Реферат: Убийство при отягчающих обстоятельствах

<img src="/cache/referats/17924/image001.gif" v:shapes="_x0000_s1026">РЕФЕРАТ

Данная курсовая работа содержит36 стр. печатного текста,
30 источников

преступления против личности;преступления против личности и здоровья; квалификация преступлений противжизни; объект, объективная сторона, субъективная сторона, субъект преступленийпротив жизни; отягчающие обстоятельства. 

В первой главе дается понятиепреступлений против жизни. Определение начала и конца жизни какфизиологического процесса. Определение жизни как объекта преступления.Раскрывается законодательное определение понятия убийства.

Вторая глава содержит в себеопределение квалифицированного убийства или убийства при отягчающихобстоятельствах. Раскрыта система квалифицирующих признаков убийства.Определены элементы в соответствии с которыми квалифицирующие признаки убийстварасполагаются по строгой системе. Дана характеристика каждогоквалифицированного убийства, предусмотренного ч. 2 ст. 105 УК РФ.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение                                                                                                          4

1.<span Times New Roman"">    

Общая характеристика преступлений  против

жизни                                                                                                                6

1.1.<span Times New Roman"">             

Понятие преступлений против жизни                                         6

      1.2. Понятие убийства                                                                              8

2. Виды убийства при отягчающихобстоятельствах                                 10

2.1.Квалифицированное убийство в зависимости

от объекта преступления                                                                          10

2.2.Квалификация убийства в зависимости

отобъективной стороны  преступления                                                 19

2.3.Квалификация убийства в зависимости

отсубъективной стороны   преступления                                               25

Заключение                                                                                                     33

Библиографический список                                                                           35

ВВЕДЕНИЕ

В соответствии со ст. 20 КонституцииРоссийской Федерации: «Каждый имеет право на жизнь»1.  Жизнь является основополагающим и самымценным благом человека, лишение которого является необратимым и означаетпрекращение существования индивида, личности, члена общества. Именно поэтомуправо на жизнь находится под максимальной правовой защитой, базирующейся наКонституции.

Особенная часть Уголовного кодекса РФ открываетсяразделом VII «Преступления против личности», который включает пятьглав: «Преступления против жизни и здоровья» (гл. 16);«Преступления против свободы, чести и достоинства личности» (гл. 17);«Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности»(гл. 18); «Преступления против конституционных прав и свобод человека игражданина» (гл. 19); «Преступления против семьи инесовершеннолетних» (гл. 20).

Выдвижение этой группы преступлений напервое место соответствует важнейшей концептуальной идее, положенной в основуреформы уголовного законодательства, а именно — приоритетной охране жизни издоровья человека, его прав, свобод и законных интересов. Сама по себе этаконцепция основывается на положениях Конституции РФ. О приоритетной защитеуказанных благ говорится также во многих международных актах.

Приоритетная защита личности, и прежде всегожизни и здоровья человека, выражается в Уголовном кодексе РФ не только визменении расположения раздела о преступлениях против личности, но и в другихего особенностях: 1) установление (сохранение) высоких санкций за наиболееопасные преступления против личности; 2) учет при разработке системы санкцийнасильственного способа совершения преступлений (наиболее наглядно этопроявляется в санкциях за преступления против собственности); 3) прииспользовании в качестве криминообразующего или квалифицирующего признакатяжких последствий, они раскрываются в законе путем указания в первую очередьна причинение смерти или вреда здоровью человека (особенно это заметно в транспортных,экологических и других преступлениях против общественной безопасности); 4)осуществление защиты личной собственности наравне с государственной и инымиформами собственности. Этой же идее служит расширение круга правоохраняемыхинтересов, охватываемых понятием «личность».

В теории уголовного права отмечалось, чтоинтересы личности защищаются и в тех главах Кодекса, которые устанавливаютуголовную ответственность за посягательства на личную собственность граждан, занарушение их политических и трудовых прав, за возбуждение насильственной илирасовой вражды, за транспортные преступления и др. Б.С.Никифоров называлпреступления против личной собственности граждан «преступлениями противличности в широком смысле слова».

Объектом исследования является убийство приотягчающих обстоятельствах. Предметом исследования являются квалификационныевиды убийства.

Цель исследования – изучение убийства приотягчающих обстоятельствах,  виды. Длядостижения поставленной цели решались следующие задачи:

1.<span Times New Roman"">       

Анализ законодательства,судебно-следственной практики, доктринальной точки зрения по преступлениямданной категории.

