Реферат: Право на жизнь и смертная казнь

В статье 20 Конституции РФ установлено:

«1. Каждый имеет право на жизнь.

2. Смертная казнь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей».

Право на жизнь

Начало жизни — момент рождения ребенка. Однако существует немало религиозных и философских воззрений, согласно которым жизнь человека начинается с момента появления зародыша, и искусственное прерывание беременности рассматривается как убийство (таких взглядов придерживается католическая церковь, тогда как православие относится к изгнанию плода с терпимостью). Это социально острый правовой и религиозный вопрос, который в ряде стран выносится даже на референдумы.

В современном российском праве существование эмбриона не тождественно жизни человека. Искусственное прерывание беременности производится по желанию женщины при сроке беременности до 12 недель, по социальным показаниям — при сроке беременности до 22 недель, а при наличии медицинских показаний и с согласия женщины — независимо от срока беременности (ст. 36 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г.). Социальные показания учитывают уровень жизни, обеспеченность жильем, состав семьи и т.п., а медицинские — состояние здоровья, развитие плода. Аборт, произведенный позже установленных сроков, не рассматривается как убийство человека — это профессиональное правонарушение врача. Однако преднамеренное лишение жизни ребенка врачом или матерью сразу же после родов — это убийство.

До сих пор не прекращаются дискуссии по вопросу, в какой момент наступает смерть. Эта тема приобрела особую актуальность в связи с расширяющейся практикой трансплантации человеческих органов. Закон РФ от 22 декабря 1992 года «О трансплантации органов и (или) тканей человека» предусматривает, что заключение о смерти, открывающее возможность пересадки органов, дается на основе констатации необратимой гибели всего головного мозга (смерть мозга). Значит, если мозг погиб, а функции некоторых органов искусственно поддерживаются, то согласно Закону можно констатировать биологическую смерть, отключить приборы и произвести трансплантацию. Надо полагать, что это возможно с согласия больного, когда он был еще в сознании, или с согласия близких родственников, когда больной без сознания. Но при наступлении клинической смерти реабилитационные мероприятия не могут быть прекращены.

Лишение человека жизни по его просьбе с целью избавиться от предсмертных страданий, совершенное медицинским персоналом или близкими (эвтаназия), рассматривается как убийство (ст. 105 У К РФ, ст. 45 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан). Такое решение этой социально острой проблемы подвергается сомнению и критике со стороны отдельных медицинских работников, социологов, юристов, которые видят в эвтаназии акт милосердия. Однако смягчить страдания смертельно больного могут сильнодействующие наркотики и квалифицированная психотерапия. Допущение эвтаназии означало бы насаждение жесткости в нравственном сознании общества.

Объявление гражданина умершим при отсутствии о нем сведений в течение пяти лет (в некоторых случаях — в течение шести месяцев) не есть окончательное отчуждение права на жизнь, поскольку явка лица, объявленного по суду умершим, влечет восстановление его во всех правах (ст. 46 ГК РФ).

Право на жизнь обеспечено рядом конституционных гарантий: правом на благоприятную окружающую среду (ст. 42 Конституции РФ); запретом пыток и насилия (ст. 21); правом собираться мирно, без оружия (ст. 31); социальным обеспечением граждан по возрасту, болезни, инвалидности (ст. 39); правом на охрану здоровья и медицинскую помощь, бесплатную в государственных и муниципальных учреждениях, развитием системы здравоохранения (ст. 41). К сожалению, многие из этих гарантий имеют пока лишь декларативное значение.

Право на жизнь защищено и отраслевым законодательством. Уголовный кодекс РФ содержит ряд норм, охраняющих жизнь человека. Установлена уголовная ответственность за убийство (ст. 105-109), доведение до самоубийства (ст. 110), оставление в опасности (ст. 125), неоказание помощи больному (ст. 124), незаконное врачевание (ст. 235) и др. Допускается необходимая оборона (ст. 37).

УПК РСФСР не допускает поставление в опасность жизни и здоровья человека при проведении следственного эксперимента, освидетельствовании, получении образцов для исследования, экспертизы и других процессуальных действий (ст. 181, 183).

