Реферат: Истоки и смысл тоталитаризма

Введение……………………………………………………………………………… 2

1. Сущность тоталитаризма и причины его возникновения …… 3

2. Тоталитаризм в России…………………………………………………. 28

3. Тоталитарные тенденции нашего времени……………………… 39

Заключение…………………………………………………………………………… 59

Введение

Сегодня, когда человечество в процессе глобализации становиться единым, но его так и не оставляют катастрофические потрясения, когда оно, по всей видимости, вновь стоит на пороге масштабных перемен, мы обращаемся к теме тоталитарных обществ, остающейся по прежнему актуальной.

Сегодня мы живем в эпоху провозглашенного плюрализма, многообразия мнений, мировоззрений. Свобода совести, гласность и демократия стали идолами нашего времени. Однако не все так просто. Вместе с этими несомненно достойными ценностями пришло поклонение многому тому, созидательность чего весьма сомнительна. Западные ценности, западный менталитет давно и стремительно распространяются по всему миру, меняя облики стран и континентов. Внося положительные достижения цивилизации, успехи в построении материальной стороны жизни, блеска и комфорта, они несут далеко неоднозначные ценности для внутреннего мира человека, а значит, и для самого общества. Ибо весь опыт человечества доказывает ту банальную истину, что из несовершенных людей нельзя создать совершенно общество.

Многочисленные попытки «механических» построений не дали положительного результата. Провозглашенные идеи о правовом государстве, разделении властей, и прочие попытки построения на основе формальной, внешней законности, не явились панацеей от катастрофических потрясений. Можно сказать, что они, собственно говоря, и не заявляли себя таковыми, не претендовали на решение всех проблем. Однако это будет не всей правдой. На построение нового рая, несомненно, выдвигали притязания западные ценности, в которые идеи либерализма и демократии входят как фетиши.

В нашу эпоху мы можем констатировать действительно катастрофическое положение человечества. И это связано не только с все-таки реально существующей вероятностью экологического коллапса. Теперь, когда пишутся эти строки, после потрясших оплот западной цивилизации Соединенных Штатов Америки разрушительных терактов, мы вошли в новую стадию нестабильности, столкнулись с выросшей в глубинах человечества «неизвестной» грозной силой, имеющей свои истоки, причины возникновения, которые необходимо понять, так как эта сила стала угрозой существованию человечества. Но она в то же время является одной из граней человеческой природы, порождением всего человечества, а не только кучки «неуравновешенных» фанатиков. Не осознав сущности этих причин, невозможно будет по настоящему бороться с последствиями их разрушительных проявлений, искоренить, или хотя бы поставить оные в приемлемые рамки.

Исследовать тему тоталитаризма трудно, так как эта сфера является сплошь идеологизированной, находящейся в центре современной мировой политической борьбы. А на этом фронте не брезгуют использовать всякие утонченные виды лжи, такие, как одностороння правда, демагогия, голословные, не доказываемые утверждения, преувеличения, подмены и смешения смыслов.

И все же хотелось бы углубится, по возможности, в философскую сторону вопросов тоталитаризма, докопаться до ядра, до сути. Что есть тоталитарность, чем она вызвана, насколько закономерна и неизбежна, как глубоко лежат ее истоки, возможно ли повторение ее в будущем? …Тем более, что социальная организация общества есть не что иное, как проявление глубинных свойств человеческого, народного характера, духа…

Все выделения в тексте сделаны мной.

Сущность тоталитаризма и причины его возникновения

Начнем рассмотрение вопроса с определения понятия тоталитаризма:

«Тоталитаризм — от позднелатинского (total — весь, целый, полный) — антигуманная общественно-политическая система, которая ради определенных целей своих создателей стремится к полному (тотальному) контролю над всей жизнью общества и всеми сторонами жизни каждого индивида. Слово «тоталитарный» впервые было употреблено в Италии в начале 20-х гг. XX в. Дж. Амендола и П. Гобетти при критике Муссолини, утверждавшего однопартийную фашистскую систему. Перехватывая инициативу, Муссолини сам провозгласил тогда своей целью создание «тоталитарного государства». Позже в положительном смысле термин «тоталитарное государство» употреблялся нацистскими правителями в Германии. Негативный смысл в понятия «тоталитаризм», «тоталитарный» в 20-е и 30-е гг. вкладывали итальянские и немецкие антифашисты, критиковавшие фашистские порядки.

Новая полоса расширяющегося употребления понятия «тоталитаризм», а также производного «тоталитарный» начинается после Второй мировой войны, в условиях «холодной войны» между Западом и Востоком. На этом этапе наряду с прежним употреблением этих понятий они широко применяются для характеристики сталинского Советского Союза, а позже маоистского Китая, Кампучии «красных кхмеров». В большой степени этому способствовали книги X. Арендт «Происхождение тоталитаризма» (1951 г,) и К. Фридриха и 3. Бжезинского «Тоталитарная диктатура и автократия» (1956 г.), содержавшие как социологическую, так и политологическую характеристику рассматриваемого явления.

Многообразие форм и способов реализации тотального контроля над обществом и его гражданами обусловливает большой разброс в раскрытии сути рассматриваемого явления. И все же наиболее существенные черты тоталитаризма таковы.

Во-первых, абсолютное (тотальное) господство над обществом и человеком рассматриваемой системы обеспечивается, как правило, сочетанием политического господства с идеологическим порабощением, это проявляется не только в том, что в тоталитарных системах налицо господство определенных идей -идеократия), обосновывающих право подобных режимов на существование, стремящихся цель режима его организацию сделать единственно возможными для всех. Особенно важно то, что в силу этого в тоталитарных системах всегда господствуют не государственные, а партийные структуры (партия-государство). Соответственно вся власть сосредоточивается в руках политического лидера харизматического типа, вождя, присоединяющего к своим политическим атрибутам властвования еще суеверное поклонение граждан, что достигается путем сознательного насаждения культа вождя.

Вместе с тем идеократеский характер тоталитарного режима связан с его идеологической нетерпимостью, с преследованием инакомыслия, что приводит не только к запрещению других партий, но и к подавлению всякого инакомыслия внутри правящей политической организации .

Во-вторых, идеократия в условиях тоталитаризма органически связана с монопольным использованием власть имущими средств массовой информации, что позволяет не только господствовать над мыслями граждан, но и обращаться через пропаганду к чувствам граждан, насаждая угодные власти мифы и мифологию, культы и культики, воспитывая население в духе обожествления своих вождей, окружая их ореолом всемогущества и непогрешимости. Широко используемый в этих целях популизм призван внушить гражданам не только то, что поставленная перед обществом цель наилучшим образом отвечает интересам каждого человека, но и то, что стоящие у власти лидеры — наилучшие выразители устремлений и чаяний народа .

В-третьих, тотальное подчинение общества и граждан власть имущим закономерно связано с проникновением идейно-политического контроля во все сферы жизнедеятельности человека и общества, что неизбежно ведет к стиранию грани между политическим и социальным, к отрицанию водораздела между государственной властью и обществом, к уничтожению всякой автономии индивида и его жизни, что приводит к поглощению гражданского общества государством. В самом деле, о какой частной жизни индивида, составляющей основу или фундамент гражданского общества, может идти речь, если все аспекты человеческой жизнедеятельности (хозяйственной, общественной, семейной и личностной) оказываются подконтрольными общественно-политическим институтам, государственно-партийным структурам?

В-четвертых, одно из центральных мест в тоталитарных системах отводится системе насилия, механизму репрессий, призванных обеспечивать и поддерживать контроль власть имущих над всем обществом и его гражданами. … террор — неотъемлемое средство его внутренней политики, а страх граждан перед произволом, необоснованными репрессиями — один из важнейших гарантов стабильности тоталитарных систем.

… Разумеется, в зависимости от конкретной разновидности тоталитаризма, а также ступеней его развития в той или иной стране в связи с конкретными условиями жизни названные черты или свойства тоталитаризма реализуются с разной полнотой: одни больше, другие меньше; на одних этапах больше внимания уделяется одним из них, на других — другим. Всегда имеются и различия в степени контроля тоталитарным режимом тех или иных сфер общественной жизни. … А если еще учесть неспособность тоталитарных режимов к саморазвитию, их слабую адаптацию к изменениям общественных реалий, то станет ясно, что раньше или позже, но неизбежно возникают предпосылки и возможности для разрушения или извержения тоталитаризма». [1]

Однако не все обществоведы так сходу приклеивают тоталитаризму определение «антигуманная система». Здесь, как и вообще в вопросах гуманитарного знания, характеристике социальных и человеческих реальностей, далеко не всегда можно дать однозначную оценку многосложной общественной реальности. Вот попытка более взвешенного мнения, где автор высказывается в том числе о невозможности подчинить все многообразие жизни какой-либо одной власти и идеологии :

«Слово «тоталитаризм» стало применяться западными социологами после Второй мировой войны (т.е. в условиях Холодной войны, идеологической войны, когда говорить о беспристрастности не приходилось – Е.К. ). С помощью этого термина делались попытки охарактеризовать правление и Сталина, и Гитлера, а также некоторых их союзников, сателлитов. Появление термина связано с резкими изменениями во внешней политике, наступившими в то время, когда западные союзники тотчас же после разгрома держав оси оказались вовлеченными в ожесточенную холодную войну со своими прежними союзниками. Термин этот нельзя считать удачным, поскольку, представляя собой попытку найти какой-то общий знаменатель для обоих режимов, он не отражал существенных различий в предпосылках, структуре, целях и функционировании этих режимов...

При составлении перечня специфических черт, присущих и третьему рейху, и СССР, исследователи столкнулись с тем фактом, что обе системы претерпели изменения… Западные исследователи, по-прежнему используя этот термин, стали говорить о смягченном тоталитаризме, о тоталитаризме нового направления, что уже само по себе показывает, насколько неудовлетворителен сам термин.

Тоталитаризму можно дать следующее определение, с которым, пожалуй, согласятся все, кто о нем пишет: Тоталитарной политической системой является такая система, в которой вся деятельность людей подчиняется политическим задачам и все человеческие взаимоотношения организуются и планируются. Наблюдая подобные системы со стороны, можно обнаружить некое давление, молчаливую трансформацию или извращение всех убеждений, всех ценностей, всего образа жизни в соответствии с установленными нормами. По существу это сводится к распространению бюрократических принципов организации, принятия решений и контроля на все области человеческой жизни. Здесь, конечно, предполагается существование господствующей элиты или иерархии достаточно могущественной, чтобы провести подобную перестройку всего общества...

Однако бюрократии не удается вовсе устранить политику, поскольку люди, как отдельные индивидуумы, так и их сообщества, слишком автономны, а цели самих иерархов слишком противоречивы. Таким образом, идеально функционирующая бюрократия — это мираж. Отсюда проистекают хронические трения между официальными и неофициальными организациями, постоянное несоответствие между постановлениями и их исполнением, между планами и реальной действительностью. Сложность человеческой деятельности ограничивает и делает тщетными все бюрократические законы. Поэтому исследователи «тоталитаризма» вынуждены отмечать, что он никогда не встречается в чистом виде, а всегда является либо целью, либо тенденцией...

Те, кто осуждает СССР как абсолютно антигуманную форму правления, часто не видят жестокостей своего собственного политического строя , подобно тому как советские специалисты по общественным отношениям не признают никаких обвинений по адресу их режима. И те и другие фарисейски утверждают — либо открыто, либо завуалировано, — что их система близка к совершенству.

Правильнее было бы построить систему ценностей, а затем посмотреть, насколько разные политические системы, включая советскую, соответствуют ей. Такой комплекс критериев должен включать в себя максимально возможное число норм, касающихся свободы, равенства и уважения человеческой личности. Каждый человек мог бы сгруппировать эти нормы в систему мер — создать, так сказать, свою личную утопию — и прикладывать эти меры к различным политическим режимам. Вполне вероятно, что при такой оценке ни один из режимов ни по одному из критериев нельзя будет оценить как лучший.

Другим критерием оценки существующих систем являются интересы и цели тех, кто в них живет и действует. При этом необходимо помнить, что цели могут изменяться и что различные группы в обществе могут иметь противоречивое интересы и взгляды… Следует поинтересоваться, насколько хорошей или ненавистной оказывается система, если оценивать ее с точки зрения надежд и чаяний, нужд и опасений рабочих, крестьян и многих других групп, включая самих лидеров правящих партий и привилегированные группы населения». [2]

Следующий автор так и высказывается о существующей многозначности определения тоталитаризма:

«Тоталитаризм — одно из спорных в науке понятий. Некоторые авторы относят его к определенному тип государства, диктатуры, политической власти, другие — к общественно-политическому строю, третьи — к социальной системе, охватывающей все сферы общественной жизни, либо к определенной идеологии. Очень часто тоталитаризм определяют как политический режим, осуществляющий всеобъемлющий контроль за население и опирающийся на систематическое применение насилия или его угрозу. Такое определение отражает важнейшие черты тоталитаризма. Однако оно явно недостаточно, понятие «политический режим» слишком узко по своему объему для того, чтобы охватить все многообразие проявлений тоталитаризма. По нашему мнению, тоталита­ризм — это определенный общественно-политический строй, который характеризуется насильственным по­литическим, экономическим и идеологическим господ­ством бюрократического партийно-государственного аппарата во главе с вождем над обществом и лично­стью, подчинением всей общественной системы гос­подствующей идеологии и культуре. Сущность тота­литарного режима в том, что при нем нет места для личности .