2.<span Times New Roman"">       

Изучение различиймежду видами квалифицированного убийства, характеристика видовквалифицированного убийства.

Метод исследования – критический анализ литературы;сравнительно-правовой и формально-правовой методы.

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКАПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ЖИЗНИ

1.1. Понятие преступлений против жизни

Уголовный кодекс РФ относит к преступлениям противжизни различные виды убийства (ст. 105-108), а также причинение смерти понеосторожности (ст. 109) и доведение до самоубийства (ст. 110). Эти составыпреступлений помещены на первое место исходя из того, что в них идет речь озащите важнейшего естественного права человека. Охрана жизни человека каксамого ценного блага приобретает первостепенное значение в современномобществе. Существенную роль при этом играют нормы уголовного права. Уголовныйкодекс решает задачу охраны жизни человека своими специфическими методами,формируя признаки составов преступлений против жизни и устанавливая строгиесанкции за их совершение. Однако практика применения данных норм ещенедостаточно эффективна.

Все преступления данной группы объединяетто, что объектом каждого из них является жизнь человека. Жизнь в качествеобъекта преступления понимается, с одной стороны, как естественныйфизиологический процесс, а с другой — как обеспеченная законом возможностьсуществования личности в обществе. Благодаря второй стороне жизнь логическиподчинена родовому объекту (личность) и общему объекту преступлений(общественные отношения или общественный интерес).

Как физиологический процесс жизнь имеет начало иконец. Не может быть убийства ни до начала жизни, ни после ее прекращения.Момент начала жизни приобретает непосредственное уголовно-правовое значение приотграничении убийства от плодоизгнания (аборта). Строго говоря, плод в утробетоже живет. Поэтому аборт можно рассматривать как умерщвление плода. Однакожизнь человека, согласно господствующим представлениям, начинается с моментарождения. А поскольку роды сами по себе имеют некоторую протяженность вовремени и проходят несколько этапов, принято считать началом жизни человекамомент начала физиологических родов. Жизнь ребенка охраняется уголовным закономуже в процессе рождения.1 Это подтверждаетсяформулировкой детоубийства в ст. 106 УК РФ: «Убийство матерьюноворожденного ребенка во время или сразу же после родов...». В принципевозможно убийство ребенка, выходящего из утробы матери, в момент прорезыванияего головки.

Процесс жизни человека заканчивается егофизиологической смертью. Признаки ее: полная остановка сердца, прекращение всилу этого снабжения клеток и тканей кислородом, что приводит к распаду клетокцентральной нервной системы. Прекращение функционирования головного мозга (смертьмозга) и означает окончание жизни человека.

В отличие от физиологической смертиклинической смертью принято называть временную приостановку работы сердца,когда жизнь еще может быть восстановлена. Состояние клинической смертипродолжается обычно несколько минут после прекращения кровообращения и дыхания.В течение этого промежутка времени возможно проведение мероприятий пореанимации. Умышленное придание состоянию клинической смерти необратимогохарактера следует считать убийством (например, в целях использования органовили тканей потерпевшего). Если же смерть человека уже наступила, топосягательство на его жизнь вследствие фактической ошибки может бытьквалифицировано как покушение на негодный объект.

Таким образом, жизнь как объект преступленияне поддается никакой качественной или количественной оценке. В этом выражаетсяважнейший принцип равной правовой защиты жизни каждого человека, независимо отего возраста, состояния здоровья или «социальной значимости».

Именно равноценностью объекта преступленияобъясняется, почему причинение смерти человеку, ошибочно принятому за другого,не рассматривается как «ошибка в объекте». Ошибка в личностипотерпевшего не влияет на квалификацию содеянного как оконченного убийства.

1.2. Понятие убийства

Уголовный кодекс РФ впервые установилзаконодательное определение понятия убийства: «умышленное причинениесмерти другому человеку» (ч. 1 ст. 105). В прежних уголовных кодексахсоветского периода, равно как и в Уголовном уложении 1903 г., убийство не определялось.По-видимому, законодатели исходили из того, что понятие «убийство» вуголовном праве не отличается от общепринятого. Это, в общем, так и есть.Однако в правоприменительной практике нередко возникала потребность в точномустановлении границ данного понятия. Поэтому в доктрине уголовного правапредлагались различные определения убийства, в основных чертах сходные междусобой. Законодательное определение убийства основано на обобщении выработанныхюристами формулировок.

