Реферат: Психология терроризма: мотивы и особенности

Отдел образования администрации Центрального района

Муниципальный экономический лицей г. Новосибирска

Секция политологии

Научно-исследовательская работа по теме:

Психология терроризма: мотивы и особенности

Выполнила

Учащаяся 11Е класса

Маснева Елена Владимировна

Руководитель

Холодов Андрей Николаевич

Новосибирск 2008г.


Введение

Надо признать, что такой опасный социально-политический фактор, как терроризм, который еще десятилетие назад был в нашей стране событием из ряда вон выходящим, превратился чуть ли не в повседневную реальность современной жизни. Причин тому не мало. В условиях развала сложившихся стереотипов в области политики, экономики и права, в социальной и иных сферах жизни государства и общества утрачены прежние, десятками лет выработавшиеся механизмы упорядочения и конституционного регулирования отношений, прямо или косвенно влияющих на основы государственного общественного устройства. Фактически в значительной степени утрачены такие дисциплинирующие и цементирующие общественную жизнь начала, как патриотизм, чувство долга, нравственность, интернационализм.

Терроризм в любых его проявлениях является одним из самых опасных, разрушительных и насильственных деяний, направленных против человека.

Имеющие место случаи проявлений терроризма в стране вызывают резкий общественный резонанс, в результате у людей появляется тревога за свою безопасность, безопасность родных и близких.

Акции терроризма совершаются с особой жестокостью, причем это изначально планируется их организаторами. Террористическая акция, помимо причинения непосредственного ущерба жертве, рассчитана на определенный психологический эффект – посеять страх, создать угрозу широкому кругу лиц. Любой акт терроризма рассчитан на устрашение всех, кто не согласен с террористами. Таким образом, он наносит не только материальный, экономический и политический ущерб стране, но и моральную травму обществу.

Терроризм относится к числу общечеловеческих проблем. Сегодня терроризм представляет собой серьезную угрозу государству обществу и личности и требует в этой связи адекватной ответной реакции.

Выбранная мной тема является актуальной, так как терроризм представляет собой угрозу человечеству, которая с каждым днем усиливается. В связи с этим, данной проблемой в 90-х годах XX века активно занимались такие специалисты – исследователи терроризма и его психологии как Ю. М. Антонян, В. В. Витюк, Д. В. Ольшанский, В. Ф. Пирожков, С. А. Эфиров и др.

Таким образом, в моем исследовании будет рассмотрен опыт, в конце прошлого – начале нынешнего века.

террорист смертник психология мотив


Психология террористов

Проблема терроризма – многоаспектная. В ней, по мнению доктора психологических наук, ведущего научного сотрудника Института развития личности РАО В. Ф. Пирожкова, «наряду с социальным, правовым, экономическим следует особо выделить и психологический аспект, требующий всестороннего рассмотрения и глубокого изучения.»[1]

Что представляют собой люди, совершающие террористические акты, с точки зрения психологии? Каковы психологические мотивы действий?

Сначала надо определить психологический профиль лиц, способных к совершению террористического акта, или тех, кого могут использовать руководители террористических групп для подобных деяний. Прежде всего, это лица, не сумевшие реализовать себя в политической сфере, но рвущиеся к власти и обладающие неким комплексом неполноценности. С ними смыкаются бандитствующие элементы, уже пролившие кровь и способные за деньги выполнить любой заказ террористических организаций.

Террористы – это особый класс людей. В своей значительной части это своего рода подвижники с отрицательным знаком, отмеченные избранностью и двойственным отношением к жизни: с одной стороны, они хотят сделать ее справедливой и правильной, а с другой – уничтожают ее, убивая многих для достижения своих идеалов. Вместе с тем у них явственно проявляется стремление выйти за рамки своего повседневного, будничного существования, наполнить его яркими красками, необычными событиями, риском, острыми переживаниями, наконец, что особенно важно, соприкоснуться со смертью, даже уйти в нее. Соответствующий психологический эффект достигается двояким путем: когда экстремист рискует своей жизнью, ставя ее на грань небытия, и когда он убивает.