Термин «тоталитаризм» (от лат. « total » — весь, целый, полный) отличается от всех других известных истории форм государственного организованного насилия — деспотии, тирании, монархии, авторитаризма, диктатуры, военного режима и т. п. Этот термин ввели в оборот в 20-х гг. итальянские критики Б. Муссолини, представители которого философ Д. Джентиле считал, что первостепен­ной ролью государства в обществе является претворе­ние в жизнь судьбы нации, оно должно обладать неогра­ниченной властью и быть тоталитарным. Позднее сам Б Муссолини использовал этот термин для характеристи­ки фашистского государства и разъяснил концепцию это­го государства. Он провозглашал фашизм как государ­ство-абсолют, по сравнению с которым индивиды и груп­пы имеют относительное значение.

Необходимо, на наш взгляд, тоталитаризм, как и любой другой политический строй, рассматривать как социальную систему и политический режим. В широком смысле слова, как социальная система, охватывающая все сферы общественной жизни, тоталитаризм — это определенный общественно-политический и социально-экономический строй, идеология, модель «нового чело­века». В узком смысле слова, как политический режим, это один из компонентов политической системы, способ ее функционирования, совокупность элементов идеологи­ческого, институционного и социального порядка, способ­ствующих формированию политической власти. Сравни­тельный анализ этих двух понятий свидетельствует о том, что они являются однопорядковыми, но не тождествен­ными. В то же время политический режим выступает ядром социальной системы, отражающим все многообра­зие проявлений тоталитаризма. Для определения сущно­сти и основных форм тоталитаризма необходимо рассмот­реть его идейные истоки, уходящие в глубь истории, и предпосылки его возникновения». [3]

Но, как мне кажется, и этот автор не смог избежать некорретности, или даже тенденциозности. Я имею ввиду его слова о том, что якобы при тоталитаризме «нет места для личности». Конечно, советский строй не всякой личности простору давал. Но и сказать, что личностей, то есть развитых творческих людей при Советской власти не было, будет совершенно не верным. Мы знаем огромное количество реальных примеров таких людей, и не менее явственные плоды их деятельности — достижения в области искусства, науки, техники. Но эти личности развивались в более-менее добровольном согласии с существовавшим строем, с тем типом души, который задавался идеологией, и, как видим, не был совершенно непродуктивным.

Рассмотрим идейные истоки и предпосылки возникновения тоталитаризма:

«Еще в античную эпоху при рассмотрении тирании, деспотии как традиционных форм государства древнегреческие философы характеризовали их жесткие, тоталитарные тенденции. Достаточно детальный анализ этих тен­денций содержится в произведениях Платона, особенно в его последнем диалоге «Законы». Совершенному госу­дарству Платона присущи такие черты, как безусловное подчинение индивида и сословия государству — реаль­ному воплощению всего общества; государственная соб­ственность на землю, дома и даже (в первом по совер­шенству государстве) обобществление жен и детей (здесь мы скорее имеем дело с некорректной трактовкой, идущей, вероятно, от советского философа Лосева – Е.К. ); все­общее насаждение единомыслия и коллективизма; государственное регламентирование законами не только об­щественной, но и частной жизни, определение распоряд­ка дня и ночи; единая обязательная для всех граждан религия; жесткое ограничение общения с иностранцами, запрет гражданам посещать другие страны по частным надобностям, а лицам до 40 лет вообще выезжать за пределы государства; очищение государства от неугод­ных лиц с помощью смертной казни или изгнания.

Значительно обогатил тоталитарную идею Ж. Ж. Рус­со . Он исходил из патерналистского желания вывести народ к новой, счастливой жизни, из необходимости глу­бокого преобразования общества на началах разума, справедливости, равенства и свободы . Это возможно с помощью совершенного государства. Именно доброволь­ное образование государства и его очищение от злоупот­реблений создают «из тупого, ограниченного животного… разумное существо — человека» . Создание государства означает появление из отдельных, несовершенных людей «морального и коллективного целого » , политического орга­низма, в котором как бы растворяется независимая че­ловеческая личность …Носителем непосредственно выражаемой гражданами общей воли выступает государ­ство. Лишь оно обладает абсолютной властью, недели­мым суверенитетом. В случае неподчинения отдельных граждан государство имеет право принудить их к этому силой и тем самым заставить «быть свободными», ибо свобода проявляется в соответствии с общей волей.

В средние века, а особенно в Новое время, многие тоталитарные идеи были воплощены в проектах будуще­го государства социалистов-утопистов Т. Мора, Т. Кампанеллы, Г. Бабефа и др. Их, прежде всего Мора, нередко называют провозвестниками коммунистического тоталита­ризма. Одна из наиболее ярких отличительных черт это­го направления тоталитарной мысли — требование всеоб­щего равенства. Так, Г. Бабеф призывает «навсегда от­нять у каждого надежду стать более богатым, более влиятельным, превосходящим своими знаниями кого-либо из сограждан». Для достижения фактического равенства Бабеф призывал революционным путем установить диктатуру трудового народа и не останавливаться перед ши­роким использованием насилия. Стремление к насиль­ственной перестройке общества на принципах коммунис­тических или социалистических утопий, а также крайняя нетерпимость к идейным оппонентам, всякому инакомыслию характерны для многих французских социалистов XIX в». [4]

Как видим, европейская культура имеет вполне определенных и достаточно ярких представителей, уже высказывавших те идеи, которые потом возьмут на вооружение будущие строители новых обществ в ХХ веке. И, следовательно, представлять дело так, что тоталитаризм есть специфически русское явление, будет совершенно, мягко сказать, некорректным.

«Тоталитарные идеи получают развитие в творчестве и ряда более поздних мыслителей: Фихте, Гегеля, Маркса, Ницше и др. Тоталитарные черты К. Маркс находил в абсолютной монархии в Европе, и особенно в бонапартических режимах XVII - XIX вв. во Франции.

Переплетение традиционных и современных форм по­литических режимов в определенной степени искажало исторические рамки возникновения тоталитаризма как важнейшей категории политической науки. Некоторые уче­ные полагали, что тоталитаризм — результат развития всей человеческой истории, начиная с появления деспо­тических режимов древности, абсолютических монархичес­ких государств средних веков; другие же утверждают, что он продукт только капиталистической формации промыш­ленной эпохи. Первая точка зрения наименее доказатель­на, ибо специфическое отличие тоталитаризма от деспо­тизма и абсолютизма состоит в том, что он строится на признании равенства всех «сынов нации» и активном участии каждого через партийно-бюрократическую власть в строительстве общества светлого будущего. Что каса­ется деспотизма и абсолютизма, то они всегда исходили из иерархической структуры и отстранения народа от политики, являющейся привилегией избранных. На ран­них этапах развития капитализма, характеризовавшихся открытой конкуренцией и формированием парламентариз­ма, еще не сложились объективные условия для тотали­тарного режима. Только в начале XX в. с перерастанием домонополистического капитализма в империализм — мо­нополистический капитализм, с развитием производитель­ных сил и научно-технической революцией, возникнове­нием и развитием общего кризиса капитализма появились реальные условия формирования тоталитарных режимов.

Главной общей предпосылкой тоталитаризма стала индустриальная стадия развития общества. Она привела к созданию системы массовых коммуникаций, усложнила общественные связи и организацию, сделав технически возможной систематическую идеологическую обработку, тотальное «промывание мозгов» и всеобъемлющий конт­роль за личностью . На этой ступени развития в ряде стран появились мощные монополии, регулирующие це­лые отрасли промышленности и наладившие тесное вза­имодействие с государством. Нарастание элементов орга­низованности, управляемости, рациональности в обще­ственной жизни, равно как и очевидные успехи в разви­тии науки, техники и образования, и повышение благосо­стояния населения порождали иллюзию возможности пе­рехода к рационально организованной тотально управля­емой форме жизни в масштабах всего общества. Ядром, стержнем этой тотальной организации могла быть только всесильная и всепроникающая государственная власть». [5]

Как мне кажется, все-таки справедливым будет сказать, что тоталитаризм является результатом развития всей человеческой истории, ибо он имел явные зачатки и прообразы в разнообразных обществах, и его корни, то есть тоталитарные тенденции, мы легко обнаруживаем в глубине веков. Но, действительно в полном смысле тоталитарное общество смогло появится лишь в ХХ веке, когда, с одной стороны, возникли соответствующие технические возможности – СМИ, а с другой – логика развития общественного сознания пришла к некоторой соответствующей точке.

Таким образом, основные признаки тоталитаризма, если их лаконично сформулировать по пунктам, таковы:

«…Тоталитарный режим характеризуется абсолютным контролем государства над всеми областями общественной жизни, полным подчинением человека политической власти и господствующей идеологии.

Признаки тоталитарного политического режима:

1) государство стремится к глобальному господству над всеми сферами общественной жизни, к всеохватывающей власти;

2) общество практически полностью отчуждено от политической власти, но оно не осознает этого, ибо в политическом сознании формируется представление о «единстве», «слиянии» власти и народа;

3) монопольный государственный контроль над экономикой. средствами массовой информации, культурой, религией и т.д. вплоть до личной жизни, до мотивов поступков людей;

4) абсолютная «правовая», а точнее антиправовая, регламентация общественных отношений, которая базируется на принципе «дозволено только то, что прямо разрешено законом»;

5) государственная власть формируется бюрократическим способом, по закрытым от общества каналам, окружена «ореолом тайны», недоступна для контроля со стороны народа;

6) доминирующим методом управления становится насилие, принуждение, террор;

7) господство одной партии, фактическое сращивание ее профессионального аппарата с государством, запрет оппозиционно настроенных сил ;

8) права и свободы человека и гражданина носят декларативный, формальный характер, отсутствуют четкие гарантии их реализации:

9) экономической основой выступает крупная собственность: общинная, монополистическая, государственная;

10) наличие одной официальной идеологии, фактически устраняется плюрализм ;

11) централизация государственной власти во главе с диктатором и его окружением;

12) бесконтрольность репрессивных государственных органов со стороны общества;

13) отсутствие правовой государственности и гражданского общества ;

14) государственная власть осуществляется по своему усмотрению, произволу, без учета мнения большинства, в противоречии с демократическими механизмами, нормами и институтами».[6]

Конечно, в разное время, в разных странах, в своих модификациях и стадиях тоталитарный строй был более или менее жестким, и нельзя сказать, что всякое такое общество обладало полным набором указанных признаков, реализованных до крайних степеней.

Рассмотрим теперь более подробно некоторые из основных характеристик тоталитаризма на наиболее популярных и близких нам примерах – советского и нацистского общества:

«…наиболее близко к «чистому» типу тоталитаризма СССР подошел в годы правления Сталина (т.е. в 1929-1953 гг.). Большевистская диктатура эпохи Ленина и первых лет после его смерти, как и постсталинский режим, менее соответствовали «идеальному типу» тоталитаризма, чем сталинизм.

…Приступая к анализу политической системы тоталитаризма, прежде всего отметим, что кроме политической системы при тоталитарном режиме других подсистем фактически не существует. Политическая система поглотила и духовную, и социальную, и даже экономико-хозяйственную подсистемы. Автономно существующего гражданского общества при тоталитаризме нет, общество почти полностью подчинено и поглощено тоталитарным государством. (Точнее говоря, и общество и государство поглощены монопольно правящей партией.) Все сферы жизни общества фактически слиты. Важнейшей характеристикой тоталитаризма является ориентация на тотальное единство всех без исключения сфер социальной жизни. Тоталитаризм стремится к слиянию частного и публичного, семьи, общества и государства, вождя, партии и масс. И государство и гражданское общество поглощаются правящей партией, духовная культура (литература, искусство, философия, этика и даже наука) — тоталитарной идеологией и т.д. Важнейшим инструментом превращения общества в бесструктурную массу атомизированных индивидов является террор, распыляющий не только все социальные, но и референтные группы (т.е. те группы людей, нормы и ценности которых выступают для индивида эталоном и в которых он может найти защиту и поддержку; к ним относятся семья, религиозная община, нация и др.). В результате разрушения горизонтальных связей между людьми каждый человек остается один на один с партией-государством, которая является теперь единственной референтной группой.

…Таким образом, при тоталитаризме практически ничего «неполитического» не существует. Приказы власти и идеология правящей партии проникают во все клетки общественного организма, в экономику, культуру, общественную и частную жизнь. Даже моральные ценности предписываются тоталитарным государством. Любое принимаемое властями «решение в той или иной сфере является политическим и обосновывается идеологически (правда, обычно обоснование лишь маскирует истинные причины принятия данного решения). Еще Ленин, заложивший основы первого в истории тоталитарного государства, требовал всеобъемлющего партийного контроля над жизнью общества: «Вся юридическая и фактическая конституция Советской республики строится на том, что партия все исправляет, назначает и строит по одному принципу», — заявил он в 1920 г. В том же году он писал: «Ни один важный политический или организационный вопрос не решается ни одним государственным учреждением в нашей республике без руководящих указаний Цека партии». Однако при жизни Ленину не удалось довести до конца тотальный партийный контроль над всеми сферами жизни общества». [7]

Будучи в общем согласным с данными тезисами, хотелось бы высказаться по поводу неоднозначности и оценочности степени распада общества на атомизированных индивидов. Тоталитаризм ведь, собственно говоря, как раз таки и имеет мощную тенденцию к объединению людей на основе общей идеологии, общих ценностей. И, не отрицая наличие давления, стремящегося разделить людей на винтики, хочется сказать, что результат этого взаимодавения в противоположные стороны имел разный исход в зависимости от конкретного человека и коллектива.