Уголовно-исполнительный кодекс РФ установил, что осуждённые не могут быть подвергнуты медицинским и иным опытам, которые ставят под угрозу их жизнь и здоровье (ч. 3 ст. 12), имеют право на охрану здоровья (ч. 6 ст. 12), личную безопасность (ст. 13), приобретение продуктов питания (ст. 88), медико-санитарное обеспечение (ст. 101).

Кодекс РСФСР об административных правонарушениях охраняет жизнь человека, вводя ответственность за нарушение правил об охране труда (ст. 41), нарушение сани-тарно-гигиенических и санитарно-противоэпидемических правил и норм (ст. 42), нарушение правил хранения или перевозки огнестрельного оружия и боеприпасов (ст. 173) и др.

Жизнь человека охраняется рядом запретов на применение огнестрельного оружия и спецсредств.

Международный документ — Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (ООН, 1979 г.) — предусматривает применение огнестрельного оружия как «крайней меры», применяемой лишь в случаях, когда правонарушитель оказывает вооруженное сопротивление или иным образом ставит под угрозу жизнь других, если иные меры недостаточны для его задержания (ст. 3).

Принятые в России законы «О милиции» (в редакции Законов РФ от 18 февраля 1993 г. и от 1 июля 1993 г.), «О внутренних войсках Министерства внутренних дел рф» (1992 г.), «Об учреждениях и органах, исполняющих наказания в виде лишения свободы» (1993 г.), «О государственной охране» (1996 г.) установили следующие случаи законного применения спецсредств и оружия: 1) для защиты граждан от нападения, угрожающего их жизни или здоровью, если другими способами и средствами защитить их невозможно; 2) для отражения нападения либо угрозы нападения на сотрудников правоохранительных органов, а также для пресечения попыток завладеть их оружием, транспортными средствами и средствами связи; 3) для освобождения заложников, пресечения террористических и иных преступных посягательств; 4) для задержания преступников, пытающихся скрыться (ст. 38 УК РФ), а также задержания лица, оказывающего вооруженное сопротивление или отказывающегося выполнить законное требование о сдаче оружия, если другими способами подавить сопротивление, задержать лицо или изъять оружие невозможно; 5) для пресечения побега задержанных, арестованных, осужденных к лишению свободы и пресечения попыток освобождения указанных лиц; 6) для отражения группового или вооруженного нападения на военные городки, воинские эшелоны, жилища граждан, помещения государственных органов, предприятий и организаций; 7) для подавления сопротивления вооруженных групп. Вызывает сомнение лишь основание применения оружия, указанное в п. 5 приведенного перечня. Его следовало бы ограничить случаями, когда задержанный или арестованный подозревается (обвиняется) в совершении тяжкого преступления.

Вызывают тревогу условия содержания арестованных в следственных изоляторах (СИЗО) и тюрьмах, где право на жизнь подвергается серьезным испытаниям. Более половины следственных изоляторов размещены в старых зданиях постройки XVIII -начала XX века, не приспособленных для жилья. Во многих камерах содержатся по 60-70 арестованных. Нет условий для отправления естественных надобностей. Арестованные спят в три-четыре смены. Нарушаются требования о регулярных врачебных осмотрах арестованных. Более половины арестованных страдают серьезными заболеваниями, особенно туберкулезом и инфекционным гепатитом. В результате отсутствия лекарств и неправильного лечения появились новые формы туберкулеза, возбудители которого не реагируют на антибиотики и другие традиционные лекарственные средства. Арестованные, не имеющие родственников, способных приносить передачи и направлять посылки, систематически недоедают или прибегают к насилию, отбирая продукты у других. До сих пор применяются насильственные методы получения признаний (например, случай с надеванием противогаза, шланг которого время от времени перекрывался, от чего наступало удушье). Увеличение предельного срока ареста до двух лет усилило вредное воздействие на здоровье заключенных названных выше факторов.

Следственный изолятор превратился в «камеру пыток», предпринимаемых для получения признаний1. Обещания освободить из СИЗО в этих условиях нередко достаточно для оговора и самооговора.

Иногда считают, что хорошо накормленным и устроенным людям в тюрьме лучше, чем на свободе. Они сколько угодно могут оставаться в заключении, не признаваясь в совершении преступления. На это можно ответить так: государство обязано доказать виновность заключенного, не рассчитывая на его признание, и пока оно этого не сделало, нужно содержать арестованного в нормальных человеческих условиях. Необходимо полностью исключить такие стимулы к признанию вины, как недоедание, страдание и отсутствие удобств.