Однако в нем есть одно существенное отличие.Ранее убийством считалось как умышленное, так и неосторожное причинение смертичеловеку. Соответственно, в уголовных кодексах существовал состав неосторожногоубийства. Такая позиция закона не всегда воспринималась положительно. Наиболеепоследовательным ее критиком был М.Д.Шаргородский, который еще в 1948 г.обратил внимание на то, что под словом «убийца» в быту не имеется ввиду человек, неосторожно лишивший кого-нибудь жизни. С точки зренияуголовно-политической, нецелесообразно применять понятие самого тяжелогопреступления против личности к случаям неосторожного деяния. Позднее, отстаиваясвою точку зрения, он отмечал, что «выражение „неосторожныйубийца“ так же противоречит духу языка, как выражение „неосторожныйподжог“, убить и поджечь можно только умышленно. Неосторожно можно толькопричинить смерть или вызвать пожар».1

Большинство исследователей и авторовучебников того времени не разделяли этого взгляда, ссылаясь на действовавшеезаконодательство и недопустимость ослабления борьбы с неосторожнымипреступлениями против жизни. Первое возражение не требовало подтверждения, авторое было явно надуманным. Именно необходимость назвать виновного убийцейнередко служила внутренним психологическим и языковым тормозом при решениивопроса о привлечении к ответственности по ст. 106 УК 1960 г. врачей,воспитателей и других лиц, неосторожно, нередко в форме бездействия,причинивших смерть в процессе выполнения профессиональных обязанностей.

Поэтому следует признать удачным отказзаконодателя от понятия «неосторожное убийство», при одновременномусилении ответственности за причинение смерти по неосторожности вследствиененадлежащего выполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст.109 УК).

Почти все доктринальные определения убийствавключали (а многие и теперь включают) указание на «противоправность»(«неправомерность», «уголовную противоправность»)причинения смерти. В формулировке ч. 1 ст. 105 УК такого указания нет. Однакопризнак противоправности в характеристике убийства является необходимым. Онпозволяет отграничить убийство от правомерного лишения жизни человека. Так,причинение смерти при необходимой обороне не только не влечет уголовнойответственности, но и не может быть названо убийством. Равным образом неявляются убийством и другие случаи правомерного лишения жизни: при исполненииприговора к смертной казни, в ходе боевых действий и др. 1

Указание в ч. 1 ст. 105 УК на причинениесмерти другому человеку подчеркивает, что причинение смерти самому себе неявляется преступлением. С точки зрения современных представлений об уголовнойответственности такое указание может показаться излишним. Хотя еще взаконодательных актах Петра I предусматривалось символическое наказание длясамоубийц.

Для характеристики объективной стороныубийства вместо слов «причинение смерти» иногда пользуются выражением«лишение жизни. В первом случае указывается на последствие, во втором — наобъект убийства. Таким образом, все виды умышленного причинения смерти другомучеловеку охватываются одним термином „убийство“.

2. Виды убийства при отягчающих обстоятельствах

2.1.<span Times New Roman»">        

Квалифицированноеубийство в зависимости от объекта преступления

Квалифицированным убийством или убийством приотягчающих обстоятельствах принято называть убийство, совершенное при наличиихотя бы одного из отягчающих обстоятельств (квалифицирующих признаков),перечисленных в ч. 2 ст. 105 УК. Разумеется, все остальные признаки основногосостава убийства тоже должны быть налицо. Если в действиях виновного имеютсядва или несколько квалифицирующих признаков, то все они должны быть указаны впредъявленном обвинении и приговоре. Однако они не образуют совокупностипреступлений и наказание назначается единое, хотя наличие двух или несколькихквалифицирующих признаков учитывается при определении тяжести содеянного. Всегов ч. 2 ст. 105 УК имеются 12 пунктов, но в некоторых из них названо болееодного признака (п. «в», «к», «л») либоперечисляются конкретные разновидности данного признака (п. «ж»,«з»). В целом система квалифицирующих признаков убийства в Уголовномкодексе 1996 г. носит исчерпывающий характер. Для разграничения отдельных видовубийств важнейшее значение имеет постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УКРФ)».