Основным средством, консолидирующим, объединяющим и держащим общество, его широкие народные массы, с моей точки зрения, несомненно, является устанавливаемая государством идеология, которая при тоталитаризме не имеет альтернатив:

«…Тоталитарная идеология имеет мало общего с какими-либо взглядами или убеждениями, прежде всего она является инструментом манипуляции массами и укрепления власти над ними политократии. Идеология при тоталитарном режиме может быть скорее определена (в духе Маркса и К.Манхей-ма) как «ложное сознание», которое отражает материальные интересы правящего класса политической бюрократии и мистифицирует реальные отношения в тоталитарном обществе, стремится завуалировать истинный характер данного общества. Сама же правящая элита стоит над своей доктриной и ею не связана. Как отмечал один из сподвижников Гитлера, позднее разочаровавшийся в нацизме и эмигрировавший в США, Г.Раушнинг, «доктрина существует для массы… Она инструмент господства над массами. Элита сама стоит выше доктрины. Она использует ее наиболее целесообразным путем для осуществления своих стремлений». Тоталитарные лидеры знают (или интуитивно догадываются), что любое массовое движение нуждается в мифе, миф необходим для господства над массами. В одной из своих речей Муссолини следующим образом выразил отношение тоталитарного лидера и тоталитарной элиты к пропагандируемой ими идеологии (мифологии): «Мы создали миф; миф — это вера, благородный энтузиазм, он не должен быть реальностью (подчеркнуто мной. — Авт.), он — импульс и надежда, вера и мужество». «Возглавляющий движение вождь знает, — писал К. Манхейм, — что все политические и исторические идеи — не более чем мифы. Сам он свободен от их воздействия, но он ценит их… поскольку они… стимулируют энтузиазм, приводят в движение чувства, иррациональные… пласты в человеке и одни только ведут к политическим действиям ».

Реальные же действия партийных бюрократов диктуются, как правило, не официальной идеологией, а желанием консолидировать и расширить свою власть.

Таким образом, в тоталитарном обществе присутствуют как бы две идеологии. Одна система ценностей существует для политической бюрократии, а другая — для остального населения.

В то же время нельзя категорически утверждать, что все тоталитарные идеологи и пропагандисты сознательно лгут. Исследователь мифологии народов мира И.М. Дьяконов писал в этой связи, что пропаганда мифологии, являющейся оформлением доказуемо ложных положений (к таким мифам автор относит, например, «миф об устроении царства божьего на земле, лишенного движущих антагонистических противоречий»), не всегда является заведомой ложью. «Имея дело с мифологиями и пропагандой идей, мы должны всегда иметь в виду явление обратного воздействия пропаганды на самих пропагандис тов. Именно они являются наиболее верующими приверженцами истинности того, что они проповедуют, и именно эта убежденность и привлекает к ним многочисленных новых последователей». [8]

Да, горькая ирония истории в том, что многие начинания, зародившиеся как светлые, затем вырождались, и даже превращались в свою противоположность. Да и явно недобрые движения, основанные, если так можно сказать, искренними последователями, в дальнейшем были просто использованы разными субъектами для своих целей.

Я хочу сказать, что, как мне кажется, большая часть стоявших у истоков как советского, так и германского тоталитаризма людей действительно верила в свои идеи, и вырождение наступило уже потом. И уж совсем не таким образом, что пропагандисты так увлеклись, что потом и сами поверили в свои сочинения. Что-то я не замечал мошенников, поверивших в свои обманные комбинации.

«…При тоталитарном режиме идеология выполняет несколько функций:

1. Первая и основная функция тоталитарной идеологии — легитимация данного режима. Идеология должна постоянно обосновывать право на власть партии и ее вождя, превозносить героическое прошлое партии и рисовать радужные перспективы «золотого века», с созиданию которого прикладывают все усилия партия и вождь. Пропагандируются и те законы (исторические или биологические), в силу которых победа данного режима была якобы неизбежной. Краеугольным камнем тоталитарной идеологии является утверждение, что данный социальный порядок сформирован в результате действия исторической или природной необходимости. (Ну уж подобное самоутверждение характерно практически для всякой идеологии, в том числе и либеральной. – Е.К.) В случае коммунизма пропагандируются неизбежность победы пролетариата над буржуазией в классовой борьбе и неизбежность наступления социалистического общества. В случае нацизма постулируется, что «решающей (движущей силой истории» является «борьба народов и рас друг против друга», в этой борьбе происходит «естественный отбор лучших народов и рас». В межрасовой борьбе за власть победа «избранной расы» над «низшими, неполноценными» расами неизбежна. Тоталитарный режим возник, таким образом, в силу исторической (коммунизм) или биологической (нацизм) необходимости, и он воплощает в жизнь волю истории или природы, уничтожая «эксплуататорские классы» или «низшие расы» во имя наступления телеологически предопределенного совершенного общества.

2. Другой функцией тоталитарной идеологии является мобилизация масс для выполнения поставленных режимом задач. Тоталитарный режим стремится удерживать массы в состоянии перманентной социальной мобилизации, ибо как только напряжение в обществе спадет, может возникнуть вопрос о политической свободе. Поэтому тоталитаризм должен постоянно поддерживать и направлять активность масс (путем поиска новых врагов, подготовки к войне, организации различных кампаний, зачастую кампаний по осуществлению каких-либо грандиозных экономических планов). Мобилизация масс осуществляется, конечно, сверху, путем принуждения и идеологического манипулирования.

3. Третью функцию тоталитарной идеологии можно, вслед за Л. Шапиро, назвать функцией «морального обезболивания». Чтобы превратить человека, воспитанного в духе христианской морали, в послушное орудие тоталитаризма для осуществления его преступных планов, требуется дать ему новый набор моральных принципов, новые заповеди .

Тоталитарное государство, следовательно, напоминает многими своими чертами теократию. Коммунистическое тоталитарное государство, отмечал Н. Бердяев, «походит на теократию и имеет теократические притязания», оно есть «обратная теократия». При тоталитарном режиме — как и в исторических теократиях — диктатор является одновременно и первосвященником, имеющим монопольное право на истолкование партийной доктрины и «священных текстов», т.е. он соединяет в одних руках и светскую и «духовную» власть. (Причем лидер партии постоянно реинтерпретирует идеологию так, как это ему нужно в данный момент из тактических соображений.) Этим тоталитаризм также отличается от конституционной демократии, при которой церковь отделена от государства и существует свобода мысли и совести.

Тоталитарная идеология оправдывает свои притязания на универсальность тем, что она является истиной в последней инстанции. В то же время очевидно, что провозглашение единственной абсолютной истины в политике уничтожает многообразие взглядов и точек зрения, свободу выбора. …Именно поэтому тоталитарная идеология является абсолютно нетерпимой ко всем другим идейным течениям и точкам зрения, и эта нетерпимость пронизывает всю политическую систему. «Подлинное миросозерцание, — писал Гитлер в «Майн кампф», — всегда будет нетерпимо и не удовольствуется ролью «партии среди других партий»; подлинное миросозерцание отвергает правило «живи и давай жить другим»; оно претендует на исключительное и безусловное признание и требует, чтобы вся общественная жизнь была построена исключительно согласно его указаниям. Цельное миросозерцание не мирится поэтому с людьми, продолжающими защищать старый порядок вещей».

Для пропаганды тоталитарной идеологии используются всевозможные каналы: пресса, радио, кинематограф; целям пропаганды подчиняются литература и искусство. Индоктринация осуществляется в системе образования (можно сказать, что тоталитарный режим постепенно стирает различия между обучением и пропагандой)». [9]

Я бы назвал идеологию душой тоталитаризма. И в суждениях о таких субстанциях легко впасть в односторонность, если не обладать способностью и желанием целенаправленно стремится к всесторонней их оценке.

Приведенные выше оценки функций идеологии я именно и считаю страдающими неполнотой. Отмечены только негативные аспекты. Они справедливы, но реальность сложней. Вообще указанные функций – оправдание права на власть данной элиты, вдохновение народа на общественные дела – присущи абсолютно не только тоталитарной идеологии, но, как мне думается, идеологии практически каждого государства, где есть скрепляющий, формирующий нацию специфический для нее дух, идея. Тоталитаризм лишь устанавливает поддерживаемую репрессивными методами монополию на идеологию, ну и плавно перетолковывает когда-то зародившиеся и обретшие достаточно широкое общественно звучание идеи в своих целях.

Но само по себе объединение нации общей идеей, идейное признание, легитимация власти есть явление совершенно здоровое, и необходимое для нормального бытия государства. Мы бросились в другую крайность, да еще и наслушавшись изобличителей советского строя. Но объединяющих ценностей, имеющих национальные корни, нам сегодня так не хватает…

Следующим признаком, который единогласно отмечают все исследователи, является то, что основной «несущей» структурой тоталитаризма является политическая партия, сросшаяся с государством:

«…В тоталитарной системе партия является каналом вертикальной мобильности, поскольку ей принадлежит эксклюзивное право распределения должностей. Только ее члены могут занимать руководящие посты в государственном, хозяйственном, военном, дипломатическом и других аппаратах. Поэтому лишь принадлежность к партии создает возможность служебного продвижения. Тоталитарная партия («внешняя партия», используя удачный термин Дж. Оруэлла) является, таким образом, резервуаром, из которого политократия черпает партийную, административную, хозяйственную, профсоюзную, культурно-идеологическую, военную и прочую бюрократию. Кроме того, «внешняя партия» нужна для того, чтобы втягивать в свои ряды всех активных членов общества, желающих сделать карьеру; если бы их не абсорбировала партия, то такие активные индивиды представляли бы собой потенциальную угрозу для тоталитаризма.

Принципиально важно то, что после установления однопартийной диктатуры партия расслаивается на «внутреннюю партию» (привилегированный аппарат) и «внешнюю партию» (рядовые члены), если использовать терминологию Дж. Оруэлла. Таким образом, класс политократии развивается из партии, его основу в большевистской партии составило ядро из ленинских «профессиональных революционеров», в нацистской — партийный аппарат НСДАП. Привилегии и материальные преимущества члена правящего класса прямо зависят от его положения на иерархической лестнице. Этот правящий класс политократии (который в нацистской Германии именовался «корпусом политических руководителей», а в СССР — «номенклатурой») базирует свое существование не на собственности, а на власти. Если в проанализированных Марксом классовых обществах доход члена эксплуататорского класса зависел от размера его собственности, то при тоталитаризме — от степени участия его во власти, от объема власти, которой он располагает». [10]

Также непременным атрибутом такого строя является существование харизматического вождя – сильной личности:

«Именно с существованием класса политической бюрократии связано в первую очередь такое характерное для политической системы тоталитаризма явление, как культ (деификации ) вождя партии. Тоталитарному лидеру приписываются сверхъестественные свойства: непогрешимость, всезнание, всемогущество, способность думать за всех и т.д. Главная причина этого явления — необходимость для политократии иметь над собой неприкосновенного суперарбитра, разрешающего конфликты внутри правящей бюрократии (я не согласен, что эта причина является главной, о чем более подробно ниже – Е.К. ) и гарантирующего ее власть и привилегии. «Все более назойливое обожествление Сталина является… необходимым элементом режима, — писал Л. Троцкий в 1936 г. (нашли, кого цитировать. Тенденциозная заинтересованность подобных личностей очевидна, пусть даже иногда они и правы – Е.К.) — Бюрократии нужен неприкосновенный арбитр, первый консул, если не император, и она поднимает на своих плечах того, кто наиболее отвечает ее притязаниям на господство». Аналогичное мнение высказывал и М.Джилас: «Сегодня я мог бы сказать: обожествление, или, как теперь говорится, «культ личности» Сталина, создавал не только он сам, а в такой же, если не в большей степени — сталинское окружение и бюрократия, которым такой вождь был необходим» (хочется добавить – и народ. Словом, культ, кумир нужен был многим, так что трудно сказать, кому больше. Каждый искал своего интереса – Е.К.) . Гитлер же сам открыто заявил, выступая перед СА: «Всем, чего вы достигли, вы обязаны мне. Всем, чего я достиг, я обязан только вам».

Тоталитарный лидер, таким образом, делает себя центром, вокруг которого группируются эгоистические устремления многих людей, составляющих правящую бюрократию, прежде всего именно они и создают ему культ. М.Вебер, глубоко исследовавший проблемы харизматического лидерства, отмечал, что если руководство со стороны данной личности не приносит никаких благ для ее приверженцев, то налицо все предпосылки для падения ее харизматического авторитета.

Второй причиной возникновения харизмы у диктатора является претензия тоталитарной партии на обладание абсолютной истиной и на абсолютную непогрешимость. Эта «самосакрализация» партии находит воплощение в мессианском культе ее вождя, приписывании этих качеств тоталитарному лидеру.

Третья причина деификации диктатора — жажда подчинения властелину атомизированной массы . Масса хочет подчиняться авторитету, которого она превращает в «живого бога» (психологический механизм этого явления был рассмотрен З.Фрейдом в работе «Психология масс и анализ человеческого «я»«)».[11]

Лично я все-таки назвал бы главной последнюю причину. Проще говоря, навязать целому народу что-то, к чему он явно не имеет склонности, достаточно не просто. И здесь я стоит вспомнил Маркса, который, отдавая должное сильной личности, учил об определяющей роли в истории широких народных масс. Возможность возникновения тоталитаризма, тенденция к нему заложена прежде всего в народе, в характере нации. А уж потом, как всегда, находятся эгоистические группы, ставящие под свой контроль тенденции общества.