Смертная казнь

Законным способом лишения жизни в РФ является смертная казнь — уголовное наказание, применяемое по приговору суда за совершение наиболее тяжких преступлений. Смертная казнь — исключительная мера наказания. В Конституции РФ (ст. 20) высказано намерение отменить смертную казнь. В России смертная казнь отменялась несколько раз — в 19172, 19203 и 1947-1950 годах4. Восстановлению смертной казни способствовали рост преступности, появление организованной преступности, применение все более жестоких, варварских способов совершения преступлений, низкая раскрываемость преступлений.

В 60-70-х годах число составов преступлений, допускавших применение смертной казни, достигло 22 (в том числе хищения в особо крупных размерах, получение взятки в особо крупных размерах, дезорганизация работы исправительных учреждений и др.).

Но в конце 80-х годов наметилась тенденция к сокращению применения смертной казни. В частности, была отменена смертная казнь за совершение экономических преступлений. К 1993 году в Уголовном кодексе РСФСР осталось шесть составов, допускающих наказание в виде смертной казни (исключая воинские преступления). В виде альтернативы смертной казни допущено пожизненное заключение. Не могут быть приняты доводы о том, что пожизненное лишение свободы — более тяжкое наказание. чем смертная казнь (такой замены смертной казни осужденные упорно добиваются, сохраняя некоторую надежду хоть в старости или по амнистии выйти на свободу).

Отношение к смертной казни менялось и на уровне международного гуманитарного права (28 апреля 1983 г. в Страсбурге был открыт к подписанию протокол № 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года об отмене смертной казни), а также во внутренних правовых актах РФ конституционного уровня. В российской Декларации прав и свобод человека и гражданина (1991 г.) смертная казнь допускалась в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления (ст. 7). Российская Конституция (в редакции 21 апреля 1992 г.) сузила применение смертной казни, установив, что она применяется за особо тяжкие преступления «против личности» (ст. 38). В действующей ныне Конституции 1993 года сфера применения смертной казни еще более сужена и ограничена особо тяжкими преступлениями «против жизни». УК РФ 1996 года содержит всего пять составов, допускающих применение смертной казни. Отменена смертная казнь за государственную измену, шпионаж, изнасилование и т.д. Назначение судом смертной казни возможно лишь за убийство при наличии квалифицирующих признаков или за деяния, сопровождающиеся такого рода убийством (бандитизм, изнасилование, соединенное с убийством).

Согласно Уголовному кодексу РФ, не могут быть приговорены к смертной казни лица, не достигшие к моменту совершения преступления 18 лет, женщины, находящиеся в состоянии беременности во время совершения преступления, к моменту вынесения приговора или находящиеся в состоянии беременности к моменту исполнения приговора.

Напряженная социальная обстановка не должна влиять на практику вынесения и исполнения смертных приговоров. Такие приговоры, вынесенные за преступления, совершенные в период чрезвычайного положения, не приводятся в исполнение в течение всего времени чрезвычайного положения и 30 суток после его прекращения или отмены (ст. 36 Закона РФ от 7 мая 1991 года «О чрезвычайном положении»). В течение этого времени осужденный может добиваться отмены смертного приговора или помилования.

Международный пакт о гражданских и политических правах установил, что смертный приговор может быть приведен в исполнение только после вынесения окончательного приговора компетентным судом (ст. 6). Под окончательным приговором следует понимать приговор, вынесенный судом апелляционной инстанции. В Российской Федерации нет апелляции. Проверка приговоров производится судом второй инстанции в кассационном порядке, т.е. по письменным материалам дела, и завершается вынесением не приговора, а определения. В этом отношении российское законодательство противоречит пакту, что ставит под сомнение законность всех смертных приговоров, вынесенных судами РФ. Согласно сложившейся практике, уголовное дело, по которому вынесен смертный приговор, истребуется для его проверки в порядке надзора даже при отсутствии жалобы осужденного. Лицо, имеющее право принести протест в порядке надзора (кроме прокуроров и председателей высших судов субъектов Федерации), может приостановить исполнение приговора.

После отклонения жалобы всеми судебными инстанциями осужденный к смерти может быть помилован Президентом РФ (п. «в» ст. 89 Конституции РФ). До рассмотрения ходатайства о помиловании приговор не приводится в исполнение.

