при всяком государственном строе — это посредством законов и остального распорядка устроить дело так, чтобы должностным лицам невозможно было наживаться». О взятках упоминается и в древнеримских 12 таблицах; в Древней Руси митрополит Кирилл осуждал «мздоимство» наряду чародейством и пьянством. При Иване IV Грозном впервые был казнен дьяк, получивший свыше положенного жареного гуся с монетами.

В Российском уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. (в редакции 1885г., действовавшее в России до октября 1917 г.) уже различался состав получения взятки – мздоимства и лихоимства.

Также Ш. Монтескье отмечал: «… известно уже по опыту веков, что всякий человек, обладающий властью, склонен злоупотреблять ею, и он идет в этом направлении, пока не достигнет положенного ему предела». Соответственно проявления коррупции обнаруживаются как в государствах с тоталитарным, так и демократическим режимом, в экономически и политически слаборазвитых странах и супердержавах. В принципе нет таких стран, которые могли бы претендовать на исключительное целомудрие.

Впервые цивилизованное человечество столкнулось с явлением коррупции в самые древнейшие времена, позже находим ее признаки по существу повсеместно.

Например, одно из древнейших упоминаний о коррупции встречается еще в клинописях древнего Вавилона. Как следует из расшифрованных текстов, относящихся к середине третьего тысячелетия до нашей эры, уже тогда перед шумерским царем Урукагином весьма остро стояла проблема пресечения злоупотреблений судей и чиновников, вымогавших незаконные вознаграждения.[3]

С аналогичными вопросами сталкивались и правители древнего Египта. Документы, обнаруженные в процессе археологических исследований, свидетельствуют и о массовых проявлениях коррупции в Иерусалиме в период после вавилонского пленения евреев в 597 — 538 гг. до Рождества Христова.

Тема коррупции обнаруживается и в библейских текстах. Более того, о ее наличии и вреде с горечью говорят многие авторы. Например, в одной из книг библии Книге премудрости Иисуса сына Сирахова отец наставляет сына: «Не лицемерь перед устами других и будь внимателен к устам твоим… Да не будет рука твоя распростерта к принятию… Не делай зла, и тебя не постигнет зло; удаляйся от неправды и она уклонится от тебя… Не домогайся сделаться судьею, чтобы не оказаться бессильным сокрушить неправду, чтобы не убояться когда-либо лица сильного и не положить тени на правоту твою...».[4] Нетрудно заметить, что сам характер наставлений свидетельствует, что библейскому обществу были достаточно знакомы факты подкупа судей и нечестного правосудия.

Не избежала проявлений и расцвета коррупции и античная эпоха. Ее разрушительное влияние было одной из причин распада Римской империи.

Более поздние периоды западно-европейской истории также сопровождались развитием коррупционных отношений. При этом их присутствие в жизни и делах общества получило отражение не только в исторических документах, но и во многих художественных произведениях таких мастеров, как Чосер («Кентерберийские рассказы»), Шекспир («Венецианский купец», «Око за око»), Данте («Ад» и «Чистилище»). Так, еще семь веков тому назад Данте поместил коррупционеров в самые темные и глубокие круги Ада. Историей объясняют его неприязнь к коррупции политическими соображениями автора, ибо Данте считал мздоимство причиной падения Итальянских республик и успешности своих политических противников.

Многие известные западные мыслители уделяли исследованию проявлений коррупции немало внимания. Как представляется, весьма и всесторонне в этом смысле исследовал ее истоки Никколо Макиавелли. Характерно, что многие его воззрения на эту проблему весьма актуальны и сегодня. Достаточно вспомнить его образное сравнение коррупции с чахоткой, которую вначале трудно распознать, но легче лечить, а если она запущена, то «хотя ее легко распознать, но излечить трудно».[5] Казалось бы, простая истина, но как она современна для оценки сегодняшней ситуации с распространением коррупции в мире и России.

К сожалению, Россия в смысле наличия коррупционных отношений не была и не является исключением из общего правила. Их формирование и развитие также имеет многовековую историю. В частности, одно из первых письменных упоминаний о посулах как незаконном вознаграждении княжеским наместникам относится еще к концу XIV века. Соответствующая норма была закреплена в так называемой Двинской уставной грамоте (Уставная грамота Василия I),[6] а позже уточнена в новой редакции Псковской Судной грамоты. Можно предположить, что эти источники лишь констатировали наличие подобных деяний, которые явно имели место намного раньше своего официального нормативного закрепления.

Распространенность лихоимства (взяточничества) в России была столь значительной, что по Указу Петра Первого от 25 августа 1713 года и позднейшим «узаконениям» лихоимцам была определена в качестве наказания смертная казнь. Однако и она не слишком устрашала казнокрадов. Чтобы представить себе хотя бы приблизительные масштабы продажности российских чиновников, достаточно вспомнить такие исторические персонажи, как дьяки и подьячие царских приказов допетровского и столоначальники поздних периодов, весьма вороватого сподвижника Петра Первого князя А. Д. Меншикова, казненного при Петре же за казнокрадство и лихоимство сибирского губернатора Гагарина, казнокрадов и взяточников высочайшего уровня из ближнего окружения последнего российского императора.

Весьма любопытна в этом плане направленная императору Николаю I «Записка Высочайше учрежденного Комитета для соображения законов о лихоимстве и положения предварительного заключения о мерах к истреблению сего преступления», относящаяся к августу 1827 года. В этом документе с исключительной скрупулезностью рассматриваются причины распространения коррупционных отношений в государственном аппарате, дается классификация форм коррумпированного поведения, предлагаются меры по противодействию данному явлению.

В частности, среди основных причин упоминаются «редкость людей истинно правосудных», «склонность к любостяжанию, самим устройством жизни непрестанно раздражаемая и никакими действительными препонами не стесняемая», низкий уровень окладов чиновников, которые «… не преподают никаких средств к приличному себя содержанию… не дают ни малейшей возможности за удовлетворением ежедневных жизненных потребностей уделить что-то на воспитание детей, на первое вспомоществование при определении их на службу, или хотя на малое награждение дочерей при выдаче в замужество». Это способствует тому, что врученную ему Правительством власть чиновник употребляет «в пользу корыстных видов, преступает во всех возможных случаях те законы, кои вверены его хранению, одним словом, побуждается лихоимство».

Интересен и предлагаемый перечень форм коррупционного поведения, в частности подкупов. Они «бывают различны: подарки, посулы, обещания, предложения услуг собственных своих покровителей, прельщения всякого рода; угадывают склонности Судей, отыскивают знакомства их и связи; если кого-то из них не успеют задобрить лично, то стараются подкупить в родственнике, в друге, в благодетеле. Познание человека нам открывает, что в тех случаях, где стекаются частные выгоды, с оными неразлучно связано большее или меньшее злоупотребление».

Что касается мер борьбы с продажностью чиновничества, то на первое место предлагалось поставить «скорейшее издание полного систематического свода законов, какие по каждой отрасли Государственного Правления должны служить единообразным руководством в производстве и решении дел без изъятия»; «отмена законов тех, кои очевидно способствуют к умышленным проволочкам, притеснениям и к вынуждению взяток»; «установление во всех частях Государственного управления таких окладов жалования, кои бы сколько-нибудь соразмерны были с потребностями существования в том звании, в каком кто проходит поприще службы, и тем самым останавливали бы служащих от поползновения к самовольному в крайности удовлетворению сих потребностей, лихоимством»; «установление справедливой соразмерности в наказаниях» так, чтобы «вред или чувствительность наказания превосходила выгоду, приобретаемую от преступления», а «чувствительность наказания за повторенное преступление превосходила выгоду не только приобретенную чрез преступление, но и всю ту выгоду, которая могла бы приобретена быть чрез все повторенные преступления в человеке, в коем порок обратился в привычку»; «строжайшее не на одной бумаге, но на самом деле наблюдение за точным исполнением Высочайших Указов, ограждающих судебную власть от влияния Главноначальствующих в разных частях Государственного управления»; «введение гласности в производстве суда, и вообще в отправлении канцелярской службы, исключая тех только дел, которые по особенной важности Высшим Правительством из сего изъемлемы будут».

Тем не менее, все эти благие рекомендации в принципе так и остались нереализованными, а чиновничий аппарат все более и более погружался в пучину коррупции. Не случайно нравы, царившие в чиновничьей среде, в том числе коррупционные деяния и их участники, получили яркое отображение не только в исторических документах, но и произведениях великих русских писателей Н. В. Гоголя, М. Е. Салтыкова-Щедрина, И. И. Лажечникова, А. В. Сухово-Кобылина, А. П. Чехова и многих других.

Издревле в России были три формы коррупции: почести, оплата услуг и посулы. Подношения в виде почести выражали уважение к тому, кто ее удостаивался. Уважительное значение «почести» проявляется и в русском обычае одаривать уважаемого человека, и в особенности, высокое начальство, хлебом-солью. Но уже в XVII в. «почесть» все больше приобретала значение разрешенной взятки. И, конечно, мздоимство в России расцвело на почве широкой практики подношений «почести» чиновникам.[7]

Другая форма подношений чиновникам связана с расходом на само ведение и оформление дел. Доходы чиновников в виде оплаты на ведение и оформление дел учитывались при определении им жалования: если в приказе было много дел, с которых можно было «кормиться», то им платили меньше жалования. То есть практика «кормления от дел» была частью государственной системы содержания чиновничества в XVII в.

Третья форма коррупции – посулы, т. е. плата за благоприятное решение дел, за совершение незаконных деяний. Чаще всего «посулы» выражались в переплатах за услуги, за ведение и оформление дел, и поэтому граница между двумя формами коррупции была размытой и едва различимой.[8]

Достаточно вспомнить яркие образы переродившихся советских служащих, созданные В. Маяковским, И. Ильфом и Е. Петровым, М. Зощенко и другими авторами. И это при том, что Ленин считал взяточничество одним из опаснейших пережитков и требовал для борьбы с ним самых суровых, подчас «варварских», по его выражению, мер борьбы. В письме члену коллегии Наркомюста Курскому он требовал: «Необходимо тотчас, с демонстративной быстротой, внести законопроект, что наказания за взятку (лихоимство, подкуп, сводка для взятки, и прочее и тому подобное) должны быть не ниже десяти лет тюрьмы и, сверх того, десяти лет принудительных работ». Суровость мер в борьбе со взяточничеством объяснялась тем, что большевиками оно рассматривалось не только как позорный и отвратительный пережиток старого общества, но и как попытка эксплуататорских классов подорвать основы нового строя. В одной из директив РКП (б) прямо отмечалось, что громадное распространение взяточничества, тесно связанное с общей некультурностью основной массы населения и экономической отсталостью страны грозит развращением и разрушением аппарата рабочего государства.

Тем не менее, несмотря на суровость правовых мер воздействия к взяточникам, искоренить это явление не удалось, так и не были устранены основные причины его, многие из которых были обозначены еще в упомянутой выше записке российскому императору Николаю I. Даже во времена тоталитарного правления И. Сталина вирус коррупции не был истреблен, хотя, безусловно, следует признать, что модель сталинского квазисоциализма внешне казалась наименее коррумпированной. Однако не следует забывать, что тоталитаризм, основанный на политическом и экономическом терроре, и других странах также внешне проявлялся как мало коррумпированный (классический пример гитлеровская Германия), что на самом деле не соответствовало действительности.

Еще сегодня не только пожилым, но и россиянам среднего возраста памятны массовые факты поборов и взяточничества за получение государственного жилья, за выделение торговым предприятиям и продажу покупателям «по блату» дефицитных промышленных и продовольственных товаров, за прием в престижные вузы, за командировки за границу и тому подобное, о чем в свое время немало сообщала людская молва я даже пресса. И это при том, что номинально взяточничество каралось весьма строго — вплоть до высшей меры наказания по уголовному закону: смертной казни.

