Реферат: Дальневосточный аспект российско-американских отношений

Дальневосточный аспект российско-американских отношений

Работу выполнила Останина Вера Викторовна

Дальневосточный институт международных отношений

Хабаровск 2004 г.

Аннотация

Дипломная работа посвящена состоянию, проблемам и перспективам сотрудничества России и США на Дальнем Востоке. Работа состоит из четырех основных глав, и общий объем работы составляет 90 страниц. В первой главе рассматриваются такие актуальные проблемы современности как изменение политической структуры мира, его глобализация, интеграция и регионализация. Особое внимание также уделено выделению роли и места нетрадиционных акторов в современных международных отношениях.

Во второй главе исследуются и обобщаются основополагающие правовые документы нашего государства (Конституция РФ, Федеральные Законы РФ, Указы Президента РФ и т.д.), которые непосредственно регулируют сферу международных и внешнеэкономических связей России и ее субъектов. В данном разделе раскрываются основные нормативно-правовые документы, которые координируют не только межгосударственное сотрудничество между Россией и США, но которые также регулируют межрегиональное сотрудничество этих двух держав.

Третья глава данной дипломной работы посвящена историческому аспекту российско-американских отношений. Автором описывается процесс зарождения отношений, их развитие и расширение, затрагиваются вопросы сотрудничества двух держав в разные периоды истории, также показано формирование политики холодной войны, постепенное размывание ее основ и создание предпосылок разрядки.

В четвертой главе рассматриваются основные формы и виды сотрудничества Востока России и США, дается анализ современного состояния сотрудничества, причины его зарождения и перспективы его дальнейшего развития. Выделяются позитивные и негативные тенденции в межрегиональных отношениях России и США.

При написании дипломной работы были использованы как монографии, так и публикации периодических изданий. Анализировались материалы из архива Межрегиональной Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье», статистические данные из сборников об итогах внешнеэкономической деятельности субъектов Дальнего Востока и Забайкалья.

Введение.

Вторая половина ХХ века совпала с кардинальными изменениями на мировой арене. Глобальный масштаб и радикальность происходящих перемен в политической, экономической, духовной областях жизни мирового сообщества, позволяют выдвинуть предположение о формировании новой системы международных отношений, отличной от той, которая функционировала на протяжении последних 350 лет истории человечества. Вестфальская система мира исходила из того, что участниками международного взаимодействия являются только государства, которые выступают самостоятельно или образуют коалиции для решения определенных задач. В конце ХХ столетия стало очевидным, что на мировую арену выходят и другие, весьма влиятельные акторы. В их числе межправительственные и международные неправительственные организации, транснациональные корпорации, внутригосударственные регионы. Они играют все более важную роль, воздействуя на международную среду и ограничивая деятельность государства. Государства уже не могут, как прежде, контролировать их деятельность, которая порой осуществляется в обход государственного суверенитета и вопреки ему. Поэтому монополия государства, в системе международных отношениях, разрушается. Но все же государство остается основной формой политической организации современного общества, главным актором на мировой арене.

Активно заявляют о себе на мировой арене внутригосударственные регионы. С правовой точки зрения, они пока не могут вести самостоятельную внешнеполитическую деятельность. Но в современном мире экономические, финансовые и другие вопросы тесно переплетаются с политическими. В результате снижения барьерности границ, внутригосударственные регионы все активней действуют на международной арене, постепенно превращаясь в самостоятельных акторов.

В свете глобальных трансформаций происходящих в мире, Россия также находится в поиске нового места в системе международных отношений.

Расширение экономического и политического присутствия СССР/России в АТР стало одним из приоритетов Российской внешней политики в конце 80-х гг. прошлого века. Однако практика 90-х гг. свидетельствует, что данное намеренье оказалось не реализованным. Географическая принадлежность России (Российского Дальнего Востока) к АТР не стала гарантом ее включения в его экономические и политические процессы. Перспективное с географической точки зрения место Российского Дальнего Востока предоставляет ему благоприятные возможности для делового, культурного сотрудничества со странами соседями по АТР, в том числе с США.

Актуальность изучения российско-американских отношений и их регионального компонента, связана со многими факторами.

Во-первых, российско-американские отношения являются продолжением отношений между СССР и США на новом историческом этапе. Но если в начале ХХ века и особенно в период холодной войны отношения двух сверхдержав являлись стержневыми, лежавшими в основе двухполярной структуры мира, то в 90-е гг. их роль изменилась. Мир изменился и в нем единственной сверхдержавой остались США.

Во-вторых, эти отношения оказывают большое влияние на происходящие в России процессы. Соединенные Штаты, будучи наиболее развитой экономической и военной державой, оказывали на протяжении последнего десятилетия существенное влияние на внутреннюю и внешнюю политику Российской Федерации.

В третьих, стремление правящих кругов США в последние годы навязывать другим странам свое лидерство и свои ценности грозит исчезновением демократических норм в международных отношениях, которые зафиксированы в Уставе ООН. В этой связи исключительно важную роль призваны сыграть равноправные российско-американские отношения. Равноправное развитие российско-американских отношений будет иметь важное значение не только для будущего России, для определения ее роли и места в системе международных связей, но и для сохранения здоровых демократических принципов.[1]

Расширение сотрудничества Российской Федерации с соседними странами может стать для Востока России одним из условий решения его социально-экономических проблем. Ресурсный потенциал Российского Дальнего Востока и инвестиционно-технологические возможности США предопределили в 90-е гг. взаимный интерес сторон друг к другу, не исчерпанный и в настоящее время.

Степень научной разработки темы. Отсутствие в современной отечественной и зарубежной литературе работ, непосредственно анализирующих российско-американские региональные связи на Востоке России в конце ХХ века, заставляет обращаться к исследованиям, затрагивающим данную проблематику. Их изучение в комплексе с анализом документов и статистических данных позволило воспроизвести картину американского присутствия на Российском Дальнем Востоке на рубеже веков.

Весьма разработанной с научной точки зрения представляется общая история межгосударственного российско-американского взаимодействия в ХХ веке, значение которого определяется его непосредственным влиянием на региональные связи Востока России и Западного побережья США. Значительное количество публикаций по данной проблематике пришлось на журналы «США. Канада: экономика. Политика. Культура» и «Мировая экономика и международные отношения» (статьи А.Г. Арбатова, А.Д. Богатурова, А. Коновалова, В.А. Кременюка, А.И. Уткина). Характерной чертой рассматриваемого направления отечественной историографии является следование общей логике взаимоотношений Москвы и Вашингтона: по мере охлаждения отношений двух стран усиливались антиамериканские настроения и оценки исследователей.

А. Коновалову в своей статье «Как Россия и США потеряли друг друга»[2] удалось проследить логику отношений России и США в 90-е гг., от взаимных надежд и искреннего стремления сторон к партнерству до таких же взаимных разочарований, непонимания друг друга. А. Богатуров в статье «Стратегия разравнивания в международных отношениях и внешней политике США»[3] определил наиболее устойчивые характеристики американской политики в отношении постсоветской России, в частности стремление США к вовлечению России в «невраждебные» отношения в качестве своего «младшего партнера».

На фоне доминирования публикаций статейного характера безусловный интерес представляют монографические исследования. Среди работ американских авторов назовем, прежде всего, книгу Бжезинского «Великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические императивы)».[4] В книге Бжезинский анализирует геополитическую ситуацию 90-х годов ХХ века в мире и, особенно на европейском континенте. Одним из наиболее беспокойных геостратегических действующих лиц ему представляется современная Россия, которую он называет «черной дырой». Автор указывает, в частности, что «Америка никогда не намеревалась делить власть на земном шаре с Россией».[5] Он высказывается также за превращение России в конфедерацию трех республик.

В книге бывшего госсекретаря США Г. Киссинджера «Нужна ли Америке внешняя политика?»[6] обсуждается широкий круг проблем, стоящих перед Соединенными Штатами в начале нового тысячелетия, в книге много внимания уделяется таким острым темам, как Россия Владимира Путина, глобализованная экономика и военное вмешательство с гуманитарными целями.

В монографии «Советско-американские отношения в современном мире»[7] комплексно исследуются наиболее актуальные проблемы советско-американских отношений. В ней показано формирование в США политики холодной войны, постепенное размывание ее основ и создание предпосылок разрядки.

Актуальность изучения российско-американского регионального взаимодействия предполагает реализацию следующих целей и задач.

Целью является исследование динамики сотрудничества Российского Дальнего Востока и Западного побережья США в историческом плане, роль и место нетрадиционных акторов в системе международных отношений.

Реализация поставленной цели предполагает решение ряда задач, в том числе:

— исследование факторов, влияющих на изменение системы международных отношений на современном этапе;

— выявление основных нормативно-правовых актов, регулирующих российско-американское сотрудничество;

— анализ динамики российско-американских отношений;

— выявление основных субъектов, формирующих систему региональных отношений;

— определение общей картины американского присутствия на Дальнем Востоке России и его места в жизни этого Российского региона;

— анализ проблем и трудностей российско-американских региональных отношений.

Хронологические рамки работы выделяют последнее десятилетие XX века в качестве особого периода в российско-американских отношениях. Это время интенсивных региональных связей России и США на Дальнем Востоке. При этом исследование региональных аспектов российско-американского межгосударственного взаимодействия в динамике вызвало необходимость, в отдельных случаях, расширения хронологических рамок работы.

Объектом исследования является комплекс экономического, культурного, гуманитарного регионального сотрудничества в контексте российско-американских связей, роль и место в этом процессе неправительственных акторов.

Предметом исследования является деятельность Инициативной Рабочей Группы «Российско-Американское Тихоокеанское Партнерство» и российско-американских программ по развитию торгово-экономических и инвестиционно-технологических связей между РФ и США на Дальнем Востоке.

Источниковая база данной работы довольно широка. Это обусловлено тем, что в эпоху становления нового демократического государства в России принимаются новые федеральные законы и подзаконные акты, направленные на соблюдение и исполнение норм международного права, на стабилизацию внутригосударственных отношений, на регулирование большого числа правоотношений, появляющихся в новом российском обществе.

Отметим основные законодательные акты, важные для данной работы. Во-первых, это Конституция РФ.[8] Конституция Российской Федерации определила предметы ведения Российской Федерации (ст.71) и предметы ее совместного ведения с субъектами федерации (ст.72). Субъекты федерации вне пределов ведения, определенных статьями 71, 72 Конституции РФ, обладают всей полнотой государственной власти.

Во-вторых, это Концепция Внешней Политики РФ, утвержденная Президентом РФ Путиным 28 июня 2000 года.[9] Одним из приоритетных направлений внешней политики России является преодоление трудностей в отношениях с США, т.к. российско-американское взаимодействие является необходимым условием улучшения международной обстановки и обеспечения стратегической стабильности.

В-третьих, это Федеральный закон «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации».[10]

Также были изучены соглашения и межправительственные договоренности, имеющие непосредственное отношение к российско-американским связям на Дальнем Востоке (документы межправительственной комиссии по экономическому и техническому сотрудничеству России и США «Гор – Черномырдин»), которые позволяют уточнить место Востока России в экономической и политической стратегии Москвы и Вашингтона. Весьма разностороннее и полное представление об основных направлениях, перспективах, конкретных проектах, достижениях и трудностях российско-американского сотрудничества на Дальнем Востоке дают документы межправительственных комиссий и комитетов. Среди них особую научную ценность имеют материалы Рабочей группы «Российско-Американского Тихоокеанского Партнерства».

Глава 1. Факторы, влияющие на изменение системы международных отношений на современном этапе

1.1. Эрозия государственно-центристкой системы

Мир ХХ столетия оказался в особой фазе развития, которая описывается как эпоха неопределенности, противоречивости, «переломности». Это тот период, когда происходят качественные изменения сразу по нескольким параметрам.

Государство, бесспорно, остается основным международным актором и субъектом международного права. Внешняя политика государства во многом определяет характер международных отношений эпохи. Деятельность и даже существование других участников международных отношений в значительной мере зависит от того, как к ним относятся государства. Кроме того, государство является универсальной формой политической организации человеческой общности: в настоящее время практически все человечество объединено в государства. Процесс образования новых государств продолжается. Если при создании ООН в 1945 г. ее членами было 51 государство, то в 1991 – 166, то в 2000 г. их уже насчитывалось 189.[11] Интенсивный процесс возникновения новых государств в ХХ столетии прошел в 1960-х годах, как следствие крушения колониальной империи. В конце ХХ века этот процесс был обусловлен дезинтеграцией бывших социалистических стран, вследствие чего появилось более 20 новых государств. По некоторым прогнозам, приводимым американскими авторами, количество государств в мире может увеличится и к 2005 г. достигнуть 800.[12]

Современная форма государственности связана с понятием суверенитета. Суверенитет государства — право государства самостоятельно и независимо от других государств и иных организаций осуществлять свои внутренние и внешние функции (то есть свободно решать свои дела как внутри страны, так и за её пределами). Суверенитет государства проявляется в верховенстве, единстве и независимости государственной власти.[13]

Национально-государственный суверенитет имеет два основных аспекта – внешний и внутренний.[14] Речь идет, с одной стороны, о свободе государства избирать свой путь экономического развития, политического режима и т.п. а с другой, — о невмешательстве государств во внутренние дела друг друга, о их равенстве и независимости. Основываясь на этих принципах – сформировалась государственно-центристкая модель мира, которая просуществовала почти 350 лет. Однако США после победы в холодной войне стала решительно полагаться не на демократию мирового сообщества, не на «устаревшие» статуты, а на свое лидерство и на свою мощь. Примером тому является война в Ираке, применение силы в Югославии, вмешательство в Сомали и Руанде, активизация посредничества в арабо-израильском споре, формирование новой стратегической концепции НАТО, предполагающей «военные операции в нестабильных регионах».[15] Вышесказанное означает, что США не желают полагаться на многосторонние коллективные организации, подобные ООН. Америка старается подчинить механизм ООН своим стратегическим интересам, используя в качестве рычага свой финансовый взнос в эту организацию.[16] Нарушение принципов невмешательства и равенства означает нарушение суверенитета отдельно взятой страны. Такая практика является своего рода отходом от Вестфальской системы независимых суверенных государств и становится переходом в новую систему, где суверенные государства становятся объектом политики более мощных соседей и международных объединений. Насилие над суверенитетом в одном месте немедленно порождает продолжение процесса.

Многие авторы в середине ХХ века обращают внимание на то, что современное государство не может достаточно эффективно действовать в сфере охраны окружающей среды, обеспечения экономического роста и в других областях.[17] Наряду с государствами этими вопросами активно начинают заниматься межправительственные и неправительственные организации, различного рода движения. Они играют все более важную роль на мировой арене, воздействуя на международную среду, ограничивая деятельность государств. Количественный рост упомянутых выше акторов пришелся на вторую половину ХХ века. В 1900 г. было всего 30 межправительственных организаций, 69 международных неправительственных организаций. Количество межправительственных организаций резко возросло после Второй мировой войны, с 1945 по 1985 г. их насчитывалось 378. На рубеже XX – XXI веков количество межправительственных организаций достигло 251, неправительственных организаций – 27000, ТНК – 53000.[18] В связи с этим многие ученые говорят об утрате государством ряда своих полномочий, ограничении понятия суверенитета и даже об исчезновении государства как такового в том виде, в котором мы привыкли его видеть.[19] Впрочем, существуют и возражения относительно слабости и угрозы «исчезновения» государства.[20] Согласно этим представлениям, оно продолжает сохранять свою роль и место, т.к. существуют государственные границы, количество государств становится не меньше, а больше; расширяются их функции в экономической и социальной сфере; государства сами активно создают международные институты и режимы, наконец, нет такого актора, которому могут быть переданы властные полномочия государства.

Изменение миропорядка обостряет проблему национальных интересов. В эпоху господства Вестфальской модели мира национальные интересы фактически были тождественны государственным интересам и подкреплялись тремя мотивами: достижением и обеспечением безопасности государства, удовлетворением экономических требований политически значимых слоев населения, повышением престижа государства на мировой арене.[21]

В современных условиях дела обстоят сложнее. При определении национальных интересов уже явно не достаточно ориентироваться на чисто государственные интересы. Очевидно, что национальные интересы должны включать в себя и корпоративные интересы новых акторов, выходящих за рамки национальных границ. Примером этого может послужить выступление В.В.Путина в защиту российского бизнеса в Иране, обвиненном Вашингтоном в реализации неких тайных ядерных программ при поддержки Москвы. Президент заявил о недопустимости недобросовестной конкуренции со стороны США под предлогом борьбы за нераспространение ядерного оружия.

Итак, размывание вестфальского суверенитета в современном мире означает не исчезновение его, как такового, а, скорее, изменение содержания в связи с процессом фактического перехода части функций государства к другим акторам.

Окончание «холодной войны» завершило процесс оформления единого мирового сообщества, поэтому в последнее время, повышенное внимание уделяется тенденциям глобализации, интеграции и регионализации современного мира. Анализ этих тенденций позволит выявить направления изменений международных отношений.

1.2. Глобализация, интеграция и регионализация, роль и место России и США в этих процессах

На рубеже ХХ – XXI вв. в системе международных отношений наблюдаются довольно неоднозначные и часто противоречивые явления и процессы. Тем не менее, среди тенденций развития можно выделить три главных тесно переплетенных и взаимопроникающих потока международной жизни – глобализацию, интеграцию и регионализацию.

Новой существенной чертой, влияющей на мировую политику в конце ХХ — начале XXI веков, является глобализация.

Прежде всего, представляется необходимым остановиться на определении глобализации. Существуют разные подходы в определении того, что понимать под глобализацией. Согласно преобладающей точке зрения, под глобализацией понимается расширение и углубление социальных связей и институтов в пространстве и времени таким образом, что, с одной стороны, на повседневную деятельность людей все более растущее влияние оказывают события, происходящих в других частях земного шара, а с другой стороны, действия местных общин могут иметь важные глобальный последствия.[22]

Глобализация международных отношений — закономерный процесс, заключающийся в усилении взаимосвязи и взаимовлияния основных направлений и составляющих развития мирового сообщества.[23]

Некоторые исследователи отделяют политическую глобализацию от экономической.[24] По их мнению, политическая глобализация означает, что политические события (конфликты, политическая борьба, выборы и т.п.) в той или иной стране, которые, согласно господствовавшим до сих пор представлениям являются исключительно их внутренним делом и не допускают вмешательства извне, могут приобретать глобальное значение и затрагивать интересы других государств. Таким образом, политическая глобализация, потребует какой-то приемлемой формы преодоления принципа невмешательства, и будет сопровождаться внедрением в мировую практику новых механизмов обеспечения мира — миротворческих операций или международных санкций против «плохих» режимов.