«…Захватившая власть тоталитарная партия переносит принципы своего построения (прежде всего бюрократический централизм) на все существующие государственные, хозяйственные, общественные и тому подобные организации. Особенно четко эту закономерность можно проследить на примере большевистской партии. В ленинской «партии нового типа» существовал центральный орган, возглавляемый диктатором, который, по словам Р. Люксембург, «за всех думает, создает и решает» и которому беспрекословно подчиняются все партийные организации. Помимо руководства всей внутрипартийной жизнью из одного центра партия строилась на принципах подчинения меньшинства большинству, суровой дисциплины, безусловной обязательности решений высших органов для низших, подчинения частных интересов интересам общим. Внутрипартийная демократия, конечно, отсутствовала. «В этой армии (т.е. большевистской партии. — Авт.) должны были господствовать только один ум и одна воля. В ней не было места переговорам, расхождениям, компромиссам»«. Данные принципы руководства партией Ленин перенес на управление государством. «Целью Ленина, — писал Н.А.Бердяев, — которую он преследовал с необычайной последовательностью, было создание сильной партии, представляющей хорошо организованное и железно-дисциплинированное меньшинство, опирающееся на цельное революционно-марксистское миросозерцание. Партия должна иметь доктрину, в которой ничего нельзя изменить, и она должна готовить диктатуру над всей полнотой жизни. Самая организация партии, крайне централизованная, была уже диктатурой в малых размерах. Каждый член партии был подчинен этой диктатуре центра. Большевистская партия, которую в течение многих лет создавал Ленин, должна была дать образец грядущей организации всей России».

Таким образом, тоталитарная партия еще до захвата власти эмбрионально несет в себе политическую систему тоталитаризма, а внутрипартийный режим предвосхищает будущий политический режим. Тоталитарная партия является зародышем государства, своеобразной «почкой», которая развертывается в новое государство».[12]

Да, действительно, тоталитарность зарождается внутри партии, которая затем переносит ее на все общество. Но, хочется задать сакраментальный вопрос ярым обличителям тоталитаризма – а почему рождается такая партия, какой логикой продиктовывается такое ее внутреннее построение, и столь ли уж однозначно оно негативно, если посмотреть с другой точки отсчета?

Мы имеем вполне распространенные примеры похожих организаций с жесткой структурой – это наши силовые министерства, нацеленные на выполнение точных задач в тяжелых условиях. Необходимость действовать четко, как единая слаженная команда, требует соответствующего организационного построения. Да и психологического, идеологического обеспечения тоже. Так что существование подобных партий имеет свои объяснения, и вопрос в том, способны ли мы их понять, и допустить их оправданность. Кажется сегодня, когда мы имеем, если не продолжать строить иллюзий, все усугубляющуюся разруху, как итог уже целой эпохи либерально-западнического правления, такие мысли должны бы проникнуть, даже, наверное, в головы прежних оголтелых критиком советского прошлого. Я еще вернусь к этому вопросу, а теперь рассмотрю некоторые другие признаки:

«Все сохраняющиеся при тоталитарном режиме организации (молодежные, профессиональные, спортивные и т.д.) являются на практике ответвлениями партии-монополистки, с помощью которых она держит под контролем мышление и поведение беспартийных. Тоталитарное общество Т. Ригби удачно охарактеризовал как «общество одной организации». В таком обществе нет независимых организаций. Существующие же организации и ассоциации являются только инструментами партийной бюрократии, «приводными ремнями» от партии к массам. Все эти организации и союзы (в которые при «чистом», классическом тоталитаризме принудительно объединяется почти все население страны) служат собственно звеньями единой огромной организации, управляемой партийным аппаратом. Сталин в докладе на XII съезде РКП (б) (1923 г.) четко обрисовал, как выглядит тоталитарное «общество одной организации». «Необходимо, — отмечал он, — чтобы партия облегалась широкой сетью беспартийных массовых аппаратов, являющихся щупальцами в руках партии, при помощи которых она передает свою волю рабочему классу, а рабочий класс из распыленной массы превращается в армию партии ».

Интересно, что и сама партия для Сталина была не более чем одним из инструментов управления. В том же выступлении Сталин определил ее в качестве «аппарата, дающего лозунги и проверяющего их осуществление».

Очень удачно сформулировал смысл существования массовых официозных организаций в нацистской Германии в 1935 г. социал-демократически настроенный наблюдатель. «Цель у всех массовых нацистских организаций одна и та же, — сообщал он в ноябре 1935 г. в эмигрантский центр СДПГ в Праге. — Как бы они ни назывались: «Трудовой фронт» (официозные профсоюзы. — Авт.), «Сила через радость» или «Гитлерюгенд», — задача у них одна:… приглядывать за «товарищами по нации», не предоставлять их самим себе и, насколько это возможно, не позволять им думать…… исключить любую возможность взаимного и добровольного сближения ».

Таким образом, тоталитарное общество, с одной стороны, является бесструктурным, поскольку распылены все референтные группы, разрушены горизонтальные связи между людьми, народ превращен в аморфную массу атомизированных индивидов; с другой стороны, общество является одновременно и сверхструктурированным, ибо все или почти все индивиды входят в какую-либо официозную общественную организацию. Возникает жесткая вертикальная иерархическая структура, но составляющие ее организации служат лишь для контроля над людьми, они не выражают их интересов и не защищают своих членов».[13]

Мне, как человеку, не только заставшему существование этих организаций, но и достаточно длительное время состоявшего их активны членом, даже, признаться, на руководящих должностях, хотелось бы спросить – а кто, собственно говоря, мешал их участникам активно проявлять свою волю – если бы они действительно хотели делать что-то реальное и – доброе ? Я, уже сам как исторический свидетель, могу констатировать, что аморфность масс, пассивность – сугубо их вина. Их внутренне человеческое качество, нежелание делать добро по собственному стремлению.

Другое дело, что инициатива, спускаемая сверху, воспринималась с недоверием, как навязанная. Да и качество таких предлагаемых партчиновниками «светлых планов» не всегда соотносилось с характером народа. Но, повторяю, для множества добрых дел никаких существенных препятствий не было.

Опять же двойной стандарт, как сейчас говорят, двойная мораль, когда партия сама совсем не спешила следовать свои идеалам, не зажигал энтузиазм масс. Но, как говорится, было бы желание…

«…Другой характерной чертой политической системы тоталитаризма является слияние всех трех ветвей власти — законодательной, исполнительной и судебной — в руках диктатора и (или) партийной элиты. Партийная олигархия сама подбирает состав псевдопарламента (законодательной власти), единогласно одобряющего все ее действия и принимающего необходимые политократии законы. (Так, в гитлеровской Германии 4 июля 1934 г. был принят закон, согласно которому депутат рейхстага утрачивал свой мандат, если он выходил из НСДАП или исключался из нее. Преемник такого депутата назначался председателем национал-социалистической фракции рейхстага.) Политическая бюрократия претворяет свою волю в административные и исполнительные акты через правительство, состоящее из высокопоставленных партийных функционеров. Она же контролирует работу судов, нередко прямо предписывая судьям желательные для партийной элиты приговоры, если судебный процесс имеет для нее какое-либо значение. «Следовательно, все три власти становятся своего рода звеньями… партии, подобно партийным органам».

Опять же хочется спросить – а кто мешал народу, скажем, выдвинуть того же своего кандидата на выборы, дабы они не были безальтернативными. Вероятно, ограничения были, но, представляется, не столь уж и роковые для достаточно большого и организованного коллектива, ну, скажем, на каком-нибудь заводе. Понятно при Сталине, но во времена Брежнева никто бы не репрессировал такой коллектив, возжелавший бы выдвинуть своего кандидата.

«Характерными для политической системы тоталитаризма являются отсутствие равенства всех граждан перед законом и судом, социальная, национальная и политическая дискриминация. При тоталитарном режиме дискриминация, по удачному замечанию французского политолога Ш.Мийон-Дельсоль, происходит «под предлогом того, что одни люди в большей степени принадлежат к роду человеческому, чем другие». Если либеральные революции (революции гражданского общества) провозглашали равенство всех граждан перед законом, то большевистская революция провозгласила их неравенство и лишила «эксплуататоров» всех прав. Уже в первой советской конституции 1918 г. было зафиксировано лишение всяких прав лиц, живущих на «нетрудовые доходы», частных торговцев, предпринимателей, служителей культа, бывших полицейских. Лишение прав распространялось на всех членов семьи. До середины 30-х годов лица «буржуазного происхождения» были лишены, в частности, возможности получить высшее образование и вступить профессиональный союз (т.е. иметь даже те минимальные социальные гарантии, которые обеспечивало членство в профсоюзе); «буржуазное происхождение» значительно ограничивало возможность выбора профессиональной деятельности.

Аналогично в нацистской Германии Нюрнбергские законы, принятые в 1935 г., лишали лиц еврейской национальности германского гражданства и значительно ограничивали их в правах. В течении последующих лет было издано еще 13 декретов, ставивших евреев по существу, вне закона. Им было запрещено заниматься многими видами профессиональной деятельности, вступать в брак с арийцам и т.д.

Таким образом, тоталитаризм ликвидирует социальную мобильность для лиц с «неподходящим» классовым (при коммунизме) или расовым (при нацизме) происхождением.

О равенстве граждан перед судом также нельзя говорить при режиме, стремящемся уничтожить определенные «реакционные классы» или «низшие расы». Суд, полностью подчиненный партии и аппарату террора, может проводить только их волю. «Суды у нас классовые, против буржуазии», — заявил Ленин в 1921 г.

Таким образом, при тоталитарном режиме нельзя говорить о равенстве всех граждан перед законом и судом, о равном отношении государства ко всем гражданам (независимо от их социального происхождения, религиозной и расовой принадлежности, политических убеждений и т.д.), что является одним из важнейших принципов правового государства. Напротив, можно говорить о дискриминации и даже прямом уничтожении граждан определенного («буржуазного») социального происхождения при коммунизме и определенной национальной принадлежности («представители низших рас») при нацизме.

В то же время тоталитарная элита и ее вождь стоят над законом и судом. Законы государства не имеют силы для партии и ее членов, а это означает, что действия партийного государства неправозаконны, так как отсутствует верховная норма права, обязательная и для вправляющих и для управляемых)». [14]

И на эти обличительные речи хотелось бы сказать, что я целиком не соглашусь с их тоном. Неравенство граждан на основе самых разных признаков – больная тема чуть ли не каждого общества, нерешенная даже и в современных демократиях. Конечно, степень третирования может быть разной, но и та, которая была при тоталитаризме, находит себе множество аналогов в других обществах. Скажем, ограничение возможности проживания и избирательных прав мы можем найти как в греческих демократиях – рабы, тоже люди, вообще говоря! – так и в средневековых монархиях в отношении простолюдинов, и т.п. И даже весьма часто государства вынуждены регулировать людские потоки подобными мерами. А за примерами из современности далеко ходить не надо – взять хотя бы кичащиеся своей культурностью и цивилизованностью страны Прибалтики…

Ну а лидер партии напоминает почти что монарха, или единоначального главу силовой структуры. Хотя его независимость и неотчетность тоже совсем не беспредельны, как это может показаться:

«Лидер партии не отвечает ни перед кем за свои действия, он сам принимает решения, не будут ничем ограничен в своей деятельности по управлению страной. Ленин делал особый акцент на отсутствии всяких ограничителей государственной власти при коммунистической диктатуре. (вот именно, Ленин говорил о власти, а не о себе исключительно. И сам он реально не стремился к самовластью, чего не скажешь о Гитлере и Сталине – Е.К.) «Научное понятие диктатуры означает не что иное, как ничем не ограниченную никакими законами, никакими абсолютно правилами не стесненную, непосредственно на насилие опирающуюся власть », — писал лидер большевиков в 1920 г. Диктатура пролетариата, по Ленину «есть власть, завоеванная и поддерживаемая насилием пролетариат над буржуазией, власть, не связанная никакими законами». Отсюда вытекает, что полномочия властей при тоталитарном режим являются дискреционными, не ограниченными законом. В национал социалистической Германии в апреле 1942 г. фюрер был даже формально объявлен рейхстагом, стоящим над законом. Однако уже выступая в рейхстаге 13 июля 1934 г., Гитлер открыто заявил приоритете собственной воли над волей закона, о том, что он является Верховным Судьей немецкого народа.

Идеологическим оправданием такого положения тоталитарного лидера и партийного руководства служили утверждения, что воля партии и ее вождя тождественна воле пролетариата (коммунизм) или что воля фюрера тождественна воле немецкого народа (нацизм). Таким образом, любые действия диктатора и директивы партии фактически отождествлялись с законами. «Наша конституция -это воля фюрера», — заявлял один из ведущих нацистских юристов Г. Франк.

В заключение хотелось бы отметить еще одну характерную черту политической системы тоталитаризма. На вопрос, что он прежде всего счел бы нужным сделать, если бы ему поручили управление провинцией, Конфуций ответил: «Я бы следил за тем, чтобы все соответствовало своему названию». Если бы Конфуций смог увидеть тоталитарное государство XX в., он убедился бы в том, что в нем практически ничто не соответствует своему названию. Название института, документа или процесса может быть заимствовано из практики демократических государств, но реальное наполнение термина совершенно иное, чем при конституционной демократии. При тоталитаризме есть и «конституция», заполненная абсолютно ложными измышлениями, ни одна статья которой никогда не выполнялась; есть «парламент», который не принимает законов; есть «партия», которая является не партией в обычном смысле этого слова (т.е. свободным союзом единомышленников), а фактически государственной машиной; есть «законы», которых никто никогда не придерживается; есть «выборы» с заранее подобранными кандидатами; есть (в случае коммунизма) «Советская власть», органы которой — Советы — являются бессильными придатками партии-государства; существуют «профсоюзы», помогающие политической бюрократии эксплуатировать трудящихся и мобилизующие их на выполнение поставленных режимом задач; есть «суд», который стремится не установить истину, а провести в жизнь волю партии-государства, и т.д. Используя выражение Оруэлла, это «двоемыслие в действии» является яркой и характерной особенностью тоталитарной политической системы ». [15]

На последнее хочется сказать, что так называемая «политика двойных стандартов» и сегодня имеет мировые масштабы в действиях ведущих мировых держав.