К выводу о широком распространении коррупции в конце эпохи социализма позволяют прийти не только материалы судебных процессов и прессы 1970-1980-х годов, но и проведенного одним из них в 1990 году изучения этой проблемы в ряде регионов России и некоторых союзных республик тогда еще существовавшего СССР. Его результаты свидетельствуют, что различные виды коррупционного поведения, в том числе в уголовно наказуемых и поэтому наиболее опасных формах, уже тогда были присущи практически всем союзным, республиканским, краевым и областным государственным и партийным органам, не говоря уже о местных. Наиболее пораженными в этом плане оказались структуры, осуществлявшие финансовое и материально-техническое обеспечение хозяйствующих субъектов, внешнеэкономические связи, организующие и контролирующие сферы товарного распределения и социальной поддержки населения. При этом если умолчать об этих явлениях уже не представлялось возможным, то они преподносились как некие издержки функционирования органов власти либо отдельные факты, не вытекающие из существовавшей системы.

Все это создало весьма благоприятную почву для дальнейшего внедрения коррупции в общественные отношения при либерализации экономических и социально-политических условий в стране на рубеже 1990-х годов. И, в конечном счете, привело к тому, что в последние годы даже при сохраняющейся уголовной ответственности взятки стали браться, по существу, открыто. Результаты проведенного уже в 1999-2000 годах исследования показывают, в частности, что при относительно стабильном общем количестве лиц, изобличаемых во взяточничестве на протяжении последних 12-15 лет, сегодня к ответственности за это деяние удается привлечь всего одного из двух-двух с половиной тысяч лиц, совершивших данное преступление (т. е. более чем в двадцать раз меньше, чем в конце 1980-х-начале 1990-х годов). Это по существу если не формально, то практически декриминализировало взяточничество как вид преступления. Интересно, что из числа осуждаемых сегодня за взяточничество до половины составляют представители правоохранительных структур, что свидетельствует о высокой степени коррумпированности именно тех, на кого по идее власть и население должны рассчитывать как на главную опору в противодействии правонарушителям.

Сегодня Россия приобрела стойки имидж клептократического и глубоко коррумпированного государства не только внутри страны, но и за рубежом. Существует своеобразный рейтинг коррумпированности власти, в котором Россия занимает весьма незавидное положение в десятке самых неблагополучных стран мира в компании с Венесуэлой, Камеруном, Индией, Индонезией и некоторыми другими странами, с которыми добропорядочным политикам и деловым партнерам рекомендовано без необходимости не иметь дела. (Приложение № 1).

При этом одной из наиболее негативных особенностей современного развития коррупции в России является то, что она сегодня стала менее воспринимаемой и осуждаемой обществом, чему в немалой степени способствовали пробелы в правовом воспитании населения, а также усилия некоторых политиков и высокопоставленных чиновников узаконить соответствующие отношения в качестве неотъемлемого элемента государственной службы. К сожалению, не могут переломить эту тенденцию и пресса, телевидение. Острота восприятия материалов о коррупции в обществе все больше утрачивается, а воздействующая сила в плане создания обстановки нетерпимости к коррупции как социальному явлению день ото дня ослабевает. Возник своего рода синдром привыкания к ней, который стал настолько существенным, что огромную часть общества не слишком раздражает не только продажность отдельных государственных чиновников, но даже то, что по подозрению в причастности к коррупционным отношениям под сомнение была поставлена репутация первого Президента России и его ближайшего окружения. Значительной частью граждан сообщения и разоблачения коррупции вообще воспринимаются как попытки одних российских политиков очернить своих оппонентов и заработать дополнительные очки в продвижении на те или иные должности.

Не является секретом, что сегодня коррумпированные отношения выступают связующим звеном между государственными органами и криминальными группировками, в том числе и организованными. Весьма характерно, что еще на рубеже 1999-х годов эта тенденция просматривалась уже достаточно отчетливо, а коррумпированные связи криминальных кругов с государственными чиновниками разных уровней в этот период в значительной степени предрешили последующее активное формирование и развитие в России организованной преступности. По оценкам экспертов, от одной трети до половины доходов, полученных в результате преступной деятельности, сегодня в России тратятся на создание и укрепление позиции организаторов и активных участников преступных сообществ в органах законодательной и исполнительной власти, судебной и правоохранительной системе.

Суммируя сказанное можно сделать вывод, что коррупция своими корнями уходит очень далеко, проблема была всегда, но сейчас она стала проявлять себя в более устрашающих формах, без промедления необходимо сосредоточить усилия на ограничении сферы приложения ее проявлений, снижении степени ее влияния, минимизации вредных последствий, чтобы в конечном итоге свести ее до приемлемого социально терпимого уровня.

Глава II. Характеристика современного состояния взяточничества и коррупции в России

2.1. Понятие и правовое регулирование взяточничества и коррупции

Сегодня взгляды государства и общества на коррупцию в целом остаются весьма разнообразными. Существуют разные мнения о причинах возникновения, значении и степени влияния данного явления на государственные и общественные институты, что во многом объясняется тем, кем исследуются вопросы коррупции — экономистами, социологами, политологами или правоведами. Также есть и бытовое понимание коррупции, которое формируется на основе опыта населения. К сожалению, этот разнобой затрудняет формирование относительно универсального понятия коррупции, что, в свою очередь, объективно ограничивает и выработку более эффективных механизмов противодействия ее распространению.

Известно, что в основе термина «коррупция» лежит латинское слово «corruptio», означающее в буквальном переводе «порчу, подкуп» (однокоренным в этом смысле является и слово «коррозия»). В целом этот перевод дает общее представление о сущности коррупции – порче или коррозии власти путем ее подкупа – с точки зрения рассмотрения ее в качестве социального явления, коим она, безусловно, является.

Латинско-русский словарь, составленный И.Х. Дворецким, кроме вышеуказанных значений приводит и такие значения, как «совращение, упадок, извращение, плохое состояние, превратность (мнения или взглядов), а также расстраивать, повреждать, приводить в упадок, губить, разрушать, обольщать, соблазнять, развращать, искажать, фальсифицировать, позорить, бесчестить».[9] А кандидат юридических наук Г.К. Мишин, вопреки утверждениям большинства пишущих по этим вопросам авторов, утверждает, что латинский термин «corruptio» происходит от двух корневых слов cor (сердце; душа, дух; рассудок) и ruptum (портить, разрушать, развращать). Поэтому суть коррупции не в подкупе, продажности публичных и иных служащих, а в нарушении единства (дезинтеграции, разложении, распаде) того или иного объекта, в том числе государственной власти.[10]

Одно из наиболее кратких, но достаточно емких определений коррупции дает Словарь иностранных слов: это «подкупаемость и продажность государственных чиновников, должностных лиц, а также общественных и политических деятелей вообще».

Справочный документ Организации Объединенных Наций о международной борьбе с коррупцией определяет ее как «злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях».

В свою очередь, политологи преимущественно рассматривают коррупцию как совокупность различных способов использования заинтересованными структурами и лицами власти, финансового, политического и иного влияния на государственные ведомства. Для многих из них основные причины коррупции кроются в недостатке демократических правил, хотя они при этом признают, что распространение коррупции имеет место и при демократических режимах. Ими также предпринимаются попытки разработать способы уменьшения возможностей и условий для углубления сфер влияния политической коррупции, в том числе направленные на противодействие сговору между законодательной и исполнительной властью, расширение участия населения в демократических процессах, ориентированных на становление и развитие гражданского общества. В целях обеспечения единообразного применения законодательства, предусматривающего ответственность за взяточничество и коммерческий подкуп существует действующие Постановление Пленума Верховного суда СССР от 30 марта 1990 г. № 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти и служебных полномочий, халатности и должностном подлоге».

Специалисты в области управления видят сущность коррупции в злоупотреблении ресурсами и использовании государственных полномочий для достижения личной прибыли. По их мнению, причины коррупции вытекают главным образом из-за недостаточного уровня оплаты труда государственных должностных лиц, чрезмерной монополизации услуг общественного пользования, необоснованно расширенной свободы действий чиновников при слабой системе контроля за ними, излишнего государственного регулирования общественных отношений, особенно в экономической сфере, и избытка бюрократических процедур, а также неудач в формировании стабильной внутренней культуры и этических правил государственной службы. Ими также поддерживается точка зрения о безусловном вреде коррупции.

Деловые организации чаще всего рассматривают коррупционные отношения как неизбежный фактор торговой и инвестиционной политики. Основной причиной их беспокойства является неопределенность, которую коррупция привносит в деловые отношения, и невозможность предсказать результаты конкурентной борьбы в условиях, когда коррупция широко распространена.

Значительное внимание коррупции уделяется правоведами. Объяснением этому может служить то обстоятельство, что некоторые виды коррупционного поведения на протяжении всей истории государства и права считались противозаконными. Вследствие этого соответствующие отношения рассматриваются как отклоняющееся поведение от обязывающих правовых норм, допускаемый произвол в осуществлении возложенных законом полномочий либо неправомерное использование возможностей управлять государственными ресурсами.

Не без оснований юристы относили и продолжают относить это явление к области применения некоторых отраслей права, прежде всего, гражданского, административного и уголовного. Здесь нужно дать также определение взяточничества, как одной из основных форм коррупции, Советский энциклопедический словарь характеризует взяточничество как: получение должностным лицом любым путем и в любой форме материальных благ за совершение (или несовершение) в интересах взяткодателя действий, входящих в компетенцию данного должностного лица.[11]

Уголовный кодекс РФ предусматривает следующие виды наказания за взяточничество: ст. 204. Коммерческий подкуп (максимальное накзание лишение свободы на срок до пяти лет), ст. 285. Злоупотребление должностными полномочиями (максимальное наказание лишение свободы на срок до десяти лет), ст. 290. Получение взятки (максимальное наказание лишение свободы на срок от семи до двенадцати лет с конфискацией или без таковой), ст. 291. Дача взятки (максимальное наказание лишение свободы на срок до восьми лет), ст. 292. Служебный подлог (максимальное наказание лишение свободы на срок до двух лет). Весьма широкие рамки уголовного закона отчетливо проявляются, например, в альтернативных санкциях статей УК РФ, а такжев относительно определенных санкциях ряда этих статей с амплитудой сроков лишения свободы в три, пять и более лет. Наличие таких санкций позволяет недобросовестным судьям использовать правомочия по определению вида и размера наказания для личного обогащения путем получения взяток.

Коррупция оказывает разрушительное воздействие на все правовые институты, в результате чего установленные нормы права заменяются правилами, продиктованными индивидуальными интересами тех, кто способен оказывать влияние на представителей госаппарата и готов за это платить. Серьезная угроза также во вторжении коррупции в систему юстиции в целом и отправление правосудия, в частности, поскольку это с неизбежностью приведет к деформированию общей практики правоприменения, сделает ее менее цивилизованной и эффективной.

Мало уделяется внимания различными издательствами Постановлению Пленума Верховного суда от 10 февраля 2000 г. « О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» в котором подробно рассматривается субъект уголовного преступления, представители власти, должностное положение, покровительство по службе, попустительство, состав преступления и т. д.

Что касается населения, то большинство людей чаще всего рассматривает коррупцию с точки зрения компенсации низкой оплаты чиновника, а также неизбежного условия за беспрепятственное прохождение в инстанциях интересующего их вопроса и получение необходимого им конкретного решения государственного органа. Есть бытовое понимание коррупции и в более широком смысле, в том числе как нарушение прав человека, а в самом крайнем значении — как «преступление против человека». При этом характерно, что многие граждане даже в случаях публичного осуждения ими этого явления, так или иначе, сами способствуют его сохранению, поскольку вынужденно или по собственной инициативе участвуют в коррупционных сделках. Логика подсказывает, что существование коррупции в обществе было бы невозможно по определению без подобного участия. Более того, справедливо осуждая коррупцию, они одновременно рассматривают ее как неотъемлемую часть их жизни или определенные правила игры, которые ими из-за отсутствия выбора должны безоговорочно приниматься.

Серьезность усугубляется вовлечением в коррумпированную деятельность существенных слоев представителей «среднего класса», которые начинают рассматривать коррупцию как некий атрибут интеллигентности. В этих кругах самым большим оскорблением считается – прослыть глупцом. А глупым, в глазах других, уже считается не отсутствие добропорядочности, а неспособность извлекать преимущества в ситуации для своей личной выгоды. В результате в качестве постоянного спутника коррупции становится такое поведение, как массовое уклонение организаций и компаний от уплаты налогов, усугубляя последствия от коррупции.