Глобализация повышает уровень взаимозависимости и взаимной уязвимости государств. Фактически ослабевает внутренний суверенитет государств по все большему спектру политических направлений. Глобализация ограничивает поле деятельности правительств отдельных стран в плане возможности суверенного формирования своих обществ, изолированного решения проблем, затрагивающих национальную территорию. Так, например наведение конституционного порядка России в Чеченской республике, внутреннее дело России, вызвало резкую критику со стороны США и Европы. Все более и более прозрачными становятся межгосударственные границы, что в свою очередь изменяет прежние представления о соотношении внешней и внутренней политики.

Глобализация не ограничивается лишь собственно глобальным уровнем и не может быть отделена от других тенденций развития международного общества. Она сопровождается интеграцией и регионализацией.

Объединительная тенденция – интеграция, отражает стремление людей сообща решать жизненно важные вопросы. Тенденция к объединению начала прослеживаться уже у первых человеческих общностей, которые стали объединяться в нации и создавать государства, объединивших все народы, проживавшие на определенной территории. Развитие интеграции привело человечество к созданию более масштабных политических организаций, чем государство. Это – союзы и блоки (в 1919 г. была создана Лига наций, в 1945г. создается ООН для поддержания и укрепления международного мира и безопасности, развития сотрудничества между государствами).

Практика межгосударственного сотрудничества существовала давно. Так, сотрудничество Российской империи и США берет свое начало в XVIII веке. Отказ Екатерины II предоставить английскому королю войска помог Америке завоевать независимость. Следующим этапом сотрудничества СССР и США стало создание ими антигитлеровской коалиции в период 1941–1945 гг. Однако лишь во второй половине ХХ столетия межгосударственное сотрудничество в широком масштабе стало приобретать постоянные формы. Это связано с интенсификацией сотрудничества, расширением его сфер.

На современном этапе интеграционные процессы получили широкое развитие в международных отношениях. Об этом говорит тот факт, что в 1909 г. в мире было всего 37 межгосударственных международных организаций, а в конце ХХ века их стало уже 260.[25] Расширение интеграции поставило перед США задачу активизировать интеграционные процессы на своем континенте, чтобы сохранить конкурентоспособность американских корпораций в мире. По инициативе США в 1994 году было создано НАФТА. В свою очередь в России после распада СССР возникли интеграционные тенденции среди бывших советских республик, в результате которых было создано СНГ, ядром которого, безусловно, является Россия. В Азиатско-Тихоокеанском регионе Россия и США являются членами интеграционного объединения АТЭС.

Что побуждает государства к интеграции? Интеграция в XXI в. обусловлена объективными обстоятельствами. К ним относятся:

наличие глобальных проблем современности, для решения которых требуются согласованные действия всех государств;

сложившиеся международные экономические, культурные, научные и другие связи обусловливают развитие более тесного сотрудничества между государствами, а замкнутые, изолированные государства обречены на хаос, разрушение;

наличие международной организованной преступности (терроризм, похищение людей, диверсии, наркобизнес), для пресечения которой требуются согласованные действия;

возросшие информационные возможности, позволяющие получать, хранить и передавать сведения о наиболее важных событиях в любую точку Земли и согласованно реагировать на них.[26]

Глобализация, являясь центральной тенденцией современного этапа развития, сопровождается процессами регионализации.

Прежде всего, необходимо остановиться на понятиях, которыми оперируют при рассмотрении проблем регионализма в целом.

В первую очередь — это базовое понятие регион. В науке существует множество его определений. Согласно Большой Советской энциклопедии, регион крупная индивидуальная территориальная единица (например, природная, экономическая политическая и др.). Такое определение этого понятия позволяет наполнять его различным смыслом и дает возможность разностороннего подхода к сущности региона в зависимости от интереса исследователя.[27]

Первоначально понятие региона (Западная Европа, Восточная Европа, Восточная Азия, Ближний Восток и т.д.) наполнялось главным образом географическим, территориальным содержанием. Однако с течением времени это все больше начинает включать иные факторы: сходство культур, политическую ориентацию, оборонное взаимодействие, морально-ценностные и религиозные моменты, не говоря уже об экономическом взаимодействии и общих экономических интересах.[28]

В более узком смысле, одни исследователи предпочитают определять регион как хозяйственно-экономическую общность (например, российский Волго-вятский регион, американский Средний Запад и т.д.), другие — как географически — административную единицу (область — в России, штат — в США, и пр.), третьи как культурно-историческую область (Поволжье в РФ, Новая Англия — в США и т.п.) [29]

В глобальном контексте регион может быть определен как группа близлежащих стран, представляющих собой отдельный экономико-географический, или близкий по национальному составу и культуре, или однотипный по общественно-политическому строю район мира.[30]

Между тем существует и узко специализированная трактовка термина регион. Так, регионы в аспекте внешнеэкономических связей — это структурная часть или подсистема международных экономических отношений, где процесс интернационализации имеет региональную основу, реализуемую порой вне существующих политических и административно-территориальных границ.[31]

Если объединить все вышеприведенные и попытаться вывести наиболее общее определение, то под регионом следует подразумевать область, район, часть страны, отличающуюся от других совокупностью естественных или исторически сложившихся, относительно устойчивых экономико-географических и иных особенностей.[32]

Одним из наиболее рациональных является подход профессора Дортмундского университета Л.Рэмхельда. С его точки зрения, регион является «супертермином», включающим в себя ряд основополагающих признаков — определенную территорию, население, общность истории, природных условий, решаемых проблем.[33]

Крушение двухполюсной структуры международных отношений ускорило и углубило процесс регионализации мировой политики и международных экономических отношений, начавшийся практически сразу после второй мировой войны.

На сегодняшний день помимо межгосударственного уровня сотрудничества, который непрерывно расширяется, государства-участники делегируют на наднациональный уровень все более существенные полномочия. В то же время, все большие властные полномочия передаются на региональный, местный уровень.

Идеи регионализма возникли как своего рода эффективный противовес сверхцентрализации. Развитие регионализации неизбежно видоизменяет функции и роль национальных государств. Различные варианты теории регионального развития объединяет мнение о том, что в нынешнем своем виде государство-нация устарело и, по сути, не имеет смысла. Они слишком малы, так как не в состоянии гарантировать безопасность своим гражданам и эффективно участвовать в мировых делах; слишком велики, ибо не могут обеспечить адекватное развитие всех составляющих их регионов и дать возможность гражданам активно участвовать в общественной жизни. Советник Госдепартамента США Джон Ньюхауз считает, что: «Масштабы национального государства слишком велики, для того, чтобы оно могло управлять повседневными проблемами, но слишком малы, чтобы управлять делами международными».[34]

К концу ХХ века международная структура, образно говоря, становится все более «ячеистой» и «слоистой», число регионов разного уровня растет. С одной стороны, практически все страны мира в той или иной мере являются членами одного международного региона, но чаще участвуют в деятельности нескольких региональных и субрегиональных систем. С другой стороны сами же государства подвержены процессам регионализации, и через свои приграничные районы вступают во взаимодействие приграничными регионами соседей и с международными регионами. Так, например в 1994 году с целью активизации связей между российским Дальним Востоком, Сибирью и западными штатами США была сформирована Инициативная рабочая группа «Дальний Восток России – Западное побережье США». Создание такой специализированной группы имело большое значение для двух стран, т.к. этот этап взаимодействия предполагал активизацию регионального принципа российско-американских связей. Таким образом, очевидно наличие как бы двух уровней регионализации[35]: объединение государств в международные регионы и выделение регионов в составе тех же государств.

Таким образом, можно сказать, что регионализм нацелен на практическое использование тех возможностей, которые вытекают из естественного деления современных обществ, а значит – создает условия для рационального распределения компетенции власти и производственных ресурсов среди различных групп населения. Поэтому можно сказать, что регионализм внутренне присущ всем типам современных обществ, независимо от их размеров, уровня развития, особенностей политических структур. Регионализм – это вполне осознанная воля к цивилизационной целостности, к установлению прочных «горизонтальных» связей, а это предполагает формирование регионов в качестве реальных субъектов политического процесса.

Подводя итог, можно отметить, что оценки влияния глобализации, интеграции и регионализации на мировую политическую систему неоднозначны. Открытие стран и обществ в международной системе имело как позитивные, так и отрицательные последствия. Одним из результатов развития этих тенденций является появление и увеличение количества негосударственных акторов международных отношений, деятельность которых приводит к взаимозависимости государств и к многостороннему сотрудничеству на постоянной основе.

1.3. Нетрадиционные акторов в системе международных отношений и их влияние на углубление российско-американских связей в 90-е годы

Государства были по сути единственными акторами международных общений на протяжении XVII – XVIII вв. Но уже в XIX столетии появляются первые негосударственные участники международных отношений. Среди них выделяют межправительственные организации (МПО), неправительственные организации (НПО), транснациональные корпорации (ТНК) и внутригосударственные регионы. Возрастание их роли и влияния – относительно новое явление в международных отношениях, характерное для послевоенного времени ХХ века.

Венский Конгресс 1815 г., возвестив об окончании наполеоновских войн и рождении новой эпохи в международных отношениях, одновременно возвестил и о появлении нового участника: Заключительным актом Конгресса было провозглашено создание первой МПО – Постоянной комиссии по судоходству по Рейну. К концу XIX века в мире существовало уже более десятка подобных организаций.

МПО непосредственно политического характера возникают после Первой мировой войны (Лига Наций, Международная организация труда), а также в ходе и особенно после Второй мировой войны, когда в 1945 г. в Сан-Франциско была образована ООН, призванная служить гарантом коллективной безопасности. Параллельно с развитием ее специализированных органов и институтов создаются межправительственные организации межрегионального и регионального характера, направленные на расширение сотрудничества государств в различных областях. В 1970-х гг. насчитывалось 260 МПО, а в настоящее время – более 400.[36]

Стремительное развитие международных организаций во второй половине ХХ столетия обусловлено рядом причин. Среди них можно назвать следующие:

Вторая мировая война привела к осознанию опасности конфликтов и необходимости создания системы, способствующей их предотвращению. Один из путей – создание международной организации, которая занималась бы этими вопросами.

Мировое разделение труда, усиление и развитие контактов требовали формирования на международном уровне организаций, которые обеспечивали бы сотрудничество и служили его проводниками. В этой связи появилось множество соответствующих МПО на глобальном и региональном уровнях.

Возникновение глобальных проблем, которые не могли и не могут быть решены в рамках одной страны или группы стран, поставило вопрос о координации усилий.

Для ряда государств, особенно образованных вновь после крушения колониальной системы, совместная деятельность в международных организациях позволяла ставить и решать волнующие их вопросы, тем самым усиливая свое влияние на развитие мировых политических процессов.[37]

Отмеченное увеличение количества МПО есть одно из свидетельств роста взаимозависимости государств и их многостороннего сотрудничества на постоянной основе. Более того, будучи созданы, подобные организации приобретают определенную автономию по отношению к государствам-учредителям и становятся отчасти неподконтрольными им, что дает им возможность оказывать влияние как на поведение государств в различных сферах, так и на международные отношения в целом.

Необходимо отметить, что МПО, как и другие акторы международных отношений, развиваются и видоизменяются. Особенно интенсивно это происходит со второй половины ХХ века в связи с процессами трансформации, которые претерпевает мир. Деятельность МПО в период холодной войны отражала ее реалии и во многом была ориентирована на решение проблем, связанных с обеспечением безопасности, поддержанием мира между государствами, сотрудничеством в экономической и социальной областях, гуманитарной помощью и т.д. Государства, образовывая или вступая в ту или иную межправительственную организацию, стремятся тем самым воздействовать на международные процессы, реализовать через деятельность МПО свои цели, повышают свой международный престиж.

Вслед за крушением биполярной системы из повестки дня многих МПО было исключено идеологическое противостояние между Востоком и Западом. Вместе с тем МПО столкнулись с новыми реалиями, которые обусловлены как новой международной обстановкой, так и проблемами развития самих международных организаций.

Неправительственные организации на мировой арене являются еще в большей степени, чем межправительственные организации, разнородными, с различными интересами, целями, порой противоречивыми и даже несовместимыми, разной направленности, численности и т.п.

В отличие от межправительственных организаций, НПО – это, как правило, нетерриториальные образования, ибо их члены не являются суверенными государствами. Они отвечают трем основным критериям: международный характер состава и целей; частный характер учредительства; добровольный характер деятельности.[38] Вот почему их причисляют к «новым акторам», «актором вне суверенитета», «транснациональным силам».

Первые международные неправительственные организации возникли в XIX в., но проявление их реального влияния на мировые политические процессы и численный рост приходится, как и МПО, на вторую половину ХХ столетия. НПО прошли впечатляющую эволюцию с ХIX в. до наших дней. Особенно интенсивным процесс создания НПО стал с появлением на международной арене ООН. Многие НПО получают консультативный статус при Экономическом и Социальном Совете ООН.

Современные международные неправительственные организации оказывают существенное влияние на общественное мнение. Однако этим их деятельность не ограничивается. НПО являются значимой политической силой, выступая против ядерных испытаний, захоронения ядовитых отходов, за сохранение мира и прекращения гонки вооружений и т.п. Их деятельность способствует созданию новых международных режимов, разработке новой повестки для решения глобальных проблем и демократизации мира.

Многие неправительственные организации вообще и международные в частности пользуются значительной поддержкой населения, что позволяет им действовать весьма эффективно.

Немалое влияние на существо и направленность изменений в характере международных взаимодействий оказывают такие специфические неправительственные организации, как транснациональные корпорации, которые «подтачивают» национальный суверенитет государств в экономике. Речь идет о предприятиях, учреждениях и организациях, целью которых является получение прибыли, и которые действуют через свои филиалы одновременно в нескольких государствах, в то время как центр управления той или иной ТНК находится в одном из них.[39]

ТНК обладают огромными экономическими ресурсами, дающими им преимущества в этом отношении не только перед малыми государствами, но нередко и перед средними и даже великими державами.

ТНК – явление достаточно противоречивое. Они, несомненно, способствуют модернизации стран базирования, развитию их народного хозяйства, распространению ценностей и традиций экономической свободы. Одновременно они несут с собой и социальные потрясения, связанные со структурной перестройкой, интенсификацией труда и производства; новые формы господства и зависимости – экономической, технологической, а нередко и политической. В ряде случаев последствия их деятельности ведут к дальнейшему обострению уже имеющихся и возникновению новых экологических проблем, к разрушению национальных традиций, конфликту культур. Бесспорно и то, что ТНК усиливая экономическую взаимозависимость и единство мира в хозяйственном отношении, способствуют созданию предпосылок для становления единой глобальной культуры как планетарного, общецивилизационного явления.

Количественный рост ТНК приходится на вторую половину ХХ века. В современном мире насчитывается не менее 7 тыс. ТНК, имеющих 26 тыс. филиалов в различных странах на всех континентах.[40] Однако их непосредственная экспортно-импортная и инвестиционная деятельность затрагивает, главным образом, три экономические зоны, представленные США, ЕЭС и Японией, и вне этих зон касается еще около десятка развивающихся государств. Экономические процессы, контролируемые ТНК, охватывают большую часть мировой торговли, финансовых обменов, передач передовых технологий.

Таким образом, ТНК обладая определенной автономией в своих решениях и деятельности, способны вносить изменения в международные отношения, учитываются государствами в их внешней политике, — то есть отвечают всем признакам влиятельного международного актора.

В конце ХХ века в условиях системного кризиса в экономике и системе государственного управления все более очевидным становится вывод, что современное государство порой не в состоянии справится со сложившейся ситуацией традиционными методами. Параметры компетенции государственной власти претерпевают существенные изменения, поэтому в последнее время происходит расширение круга новых акторов, но если ранее основными негосударственными участниками мировых политических процессов традиционно считались ТНК, международные и неправительственные организации. То сейчас к числу новых акторов все чаще причисляются и внутригосударственные регионы (административно- территориальные образования государства – кантоны, федеральные земли, штаты и т.д.), которые предпринимают самостоятельные шаги на мировой арене. Эти акторы ведут свою международную деятельность иногда вопреки государству, в которое они входят (сепаратистские регионы), иногда, пытаясь конкурировать с государством в стремлении показать свою самодостаточность перед ним (т.н. «сильные» регионы, «регионы – доноры»). Такого рода международная активность внутригосударственных регионов носит негативный характер. Однако помимо этих всплесков, внутригосударственные регионы начинают проводить международную деятельность, не пытаясь «насолить» государству, нейтрально, параллельно ему, дополняя его собственные международные проекты.

Географическое расположение региона, наличие или отсутствие природных ресурсов, климатические условия влияют на его внешнеэкономические и внешнеполитические ориентации, а также взаимоотношения с центром.

Обычно регионы проявляют наибольшую активность в экономической сфере, поэтому рассматриваются порой как аналоги корпораций (ТНК), которые конкурируют между собой. Успех же их конкуренции зависят от ряда факторов, в том числе развития инфраструктуры, научно-технического и трудового потенциала, политики местных властей. В современных условиях инфраструктура складывается так, что связи близлежащих регионов соседних стран оказываются более тесными, чем региональные внутри государства.

Интенсивное сотрудничество с зарубежными странами одних регионов и изоляция от международных контактов других усиливает неравномерность социально-экономического развития страны.

В современной Европе эти процессы проявились с особой силой. Причина этого – в том, что в Европе действовали дополнительные стимулы, трансформирующие традиционные представления о приоритете суверенных государств в международных отношениях. Во-первых, это усиление надгосударственной федерализации в ЕС, когда государства фактически «делятся» частями своего суверенитета с наднациональными органами Евросоюза.

Параллельно процессу размывания государственного суверенитета «сверху», а отчасти и вследствие его, в рамках ЕС можно наблюдать такую же тенденцию, происходящую уже «снизу» со стороны административных регионов внутри национальных государств в ЕС. В последние годы все более очевидно усиление их роли в процессе принятия решений в ЕС, а в ряде вопросов (сельского хозяйства, рыболовства, в проблемах островных и прибрежных территорий) мнение регионов уже начинает конкурировать с мнением центральных правительств национальных государств.

Единый рынок, позволяет внутригосударственным регионам ЕС играть более активную и самостоятельную роль во внешнеэкономических связях. Одновременно происходит и освобождение политических сил регионов от жесткого контроля со стороны национальных правительств. Реальностью, с которой надо считаться, стало общеевропейское межрегиональное сотрудничество.