Многие из признаков ч. 2 ст. 105 УК имелисьи в прежнем законодательстве. Редакция некоторых квалифицирующих признаковуточнена, и введено несколько новых обстоятельств. Впервые квалифицирующиепризнаки убийства располагаются по строгой системе, в зависимости от их связи сопределенными элементами состава преступления: признаки, относящиеся к объекту(п. «а», «б», «в», «г»); к объективнойстороне (п. «д», «е», «ж»); к субъективнойстороне (п. «з», «и», «к», «л»,«м»). Ранее ч. 2 ст. 105 содержала п. «н» относящийся к субъекту.Федеральным законом № 162-ФЗ от 08.12.2003 г. данный пункт признан утратившимсилу.

Эта классификация в известной мере условна.Ведь любой объективный признак находит отражение и в субъективной сторонепреступления. А повышенная опасность убийства, сопряженного с разбоем,бандитизмом или вымогательством, определяется не только корыстным мотивом.Однако указанное расположение квалифицирующих признаков имеет практическийсмысл, поскольку облегчает процесс квалификации конкретного убийства.

К объекту относятся следующиеквалифицирующие обстоятельства, характеризующие жертву преступления: а)убийство двух или более лиц; б) убийство лица или его близких в связи сосуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнениемобщественного долга; в) убийство лица, заведомо для виновного находящегося вбеспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либозаложника; г) убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состояниибеременности.

Убийство двух или более лиц (п.«а» ч. 2 ст. 105 УК) характеризуется повышенной тяжестью последствий.Аналогичный признак имелся и в прежнем Уголовном кодексе, поэтому судебнаяпрактика выработала определенные критерии его оценки. убийство двух и более лиц(в отличие от неоднократного убийства) представляет собой единое преступление.Причинение смерти всем потерпевшим происходит либо одновременно, либо снезначительным разрывом во времени, но при непременном условии — действиявиновного охватывались единством намерения.

Судебная практика сталкивается сопределенными трудностями при разграничении этих квалифицирующих признаков.Например, Т. в ходе ссоры с З. и его сожительницей ножом убил З. и покушался наубийство сожительницы, после чего с места преступления ушел. Однако черезнекоторое время Т. вернулся и, убедившись, что потерпевшая жива, добил еетопором. Областной суд квалифицировал действия Т. в этой части по п.«н» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Президиум Верховного Суда РФ постановлениемот 28 октября 1999 г. признал такую квалификацию ошибочной и применил п.«а» той же статьи, поскольку в данном случае умыслом Т. охватывалосьубийство двух лиц.

Умысел может быть прямым или косвенным вотношении всех потерпевших, но возможно сочетание прямого умысла на убийствоодного лица и косвенного — по отношению к другим потерпевшим (в случае убийствапутем применения общеопасного или иного слабоуправляемого способа). Убийством скосвенным умыслом в судебной практике признается лишение жизни несколькихчеловек при срабатывании автоматического взрывного устройства, установленного вцелях защиты садового участка от вторжения посторонних лиц.1

Если при наличии прямого умысла на убийстводвух лиц погиб только один потерпевший, а смерть другого не наступила попричинам, не зависящим от виновного, то содеянное представляет собойсовокупность покушения на убийство двух лиц (ч. 3 ст. 30 УК и п. «а»ч. 2 ст. 105 УК) и оконченного убийства одного лица, которое квалифицируетсясамостоятельно по ч. 1 или 2 ст. 105 УК.

Позиция Верховного Суда в этом вопросенебезупречна. Ведь убийство двух лиц представляет собой единичное преступление.И едва ли допустимо назначать наказание по правилам о совокупности за единичноепреступление. В науке уголовного права предлагались и другие решения. Так,Л.В.Иногамова-Хегай полагает, что норма об убийстве одного человека «какчасть входит в содержание нормы о покушении на жизнь двух или более лиц какцелого», а «при конкуренции целого и части применяется толькоцелое».2

Не подвергая сомнению общее правило оквалификации преступлений при конкуренции части и целого, следует признать, чтов рассматриваемой ситуации оно практически неприменимо. Признание покушениемвсего деяния в целом как единого преступления снижало бы опасность содеянного ипривело бы к смягчению ответственности виновного в силу ч. 3 и ч. 4 ст. 66 УК.Поэтому судебная практика идет по пути квалификации подобных случаев посовокупности преступлений, как того и требует Верховный Суд РФ.

Убийство лица или его близких в связи сосуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественногодолга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК). Этот вид убийства представляетповышенную опасность, поскольку посягает не только на жизнь потерпевшего, но ина другой объект: общественные отношения, обеспечивающие лицу возможностьосуществлять свою служебную деятельность или выполнять общественный долг.Потерпевшим может быть как должностное, так и не должностное лицо,осуществляющее служебную деятельность.