С понятием коррупции в ее общесоциальном значении связанно понятие коррумпированности. Коррумпированность – это вовлеченность должностного лица в незаконное обогащение путем использования должностных полномочий, зараженность стремлением к незаконному обогащению посредством использования возможностей занимаемого служебного положения. Реализация этой возможности зависит от нравственных устоев человека, честности, уважения к самому себе, обществу и государству, от отношения к своему долгу.

Несмотря на достаточно широкий спектр воззрений на коррупцию, специалисты, тем не менее, почти единодушно сходятся на том, что: а) она всегда связана с государственной властью и в силу этой зависимости неизбежно оказывает в большей или меньшей степени воздействие на характер и содержание власти, ее репутацию в обществе; б) она как злоупотребление властью, может осуществляться для получения выгоды не только в целях личного, но и корпоративного, кланового интереса. Существует Указ Президента от 24 декабря 1998 г. «Об утверждении составов межведомтсвенных комиссий Совета Безопасности Российской Федерации» в котором на первое место ставиться создание комиссии по защите прав граждан и общественной безопастности, борьбе с преступностью и коррупцией.

Коррупция в широком смысле включает в себя взяточничество и самостоятельное чиновничье предпринимательство. Рассматривая коррупцию в широком смысле в качестве важнейшего элемента этого понятия следует выделить наличие у должностных лиц возможности непосредственно распределять выгоды или давать разрешение на подобное распределение, когда искушение получить личную прибыль преобладает над долгом и обязанностью служить интересам государства и общества. В подобном смысле коррупция имеет место, когда государственная функция выполняется чиновником хотя и при наличии установленных правил или процедурного порядка, но при возможности для него действовать и по собственному усмотрению, в том числе сознательно нарушая правила регулирования, с целью получения личной выгоды. Закон регулирующий государственную службу это Федеральный Закон от 31 июля 1995 г. № 119-ФЗ « Об основах государственной службы Российской Федерации» действует как и многие другие только формально.

Коррупция в узком смысле, прежде всего, явление, при котором должностные лица сознательно пренебрегают своими обязанностями или действуют вопреки этим обязанностям ради дополнительного материального или иного вознаграждения. При этом в коррупцию всегда вовлечены две стороны: тот, кто подкупает, и тот, кто, будучи подкуплен, действует вразрез со своим служебным долгом в частных интересах. В этом проявляется своего рода «приватизация государства».

С учетом рассмотренных взглядов на сущность коррупция представляется как использование государственными (муниципальными) служащими и иными лицами, уполномоченными на выполнение государственных и связанных с ними функций, своего служебного положения, статуса и авторитета занимаемой должности в частных интересах в ущерб общественно значимым политическим, экономическим, социальным, морально-этическим и иным интересам государства. Также естьУказ Президента от 6 июня 1996 г. № 810 «О мерах по укреплению дисциплины в системе государственной службы»

Вместе с тем, многие специалисты не без оснований отмечают, что сфера коррупционных отношений не ограничивается только государственной и муниципальной службой или лицами, привлеченными к публичному управлению, а распространяется и на частный сектор, профессиональные союзы и политические партии, и некоторые другие сферы.

Что касается определения понятия коррупционной преступности, то здесь следует исходить из того, что это достаточно традиционный и распространенный вид криминальных проявлений в большинстве стран мира. Тем не менее, универсального определения криминальной коррупции не существует. Подобное понятие Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, принятый Генеральной Ассамблеей ООН 17 декабря 1978 года, предоставляет национальному праву. Вместе с тем, в качестве его обязательных элементов данный документ предлагает рассматривать «совершение или несовершение какого-либо действия при исполнении обязанностей или по причине этих обязанностей в результате требуемых или принятых подарков, обещаний или стимулов или их незаконное получение всякий раз, когда имеет место такое действие или бездействие».[12]

По существу, в этом документе рекомендовано подразумевать под криминальной коррупцией подкуп, продажность должностных лиц (публичных служащих) и их служебное поведение, осуществляемое в связи с полученным или обещанным вознаграждением.

В одном из более поздних международных документов, а именно в Межамериканской конвенции против коррупции, подписанной государствами-участниками Организации американских государств 29 марта 1996 года в г. Каракасе, дается уже более подробный и конкретизированный перечень криминальных проявлений коррупции: вымогательство или получение прямо или косвенно правительственным чиновником или лицом, которое выполняет государственные обязанности, любого предмета, имеющего денежную стоимость, или иной выгоды в виде подарка, услуги, обещания или преимущества в обмен на любое действие или несовершение действия при исполнении им своих государственных обязанностей, а также предоставление или предложение таких предметов или выгод указанным лицам; любое действие или несовершение действия при исполнении своих обязанностей правительственным чиновником или лицом, выполняющим государственные обязанности, в целях незаконного получения выгоды для себя или третьего лица; мошенническое использование или сокрытие имущества, полученного в результате совершения указанных действий; ненадлежащее использование правительственным чиновником или лицом, исполняющим государственные обязанности, для своей выгоды или выгоды третьего лица любого имущества, принадлежащего государству, компании или учреждению, в которых государство имеет имущественную долю, если чиновник или лицо, исполняющее государственные обязанности, имеет доступ к этому имуществу в следствие или в процессе исполнения своих обязанностей.

Несколько отличный от приведенного, но достаточно близкий по смыслу перечень деяний, составляющих уголовно-наказуемую коррупцию, приводится в Конвенции «Об уголовной ответственности за коррупцию», принятой 4 ноября 1998 года Комитетом Министров Совета Европы на своей 103-й сессии. При этом текст Конвенции содержит определенное количество возможных оговорок, необходимых для того, чтобы стороны, ратифицирующие или присоединяющиеся к ней, могли постепенно адаптироваться к обязательствам, предусмотренным в этом документе.[13]

Несмотря на то, что Конвенция пока не ратифицирована Россией, представляется, что эти рекомендации следует учитывать не только в качестве основополагающих элементов национального законодательства, но и ориентиров для выявления и пресечения конкретных фактов коррупционного поведения применительно к практике российских правоохранительных органов. Тем более, что в действующем российском законодательстве понятие коррупционных преступлений до сих пор не закреплено.

Анализ Уголовного кодекса Российской Федерации позволяет прямо или косвенно причислить к числу коррупционных значительный ряд деяний, предусмотренных нормами, содержащимися в главах 19, 21, 23 и 30. Это некоторые преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина; против собственности; традиционные должностные преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного управления.

Помимо коррупции в системе государственной и муниципальной службы и среди лиц, привлеченных к государственному (муниципальному) управлению, действующее уголовное законодательство позволяет вполне обоснованно говорить о коррумпированности лиц, выполняющих властные и управленческие функции в коммерческих и иных организациях, а также о коррупции в спорте и шоу-бизнесе. Так ст.184. УК РФ Подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов, предусматривает ответственнсть субъектов в этой сфере.

Необходимо иметь в виду, что помимо Уголовного кодекса еще ряд законов и нормативных актов прямо или косвенно закрепляют меры антикоррупционной направленности. Прежде всего, это федеральные законы «Об основах государственной службы Российской Федерации» от 5 июля 1995 г. и «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации» от 17 декабря 1997 г., а также Указ Президента Российской Федерации от 15 мая 1997 г. «О представлении лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации, и лицами, замещающими государственные должности государственной службы и должности в органах местного самоуправления, сведений о доходах и имуществе». Их нормы содержат ряд обязанностей и существенных ограничений для государственных и муниципальных служащих, которые в случае их неисполнения должны влечь за собой определенные правовые последствия. Например, государственным служащим возбраняется получать от физических и юридических лиц вознаграждения (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения), связанные с исполнением должностных обязанностей, в том числе и после выхода на пенсию. Однако отсутствие механизмов реализации и контроля за соблюдением соответствующих норм привело к тому, что почти все содержащиеся в них антикоррупционные запреты и ограничения трудно реализуемы на практике.

Например, в соответствии с упомянутым указом проверка указанных должностными лицами в декларациях сведений возложена на кадровые службы соответствующих государственных органов. Однако опыт показывает, что вряд ли всерьез можно рассчитывать на сверпринципиальность работников кадровых аппаратов по отношению к своим непосредственным руководителям, да и в целом на высокий уровень подобных проверок при отсутствии у этих работников необходимых для этого средств и полномочий.

Возвращаясь к анализу криминальных коррупционных проявлений, можно отметить, что наиболее основательно в Уголовном кодексе проработаны вопросы ответственности за взяточничество. В ст. 290 получением взятки признается «получение должностным лицом лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе». Квалифицирующими признаками данного преступления являются получение должностным лицом взятки за незаконные действия (бездействие) и совершение его лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления, а также группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, неоднократно, с вымогательством взятки и в крупном размере (крупным размером взятки признаются сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера, превышающие триста минимальных размеров оплаты труда).

Уголовно наказуема и дача взятки лично или через посредника (ст. 291 УК Российской Федерации). При этом в качестве квалифицирующего признака этого состава является дача взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий (бездействие) или неоднократно. По действующему уголовному закону лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица или если лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки.

Из анализа ст. 290 Уголовного кодекса видно, что в качестве предмета получения и дачи взятки могут выступать деньги, ценные бумаги, любое другое имущество, а также выгоды имущественного характера. По смыслу этой же статьи субъектом получения взятки может быть должностное лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах и других войсках и воинских формированиях и получившее или получающее от других лиц заведомо незаконное материальное вознаграждение за свое служебное поведение или в связи с занимаемой должностью.

Закон называет четыре варианта поведения должностного лица, за которое или в связи с которым оно лично или через посредника может получить взятку: 1) за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, входящие в служебные полномочия должностного лица; 2) за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, которые не входят в служебные полномочия должностного лица, но в силу своего должностного положения данное лицо может способствовать таким действиям (бездействию); 3) за общее покровительство или попустительство по службе должностным лицом взяткодателю или представляемым им лицам; 4) за незаконные действия (бездействие) должностного лица в пользу взяткодателя или представляемых им лиц.

Однако при определении конкретных деяний в качестве проявления взяточничества далеко не все так просто. В частности, уголовное законодательство не определило минимального размера взятки, обоснованно полагая, что это имеет значение только для квалификации ее по ч. 4 п. «г» ст. 290 УК. Между тем, действующий Гражданский кодекс Российской Федерации (ст. 575) разрешает государственным служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или исполнением служебных обязанностей принимать обычные подарки, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда. В результате возникла коллизия законов. Она позволила некоторым специалистам утверждать, что пять минимальных размеров оплаты труда — это та граница, которая отделяет подарок от взятки.[14]

Профессор Б.В. Волженкин постарался ограничить действие приведенных положений ГК. По его мнению, независимо от размера незаконное вознаграждение должностного лица за выполнение им действия (бездействия) с использованием служебного положения должно расцениваться как взятка в следующих случаях: если имело место вымогательство этого вознаграждения; если вознаграждение (или соглашение о нем) имело характер подкупа, обусловливало соответствующее, в том числе и правомерное, служебное поведение должностного лица; если вознаграждение передавалось должностному лицу за незаконные действия.[15]

В то же время из сказанного следует, что ст. 575 ГК может быть распространена на вознаграждение должностного лица за правомерные, не связанные с вымогательством, действия чиновника, если гражданин, в интересах которого было предпринято соответствующее действие, не обговаривал с должностным лицом до совершения в пользу него таких действий последующую передачу взятки. Судебная практика признает и такие действия взяточничеством (п. 9 постановления Пленума Верховного суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе»).[16]

К сожалению, это не единственный недостаток нашего законодательства, также нет в законе многих существующих видов коррупционных действий, которые в мировой практике считаются преступными. Например, в УК России не нашли своего отражения нормы ответственности за такие широко практикуемые действия, как коррупционный лоббизм, фаворитизм, протекционизм, тайные финансовые взносы на политические цели, взносы на выборы с последующей расплатой государственными должностями, келейное проведение приватизации, акционирования, залоговых аукционов, предоставление налоговых и таможенных льгот, закрепление за государственными должностными лицами руководящих должностей в поддерживаемых ими банках и корпорациях до их отставки с госслужбы и т.п.

Наконец, еще одно важное обстоятельство, которое следует учитывать при анализе сущности коррупции, причем как в качестве социального явления, так и объекта правового воздействия. Речь идет о так называемой мелкой (низовой) и крупной (элитарной) коррупции. Несмотря на существенную разницу в уровнях, между ними существует тесная взаимосвязь и взаимозависимость, обусловленность и общность централизованного, патерналистского, организационного или социально-психологического характера.