Кроме того, благодаря Комитету регионов ЕС, а также Конгрессу региональных и местных властей Европы под эгидой Совета Европы и различным межрегиональным ассамблеям регионы этих государств имеют свой постоянный форум, через который их голос, их позиция могут быть услышаны на общеевропейском уровне. В частности, в рамках вышеупомянутого конгресса проходила активная разработка Европейской хартии по региональному самоуправлению, по аналогии с Европейской хартией местного самоуправления.

Становится очевидным, что такое положение вещей вынуждает центральные правительства государств в большей степени учитывать позицию регионов при определении своей собственной политики.

Эти процессы не обошли стороной и Россию. Международные и внешнеэкономические связи субъектов Российской Федерации становятся все более весомым компонентом отношений нашей страны с зарубежными государствами.

Они позволяют наполнить реальным содержанием заключенные Россией международные договоры и способствуют ее дальнейшей интеграции в систему мирового хозяйства. Произошедшие в стране за последние пятнадцать лет кардинальные изменения, новые очертания внешних границ и непосредственное геополитическое окружение нашего государства вызвали появление новых, нетрадиционных форм решения внешнеполитических задач. Важную роль при этом играют международные и внешнеэкономические связи субъектов Российской Федерации, в основе которых, как правило, исторически сложившиеся, тесные экономические, культурные и цивилизационные связи российских регионов с конкретными территориями Европы и Азии.

Российский федерализм молод и в силу этого имеет неустоявшийся характер. Объем и глубина новаций, которые предстоит усвоить и освоить в сжатый исторический срок российским регионам на пути их трансформации в политические сообщества, впечатляюще велики. И не удивительно, что многочисленные регионы — субъекты Российской Федерации по-разному справляются с этой задачей: некоторые продвинулись достаточно далеко в политическом развитии, у других это развитие осуществляется фрагментарно, третьи — имитируют его или, вообще, топчутся на месте. Главная причина такой асинхронности заключается, видимо, в том, что не все регионы обладают достаточной ресурсной базой — экономической, социальной, культурной.

Важным элементом трансформации российских регионов в полноценные политические сообщества является процесс их политической самоидентификации, формирование адекватного самосознания как у всего населения, так и у правящей элиты.

Осознание же себя автономным политическим агентом, наряду с комплексом иных факторов, невозможно вне практики разветвленных внешних связей. Внешние связи способствуют формированию адекватной самооценки, дают незаменимый опыт политического позиционирования. Они стимулируют не только поиск и осознание, но также и конструирование собственной политической идентичности.

Внешние связи регионы могут иметь с тремя видами партнеров:

с федеральным Центром;

с другими регионами;

с другими государствами или иными субъектами международных отношений.[41]

В развитии этих связей по всем географическим направлениям находит свое практическое воплощение принцип многовекторности российской внешней политики. Благодаря сотрудничеству российских регионов с определенными государствами формируется своего рода пояс добрососедства по периметру границ. МИД России и другие федеральные органы исполнительной власти оказывают содействие субъектам Российской Федерации в осуществлении ими международного сотрудничества при строгом соблюдении суверенитета и территориальной целостности нашего государства. Эта работа строится на основе Конституции РФ, Федерального закона «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации», Указа Президента РФ «О координирующей роли Министерства иностранных дел Российской Федерации в проведении единой внешнеполитической линии Российской Федерации», а также соответствующих нормативно-законодательных актов Российской Федерации и ее субъектов.

Развивающийся процесс демократизации общественных отношений раздвинул рамки самостоятельности субъектов Федерации.

Регионы сегодня реально влияют как на формирование, так и на реализацию внешнеполитического курса, в рамках своих полномочий содействуют укреплению взаимодействия с административно-территориальными образованиями иностранных государств.

Во внутреннем плане межрегиональные связи в определенной степени помогают преодолевать экономические трудности, улучшать деловую активность населения и таким образом позитивно влияют на оздоровление социально-экономической ситуации в целом.

Анализируя выше сказанное, можно сделать вывод, что появление новых негосударственных акторов на международной арене становится все более закономерной особенностью мировых политических процессов на современном этапе. На сегодняшний день нет однозначной оценки роли нетрадиционных акторов в современной мировой политике. Одни авторы, например, Дж.Бертон, склонны видеть в новых транснациональных акторах ведущую политическую силу. Они считают, что тенденция к отходу от принципов Вестфальской системы миропорядка, основанной на приоритете суверенных государств в международных делах, является все более ускоряющейся и необратимой. Исследователи, работающие в неореалистической традиции, напротив, настаивают на том, что новые акторы являются ни чем иным, как более утонченным и скрытым инструментом в руках суверенных государств. В свою очередь, такой исследователь как Дж. Розенау склоняется к «двухуровневой» модели международного взаимодействия, в рамках которой, наряду с официальными межгосударственными отношениями, учитывается и политическая роль негосударственных акторов.

Однако при разнице интерпретации и оценок, сам факт того, что деятельность новых акторов приводит к эрозии Вестфальской системы, является неоспоримым. Так или иначе, невозможно не замечать активную деятельность негосударственных транснациональных акторов, хотя сегодня государства продолжают сохранять за собой ведущий политический режим, вступая при этом в сложную систему взаимодействия с негосударственными акторами. Это в числе прочих причин приводит и к тому неопределенному состоянию современного мира, которое получило образное определение «переходный возраст современного мира». [42]

Подводя итоги рассмотрению роли негосударственных акторов в современных международных отношениях, можно отметить, что тема эта пока еще не разработана ни с теоретической точки зрения, ни в практическом плане. Но очевидным является то, что главными политическими акторами становятся глобальные политические сети, представляющие из себя альянсы международных организаций, корпораций, неправительственных организаций и других общественных групп. Это тенденция, с которой необходимо считаться.

Изменения, происходящие в мире в конце ХХ столетия, дали большую возможность субъектам самостоятельно реализовать свою внешнеэкономическую деятельность и развивать сотрудничество с зарубежными партнерами. Развитие регионального сотрудничества государств вызвало необходимость государственного урегулирования данной сферы деятельности, в том числе развивать и усовершенствовать правовую базу этих отношений.

Глава 2. Нормативно-правовые акты, регулирующие российско-американское сотрудничество

Преобразования в России, которые начались со второй половины 80-х годов ХХ столетия, открыли широкие двери для развития регионов России. Этот период стал началом бурного этапа развития международных и внешнеэкономических связей субъектов РФ.

На протяжении многих лет деятельность, связанная с зарубежными связями, была монополией государства. Внешнеэкономические связи регионов планировались и контролировались федеральными органами власти.

Изменения, происходившие в России, повысили уровень самостоятельности субъектов РФ не только во внутренней жизни страны, но и на мировой арене. Субъекты российской Федерации активно включились в разработку и проведение в жизнь приграничных и региональных соглашений.

Субъект РФ – это административно-территориальное образование, составная часть Российского государства.[43] РФ состоит из республик, краев, областей, городов федерального подчинения, автономных областей и округов. Субъект РФ не может вырабатывать внешнюю политику, подменяя полномочия государства. Субъекты не наделены полномочиями, представлять интересы государства в международных организациях.

Партнерами в международной деятельности субъекта Федерации не могут быть отдельные страны, а только их аналогичные административно-территориальные образования либо отдельные ведомства для решения вопросов, касающихся внутрихозяйственной жизни субъекта РФ. Объем компетенций субъекта Федерации определяется Конституцией РФ, Федеральными законами, указами Президента Российской Федерации и актами Правительства, договорами Федерального центра и регионов в сфере внешнеэкономической деятельности и иными актами, конституциями и уставами субъектов Федерации, соответствующими законами и нормами международного права.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации (ст. 71, пп. «к», «л», «м», «н»), большинство вопросов внешней и обороной политики отнесено исключительно в ведение Федерального центра: внешняя политика и международные отношения, международные договоры, вопросы войны и мира, внешнеэкономические отношения, оборона и безопасность, определение порядка продажи и покупки оружия, боеприпасов, военной техники и другого имущества, определение и защита государственной границы, территориального моря, воздушного пространства, исключительной экономической зоны и континентального шельфа.[44]

К сфере совместного ведения отнесены координация международных и внешнеэкономических связей субъектов Федерации и выполнение международных договоров Российской Федерации.[45] В пункте 2 этой же статьи особо подчеркнуто, что эти положения в равной степени распространяются на все виды субъектов Федерации – республики, края, области и автономные округа.[46] Иными словами, все субъекты Федерации имеют равные права и статус в сфере международных связей.

В статье 76 пункте 4 указывается, что вне пределов ведения Российской Федерации ее субъекты могут осуществлять собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных актов.[47]

Необходимое правовое пространство для выхода субъектов Российской Федерации на международную арену обеспечено Федеральными законами:

«О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации»;

«О государственном регулировании внешнеторговой деятельности»;

«О международных договорах Российской Федерации»;

«О принципах и порядках разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации».

Федеральный Закон «О международных договорах Российской Федерации» (1995 год),[48] закрепил участие регионов в этой сфере внешней политики. В соответствии с Законом, международный договор должен быть согласован с субъектом, если он затрагивает вопросы, относящиеся к ведению этого субъекта (ст.4, п.1). Предусматривается также направление проекта договора субъекту для получения от него предложений, если договор затрагивает предметы совместного ведения. Субъект также может привлекаться к подготовке проекта международного договора, если он затрагивает его полномочия или предметы совместного ведения.

Наряду с регламентацией договорных отношений регионов, Федеральный центр постарался уточнить компетенции субъектов Российской Федерации в области внешнеэкономической деятельности. В октябре 1995 года был принят Закон Российской Федерации «О государственном регулировании внешнеэкономической деятельности»,[49] в котором были более четко определены сферы совместного ведения и права субъектов Федерации.

В Законе был предусмотрен и механизм координации внешнеторговой деятельности регионов по вопросам совместного ведения. Эта функция была возложена на органы исполнительной власти Российской Федерации и субъектов Федерации. Были предусмотрены два основных способа координации – заключение международных договоров, непосредственно затрагивающих внешнеторговые интересы субъектов, и взаимный обмен информацией.

Этот Закон, по сравнению с Конституцией Российской Федерации, гораздо более детально описывает полномочия и механизм участия регионов во внешнеэкономической деятельности.

Следующим шагом на пути правового регулирования международной деятельности регионов стал Закон «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» от 4 января 1999 года.[50]

Этот документ вобрал в себя большинство проблем, которые возникали в течение последнего десятилетия ХХ века между федеральными органами власти и субъектами РФ в области международных и внешнеэкономических связей, а также сформулировал систему взаимоотношений между ними. Закон был призван конкретизировать статью 72, пункт «о» Конституции Российской Федерации, в которой описывались предметы совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Закон дал определение международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации, под которыми понимаются в торгово-экономической, научно-технической, экологической, гуманитарной, культурной и в иных областях связи с иностранными партнерами.

Закон также четко оговаривает круг партнеров, с которыми субъекты могут вступать в международные связи (субъекты иностранных государств и административно территориальные образования иностранных государств). Субъекты также могут участвовать в деятельности международных организаций, созданных специально для этой цели.

Также этот Закон обязал субъекты Российской Федерации привести их нормативные акты в сфере международной деятельности в соответствие с федеральным законодательством.

Недостатком Федерального закона «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» по мнению ряда исследователей, является то, что в нем не обозначены возможности взаимодействия субъектов РФ с отдельными министерствами и ведомствами зарубежных стран, подписания с ними соглашений по отдельным отраслям экономики.[51]

В принятом 24 июня 1999 года Законе Российской Федерации «О принципах и порядках разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации»[52] допускалось принятие субъектами собственных правовых актов по вопросам, отнесенным к предметам совместного ведения, до момента принятия соответствующих федеральных законов.

В соответствии с этими федеральными законами международная деятельность субъектов Российской Федерации приобрела черты упорядоченности и определенного согласования общенациональных и региональных внешнеэкономических интересов.

С вступлением в силу вышеперечисленных законов началось бурное развитие региональной политики, непосредственным участником которой является Дальний Восток России. Отдаленность от центра, от Центральной и Восточной Европы, высокие транспортные расходы послужили одной из причин необходимости всестороннего поиска и расширения международных и внешнеэкономических связей дальневосточных субъектов РФ со странами АТР. Да и для самой России, являющейся евроазиатской территорией, встал вопрос о необходимости скорейшей реализации возможностей расширения экономического сотрудничества в восточном направлении. Естественно, что западная часть России тяготеет к Европе, а Сибирь и Дальний Восток – к АТР. В этих условиях Дальний Восток представляет собой фасадную часть России.

Сочетание стратегически удобного расположения и наличия огромных сырьевых ресурсов дает Дальнему Востоку прекрасную возможность вхождения в мировую экономику, прежде всего в экономику АТР. США являются одной из ведущих держав в Азиатско-Тихоокеанском Регионе, поэтому для Востока России важно иметь эту державу в качестве стратегического партнера.

После «холодной войны», когда отпали идеологические императивы конфронтации между Москвой и Вашингтоном, изменился баланс интересов между Россией и Соединенными Штатами. В начале 90-х годов на первый план выдвинулись общие или параллельные интересы России и Соединенных Штатов, хотя это не значит, что у них нет интересов несовпадающих или расходящихся. Америка как бесспорный лидер Запада рассматривалась в качестве «естественного союзника» новой, реформированной России. Произошедшие в конце 80-х годах в мире изменения открыли новые возможности для укрепления и развития сложившегося к настоящему времени стратегического партнерства между двумя странами. Это партнерство имеет фундаментальную важность для России и США.

Принципиальные положения этого партнерства и его основные приоритеты получили отражение в подписанных президентами России и Соединенных Штатов Кемп-Девидской декларации (1992 г.), Ванкуверской декларации (1993 г.), Московской декларации (1994 г.), Хартии российско-американского партнерства и дружбы (1992 г.). Эти совместные документы стали своего рода «кирпичиками» для построения российско-американского партнерства на официальном уровне. Данные договора подтверждали, что отношения между Россией и США вступили в новую стадию зрелого стратегического партнерства, базирующегося на равенстве, взаимной выгоде и признании национальных интересов друг друга.

Главным содержанием выше упомянутых документов стали вопросы экономического сотрудничества, перевода партнерства в плоскость практических дел и его наполнение конкретным экономическим содержанием.

Кемп-Девидская декларация открыла новый этап в развитии российско-американских отношений. Она заложила основные направления и параметры сотрудничества двух стран, определила его главную сущность – равноправное и взаимовыгодное партнерство в целях решения как внутренних проблем, стоящих перед Россией и США, так и совместного содействия урегулированию ключевых международных вопросов.

Беспрецедентной является зафиксированная в Московской декларации договоренность президентов, которая наглядно отражает новый уровень доверия и партнерства в российско-американских отношениях, об отказе России и США от нацеливания стратегических ядерных ракет.[53] Это действительно историческое событие, так как впервые, фактически с начала ядерной эры, управление ядерными силами России и США будет осуществляться исходя из того, что они не являются противниками.

Таким образом, к середине 90-х годов был заложен солидный договорно-правовой и политический фундамент для благоприятного и поступательного развития отношений между двумя странами и их тесного взаимодействия на международной арене.

Анализируя нормативную правовую базу регионального российско-американских сотрудничества нельзя не отметить деятельность Межрегиональной ассоциации экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации «Дальний Восток и Забайкалье» (далее — Ассоциация), в рамках которой в течении девяти лет функционирует российский секретариат РАТОП.

Свое начало Ассоциация берет от общего собрания народных депутатов СССР, которое проходило 8-9 февраля 1990 г. в г. Хабаровске, на котором 11 руководителей Советов народных депутатов заявили о создании на добровольной основе Дальневосточной ассоциации Советов народных депутатов и подписали «Соглашение об основных принципах социально-экономического сотрудничества».

Основная цель Ассоциации – содействие всестороннему социально-экономическому развитию вошедших в нее территорий в условиях складывающегося рынка, эффективному использованию производительных сил, природных, человеческих, иных ресурсов региона и сосредоточенных в нем производственных мощностей для повышения жизненного уровня населения и решения социальных проблем.[54]

Первый Президент России Б.Н.Ельцин Указом от 11 ноября 1991 г. № 194 «Об обеспечении условий по повышению роли и взаимодействия республик в составе РСФСР, автономных образований, краев и областей в осуществлении радикальной экономической реформы» поддержал инициативу территорий по образованию региональных ассоциаций экономического взаимодействия. Указ обозначил правовые основы формирования и деятельности ассоциаций, основными задачами которых являются разработка и реализация региональных и межрегиональных проектов и программ.

Совет Министров – Правительство Российской Федерации 16 сентября 1993 г. принял постановление № 918 «О некоторых вопросах организации и деятельности добровольных объединений (ассоциаций) экономического взаимодействия субъектов Федерации и органов местного самоуправления», в котором поручил:

Заместителю Председателя Совета Министров совместно с руководителями ассоциаций обсудить вопросы организации постоянного взаимодействия и сотрудничества, структурной перестройки экономики, межбюджетных отношений на всех уровнях, инвестиционной политики государства, возможного взаимодействия ассоциаций с торговыми представительствами Российской Федерации за рубежом;

Министерству экономики Российской Федерации оказать помощь ассоциациям в разработке экономических программ и проектов; Министерству юстиции Российской Федерации внести проекты законодательных актов, обеспечивающих правовые основы деятельности ассоциаций.

Дальнейшее развитие нормативной правовой базы деятельности Ассоциации связано с принятием Закона Российской Федерации от 17 ноября 1999г. Федеральный Закон «Об общих принципах организации и деятельности ассоциаций экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации», согласно которому Устав Ассоциации перерегистрирован 26 декабря 2000 г.

Правовое поле деятельности Ассоциации, кроме названных выше федеральных нормативных правовых актов, очерчено также сферой ведения субъектов Российской Федерации, закрепленных статьей 71 и частью 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации.

К середине 90-х гг. в связи с принятием Федеральной целевой программы экономического и социального развития возникла необходимость разработки новых механизмов, способствующих интеграции экономики регионов Российского Дальнего Востока в экономику стран АТР. Существенную роль в этом сыграла Межрегиональная ассоциация «Дальний Восток и Забайкалье».

С 1993 по 1998 гг. в рамках Ассоциации созданы:

Координационный совет по внешнеэкономической деятельности; Дальневосточные комитеты по экономическому сотрудничеству с Республикой Кореей, США, КНР, Японией;

Приняты решения по формированию и организации работы дальневосточных подкомиссий и рабочих групп.