Введена дополнительная гарантия для лиц, осужденных к исключительной мере наказания: при отказе осужденного к смертной казни от обращения с ходатайством о помиловании администрация места лишения свободы составляет акт, удостоверяемый прокурором, и направляет его в Верховный Суд РФ и Генеральному прокурору РФ для проверки уголовного дела (хотя бы оно там уже рассматривалось в порядке надзора) и составления заключения, которое представляется Президенту РФ. Исполнение приговора приостанавливается до принятия решения Президентом РФ (Федеральный закон «О внесении изменений в статьи 184 и 185 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации» принят Государственной Думой 17 декабря 1997 года, одобрен Советом Федерации 24 декабря 1997 года, подписан Президентом РФ 8 января 1998 года). Помилование в отсутствие ходатайства о нем осужденного к смертной казни вызывает у некоторых юристов возражения, поскольку не существует «обязанности жить» и «помилование нельзя навязать» [2, с. 105, 106]. С таким рассуждением трудно согласиться. Известны случаи, когда осужденные к смерти, получая в ответ на свои многочисленные жалобы формальные отписки, теряли веру в правосудие, уставали ждать, впадали в состояние фрустрации и отказывались от подачи ходатайства о помиловании. По делу Л. и П. к смертной казни за убийство двух рабочих в поселке Коджером Республики Коми был приговорен Л. В течение четырех лет отклонялись все жалобы осужденных. Усталость и разочарование были так велики, что осужденный Л. отказался подать прошение о помиловании. И это спасло ему жизнь. Было проведено дополнительное расследование, которым удалось установить полную невиновность Л. и П. Надо также иметь в виду, что закон, допустивший помилование при отсутствии просьбы о нем, — шаг в сторону полной отмены смертной казни.

Российская Федерация не ратифицировала протокол № б, дополняющий Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, где установлено:

«Смертная казнь отменяется. Никто не может быть приговорен к смертной казни или казнен» (однако государство может предусмотреть в своем законодательстве смертную казнь за действия, совершенные во время войны или неизбежной угрозы войны).

Рассмотрев заявку России о вступлении в Совет Европы (СЕ), Парламентская Ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) 25 января 1996 года приняла заключение, в котором выдвинуто 25 условий, постепенное соблюдение которых необходимо для того, чтобы Россия стала полноценным членом Совета Европы [4]. Среди них — рекомендация подписать в течение одного года и ратифицировать не позднее чем через три года с момента вступления в СЕ протокол № б и установить со дня вступления в СЕ мораторий на исполнение смертных приговоров. В соответствии с этим заключением Президент РФ издал Указ от 16 мая 1996 года «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вступлением России в Совет Европы», которым обязал Правительство РФ в месячный срок подготовить для внесения в Государственную Думу РФ проект Закона о присоединении России к протоколу № 6. Президент РФ внес в Государственную Думу проект Федерального закона «О моратории на исполнение смертной казни». Дума 14 марта 1997 года отклонила этот проект. Несмотря на такую позицию Думы, Президент РФ 27 февраля 1997 года издал распоряжение, которым обязал МИД подписать от имени РФ указанный протокол, что и было сделано. Но казни прекратились уже в августе 1996 года [5] вопреки позиции Государственной Думы, по инициативе и распоряжению Президента РФ. Дума проявила завидную последовательность, не ратифицировав протокол № б и не введя мораторий на применение смертной казни. В распоряжении Думы еще много времени (три года со дня вступления России в Совет Европы) для полной отмены смертной казни, если к тому времени Дума не откажется от членства в СЕ (и такое у нас возможно).