По мнению таких специалистов как В. В. Витюк и С. А. Эфиров, террористам присуща предельная нетерпимость к инакомыслию и фанатизм, порожденным максималистским идеалистическим утопизмом, ненавистью к существующему строю или обостренным чувством отчужденности. Им свойственна твердая вера в обладание абсолютной, единственной и окончательной истиной, вера в мессианское предназначение, в высшую – и уникальную – миссию во имя спасения или счастья человечества. Описываемый тип личности – «закрытый» тип, потому что он исключает всяческую критическую мысль, свободу выбора, несмотря на то, что видит мир только в свете предустановленной «единственной истины», хотя она, быть может, не имеет никакой связи с реальностью или давно ее утратила.

Терроризм представляет собой порождение деструктивных (разрушительных) сил в обществе и человеке, отражает культ насилия и всемерно способствует его усилению и распространению, обесценивая человеческую жизнь. Терроризм резко снижает значимость законов и возможность компромиссов, возводя наглую жестокую силу в ранг едва ли не главного регулятора жизни.

Террористы часто нуждаются в огласке своих действий и по той или иной психологической причине, что в реакциях средств массовой информации, политических и государственных деятелей и других людей они, как в зеркале, видят свое признание и подтверждение своей исключительности.

Для всех террористов характерно презрение к человеческой жизни, все они считают возможным ради достижения высокой, с их точки зрения, цели жертвовать жизнями ни в чем не повинных людей.

В террористы привлекаются социально неприспособленные, малоуспешные люди. Они плохо учились в школе и в вузе, они не смогли сделать карьеру, добиться того же, что их сверстники. Они всегда страдали от одиночества, у них не складывались отношения с представителями противоположного пола. Словом, везде и всегда они были отстающими, нигде они не чувствовали себя по-настоящему своими.

В абсолютном большинстве случаев террористы – это молодые люди в возрасте около двадцати лет, плюс-минус пять лет, получившие воспитание в патриархальной и весьма религиозной культуре.

В их сознании обычно присутствуют устойчивые представления об исторической травме своей нации и мощные эмоциональные связи с последней. Типичные социальные чувства – скорбь и горе, в сочетании с ущемленной национальной гордостью. Для террористов характерны особые представления об «историческом обидчике» и потребность в его наказании и возмездии. Эти представления дополняются актуальной психической травмой, связанной с реальными фактами гибели родных, близких и просто соплеменников.

Таким образом, террорист практически не поддается рациональному разубеждению. Ему практически неведом страх и раскаяние в совершаемом или совершенном, как полагал специалист Михаил Решетников.

Важным источником пополнения кадров террористов являются наемники, побывавшие в разных конфликтных регионах, сражавшихся то на одной, то на другой стороне. Для их психологии важно одно: кто более заплатит, а часто они побуждаются просто «интересом убивать», «почувствовать власть над людьми», «показать свое превосходство над другими».

Среди террористов много лиц, которые в детстве, молодости подвергались унижениям, не могли самоутвердиться. Это люди, которые не смогли реализовать свои идеи.

Очень многие террористы – это люди, которые в свое время, выступая за какие-то права и свободы, были осуждены государством, выброшены, поставлены за черту закона, и для них терроризм становится социальной местью этому государству.

Не следует сбрасывать со счетов и лиц с различными собственно психическими аномалиями, внушившими себе комплекс превосходства над другими. Надо заметить, что их деятельность стимулируется средствами массовой информации, раскрывающими не только способы и средства, используемые в террористических актах, но и популяризирующие личности их исполнителей. Своевременное изучение такого контингента позволяет применять превентивные, то есть предупреждающие меры по недопущению терактов.

Совершая террористический акт, его исполнитель переступает через определенную черту (преступает закон), а это требует соответствующих механизмов психологической защиты и самооправдания. Знание этих механизмов позволяет понять мотивацию террористов. Наиболее часто они считают свои действия вынужденными, поскольку другие средства не позволили им достичь поставленных целей. Террорист оправдывается тем, что к действиям его якобы побудило нарушение в обществе справедливости или неосуществление каких-то его прав.