Органом, обеспечивающим расширение сотрудничества между Российским Дальним Востоком и США стала Инициативная рабочая группа «Российско-Американское Тихоокеанское Партнерство» (далее — ИРГ), сформированная в конце 1994 г. Создание такой специализированной группы имело большое значение для обеих стран. Новый этап межправительственного взаимодействия предполагал активизацию российско-американских связей на основе не только отраслевого, но и регионального принципа. Результаты деятельности ИРГ проявились не только в экономических показателях, но и в реальном сближении народов двух стран. В 1996 г. в г. Хабаровске на заседании ИРГ принято решение о создании постоянно действующего секретариата на базе Фонда Российско-американского сотрудничества (г. Сиэтл, США) и дирекции Межрегиональной ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье» (г. Хабаровск, Россия).

В феврале 1997 г. на 8-ой встрече Российско-Американской Межправительственной комиссии «Черномырдин-Гор» было подписано совместное российско-американское заявление о региональной инициативе по инвестициям в России. Подписав это заявление, правительства России и США обязались «интенсивно взаимодействовать» в целях дальнейшего развития этой инициативы, осуществление которой началось в нескольких регионах.[55] Дальневосточный регион России был упомянут в Совместном заявлении в качестве одного из регионов. Задачей региональной инвестиционной инициативы является углубление российско-американских связей вне сферы отношений между федеральными правительствами.

Программа Региональной Инвестиционной Инициативы активно содействует реализации основных целей и задач Президентской программы экономического и социального развития Дальнего и Востока и Забайкалья на 1996-2005 гг. и опирается на сотрудничество с исполнительной дирекцией Межрегиональной Ассоциации экономического взаимодействия «Дальний Восток и Забайкалье».

В сентябре 2002г. в г. Анкоридже (США), состоялось 7-ое заседание ИРГ. По итогам встречи губернаторов были подписаны Декларация о региональном сотрудничестве и двусторонние соглашения о сотрудничестве между штатом Аляска и рядом территорий Дальнего Востока и Забайкалья. (см. Приложение №1)

В результате целенаправленных мер федеральных органов России и Совета Ассоциации, усилий деловых кругов, местных и центральных органов власти в 90-х годах ХХ века на российском Дальнем Востоке была сформирована система органов, обеспечивающих расширение сотрудничества территорий Востока России с США.

Факт создания подобных структур в Ассоциации свидетельствует о том, что органы власти и управления республик, краев и областей, деловые круги Востока России осознали, что либерализация внешнеэкономической деятельности сама по себе не может обеспечить решение проблем интеграции со странами АТР.

Таким образом, регионы как активные участники социально-политической жизни, наделяются правами и обязанностями, правоспособностью и другими юридическими свойствами, позволяющими им вступать в качестве самостоятельных субъектов. При осуществлении своей деятельности субъекты Российской Федерации руководствуются Конституцией РФ, Федеральными законами, и иными нормативными правовыми актами субъектов РФ, а также учредительными договорами и уставами ассоциаций.

Глава 3. История российско-американских отношений.

Истоки российско-американских отношений уходят своими корнями в XVII-XVIII века. Если вспомнить далекую историю, то русские первопроходцы появились в Америке в 30-х годах XVIII века. Первым российским императором, проявившим интерес к далекой стране, был Петр I. В январе 1719 года геодезистам Евреинову и Лужину было поручено «ехать до Камчатки и далее куда указано, описать тамошние места, сошлась ли Америка с Азией».[56] Экспедиция эта закончилась неудачно.

Зато во времена правления Анны Иоанновны, Беринг предпринял две экспедиции в те края: в 1725-1730 и 1733-1741 годах он прошел между Чукотским полуостровом и Аляской, достигнув Северной Америки, открыв при этом ряд островов Алеутской гряды. После Беринга, уже при Екатерине II, первым на Аляске закрепился купец Григорий Шелихов, основав там, в 1780 году первое русское поселение. Если Петр I ничего не знал об этих землях, то интерес к далекой стране Екатерины был более конкретным. По ее приказу в 1760 году стали предприниматься секретные морские походы к американским берегам, чтобы получить представление о том, что может ожидать Россию в Новом Свете.[57]

Во время войны Соединенных Штатов за независимость в XVIII веке Екатерина II отказалась выделить английскому королю Георгу III свои войска, сославшись на то, что Россия только что закончила войну с Турцией и войскам нужен отдых. Таким образом, именно Екатерина помогла американцам завоевать независимость, потому что, когда Георг III во второй раз обратился к российской императрице уже за казачьими войсками, она опять ответила отказом, сказав, что хочет войти в историю как императрица, при которой был мир, а не войны. Так Англия навсегда потеряла свои колонии, но отнюдь не из-за свободолюбия Екатерины, а только потому, что русская правительница не хотела усиления нелюбимого ею «морского тирана» — Великобритании.[58] Во всяком случае, поддержав американцев в борьбе за независимость, Екатерина не спешила с их признанием.

Вступив на престол в 1798 году, Павел поставил вопрос об установлении дипломатических отношений со Штатами. В июле 1799 года указом Павла из нескольких частных русских купеческих компаний была образована «Российско-американская компания», утверждены правила ее функционирования и предоставляемые ей привилегии.

С образованием «Российско-американской компании» «русская Америка» была застолблена купцом Шелиховым. Однако убийство Павла помешало установить дипломатические отношения между Россией и Америкой.

В 1808 году путем простой переписки между МИДом России и государственным департаментом США без каких бы то ни было договоров об установлении дипломатических отношений Россия и США впервые обменялись послами.[59] Первым американским посланником стал будущий (шестой) президент США Джон Адамс-младший, сын второго президента США Джона Адамса. Назначение на должность посла такой известной политической фигуры свидетельствовало о том, какое большое значение американцы придавали отношениям с Российской империей.

В 1824 году была подписана Русско-американская конвенция, по которой, желая сохранить хорошие отношения со Штатами, Россия уступала им территорию «русской Америки», сохранив за собой лишь Аляску и Алеутские острова.

Несмотря на благоприятное начало, на протяжении большей части девятнадцатого века российско-американские отношения были корректными, но не очень насыщенными. Дело в том, что только отдельные сложные задачи или проблемы требовали от стран совместной работы. Так, например, когда интересы совпали, Россия и США сумели заключить договор о продаже Аляски в 1867-м году. Как только закончилась Гражданская война в США, встал вопрос о нашем пребывании на Аляске. К тому же и российская политическая элита понимала, что с развитием железных дорог в Америке Штаты все равно рано или поздно распространятся по всей ее территории и лучше уж продать Аляску вместе с Алеутскими островами, нежели отдать даром, как в свое время пришлось отдать Калифорнию.

Существует точка зрения, что главной причиной спешной продажи Аляски стало обнаруженное там золото.[60] Дело в том, что американские золотодобытчики, узнав о наличии на Аляске «желтого дьявола», немедленно ринулись туда. Если бы за золотодобытчиками двинулись войска, Россия могла быть втянута в большую войну. Поэтому и было принято решение продать русскую территорию. Однако в договоре о продаже Аляски было зарезервировано право России иметь на этой территории свою церковь — Московская патриархия по сей день посылает туда своих священников. Аляска была продана за $7 млн. 200 тысяч. А к 60-м годам ХХ века американцы вытащили из Аляски только одного золота на $400 млн.[61]

Когда Соединенные Штаты вступали в первую мировую войну в апреле 1917-го года, роль России в этой войне близилась к концу, а связи между странами стремительно ухудшались. После некоторых колебаний Соединенные Штаты приняли участие в военной интервенции на стороне антибольшевистских сил на Севере и Востоке России.

Несомненно, пролетарская революция в России, провозгласившая идеалы мира, разоружения и подлинной демократии, привела в замешательство Вашингтон и вынудила американскую дипломатию к сложному лавированию. Руководители США понимали, что в России пришла к власти революционная партия, решительно выступающая против всякого империализма, и именно поэтому империалисты США поставили перед собой задачу уничтожить Советское государство.

9 ноября 1917 г. после заседания правительства США прессе было сообщено, что США окажут помощь всем антибольшевистским силам, а большевики будут рассматриваться как «поставленные вне международного закона». [62]

В центре внимания правящих кругов США стоял вопрос об отыскании «антибольшевистских сил», которым Вашингтон готов был оказать всемерную помощь. И правящие круги США нашли такие «элементы порядка» в лице германских милитаристов, готовых к борьбе против Советской России. Планы использования германского империализма против Советской России стали разрабатываться поздней осенью 1917 г. в недрах созданной в Вашингтоне секретной комиссии по подготовке материалов к мирным переговорам — так называемой «Инкуайри».

Говоря о перспективе для немецких империалистов «обеспечить контроль над Россией», правящие круги США имели в виду лишь подтолкнуть германскую экспансию на Восток. Хозяйничать в нашей стране намеревались они сами.[63]

Первая высадка интервентов произошла 9 марта в Мурманском порту. Параллельно с интервенцией на севере России США подготавливали интервенцию на Дальнем Востоке. Японские, английские и американские крейсеры появились во Владивостоке в январе 1918 г.

Американцам приходилось участвовать и в боевых действиях. Самый крупный бой за время их присутствия на Дальнем Востоке России произошел 25 июня 1919. На роту американцев, стоявшую гарнизоном на станции Романовка, напали около 300 красных партизан. В этом бою американцы потеряли убитыми и ранеными 51 из 92 бойцов.[64]

Всего за 1 год и 8 месяцев интервенции на Дальнем Востоке и Севере России американцы из 12 тыс. контингента потеряли 353 человека, из них — 180 в боях, остальных от болезней — 122, несчастных случаев — 46 и самоубийств — 5.[65]

С 1921 по 1933 годы США не имели каких-либо официальных отношений с советским режимом. Обмен дипломатическими нотами, в 1933 году, стал возможным только потому, что оба государства разделяли восприятие растущей опасности, которую в начале тридцатых годов представляли собой фашизм.

Опыт советско-американского сотрудничества в рамках антигитлеровской коалиции убедительно продемонстрировал возможности конструктивного взаимодействия государств с различными идеологиями и социальными системами.

Говоря о советско-американском сотрудничестве в годы войны, следует отметить, что развитие этого сотрудничества протекало сложно и неравномерно, характеризовалось спадами и подъемами.

В марте 1941 года Конгресс США принял закон о ленд-лизе. Закон предусматривал, что президент США имеет право дарить, давать в аренду, продавать и передавать иными способами услуги и военные материалы государствам, обороноспособность которых жизненно важна для США. К числу таких стран были отнесены Великобритания, ее колонии и доминионы, организация «Свободная Франция», Китай, а чуть позже и СССР.

Несмотря на то, что США и Германия не находились в состоянии войны, после нападения Германии на СССР США приняли решение оказать немедленную помощь Советскому Союзу. Уже в октябре 1941 года США поставили Советскому Союзу 200 самолетов, 250 танков, более 5 тыс. джипов и 85 тыс. грузовиков общей стоимостью более $1 млрд. 7 ноября 1941 года Конгресс США принял решение распространить на СССР программу ленд-лиза.[66]

Всего в годы войны СССР получил по ленд-лизу продукции на сумму более 11 млрд. долл., в том числе: 2 млн. 680 тыс. тонн стали, более 170 тыс. тонн алюминия, 29.4 тыс. тонн олова, 240 тыс. тонн меди, 330 тыс. телефонных аппаратов и почти 2 млн. телефонных кабелей, 2 тыс. радаров, 5 тыс. радиостанций, 900 тыс. тонн взрывчатки, почти 4 млн. шин, 49 тыс. тонн кожи, 18 млн. пар обуви и т.д. В СССР были доставлены 28 тыс. самолетов (примерно 12% от числа выпущенных в СССР), 10 тыс. танков (10%) и 10 тыс. артиллерийских орудий (2%). Советские войска также получили более 130 тыс. автоматов, 51.4 тыс. джипов, 8 тыс. тракторов, почти 36 тыс. мотоциклов, 1.9 тыс. паровозов, более 11 тыс. грузовиков.[67]

Так, в ходе совместной борьбы с фашизмом успешно развивалось сотрудничество двух стран в военной области. В рамках антигитлеровской коалиции происходило согласование действий вооруженных сил США, СССР, Великобритании. Оно осуществлялось путем переписки между главами правительств, на конференциях руководителей государств с участием начальников генеральных штабов и других военных деятелей. В ряде случаев для выяснения срочных вопросов практиковалось личное общение доверенных лиц. Существенным вкладом в общую борьбу было открытие второго фронта в Европе.

Среди важнейших международно-политических событий военных лет были Московская конференция представителей СССР, США, Великобритании в сентябре-октябре 1941 г., Московская конференция министров иностранных дел в октябре 1943 г., на которой была выработана «Декларация четырех государств по вопросу о всеобщей безопасности», в которой были намечены основные принципы будущей Организации Объединенных Наций. Московская конференция подготовила условия для первой встречи глав правительств трех держав, которая и состоялась в Тегеране с 28 ноября по 1 декабря 1943 г. В ней в качестве руководителей делегаций участвовали Сталин, Рузвельт и Черчилль. Основное внимание на конференции было уделено военным вопросам, прежде всего вопросу об открытии второго фронта. В августе-сентябре 1944 г. прошла конференция в Думбартон-Оксе, разработавшая устав ООН. Но наивысшего подъема сотрудничество союзников достигло на заключительном этапе войны, что нашло свое отражение в договоренностях о взаимодействии в скорейшем разгроме фашисткой Германии, ее союзника — Японии, а также в договоренностях об основах и принципах мирного послевоенного строительства.[68]

Важно подчеркнуть, что несмотря на различия сторон в подходах к решению ряда ключевых проблем (сроки открытия второго фронта в Европе, будущее устройство Германии, вопрос о послевоенных границах и др.), по многим из них в Ялте и Потсдаме закрепили основы послевоенного мира, предрешили вопрос о новых государственных границах в Европе и на Дальнем Востоке, заложили фундамент ООН. Согласие СССР, США, Великобритании по главным вопросам послевоенного мирного устройства было зафиксировано принятием в Ялте совместной «Декларации об освобожденной Европе».

Общая цель — нанести поражение фашистской Германии — привела страны к альянсу во время второй мировой войны, но напряженность вокруг послевоенного устройства Восточной Европы была очевидна еще до окончания войны и вскоре привела к «холодной войне».

12 мая 1945 г., всего лишь через три дня после завершения войны в Европе, президент США предпринял откровенно враждебную акцию о прекращении поставок Советскому Союзу по ленд-лизу, которая, как полагают американские историки, обозначила рубеж в переходе от союза военного времени к враждебности «холодной войны». В течение 15 лет после окончания войны большинство стран, получавших американскую помощь, заключили соглашение с США о частичном погашении долгов по ленд-лизу. Аналогичное соглашение с СССР было заключено лишь в 1972 году. СССР обязался поэтапно выплатить США $722 млн., перечислив последний взнос в 2001 году. После распада СССР долг по ленд-лизу был трансформирован и переоформлен и постепенно погашается Россией. [69]

В 1949 г. смена акцентов в политике США по отношению к СССР проявилась еще более явственно. На вооружение была взята «атомная дипломатия», ставка на экономическое истощение СССР, создание антисоветских блоков. В апреле 1949 г. по инициативе США был образован Североатлантический Союз (НАТО), изображавшийся его американскими организаторами как региональный пакт, созданный в целях «коллективной самообороны», а на деле предназначенный служить орудием военного нажима на СССР.

50-е годы вошли в историю советско-американских отношений как время разгара «холодной войны». Особенностью этого периода явились попытки Вашингтона следовать наиболее экстремистским концепциям противоборства с СССР, которые зачастую подводили мир к грани ядерной войны.

Советско-американские отношения в первой половине 50-х годов были сведены до минимума. Объем торговли находился на мизерном уровне, практически отсутствовали культурные, научные и иные обмены.

С утратой США «атомной монополии» началось формирование новых международных условий, в которых продолжение политики «холодной войны» стало угрожать перспективой ядерного столкновения с тяжелыми последствиями для безопасности и самих США.

18 июля 1955 г. в Женеве начало работу совещание на высшем уровне с участием СССР, США, Великобритании и Франции.

Никаких конкретных решений на Женевском совещании принято не было, однако это совещание по праву заняло видное место в истории советско-американских отношений. Состоялась первая после 1945 г. встреча руководителей СССР и США.

Именно после Женевского совещания появились некоторые признаки нормализации советско-американских отношений. Произошел обмен торгово-экономическими выставками, учеными, артистами.

В конце 50-х гг. американское руководство предприняло шаги в направлении снижения напряженности в отношениях с СССР. 27 января 1958 г. было заключено первое советско-американское соглашение об обменах в области культуры, техники и образования на 1958 – 1959 гг., положившее начало эффективному сотрудничеству двух стран в этих областях. В сентябре 1959 г. по инициативе американской стороны состоялась встреча руководителей СССР и США. В результате визита Председателя Совета Министров СССР в США и проведенного там обмена мнениями был зафиксирован принцип необходимости и целесообразности мирного урегулирования спорных вопросов как основы взаимоотношений между двумя странами.

Карибский кризис 1962 года в полной мере продемонстрировал тот факт, что политика «с позиции силы», проводимая прямо или косвенно, рано или поздно наносит ущерб американо-советским отношениям, повышая опасность военной конфронтации и ставя под угрозу международную безопасность в целом.[70]

Последствия кризиса сыграли значительную роль в дальнейшем развитии отношений между двумя странами. Кризис наглядно показал, что при наличии термоядерного оружия нет и не может быть «периферийных» областей советско-американских отношений.

В 70-х гг. произошел позитивный поворот в отношениях СССР и США в сторону разрядки. В самом общем виде это нашло отражение не только в улучшении политической атмосферы, но и в выработке нескольких десятков конкретных договоров и соглашений, охватывающих ключевые сферы взаимоотношений между двумя странами, начиная от мер по предотвращению военного столкновения до развития научно-технических и культурных связей. Известно, что в 1971-1979 гг. было подписано более 60 соглашений, т.е. более половины документов подобного рода за всю историю отношений между СССР и США с момента установления дипломатических отношений.[71]

В 1972 г. в ходе советско-американской встречи был подписан документ «Основы взаимоотношений между СССР и США». Обе стороны взяли на себя обязательство делать все возможное для предотвращения военных конфронтаций и возникновения ядерной войны, проявлять сдержанность в своих взаимоотношениях и готовность вести переговоры и урегулировать разногласия мирными средствами.