Несмотря на принципиально обструкционистскую позицию Государственной Думы, процесс постепенного «отмирания» смертной казни продвинулся далеко вперед. В решение вопроса о недопустимости смертной казни внес существенный вклад Конституционный Суд РФ. В его постановлении от 2 февраля 1999 года [6] указано, что в соответствии со ст. 20 Конституции РФ каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, за которое может быть назначена смертная казнь, имеет право на рассмотрение его дела судом присяжных. Однако такой суд учрежден только в девяти субъектах Федерации. Из этого не следует, что смертная казнь должна применяться только в данных регионах и не применяться в остальных регионах, где нет суда присяжных. Такое решение вопроса, по мнению КС, противоречило бы конституционному принципу равенства граждан перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ). Поэтому до введения суда присяжных во всех субъектах Федерации смертная казнь вообще применяться не может. КС разъяснил, что передача дела из субъекта Федерации, где нет суда присяжных, в субъект, где такой суд есть, недопустима, так как это нарушило бы конституционный принцип, согласно которому дело должно рассматриваться тем судом и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ст. 47 Конституции РФ). КС истолковал следующие Заключительные и переходные положения Конституции РФ таким образом: до введения закона о порядке рассмотрения дел судом присяжных сохраняется прежний порядок рассмотрения соответствующих дел (п. 6). КС указал, что с момента принятия Конституции РФ (декабрь 1993 г.) прошло более пяти лет — срок, достаточный для реализации переходных положений путем учреждения суда присяжных во всей России. Если законодатель этого до сих пор не сделал, значит, он создал ситуацию, когда смертная казнь вообще применяться не может.

К сожалению, постановление КС не содержит окончательного запрета смертной казни. Оно не исключает применение смертной казни после того, как суд присяжных будет учрежден повсеместно, с тем, чтобы каждый обвиняемый, которому грозит смертная казнь, смог бы реализовать предусмотренное ст. 20 Конституции РФ право на рассмотрение его дела судом присяжных.

Борьба между двумя взглядами на смертную казнь велась с переменным успехом. В СССР в 1962 году было вынесено 2159 смертных приговоров [7]. Постепенно это число снижалось: 1985 год — 790 (помиловано — 28, казнено — 654); 1989 год — 284 (помиловано — 23, казнено — 186) [8]. В условиях постсоветской России сначала наблюдалось значительное снижение числа смертных казней; затем произошел «скачок» — это число резко возросло; наконец, с августа 1996 года смертные приговоры хотя и выносятся, однако в исполнение не приводятся («президентский мораторий») [5]. Вот некоторые цифры: в 1991 году приговорено к смерти 147 человек, помиловано 37, казнено 59; в 1992 году приговорено к смерти 159, помиловано 54, казнено 18; в 1993 году приговорено к смерти 157, помиловано 123, казнено 10; в 1994 году приговорено к смерти 160, помиловано 151', казнено 10; в 1995 году приговорено к смерти 141, помиловано 6, казнено 40; в 1996 году (первое полугодие) — данных о приговорах нет, помиловано 0, казнено 535.

Резкое увеличение числа помилованных и снижение числа казенных в 1992, 1993 и 1994 годах — результат низкой эффективности смертной казни даже в условиях роста преступности. В последующие два года (1995 и 1996) Комиссия по помилованию подверглась ожесточенной критике со стороны «ястребов», знавших только одно средство борьбы с преступностью — жестокие наказания. Сказывались также ожесточение нравов, вызванное войной в Чечне, и рост организованной преступности. Как видим, цифры смертной казни свидетельствуют о «шараханиях» уголовной политики из стороны в сторону, а не о реальном снижении преступности под влиянием смертной казни. Наиболее суровые чиновники из аппарата Президента РФ предложили вместо гуманитариев типа А. Приставкина включить в состав Комиссии по помилованию Генерального прокурора, министра внутренних дел, министра юстиции, директора ФСБ и передавать на рассмотрение комиссии только дела, подобранные сотрудниками Администрации Президента РФ [9, 10]. Будем надеяться, что попытки бюрократизировать комиссию и придать ее работе обвинительную направленность не найдут поддержки.

Расхождения между Президентом РФ и Государственной Думой в оценке эффективности и допустимости смертной казни обусловлены неодинаковым пониманием этой проблемы разными слоями общества. В МВД и прокуратуре преобладает взгляд на смертную казнь как крайнюю меру, необходимость сохранения которой диктуется интересами борьбы с преступностью. Существует опасение, что широкое применение помилования, а затем и отмена смертной казни послужат толчком для дальнейшего роста преступности и вызовут возмущение общественности [II].

Противники смертной казни обращают внимание на отсутствие корреляции между уровнем преступности и применением смертной казни. Усиление уголовной репрессии, как правило, не влечет снижения преступности, поскольку ее уровень детерминирован факторами социально-экономического, политического, культурологического характера, состоянием общественной нравственности и даже генетической предрасположенностью некоторых лиц к совершению преступлений отдельных видов (например, сексуальных). Приводятся и религиозные соображения (Бог дал жизнь, и только он может ее отнять). Обращается внимание и на то, что смертная казнь усиливает жестокость в обществе и что зло нельзя победить злом. Судебная ошибка, допущенная в отношении казненного, оборачивается непоправимой трагедией.