Люди, вступающие в ряды террористов, – это выходцы из разных социальных слоев и жизненных сфер. Что движет человеком, который становится членом террористической организации? Чего он этим добивается? Существует, очевидно, набор личностных черт, которыми должны обладать террористы.

Практически все исследователи указывают на следующие наиболее характерные черты личности террориста:

1. Комплекс неполноценности. Он чаще всего является причиной агрессии и жестокого поведения, которые выступают в качестве механизмов компенсации. Комплекс неполноценности ведет к сверхконцентрации на защите своего «Я» с постоянной агрессивно-оборонительной готовностью.

2. Низкая самоидентификация. Террористическая группировка помогает индивидууму избавиться от недостатка психосоциальной идентификации, выполняя функцию психостабилизирующего фактора.

3. Самооправдание. Очень часто политико-идеологические мотивы указывают на главные побудительные причины вступления на путь терроризма, но, как правило, они являются формой рационализации скрытых личностных потребностей – стремления к усилению личностной идентификации или групповой принадлежности.

4. Личностная и эмоциональная незрелость. Большинству террористов присущи максимализм (крайность в требованиях, взглядах), абсолютизм, часто являющийся результатом поверхностного восприятия реальности, политический и теоретический дилетантизм.

В террористических организациях обычно велик процент агрессивных параноидов. Их члены склонны к экстернализации, к возложению ответственности за неудачи на обстоятельства, и поиску внешних факторов для объяснения собственной неадекватности. Причем необходимо отметить, что экстернализация присуща практически всем категориям террористов. Такая особенность является психологической и идеологической основой для сплачивания террористов и, несомненно, принадлежит к числу ведущих. Данная личностная установка активно возбуждает ненависть к представителям иных национальностей, религиозных или социальных групп, приписывая им самые отвратительные черты, объясняя собственные недостатки, неудачи и промахи только коварством и злобой врагов. Отсюда особая жестокость при совершении террористических актов, отсутствие сопереживания их жертвам. Как показали многие исследования, для конкретных лиц, обвиняемых в терроризме, непереносимо признать себя источником собственных неудач.

Другие характерные психологические черты личности террористов – постоянная оборонительная готовность, чрезмерная поглощенность собой и незначительное внимание к чувствам других, иногда даже их игнорирование. Эти черты связаны с паранойяльностью террористов, которые склонны видеть постоянную угрозу со стороны «других» и отвечать на нее агрессией.

Паранойяльность у террористов сочетается с ригидностью (недостаточные подвижность, переключаемость, приспособляемость мышления), застреваемостью эмоций и переживаний, которые сохраняются на длительный срок даже после того, как исчезла вызвавшая их причина. Ригидные явления и процессы ведут как бы автономные от личности переживания. Многие террористы испытывают болезненные переживания, связанные с нарциссическими влечениями, неудовлетворение которых ведет к недостаточному чувству самоуважения и неадекватной интеграции личности. Вообще нарциссизм имманентно присущ террористам, причем не только лидерам террористических организаций, но и рядовым исполнителям. Эту черту можно наблюдать среди террористов, относящихся к разным категориям, особенно в их высказываниях, в которых звучит явное торжество по поводу их принадлежности к данной группе. Они убеждены в своем совершенстве, в своих выдающихся личных особенностях и превосходстве над другими только или главным образом по той причине, что принадлежат к данной этнорелигиозной группе, которая является единственно «правильной». Чтобы доказать это себе и другим, такой террорист совершает дерзкие нападения и пренебрегает общечеловеческим ценностям.