Взаимодействие Советского Союза и США не ограничилось только проблемами ограничения гонки вооружений. Большое место занимали также и вопросы международно-политического характера, связанные с устранением существующих и недопущением новых конфликтов, способных привести к осложнению международной обстановки.

В ходе встречи в верхах в Москве в мае-июне 1972 г. была учреждена советско-американская комиссия по торговым вопросам, которая выработала и подготовила к подписанию ряд соответствующих соглашений. Важное значение имело соглашение о торговле от 18 октября 1972 г. В нем предусматривалось взаимное предоставление сторонами друг другу режима наиболее благоприятствуемой нации в вопросах таможенного обложения, сборов и других формальностей при импорте и экспорте товаров, т.е. речь шла о строительстве экономических отношений между СССР и США. Соглашение предусматривало также, что каждая сторона не только отказывается от каких бы то ни было дискриминационных действий в торговых отношениях, но и обязуются поощрять установление эффективных деловых связей между коммерческими организациями и фирмами обеих стран.

В результате этого удалось добиться увеличения товарооборота между СССР и США: если в 1970 г. он составил 161 млн. руб., 1979 г. – свыше 2,8 млрд. рублей. [72]

О масштабах межправительственного сотрудничества свидетельствует тот факт, что на конец 1979 г. функционировало примерно 100 смешанных советско-американских рабочих групп, реализующих около 300 совместных проектов в различных областях науки и техники.[73]

В конце восьмидесятых годов страны неожиданно получили возможность наладить отношения совершенно другого типа, основанные на «новом мышлении» в Москве и Вашингтоне. Слова о полноправной интеграции России в сообщество демократических государств стали звучать как призыв в Вашингтоне, в штаб-квартире НАТО в Брюсселе и в других столицах.

Двенадцать лет спустя российско-американские отношения действительно в корне изменились. Центр тяжести в отношениях неуклонно смещается от стратегического баланса сил и соглашений о контроле над вооружениями к общим экономическим интересам и деловым контактам. Общие угрозы – такие, как терроризм и распространение оружия массового уничтожения, – привели к более тесному взаимодействию. Это сотрудничество может принимать формы двусторонних консультаций по ядерным программам Ирана или многосторонней дипломатии – такой, как шестисторонние переговоры по Северной Корее или Совет Россия-НАТО. Сегодня, опираясь на расширяющийся круг общих интересов, Россия и США работают вмести так, как никто не мог себе представить двадцать лет назад.

Однако никто из нас не может быть полностью удовлетворен состоянием наших нынешних отношений. Как заметил недавно российский министр обороны С. Иванов, «мы больше не враги, но пока еще и не союзники».[74] Российско-американское партнерство охватывает широкий круг вопросов, но мы еще не достигли такого момента, когда мы могли бы рассматривать себя как одну семью, – в отличие от отношений США с их традиционными союзниками в Европе и Азии. Наличие проблем в отношениях на межгосударственном уровне сказывается и на региональном партнерстве России и США на Дальнем Востоке.

Глава 4. Российско-американские отношения на Дальнем Востоке

4.1. Основные субъекты, формирующие систему регионального партнерства между Российским Дальним Востоком и Западным побережьем США

В комплексе российско-американских связей важное место принадлежит сотрудничеству на региональном уровне, в частности территорий Востока России и Западного побережья США.

Восток России и Западное побережье США являются стратегически важными регионами для каждой из стран. Для США – Западные штаты – это выход в Тихий океан, для России аналогичную роль выполняют Дальневосточные края и области.

На Сибирь и Дальний Восток приходится половина мировых запасов угля и почти треть мировых запасов нефти и газа, не говоря уже о лесных и других природных ресурсах. Однако если в Западной Сибири сложился мощный промышленный и научный потенциал, то в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке он несравненно слабее.

В силу географического положения, из-за природно-климатических условий этот регион не может быть конкурентоспособным по сравнению с более благодатными в природно-климатическом отношении районами, расположенными в давно обжитых частях страны. Поэтому решение проблем Дальнего Востока нельзя доверять только рынку.

Наибольшую заинтересованность в сотрудничестве с Дальним Востоком американская сторона проявила в конце 80-х — первой трети 90-х гг. Развитию российско-американских связей на Российском Дальнем Востоке в это время благоприятствовал ряд факторов:

Складывание партнерских отношений между СССР/Россией и США;

Новая тихоокеанская политика СССР/России;

Готовность политических элит дальнего Востока к разнообразным контактам со странами АТР.[75]

Поскольку Российский Дальний Восток является составной частью РФ, а внешняя политика и международные связи остаются прерогативой федеральных властей, то дальневосточные субрегионы в 90-е гг. не могли пойти дальше относительной (более или менее дозированной правительством и российским законодательством) самостоятельности политических, внешнеэкономических и культурно-гуманитарных контактов с другими странами. Однако, по сравнению с советским периодом истории, это был значительный шаг на пути сотрудничества Российского Дальнего Востока с США. Региональное политическое присутствие США на Дальнем Востоке, несмотря на его ограниченность, приобрело многогранный характер. Своеобразие российско-американских политических отношений на Российском Дальнем Востоке в 90-е гг. состояло в том, что впервые за многие десятилетия администрации дальневосточных субрегионов получили реальную возможность напрямую сотрудничать с властями американских штатов и представителями правительства США.

В территориально-географическом смысле американское присутствие на Дальнем Востоке в конце ХХ века проявилось достаточно разнообразно: сотрудничали местные власти Российского Дальнего Востока и США; визиты представителей правительства США также получили широкое распространение с акцентом на Приморском и Хабаровском краях и Сахалинской области (особенно с 1998 г.), что объясняется приоритетностью этих регионов в дальневосточной политике США, наличием во Владивостоке Американского Генерального Консульства и освоением Сахалинского шельфа.

Внимание американского Правительства к Российскому Дальнему Востоку отражало не только общее потепление российско-американских отношений, но и специфические региональные (на уровне Западного побережья США и всего Тихоокеанского ареала) интересы США. Дальневосточный регион представлял определенный интерес для США по целому ряду причин:

Дальний Восток России – это регион России, являющийся «соседом» США, в результате чего события в этом регионе способны оказать на США непосредственное влияние.

Ряд предприятия и отдельных граждан США – особенно на северо-западе Тихоокеанского побережья – имеют давние связи с предприятиями и гражданами Дальнего Востока России.

Географическая близость США к Дальнему Востоку России создает возможности для развития коммерческих отношений, включая торговлю и сотрудничество в рамках крупномасштабных инвестиционных программ.

Восток России мог бы стать транспортными воротами США в Азию, что выгодно для американских экспортеров, импортеров и перевозчиков грузов.[76]

В свою очередь заинтересованность России (и ее ДВ) в улучшении своих позиций в перспективном регионе мира – АТР – предопределила стремление российской стороны наладить сотрудничество с самым влиятельным государством Тихоокеанского бассейна – США.

Сотрудничество России и США на Дальнем Востоке в конце ХХ века осуществлялись преимущественно как взаимоотношения представителей государственных структур разного уровня – от местных до федеральных властей.

Основными уровнями политического взаимодействия сторон являлись:

Непосредственные связи местных властей Российского Дальнего Востока (губернаторов, мэров и др.) с американскими коллегами – губернаторами и госсекретарями штатов, мэрами, представителями муниципалитетов и т.д. В географическом смысле этот уровень сотрудничества имел место как на территории Российского Дальнего Востока, так и на территории США преимущественно в штатах Западного побережья;

Контакты российских региональных властей с представителями американского правительства (министрами, сотрудниками министерств и ведомств, работниками правоохранительных органов и т.д.) или с представителями высшей законодательной власти США (сенаторами и конгрессменами);

Дальний Восток являлся не только прямым, но и косвенным участником российско-американских отношений, становясь местом встреч представителей федеральных властей обеих стран;[77]

Особое место в системе политических связей Российского Дальнего Востока и США занимали общественно-политические отношения между американскими неправительственными структурами и местными российским общественными организациями и движениями, целью которых являлась поддержка демократии в России. Такие контакты, безусловно, имели политический характер (но не государственный) и не предполагали формального вмешательства правительства США во внутриполитическую жизнь российского общества.

Как правило, целями тех или иных российско-американских контактов на Дальнем Востоке являлось содействие властей обеих стран реализации программы американской технической (экономической и гуманитарной) помощи, осуществляющейся на основе закона 1992 г. «The Freedom Support Act», поддержка местного предпринимательства, решение проблем инвестирования и торговли, расширение гуманитарного сотрудничества и т.д.[78] С начала 90-х годов Правительство США предоставляет около 20 млн. долл. В год для оказания помощи региону.

Некоторые программы технической помощи начали действовать в России еще в 70-х годах, однако в Дальневосточном регионе эта деятельность получила развитие только десять лет назад. С января 1998 по январь 2001 годов около 53 проектов реализовано на Российском Дальнем Востоке по следующим направлениям: развитие частного бизнеса и продвижение инвестиций – 19; развитие экологически устойчивого бизнеса и технологий – 6; программы демократических инициатив – 7; развитие социального сектора и гуманитарные программы – 3; расширение общественного доступа к сети Интернет – 3; программы обучения бизнесу, профессиональные и академические программы обмена 15. В настоящее время на территории Дальнего Востока России действуют 36 программ. В их реализации принимают участие 9 правительственных организаций и фондов США (Государственные Департамент, Агентство Международного развития США, Отдел по культуре и Образовательным Обменам, Департамент Коммерции, Фонд Евразия, Корпус Мира и т.д.).[79]

Агентство США по Международному Развитию (USAID) является Агентством при Правительстве США. Целью работы Агентства является проведение программ Правительства США по социально-экономическому развитию и по оказанию гуманитарной помощи более чем в 100 странах мира. USAID является частью посольства США в Российской Федерации и сотрудничает с российскими организациями и представителями общественности с целью развития партнерских отношений.

Стратегические задачи USAID в России:

Создание механизмов свободного рынка;

Формирование институтов и разработка правовых норм демократического общества;

Развитие системы здравоохранения и социальной помощи детям;

Поставленные задачи реализуются Агентством США по международному развитию в следующих программах:[80]

Создание механизмов свободного рынка. Экономическая деятельность USAID способствует развитию и укреплению зарождающейся рыночной экономики и ориентирована на то, чтобы дать каждому гражданину России возможность повысить свой уровень жизни и способствовать экономическому развитию страны путем рационального и разумного с точки зрения экологии использования природных ресурсов.

Развитие институтов гражданского общества, разработка и внедрение правовых норм. Деятельность USAID, направленная на развитие демократических форм правления, способствует расширению возможностей для участия самих россиян в строительстве гражданского общества, повышению уважения к закону, соблюдению правовых норм и прав человека, совершенствованию системы местного самоуправления.

Охрана здоровья и социальная помощь детям. Работа Агентства в области здравоохранения ориентирована на пропаганду здорового образа жизни, заботы о детях — сиротах, повышение качества медицинского обслуживания.

Большинство программ и проектов осуществляются неправительственными организациями и органами местного самоуправления.

USAID нередко проводит демонстрационные проекты в перспективных регионах на комплексной основе. Среди таких комплексных пилотных программ можно отметить Региональную Инициативу. В 1997 году на заседании Комиссии Гор-Черномырдин Вице-президент и Премьер-министр подписали совместное заявление, в котором они объявили о специальной инициативе, «направленной на создание благополучных условий для частных инвестиций в российских регионах, а также на привлечение иностранного и российского капитала».[81] Региональная инициатива задумана как программа сотрудничества между США и Россией, региональными представителями и частным сектором обеих стран.

Дальний Восток России был выбран в качестве одного из мест для осуществления «Региональной инициативы» (РИ). При осуществлении РИ внимание на начальном этапе концентрировалось на Хабаровском и Приморском краях и Сахалинской области, которые стали «экспериментальными» регионами для проверки того, какие результаты могут быть достигнуты, если большой объем мероприятий по оказанию помощи будет сосредоточен в одном из них. В своем первоначальном виде РИ преследовала следующие цели:[82]

Содействие развитию связей между предприятиями, неправительственными организациями и всеми уровнями власти на Дальнем Востоке и соответствующими структурами США;

Укрепление на региональном и местном уровне способности содействовать инвестициям и установлению здорового делового климата;

Мобилизация финансовых средств для малых и средних предприятий.

Содействие экологически устойчивому развитию.

Со временем в рамках РИ возросла значимость других элементов программы помощи, в частности, усилий по укреплению гражданского общества путем поддержки неправительственных организаций и независимых средств массовой информации. Постепенно стали предприниматься усилия к тому, чтобы связанная с программами деятельность распространялась и на другие регионы Дальнего Востока России.

В рамках РИ на Дальнем Востоке России реализуются следующие программы:[83]

Консультирование и обучение в сфере инвестиционной и финансовой политики. Через Рабочую группу «Аляска – Сахалин» американские консультанты разрабатывают долговременный план развития инфраструктуры Сахалинской области. В рамках данного проекта был сделан комплексный анализ рабочей силы местного нефтегазового сектора. Информация о рабочих специальностях, навыках и имеющихся кадрах была собрана в одну базу данных. Программой управления охраной окружающей среды на Сахалине было проведено два недельных семинара по теме “Управление охраной окружающей среды во время нефтегазовых работ на шельфе“, который способствовал дискуссиям о том, как правительство и промышленность могли бы работать вместе для достижения общих целей.

В рамках программы обменов группа из 11 человек, включающая представителей правительства и бизнес лидеров, посетили Аляску в сентябре 2003.

Консультанты USAID предлагают консультирование и обучение на тему «роль бизнес-ассоциаций Дальневосточного региона в достижении согласия в ходе принятия решений, касающихся экономического развития. Гранты на сумму от 5000 до 50000 долларов США присуждаются частным бизнес-объединениям за деятельность по таким направлениям как: создание информационных центров или торговых журналов; предоставление бизнес-планов по совместным заемным, лизинговым и маркетинговым проектам.

USIA-Информационное агентство США выступил спонсором программы в Хабаровске, направленной на расширение возможностей общественного доступа и пользования данными сети «Интернет» для получения рыночно-закупочной информации по малому бизнесу, создания web-страниц, организации школьных занятий и контактов населения Западного побережья США и Российского Дальнего Востока.

Деятельность агентства США по международному развитию на территории России вносит положительные коррективы в развитие Дальнего Востока и Забайкалья. Одним из главных приоритетов Российской Федерации в сфере экономических отношений является формирование в стране экономики рыночного типа, в которой малое предпринимательство играет большую роль. Поэтому программы USAID, ориентированные на поддержку предпринимательства, отвечают потребностям сложившейся ситуации в стране. USAID формирует основу для изменения существующего законодательства и снижения административных барьеров, мешающих свободной предпринимательской деятельности. Агентство также участвует в мероприятиях, посвященных вопросам налогообложения, дерегулирования, государственного инспектирования и лицензирования предпринимательской деятельности, как на федеральном, так и на региональном уровнях.

В рамках программ, направленных на развитие малого предпринимательства, проводится обучение предпринимателей методикам и принципам эффективного управления бизнесом. Обучение проходит как в виде стажировок, организованных для российских специалистов и предпринимателей в США, так и в виде курсов на территории России. Кроме того, на Восток России на добровольной основе приезжают бизнес-консультанты из США для оказания непосредственной помощи широкому кругу малых предприятий по различным вопросам ведения предпринимательской деятельности. За период с 1995 г. свыше 1000 американских волонтеров – специалистов в области развития малого и среднего предпринимательства оказали содействие предприятиям малого и среднего бизнеса по улучшению управленческих и технических навыков.

Учитывая проблему финансирования, USAID внедрило уже испытанные в других странах мира эффективные методики предоставления кредита малому предпринимательству. Среди таких программ можно выделить программу финансирования Инвестиционного Фонда США-Россия и Европейского Банка Реконструкции и Развития (ЕБРР), в рамках которой, начиная с 1997 г. USAID предоставил кредитов на сумму свыше 8 млн. долл. через банки-партнеры, действующие на территории Дальнего Востока России.[84] В рамках Программы Малых Целевых Грантов Института Устойчивых Сообществ/ USAID было предоставлено грантов на сумму свыше 700 тыс. долл. предприятиям малого бизнеса в г. Хабаровске и на Сахалине для поддержки развития экологически сбалансированного бизнеса.[85] USAID предоставило в общей сложности свыше 32000 займов (средний размер займа составил 1250 долларов США) при возвратности 97%. Очевидно, что реализация этих программ будет способствовать переходу предприятий малого и среднего бизнеса в легальный сектор экономики. Не менее важным является то, что успешная модель небанковского финансирования в настоящее время уже внедряется другими российскими организациями.

С октября 1999 г. около 56 проектов на сумму более 350 тыс. долл. США профинансированы в рамках проекта Малых Грантов Фонда Защиты Дикой Природы/ USAID. Проекты направлены на оказание помощи заповедникам, разработку экологических учебных программ, оказание помощи коренному населению.[86]

В середине 90-х гг. в контексте сотрудничества обозначились негативные тенденции, выразившееся в снижении интенсивности российско-американских контактов, побратимских связей и т.д. «Подключение» к внешнеэкономической и внешнеполитической жизни региона межправительственных структур Инициативной Рабочей Группы «Западное побережье США – Российский Дальний Восток» временно нейтрализовало наметившееся трудности. Инициативная рабочая группа (ИРГ) была сформирована в конце 1994 г. при Межправкомиссии по торгово-экономическому сотрудничеству «Гор – Черномырдин». Создание такой специализированной группы имело большое значение для обеих стран. Новый этап межправительственного взаимодействия предполагал активизацию российско-американских связей на основе не только отраслевого, но и регионального принципа. Результаты деятельности ИРГ проявились не только в экономических показателях, но и в реальном сближении народов двух стран.

Первое заседание ИРГ состоялось в г. Сиэтл (штат Вашингтон, США) в 1995 году. На нем обсуждались вопросы совершенствования таможенной и административной политики, расширения возможностей для финансирования совместных проектов, меры по снижению барьеров на пути торгового и инвестиционного сотрудничества.

Второе заседание ИРГ прошло в сентябре 1996 года в г. Хабаровске. На заседании было принято решение о создании постоянно действующего секретариата на базе Фонда Российско-Американского сотрудничества (FRAEC) (г. Сиэтл, США) и дирекции Межрегиональной ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье» (г. Хабаровск, Россия). Последующие встречи в рамках ИРГ прошли в г. Портленде (октябрь 1997 г.), г. Владивостоке (июнь 1999г.), г. Монтерее (июль 2000 г.), г. Улан-Уде (сентябрь 2001 г.), г. Анкоридже (сентябрь 2002 г.), г. Южно-Сахалинске (июль 2003 г.).