Низовая коррупция, существуя на уровне повседневных потребностей граждан и предпринимателей, фактически стала нормой жизни, пронизывает самые различные слои общества. Однако, это же делает ее более уязвимой с точки зрения разоблачения конкретных проявлений. Не случайно основная масса официально регистрируемых коррупционных проявлений разоблачается и пресекается именно на этом уровне.

Гораздо изощреннее выглядит элитарная коррупция. Она характеризуется высоким социальным положением субъектов ее совершения, интеллектуальными способами их действий, огромным материальным и нравственным ущербом, латентностью посягательств, снисходительным, если не покровительственным, отношением властей к этому уровню коррупционеров. Не случайно был издан Указ Президента Российской Федерации от 15 мая 1997 г. № 484 «О предоставлении лицами, занимающие государственные должности РФ или заменяющие государственные должности государственной службы и должности в органах местного самоуправления сведений о доходах и имуществе».

Общеизвестно, что коррупционные действия властной элиты, как правило, совершаются в очень сложных и конфиденциальных видах государственной деятельности, куда профессионалов борьбы с ее проявлениями практически не допускают, а непрофессионалу разобраться трудно. Этот вид коррупции обладает высочайшей приспособляемостью, она непрерывно мимикрирует, видоизменяется, совершенствуется, выстраивается в целостную систему с высокой степенью самозащиты, включающей лоббирование законодательных актов, увод от ответственности виновных и, напротив, преследование в различных формах лиц, вскрывающих коррупционную деятельность. Элитарная коррупция, обладая скрытым и согласительным характером, в условиях доминирования алчности и продажности властей взаимовыгодна как для берущих, так и для дающих. Если мелкая коррупция повседневно посягает на материальное благосостояние населения, то элитарная коррупция поглощает огромные куски государственной и частной экономики.

Коррумпированная бюрократия умна, образованна, богата и властна. Скрытность своих действий ее основная забота. Вследствие этого дать хотя бы приблизительную оценку фактическому распространению элитарной коррупции не представляется возможным. Интересно, что издано Постановление ГД РФ от 10.03.00 № 164-III «О комиссии государственной Думы Федерального собрания РФ по борьбе с коррупцией».

Даже отдельные громкие разоблачения в коррупции высших должностных лиц, как правило, заканчиваются всего лишь «выбросом» через СМИ компромата, на который власть почти не реагирует. Лишь в случаях, когда компромат необходим для избавления от противников внутри самой власти, такая реакция может наступить (показателен пример бывшего Генерального прокурора Ю. Скуратова), и то главным образом «под ковром».

Подводя некоторые итоги раздела, следует отметить: а) если приемлемое понятие коррупции как социального явления в принципе существует, то понятие коррупции как правового явления в российском законодательстве до сих пор так и не сформулировано; б) поскольку формы и методы коррупционной деятельности выходят далеко за рамки уголовно наказуемых деяний, потребуются усилия не только специалистов права, но и экономистов, социологов, политологов, чтобы отразить все грани этого опасного явления.

Коррупция и взяточничество в преступных сообществах выходит за рамки национальных границ, особенно в последнее десятилетие. Доходы от нее после «отмывания» включаются в мировые и национальные финансовые потоки, подрывая государственные и международные институты власти и экономики. Это обстоятельство диктует необходимость активного включения России в транснациональную борьбу с коррупцией в мире.

2.2. Социологическая характеристика взяточничества и коррупции.

В социологии права существует трактовка коррупции как разновидности девиантного (отклоняющегося) поведения, стремления достичь личных целей за счет институтов публичной власти, нарушения ролевых функций членов социума под непосредственным влиянием частных интересов. В такого рода аспекте коррупция как явление юридическое теснейшим образом коррелируется с ее пониманием в морально-этическом ключе. И хотя с точки зрения нормативизма подобное соотнесение может носить деструктивный характер, в практической жизни с ним необходимо считаться, вводя в антикоррупционную проблематику такие категории, как «честности», «прозрачности». Недаром в зарубежной теории и практике права коррупция нередко обозначается в качестве несовместимого со статусом государственного служащего корыстного деяния.

В социально-политическом понимании коррупция достаточно давно воспринимается в качестве объективного показателя степени активности или пассивности, сознательности или иррациональности гражданского общества, поскольку действие «железного закона олигархии», напрямую влияющего на нравственное разложение управленческого аппарата, нейтрализуется только эффективным противодействием со стороны гражданских институтов. Если же мздоимство, «административный восторг» (как это метко обозначил Ф. Достоевский), семейственность становятся социальной нормой, находя свое выражение во всем, даже в фольклоре («не подмажешь — не поедешь», «закон, что дышло, как подвернул, так и вышло»), то подобного рода отношения не могут не затронуть и более высокие этажи общественной иерархии, включая государственную власть.

Коррупция, как социальное явление, представляет собой сложное, многомерное явление, которое охватывает все сферы социальных взаимоотношений между гражданским обществом и государством и посягает на многие охраняемые законом блага различными способами. Помимо правовых, она затрагивает целый ряд других проблем: психологических, культурных, межличностных, что, естественно вызывает трудности в выработке ее общего понятия и отличительных признаков, разработке каких-либо конкретных мер борьбы с нею.

Осознавая роль и значение данного фактора в механизме детерминации коррупционных преступлений и задумываясь о путях противодействия данному негативному явлению, следует признать, что сиюминутное повышение уровня нравственности чиновников в результате указов, распоряжений либо специально организованных компаний недостижимо. Вместе с тем необходимо поставить заслон на пути дальнейшего разложения государственных и иных служащих, выработать систему мер, направленных на усиление социального контроля за выполнением ими служебных обязанностей, финансовой деятельностью и поведением в неслужебной сфере. Необходимо дополнить систему требований, предъявляемых к служащим, механизмом контроля за их соблюдением. В этих целях необходимо создать в каждом ведомстве специализированные структуры, например, Управления по этике, предназначенные для обнаружения и преодоления этических нарушений, не влекущих уголовной ответственности, которые должны караться с помощью административных санкций и дисциплинарных мер, способствуя предотвращению совершения более тяжких правонарушений.

Преступное поведение имеет место тогда, когда культура превозносит превыше всего определенные символы успеха, общие для населения в целом, а социальная структура ограничивает (или вообще устраняет) доступ к законным средствам достижения целей для значительной части населения.

На мой взгляд, самая точная схема причинного комплекса взяточничества отображена в сборнике Организованная преступность-3, криминологическая ассоциация Москва, 1996. (Приложение № 2).

Следует заметить, что коррупция имеет все необходимые признаки для признания ее в качестве социального явления. Прежде всего, она базируется на прочном экономическом фундаменте, она затрагивает интересы общества в целом, различных социальных групп и каждой конкретной личности, она оказывает активное влияние на внешнюю и внутреннюю политику государства, она влияет на государственно-правовые механизмы. Наконец, она воздействует на общественные и личные взгляды, формирует определенные морально-нравственные установки и критерии в обществе.

В приведенных ниже таблицах[17] показано как социологи отразили статистику взяточничества путем сравнивания процентов в зависимости от социального статуса субъекта, национальности и, даже, даты рождения и пола. Также как статистика правоохранительных органов сравнивает процентное соотношение взяточничества с другими преступлениями, так и социологи попытались выявить, кто чаще берет или дает взятки в зависимости от индивидуальных признаков. Все это, бесспорно, имеет практический интерес для совершенствования мер борьбы со взяточничеством и глубокого исследования этого явления.

Таблица №: знаки зодиака субъектов взяточничества.

взяткополучатель взяткодатель
знак зодиака Абсолютное значение % Абсолютное значение %
овен 21.03-20.04 17 6,91 14 5,62
телец 21.04 — 21.05 16 6,50 15 6,02
близнецы 22.05 — 21.06 13 5,28 15 6,02
рак 22.06 — 22.07 15 6,10 9 3,61
лев 23.07 — 23.08 8 3,25 18 7,23
дева 24.08 — 23.09 11 4,47 8 3,21
весы 24.09 — 23.10 9 3,66 14

5,62

скорпион 24.10 — 22.11 7 2,85 11 4,42
стрелец 23.11 — 21.12 16 6,50 9 3,61
козерог 22.12 — 20.01 11 4,47 20 8,03
водолей 21.01 — 19.02 14 5,69 20 8,03
рыбы 20.02 — 20.03 14 5,69 19 7,63
нет 95 38,62 77 30,92
всего: 246 100,00 249 100,00

петух

1921, 1933,

1945, 1957,

1969, 1981

11

4,47

12

4,82

собака

1922, 1934,

1946, 1958,

1970, 1982

21

8,54

15

6,02

свинья

1923, 1935,

1947, 1959,

1971, 1983

20

8,13

23

9,24

крыса

1924, 1936,

1948, 1960,

1972, 1984

15

6,10

21

8,43

бык

1925, 1937,

1949, 1961,

1973, 1985

25

10,16

20

8,03

тигр

1926, 1938,

1950,

1962, 1974

17

6,91

16

6,43

кот (заяц)

1927, 1939,

1951,

1963, 1975

11

4,47

20

8,03

дракон

1928, 1940,

1952,

1964, 1976

11

4,47

14

5,62

змея

1929, 1941,

1953,

1965, 1977

16

6,50

13

5,22

лошадь

1930, 1942,

1954,

1966, 1978

5

2,03

21

8,43

баран (коза)

1931, 1943,

1955,

1967, 1979

10

4,07

13

5,22

обезьяна

1932, 1944,

1956,

1968, 1980

20

8,13

22

8,84

нет данных 64 26,02 39 15,66
всего: 246 100,00 249 100,00

Таблица №: пол субъектов взяточничества.

взяткополучатель Взяткодатель
пол абсолютное значение % Абсолют-ное значение %
мужской 152 61,79 171 68,67
женский 39 15,85 45 18,07
нет данных 55 22,36 33 13,25
всего: 246 100 249 100

Таблица №: семейное положение субъектов взяточничества.

взяткополучатель взяткодатель
семейное положение абсолютное значение % Абсолютн-ое значение %
женат (замужем) 139 56,50 146 58,63
холост (не замужем) 28 11,38 50 20,08
разведен (разведена) 10 4,07 19 7,63
вдовец (вдова) 3 1,22 1 0,40
нет данных 66 26,83 33 13,25
всего: 246 100 249 100

Таблица №: национальность субъектов взяточничества.

Взяткополучатель взяткодатель
национальность Абсолютное значение % абсолютное значение %
русский 159 64,63 129 51,81
татарин 11 4,47 14 5,62
украинец 6 2,44 3 1,20
мордвин 4 1,63 5 2,01
чуваш 3 1,22 6 2,41
армянин 1 0,41 10 4,02
казах 1 0,41 3 1,20
грузин 1 0,41 1 0,40
китаец 1 0,41 0,00
чех 1 0,41 0,00
азербайджанец 0,00 15 6,02
узбек 0,00 14 5,62
башкир 0,00 2 0,80
дагестанец 0,00 2 0,80
каракалпак 0,00 2 0,80
таджик 0,00 2 0,80
балкарец 0,00 1 0,40
белорус 0,00 1 0,40
ингуш 0,00 1 0,40
немец 0,00 1 0,40
осетин 0,00 1 0,40
сириец 0,00 1 0,40
туркмен 0,00 1 0,40
уйгур 0,00 1 0,40
нет данных 58 23,58 33 13,25
всего: 246 100 249 100

Таблица №: местность проживания субъектов взяточничества.

взяткополучатель взяткодатель
местность проживания абсолютное значение % абсолютное значение %
Город 176 71,54 179 71,89
сельская местность 16 6,50 37 14,86
нет данных 54 21,95 33 13,25
Всего: 246 100 249 100

Таблица №: образование субъектов взяточничества.

взяткополучатель взяткодатель
образование абсолютное значение % абсолютное значение %
среднее 41 16,67 114 45,78
высшее 94 38,21 36 14,46
среднее специальное 43 17,48 45 18,07
неоконченное высшее 6 2,44 12 4,82
нет данных 62 25,20 42 16,87
всего: 246 100 249 100

2.3. Общая характеристика взяточничества и коррупции в регионах

Пример центра оказался исключительно заразителен для регионов. Опыт последних лет наглядно свидетельствует, что в отличие от советского периода современная российская федеральная власть уже не способна также эффективно принуждать региональную элиту к таким действиям, которые согласуются с ее собственными интересами. Центробежные тенденции в середине 1990-х годов заметно усилили авторитет и влияние руководителей субъектов Федерации, а в большинстве национальных образований сделали их почти абсолютными.