В эгоизме преследователя, возможно, кроется объяснение того, почему ужасные акты террористов могут совершаться столь хладнокровно, предумышленно и расчетливо. При всем различии террористических группировок всех их объединяет слепая преданность членов организации ее задачам и идеалам. Можно подумать, что эти цели и идеалы мотивируют людей к вступлению в организацию. Но это оказывается совсем не обязательно. Цели и идеалы служат рациональному объяснению принадлежности к террористам. Настоящая причина – сильная потребность во включенности, принадлежности группе и усилении чувства самоидентичности. Обычно членами террористических организаций становятся выходцы из неполных семей, люди, которые по тем или иным причинам испытывали трудности в рамках существующих общественных структур, потеряли или вообще не имели работу. Чувство отчуждения, возникающее в подобных ситуациях, заставляет человека присоединиться к группе, которая кажется ему столь же антисоциальной, как и он сам. Общей чертой террористов является, таким образом, сильная потребность во включенности в группу подобных людей, связанная с проблемой самоидентичности. Таким образом, для многих людей, профессионально занимающихся терроризмом, характерна замкнутость в своей группе, ее ценностях, целях ее активности. Такая сосредоточенность на первый взгляд свидетельствует о целостности личности, но на самом деле ведет ее к культурологической изоляции, накладывает жесткие ограничения на индивидуальность человека и свободу его выбора. В такой ситуации человек еще более резко начинает делить весь мир на свой и чужой, постоянно преувеличивая опасности, грозящие со стороны других культур.

Порвать с группой для террориста почти невозможно – это равносильно психологическому самоубийству. Для террориста покинуть организацию значит потерять самоидентичность. Террорист имеет столь низкую самооценку, что для него отказаться от заново обретенной самоидентификации практически невозможно. Эти вовсе не авторитарные люди становятся, таким образом, членами жестко авторитарных групп. Включаясь в такую группу, они обретают защиту от страха перед авторитаризмом. При этом любое нападение на группу воспринимается ими как нападение на себя лично. Соответственно любая акция извне значительно увеличивает групповую сплоченность. По мере того как террорист проникается идеологией своей организации, он усваивает абсолютистскую риторику. Мир для него распадается на своих и врагов, черное и белое, правильное и неправильное – никаких оттенков, неясности, сомнений. Подобная логика побуждает террористов к нанесению ударов по обществу и врагу, кто бы им ни считался. Врага определяют лидеры организации. Они намечают мишени, а также методы нападения, которые следует использовать.

Лица, склонные к терроризму, принадлежат к такому типу личности, для которого характерен примат эмоций над разумом, непосредственных активных реакций на действительность над ее осмыслением; предвзятость оценок, низкий порог терпимости и отсутствие должного самоконтроля. Такие люди достаточно легко сживаются с идеями насилия.

Мотивы террористов

С. А. Эфиров называет следующие мотивы терроризма:

– самоутверждение,

– самоидентификация,

– молодежная романтика и героизм, придание своей деятельности особой значимости,

– преодоление отчуждения, конформизма (приспособленчество, бездумное следование общим мнениям), обезлички, стандартизации, маргинальности и т. п.

Также возможны корыстные мотивы.

Самым основным мотивом Эфиров считает «идейный абсолютизм», «железные» убеждения в обладании единственной, высшей, окончательной истиной, уникальным «рецептом спасения» своего народа, группы или даже человечества.

Прежде всего, нужно отметить несомненность такого мотива как самоутверждение, который часто переплетается с желанием доминировать, подавлять и управлять окружающими. Такая потребность бывает связана с высокой тревожностью, которая проявляется в случае господства в социальной среде, причем господство может достигаться с помощью грубой силы, уничтожения неугодных. Данный мотив обнаруживается в любом виде террористического поведения, тем более что подавление других часто обеспечивает и личную безопасность.

Одним из мотивов также является мотив, который влечет за собой человеческие жертвы, выступает влечение отдельных людей к смерти, к уничтожению, столь же сильное, как и влечение к жизни. Психолого-психиатрические особенности личности террориста во многом определяются тем, что он соприкасается со смертью, которая, с одной стороны, влияет на его психику, поступки и на события, в которые он включен, а с другой – его личностная специфика такова, что он стремится к смерти. Это террорист некрофил. Влечение к смерти (некрофилия) объединяет значительную группу людей, которые решают свои главные проблемы, сея смерть, прибегая к ней или максимально приближаясь.