В заседаниях ИРГ принимали участие представители министерств и ведомств, официальные лица и бизнесмены из 11 российских республик, краев, областей и 5 американских штатов. Деятельность ИРГ осуществлялась в основном на добровольной основе. В составе ИРГ создано 10 отраслевых секций (энергетика, экология, транспорт, телекоммуникации, финансы и торговля, туризм, рыболовство, сельское хозяйство, лесная и горнодобывающая промышленность), на которых обсуждается широкий круг проблем, сдерживающих развитие межрегиональных связей. ИРГ функционировала в рамках Межправительственной российско-американской комиссии. Однако после кризиса 1998 г. в России и ухода со своих постов российского премьера Виктора Черномырдина с одной стороны, и вице-президента США Альберта Гора с другой, темпы сотрудничества замедлились. Рабочая группа попыталась активизировать связи за счет привлечения новых штатов и регионов. На состоявшейся 7-ой встрече ИРГ (2002 г.) ее участники пришли к общему согласию, что с целью привлечения к участию в работе ИРГ штатов и регионов, не примыкающих к побережьям – Рабочая группа переименовывается в «Российско-Американское Тихоокеанское Партнерство».

Таким образом, на 7-ой российско-американской встрече завершилась история специальной рабочей группы – Инициативная Рабочая группа «Дальний Восток России – Западное побережье США», и начался новый этап.

За девять лет существования ИРГ был сформирован механизм взаимодействия, как между деловыми кругами, так и представителями исполнительных ветвей власти обеих стран. ИРГ явилась институтом, позволившим комплексно представить Дальневосточный регион России на Западном побережье США.

На счету ИРГ такие реализованные инициативы как: транспортный коридор «Восток – Запад», превращающийся постепенно в трехсторонний проект США – КНР — РФ, проект, упрощающий таможенные процедуры «Клир-Пак», который трансформировался в проект федерального уровня; создание сайта «Регионы партнеры»; развитие прибрежного рыболовства и туризма. В сфере взаимных интересов находилось более ста инвестиционных проектов на территории Российского Дальнего Востока и Забайкалья.

«Российско-американское Тихоокеанское партнерство» хорошо вписывается в новую структуру двухсторонних отношений и в тоже время занимает в ней уникальное место. Его по праву можно назвать одним из новых механизмов сотрудничества, генерирующим новые идеи и позволяющим реализовать конкретные проекты.

Рабочая группа за годы своего существования позволила объединить как административно-государственный ресурс, так и возможности частного бизнеса обеих стран, направив их усилия на развитие взаимовыгодного партнерства в целом ряде областей. Причем такой механизм продвигает сотрудничество на межрегиональном уровне, в значительной степени приближенном к конкретным интересам и нуждам проживающих в этих регионах граждан.

В сотрудничестве Востока России и США особое место занимают гуманитарные отношения, которые позволяют народам двух стран лучше понять и оценить друг друга, равно как и избавиться от негативных стереотипов времен холодной войны. Реализацией гуманитарного сотрудничества занимаются правительственные и неправительственные организации и фонды, коммерческие и некоммерческие структуры, а также частные лица.

Финансирование гуманитарных (образовательных, обменных, научных, экологических и т.д.) программ на Дальнем Востоке России осуществляется из разных источников, главными из которых являются правительственные структуры: USAID – Агентство США по международному развитию и USIA — Информационное агентство США, а также USDA – министерство сельского хозяйства. Эти структуры осуществляют свою деятельность через «контакторов» — многочисленных и разнообразных американских организаций, работающих на Востоке России:

Организации преимущественно образовательного и научно-обменного направлений деятельности на Российском Дальнем Востоке: IREX и ACTR.

Экологические организации, ориентированные на поддержку природоохранных и эколого-просветительных проектов, как, например, PERC – Тихоокеанский центр экологии и ресурсов, WWF – Всемирный фонд дикой природы.

Организации и фонды широкого спектра действий, осуществляющие или финансирующие разноплановые программы: ISAR – RFE (ИСАР – ДВ), Фонд «Евразия», Фонд Сороса – «Институт открытое общество». Характерной особенностью работы данных организаций является весьма заметная ориентация на поддержку демократии и формирующегося гражданского общества в России.

Гуманитарные связи Российского Дальнего Востока и США осуществляются по следующим направлениям: образование, наука, охрана природы, культура и исскуство, благотворительность.

В период 1990-х гг. сложилась система научных и образовательных связей дальневосточных и американских историков посредством их совместного участия в научных экспедициях, конференциях, стажировках и обменных программах. Так, в 1993-1994 гг. в Якутии работала американская этнографическая и археологическая экспедиции, занимавшиеся исследованием системы оленеводческих хозяйств эвенов с тем, чтобы сравнить последнюю с аляскинской традиционной экономической системой. В 1994-1995 гг. на Камчатке работала совместная российско-американская этнографическая экспедиция «Хранительницы родовых очагов», изучавшая традиции и культуру камчадалов и ительменов.

В настоящее время расширению гуманитарного сотрудничества России и США, развитию и укреплению связей российских и американских историков содействует международный проект «Встреча на границах» (Meeting of Frontiers), инициаторами которого выступили власти штата Аляска, университет Аляски и крупнейшие библиотеки США и России. Проект предусматривает научные встречи и обмены российских и американских исследователей. Так, в мае 2000 г. состоялась научная конференция «Встреча на границах» в г. Фэрбенксе, посвященная вопросам колонизации Русской Америки и Сибири. Сотрудничество российских и американских библиотек в рамках проекта «Встреча на границах» является продолжением и развитием плодотворных межбиблиотечных связей двух стран, сложившихся в последнее десятилетие ХХ века.

Возрождение сотрудничества библиотек Российского Дальнего Востока и США пришлось на начало 90-х годов ХХ века. Так в 1990 г. Дальневосточная Государственная Научная библиотека г. Хабаровска получила в дар от Посольства США 44 посылки с литературой. В 1990-1991 годах в рамках благотворительной акции Фонда народной дипломатии (г. Анкоридж, штат Аляска, США) Дальневосточной Государственной научной библиотеке г. Хабаровска были переданы 25 тыс. изданий иностранной литературы.[87]

Со времени «открытия» Владивостока начинаются оживленные контакты между владивостокскими и американскими библиотеками. Основу коллекций современной американской литературы в библиотеках ВГУЭС и ДВГУ составили дары первого консула США во Владивостоке Randall Le Cocq. Корпус Мира, начавший свою работу в Приморье, также внес существенный вклад в развитие американского фонда владивостокских библиотек. Это, в основном, были учебники по бизнесу и английскому языку, так необходимые учебным заведениям города. В середине 90-х годов библиотекой ВГУЭС и библиотекой консульства США реализован проект по обучению преподавателей и студентов ВГУЭС принципам работы с полнотекстовыми базами данных и предоставлен доступ к БД PRO QUEST с компьютеров библиотеки консульства США.

В 1994 году в Хабаровске состоялось рабочее совещание «Развитие связей библиотек Дальнего Востока с библиотеками США», в котором приняли участие представители всех библиотек дальневосточного региона. Это совещание стало своеобразной исторической вехой в сотрудничестве библиотекарей двух государств по обе стороны Тихого океана и явилось точкой отсчета для старта множества совместных проектов библиотекарей РДВ и США, а также интенсивного обмена книжными коллекциями и периодическими изданиями, позволившими нашим народам поближе узнать друг с друга, изучить культурные традиции.

В 90-х годах ХХ столетия посольство США начало реализацию программы создания и поддержки Американских информационных центров в России. В 2000 году открылся первый на Дальнем Востоке России американский информационный центр в публичной библиотеке Сахалина. Следующий подобный центр был открыт на базе краевой библиотеки г. Хабаровска, а в апреле 2003 года Американский информационный центр распахнул двери во Владивостоке в краевой публичной библиотеке им. Горького. Главное предназначение Американских центров — содействовать сближению России и Америки, а также обеспечивать всех желающих новейшими и точными сведениями о США. Сегодня центры осуществляют информационное обслуживание сотрудников администраций региона, бизнесменов, ученых, преподавателей вузов и школ, участников программ обмена специалистами между США и Россией, а также студентов, школьников и всех тех, кто изучает английский язык и интересуется США.

Развитие Интернета предоставило новую возможность для установления контактов и обмена информацией между индивидуальными лицами и учреждениями по всему миру. В 1997- 1998 годах возникла идея создания проекта виртуального фонда редких документов по истории освоения Аляски, затем Запада США, позже проект распространился и на Российский Дальний Восток. Проект этот получил название «Meeting of Frontiers» — «Встреча на границах».

«Встреча на границах» — электронная цифровая библиотека, представленная различными видами массовой информации — предлагает путь к тому, что остается по-прежнему важным для национального самосознания России и Америки в XXI веке. «Встреча на границах» является двуязычной (англо-русской) версией. Ее материалы повествуют об освоении и заселении американского Запада, о происходившем параллельно освоении и заселении Сибири и российского Дальнего Востока, а также о встрече русских и американцев на Аляске и на северо-западном побережье Америки.

Реализация международных проектов в гуманитарной сфере позволяет расширять информационный обмен и доступ к информации, что является условием развития современной цивилизации. Сотрудничество библиотек, архивов и университетов США и российского Дальнего Востока, научные контакты исследователей обеих стран на рубеже веков стали фактором развития науки и образования обеих стран, равно как и составляющей взаимопонимания народов России и Америки.

Подводя итоги можно сделать вывод, что сотрудничество территорий Дальнего Востока России и Западного побережья США в конце XX начале XXI веков, с одной стороны, заложило основы для формирования новой партнерской модели российско-американских отношений, а с другой – способствовало формированию элементов демократического общества с прозрачной рыночной экономикой на Востоке России, в которой торгово-экономическое сотрудничество России и США играет далеко не последнюю роль.

4.2. Торгово-экономическое сотрудничество между Российским Дальним Востоком и США на рубеже веков

На пороге третьего тысячелетия, сознавая возросшую взаимозависимость мира и превращение Тихого океана в новый центр международного экономического и политического развития, Восток России стремится к сотрудничеству со странами АТР. Отношения России со своими соседями по АТР всегда имели огромное значение как для обеспечения стабильности в регионе, так и для развития многогранного сотрудничества России с этими государствами. Развитие Дальнего Востока, активность иностранных инвесторов на дальневосточных территориях способна ослабить негативные проявления в этом регионе, превратить богатейший природными ресурсами Дальний Восток в новый центр развития.

Вот почему основной целью данной работы является исследование развития отношений России, а в ее рамках Дальнего Востока и Забайкалья с США.

США являются одним из основных торговых партнеров России среди промышленно развитых стран, занимая 3-е место (после Германии и Италии) по объему товарооборота. При этом на США приходится около 5% всего товарооборота России. В общем объеме внешней торговли США, доля России составляет около 0,5%, в том числе 0,35% — в экспорте и 0,58% — в импорте.[88] Однако в последнее время уровень торговли и инвестиций между странами не в полной мере соответствует потенциалу двух стран (см. Приложение 1). Товарооборот России и США в 2003 году составил 11,6 млрд. долл. США, в том числе российский экспорт – 9,4 млрд. долл., импорт – 2,2 млрд. долл.[89]

Важную роль в торгово-экономических отношениях России и США играет сотрудничество между Дальним Востоком и Западным побережьем США. Близость Дальнего Востока России к США способствует развитию торговли и сотрудничеству в реализации крупномасштабных проектов. Большие возможности содержаться в развитии транспортных коммуникаций между странами и в освоении природных ресурсов Востока России.

Конечно же, торгово-экономические связи между Востоком России и Тихоокеанским Северо-западом США лишь малая часть сотрудничества России и США, которые даже в благоприятные годы не превышали его десятой части.[90]

Кризис 1998 года болезненно отразился на торгово-экономических связях Российского Дальнего Востока и США. В последние годы внешнеторговое сотрудничество Дальнего Востока и Забайкалья с США характеризуется спадом, по сравнению с периодом 1996 – 1998 гг. Объем внешнеторгового оборота в последние 3 года закрепился на достаточно низком среднегодовом уровне (с 2000 по 2002 гг. среднегодовой внешнеторговый оборот составил 405,63 млн. долл.), что в 2 раза ниже, чем в период активных внешнеторговых операций между регионами (с 1996 по 1999 г. среднегодовой внешнеторговый оборот составил 769,4 млн. долл.).[91]

По результатам 2003 г. товарооборот Востока России с США составил 234,58 млн. долл., по сравнению с 2002 г. внешнеторговый оборот уменьшился на 133,82 млн. долл., причем снижение произошло по импорту.[92]

Экспорт территорий Дальнего Востока и Забайкалья в США в 2003 году составил 77,82 млн. долл., увеличившись на 33,2% по сравнению с 2002 годом. Основными статьями экспорта являются текстиль, нефть и морепродукты. Экспорт Востока России в США в 2003 г. характеризуется увеличением доли экспорта нефти и морепродуктов и снижением экспорта текстиля. (см. Приложение 2)

Импорт территорий Востока России из США в 2003 году сократился на 16,6% и составил 165,76 млн. долл. Снижение динамики импорта в 2003 г. наблюдается по всем основным группам товаров: импорт машино-технической продукции снизился на 2,49%, импорт пищевых продуктов – 0,77%. (см. Приложение 3)

Заметную роль в экономическом взаимодействии наших стран в последние годы играет инвестиционное сотрудничество. Объем инвестиций из США в экономику России в 2003 году составил 5,2 млрд. долларов США.[93] При этом основная часть прямых американских инвестиций в России (примерно 60%) направлена в топливно-энергетический комплекс.

Объем инвестиций поступающий из США на Дальний Восток и Забайкалье, снижается с 1999 года. Так, в 2002 году объем инвестиций из США сократился по сравнению с 2001 годом почти на 40%, а по сравнению с 2000 годом – 3,2 раза и составил 33 млн. долларов США.[94]

Сложившийся уровень торговли и инвестиций сильно отстает от имеющегося потенциала двух стран. Не случайно, на встрече в мае 2002 года президенты РФ и США взяли на себя обязательства способствовать развитию двусторонних экономических связей.

По мнению исследователей ситуация может коренным образом измениться в течение ближайших 10-20 лет. У России есть потенциал для того, чтобы стать очень крупным партнером США в развитии энергетических ресурсов на Дальнем Востоке. В американской политической элите широко обсуждается вопрос о совместных суперпроектах на Востоке России.[95]

Примерами успешной деятельности российских и американских предпринимателей в Приморском крае являются следующие предприятия: СП ЗАО «АКОС», ЗАО СП «Примортелефон», ЗАО СП «Кока-Кола Владивосток Боттлерс», ЗАО СП «Восточный контейнерный сервис».

Также реализуются крупномасштабные проекты по разработке нефтяных месторождений на шельфе острова Сахалин. Совместные российско-американские предприятия участвуют в реализации проектов «Сахалин – 1» и «Сахалин – 2». Реализация этого проекта позволит обеспечить работой десятки тысяч российских граждан, внутренний рынок Дальнего Востока получит газ, в котором так нуждается экономика. Продолжается строительство магистрального газопровода «Комсомольск на Амуре – Хабаровск».

Поступления в экономику России за весь срок реализации проекта в виде налогов, роялти составляет от 35 до 40 млрд. долларов США (по сути это годовой объем ВНП страны).[96]

Основными торговыми партнерами США на Востоке России являются: Приморский край – 50% от общего товарооборота, Магаданская область – 16%, Сахалинская область – 13%, Хабаровский край и Камчатская область – 10% и 8% соответственно.[97]

Приморский край, среди регионов российского Дальнего Востока обладает благоприятным сочетанием экономико-географических и геополитических предпосылок развития интеграционных отношений. Близость рынков стран АТР способствовала интеграции экономики края в систему международного разделения труда.

США являются традиционным торговым партнером Приморского края. По объему внешнеторгового оборота с США среди регионов Дальнего Востока Приморский край занимает первое место.

Особенностью сотрудничества Приморского края с США является то, что торговые связи между американскими и приморскими предпринимателями установились гораздо позже (только в 1991 году). Другой отличительной особенностью сотрудничества является тенденция быстрого роста до 1999 года.[98]

Спад торговых связей между Приморским краем и США с 1999 года объясняется, прежде всего, общим снижением внешнеторгового оборота края в результате финансового кризиса, а также проблемами приморских рыбодобывающих и рыбообрабатывающих предприятий края.

Более детально картина выглядит следующим образом: объем торгового оборота Приморского края с США в 2001 году составил 144 млн. долларов США или 8% от общего внешнеторгового оборота края. В 2001 году стоимость экспорта составила 124 млн. долларов США и уменьшилась по сравнению с 2000 годом на 54% за счет снижения объемов рыбы и морепродуктов, которое произошло в целом по отрасли по причине неблагоприятной промысловой обстановки. Импорт составил 21 млн. долларов США и его стоимость сократилась на 23% за счет отсутствия поставок (имеющего место в предыдущие годы) различного оборудования (двигатели, насосы, центрифуги).[99]

Внешнеторговый оборот Приморского края с США в 2001 году сократился по сравнению с 2000 годом почти вдвое.

В 2002 году торговый оборот Приморского края с США составил 102,1 млн. долларов США и по сравнению с 2001 годом сократился на 30%. Стоимость экспорта – 79,9 млн. долларов США, импорта – 22,2 млн. долларов США. Удельный вес США в общем объеме внешнеторгового оборота Приморского края составил 6%. Данные за 2003 год отражают практически такую же динамику.[100]

По данным Приморского краевого комитета государственной статистики совокупный объем инвестиций США в экономику края в 2003 году составил 3,1 млн. долл.[101] На сегодняшний день в Приморском крае действуют 47 предприятий с американскими инвестициями, что составляет 9% от общего количества действующих в крае предприятий с иностранными инвестициями.[102]

Основными направлениями деятельности предприятий, созданных при участии США, являются: производство пищевых продуктов, торгово-закупочная деятельность, услуги электросвязи, компьютерные сервисные услуги, производство и ремонт компьютерной техники, транспортные услуги.

Компании Приморского края принимают участие в реализации проектов «Сахалин – 1» и «Сахалин – 2». Они участвуют в тендерах, объявленных в рамках реализации проекта «Сахалин – 1».

Наиболее перспективные направления развития связей между Приморским краем и США:[103]

Увеличение объемов поставляемой в США рыбной продукции, дальнейшее увеличение доли обработанного сырья (филе).