Используя данную ситуацию, региональная и местная впасть без особой оглядки на центр активно и целенаправленно вмешивается в функционирование предприятий и распределение собственности, решая не только общегосударственные задачи, но также реализуя собственные, порой корыстные, стремления. Не все региональные лидеры априори правонарушители и коррупционеры, но то, что многие из них, так или иначе, связаны с бизнесом и имеют в нем собственные интересы факт неоспоримый. Это, в частности, подтвердил Генеральный прокурор Российской Федерации на совещании прокурорских работников 11-12 января 2001 года, заявив, что региональные властные элиты тесно связаны с представителями финансово-хозяйственных структур, в том числе сформировавшихся и существующих на криминальных капиталах.

Сведения о количестве зарегистрированных преступлений за январь-август 2002 г. всего по России по взяточничеству:[18]

Таблица: статистика взяточничества

Федеральные округа 2001 г. 2002 г.
Центральный 1846 1792
Южный 841 871
Приволжский 1025 984
Уральский 424 323
Сибирский 705 725
Дальневосточный 213 236
Северо-Западный 499 391
Всего по России: 5903 5794

Некоторые главы субъектов Федерации и высокопоставленные чиновники их администраций, руководители муниципальных образований устанавливают тесные и отнюдь не бескорыстные связи с представителями хозяйствующих субъектов, оказывают им государственную поддержку из бюджетов в ущерб решению социальных проблем территорий. Не давая оценку аморальности подобных связей, а также того, что многие из них носят откровенно криминальный характер, следует признать, что по объему реально осуществляемых полномочий сегодня государство опасно деформировалось в сторону регионов.

Однако какие бы причины ни лежали в основе этого положения, объективные или искусственно созданные, следует иметь в виду, что эта ситуация изначально служит фундаментальной экономической предпосылкой для формирования и усиленного развития коррупционных отношений как в регионах, так и в стране. Соответственно и коррупционные отношения сегодня в значительной мере задаются именно со стороны регионов.

Здесь наряду с традиционными формами подкупа должностных лиц широко используются новые: предоставление льготных кредитов коммерческими банками, оплата зарубежных поездок, выплата необоснованно высоких гонораров за лекции и публикации, в том числе готовящиеся (так называемая предоплата научных и прочих несостоявшихся трудов), оказание различных услуг, предоставление высокооплачиваемых должностей (весьма распространенным явлением стало привлечение государственных служащих в качестве консультантов, референтов и т.д.), включение в состав коммерческих, предпринимательских структур или соучредителей членов семьи, предоставление работы по совместительству и т.д.

По данным ГУБОП МВД России за 1998-1999 г. г. к уголовной ответственности за преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления привлечены около шестидесяти ответственных должностных лиц регионального уровня. Среди них 3 губернатора (правда, бывших), около двух десятков вице-губернаторов, мэры и вице-мэры крупных городов, руководители законодательных собраний, министры регионального уровня. Основная часть дел касается получения взяток и хищения бюджетных средств. Методы злоупотреблений вполне традиционны: нецелевое использование кредитов, прокручивание бюджетных денег в «нужных» банках, продажа зданий, оборудования и техники по заведомо заниженным ценам или, наоборот, их покупка у «своих» поставщиков по ценам намного выше рыночных, протекционизм нужным бизнесменам в конкурсах и тендерах на поставки сырья, энергоносителей, продовольствия. Кроме того, возбуждено несколько дел по неуплате налогов и одно по клевете и ложному доносу — по этим редким для российской судебной системы статьям был обвинен и арестован мэр Улан-Удэ В. Шаповалов. По отмеченным делам региональные чиновники в совокупности незаконно изъяли из местных бюджетов и положили в карман себе и своим «подельникам» сумму, эквивалентную 84 миллионам долларов США. Причем это лишь то, что удалось доказать и положить в основу обвинения. Не вызывает сомнений, что эта сумма, как минимум, на несколько порядков меньше реального ущерба.

В Постановлении Правительства Российской Федерации от 23.03.96 № 327 «Об одобрении и представлении на утверждение Президенту РФ основных положений региональной политики в Российской Федерации» в пункте 3.2. Методы и формы реализации региональной экономической политики указывается контроль за целевым расходованием средств, выделенных из федерального бюджета на социально-экономическое развитие регионов.

Безусловными рекордсменами по суммам расхищенных средств и полученных взяток в субъектах Федерации являются, естественно, главы регионов. Это и понятно: возможностей у них больше, контроля меньше, да и запросы постоянно растут.

В системе Министерства внутренних дел Российской Федерации в качестве структурных подразделений Главного управления по организованной преступности действуют двенадцать региональных управлений по организованной преступности (РУОП). Состояние прокурорского надзора за законностью деятельности подразделений по борьбе с организованной преступностью диктует необходимость принять в органах прокуратуры дополнительные организационно — кадровые меры. Генеральной прокуратурой РФ был издан Приказ от 27.10.97. № 64 «Об организации прокурорского надзора за законностью деятельности региональных управлений по организованной преступности».

Однако это лишь малая и видимая вершина того айсберга, который представляет собой коррупция в регионах. Мало кто вспоминает, а уж тем более может доказать огромные финансовые вливания, которые делаются в избирательные кампании в субъектах Федерации. С борьбой региональных элит за власть нередко было связано начало антикоррупционной кампании в регионах. В таких случаях уголовные процессы против казнокрадов, декларируемые как меры по оздоровлению ситуации в регионе, на самом деле являлись актами отмщения недавним и запугивания будущих соперников. Как показывает опыт, в среднем от смены власти до возбуждения уголовного дела, а иногда и ареста кого-то из членов предыдущей администрации проходит от нескольких недель до нескольких месяцев.

Весьма примечательно, что стоит в каком-нибудь регионе взять с поличным одного взяточника, как обнаруживается целая система взяточничества и казнокрадства во властных структурах. Особенно характерно это для тех местностей, где существует затяжной конфликт между губернским начальством и руководителями правоохранительных органов.

Однако, как показывает практика, возбуждение уголовного дела не является гарантией того, что высокопоставленные чиновники, наконец, будут привлечены к ответственности. До логического конца доходят лишь единицы.

Делая выводы по данному разделу можно увидеть всю неоднозначность сегодняшнего состояния российских дел, не только в центре, но и в периферии. Ситуация полностью вышла из под контроля, необходимы решающие шаги по укреплению и надзором за законностью в регионах, принятия ряда законов регулировавших правопорядок на местах и создание условий для его эффективного обеспечения.

2.4. Коррупция в высших эшелонах власти.

Коррупция, помноженная на «неприкосновенность» отдельных представителей законодательной власти, порождают вседозволенность и безнаказанность. Как следствие, возникает катастрофическое падение доверия населения к представительным учреждениям.

Коррупцией пронизана вся вертикаль исполнительной власти. Практически во всех сферах государственной деятельности, где распределяются финансовые или иные материальные ресурсы, налицо злоупотребление должностными лицами своим служебным положением. По данным проверок одной только Счетной палаты РФ, в 1998 г. не дошел до назначения 51 млрд. рублей бюджетных средств, что сопоставимо с годовыми расходами на оборону или на образование, здравоохранение, культуру и социальные выплаты вместе взятые.

Продолжается процесс сращивания коррумпированных чиновников с криминалом, в первую очередь с организованными преступными группами. В опасной степени криминализированы кредитно-финансовая и внешнеэкономическая сферы, область реализации крупных государственных приоритетных программ и инвестиционных проектов. Продолжается проникновение криминала в топливно-энергетический, ресурсодобывающий и перерабатывающий комплексы.

Комиссия Государственной Думы по борьбе с коррупцией с 1998 г. проводила проверку материалов в отношении:

1. Бывшего Президента РФ Б.Н. Ельцина и его семьи:

а) о наличии у Ельцина именного счета в лондонском «Барклай-Банке» с вкладом в размере более 5 млн. долларов США;

б) о приобретении членами семьи (Т.Б. Дьяченко) за 6 млн. немецких марок замка Мейтеншлессель в Гармиш-Партенкирхен в Германии, за 25 млн. французских франков дворца в Ницце и дома в Одинцовском районе Московской области;

в) хищении из бюджета РФ и переводе в банки США, Испании, стран Балтии рядом правительственных чиновников и членов предвыборного штаба Ельцина сотен миллионов долларов США;

г) о незаконном, вопреки требованиям Федерального закона от 13 марта 1995 г. № 31-ФЗ «О некоторых вопросах предоставления таможенных льгот участникам внешнеэкономической деятельности», а также Таможенного кодекса РФ, предоставлении Президентом РФ и правительством РФ в 1995 г. из средств федерального бюджета 37,7 трлн. рублей в качестве компенсации таможенных платежей при осуществлении внешнеторговых операций по контрактам спортивных организаций.

2. Бывшего Председателя Правительства РФ В.С. Черномырдина:

а) о необоснованности решения Комиссии Правительства РФ о выделении АО «МЦ Проминформбизнес» из государственных фондов 2,5 млн. тонн нефти для поставки на экспорт без оплаты таможенных пошлин, допущенных нарушениях должностными лицами Минэкономики, МВЭС и Минфина России, повлекших причинение государству ущерба в размере более 100 млн. долларов США;

б) о незаконном выделении и переводе в 1996 г. из федерального бюджета 4,9 млн. долларов США на счета общественной организации «Центр российско-американского партнерства»;

в) об источниках средств, израсходованных Черномырдиным (при 46 000 рублей годовых) на приобретение жилого дома площадью 315 м» в Опалихе, а также за 112 млн. рублей автомобиля «Шевроле-Блейзер»;

г) о необоснованности и безадресности расходования Правительством РФ средств зарубежных займов в размере 10 млрд. долларов США (в том числе на так называемую международную деятельность) и ненаправлении их на реализацию структурных преобразований российской экономики (для чего они предназначались);

д) о незаконном, вопреки требованиям Федерального закона от 13 марта 1995 г. № 31-ФЗ «О некоторых вопросах предоставления таможенных льгот участникам внешнеэкономической деятельности», а также Таможенного кодекса РФ, предоставлении Президентом РФ и Правительством РФ в 1995 г. из средств федерального бюджета 37,7 трлн. рублей в качестве компенсации таможенных платежей при осуществлении внешнеторговых операций по контрактам спортивных организаций.

3. Бывшего вице-премьера Правительства РФ А.Б. Чубайса;

а) о противоправной операции по получению в банке «Национальный кредит» под гарантию Центрального банка России облигаций на сумму 128 млн. долларов США, их обналичивании и присвоении денежных средств (Вавилов);

6) о незаконной приватизации ГПО «Нижневартовскнефтегаз», в результате чего причинен огромный экономический ущерб государству (там же Немцов, Кох, Мостовой);

в) о незаконном, вопреки требованиям Федерального закона с» 13 марта 1995 г. № 31-ФЗ «О некоторых вопросах предоставления таможенных льгот участникам внешнеэкономической деятельной, а также Таможенного кодекса РФ, предоставлении Президентом РС и Правительством РФ в 1995 г. из средств федерального бюджета 37,7 трлн. рублей.[19]

Анализ конкретных материалов в целом состояния борьбы с коррупцией неизбежно приводит к выводу о необходимости воссоздания разрушенной действующими властными структурами системы контроля, который является необходимым элементом социального управления. Без контроля управление общественными процессами невозможно. Контроль должен быть всеобъемлющим, проявлять себя на всех стадиях управленческого процесса, иметь место в работе как представительных, так и исполнительных органов. К числу первоочередных задач относится искоренение безответственности и бесконтрольности в самой правоохранительной системе.