Каковы же причины, социальные истоки возникновения тоталитарных обществ в ХХ веке? Являются ли они следствием узурпации власти кучкой неуравновешенных экстремистов, невесть откуда выскочивших, не имеющих исторических корней и закономерных обстоятельств возникновения? Ведь именно такое впечатление складывается, если послушать современную, подаваемую в СМИ трактовку.

Тот же автор указывает в качестве причин возникновения тоталитаризма процессы, с полным правом могущие быть названы глубокими и фундаментальными:

«Социальными основами тоталитаризма стали углубле­ние социально-классовых противоречий и социального неравенства между монополистической буржуазией и трудящимися массами, люмпенизация пролетариата, кре­стьянства и интеллигенции, их социальная аморфность, дезориентированность, ненависть ко всем состоятельным классам и социальным слоям буржуазного общества, наличие у них стабильного жизненного уклада, больших доходов и т. д. Психологическая неудовлетворенность существующим строем, а также привлекательность тота­литаризма резко возрастают в период острых социально-экономических кризисов, вливающих новую энергию в тоталитарные движения. Кризис многократно усиливает нищету и бедствия масс, недовольство населения, а значит и негативную мотивацию его действий. Он резко ускоряет созревание необходимых для тоталитаризма социальных предпосылок — появление значительных по численности и влиянию социальных слоев, непосред­ственно участвующих в тоталитарной революции или поддерживающих ее . Это достигается прежде всего че­рез особенно интенсивные в кризисные времена маргинализацию и люмпенизацию общества.

Тоталитаризм представляет собой специфическую по­пытку разрешения обострившегося в ходе общественно­го развития реального противоречия между усложнением социальной организации и индивидуальной свободой. Исторический опыт начала XX в. показал, что с помощью социальной демагогии тоталитарные движения могут использовать в своих целях недовольство широких соци­альных слоев для проведения радикальных преобразова­ли и изменения политического строя. Так, в России большевики, руководство которых состояло в основном из социальных и этнических маргиналов, мастерски ис­пользовали требования крестьян о безвозмездной передаче помещичьих земель, чтобы впоследствии отнять у них всю землю, а также массовое недовольство солдат и всего населения разрушительной войной и вызванными ею лишениями .) В Германии социальной опорой национал-социалистического тоталитаризма стал «средний класс» — многочисленные конторские служащие, машинистки, учителя, торговцы, мелкие чиновники, небогатые представители свободных профессий, положение которых значительно ухудшилось по сравнению с привилегированным положением промышленных рабочих, защищенных сильными профсоюзами и государственными законами. Свои особенности были характерны для формирования тоталитарного общества в Италии и ряде других государств современного мира.

Это привело к формированию новых идеологий XX в., качественно отличающихся от либерально-демократических и авторитарных идеологий эпохи домонополистического капитализма. …Делаются попытки обосновать необходимость перехода к тоталитарной организации общества, опираясь на объективные законы общественного развития, новейшие социальные факты и теории: общественного процесса, социал-дарвинизма, классовой борьбы, государственно-капиталистического монополизма, планирования и др».[16]

Хочется сказать – неужели целые массы были одурачены теориями, не имеющими ничего общего с действительностью? И неужели среди возглавлявших тоталитарные партии лидеров, в правящей верхушке так таки и не было людей, искренне придерживавшихся своих идеалов?

Конечно, были.

Известные нам тоталитарные режимы имели глубокие исторические идейные корни, и множество искренних последователей. А идеи, как видится, не просто пустые, надуманные фантазии, а, коль уж скоро они своей силой действительно захватывали огромные массы народа, то имели не менее глубокие основания в природе вещей.

Вот и рассмотрим более конкретно, каковы были истоки, причины и условия. Возьмем германский национал-социализм:

«В 1929 г. на Нью-Йоркской бирже произошел обвал рынка ценных бумаг, повлекший мировой экономический кризис. В Германии инфляция, дороговизна и общий кризис экономики усугубились гнем, что она, как проигравшая Первую мировую войну, должна была выплачивать репарации. В 1929 — 1933 гг. объем промышленного производства и Германии упал на 40%. Общин фонд зарплаты рабочих с 1929 по 1932 г. уменьшился в 2 раза. Количество безработных достигло 8 млн., доходя в отдельные месяцы до 10,5 млн. человек. Разорились миллионы крестьян. Каждый 4-й в Германии того времени голодал. …В германском обществе в это кризисное время на конфликт с либеральным правительством Веймарской республики пошли самые разные слои общества: от союза ветеранов-фронтовиков до крестьянских союзов (отказавшихся платить налоги), от интеллигенции и ученых до лидеров промышленности. В 1930 г. сменилось правительство. Во главе нового кабинета встал молодой Брюнинг, наделивший себя чрезвычайными полномочиями. Действия нового правительства, от которого многие ждали спасения, обернулись углублением кризиса. Закрытие шахт и заводов вызвало массовые увольнения и забастовки. В 1932 г. на Лозаннской конференции был фактически наложен мораторий на выплату репараций, но было поздно: правительство Брюнинга пало.

Разные слои населения ждали лидера, который принес бы национальную идею, оживил промышленность, дал работу, сплотил народ, подавил конкурентов внутри и вне страны. Средства массовой информации, а точнее А. Гугенберг, основавший «Имперский комитет в поддержку народного волеизъявления», стали «раскручивать» Гитлера, которого, как они считали, можно будет убрать в любой удобный момент. Партия Гитлера в начале 30-х демонстрировала то, что ИМПОНИРОВАЛО ОБЫВАТЕЛЮ: полувоенную дисциплину, строгую иерархию, порядок внутри рядов, наличие вождя (фюрера) и «ясной» программы выхода из кризиса, знание «врагов нации» и т. д.

В 1933 г. Гитлер созвал Генеральный совет но германской экономике, куда вошли тузы немецкой промышленности. К 1937 г. каждая отрасль получила своего фюрера. Были приняты законы, направленные на укрупнение промышленности: фактически насильно были согнаны в картели более 700 тыс. мелких и средних предприятий. Было закреплено право наследования земли, ликвидировано местное самоуправление, обеспечено главенство партии над государством и, наконец, принят закон о предоставлении Гитлеру чрезвычайных полномочий.

Были спешно созданы первые 26 концлагерей. Все больные психиатрических больниц были уничтожены.

Чем все закончилось, хорошо известно. Как указывалось на Нюрнбергском процессе, «в 1923 г. хватило бы 7 мюнхенских полицейских, чтобы разделаться с фашистским маскарадом, через 10 лет с этим справились бы 700 хорошо вооруженных солдат рейхсвера, но прошло чуть более 20 лет после Мюнхена — и пришлось пожертвовать 70 млн. людей из разных стран мира, чтобы покончить с Гитлером». [17]

Не менее глубокими были и идейные, «культурные» истоки немецкого фашизма:

«Глубинными корнями германского национал-социализма были ярый расизм, вера в превосходство немцев и… мистицизм. Из этих трех элементов мистическая составляющая идеологии германского национал-социализма известна меньше всего.

А ведь она играла огромную роль в планах нацистов. У премьер-министра Великобритании У. Черчилля был личный советник по вопросам мотивов тех или иных поступков фашистского руководства, так как для этого нужно было знание оккультизма.

ДЛЯ «научного» обоснования нацизма и прежде всего для достижения власти над миром в недрах СС существовала некая структура, называвшаяся «наследие предков», куда входило около 50 институтов. Изучались рунические письмена, основы символизма, лингвистика, история ариев, знания древних народов, мифы и легенды разных племен, санскрит, особенности рас и многое другое. Одним из направлений поисков ученых из СС было обоснование превосходства арийской расы и ее права на мировое господство и поиск доказательств неполноценности других народов, прежде всего относящихся к «иудейско-сирийско-римской» и славянским (по терминологии наци)расам.

Оккультисты рейха занимались созданием человеческой элиты, расы господ, которая начиналась с создания ордена СС. В СС также было подразделение его членов с выделением тех, кто мог доказать свое арийское происхождение начиная с 1650 г. СС восстанавливал в своей среде ритуалы древних германцев, причем многие ритуалы воссоздавал но, на основе исторической памяти (видений) людей, принадлежавших к известным в истории Германии родам, а также использовались элементы ритуалов десятков тайных орденов. Праздники в СС отмечались по руническому зодиакальному кругу.

Считалось, что души настоящих ариев бессмертны, Гиммлер полагал, что он является воплощением (реинкарнацией) императора Генриха I Птицелова, а Гитлер — воплощение императора Фридриха II.

…В школах Германии преподавались две «истинно арийские теории» — теория ледяного мира и теория полой Земли. Эти теории объясняли мир и человека. Теория вечного льда противоречила данным астрономии, но обосновывала древние германские мифы, пророчества, опиралась на древнеиндийскую мистику и демонологию. Все во Вселенной и на Земле эта теория объясняла борьбой между льдом и пламенем. Автор этой доктрины, как и Гитлер, считал, что «объективная наука — тотем упадка».

Мистицизм наци выливался в совершенно конкретные действия, которые часто трудно обосновать с военно-стратегической точки зрения.

Дата нападения на СССР была выбрана в соответствии с руническим кругом. 22 июня -древнегерманский праздник солнцестояния, а через 2 руны после этой даты идет руна «зиг», означающая победу. От начала (22 июня) до руны «зиг» было 2 месяца. Гитлер считал, что на захват СССР ему достаточно 2 месяцев.

..Уничтожение людей, и прежде всего евреев, в концлагерях — это, ''по взглядам верхушки рейха, было возрождением ритуала приношения человеческих жертв для задабривания древнегерманских богов. Гитлер считал, что его логическому дару подвластен русский холод. Для проведения зимней кампании наступавшие войска получили дополнительно лишь шарфы и перчатки. Но -41 «С есть -41°С. Отказывала техника, замерзала армия — фюрер с холодом не справился, под Москвой немцы потерпели поражение.

В конце войны генерал Дорнбергер форсировал создание «Фау-2.» Работы прерывались потому, что провидение указало фюреру на возможность или отказа ракет, или отмщения неба… Гитлер застрелился ночью 1 мая. Это — дата языческого праздника, после которого валькирии уносят души германских воинов. Самоубийство произошло перед портретом Фридриха II ».[18]

Таковы истоки, глубоко исторические, вплоть до мистических. И поэтому видится, что они имеют глубокие корни в характере народа, в духе немецкой нации. Эти дремавшие до поры до времени силы в соответствующий момент истории были разбужены и получили возможность развернуться в полную силу. Их трагические последствия – великий исторический урок для нации и всего мира.

Но и сегодня, как мы знаем, в той же Германии имеются, и вовсе не спешат уйти в небытие неонацистские движения, и даже можно сказать о терпимом отношении к ним официальных властей.

**

Хотелось бы продолжить исследование причин тоталитаризма, и проследить его действительно глубокие корни. Именно эти внутренние сущностные силы сформировали потом базовые политические структуры рассматриваемых общественных систем. И доказательство глубинного происхождения этих тенденций послужит хорошим ответом тем тенденциозным «критикам», которые и в нашу эпоху пытаются свалить всю вину на своих политических и идеологических противников.

Как уже было сказано, тоталитаризм явился порождением острых кризисных явлений в обществах первой половины ХХ века:

«Именно мировая война привела к разрушению того обыденного, повседневного мира, в котором обыкновенный человек пытался удержаться, «возделывая свой виноградник». Выброшенный в парадоксальный мир войны, в котором «что тот солдат, что этот» (название одной из пьес 20-х годов Б. Брехта), человек был раздавлен алогичностью, абсурдом жестокости, тотальностью зла, инстинктами, которых он в себе и не подозревал, теми темными силами души, которые внезапно ему открылись и перед которыми он оказался абсолютно бессильным. … В самом человеке обнаружились психические регуляторы, общие всем людям, «потому что они люди» (К.Г. Юнг). Освободиться от груза моральных норм и от тягости сознания, от собственной самости оказалось возможным в процессе, названном Юнгом деиндивидуацией. ПРИ ЭТОМ ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ САМОСТЬ ОКАЗЫВАЛАСЬ РЕДУЦИРОВАННОЙ К РЕАЛЬНОСТИ, ДЕЛАЮЩЕЙ ЧЕЛОВЕКА ГРУППОВЫМ ИНДИВИДОМ, СОЦИАЛЬНОЕ «МЫ» (КЛАСС, НАЦИЯ) РАСТВОРИЛО В СЕБЕ «Я» ОТДЕЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА, ОСВОБОДИВ ЕГО ОТ ОБРЕЧЕННОСТИ НА СВОБОДУ МЫСЛИ И ПОСТУПКА. Все то страшное и чудовищное, что пугало воображение отдельного человека в себе самом, та небожественная реальность, в которой «ад — это мы сами» (К.Леви-Строс), субстанционализировалось, манифестировалось вовне психики отдельного человека и вне той социальной группы, с которой он себя идентифицировал. Как некая противостоящая «Мы» реальность темная сторона души стала существовать объективно, и, как всегда в мифе, иметь свои четко очерченные пространственно-временные формы, в которых часть тождественна целому, каждый предмет — носитель общих свойств мира абсолютного добра или абсолютного зла. Мир распался на две части. Все позитивное принадлежало «Мы», все негативное олицетворяли «Они». И, как всегда в таких случаях, готовые пустые мыслительные формы заполнялись по мере необходимости любым политически или идеологически ангажированным содержанием. Отказываясь от рацио, беспомощного в реалиях войн, смут и революций с их страшной силой иррациональности, люди оказывались захвачены грозной и пугающей, вдохновляющей и вызывающей трепет силой — этой всесокрушающей силой был миф. Логика мифа сводила все исторически изменчивое к некоему незыблемо природному первоначалу, архэ, которое сохраняет свою силу в настоящем, прошлом и будущем. Открытое Юнгом в психике человека стремление отделить свою «тень», все то, что собственное «я» не хочет принимать в себе, идентифицировать с собственной самостью, всегда было известно мифу. Так, мифическому герою сопутствует trikster-носитель всех негативных качеств, тень, оборотная сторона человеческой психики. Особенность духовной ситуации XX века была не в том, что тень перестала подчиняться своему хозяину, отделилась от него, зажила своею жизнью и даже стала покушаться на жизнь героя. ОСОБЕННОСТЬ КУЛЬТУРЫ XX ВЕКА В ТОМ, ЧТО ФЕНОМЕН ПЕРЕБРОСА ПСИХИЧЕСКИ НЕГАТИВНЫХ КАЧЕСТВ НА ПОЛИТИЧЕСКОГО, ИДЕОЛОГИЧЕСКОГО, КЛАССОВОГО ВРАГА СТАЛ ИСПОЛЬЗОВАТЬСЯ СОЗНАТЕЛЬНО, ТО ЕСТЬ САМО ЗНАНИЕ О БЕССОЗНАТЕЛЬНОМ, ГЛУБОКО УКОРЕНЕННОМ В ПСИХИКЕ ЛЮДЕЙ НА ИНДИВИДУАЛЬНОМ И ДОИНДИВИДУАЛЬНОМ УРОВНЕ, СТАНОВИТСЯ СРЕДСТВОМ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА НИХ. Пропаганда всех воющих стран обращалась к неким вечным природным качествам, присущим всем немцам, французам, русским. При этом мифическая привычка говорить от имени «мы» приводила к формированию облика героя — выразителя духа нации, клишированный образ врага — «боша» или «лягушатника» наделялся чертами трикстера. Абсолютно идентичны описания «зверств оккупантов и захватчиков» в прессе враждебных друг другу воюющих стран, идентичны и образы доблестных защитников Отечества. Юнг писал в 1918 году: «Эта война заставила нас испытать снова — и притом в чудовищно раздутой форме — то первобытное недоверие к соседнему племени, которое мы, казалось, давно преодолели… Вражеской нации отказывают в каких бы то ни было достоинствах, и наши собственные недостатки в фантастически преувеличенном виде проявляются у других» (Юнг К.Г. Психология нацизма. Вотан / Юнг К.Г. О современных мифах.- М.-1994.-С. 232)). То, что миф не выдумка, знал каждый, кто, как Гойя в своих «Бедствиях войны», мог сказать: «Я видел это». И если исследователи мифа, характеризуя последний, утверждали его особенность в том, что в миф не верят, в мифе живут, то любой солдат или житель приграничных областей Германии, Италии, Франции и России, всех воюющих стран жил и умирал в реальности мифа абсурдной, жестокой и страшной. Ролан Барт писал позднее о свойственной мелкобуржуазному сознанию черте — неспособности вообразить себе другого. Инакость — понятие, к которому «здравый смысл» испытывает более всего неприязни. «Любой миф с неизбежностью, — писал Барт, — тяготеет к суженному антропоморфизму, и хуже того к антропоморфизму, который можно было бы назвать классовым» (Барт Р. Мифологии / Избр. работы: Семиотика. Поэтика. Пер. с фр. — М. -1989. — С. 68-69). Так как большинство тех, кто воевал, принадлежали как раз к этому социальному слою, то характеристика Барта позволяет понять тех, кто в это время существовал по принципу: «сегодня жить, умереть завтра». ИМЕННО ТАКОЕ СВОЙСТВО ПСИХИКИ, РАЗБАЛАНСИРОВАННОЙ В РЕЗУЛЬТАТЕ КАТАСТРОФ СОЦИАЛЬНОГО ПОРЯДКА, СТАНЕТ ОСНОВОЙ ТОТАЛИТАРНОГО СОЗНАНИЯ. «В мифологическом мышлении всегда есть положительный и отрицательный полюса. Естественно, что политические мифы не полны, если в них не представлено демоническое начало». — писал Э. Кассирер об особенностях такого сознания. Какую силу тотально управляемое сознание будет считать демонической, станет вопросом идеологических пристрастий и политических выгод. Так, в «германском пандемонизме эта роль была отведена евреям», в сталинской политической мифологии «темные силы» были представлены как вне страны — миром капитала, так и в стране — его прислужниками — врагами народа.

Повсеместно идущее в воюющих странах понижение уровня жизни большинства населения приводило, по выражению Питирима Сорокина, к обнажению в психике людей действия базовых инстинктов, а, следовательно, к «бестиализации» человека. «Революции скорее не социализируют людей, а биологизируют; не увеличивают, а сокращают все базовые свободы; не улучшают, а скорее ухудшают экономическое и культурное положение рабочего класса» (Сорокин П. Социология революции в кн.: Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество.- Пер. с англ.- М. — 1992.- С. 270).- В психической жизни многих людей военного и послевоенного времени происходили разрушительные процессы, а функцию стабилизации разбалансированной психической жизни вместо подвергнувшихся деструкции сознательных регуляторов брали на себя глубинные психические бессознательные силы, выполняющие, по мнению К.Г. Юнга, компенсаторную функцию. Речь идет о наметившихся к тому времени ПРОЦЕССАХ ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИИ, определенного современным отечественным исследователем в качестве «надлома сознания людей, его вступления в состояние некоего потока, но не в смысле движения от одного рубежа к другому, а в смысле некоей флюктуации и разжиженности, при которых оно теряет устойчивость, определенность и предсказуемость» (Гаджиев К.С. Заметки о тоталитарном сознании // ж. Вестник Московского Университета.- Сер. 12.-1993.- № 4.- С. 15).

ПРОБЛЕМА УТРАТЫ ЧЕЛОВЕКОМ ЗАПАДА СВОЕГО «Я», массовизации, превращения индивида в анонимную, взаимозаменяемую частицу коллектива, стала предметом изучения западной культурологической философской, социологической и психологической мысли всего ХХ столетия.

…При анализе мифа в поле зрения исследователей разной мировоззренческой направленности, среди которых были К. Ясперс и М. Хайдеггер, Н. Бердяев и К.Г. Юнг, Э. Фромм и Э. Кассирер, И. Хейзинга и А. Лосев, попал человек, чей духовный облик определили такие поворотные в судьбе западного мира события, как Реформация, индустриальная революция XVIII века и установление различных форм демократии. Произошедшие в результате этих разновременных и разнокачественных событий революционные изменения, приведшие к формированию уникальной техногенной цивилизации, затронули не только социально-экономические, политические реалии, они повлияли радикально на антропологическую составляющую идущих общественных изменений, включая и способ идентификации и самообраз человека Запада, формирующийся в это время.

С утратой веры в Абсолют, с утверждением под влиянием авторитета науки в массовом сознании доверия только к калькулированным истинам, человек механически, насильственно разъединяет свою душу на две разнокачественные стороны: все бессознательное вытесняется и прячется как не прошедшее проверку на разумность, но не исчезает, ибо глубоко укоренено в самости, — писал Юнг. Коллективный разум (представленный теперь в эпоху обезбоживания разумом государственным), а также индивидуальное сознание пытаются обуздать бессознательные силы, — писал швейцарский психоаналитик, — что приводит к массовым неврозам, стихийные силы в массовом человеке готовы в любой момент вырваться из-под контроля сознания. В XX ВЕКЕ КАНАЛОМ ВЫХОДА ГЛУБОКО ЗАПРЯТАННЫХ, НО НЕУНИЧТОЖИМЫХ В ПСИХИКЕ ЧЕЛОВЕКА ЗАПАДА ЛАТЕНТНЫХ ПСИХИЧЕСКИХ СИЛ И ИМПУЛЬСОВ СТАНОВЯТСЯ НЕВИДАННЫЕ ПО МАСШТАБУ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ. Так, «конечным продуктом объединенных сил Реформации, Просвещения и индустриальной революции является МАССОВЫЙ ЧЕЛОВЕК — ЧЕЛОВЕК, СОЦИАЛЬНО ИЗОЛИРОВАННЫЙ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ, ОТДЕЛЕННЫЙ ОТ СВОЕГО БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО И ИНСТИНКТОВ И В СИЛУ ЭТОГО ПОДВЕРЖЕННЫЙ МАССОВЫМ ПСИХИЧЕСКИМ ЭПИДЕМИЯМ, НАИБОЛЕЕ ХАРАКТЕРНЫМ И ЯДОВИТЫМ ПРОЯВЛЕНИЕМ КОТОРЫХ СЛУЖАТ МАССОВЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ» (Одайник В. Массовая душа и массовый человек / К.Г. Юнг. Аналитическая психология. Прошлое и настоящее- М. -1995.-С.249-250).

Такие исследователи западной культуры XX века, как нидерландец И. Хейзинга и испанец X. Ортега-и-Гасссет, определяя черты психики массового человека, отмечали его снижающуюся способность самостоятельных суждений. Прежде обыкновенный человек «находил в целостности своего знания духовную силу, которой он поверял жизнь и мироздание» и, «благодаря своей ограниченности бывал мудрым», поскольку в ограниченном его горизонтом мире он был хозяином и распорядителем, более того, этот мир (и себя в этом мире человек) традиционных культур творил и осмысливал сам, вызывая уважение других и самоуважение. Теперь же человек, оказавшийся в мире, беспредельность которого в его ограниченном сознании не укладывается, «человек массы судит о вещах, превышающих уровень его компетенции, не стремясь возвыситься до их понимания, а профанируя сущности, сводя сложное к простому и поэтому понятному» (Хейзинга И. В тени зав-д трашнего дня /…. — М.-1994.- С. 275).(это уже другой фактор массовизации – Е.К.)

ВАРВАРИЗАЦИЯ ЧЕЛОВЕКА — ВОТ НАЗВАНИЕ ТОГО ПРОЦЕССА, КОТОРЫМ ОТМЕЧАЮТ МНОГИЕ ИССЛЕДОВАТЕЛИ ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ ЗАПАДА В XX ВЕКЕ. ВАРВАР — ЧЕЛОВЕК, ПРИРОДНОЕ, СТИХИЙНОЕ НАЧАЛО В КОТОРОМ БОЛЕЕ НЕ СМИРЕНО КУЛЬТУРНЫМИ НОРМАМИ. НЕ УСМИРЕНА СОБСТВЕННАЯ ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА В ЦИВИЛИЗАЦИИ, ПЫТАЮЩЕГОСЯ УСМИРИТЬ И ПОСТАВИТЬ НА СВОЮ СЛУЖБУ ПРИРОДУ ВНЕ СЕБЯ , светлому, ясному познанию противопоставлена слепая сила инстинкта, «кровь», «раса» — начала чисто природные в самом человеке. Варваризация начинается тогда, когда в старой культуре, за многие столетия поднявшейся до высот ясности и чистоты, мышление и познание начинает заволакиваться магией и фантастикой, поднятыми чадной волной ярых инстинктов и страстей. Вот тогда миф теснит логос, — писал И. Хейзинга. «Варваризация» связана с возвращением от логоса к мифу. Но еще ранее логос был противопоставлен в европейской культуре рацио. Логос божественен, рацио же — свойство человека, возомнившего, что он Бог. Разуму обязана европейская культура открытием иррационального в природе социального, природного и психического бытия. Разум пытается более не обуздать бессознательное, а манипулировать им.

Человек Запада, утратив живую связь с Богом, «отдаляется от природы, вырывается из своей изначальной «естественной» среды», писал К. Ясперс. Он пытается опереться в своем существовании на науку и технику. Техника же, считал немецкий философ, стала ни от кого не зависимой, все за собой увлекающей силой. Человек подпал под ее власть, не заметив что это произошло и как это произошло» (Ясперс К. Современная техника//Новая технократическая волна на Западе. М.-1986:-С.145.). Ставшая демонической сила науки и техники мифологизировала их в массовом сознании людей. …Наука, ставшая альфой и омегой культуры Запада, не обеспечила того, что делал миф — она не дала общей, постигаемой обыденным сознанием картины мира. Ученые используют язык символов, обычный человек не может постичь их тайного смысла, хотя научные библиотеки открыты для всех желающих. Но потребность в постижении смысла мира, в каком ты живешь, необходима всем людям. Она должна быть восполнена, и, поскольку весь комплекс наук не может выполнить эту функцию, миф оказывается востребованной формой духовной жизни даже в условиях господства научного мировоззрения . Наука и миф существуют не только вместе в одном духовном пространстве, они частично перекрывают друг друга в культуре XX века, когда возникают науки о мифе и мифы о науке. … «Ученый (как Ж. Сорель) может пытаться контролировать массовое сознание с помощью разработанной технологии по внедрению мифов в массовое сознание. Наконец, ученый (А.Ф. Лосев) может научить людей различать мифы, способствующие их духовному здоровью или губительные для него. Еще одна причина совмещения науки XX века с современным мифотворчеством в культуре XX века связана с тем, что с развитием индустриально-городской культуры и техногенной цивилизации, «с широким распространением научных знаний, научной картины мира, комплекс «народных знаний» не исчезает полностью, а трансформируется, приспосабливаясь к новым условиям» (Найдыш В.М. Мифотворчество и фольклорное сознание // ж. Вопросы философии.-1994.- № 2.- С. 51). Рядом с наукой постоянно кристаллизуется пласт околонаучных, псевдонаучных знаний и верований, фобий и суеверий, от которых наука не может избавиться. Так, К.Г. Юнг проанализировал рождение живого, современного мифа о НЛО, объясняя его психологическим перебросом — «мы, люди мечтаем попасть на Луну или на Марс; одновременно, как утверждает миф, жители других планет и даже других созвездий хотят увидеть нас» (Юнг К.Г. НЛО как предмет слухов / Юнг К.Г. О современных мифах.- М.-1994.- С. 36) (Но ведь действительно: странно поверить, что мы во Вселенной, этой огромной Вселенной — якобы одни; или, по крайней мере, еще не найдены более высокоразвитой цивилизацией. Странно подумать, что таких цивилизаций не существует, не должно существовать. Ведь наша Вселенная живет уже не первый десяток миллиардов лет… Так что к этому мифу есть достаточные реальные основания, а отнюдь не только субъективные желания – Е.К. )

Таким образом, миф в культуре Запада в XX веке совмещен с такими, остающимися базовыми характеристиками ее облика чертами, как сциентизм и техницизм. Миф XX века отличен от первичной мифологии первобытной эпохи рядом важнейших черт, изучением которых и занята гуманитарная экспертиза XX века в лице виднейших представителей различных ветвей наук о человеке.