Некрофилы живут прошлым и никогда не живут будущим, считал исследователь Эрих Фромм. Это находит свое достоверное подтверждение особенно у националистических террористов, которые любят восхвалять героическое прошлое своего народа и без остатка преданы традициям. Для некрофила характерна также установка на силу, как на нечто, что разрушает жизнь. Применение силы не является навязанным ему обстоятельством преходящим действием – оно является его образом жизни.

Террорист делает смерть своим фетишем, тем более что сам террористический акт должен внушать страх, даже ужас. Здесь угроза смерти и разрушения, вполне возможных в будущем, надстраивается над уже свершившимся, образует пирамиду, которая вдвойне должна устрашать. Смерть отпечатывает на террористе – некрофиле свой образ, начинает говорить с ним на своем языке, и он его понимает. Контакт со смертью представляет собой преодоление ограниченности своего бытия и выход за его пределы в бесконечное, ибо смерть и есть бесконечное. Пребывание в нем, хотя бы и путем уничтожения другого, определяет то особое, никак не сравнимое с обычным состоянием психики, нахождение ее в специфическом измерении, что наблюдается практически у всех убийц, которые убивали неоднократно. В бесконечном, то есть в смерти другого, индивид живет своей еще непрожитой жизнью и настолько эта часть собственного существования представляется наполненной негативными переживаниями, настолько вероятны деструктивные устремления. Раз приблизившись к ней, такой человек начинает приобретать опыт, который либо осознается и становится основой его внутреннего развития, либо не осознается и на уровне личностного смысла определяет его поведение, в том числе и через потребность вновь и вновь испытывать соприкосновения с тем, что находится за гранью жизни. Очень важно подчеркнуть, что данный мотив, как и большинство других, существует на бессознательном уровне и крайне редко осознается действующим субъектом.

Еще один мотив, который способен породить террористический акт – желание покончить жизнь самоубийством, ведь террористы-самоубийцы отнюдь не редкость. Данный мотив реализуется в следующих вариантах:

1) субъект стремится к гибели при учинении данного преступления и все делает для этого, причем он может хотеть такой «славной» смерти, чтобы напоследок привлечь к себе внимание, которого он до этого был лишен;

2) человек вполне понимает, что обязательно погибнет, но сознательно жертвует собой ради «высокой» идеи. Индивид идет на весьма рискованное для него террористическое преступление, но его сознание не охватывает реально существующий мотив самоубийства.

Среди террористов немало и тех, кто движим игровыми мотивами. Для них участие в террористических актах – это игра: с обстоятельствами, врагом, судьбой, и даже со смертью. Особенно это характерно для молодых людей, в том числе подростков. Данную ситуацию они воспринимают как захватывающую игру, ставкой в которой может быть их жизнь. Но многих это не пугает: для них собственная жизнь, лишь плата за участие в столь «захватывающей» игре.

Ознакомившись с рассмотренными ведущими специалистами террологами особенностями психологии террористов и причинами, подталкивающими к террористической деятельности, можно выделить ряд ведущих мотивов, которыми руководствуются современные террористы:

1. обида за себя лично или за социальную группу, к которой принадлежит человек;

2. желание самоутвердиться, подавить других, в том числе путем совершения теракта;

3. стопроцентная убежденность в своей правоте; фанатичное осознание того, что «моя» идея, идеология, цель – единственно верные, и «я» должен добиваться ее любыми способами;

4. игра в «сильного и крутого» человека; «мне все по силам», «что хочу, то и делаю», «мне ничего за это не будет»;

5. стремление к смерти («себя не жалко»), желание и готовность принести в жертву других.

С перечисленными мотивами в той или иной степени согласны почти все исследователи. Однако, по моему мнению, не все из этих мотивов могут подтолкнуть обычного человека на путь террора. Я согласна, что к числу «безусловных» причин можно отнести первый и третий мотивы. Люди, ставшие террористами по этим причинам – наиболее опасны и фанатичны. В свою очередь, второй, четвертый и пятый мотивы, по-моему, не являются обязательным условием, подталкивающим к вступлению в террористические структуры. Эти мотивы могут сыграть свою отрицательную роль только в том случае, если окружающими и обществом создаются соответствующие негативные условия. Человек может стать террористом, а может – и нет.