Под выполнением общественного долга, каксказано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1«О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»,понимается осуществление гражданином как специально возложенных на негообязанностей в интересах общества или законных интересов отдельных лиц, так исовершение других общественно полезных действий. Так, практика признаетвыполнением общественного долга участие в пресечении преступления, сообщениеорганам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо оместонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений,дачу свидетельских показаний и пр. Не имеет значения для квалификации,совершается ли убийство из мести в связи с осуществлением служебнойдеятельности или выполнением общественного долга или же в целяхвоспрепятствования такой деятельности потерпевшего в данный момент или вдальнейшем.

Закон не конкретизирует понятие«близкие лица». Степень близости не имеет значения, если этимубийством виновный преследует цель отомстить лицу за выполнение им служебнойили общественной деятельности. Пленум Верховного Суда РФ указал: «Кблизким потерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками, могут относитьсяиные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а такжелица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшемув силу сложившихся личных отношений».

Убийство лица, заведомо для виновногонаходящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человекалибо захватом заложника (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК), — квалифицированныйвид убийства, не известный Уголовному кодексу 1960 г. В одном пункте здесьобъединены два отягчающих обстоятельства: первое характеризует потерпевшего, авторое — в первую очередь особенность способа действия.

Беспомощное состояние потерпевшего можетопределяться его возрастом (малолетний, престарелый), состоянием здоровья,увечностью и другими обстоятельствами, не дающими жертве возможности оказатьсопротивление преступнику или иным образом уклониться от посягательства. Сюдаже можно отнести убийство лица, находящегося в состоянии сна или сильнойстепени опьянения, а также лишившегося сознания по другим причинам.

Уголовный кодекс 1960 г. не выделял такогоквалифицирующего признака, но ввел признак особой жестокости. Многие случаиубийства лица, находящегося в беспомощном состоянии, стали квалифицироваться поп. «г» ст. 102 УК (убийство с особой жестокостью).

Теперь же убийство лица, заведомо длявиновного находящегося в беспомощном состоянии, законодатель вновь считаетсамостоятельным квалифицирующим признаком, не связывая его с особойжестокостью. Тем не менее многие отрицают возможность применения п.«в» ч. 2 ст. 105 УК РФ в случае убийства спящего, пьяного или лица,находящегося в бессознательном состоянии. По мнению сторонников этого взгляда,беспомощное состояние обязательно предполагает, что потерпевшему причиняютсядополнительные, особые страдания. «Он сознает, что его сейчас или вскореубьют, но в силу своего физического состояния не может ни оказатьсопротивления, ни позвать на помощь». «Потерпевшее лицо, думается, должнопонимать, что в силу своей беспомощности, обусловленной теми или инымиобстоятельствами, оказывается в беспомощном положении перед убийцей. Отсюда снеизбежностью следует вывод, что спящий или находящийся в бессознательномсостоянии не может считаться беспомощным. С таким выводом трудно согласиться.Беспомощное состояние жертвы — объективная категория. Это состояние существуетнезависимо от осознания его самим потерпевшим. В противном случае мы должныбудем исключить применение п. „в“ ч. 2 ст. 105 УК и при убийствемладенца или психически больного.

Может возникнуть вопрос: если использованиебеспомощного состояния потерпевшего не всегда может быть выражением особойжестокости, то в чем заключается его повышенная опасность? Законодатель немотивирует (да и не обязан мотивировать) свое решение. Но можно предположить,что повышенная опасность этого вида убийства связана с особой заботой о защитекаждого человека, не способного в силу своего состояния защитить себя илиуклониться от посягательств на свою жизнь. Такое преступление объективно болееопасно, поскольку достижение преступного результата значительно облегчается,когда потерпевший спит, находится в обмороке, в тяжелой степени опьянения илилишен сознания по иной причине и т.д. Такое преступление более опасно и ссубъективной стороны, поскольку знание о том, что жертва находится вбеспомощном состоянии (закон не случайно говорит о заведомости) облегчаетформирование преступного намерения и даже может играть провоцирующую роль.