Глава III. Коррупция и организованная преступность

3.1. Понятие преступного сообщества (преступной организации) и его связь с взяточничеством и коррупцией

Преступное сообщество (преступная организация) это сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданное в тех же целях (ч. 4 ст. 35 УК). Из определения преступного сообщества (преступной организации) вытекают четыре характеризующие признака: сплоченность, организованность, наличие специальной цели – совершение тяжких или особо тяжких преступлений, объединение организованных групп. Под сплоченностью следует понимать наличие у членов организации общих целей, намерений, превращающих преступное сообщество в единое целое. О сплоченности может свидетельствовать наличие устоявшихся связей, организационно-управленческих структур, финансовой базы, единой кассы из взносов от преступной деятельности, конспирации, иерархии подчинения. Признаки организованности – четкое распределение функций между соучастниками, тщательное планирование преступной деятельности, наличие внутренней жесткой дисциплины. (Бюллетень верховного Суда РФ. № 9.

В уголовном законодательстве организация преступного сообщества регламентируется в ст. 210.

1. Создание преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а равно руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него структурными подразделениями, а также создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений – наказывается лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.

2. Участие в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп – наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, — наказываются лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.

В комментарии к уголовному кодексу РФ одним из признаков участия в преступном сообществе (преступной организации) является установление контактов с должностными лицами, имеющими возможности с использованием своего служебного положения содействовать деятельности сообщества, совершению им преступлений, уклонению организаторов, руководителей и участников сообщества от уголовной ответственности.[20]

В связи с тем, что внесение изменений и дополнений в уголовное, уголовно-процессуальное и административное законодательство – процесс длительный, правовой вакуум заполнялся изданием указов Президента РФ. Одним из первых актов стал Указ Президента Российской Федерации № 361 от 4 апреля 1992 года «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы», согласно которому служащим государственного аппарата запрещалось: заниматься предпринимательской деятельностью, в том числе через посредников; оказывать содействие физическим и юридическим лицам в осуществлении предпринимательской деятельности и получать за это различные вознаграждения; совмещать государственную службу с другой оплачиваемой работой (кроме научно-педагогической и творческой); принимать участие в управлении акционерными обществами и иными хозяйственными субъектами.

Для государственных служащих установлено обязательное представление при назначении на руководящую должность декларации о доходах. Однако в силу того, что должный механизм обеспечения этого Указа не был создан, большинство его предписаний не выполняются, хотя формально и сохраняют юридическую силу.

Большое значение для активизации борьбы с организованной преступностью имел Указ Президента Российской Федерации № 1189 от 8 октября 1992 года « О мерах по защите прав граждан, охране правопорядка и усилению борьбы с преступностью», в соответствии с которым подразделения по борьбе с организованной преступностью усилили численностью и техническими средствами.

Наиболее значительный след в борьбе с организованной преступностью оставил Указ Президента Российской Федерации № 1226 от 14 июня 1994 года « О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных форм проявлений организованной преступности». В числе мер данным Указом предусматривалось неприменение к подозреваемым и обвиняемым по указанным преступлениям в качестве меры пресечения подписки о невыезде, личного поручительства, поручительства общественных организаций и залога, задержание к ним применялось до 30 суток. При наличии достаточных данных о причастности организованной преступной группы к тяжким преступлениям до возбуждения уголовного дела по согласованию с прокурором могли проводиться экспертизы, назначаться проверки финансово-хозяйственной деятельности не только подозреваемых участников ОПГ, но и их родственников. Несмотря на отмену данного Указа и прекращение действия названных неординарных, не предусмотренных нормами УПК мер, данный правовой акт следует признать наиболее эффективным, ибо в период его действия правоохранительными органами удалось приостановить разгул насильственной организованной преступности и частично загнать ее в подполье.[21]

Коррупция и связанная с ней организованная преступность представляют в настоящее время главную опасность для международных сообществ и благосостояния как развитых, так и развивающихся стран. Привлекают внимание в том числе и политико-экономические последствия роста международной коррупции. Обретают свои черты координационные меры, касающиеся и организованной преступности. Однако еще не выработаны всеохватывающие мультинациональные меры, направленные на устранение негативных последствий этих двух взаимосвязанных факторов. Такая стратегия необходима, так как, по оценкам многих современных специалистов, коррупция и организованная преступность находятся вне поля контроля какого-либо отдельного правительства.

Закон «О борьбе с организованной преступностью» также как и закон «О коррупции» так и не был принят, в пояснительном письме Президента Российской Федерации от 22 декабря 1995 года законопроект был отклонен в связи с несоответствием ст. 23, 35, 54 Конституции Российской Федерации которые, кстати, существенно мешают вообще отправлению правосудия, то, что на бумаге звучит красиво и правильно, на деле выходит на руку ярым нарушителям закона, а простым гражданам не нужно вообще.

1. Коррупция приобретает глобальный характер. Диктаторы в развивающихся странах часто перемещали свои капиталы в тихие гавани мировых финансовых рынков. Однако сейчас это принимает беспрецедентный характер. Объемы средств настолько велики, что негативно влияют на состояние национальной задолженности бедных стран и препятствуют возможности их экономического развития. Сюда входят взятки корпораций в третьем мире и отмывание денег коррумпированными официальными лицами развивающихся стран через банковскую систему и экономики развитых стран. Нити коррупции ведут часто за океан, особенно в оффшорные зоны, где бывает невозможно вычислить украденные деньги. Официальные власти многих стран предпринимали ограниченные усилия вскрыть эти коррумпированные потоки. Предпринятые действия дорого обошлись их инициаторам, так как на них было оказано давление на высоком уровне, в том числе с применением угроз физического воздействия.

В результате недавних исследований в Италии получены данные, позволяющие осуществить анализ коррупции путями, ранее невозможными. Они показывают структурное сходство проблемы коррупции и проблемы организованной преступности. Итальянская юстиция использовала сходные методы в первой половине 90-х гг. для борьбы как с организованной преступностью, так и с коррупцией.[22] В рамках предпринятых в 90-х гг. международных усилий по повышению эффективности института государства многие страны начали амбициозные программы приватизации госимущества. В странах с высоким уровнем коррупции и неадекватным контролем за процессом приватизации возникли гигантские возможности не только для коррупции, но и для проникновения организованной преступности в легальную экономику.

В целях обеспечения выполнения Межгосударственной программы совместных мер борьбы с организованной преступностью и иными видами опасных преступлений на территории государств – участников Содружества Независимых Государств на период до 2000 г. было издано Постановление Правительства Российской Федерации от 7 декабря 1996 г. « О национальном плане Российской Федерации по реализации совместных мер борьбы с организованной преступностью..»

2. Различие между коррупцией и организованной преступностью стирается в результате перевода огромных сумм, полученных в результате коррупционной деятельности, в ведущие банковские центры оффшорных зон[23]. Разделение между организованной преступностью и коррупцией исчезает и по другим направлениям. По мере повышения финансовых ставок коррупция зачастую сопровождается насилием или угрозой насилия, т.е. явлением обычно характерным для организованной преступности.

В Японии, где члены организованных преступных группировок взяли под свой контроль и скрыли от ведущих финансовых институтов страны с целью невозвращения крупные банковские кредиты. Руководящие органы банков также оказались инфильтрованы организованной преступностью, так что многие финансовые институты были не в состоянии собрать долги из-за наличия криминала в своих рядах или угроз с его стороны.[24] Аналитические исследования различных экспертов показали, что не менее 40% невыплаченных долгов можно связать с организованной преступностью. Это объясняет, почему банки не могут сократить свои реестры невозвращенных кредитов. Если воздействие организованной преступности на вторую по величине мировую экономику столь значительно, ее влияние на развивающиеся и страны переходного периода, где экономика не так сильна, еще более велико.

3. Коррупция ослабляет структуры государственных институтов и их иммунитет против организованной преступности. В основном организованная преступность процветает в обществах с распространенной коррупцией. Коррумпированные правоохранительные органы и политические институты из-за отсутствия чистоты в своих рядах могут избавить граждан от угрозы организованной преступности. Таким образом, журналисты и все желающие не в состоянии эффективно разоблачать коррупционеров, сталкиваясь с угрозой насилия против них самих или близких и отсутствием защиты со стороны государственных силовых структур. Подвергается опасности само гражданское общество, призванное вставать на пути коррупции.

В связи с ростом преступных проявлений Генеральная Прокуратура Российской Федерации издает Указание от 29 сентября 1997 г. № 59/1 «О принятии дополнительных неотложных мер по пресечению организованной преступности и проявлений коррупции».

4. Международная преступность и коррупция все более приобретают неразделимый и международный характер:

а) Доходы организованной преступности от торговли наркотиками или людьми могут перемещаться в законный бизнес, например строительную индустрию. Международные строительные фирмы могут получать ссуды от международных финансовых организаций на проекты в развивающихся странах. Для получения соответствующих контрактов возможен подкуп местных официальных лиц и запугивание осуществляющих надзор представителей международных кредитных организаций.

б) Существует возможность присваивания предоставляемых международными кредитными организациями средств в рамках институционной коррупции. Неудачи с введением необходимых контрольных мер и пробелы в законодательстве относительно занятия госслужащими постов в частном секторе будут значить, что деньги с готовностью разворуют. Потом они покинут страну через каналы специальных компаний или будут легализированы через казино и другие заведения, зачастую содержащиеся организованной преступностью.

Специальная литература слишком часто исследует симптомы коррупции и организованной преступности по сравнению со случаями, выражающими структурную суть данного явления. Таким образом, слишком мало внимания уделяется более глубоким подходам к решению проблемы. Однако появляется растущее взаимопонимание относительно необходимости в более согласованном изучении проблемы. Например, интернационализация как коррупции, так и организованной преступности подтолкнула правительственные органы, такие как Организация по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР) и неправительственные организации (НО), такие как «Трэнспаренси Интернэшнл», а также академические круги к тому, чтобы выступить за прекращение практики вывода из-под налогового обложения сумм, выплачиваемых в качестве взяток, зарубежным официальным лицам[25]. Такая практика уже поставлена вне закона в США. Легализация заграничных взяток оказывает разрушающее воздействие на мораль в соответствующих странах.

Ряд недавних документов Евросоюза, ОЭСР, Организации американских государств (ОАГ) и Совета Европы ставят своей целью развитие международных усилий по борьбе со взяточничеством. Многие атикоррупционные меры поразительно совпадают с мерами, предложенными и порой уже используемыми в борьбе с организованной преступностью. Они включают как распорядительные, так и нераспорядительные подходы:

1) Особые законы против коррупции и злоупотребления служебным положением иллюстрируют усилия международных органов, таких как Совет Европы и Организация американских государств по достижению консенсуса в законодательной деятельности. Так, Конвенция ОЭСР против коррупции является свидетельством скорее международных, чем региональных усилий в борьбе с этим явлением. «Конвенция о гражданско-правовой ответственности за коррупцию» (Страсбург, 4 ноября 1999, Россия не участвует).

2) Необходимы системные регулирующие решения, действующие вне границ, для глубокого проникновения в вышеуказанные проблемы. Данные решения не могут ограничиваться исключительно уголовным правом и правоприменением. Скорее они требуют скоординированного подхода, включающего гражданские, уголовные, административные и распорядительные механизмы, а также реалистичную налоговую политику и регламентирование. Совет Европы, ЕС и ОЭСР встали во главе разработки такого скоординированного аналитического подхода. Претворение в жизнь данной стратегии обещает быть более сложным, чем простая раскрутка коррупционных скандалов в различных европейских странах.

3) Международное сотрудничество во вскрытии фондов, вывезенных коррупционерами в заграничные банки, является необходимым шагом в рамках международной антикоррупционной стратегии. В соответствии с Венской конвенцией страны, в которые поступают денежные трансферты из других государств, могут наложить на них арест, если существуют подозрения, что деньги связаны с наркобизнесом. Новый подход должен предполагать репатриацию таких вкладов на нужды развития страны и препятствование их возвращению в руки коррумпированных чиновников.

4) Необходимой предпосылкой установления контроля над коррупцией и деятельностью организованной преступности является мобилизация гражданского общества для обеспечения наблюдения и отчетности чиновников, а также эффективного управления с их стороны. Так в 1997 году было издано Постановление ГД ФС РФ от 10.10.97 № 1787-II ГД О Заявлении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации « О фактах коррупции должностных лиц органов государственной власти города Санкт-Петербурга».

Опора на местные инициативы должна помочь в анализе специфических проблем данного сообщества или региона и развитии стратегии, пригодной для данной среды. С большим эффектом ученые могут взять на себя роль активистов. Зачастую они являются главными советниками высших правительственных чиновников и могут помочь в продвижении соответствующих идей и направлений.