Особенности террористов-смертников

Террористы-одиночки встречаются относительно редко, чаще всего террористы объединяются в группы, в которых весьма велика роль лидера.

Террористические группы могут состоять не только из давних неудачников, неуверенных в себе и страдающих неполноценностью лиц, но и из умных, волевых, уверенных в своих силах. Первые ищут в группе признание и психологическое убежище, вторые, если они становятся лидерами, отличаются тенденцией к доминированию и управлению окружающими.

Образ врага группа создает еще в самом начале, когда она только формируется – это ее исходная позиция на грани паранойяльности: враг должен быть, чтобы было кого сокрушать и тем самым дать выход всей накопившейся деструктивной энергии. Если бы врага не было, агрессия была бы направлена на другие такие же или иные преступные группы.

Важным способом обеспечения внутригрупповой сплоченности и подчинения каждого общим интересам – это формирование образа беспощадного, коварного, на все готового врага в лице общества, государственной власти, социальной группы, другой религии, другой нации и т. д.

Названные представления находят живой отклик, особенно у неофитов, которые всегда смутно ощущали, что их жизненные неудачи и провалы не потому что они неверно или безнравственно поступали, а потому, что к ним все были несправедливы, их без всяких оснований преследовали. Ненависть к обществу (власти, строю, социальной группе и т. д.) будет скреплять их вместе.

Террористические организации нередко прибегают к наиболее чудовищной форме совершения теракта: путем использования террористов – «смертников».

Члены террористических групп характеризуются высоким невротизмом и очень высоким уровнем агрессии. Им также свойственно стремление к поиску острых ощущений – обычная жизнь кажется им пресной, скучной и, главное, бессмысленной. Им хочется риска и опасности.

Террористические группы помогают удовлетворить чувства идентичности и принадлежности. В этих группах люди чувствуют высокую степень принятия другими людьми.

Эти группы замкнуты, и вхождение в них означает признание права других людей на тотальный контроль за своей жизнью, в том числе за личной.

Анализ и оценка террористических актов, совершенных в мире и в России за последние года позволяет выделить шесть наиболее распространенных типов террористов – «смертников»:

1. Террорист «Зомби». Зомбирование (психическое перепрограммирование) означает такую психическую обработку человека (обычно с использованием гипноза и психотропных веществ), при котором он получает неосознаваемую им самим «установку» на конкретное действие или поступок (в данном случае он программируется на совершение террористического акта). Таким образом, террористический акт совершается человеком, не осознающим, что он делает; его поведением управляет другой человек. При этом зомбированию могут подвергаться как психически здоровые лица, так и лица с различной степенью психических расстройств.

2. Террорист «мститель». Среди таких террористов много женщин, «потерявших» мужей, детей, близких родственников… Оторванные от семьи и привычного круга общения, подвергнутые мощной идеологической и психотропной обработке, они составляют костяк «шахидок» («черные вдовы», «невесты аллаха»). Шахид (пожертвовавший собой за веру) уже не принадлежит себе самому, но – всей умме и лично Богу. Месть может быть направлена на объекты государственной власти или на конкретное лицо.

3. Террорист «патриот» («боевик», «за веру»). Это самый распространенный тип террориста. Под воздействием опытных инструкторов у него формируется фанатическое убеждение в своей вере, идеях и образ врага в виде представителей другой веры, другой национальности. Совершение террористического акта он воспринимает как «джихад» (усердие, в выполнении воли Бога) против «неверных», как подвиг за веру или освобождение своего народа. Он осознает, что совершает террористический акт, убивает людей и уничтожает имущество, и он желает возникновению таких последствий. Таким образом, он идет на преступление с прямым умыслом, с убеждением в своей правоте.

4. Террорист «за деньги». Он идет на совершение теракта из-за корыстных побуждений (выполняя задание тех, от кого находится в полной финансовой зависимости, или, находясь в крайней нужде и пытаясь материально обеспечить семью). Такой террорист характеризуется отсутствием идейных побуждений и безразличием к окружающим.