Увеличение объемов экспорта в США швейных изделий.

Экспорт в США обработанных и необработанных лесоматериалов, импорт лесозаготовительного и лесоперерабатывающего оборудовании, горнорудного сырья, лекарственного растительного сырья.

Увеличение объема экспорта услуг.

Разработка новых туристических маршрутов, в том числе морских круизов.

Дальнейшее развитие сотрудничества в области образования.

Учитывая возрастающий интерес России к сотрудничеству с соседями по АТР и СВА, можно говорить о возможности возрастания геополитического значения Дальневосточного региона России и, в частности, Приморского края. Это особенно важно в условиях формирования нового блока экономических сил в субрегионе Северо-Восточной Азии, что затрагивает стратегические интересы почти всех ведущих мировых держав.

Второе место по объему внешнеторгового оборота с США занимает Магаданская область, товарооборот которой с США вырос на 19% и составил 45,1 млн. долларов США, при этом импорт превысил экспорт почти в 4 раза. Экспорт Магаданской области в США (9,4 млн. долларов США) представлен мороженой рыбой, а основная доля импорта области из США в 2003 году приходится на машины и оборудование, нефтепродукты и продукты питания.[104]

Уровень сложившихся к настоящему времени экономических отношений Хабаровского края с США никак не соответствует имеющемуся потенциалу и ожиданиям регионов в сфере реализации имеющихся возможностей. По-прежнему внешнеторговое сотрудничество остается на достаточно низком уровне – 25-40 млн. долларов США в год, т.е. в 2-3 раза ниже по сравнению с периодом активных внешнеторговых операций (1995-1997 гг.), а по сравнению с 1994 г., временем создания Инициативной Рабочей Группы, на 27,6%.[105]

Однако с 1997 по 1999 год наблюдается снижение объемов внешнеторговых операций США, и к 2000 году Америка заняла в товарообороте Хабаровского края лишь 9-е место. Переломом в тенденции спада наметился лишь в 2002 году, когда доля США в краевом внешнеторговом обороте края составила 1,9%, поднявшись по сравнению с 2001 годом на 12,6%, но по-прежнему остается крайне низкой в сравнении с другими торговыми партнерами края, такими как КНР, Япония, Республика Корея.[106]

Основой любого экономического сотрудничества являются инвестиции. Однако инвестиционное сотрудничество также не отличается активностью. Ежегодно в крае регистрируется от 2 до 5 предприятий с американскими инвестициями. Их общее количество достигло 134, при этом накопленный американский капитал составил 84,6 млн. долларов США.[107]

Среди регионов Дальнего Востока и Забайкалья Хабаровский край по объему поступления американских инвестиций занимает по итогам 2003 года лишь 4 место, уступая Республике Саха (Якутия), Камчатской области, Приморскому краю.

Общепринятое объяснение низкой инвестиционной активности причинами экономического характера в сложившихся условиях не соответствует действительности. Объективная экономическая ситуация в большинстве дальневосточных регионов имеет положительную тенденцию роста, более того, есть основания полагать, что динамика регионального развития будет сохраняться в ближайшей перспективе. Главным фактором, подтверждающим стабилизацию экономической ситуации в регионе, является активизация деятельности российских инвесторов. Сегодня за счет внутренних инвестиций в г. Хабаровске построен пивоваренный завод «Балтика», артелью старателей «Амур» выкуплены акции американского предприятия «Тас Юрях». Значительно активизировалась деятельность в крае китайских инвесторов, продолжают развиваться проекты малазийских и южнокорейских компаний, т.е. уже сегодня существуют реальные возможности для значительного притока американских инвестиций.

Эффективность дальнейшего сотрудничества между Востоком России и США будет зависеть, и определяться вырабатываемой стратегией РАТОП. Желание и заинтересованность регионов, как Дальнего Востока, так и США в выработке взаимоприемлемых подходов к принятию решений и устранению препятствий на пути активизации сотрудничества, являются несомненным гарантом достижения поставленных целей.

Заключение

Анализ использованных в работе материалов показал, что на рубеже ХХ – XXI вв. в системе международных отношений наблюдаются довольно неоднозначные и часто противоречивые явления и процессы, среди которых можно выделить три главных тенденции: глобализацию, интеграцию и регионализацию. Исследование этих тенденций приводит автора к заключению, что их влияние на мировую политическую систему неоднозначны. Можно проследить как позитивные, так и отрицательные последствия. Одним из результатов развития этих тенденций является появление и увеличение количества негосударственных акторов, в числе которых межправительственные и международные неправительственные организации, ТНК, внутригосударственные регионы. Они играют все более важную роль, воздействуя на международную среду и ограничивая деятельность государства. Исследование вышеперечисленных перемен позволяют выдвинуть предположение о формировании новой системы международных отношений, отличной от той, которая функционировала на протяжении последних 350 лет истории человечества. Трансформация Вестфальской системы в конце ХХ столетия, дала большую возможность субъектам Российской Федерации самостоятельно реализовать свою внешнеэкономическую деятельность и развивать сотрудничество с зарубежными партнерами. Сложившаяся ситуация требовала государственного урегулирования данной сферы деятельности, в частности усовершенствовать правовую базу межрегиональных отношений.

При исследовании правовой базы российско-американских отношений были проанализированы и сопоставлены как основные правовые акты Российской Федерации (Конституция РФ, Федеральные законы: «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации», «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности», «О международных договорах Российской Федерации», «О принципах и порядках разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации»), так и совместные российско-американские документы (Кемп-Девидская, Ванкуверская, Московская декларации, Хартия российско-американского партнерства и дружбы, Декларация о региональном сотрудничестве и двустороннее соглашение о сотрудничестве между штатом Аляска и рядом территорий Дальнего Востока и Забайкалья), которые стали основой для построения российско-американского партнерства на межгосударственном и межрегиональном уровнях. Анализ этих документов подтверждает, что отношения между Россией и США вступили в стадию партнерства, базирующегося на взаимной выгоде и признании национальных интересов друг друга. Центр отношений сместился от стратегического баланса сил к экономическим интересам и деловым контактам. Однако на сегодняшний день нет полной удовлетворенности состоянием наших нынешних отношений. РФ и США больше не враги, но и не союзники. Проблемы в отношениях существуют как на межгосударственном, так и на региональном уровнях. Отношения между странами в основе своей остаются межправительственными, вместо того чтобы быть отношениями между предпринимателями и простыми людьми.

Таким образом, можно сказать, что российско-американские отношения за сравнительно короткий срок – пятнадцать лет – прошли сложную эволюцию – от доброжелательности и готовности обеих стран к сотрудничеству, до взаимного разочарования. Пока США и Россия не сумели сформировать систему взаимосвязанных экономических и политических интересов, которые бы способствовали снятию имеющихся проблем в двухсторонних отношениях.

Анализ состояния российско-американского сотрудничества на Дальнем Востоке в 90-е гг. ХХ века показал, что создание и включение в сотрудничество таких акторов как Межправительственная комиссия «Гор-Черномырдин», Инициативная Рабочая группа «Российско-Американское Тихоокеанское Партнерство» способствовали развитию и укреплению отношений между нашими странами именно на региональном уровне, но не смогло решить всех накопившихся проблем. Позитивные сдвиги в межрегиональном сотрудничестве были достигнуты на рубеже веков (создание транспортного коридора «Восток – Запад», реализация проекта «Клир-Пак», создание сайта «Регионы партнеры», развитие прибрежного рыболовства и туризма). Но в настоящее время повышения барьерности границ со стороны США приводит к резкому сокращению контактов между людьми, что проявляется в свертывании американских программ в РФ, снижении товарооборота и инвестиционной активности.

Таким образом, на основе изученных архивных материалов, публикаций в средствах массовой информации, нормативных правовых актов, затрагивающих тему межрегионального сотрудничества, взаимоотношений регионов и Центра, а также сотрудничества на уровне Российской Федерации и США, автором была подтверждена актуальность выбранной темы, ее значение для социально-экономического развития Дальнего Востока и Забайкалья.

Анализ международного и внешнеэкономического сотрудничества России и ее Дальнего Востока с США на рубеже веков позволяет сформулировать ряд выводов относительно его хода, результатов и перспектив:

Потенциал сотрудничества Дальневосточного региона и США, несмотря на очевидный по сравнению с предшествующими десятилетиями прогресс, оказался реализованным не в полной мере.

Активизация региональных контактов не привела к расширению торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества. Объем торговли по сравнению с 1995 г. уменьшился в 3 раза, а объем инвестиционного сотрудничества снизился в 10 раз.

Стимулом для развития и укрепления региональных отношений между РФ и США в начале 90-х гг. ХХ века явилось увеличение числа субъектов, задействованных в сотрудничестве.

Стабилизатором региональных отношений России и США на Дальнем Востоке в настоящее время является американское гуманитарное присутствие, однако их развитие в будущем возможно только при продуктивном экономическом взаимодействии.

Стремление предотвратить террористические акты в США привели к ужесточению визовых барьеров, что заблокировало инициативу Президентов РФ и США по расширению контактов людьми.

Будущее российско-американского сотрудничества на Дальнем Востоке во многом зависит от расширения торгово-экономических и инвестиционно-технологических связей.

Список литературы

Источники

Конституция Российской Федерации. – М.: Проспект, 2001. – 48 с.

Ванкуверская декларация. //Дипломатический вестник. – 1993. — №7-8. – С.18-19

Московская декларация. //Дипломатический вестник. – 1994. — №3-4. С.12-14

Меморандум о намерениях между Правительством РФ и Правительством США «О сотрудничестве в области экспортного контроля». // Дипломатический вестник. – 1994. — №3-4. С.17

Договор между РФ и США о сокращении стратегических наступательных потенциалов. //Собрание законодательства Российской Федерации. – 2003. — №26

Договор между РФ и США «Об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал». //Собрание законодательства Российской Федерации. – 1999. — №16

Федеральный закон Российской Федерации «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ». //Собрание законодательства Российской Федерации. – 2003. — №1

Федеральный закон «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности». //Собрание законодательства Российской Федерации. – 2003. — №50

Федеральный закон «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов РФ». //Собрание законодательства Российской Федерации. – 1999. — №2

Федеральный закон «Общие принципы организации законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ». //Собрание законодательства Российской Федерации. – 1999. — №42

Федеральный закон «Общие принципы организации и деятельности ассоциаций экономического взаимодействия субъектов РФ» от 17 декабря 1999 г. //Собрание законодательства Российской Федерации. – 1999. — №51

Федеральный закон «О некоммерческих организациях» от 8 декабря 1995 г. //Собрание законодательства Российской Федерации. – 1995. — №3

Федеральный закон «Об общественных объединениях» от 19 мая 1995 г. //Собрание законодательства Российской Федерации. – 1995. — №21

Федеральный закон «О международных договорах». //Собрание законодательства Российской Федерации. – 1995. — №29

Федеральный закон «Общие принципы организации местного самоуправления в РФ». //Собрание законодательства Российской Федерации. – 1995. — №35

Федеральный закон «Государственное регулирование внешнеторговой деятельности». //Собрание законодательства Российской Федерации. – 1995. — №42

Распоряжение Правительства российской Федерации «Об учреждении Генерального консульства Российской Федерации в г. Хьюстоне (США)». //Собрание законодательства Российской Федерации. – 2003. – №7

Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ «О первоочередных мерах в связи с решением США об одностороннем выходе из Договора между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны от 26 августа 1972 г.». //Собрание законодательства Российской Федерации. – 2002. — №3

Концепция внешней политики Российской Федерации. //Международная жизнь. – 2000. — №8. – С.3-14

Источники статистических данных

Сборник об итогах внешнеэкономической деятельности субъектов Дальнего Востока и Забайкалья за 2001г., 2002г., 2003г. //Архив Межрегиональной Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье»

Статистический таможенный сборник за 1996 – 2003 гг. // Архив Межрегиональной Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье»

Книги и статьи отечественных и зарубежных авторов

Авдеев А.А. Международные и внешнеэкономические связи субъектов РФ. //Международная жизнь. – 2000. — №4. – С.92

Алтухова В.Л. Многомерный мир третьего тысячелетия //Мировая экономика и международные отношения. – 2000. — №7. – С.30-39

Андрианов В.Д. Россия в мировой экономике: Учеб. пособие. – М.: Гуманит. изд. Центр ВЛАДОС, 1999. – 296 с.

Арбатов Г.А. Российско-американские отношения: проблемы и задачи. //США. Канада: экономика. Политика. Культура. – 1994. — №12. – С.3-13

Богатуров А.О. «Стратегия разравнивания» в международных отношениях и внешней политике США //Мировая экономика и международные отношения. – 2001. — №2. – С.20-30

Болховитинов Н.Н. Российско-американские отношения и продажа Аляски.

Бурый А.Г. О деятельности Межрегиональной Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье». //Проблемы Дальнего Востока. – 1999. — №5. – С.74-80

Бурый А.Г. РАТОП – прообраз новой партнерской модели российско-американских отношений. //Архив Межрегиональной Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье». – 2003. – С.2-19

Василевский Э.Н. США: государство и проблемы конверсии //Мировая экономика и международные отношения. – 2000. — №5. – С.103-113

Гарусова Л.Н. США в системе региональных отношений Российского Дальнего Востока. – ВГУЭС, 2002. – 50 с.

Грайнер Б.Е. Американская внешняя политика от Трумэна до наших дней. – М.: Международные отношения, 1986. – 175 с.

Гребенщиков Э.К. Россия в АТР: политические перемены и экономические константы //Мировая экономика и международные отношения. – 2000. — №5. – С.65-75

Гребенщиков Э.К. АТР – контуры российского подхода //Мировая экономика и международные отношения. – 2001. — №1. – С.46-57

Громыко А. А. Внешняя политика США: уроки и действительность. – М.: Международные отношения, 1978. – 302 с.

Губайдуллина Ф.Ю. Прямые иностранные инвестиции, деятельность ТНК и глобализация // Мировая экономика и международные отношения. – 2003. — №2. – С.42-48

Денисов В. И. Корейская проблема: пути урегулирования, 70-80-е годы. – М.: Международные отношения, 1988. – 144 с.

Елизарьев В.Н. Международные и внешнеэкономические связи субъекта Российской Федерации (на примере Сахалинской области). Южно-Сахалинск: Изд-во Сахалинской областной типографии, 2001. — 236 с.

Елизарьев В. Н. Сахалинская область. Современные формы и проблемы международного сотрудничества. – Южно-Сахалинск: Изд-во СахГУ, 1999. – 416 с.

Загладин Н.Г. США: общественно-политическое развитие на рубеже нового века // Мировая экономика и международные отношения. – 2001. — №5. – С.3-15

Замятин Д.Р. Геополитические образы современного мирового развития //Мировая экономика и международные отношения. – 2001. — №11. – С.10-17

Збигнев Бжезинский великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические императивы). – М.: Международные отношения, 1998. – 300 с.

Зонова Т.В. Современная модель дипломатии: истоки становления и перспективы развития. – М.: РОССПЭН, 2003. – 336 с.

Иванов Н.Р. Глобализация и проблемы оптимальной стратегии развития //Мировая экономика и международные отношения. – 2000. — №2. – С. 30-39

История внешней политики СССР 1917-1976 гг. /Под ред. А.А. Громыко. М.: Наука, 1976. – 548

Казанцев Ю.А. Международные отношения и внешняя политика России (ХХ век). – Ростов-на-Дону: Феникс, 2002. – 352 с.

Калашников М. Оседлай молнию!- М.: ООО «Транзиткнига», 2003. – 381 с.

Коновалов А.К. Как Россия и США потеряли друг друга //Мировая экономика и международные отношения. – 2000. — №7. – С. 3-15

Косолапов Н.Д. международные отношения и мировое развитие //Мировая экономика и международные отношения. – 2000. — №2. – С.104-114

Косолапов Н.Д. Глобализация: сущностные и международно-политические аспекты //Мировая экономика и международные отношения. – 2001. — №3. – С. 69-74

Косолапов Н.Д. Внешняя политика и внешнеполитический процесс субъектов международных отношений //Мировая экономика и международные отношения. – 2001. — №2. – С. 77-86

Костриков С.П. Мировая политика и международные отношения. – М.: ГУУ, 1999. – 40 с.

Кременюк В.А. О некоторых «недоразумениях» в российско-американских отношениях. // США. Канада: экономика. Политика. Культура. – 1994. — №4. – С.

Кудров В.Т. Место России в мировой экономике в начале XXI века //Мировая экономика и международные отношения. – 2000. — №5. – С. 36-41

Лебедева М.М. Мировая политика: Учебник для вузов. – М.: Аспект Пресс, 2003. – 351 с.

Ланцов С.А. Мировая политика и международные отношения: Конспект лекций. – СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2000. – 64 с.

Малышева Д.В. Постиндустриальный мир и процессы глобализации. //Мировая экономика и международные отношения. – 2000. — №9. – С. 94-101

Марцинкевич В., Кириченко Э. США. //Мировая экономика и международные отношения. – 2001. — №8. – С. 69-79

Марцинкевич В.К. США: государство и проблемы конверсии. //Мировая экономика и международные отношения. – 2000. — №8. – С. 82-89

Медведев С.С. Россия: внешняя политика, безопасность, идентичность. //Мировая экономика и международные отношения. – 2003. — №7. – С. 22-31

Межевич Н.М. Международные связи субъектов РФ //Регион: Политика. Экономика. Социология. – 1999. — №3. – С.26-29

Микоян С.Т. Вспоминая Карибский кризис. //Мировая экономика и международные отношения. – 2003. — №1. – С. 94-108

Мировая политика и международные отношения на пороге нового тысячелетия. /Под ред. М.М. Лебедевой. – М.: Московский общественный научный фонд, 2000. – 156 с.

Мировая политика: проблемы теории и практики: Учеб. пособие. – М.: Московский общественный фонд, 1995. – 294 с.

Мировая политика и международные отношения в 1990-е годы: взгляды американских и французских исследователей. /Под ред. М.М. Лебедевой и П.А. Цыганкова. – М.: Московский общественный фонд, 2001. – 172 с.

Нартов Н.А. Геополитика: Учебник для вузов. – М.: ЮНИТИ, 1999. – 359 с.

Оболенский В.В. Внешнеэкономическая политика России на пороге нового века. //Мировая экономика и международные отношения. – 2000. — №2. – С. 3-12

Овинников Р.С. Зигзаги внешней политики США от Никсона до Рейгана. – М.: Политиздат, 1986. – 400 с.