5) В борьбе против организованной преступности и коррупции необходимы СМИ, которые дают возможность журналистам расследовать и разоблачать коррупцию, а также окружающая среда, позволяющая СМИ обличать злоупотребления. В отсутствие этого журналисты превращаются в объекты для шантажа и даже убийств со стороны обличаемых ими сил коррупции и организованной преступности. В случае если у журналистов нет возможности обратиться к проблеме на территории своей собственной страны, сейчас им могут помочь в этом Интернет и международная система вещания.

6) Международная экспертиза в поддержку стран особо пораженных коррупцией имеет важное значение, но она должна осуществляться в партнерстве с заинтересованными сторонами в самих этих странах. Международные организации должны работать с коллегами, представляющими широкий спектр политических взглядов. Это требуется для поддержки деятельности по мобилизации населения и его воли взяться по настоящему за коррупцию и организованную преступность.

7) Особого контроля требует приватизация государственного сектора. Несправедливый переход государственной собственности в частные руки увековечивает неравенство в обществе и существенно осложняет проблему борьбы с организованной преступностью и коррупцией.

Комбинированная проблема коррупции и организованной преступности должна стать центральным пунктом повестки дня как правительственных, так и неправительственных организаций. Требуются широкие институционные и культурные изменения.

3.2. Некоторые аспекты борьбы с организованной преступностью и коррупцией в свете защиты прав человека

В целях более эффективного раскрытия преступлений и защиты прав граждан участников процессуальных действий существует Распоряжение Премьера Правительства Москвы от 28 августа 1996 г. № 791-РП «Об утверждении положения о мерах социальной защиты и материального стимулирования граждан, способствовавших раскрытию преступлений, совершенных организованными преступными группами».

Наиболее социально опасными в сфере соблюдения прав и свобод человека и гражданина является правонарушения со стороны должностных лиц органов власти и местного самоуправления. Степень общественной опасности этих правонарушений подчеркивается и уголовно-процессуальным законодательством России уголовные дела о преступлениях против государственной власти и правосудия расследуются, в основном органами прокуратуры, которые отнесены Конституцией РФ к органам судебной власти.

К условиям столь бурного развития в нашей стране организованной преступности и коррупции, помимо причин экономического характера, относятся и некоторые государственные просчеты при внедрении рыночной экономики:

1. Чрезмерная идеализация рыночной экономики и практическое отсутствие ее государственного регулирования.

2. Сокращение государственного аппарата силовых, оперативно-розыскных структур привело к тому, что эти специалисты ушли работать в сферу экономики, которая не регулировалась и не контролировалась государством. Почти во всех уголовных делах по организованной преступной деятельности фигурируют в качестве исполнителей или соучастников бывшие и действующие работники правоохранительных органов и силовых структур.

Специалисты, выброшенные из силовых правоохранительных структур, пользуясь сложившейся безответственностью, помогли создать теневую экономику и способствовали сращиванию теневой экономики с государственной властью, где у них остались значительные корни и связи. Таким образом, они перешли в разряд криминальной деятельности и способствовали криминализации общества.

3. Перекосы в идеологизации общества по пути чрезмерного виктимизирования — страха, боязни, подчинения силе и т. д., а также возвеличивания, возвышения преступной субкультуры, криминального образа жизни, насилия и безответственности за преступления способствуют развитию организованной преступности как системы, пополнению ее за счет несовершеннолетних правонарушителей и молодежи. Существует Указ Генеральной прокуратуры РФ от 25.08.97. № 53/21, МВД РФ 21.08.97. № 1/12597 «О дополнительных мерах по предупреждению групповой и организованной преступности несовершеннолетних».

4. Неправильная позиция судебных органов, требовавших неприкосновенности частной собственности. (ст. 35 Конституции РФ)

5. Организованная преступность проявляется, в основном, в виде деятельности различных юридических лиц, создаваемых группами преступников для отмывания преступно нажитых средств, перевода за рубеж валюты, незаконного оборота оружия, наркотиков, алкоголя и др. Эти лица, как правило, находятся в тени, скрываются за подставными «руководителями» и представителями подобных компаний. Выявление их для привлечения к уголовной ответственности крайне затруднительно. Первоначально отсутствовала даже правовая ответственность юридических лиц за их правонарушения в сфере экономики. А ведь основными субъектами производственных отношений стали юридические лица, а не государство и физические лица, как при социализме. Все правонарушения и преступления в сфере рыночной экономики совершаются под прикрытием юридических лиц и индивидуального предпринимательства. Поэтому должна развиваться система административной и уголовной ответственности юридических лиц за организованную преступную деятельность в Российской Федерации и за ее пределами.[26]

Без достоверной всеобъемлющей юридической статистики невозможно планировать и прогнозировать работу государственного аппарата. Чтобы иметь представление о коррупции как социальном явлении в обществе и преступном социуме, необходимо иметь достоверную единую статистику этого явления, что также вытекает из Указа Президента РФ от 3 марта 1998 г. № 224, которым вводится единая статистическая отчетность всех административных правонарушений и преступлений в сфере экономики, это значит, что должна быть и единая система органов государственной исполнительной власти, основная функция которых на современном этапе — государственное регулирование экономики.

Координация деятельности всех органов государственной власти в борьбе с коррупцией — одна из основных функций российской прокуратуры, что закреплено в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации» (ст. 8) и вытекает из вышеназванного Указа Президента РФ — контролирующие органы обязаны о всех выявленных в сфере экономики правонарушениях информировать органы прокуратуры.

Развитие правовой базы по борьбе с организованной преступностью, организованной преступной деятельностью и коррупцией должно исходить прежде всего из защиты прав и свобод человека и гражданина, принятых и провозглашенных 10 января 1948 г. Генеральной Ассамблеей ООН во Всеобщей декларации прав человека, закрепленных в Конституции Российской Федерации как неотчуждаемые и принадлежащие от рождения каждому человеку. То есть это естественные права, определяющие социальную сущность человека как частицы материального мира.

Правоохранительные органы, сращиваясь с преступными формированиями, создают среду, которая является существенным препятствием для борьбы с коррупцией. Создаются «комплексные бригады», зарабатывающие деньги на развале уголовных дел, за взятки организуется давление правоохранительных органов на конкурентов в коммерческой сфере, этиже средства используются для вымогательства; немало фактов поступления работников правоохранительных органов на службу (« по совместительству») в коммерческие структуры и создания таковых под патронажем органов правопорядка. Коррупция проникает в суды. В этих условиях адвокаты делают взятки эффективным инструментом защиты своих клиентов. (Россия и коррупция: кто кого? Российская газета. 1998. 19 февраля).

Действующее законодательство и система борьбы с коррупцией в Российской Федерации не позволяют вести действенную борьбу с этим социальным явлением, которое угрожает не только осуществлению конституционных, демократических принципов построения правового государства, но и экономической и национальной безопасности страны.

Подводя итоги данной главы, можно сделать следующие выводы:

а) необходимо совершенствование действующего законодательства, выработка единого понятийного механизма и принятие новых законодательных актов: закона «О борьбе с организованной преступностью», закона «О лоббизме», «Основ государственной политики в борьбе с коррупцией».

б) одним из главных принципов борьбы с коррупцией и организованной преступностью должны быть гласность и прозрачность деятельности органов судебной и исполнительной власти, средств массовой информации, граждан и общественных формирований;

в) создание обстановки нетерпимости, осуждения, аморальности любого факта проявления коррупции.

З а к л ю ч е н и е

Подводя итоги дипломной работы можно сделать выводы, что коррупция становится нормой, а не исключением, в том числе и среди политической, правящей и экономической элиты. Правоохранительные органы, сами отчасти пораженные коррупцией, не имеют достаточных возможностей и необходимой реальной независимости для борьбы с институциональной коррупцией.

Конгломерат (коррумпированная бюрократия — криминальный бизнес — организованная преступность), получивший название «железный треугольник», живет только по своим законам. В преступных группах есть лидеры, которые организуют преступления, дают взятки чиновникам. Они сами не совершают преступлений, поэтому и остаются безнаказанными. В настоящее время без взятки нельзя решить ни одного вопроса.

Отражая результаты поставленных в начале работы задач выявляются несколько главных важнейших моментов, которые требуют незамедлительного решения, и промедление разрешения которых сделает практически невозможным процесс борьбы с ними. Это такие вопросы как:

а) необходимость скорейшего принятия законов о коррупции и борьбе с организованной преступностью, так как, начиная с 1993 года в Федеральном собрании тонут один за другим проекты ФЗ « О борьбе с коррупцией», также нет закона регулировшего бы коррумпированность власти преступными структурами.

б) практическая реализация конституционного принципа: все равны перед законом и судом (п.1 ст. 19 Конституции РФ) путем включения в ст. ст. 91, 98 и 122 Конституции РФ оговорки, согласно которой статус неприкосновенности неприменим в случаях совершения лицами, указанными в этих статьях, общественно опасных деяний, предусмотренных УК РФ. Последнее направление может быть реализовано путем референдума. В демократических странах вообще выборные должностные лица, включая членов парламента (конгресса), не обладают никаким иммунитетом в случае совершения ими любого уголовного преступления.

в) исключение из санкций статей об ответственности за должностные преступления всех основных видов наказания, кроме лишения свободы, причем на срок не ниже двух лет, а за преступление, предусмотренное ст. 289 УК РФ (Незаконное участие в предпринимательской деятельности), — не ниже пяти лет; установление за совершение этих преступлений абсолютно определенных санкций с запрещением применять ст. ст. 64 (Назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление) и 65 (Назначения наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении) УК РФ и включением в санкции таких дополнительных наказаний, как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград и конфискация имущества;

г) исключение из УК РФ ст. 304 (Провокация взятки либо коммерческого подкупа). Казуистичность определения провокации взятки в диспозиции ст. 304 состоит в наличии в нем признаков, выраженных в таких словосочетаниях, как «без его согласия» и «в целях искусственного создания доказательств совершения преступления», которые сильно осложняют, если порой вообще не исключают, применение ст. 290 УК. Это обусловлено тем, что доказать согласие должностного лица на получение взятки, в частности, опровергнуть его показания об отсутствии такого согласия, на практике крайне сложно и в большинстве случаев невозможно. А «искусственность» создания доказательств совершения преступления является оценочным признаком и признание таких доказательств как искусственно созданных или фактически существующих зависит подчас в большей степени не от содержания материалов уголовного дела, а от уровня должностного положения лица и его связей, в том числе с работниками правоохранительных органов. Такое положение вызывает у тех, кто ведет борьбу со взяточничеством, обоснованные опасения: не окажутся ли они при изобличении взяткополучателя вместо него сами признаны виновными в провокации взятки под давлением не поддающихся выявлению и доказыванию закулисных действий вышестоящих и других коррумпированных должностных лиц. Отсюда неуверенность относительно возможности осуществления эффективной борьбы со взяточничеством. Поэтому норма, содержащаяся в ст. 304 УК, является серьезным противовесом норме, закрепленной в ст. 290 УК, и соответственно существенным препятствием применению последней на практике.

д) исключение из ГК РФ п. 3 ст. 575. На основании этой статьи (запрещение дарения) «не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда:

...3) государственным служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей...». По сути, этой нормой допускается дарение подарков стоимостью, не превышающей пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда. Соответственно, дача — получение такой — мелкой — взятки не признается даже гражданским правонарушением и тем более преступлением. По мнению начальника кафедры Московского института МВД России Л. Гаухмана: эта норма — «лазейка», если не огромная «дыра», для ухода должностных лиц от уголовной ответственности за получение взятки, ибо они могут дать практически не опровержимые показания, что их сознанием охватывалось получение подарка лишь на сумму, не превышающую пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда.[27]

Идеальными и вместе с тем антикоррупционными могут быть признаны законы с однозначным пониманием, исключающим возможность их различного толкования должностными лицами и, как следствие, произвол последних, используемый нередко для личного обогащения.