Сторонники смертной казни нередко ссылаются на США и некоторые другие страны, где еще сохраняется смертная казнь. Однако в США смертная казнь не применяется в 12 штатах, а по всей стране в среднем число казненных составляет 14 человек в год. За 20 лет в штатах Монтана, Вайоминг, Пенсильвания и некоторых других казнено лишь по одному человеку. С 1977-го по 1982 год в США были казнены только 7 осужденных. Причем 85% казней приходится на южные штаты, где большинство казненных — негры. Проверка законности и справедливости смертных приговоров в США длится многие годы, поэтому очередь «смертников» составляет около 3 тыс. человек. Губернаторы штатов широко используют свое право помилования осужденных к смертной казни. В Калифорнии, например, за последние 20 лет вынесено 448 смертных приговоров, а исполнено 4. Но в последние годы число казненных р США возросло: в 1995 году — 31, в 1996 году — 50 человек [12]. В этом отношении США не самый достойный пример для подражания. Законодательство 35 стран вообще не предусматривает смертной казни (ФРГ, Австрия, Франция и др.). В 18 странах смертная казнь может применяться лишь в военное время. В 26 странах смертная казнь сохраняется в законодательстве, но не применяется на практике [2, с. 103].

СССР входил в пятерку стран, где смертная казнь применялась в наиболее широких масштабах (Китай, Камбоджа, Иран, Ирак, СССР). Несмотря на тяжелую криминогенную ситуацию в современной России, нет смысла сохранять это наказание, поскольку не оно предопределяет уровень преступности.

В обоснование применения смертной казни ссылаются также на общественное мнение, настроенное, как правило, ригористично. Например, 40% опрошенных жителей Санкт-Петербурга (1997 г.) одобрили смертную казнь, приводимую в исполнение публично. Аналогичные результаты получены при опросе населения и в ряде других стран. Отменяя смертную казнь, законодатель должен преодолеть обывательские представления о ее полезности и целесообразности. Закон прокладывает путь истинно правовым идеям, не считаясь с тем, что многие из них непонятны или чужды определенным группам населения. Возгласы «нас не поймут» не должны останавливать гуманное стремление законодателя избавить общество от легализованного убийства.

Не убеждают и такие доводы сторонников смертной казни.

1. Помилование должно быть исключением, а не правилом (но увеличение числа помилованных было первым этапом на пути к полной отмене смертной казни; мораторий — второй этап).

2. Смертная казнь устрашает, т.е. носит общепревентивный характер (но она не оказывает решающего воздействия на преступность).

3. Помилование подрывает стабильность, престиж приговора и означает недопустимое вторжение исполнительной власти в компетенцию суда (но почти во всех странах глава государства или губернатор штата наделен правом помилования, и эта гуманная процедура никем не оспаривается и не порочит судебную власть).

4. Комиссия по помилованию при Президенте РФ уголовные дела не изучает, выносит на рассмотрение в одном заседании до 100-200 ходатайств о помиловании, из них 6-10 ходатайств лиц, приговоренных к смерти (но комиссию или по ее поручению члена комиссии не мешало бы наделить правом истребования и изучения уголовных дел в спорных случаях; «повестку дня» заседания комиссии следовало бы сократить, разделив комиссию на два-три состава).

5. Приговор и последующие судебные решения выносят юристы-профессионалы, а решение о помиловании, в сущности отменяющее смертный приговор, принимают писатели, психологи, священники и т.п. (но комиссия не решает вопрос о правильности юридической квалификации деяния, она лишь оценивает данные о тяжести деяния и личности осужденного и находит или не находит в них основания для милосердия).

6. Замена смертной казни пожизненным заключением дорого в буквальном смысле обойдется государству, так как пожизненно заключенного надо содержать (но это циничная постановка вопроса, так как ценность человеческой жизни не измеряется рублями; к тому же пожизненно заключенных не так уж много, и они могли бы работать и содержать себя) [2, 13].