5. Террорист «по неволе». К совершению теракта могут подтолкнуть человека и путем шантажа (взятие в заложники членов его семьи, угроза преданию огласки каких-либо дискредитирующих данного человека сведений и т. д.) или по решению шариатского суда за совершение преступления (глубоко верующего человека, таким образом, заставляют искупить вину перед богом).

6. Террорист «маньяк» (имеющий бредовые идеи). Чаще всего это террорист «одиночка», страдающий различными видами психических отклонений. В силу своих психопатологических особенностей и навязчивый идей, он любой ценой желает славы («мания величия»), уничтожить преследующих его «врагов» («мания преследования») или желает переустроить страну (мир, вселенную). Особо опасен такой террорист, если его сознанием манипулирует террористическая организация.

Несмотря на многообразие типов террористов – «смертников», у них много общего: нахождение в постоянном психоэмоциональном стрессе, вызванном суицидальными мыслями и страхом попасть живым в руки «спецслужб», вызывают тревожное состояние (обостряются чувства беспокойства, подозрительности и недоверия к окружающим их людям).

Участие в террористических группах позволяет компенсировать многие их неудачи. У них появляется смысл жизни. Цель – освобождение Родины или торжество своей религии или идеологии. Появляется чувство избранности, причастности к судьбе.

Крайний авторитаризм, беспрекословное подчинение руководителю, полный контроль всех аспектов жизни членов групп сочетается с подчеркнутой гуманностью в отношениях друг к другу, с готовностью помочь, с полным и безусловным принятием каждого.

Для человека глубоко одинокого и неадаптированного террористическая группа может оказаться идеальным местом, как полагали специалисты, занимающиеся данной тематикой Л. Гозман и Е. Шестопал.


Заключение

Использованные в ходе работы источники соответствуют и моему мнению по рассматриваемой проблеме.

Рассматриваемые в ходе подготовки материала особенности групп террористов представляют конкретный интерес. В тоже время из их числа целесообразно выделить террориста «зомби», «патриота», а также террориста «за деньги», которые имеют особую опасность для общества.

Поэтому, я думаю, что со стороны государства и общественности необходима профилактическая деятельность, направленная на недопущение появления новых террористов.

Должны предусматриваться два вида профилактической деятельности как одного из главных направлений борьбы с терроризмом – общая и индивидуальная. Общая профилактика терроризма предполагает выделение в ней нескольких поднаправлений в том числе:

1. устранение или, по крайней мере, минимизация общих социальных, экономических, политических и иных негативных условий жизни общества;

2. преодоление негативных тенденций в духовной жизни общества, осуществление информационно-воспитательного воздействия антитеррористической направленности на население;

3. нейтрализация негативных социальных процессов (в определенных местностях, среди отдельных социальных групп) экстремистской (приверженность к крайним взглядам, мерам) направленности.

Особого внимания заслуживает роль индивидуальной профилактики как одного из важных видов предупреждения терроризма.

Таким образом, знание основ психологии терроризма является значимым для организации противодействия данному противоправному явлению. Умение правильно выявлять террористов позволяет заранее предотвратить планируемые террористические акты.


Список литературы

1. Борьба с терроризмом / Науч. ред. В. Н. Кудрявцев; сост. Л. В. Брятова; Обществ.- консультативный совет по проблемам борьбы с международным терроризмом. – М.: Наука, 2004.

2. Антонян Ю. М. Терроризм. – М., 1998.

3. Ольшанский Д. В. Психология терроризма. – СПб.: Питер, 2002.

4. Горбунов К. Г. Психология терроризма: курс лекций: для студентов психологических специальностей. – Омск: Изд-во ОмГУ, 2007.

5. Иванов И. Е. Психология терроризма. Предупреждение и пресечение террористических актов. – СПб.: Камея, 2005.

6. Журнал «Антитеррор». – №1, сентябрь, 2002.


[1] Выступление на «круглом столе» по изучению феномена терроризма («Государство и право» №4, 1995 г.)

еще рефераты
Еще работы по политологии