Установление (точнее, восстановление) взаконе рассматриваемого квалифицирующего признака вызвало трудности в судебнойпрактике. Особенно много противоречий возникло при оценке убийства спящего, гдене удалось достичь единства мнений. В ряде случаев суды квалифицировали такое убийствопо п. „в“ ч. 2 ст. 105 УК. „Убийство спящего потерпевшего путемнанесения ему трех ударов топором по голове обоснованно квалифицировано по п.“в» ч. 2 ст. 105 УК как убийство лица, заведомо для виновногонаходящегося в беспомощном состоянии".1

9 сентября 1999 г. Судебная коллегия поуголовным делам Верховного Суда РФ признала правильным квалификацию действийСлободнюка, который совершил убийство, нанеся не менее 14 ударов молотком поголове потерпевшему, в то время как тот спал, будучи в состоянии опьянения. 24ноября 1999 г. та же инстанция согласилась с осуждением Шафоростова по п.«в» ч. 2 ст. 105 УК за убийство двух лиц, которые находились втяжелой степени опьянения и спали.1

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от27 января 1999 г. N 1 дал указание о том, что убийством лица, заведомо длявиновного находящегося в беспомощном состоянии, считает «умышленноепричинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического илипсихического состояния защитить себя, оказать сопротивление виновному, когдапоследний, совершая убийство, сознает это обстоятельство». Нет сомнений,что под это общее определение подпадают и состояние сна, и другие случаи потерисознания. В постановлении дается примерный перечень лиц, находящихся вбеспомощном состоянии. К ним «могут быть отнесены, в частности,тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическимирасстройствами, лишающими их способности правильно восприниматьпроисходящее». Подчеркнутые нами слова свидетельствуют о том, что этотперечень нельзя считать исчерпывающим. Поэтому нет оснований для вывода, будтоубийство спящего или находящегося в тяжелой степени опьянения или лишенногосознания под воздействием наркотиков или по другой причине не можетквалифицироваться по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК.

Беспомощное состояние потерпевшего относитсяк числу оценочных признаков. Чем бы ни обусловливалось беспомощное состояние,оно должно быть предметом оценки суда. Это касается, в частности, возраста. Нималолетие, ни преклонный возраст сами по себе не исключают, что потерпевшийможет оказаться отнюдь не беспомощным, если он, к примеру, хорошо вооружен иумело обращается с оружием. К тому же преклонный возраст, в отличие отмалолетнего, не имеет четкой нормативной границы. Судебная практика испытываетзатруднения в вопросе о том, кого считать «престарелым».

От убийства лица, находящегося в беспомощномсостоянии, следует отличать ситуации, когда потерпевший не способен защититьсебя в силу иных причин: внезапность нападения, скрытый или коварный способ лишенияжизни. Примером могут служить выстрел снайпера, нападение из засады,неожиданный удар ножом в спину, применение взрывного устройства, отравлениепищи и т.п.

Сложным для практики оказался и вопрос оквалификации причинения смерти лицу, оказавшемуся в беспомощном состоянии врезультате действий виновного. По смыслу закона лицо должно находиться вбеспомощном состоянии до нападения на него. Если же потерпевший был приведен вбеспомощное состояние виновным в процессе реализации умысла на убийство (путем причиненияранений, связывания, завлечения в уединенное место и т.п.), то п. «в»ч. 2 ст. 105 УК не должен применяться.

По делу Кабирова суд ошибочно признал вкачестве квалифицирующего признака убийства использование виновным беспомощногосостояния потерпевшей. Установлено, что Кабиров, желая смерти потерпевшей, сталдушить ее руками, а после потери ею сознания нанес несколько ударов ножом всердце. Президиум Верховного Суда РФ переквалифицировал действия осужденного сп. «в» ч. 2 ст. 105 на ч. 1 ст. 105 УК на том основании, чтопотерпевшая была приведена виновным в беспомощное состояние в процессе лишенияее жизни.1

Второе отягчающее обстоятельство, впервыеназванное в п. «в» ч. 2 ст. 105 УК, включено в закон в связи сраспространившимися в последнее время случаями захвата заложников и похищениялюдей. Захваченное вооруженным преступником лицо, как правило, оказывается вбеспомощном состоянии. Однако под убийством, сопряженным с похищением человекалибо захватом заложника, следует понимать убийство не только самого похищенногоили заложника, но и других лиц.