Сторонники смертной казни отбрасывают нас далеко назад в. те времена, когда эта мера устрашения была чуть ли не единственной в системе уголовных наказаний и жизнь человека была обесценена. Волей-неволей они напоминают нам о жестокости наших диких предков: несуразных войнах, нетерпимых вероучениях, кровавых революциях, терроре, диктатуре. Здесь и законы Драконта (Греция, VII в. до н.э.), известные своей жестокостью, и принцип Талиона («око за око», «зуб за зуб»), и средневековая инквизиция (процессы ведьм и колдунов, пытки, казни через сожжение, которые якобы помогают изгонять нечистую силу), и знаменитая своей жестокостью Каролина (Германия, 1523 г.), и Артикул воинский Петра I (Россия, начало XVIII в.), и газовые печи Бухенвальда и Освенцима (Германия, 1941-1945 гг.), и Катынь (уничтожение 23 тыс. пленных польских офицеров, священников, интеллигентов; СССР, 1940 г.), и чудовищное истребление в СССР нескольких миллионов «врагов народа» (30-50-е гг. XX в.) и т.д.

«В те времена и в тех странах, где были наиболее жестокие наказания, — писал Ч. Беккария, — Совершались и наиболее кровавые и бесчеловечные действия, ибо тот же самый дух зверства, который водил рукой законодателя, управлял рукой и отцеубийцы, и разбойника» [14]. В качестве примеров бесчеловечности Беккария приводил такие данные: в Милане проводятся 6 казней в день; тариф палача — 126 ливров за повешение, колесование, обезглавливание и добавки: 30 ливров — за отрубание рук, 25 ливров — за привязывание к хвосту лошади перед казнью" [14, с. 68]. Беккария очень ценил «двадцать лет царствования императрицы Московии Елизаветы, подавшей отцам народов знаменитый пример» [14, с. 317] (имелась в виду отмена смертной казни в России).

Интересно, что в самый ранний период российской истории (X в.) смертная казнь применялась не так широко, как впоследствии (за отцеубийство, скотоложество, колдовство, повреждение бороды). Кровную месть заменила денежная вира. Убийство каралось всего лишь «потоком» (высылкой), разграблением имущества и передачей в холопы жены и детей. За убийство холопа выплачивалось от 5 до 12 гривен (Русская правда, XI в.) [15].

Соборное Уложение царя Алексея Михайловича 1649 года предусматривало сожжение за богохульство (неверие, отрицание Бога, честного креста и святых), однако сожжение в России не было так распространено, как в Западной Европе того времени. Смертная казнь назначалась за поступок, вызвавший перерыв в церковной службе, и за голый умысел на цареубийство. Фальшивомонетчикам «лили олово в рот да руки секли». Казни подлежали иноверцы, совратившие в свою веру православного, а также лица, «курившие или хранившие табак» (гл. XXI. О разбойном приказе) [16].

В Артикуле воинском 1715 года Петра I (он распространялся в значительной мере и на гражданских лиц) 74 артикула предусматривали смертную казнь как абсолютно определенное наказание и 27 артикулов допускали замену смертной казни другими видами наказания [17].

В дальнейшем российское законодательство постепенно гуманизировалось, сфера применения смертной казни сокращалась и, как уже отмечалось, предпринимались попытки полной отмены смертной казни при императрицах Елизавете и Екатерине II. Даже в условиях мировой войны, когда российская армия терпела одно поражение за другим и армию разлагали большевики. Временное правительство предприняло попытку отменить смертную казнь, но она окончилась неудачей.

Но в мирное время, в условиях стабильного правления справедливы слова древнекитайского философа Конфуция (551-479 в. до н.э.): «Зачем, управляя государством, убивать людей? Если вы будете стремиться к добру, то и народ будет добрым» [18].

Спустя два с половиной тысячелетия после Конфуция человечество постепенно отказалось от смертной казни. На этом фоне чудовищным диссонансом звучат рассуждения полковника МВД С. Олькова о том, что всякое лицо, совершившее убийство, «должно уничтожаться», всех преступников надо помещать в лечебницы «до скончания века», нужно отказаться от перечня наказаний, заменить следствие и суд коллегией экспертов, а всех маньяков уничтожать «путем операции на мозге» [19].