В России в результате национальной катастрофы, связанной с мировой, а затем гражданской войнами, революцией, разрухой и голодом произошел распад того «мира миров», которым была Россия для большинства народа. Социальный, политический и духовный хаос привели к повышению до ставшей критической массы людей нового психического склада. Внезапно обрушившийся старый мир, обратившиеся в ничто все прежние культурные регуляторы и нормы, привели к бездуховной, насильственной аскезе, умалению плоти и духа миллионов россиян, разнузданию витальных сил человека, утративших веру в Бога, царя и Отечество. НЕ РАВНОДУШИЕ В ВОПРОСАХ ВЕРЫ И ТОЛЕРАНТНОСТЬ К ИНАКОМЫСЛИЮ, КАК ЭТО ПРОИСХОДИЛО НА ЗАПАДЕ, А ФАНАТИЗМ БЕЗРЕЛИГИОЗНОГО ОТРИЦАНИЯ ОБНАРУЖИВАЛИ В ПСИХЕЕ РОССИЙСКОГО НАРОДА НЕСВОЙСТВЕННУЮ ЧЕЛОВЕКУ ЗАПАДА СО ВРЕМЕН РЕФОРМАЦИИ ЭКСТАТИЧНОСТЬ И ЭКЗАЛЬТИРОВАННОСТЬ, выраженные в отрицании того, во что ранее беззаветно верили и чему поклонялись. Свойственная душе народа антиномичность, привела к обвалу высших ценностей, к их оборачиванию на противоположные антиценности. Кстати говоря, отсутствие в мышлении средних форм, привычка мыслить антиномиями, глубоко укоренена как раз в мифе, как способе восприятия реальности. Не дух, в гордыне отвернувшийся от бога в поисках последних небожественных истин, а нутряное чувство обиды и злости двигало массовыми акциями глумления над религиозными святынями, над историей и культурой, происходившими в это время в России.

НОВАЯ ВЛАСТЬ ИСКАЛА И НАХОДИЛА ОПОРУ ИМЕННО В ТАКИХ ЛЮДЯХ, ПРЕДЛОЖИВ ИМ ОБРАЗ МИРА, АРХЕТИПЫ КОТОРОГО БЫЛИ ГЛУБОКО УКОРЕНЕНЫ В КОЛЛЕКТИВНОЙ ДОРЕФЛЕКСИВНОЙ ЖИЗНИ НАРОДА. И, КАК ВСЕГДА, АРХЕТИП КАК РУСЛО КАЗАЛОСЬ БЫ НАВСЕГДА ВЫСОХШЕЙ РЕКИ (ОБРАЗ ЮНГА) ВНЕЗАПНО ЗАПОЛНИЛА СТИХИЯ РАЗБУШЕВАВШИХСЯ ПСИХИЧЕСКИХ СИЛ НАРОДНОЙ ДУШИ. Лишь к концу 20-х годов власть смогла «оседлать» волны народного гнева, боли и отчаяния, не только заковала половодье народных ярых страстей и чувств в гранит идеологических постулатов, но и попыталась повернуть поток коллективного бессознательного в русло, сознательно и директивно установленное партией, монополизировавшей ум, честь и совесть всей эпохи. Всеми имеющимися у нее средствами политическая власть формировала мифологизированный образ мира и «нового человека», которые должны были быть просвечиваемыми коллективным Разумом и абсолютно контролируемыми коллективной Волей. Те стихийно формировавшиеся в народной среде мифы, которые ОТРАЖАЛИ ВЫШЕДШИЕ НА ПОВЕРХНОСТЬ ДУШИ ЧАЯНИЯ О ЛУЧШЕЙ ДОЛЕ, были использованы и с помощью специальных технологий переформатированы в нужной официальной власти форме. Тем самым, на смену первичной мифологии, которая поднявшись из недр народной души, питала своей стихийной громадной силой как разрушительные силы Революции и гражданской войны, так и энергию восстановления России первых послереволюционных лет, включая НЭП, приходит создание догматизированных, официально одобренных и манипулятивно применяемых всеми институтами власти мифов. Начинает затвердевать миф о Революции, включая и сцену штурма Зимнего дворца, десятилетиями воспринимавшимися зрителями как документальную съемку, образ Ленина — вождя Октябрьского восстания, Сталина — непосредственного ее руководителя (что, как станет ясно из изысканий последних лет, не соответствует действительности). Октябрь 1917 года — архэ нового мира, его цветовая символика — «красный» Октябрь облекала его в иконический символ спасения через смерть старого мира и обретение новой жизни. С первых же лет новая власть события Революции представила в виде мифического первособытия. Ритуал — важнейшая часть мифа постоянно воспроизводил события революции в грандиозных шествиях и демонстрациях.

Истоки той мифологии, которую используют марксистские ортодоксы в Советской России не самостоятельны, по Лосеву ( А.Ф. Лосев), а насквозь буржуазны, поскольку они связаны с теми идущими в новое время процессами, когда человек стал искать своего утверждения преимущественно в здешней, мирской жизни , поскольку, утверждает Лосев, все мышление после Средних веков в Европе есть либерализм и гуманизм…, ВСЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ ЭТИХ ВЕКОВ ОСНОВАНА НА ОТЧАЯННОМ ИНДИВИДУАЛИЗМЕ, Т.Е. ОКАЗЫВАЕТСЯ КАПИТАЛИЗМОМ И ОСНОВЫВАЕТСЯ НА МАШИННОЙ КУЛЬТУРЕ, ТО МИФ О МОГУЩЕСТВЕ ЗНАНИЯ ЕСТЬ ВСЕЦЕЛО БУРЖУАЗНЫЙ МИФ » (Лосев А.Ф. Диалектика мифа. — М,-1993.- С.508-

Результатом «захваченности» западной культуры со времен Просвещения мифом о могуществе знания явился, считает Лосев, РАДИКАЛЬНЫЕ СОЦИАЛЬНЫЙ УТОПИЗМ. Стремление к господству человека над природным и социальным миром выводят самого человека за их скобки , а сам мир предстает первозданным хаосом, но в сипу техничности мышления западного человека он мыслит становление из этого хаоса не органического, а механического сцепления распавшихся социальных институтов, духовных образований, политических доктрин.

Кроме процесса обезбоживания, захватившего западную культуру, Лосев пристально наблюдает и за формированием новой советской мифологии, представляющейся ему столь же относительной, как и остальные, возникающие в новое время, но стремящейся к вытеснению всех других мифологий, поскольку эта мифология обращена в будущее «всего человечества». ДАННАЯ МИФОЛОГИЯ ПРЕТЕНДУЕТ НА АБСОЛЮТНОЕ ГОСПОДСТВО НАД ВРЕМЕНЕМ И ПРОСТРАНСТВОМ, А ВЕРНЕЕ НА ИХ ПРЕОДОЛЕНИЕ. Именно с этим связана и борьба в партии вокруг фигуры «вождей», ведь мантическая функция мифа — функция предсказания будущего, означающая тем самым и контроль над его осуществлением, может быть доверена только одному человеку, поскольку и сама истина мифа одна. По Лосеву, ТАКОЙ ХОД ПОЛИТИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ МОЖЕТ ПРИВЕСТИ К БОЛЕЕ ЦЕЛОСТНОЙ МИФОЛОГИИ, ЧТО, НА ЕГО ВЗГЛЯД, БЫЛО БЫ ЛУЧШЕ МИФОЛОГИЧЕСКОГО ХАОСА. ВОЗМОЖНО ЭТИМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВОМ ОБЪЯСНЯЕТСЯ ПОСЛЕВОЕННАЯ МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКАЯ ПОЗИЦИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ФИЛОСОФА, ПРИЗНАВАВШЕГО МАРКСИЗМ «ЕДИНСТВЕННО ВЕРНЫМ УЧЕНИЕМ». Во время же написания «Диалектики мифа» Лосев обращает внимание на существенное своеобразие мифологии XX века. В современных мифах произошел отказ от интимно-личностного обращения к Абсолюту. Ведь черная пустота небытия, мертвый Левиафан, (материя в материализме – Е.К.) который не взыскует твою душу к ответу, а так видит Лосев материю, которая «дана нам в ощущениях» противостоит человеку, всей своей тяжестью давит на него. Расплющивая его внутренний мир, заставляя жить своими, внешними по отношению к духу человека мирскими обстоятельствами. Все ТО, что вне, над и сверх человека такая относительная мифология, как материализм, помещает здесь же, в плоскости социально-природного бытия, в котором ЧЕЛОВЕК ПРЕДСТАЕТ ФУНКЦИЕЙ МЕГАМАШИНЫ.

Миф о господстве силы знания стал базовым в буржуазной культуре в Новое время. Еще одним мифом, который дал архэ всему новоеропейскому человечеству, стал миф о машине, как воплощенной силе человеческого Ratio .

для появления мифов необходимо соответствующее психологическое состояние общества, наличие напряженной ситуации, тогда можно легко поверить в гонимых врагов и катастрофу и когда в это хочется верить » (Чудинова И.М. Политические мифы // ж. Социально-политический журнал. — 1996.- № 6.- С. 124). Огромную роль в ремифологизации массового сознания сыграли в XX веке средства массовой информации. Московичи С., автор книги «Век толп. Исторический трактат по психологии масс», считает, что масс-медиа, неэффективные на уровне одного человека, «заставляют толпу переходить из собранного состояния в распыленное. Человек может смотреть, случить, но не имеет возможности возразить. Он находится полностью во власти масс-медиа... » (Цит. по: В.А. Дмитриев. Влияние толп // ж. Социологические исследования. -1997.- № 11.- С. 138).

Одна из причин «легитимизации» мифа в современной политике связана, на наш взгляд, с массовизацией политических партий, начавшейся в XIX веке, но в XX веке впервые определившей политический фон таких стран, как Германия, Россия, Испания, Италия, да и не только их. И муссолиниевские фаши, и фаланги Испании, и национал-социалисты Германии, и большевики России действовали от лица масс через головы парламентов и правительств. Партии прямого политического участия, активной вовлеченности рядовых членов в повседневную политическую борьбу оказались сориентрированы на особенности массового политического сознания.

Нам представляется несомненной связь между вовлечением масс в политические партии лево- и праворадикального толка и нарастанием волны политической мифологии, выражающей и освобождающей латентные психические силы , используемые лидерами новых политических партий. С образованием массовых политических партий и их быстрым выходом на историческую арену меняется взаимодействие лидеров и рядовых членов партий. С одной стороны, вместо традиционно «делающих политику» представителей правящих классов, прошедших долгую специальную подготовку приходят лидеры, обладающие способностью, по сути, магического воздействия на массового участника политических действий . Макс Вебер, определяя облик такого политического вождя, описывал его как «одаренного сверхъестественными, сверхчеловеческими или, по крайней мере, особыми силами и свойствами, недоступными другим людям..., рассматривающегося как посланного богом в качестве образца »