е) создание постоянно действующего общефедерального специализированного органа по предупреждению и борьбе с коррупцией в целях осуществления постоянной антикоррупционной политики государства, для эффективности и добросовестности работы которого надо создать всего два условия: тщательный, скрупулезный подбор кадров (наличие высшего образования, чистейшая репутация, уважение общества…..) и высочайшая зарплата работников этих служб. Важнейшими задачами которого, было бы следить за исполнением закона о коррупции, проверка декларации о доходах, особенно если у служащего зарплата совершенно не соответствует наличию у него атрибутов роскошной жизни. А, следовательно, внесение поправок в ст. ст. 23, 35 Конституции РФ, согласно которым правоохранительные органы будут иметь право проводить любые проверки подозреваемых в коррупции лиц до возбуждения уголовного дела и без специальных разрешений. Несколько «быстрых побед» будут означать больше, чем просто изменение к лучшему. Финансовый контроль за доходами и имуществом должностных лиц и их семей существует во всех цивилизованных странах мира, например в США. Такое положение есть и в Международном кодексе поведения государственных должностных лиц (ст. 8).

ж) повышение уровня технического обеспечения правоохранительных органов, внедрение в их работу современных информационных технологий, гарантия их безопасности, существенное повышение заработной платы государственных работников.

з) формирование антикоррупционного мировоззрения у российских граждан.

и) привлечение СМИ к формированию антикоррупционного мировоззрения и популяризации антикоррупционной деятельности, разработка и обнародование в СМИ индексов уровня коррумпированности, позволяющих сравнивать между собой регионы, отрасли, крупные предприятия, решения органов власти и деятельность конкретных их представителей, внедрение стандартов журналистского расследования.

Бывший Государственный секретарь США Мадлен Олбрайт, выступая в сентябре 1999 г. в Фонде Карнеги с докладом об американской политике в отношении России, выразила крайнюю озабоченность уровнем коррупции в нашей стране и призвала российское правительство поставить борьбу с ней на первый план. ( В. Скосырев. США и железный занавес. Известия. 1999. 18 сентября).

Как уже говорилось в начале работы, необходима крупномасштабная операция по борьбе с коррупцией, как в Италии в начале 90-х «Чистые руки», в результате которой под суд пошли около двух тысяч человек, включая президента, сенаторов и министров, главный координатор операции Джерародо Амбозио, подводя итог, сказал, что теперь итальянцы относятся к коррупции как к преступлению, а не как к норме жизни. Также грандиозным скандалом закончилась операция американских спецслужб, называлась она «Шейх и пчела». В конце 60-х — начале 70-х агенты ФБР предлагали крупным госчиновниками конгрессменам взятки от имени богатых арабских дельцов за разного рода сомнительные услуги.

Итак, на современном этапе коррупция в криминологическом значении — это антисоциальное, общественно опасное, угрожающее экономической и политической безопасности Российской Федерации явление, пронизавшее ветви власти, составляющее совокупность преступлений, совершаемых должностными лицами в целях личного обогащения за счет государства, коммерческих и иных организаций и граждан. Достигается это путем получения с использованием должностных полномочий материальных и иных благ в ущерб интересам государства. А объективно такие действия выражаются в сращивании государственной власти и организованной преступности. Криминологическое значение коррупции ограничивается лишь теми сторонами общесоциального и политэкономического ее значений, которые отражают ее антисоциальные, общественно опасные и уголовно- противоправные сущность и содержание. Если изобразить соотношение названных значений коррупции графически, то общесоциальное составит орбиту наибольшего диаметра, политэкономическое — находящуюся внутри нее меньшего диаметра, а криминологическое — помещенную внутри последней еще меньшего диаметра.

В завершении остается подчеркнуть, что при четком и добросовестном выполнении всех выше перечисленных задач, сплоченности общества в борьбе с любыми видами проявлений коррупции, личной заинтересованности правоохранительных органов по обеспечению правопорядка в стране, у России появляется шанс миновать криминализации всех сфер жизни путем коррупции, также это будет служить важнейшим шагом вперед на пути построения гражданского общества.

Список литературы

ЗАКОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года) // Изд. «Ось-89». М., 2000 г. С. 48. Гражданский кодекс Российской Федерации. – М.: ООО «Витрем». 2002.- С. 472.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации. – 5-е изд. – М.: Издательство «Ось-89», 2000. – 176 с.

3. Федеральный Закон от 17.01.92 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации». – М.: ООО «ТК Велби», 2002. – 48 с.

4. Федеральный закон от 31 июля 1995 года № 119-ФЗ «Об основах государственной службы Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. — 1995. — № 31. — Ст. 2990.

5. Федеральный Закон от 3 апреля 1995 года № 40-ФЗ «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1995. — 10 апреля. — № 15. — Ст. 1269.

УКАЗЫ И РАСПОРЯЖЕНИЯ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Указ Президента РФ от 24 декабря 1998 года № 1637 «Об утверждении составов межведомственных комиссий Совета Безопасности Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1998. — 28 декабря. — № 52. — Ст. 6394.

Указ Президента РФ от 15 мая 1997 года № 484 «О представлении лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации, и лицами, замещающими государственные должности государственной службы и должности в органах местного самоуправления, сведений о доходах и имуществе» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1998. — 9 марта. — № 10. — Ст. 1160.

Указ Президента РФ от 8 апреля 1997 года № 305 «О первоочередных мерах по предотвращению коррупции и сокращению бюджетных расходов при организации закупки продукции для государственных нужд» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1997. — 14 апреля. — № 15. — Ст. 1756.

Указ Президента РФ от 6 июня 1996 года № 810 «О мерах по укреплению дисциплины в системе государственной службы» // Российские вести. — 1996. — от 8 июня. — № 106.

Указ Президента РФ от 4 апреля 1992 года № 361 «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы» // Российская газета. — 1992. — № 80. — 7 апреля.

Распоряжение Президента РФ от 25 января 1999 года № 18-рп «О подписании Российской Федерацией Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию» // Текст распоряжения официально опубликован не был.

Проект закона «О борьбе с коррупцией» (внесен Письмом Президента РФ от 28 апреля 1998 года № Пр-610, 12 мая 1998 года) // Текст проекта официально опубликован не был.

АКТЫ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

1.Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 26 июня 1997 года № 34 «Об организации работы органов прокуратуры по борьбе с преступностью» // Текст приказа официально опубликован не был.

2.Указание Генеральной прокуратуры РФ от 29 сентября 1997 г. № 59/1 «О принятии дополнительных неотложных мер по пресечению организованной преступности и проявлений коррупции» // Консультант Плюс.

3. Указание Генеральной прокуратуры РФ от 25.08.97. № 53/21, МВД РФ от 21.08.97. 3 1/ 12597 «О дополнительных мерах по предупреждению групповой и организованной преступности несовершеннолетних». Консультант Плюс.

4. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 27.10.97. № 67 «Об организации прокурорского надзора за законностью деятельности региональных управлений по организованной преступности». Консультант Плюс.

5. Указание Генеральной прокуратуры РФ от 12 августа 1996 года № 49/7 «О мерах по усилению борьбы с коррупцией, прокурорского надзора за исполнением законодательства о государственной и муниципальной службе» // Текст указания официально опубликован не был.

НАУЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИКАЦИИ

1. Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.К. Бабаева. – М.: Юрист, 2003. – 592 с.

2. Богданов И.Я., Калинин А.П. Коррупция в России: социально-экономические и правовые аспекты. – М., 2001г., — 240 с.

3. Водько Н.Г. Уголовно-правовая борьба с организованной преступностью: научно-практическое пособие. – М.: юриспруденция, 2000. – 80 с..

Волженкин Б.В. Коррупция. СПб, 1998

5. Гаухман Л. Коррупция и коррупционное преступление. // Законность. 2000. № 6.

6. Долгова А.И. Криминология. / Издательство Норма. М., 2003. с. 365.

7. Комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации. // Под. ред. Докт. Юрид. Наук, проф. В.Д. Иванова. – Ростов н/Д: Феникс, 2002. Серия «закон и общество». – 512 с.

8. Уголовное право: учебное пособие / отв. ред. В.С. Комиссаров. – М.: ТК Велби, 2003. – 352 с.

9. Коррупция Политические, экономические, организационные и правовые проблемы / Под ред. В.В. Лунеева. – М.: Юрист, 2001. 426 с.

10. Курганов С.И., Кравченко А.И. Социология для юристов: Учебное пособие для вузов. – М.: Закон и право, ЮНИТИ, 2001. – 255 с.

11. Полосин Н.В., Скворцова С.А. Уголовное право России: Учебное пособие. – М.: Инфара-М, 2003. – 272 с.

12. Советский Энциклопедический словарь / Под ред. А.М. Прохорова. М.: «Советская энциклопедия», 1987. — 1599 с.

13.Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. – 2-е изд., — М.: ИНФОРМА –М, 2000. – 704 с.

14. Хропанюк В.Н. теория государства и права: Учебное пособие для высших учебных заведений / Под ред. Проф. В.Г. Стрекозова. – М., 1999.

15. Яковлев А.М. Социология экономической преступности М.: Наука. 1988. — 243 с.

16. Яни П.С. Взяточничество и должностное преступление: уголовно-правовая ответственность. – М.: ЗАО «Бизнес-школа «Интел-Синтез», 2002. – 120 с.


[1] Богданов И.Я., Калинин А.П. коррупция в России: социально-экономические и правовые аспекты. – М:, 2001 г., — С. 7-9.

[2] Яни П.С. Взяточничество и должностное злоупотребление. М., 2002. С. 8.

[3] Большая советская энциклопедия // М., 1997. Т.27.С.94

[4] Библия. Сирах. 1, 29, 4, 9.С.644.

[5] Макиавелли Н. Сочинения // Милан. 1954. С. 137

[6] Российское законодательство X-XX веков // М., 1985. С.181

[7] Седов П.В. На посуле как на стуле. Из истории российского чиновничества VII в. // Звезда. 1998. № 4. С.208.

[8] Седов П.В. Указ. Соч. С. 210.

[9] Дворецкий И.Х. Латинско-русский словарь. М., 1976.

[10] Мишин Г.К. Коррупция: понятие, сущность, меры ограничения. М., 1991.

[11] Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А.М. Прохоров. – изд. 4-е – М.: Сов. Энциклопедия, 1987.

– 1600 с.

[12] Международная защита прав и свобод человека: Сборник документов / Составитель Мелков Г.М., 1990.

С. 323.

[13] Совет Европы. Серия европейских договоров. № 173. Страсбург, 1999.

[14] Комментарии к Уголовному кодексу РФ. М., «Юрист». 1996. С.701

[15] Волженкин Б.В. Коррупция. СПб, 1998.

[16] Яни П.С. Взяточничество и должностное злоупотребление: уголовно-правовая ответственность. – М., 2002.

– 120 с.

[17] Коган В.М. Социальный механизм уголовно-правового воздействия: Автореф. дисс. на соиск. ученой степени доктора юрид. наук. — М: МТ РСФСР, 1985. — 28 с.

[18] Статистика Генеральной прокуратуры РФ.

[19] Куликов А.Д. Коррупция: экономические и организационно-правовые проблемы. /

Сборник материалов Международной научно-практической конференции. М.: Юрист, 2001. – С.57.

[20] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. // Под. ред. В.Д. Иванова. – Ростов н / Д:

Феникс, 2002. Серия «Закон и общество». – 512 с.

[21] Водько Н.П. Уголовно-правовая борьба с организованной преступностью: Научно-практическое пособие. –

М.: Юриспруденция, 2000. – С. 3-4.

[22] Дэвид Хайн. Политическая коррупция в Италии // Политическая коррупция в Европе и Латинской Америке.

Изд. Уолтер Литтл и Эдуардо Посада-Кабо. Нью-Йорк: Сент Мартинз Пресс, 1996.

[23] Мозес Нейм. Рост коррупции // Браун-журнал международных отношений №2. Лето. 1995.

[24] Эдвард Линкольн. Японская финансовая путаница // Международные вопросы. 1998. Май/июнь. С. 57-66.

[25] ОЭСР. Рекомендация Совета относительно вывода из-под налога сумм, выплачиваемых иностранным

государственным чиновникам. Париж.1996. 17 апреля.

[26] Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы. // Под. ред. В.В. Лунеева.

М.: Изд. «Юрист», 2001. С. 185.

[27] Гаухман Л. Коррупция и коррупционное преступление // Законность. 2000. № 6.

еще рефераты
Еще работы по праву, юриспруденции