Действия виновных, совершивших убийство,сопряженное с похищением человека либо захватом заложника, должныквалифицироваться по совокупности с преступлениями, предусмотреннымисоответственно ст. 126 и ст. 206 УК.1

Убийство женщины, заведомо для виновногонаходящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК).Повышенная опасность этого преступления обусловлена тем, что, убивая беременнуюженщину, виновный уничтожает и плод как зародыш будущей жизни. Указание назаведомость означает наступление ответственности по этому пункту, если виновныйна момент совершения убийства достоверно знал о беременности потерпевшей от неесамой или из другого источника.

Срок беременности сам по себе не имеетзначения для квалификации содеянного по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК,однако учитывается при установлении признака «заведомости».

Если виновный не был осведомлен (не зналдостоверно) о беременности потерпевшей, данный квалифицирующий признак невменяется.

Наряду с объективным существует исубъективное основание для усиления ответственности за убийство заведомобеременной женщины. Оно заключается в особой злостности или низменностинамерений виновного, который игнорирует требования закона и общественной моралиоб охране материнства и детства.

Убийство женщины, которую виновный ошибочносчитал беременной, следовало бы считать покушением на преступление,предусмотренное п. «г» ч. 2 ст. 105 УК, исходя из направленностиумысла. Однако, учитывая, что смерть фактически наступила, содеянное нельзясчитать покушением, иначе виновный получил бы необоснованную льготу приназначении наказания (ч. 3 ст. 66 УК).

Нельзя признать удачным также предложениеквалифицировать содеянное по совокупности двух преступлений — покушения наубийство заведомо беременной женщины и оконченного убийства небеременной, т.е.по ч. 3 ст. 30, по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК и по ч. 1 ст. 105 (либо поч. 2 ст. 105 УК при наличии других квалифицирующих признаков). Применение кодному единичному убийству правила о совокупности не только ошибочнотеоретически, но и несправедливо, так как приводит к необходимости назначениянаказания путем сложения (ч. 3 ст. 69 УК). Иными словами, убийство мнимобеременной женщины оценивалось бы строже, чем убийство фактически беременной.

Ситуация должна решаться по правилам обошибке в личности потерпевшего, которая не влияет на квалификацию. В такихслучаях содеянное квалифицируется по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК какоконченное преступление.

Таким образом, квалифицированным убийствомпо объекту преступления относятся обстоятельства характеризующие жертвупреступления.

2.2. Квалифицированное убийство по объективной сторонепреступления

К объективной стороне квалифицированногоубийства относятся следующие обстоятельства, характеризующие в первую очередьспособ действия. Это убийство, совершенное: д) с особой жестокостью; е)общеопасным способом; ж) группой лиц, группой лиц по предварительному сговоруили организованной группой.

Убийство, совершенное с особой жестокостью(п. «д» ч. 2 ст. 105 УК), — один из наиболее распространенных видовквалифицированного убийства. Трудности в применении на практике п.«д» ч. 2 ст. 105 УК связаны с сугубо оценочным характером данногоквалифицирующего признака. Оценочным является, во-первых, само понятие жестокости.Во-вторых, в законе говорится об особой жестокости, а не просто о жестокости. Впринципе жестоко почти каждое убийство. Особая жестокость — это крайнее, высшеепроявление данного качества. Анализируя оценочное понятие, человек обычноруководствуется не только собственными представлениями, но и некоторымэталоном, стандартом. В правоприменительной деятельности роль такого эталонаиграет сама судебная практика, квинтэссенцией которой являются руководящиеразъяснения Пленума Верховного Суда РФ.

Верховный Суд РФ неоднократно давалхарактеристику признаку особой жестокости, в том числе и в последнемпостановлении от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам обубийстве (ст. 105 УК РФ)»1. В п. 8этого постановления сказано: «При квалификации убийства по п.»д" ч. 2 ст. 105 УК РФ надлежит исходить из того, что понятие особойжестокости связывается как со способом убийства, так и с другимиобстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особойжестокости".

Особая жестокость как квалифицирующий признакне тождественна имевшемуся в прежнем законодательстве признаку убийства«способом, особо мучительным для убитого» (п. «в» ч. 1 ст.136 УК 1926 г.). Однако особая жестокость как более широкое понятие включает всебя этот признак. Например, Евсеев из неприязни к Стародубцевой облил ее легковоспламеняющейся жидкостью (нитролаком) и поджег спичкой. От полученных ожогов60% тела Стародубцева в мучениях и страданиях скончалась. Верховный Суд призналЕвсеева виновным в убийстве с особой жестокостью.<a href=

еще рефераты
Еще работы по праву. уголовному праву