Павлов Ю.М. Международные отношения и мировая политика: Учеб. пособие. – М.: Изд-во МНЭПУ, 2000. – 92 с.

Рогов С.М. Российско-американские отношения: итоги и перспективы. //США. Канада: экономика. Политика. Культура. – 1996. — №11. – С.

Симония Н. Глобализация и неравномерность мирового развития. //Мировая экономика и международные отношения. – 2001. — №3. – С. 35-45

Синцеров Л.П. Длинные волны глобальной интеграции. //Мировая экономика и международные отношения. – 2000. — №5. – С. 56-65

Советско-американские отношения в современном мире. /Под ред. Г.А. Трофименко. – М.: Наука, 1987. – 304 с.

Современные международные отношения: Учебник. /Под ред. А.В. Торкунова. – М.: РОССПЭН, 2000. – 584 с.

Спандарьян В.Б. Некоторые актуальные проблемы российско-американских экономических отношений. //США. Канада: экономика. Политика. Культура. – 1993. — №6. С.

США и проблемы Тихого океана: международно-политические аспекты. /Под ред. В.П. Лукина. – М.: Международные отношения, 1979. – 328 с.

Утегенова Д.К. ООН и движение неприсоединения. – М.: Наука, 1991. – 188 с.

Уткин А.И. Глобализация: процесс и осмысление. – М.: Логос, 2002. – 254 с.

Уткин А.И. Мировой порядок XXI века. – М.: Алгоритм, 2001. – 480 с.

Уткин А.И. Тихоокеанская ось. – М.: Мол. Гвардия, 1988. – 159 с.

Федоров В.Н. ООН и проблемы войны и мира. – М.: Международные отношения, 1988. – 246 с.

Фридман Л., Рузнецова С. Глобализация: развитые и развивающиеся страны. //Мировая экономика и международные отношения. – 2000. — №10. – С. 3-14

Хижняк В. Конституционные принципы внешней политики Российской Федерации. //Право и жизнь. – 2002. — №46. – С.241-258

Цыганков П.А. Международные отношения: Учеб. пособие. – М.: Новая школа, 1996. – 320 с.

Цыганков П.А. Теория международных отношений: Учеб. пособие. – М.: Гардарика, 2002. – 590 с.

Чешков М. Взгляды на глобализацию через призму глобалистики. // Мировая экономика и международные отношения. – 2001 — №2 – с. 20-28

Шальнев А.А. «Звездные войны»: что думают американцы. – М.: Политиздат, 1987. – 223 с.

Эльянов А. Государство и развитие. //Мировая экономика и международные отношения. – 2003. — №1. – С. 3-15

Ресурсы интернета

89. Варновский В.А. Регион – территория правовая. //http://www.infomsk.ru

90. Взялся за Буш. Американцы развернули свою ПРО на бывшей Русской Аляске. //www.profil.orc.ru/

91. Восленский М.С. Тайные переговоры Германии и США в 1917-1918 гг. //http://militera.lib.ru.

92. Интервенция 14 держав. //www.angelfire.com.

93. Караганов С.А. Российско-американские отношения на рубеже веков. //www.svop.ru/yuka/s156.shtml

94. Лихачев В.Н. К Европе регионов //http://www.ng.ru.- Независимая газета – 2000, 29 сентября.

95. На пороге новой регионализации России. //www.strateg.ru.

96. Понятие и признаки суверенитета государства. //http://jurfak.ru.

97. Россия и Соединенные Штаты Америки. //http://rezanov.krasu.ru

98. Экономика Россия отдает долги Второй Мировой Войны. //www.emigrayion Russie ru.

Приложение

Декларация о региональном сотрудничестве Инициативная Рабочая Группа «Российский Дальний Восток – Западное побережье США»

Признавая важность регионального сотрудничества, преимущества долгосрочных прочных взаимоотношений для всех заинтересованных лиц, участники 7-й ежегодной встречи Инициативной Рабочей Группы «Российский Дальний Восток – Западное побережье США» пришли к соглашению продолжить совместную работу по вопросам, представляющим взаимный интерес.

Нижеподписавшиеся представители федеральных и региональных органов власти США и Российской Федерации настоящим подтверждают свою заинтересованность в поддержании диалога, направленного на преодоление препятствий в области экономических, политических связей между Россией и США и контактов между людьми.

Стороны отмечают, что региональное сотрудничество может быть в особенности плодотворным в следующих областях: разработки и освоения энергоресурсов; развитие транспортных связей; эффективного администрирования и продвижения принципов законности, дальнейшего формирования гражданского общества; развития средств массовой информации, малых и средних предприятий; совершенствование здравоохранения; эффективного управления природными ресурсами и развитие туризма.

Региональное сотрудничество должно развиваться на всех уровнях государственной власти, а также между неправительственными организациями, деловыми кругами и гражданами.

Настоящей декларацией, подписанной руководителями делегаций регионов, а также Сопредседателями Инициативной Рабочей Группы на русском и английском языках в Анкоридже, штат Аляска, США, 18 сентября 2002 года, выражается взаимное намерение продолжать всестороннее сотрудничество.

СОПРЕДСЕДАТЕЛИ ИНИЦИАТИВНОЙ РАБОЧЕЙ ГРУППЫ

Петер Хейл, Константин Егоров, Министерств

Министерство Торговли экономического развития и торговли,

Соединенные Штаты Америки Российская Федерация

РУКОВОДИТЕЛИ ДЕЛЕГАЦИЙ РЕГИОНОВ

Ишаев Виктор Иванович Губернатор Хабаровского края

Фархутдинов Игорь Павлович Губернатор Сахалинской области

Абрамович Роман Аркадьевич Губернатор Чукотского автономного округа

Логинов Владимир Александрович Губернатор Корякского автономного округа

Лубсанов Александр Гомбоевич Председатель Народного Хурала Республики Бурятия

Горчаков Виктор Васильевич Директор Департамента Международного сотрудничества Администраций Приморского края

Потиевский Александр Михайлович Начальник Управления ВЭС и Камчатской области

Приложение

Внешнеторговый оборот Российской Федерации и США в 1996 – 2003 гг. (млн. долл.)

Динамика товарооборота за последние годы характеризуется следующими данными:

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Экспорт

3576,8

4319

5747,2

5920,8

7658,7

6264,4

6824,9

4198,9

Импорт

3345,8

3364,9

3552,6

2059,8

2092,4

2716,1

2398,5

2915,7

Оборот

6922,6

7683,9

9299,8

7980,6

9751,1

8980,5

9223,4

7114,6

Сальдо

231

954,1

2194,6

3861

5566,3

3548,3

4426,4

1283,2

Приложение

Несмотря на снижение доли текстиля в экспорте Дальнего Востока и Забайкалья – на 4968,1 тыс. долл., он по-прежнему составляет значительную его часть – 50,81%.

Увеличение экспорта в 2003 году произошло в основном за счет нефти сырой и газового конденсата, экспорт которой отсутствовал в 2001 и 2002 годах. В 2003 году Дальний Восток и Забайкалье экспортировали в США нефти на сумму 22480,27 тыс. долл., причем экспорт уменьшился на 2,54% по сравнению с 2000 годом.

Дальневосточный регион играет ведущую роль в рыбной промышленности России. Его доля составляет 67% общего улова рыбы и добычи морепродукт. До 70% добытых биологических морских продуктов вывозится за границу. На долю морепродуктов и рыбы пришлось 7% дальневосточного экспорта, а в 2003 году – 9,1%, т.е. экспорт рыбы и морепродуктов имеет тенденцию к росту.

Приложение

Машино-техническая продукция составляет ведущую статью импорта Дальнего Востока и Забайкалья из США. В 2002 году на эту отрасль импорта приходился 31% всего импорта Востока России, а в 2003 году – 43,8%. Дальний Восток и Забайкалье импортировали машино-технической продукции на 778,71 тыс. долл., что в 1,5 раза выше уровня 2002 года.

В 2003 году Дальний Восток и Забайкалье импортировали из США пищевых продуктов на сумму 10079,77 тыс. долл., причем 5,41% из них пришлось на мясо, а 1,02% на свинину.

На долю нефти приходится 2,27% всего импорта из США. В 2003 году Дальний Восток и Забайкалье импортировали нефти на сумму 3556,04 тыс. долл.


[1] Караганов С.А. Российско-американские отношения на рубеже веков. //www.svop.ru/yuka/s156.shtml. – С.3

[2] Коновалов А. Как Россия и США потеряли друг друга. // Мировая экономика и международные отношения. – 2000 — №7. – С.3-15

[3] Богатуров А. «Стратегия разравнивания» в международных отношениях и внешней политике США. // Мировая экономика и международные отношения. – 2001. — №2. – С. 20

[4] Збигнев Бжезинский Великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические императивы). – М.: Международные отношения, 1998 – 300 с.

[5] Там же. С.123

[6] Киссинджер Г. Нужна ли Америке внешняя политика?.. — М.: Ладомир, 2002. – 352 с.

[7] Советско-американские отношения в современном мире. / Под ред. Г.А. Трофименко. – М.: Наука, 1987. – 304 с.

[8] Конституция Российской Федерации. – М.: Проспект, 2001. – 48 с.

[9] Концепция Внешней Политики РФ// Международная жизнь. – 2000. — №8. – С. 3-14

[10] Федеральный закон «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» от 1995 г. //Собрание законодательства Российской Федерации. – 1995. — №29. – С.2757

[11] Лебедева М.М. Мировая политика: Учебник для вузов. – М.: Аспект Пресс, 2003. — С.74

[12] Там же. С.74

[13] Понятие и признаки суверенитета государства.// jurfak.ru. – С. 2

[14] Гаджиев К.С. Введение в геополитику. – М.: Логос, 1998. — С.53.

[15] Уткин А.И. Мировой порядок XXI века. – М.: Издатель Соловьев; Алгоритм, 2001. – С.34

[16] Там же. С.34

[17] Средин В. Дипломатия на пороге XXI века.// Международная жизнь. – 1999 — № 11. – С.73

[18] Лебедева М.М. Мировая политика: Учебник для вузов. – М.: Аспект Пресс, 2003. — С.81

[19] Там же. С.14.

[20] Там же. С.83

[21] Современные международные отношения. Учебник. /Под ред. Торкунова А.В. – М.: Российская политическая энциклопедия, 2001. — С.57.

[22] Гаджиев К.С. Введение в геополитику. – М.: Логос, 1998. – С. 53

[23] Ланцов С.А. Мировая политика и международные отношения. – М.: Алгоритм, 2000. – С.14

[24] Мировая экономика: Учебник. /Под ред. проф. А.С. Булатова. – М.: Юристъ, 2003. – С.381

[25] Уткин А.И. Мировой порядок XXI века. – М.: Издатель Соловьев; Алгоритм, 2001. – С.71

[26] Молчановский В. Объединяться или обособляться // Казахстан и современный мир. – 2001. — №1. – С.13

[27] На пороге новой регионализации России. //www.strateg.ru. – С. 4

[28] Лихачев В.Н. К Европе регионов //http://www.ng.ru. Независимая газета – 2000, 29 сентября. С. 1

[29] На пороге новой регионализации России.// www.strateg.ru. – С. 6

[30] Там же. С. 6

[31] Там же. С. 7

[32] На пороге новой регионализации России. //www.strateg.ru. – С. 7

[33] В.А.Варновский Регион – территория правовая. //http://www.infomsk.ru. – С.3

[34] Там же. С.5

[35] На пороге новой регионализации России. //www.strateg.ru. – С. 8

[36] Цыганков П.А. Теория международных отношений: Учеб. пособие. – М.: Гардарики, 2002. — С.239

[37] Ланцов С.А. Мировая политика и международные отношения. – СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2000. – С. 37

[38] Цыганков П.А. Теория международных отношений: Учеб. пособие. – М.: Гардарики, 2002. — С.242

[39] Цыганков П.А. Теория международных отношений: Учеб. пособие. – М.: Гардарики, 2002. — С.246

[40] Костриков С.П. Мировая политика и международные отношения: Учебное пособие/ГУУ. М., 1999. – С.28

[41] Костриков С.П. Мировая политика и международные отношения: Учебное пособие/ГУУ. М., 1999. – С.32

[42] Мировая политика и международные отношения на пороге нового тысячелетия. / Под ред. М.М. Лебедевой. — М.: Московский общественный научный фонд. – 2000. — С.62

[43] Елизарьев В.Н. Международные и внешнеэкономические связи субъектов российской Федерации. – Южно-Сахалинск: Изд-во Сахалинской областной типографии, 2001. – С.35

[44] Конституция Российской Федерации. – М.: «Проспект», 2001. – С. 21

[45] Там же. С. 22

[46] Там же. С. 23

[47] Там же. С. 24

[48] Федеральный закон Российской Федерации «О международных договорах Российской Федерации» от 1995 г. //Собрание законодательства Российской Федерации. – 1995. — №29. – С.2757

[49] Федеральный закон Российской Федерации «О государственном регулировании внешнеэкономической деятельности» от 1995 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1995. — №42. – С.3923

[50] Федеральный закон Российской Федерации «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» от 4 января 1999 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1999. — №2. – С.231

[51] Елизарьев В.Н. Международные и внешнеэкономические связи субъектов РФ.- Южно-Сахалинск: Изд-во Сахалинской областной типографии, 2001. — С.31

[52] Федеральный закон Российской Федерации «О принципах и порядках разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации» от 24 июня 1999 г. //Собрание законодательства Российской Федерации. – 1999. — №26. – С.3176

[53] Дипломатический вестник. – 1994. — №3-4. – С.7

[54] Устав Межрегиональной ассоциации экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации «Дальний Восток и Забайкалье» от 21 июля 2000. – С. 3

[55] Архив Ассоциации. Совместное заявление о региональной инвестиционной инициативе в России. – 1997. — С. 3

[56] Взялся за Буш. Американцы развернули свою ПРО на бывшей Русской Аляске. // www.profil.orc.ru. – С. 2

[57] Там же. С. 2

[58] Россия и Соединенные Штаты Америки. //http://rezanov.krasu.ru. – С. 1

[59] Взялся за Буш. Американцы развернули свою ПРО на бывшей Русской Аляске. //http://www.profil.orc.ru. – С. 4

[60] Взялся за Буш. Американцы развернули свою ПРО на бывшей Русской Аляске. // www.profil.orc.ru. С. 4

[61] Там же. С. 6

[62] Восленский М.С. Тайные переговоры Германии и США в 1917-1918 гг. //http://militera.lib.ru. — С.1

[63] Восленский М.С. Тайные переговоры Германии и США в 1917-1918 гг. //http://militera.lib.ru. — С. 2

[64] Интервенция 14 держав. //www.angelfire.com. – С. 1

[65] Там же. С. 1

[66] История внешней политики СССР 1917-1976гг. / Под ред. А.А. Громыко. – М.: Наука, 1976.– С.327

[67] Экономика Россия отдает долги Второй Мировой Войны. // www.emigrayion Russie Ru. – С. 1

[68] История внешней политики СССР 1917-1976 гг. / Под ред. А.А. Громыко. – М.: Наука, 1976.– С.449

[69] Экономика Россия отдает долги Второй Мировой Войны. //www.emigrayion Russie Ru. — С. 2

[70] Советско-американские отношения в современном мире. / Под ред. Г.А. Трофименко. – М.: Наука, 1987. — С. 195

[71] Советско-американские отношения в современном мире. / Под ред. Г.А. Трофименко. – М.: Наука, 1987. — С. 206

[72] История внешней политики СССР 1917-1976 гг. / Под ред. А.А. Громыко. – М.: Наука, 1976. – С.444

[73] Овинников Р.С. Зигзаги внешней политики США. – М.: Политиздат, 1986. – С. 378

[74] Казанцев Ю.А. Международные отношения и внешняя политика России (ХХ век). – Ростов-на-Дону: Феникс, 2002. – С.264

[75] Гарусова Л.Н. «США в системе региональных отношений Российского Дальнего Востока». – ВГУЭС. – 2002. – С. 15

[76] Стратегия правительства США, касающаяся предоставления помощи Дальневосточному региону России. // Архив ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье». – 2000. — С. 1

[77] Гарусова Л.Н. США в системе региональных отношений Российского Дальнего Востока. – ВГУЭС. – 2002. – С. 21

[78] Там же. С.26

[79] Информация о техническом содействии Правительства США реформам на Дальнем Востоке России.// Архив Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье». — 2000. — С.1

[80] USAID Russian Mission. //www.USAID.gov/. – С.1

[81] Региональная инвестиционная инициатива.// Архив Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье». – 1998. — С.1

[82] Архив Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье» Стратегия правительства США, касающаяся предоставления помощи ДВР. // Архив Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье». — 2000. — С.3

[83] Региональная инвестиционная инициатива. // Архив Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье». – 1998. — С.3

[84] Российско-американское Тихоокеанское Партнерство – прообраз новой партнерской модели российско-американских отношений.// Архив Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье». – 2002. — С.9

[85] Там же. С.9

[86] Там же. С.9

[87] Гарусова Л.Н. США в системе региональных отношений Российского Дальнего Востока. – ВГУЭС. – 2002. – С. 35

[88] Материалы из доклада Долгорукова А.П. //Архив Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье». — 2003. – С.3

[89] О торгово-экономическом сотрудничестве России и США. //www.forecon.gov-vyatka.ru. – С.1

[90] Российско-американское Тихоокеанское Партнерство. //Архив Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье». – 2003. — С.13

[91] Таможенные справочники 1998 -2003 гг. //Архив Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье». – С.13-17

[92] Там же. С. 13-17

[93] Инвестиционные новости. //www.sbinvest.ru. – С.1

[94] Российско-американское Тихоокеанское Партнерство. // Архив Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье».- 2003. – С.15

[95] Там же. С.16

[96] Российско-американское Тихоокеанское Партнерство. // Архив Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье». – 2003. – С.17

[97] Материал из доклада Долгорукова. // Архив Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье». – 2003. – С.2

[98] Выступление В.Боргакова. // Архив Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье». – 2003. – С.1

[99] Там же. С.1

[100] Выступление В.Боргакова. // Архив Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье». – 2003. – С.2

[101] Там же. С.2

[102] Там же. С.4

[103] Там же. С.3

[104] Российско-американское Тихоокеанское Партнерство. // Архив Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье». – 2003. – С.15

[105] Региональные перспективы расширения российско-американских отношений. // Архив Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье». – 2001. – С.1

[106] Там же. С.2

[107] Региональные перспективы расширения российско-американских отношений. // Архив Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье». – 2001. – С.2

еще рефераты
Еще работы по политологии