Две причинные цепочки, перекрещиваясь и взаимодействуя, ведут к преступлению:

воздействие общества (семьи, школы, улицы) на формирование личности преступника и определенные черты характера, темперамента, которые могут привести эту личность к совершению преступлений некоторых видов в экстремальных ситуациях. Обе причинные связи возникают и развиваются не по вине человека. Родители, передав ребенку неблагоприятную наследственность, усугубляют дело дурным воспитанием, и, наоборот, ребенок с хорошей наследственностью может превратиться в преступника из-за воздействия неблагоприятных социальных факторов.

Какое же право имеет общество, сделавшее человека преступником, перекладывать на него свою вину и даже лишать его жизни? Смертная казнь не имеет нравственного обоснования. И если она до сих пор применяется, то это происходит потому, что к двум названным цепочкам подключают злую волю преступника. Но ведь эта злая воля возникает не из ничего. Ее истоки — опять-таки воздействие общества и некоторые черты характера, передаваемые по наследству.

Смертная казнь и суд присяжных

Правом на суд присяжных пользуется каждое лицо, обвиняемое в совершении преступления, за которое, согласно закону, может быть назначена смертная казнь (ч. 2 ст. 20 Конституции РФ). Ни один человек не может быть приговорен к смерти каким-нибудь другим судом, если он требует суда присяжных. Но в соответствии с Законом РФ от 16 июля 1993 года суд присяжных учрежден пока в девяти субъектах Федерации.

Если преступление совершено на территории субъекта Федерации, где нет суда присяжных, а обвиняемый настаивает на рассмотрении его дела судом присяжных, то возможны два конкурирующих решения: 1) до учреждения суда присяжных в регионах, где его пока нет, наделить правом назначения смертной казни высший суд субъекта Федерации, состоящий из трех судей или судьи и двух народных заседателей; 2) допустить передачу дела в высший суд другого субъекта Федерации, где есть суд присяжных. Первое решение лишает человека права на суд присяжных, когда он может быть приговорен к смертной казни, а второе решение связано с нарушением правил о территориальной подсудности (ст. 41 УПК РСФСР).

Но в ч. 1 ст. 47 Конституции РФ подсудность сформулирована в виде субъективного права обвиняемого на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Но надо иметь в виду, что подсудность — не только субъективное право обвиняемого, но и строго определенный законом порядок распределения дел между судами, не зависящий от усмотрения обвиняемого. Кроме того, передача дела в суд другого субъекта Федерации может быть истолкована как вторжение в юрисдикцию того субъекта Федерации, где было совершено преступление. Лучше всего радикально решить проблему путем учреждения суда присяжных во всех субъектах Российской Федерации.

Согласно Закону РФ от 16 июля 1993 года присяжные устанавливают факт виновности, а судья применяет уголовный закон и назначает наказание, в том числе и смертную казнь. Вряд ли правильно, что в решении вопроса о применении смертной казни присяжные не принимают никакого участия. Предпочтительнее правила, соблюдаемые в федеральных судах США: по делам об убийствах, изнасилованиях и других тяжких преступлениях, за совершение которых может быть назначена смертная казнь, присяжные вместе с судьей решают вопрос о мере наказания.

Смертная казнь порождает жестокость в обществе и подогревает иллюзии, будто с преступностью можно справиться лишь мерами устрашения. Жестокость нельзя победить жестокостью.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ведомости Верховного Совета СССР. 1987. № 4. Ст. 59.

2. Михлин А.С. Понятие смертной казни // Государство и право. 1995. № 10. С. 108.

3. Шишов О.Ф. Смертная казнь в истории советского государства // Смертная казнь: за и против.М., 1989. С. 124.

4. Российская юстиция. 1996. № 4. С. 5-7.

5. Анатолий Приставкин: у милосердия не может быть законов // Коммерсантъ-Аг;'/^. 1997. 25 апреля.

6. Российская газета. 1999. 10 февраля.

7. Климов В. Высшая мера смертной казни? // Российская газета. 1997. 4 марта.

8. Российский вестник «Международной амнистии». 1996. № 2/3 — сентябрь. С. 8 (данные Минюста и МВД РФ).

9. Приставкин А. Жестокость //Литературная газета. 1996. 15 мая.

10. Калинин Ю., Михлин А. Казнить нельзя помиловать // Российская газета. 1994. 1 сентября.

еще рефераты
Еще работы по праву, юриспруденции