Способность массы к пониманию происходящих политических событий ограничена, эмоциональная разбалансированность души массового человека беспрецедентна. Следствием чего является отмеченное Юнгом обстоятельство: «Репрессивной идентификации с более низкой и примитивной структурой сознания неизменно сопутствует повышение ощущения жизни (Юнг К.Г. Душа и миф: шесть архетипов. Пер. с англ. – Киев. – 1996 – с. 226). Карл Ясперс, ОПРЕДЕЛЯЯ ЧЕРТЫ ДУШЕВНОГО СКЛАДА СОВРЕМЕННОГО ЗАПАДНОГО ЧЕЛОВЕКА, ПИСАЛ О ТОМ, ЧТО ОТДЕЛЬНОМУ ЧЕЛОВЕКУ КАЗАЛОСЬ БЫ СКУЧНЫМ И, БОЛЕЕ ТОГО, НЕВЫНОСИМЫМ, В КОЛЛЕКТИВЕ ОН СПОКОЙНО ПРИНИМАЕТ КАК БЫ ПОД ВЛАСТЬЮ ИНОГО ИМПУЛЬСА (См.: Ясперс К. Смысл и назначение истории. — М.: Республика.-1994). Восприятие человеком массы глубинного смысла событий, в которых он задействован, также существенно отличается от постижения их функционером традиционных политических партий. Тем, кто был или стремился к власти нельзя было не учитывать новой психологии масс. Раньше, когда масса не была вовлечена в политическую жизнь, ее можно было не замечать, особенности массовой психологии не учитывать в той мере, как это стало необходимым в XX веке. Конечно, писал Х.Ортега-и-Гассет, массы существовали и раньше, но оставались незаметными, занимая задний план истории. ТЕПЕРЬ ЖЕ МАССЫ ВЫШЛИ НА АВАНСЦЕНУ ИСТОРИИ И СОСТАВЛЯЮТ БОЛЕЕ НЕ ЕЕ ФОН, ОНИ ПРЕВРАТИЛИСЬ КАК ГРЕЧЕСКИЙ ХОР В ГЛАВНОЕ ДЕЙСТВУЮЩЕЕ ЛИЦО МИРОВЫХ ТРАГЕДИЙ, ПОСТАВЛЕННЫХ ПОЛИТИЧЕСКИМИ «РЕЖИССЕРАМИ». Тот, кто ставит политические массовые действа, должен справиться с управлением массой, понимать ее психологию. КАКИМИ ЖЕ ОТЛИЧИЯМИ ОБЛАДАЕТ ДУША МАССОВОГО ЧЕЛОВЕКА, ВОВЛЕЧЕННОГО В БОЛЬШУЮ ПОЛИТИКУ? ОРТЕГА УКАЗАЛ НА ТАКИЕ ЧЕРТЫ ПСИХИЧЕСКОГО ОБЛИКА ЧЕЛОВЕКА МАССЫ, КАК ЕГО НЕСПОСОБНОСТЬ К ОЩУЩЕНИЮ В СЕБЕ ОСОБОГО ДАРА ИЛИ ОТЛИЧИЯ ОТ ВСЕХ, ПРИЗНАНИЯ, ЧТО ОН «ТОЧЬ-В-ТОЧЬ КАК ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ». «МАССА — ВСЯКИЙ И КАЖДЫЙ, КТО НИ В ДОБРЕ, НИ В ЗЛЕ НЕ МЕРИТ СЕБЯ ОСОБОЙ МЕРОЙ, А ОЩУЩАЕТ ТАКИМ ЖЕ, «КАК И ВСЕ», И НЕ ТОЛЬКО НЕ УДРУЧЕН, НО ДОВОЛЕН СОБСТВЕННОЙ НЕОТЛИЧИМОСТЬЮ » (Ортега-и-Гассет X. Восстание масс / Эстетика. Философия культуры. — М.: Искусство. — 1991.-С.310). Человек массы не чувствует умаления своей самости. ОН ИДЕНТИФИЦИРУЕТ СЕБЯ С КЛАССОМ, НАРОДОМ, НАЦИЕЙ, СИЛА КЛАССА — ЕГО СИЛА, ПРАВОТА НАЦИИ — ЕГО ПРАВОТА, КОЛЛЕКТИВНЫЙ УМ ПАРТИИ — ЕГО УМ. ДУШЕВНЫЙ ПОДЪЕМ И ЭНТУЗИАЗМ, ОЩУЩЕНИЕ ПОЛНОТЫ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА МАССЫ- РЕЗУЛЬТАТ ДЕИНДИВИДУАЦИИ.

Политический лидер, стремящийся к успеху у массы, должен учитывать такие ее свойства, как СТЕРЕОТИПНОСТЬ МЫШЛЕНИЯ, ЖЕЛАНИЕ ПОДЧИНИТЬСЯ АВТОРИТЕТУ и снять с себя ответственность за жизненно важные решения, некомпетентность, стремящуюся к простым решениям сложных проблем, приближенным к их пониманию. Аморфность массы, способность ее быть тем, что из нее «вылепят» делают ее пластитом, могущим взорваться от умелого «дистанционного управления».

Таким образом, появление в XX веке масс на авансцене политической жизни человека, названного Ясперсом «человеком без судьбы», а Хайдеггером «человеком техники» с упрощенной психической организацией, отказавшегося от зова бытия, растворившего свое «Я» в безликой неорганической массе, сделали возможной актуализацию латентных психических сил, таящихся до поры в толще массовой психологии . Но, в отличие от первобытной культуры, когда миф был органическим выражением всей полноты жизни первобытного коллектива в силу синкретизма самой культуры, невыделенности человека из социального целого, миф XX века, во-первых, не был ее органическим выражением. Он искусственно имплантировался в тело культуры. Причинами такой имплантации служили как кризисные явления самой культуры, так и противоречия между культурой и социумом, культурой и личностью, культурой и природой. В условиях распада единства человека и мира миф оказался симулякром (симулятором —? – Е.К.), а не образом мира, при всей своей иррациональности он технологичен. Он не рождается массовым сознанием, а внедряется в него. Он не предшествует наукам, а сам возможен как результат достигших в XX веке небывалого развития наук о духе. Если в мифе родового, первобытного общества коммуникация совершается по горизонтали (знание передается целостно и полно), то МИФ XX РАСПРОСТРАНЯЕТ ИНФОРМАЦИЮ СВЕРХУ ВНИЗ — ОТ ВСЕЗНАЮЩЕГО ВОЖДЯ К МОГУЩИМ ИНТЕРПРЕТИРОВАТЬ СЛОВО ВОЖДЯ СОРАТНИКОВ ДО ВОСПРОИЗВОДЯЩИХ САКРАЛИЗОВАННЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕКСТЫ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ И ЗАУЧИВАЮЩИХ ИХ ПОЛОЖЕНИЯ ТРУДЯЩИХСЯ. …Среди специфических особенностей политических мифов укажем вслед за И.М. Чудиновой и то, что «основу их составляют осознанные и культивированные политиками коллективные чаяния и надежды, усвоенные массовым сознанием », в политических мифах соединяются «два разнородных качества: трезвый расчет и фанатическая вера, позволяющие политикам освобождать себя от всех моральных преград», наконец то, что политические мифы «не поддаются разрушению с помощью рациональных аргументов» (Чудинова И.М. Указ соч. — С. 123).

…Миф оказался неустраним из культуры Запада, базовым основанием которой стали наука и техника. Причина этого в том, что его содержание лежит глубже рациональных схем и онаученной картины мира. Философы различных направлений обратили внимание на ретрансляцию многих черт мифического сознания в культуре XX века.

Самосознание европейской культуры XX века отразило процесс мифологизации различных форм общественного сознания. Исследованиями западных и отечественных философов определены основные причины ремифологизации, среди которых кризис научного мировидения, обращенность силы науки и техники, показавших свою демоническую природу, против своего творца — человека. Катаклизмы мировых войн, революций породили массового человека, психический став души подвергся флюктуации. Человек, который оказался действующим лицом мировой драмы, не мог осмыслить ее содержание привычными схематизмами.

Подведем итоги. Самосознание европейской культуры XX века отразило процесс мифологизации различных форм общественного сознания. Исследованиями западных и отечественных философов определены ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ РЕМИФОЛОГИЗАЦИИ, СРЕДИ КОТОРЫХ КРИЗИС НАУЧНОГО МИРОВИДЕНИЯ, ОБРАЩЕННОСТЬ СИЛЫ НАУКИ И ТЕХНИКИ, ПОКАЗАВШИХ СВОЮ ДЕМОНИЧЕСКУЮ ПРИРОДУ, ПРОТИВ СВОЕГО ТВОРЦА — ЧЕЛОВЕКА. КАТАКЛИЗМЫ МИРОВЫХ ВОЙН, РЕВОЛЮЦИЙ ПОРОДИЛИ МАССОВОГО ЧЕЛОВЕКА, ПСИХИЧЕСКИЙ СТАВ ДУШИ ПОДВЕРГСЯ ФЛЮКТУАЦИИ, ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ОКАЗАЛСЯ ДЕЙСТВУЮЩИМ ЛИЦОМ МИРОВОЙ ДРАМЫ, НЕ МОГ ОСМЫСЛИТЬ ЕЕ СОДЕРЖАНИЕ ПРИВЫЧНЫМИ СХЕМАТИЗМАМИ РАЦИОНАЛЬНОГО ПОЗНАНИЯ. Тогда смысл явился ему из тех областей бессознательно коллективной жизни, которые сохраняли пустые мыслительные формы, архетипические образы и сюжеты. В мифе трагический и катастрофический для индивидуального и массового сознания опыт оказался объективирован, овнешнен и НАПРАВЛЕН ПРОТИВ ТЕХ, КТО СТАЛ ВОПЛОЩЕНИЕМ АБСОЛЮТНО ЗЛА, БУДЬ ТО КЛАСС, НАЦИЯ, РАСА 0, ИЛИ ИНОВЕРН ые . Массовые политические движения экстремистского толка XX века дали такой колоссальные выброс несублимированной психической энергии, которая была следствием победы мифа над рацио.

С ЛИКВИДАЦИЕЙ ТОТАЛИТАРНОГО СТРОЯ ПРИХОДИТ ВРЕМЯ РАЗРУШЕНИЯ ДОГМАТИЗИРОВАННОЙ МИФОЛОГИИ. НО САМА ПОТРЕБНОСТЬ МИФОЛОГИЗАЦИИ СУЩЕСТВУЕТ И У НЫНЕШНЕЙ ВЛАСТИ». [19]

Таким образом, мы видим глубокие социальные, психологические, метафизические корни тоталитаризма. На определенном этапе истории человечества тоталитарные общества стали закономерным выявлением достаточно фундаментальных свойств человеческой природы, логики развития общественных процессов.

Представляется, что их возникновение нельзя объяснить какой-либо одной причиной, как и большинство масштабных процессов. Если с одной стороны мы имели деиндивидуализацию человека, потерю им своего внутреннего «я», то с другой – пробуждение в человеке – я имею ввиду тоталитаризм Советской России – высоких стремлений к Справедливости, Свободе, социальному Равенству. Эти, несомненно высокие идеалы, были вдохновителями и революции, и массового трудового энтузиазма. И что бы там ни говорили разные чубайсы и яковлевы, объяснить чистые устремления большей части советского народа, имевшие место быть в разные годы, исключительно или преимущественно пропагандистским зомбированием, им не удастся.

Попробуем же более целенаправленно понять, следствием каких черт народного духа и характера явилось становление в Советской России строя, получившего потом наименование «тоталитарного», и можно ли его оценить как однозначно антипрогрессивный и реакционный, или даже назвать «империей зла», как это поспешили сделать некоторые деятели за океаном.

Тоталитаризм в России

В качестве основного исторического свидетеля, достаточно глубоко, как мне кажется чувствовавшего дух эпохи, я приведу отрывки из книги известного русского философа Николая Бердяева. Правда, он иногда увлекается художественностью своих высказываний, и плавно переходит в философские импровизации, но эти моменты можно достаточно легко подвергнуть критике.

Я начну несколько «издалека», с исследования характера русской души. Это необходимо для действительно глубокого понимания рассматриваемых процессов.

Итак, в своей работе Истоки и смысл русского коммунизма» он писал:

«Противоречивость рyсской дyши определялась сложностью рyсской исторической сyдьбы, столкновением и противоборством в ней восточного и западноrо элемента. Дyша рyсскоrо народа была формирована православной церковью, она полyчила чисто религиознyю формацию. И эта религиозная формация сохранилась и до нашего времени, до рyсских нигилистов и коммyнистов. Hо в дyше рyсского народа остался сильный природный элемент, связанный с необъятностью рyсской земли, с безrраничностью рyсской равнины. У рyсских «природа», стихийная сила, сильнее, чем y западных людей, особенно людей самой оформленной латинской культуры. Элемент природно-языческий вошел и в рyсское христианство. B типе рyсского человека всегда сталкиваются два элемента — первобытное, природное язычество, стихийность бесконечной рyсской земли и православный, из Бизантии полyченый, аскетизм, yстремленность к потyстороннемy мирy. Для рyсского народа одинаково характерен и природный дионисизм и христианский аскетизм. Бесконечно трyдная задача стояла перед рyсским человеком — задача оформления и организации своей необъятной земли. Hеобъятность рyсской земли, отсyтствие границ и пределов выразились в строении рyсской дyши. Пейзаж рyсской дyши соответствyет пейзажy рyсской земли, та же безrраничность, бесформенность, yстремленность в бесконечность, широта. Hа Западе тесно, все оrраничено, все оформлено и распределено по категориям, все благоприятствyет образованию и развитию цивилизации — и строение земли и строение дyши. Mожно было бы сказать, что рyсский народ пал жертвой необъятности своей земли, своей природной стихийности. Емy нелегко давалось оформление, дар формы y рyсских людей не велик. РУССКИЕ ИСТОРИКИ ОБЪЯСНЯЮТ ДЕСПОТИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР РУССКОГО ГОСУДАРСТВА ЭТОЙ НЕОБХОДИМОСТЬЮ ОФОРМЛЕНИЯ ОГРОМНОЙ, НЕОБЪЯТНОЙ РУССКОЙ РАВНИНЫ. Замечательнейший из рyсских историков KЛЮЧЕВСКИЙ, СКАЗАЛ: «ГОСУДАРСТВО ПУХЛО, НАРОД ХИРЕЛ». B ИЗВЕСТНОМ СМЫСЛЕ ЭТО ПРОДОЛЖАЕТ ВЫТЬ ВЕРНЫМ И ДЛЯ СОВЕТСКОГО КОММУНИСТИЧЕСКОГО RОСУДАРСТВА, ГДЕ ИНТЕРЕСЫ НАРОДА ПРИНОСЯТСЯ В ЖЕРТВУ МОШИ И ОРГАНИЗОВАННОСТИ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА.

Религиозная формация рyсской дyши выработала некоторые устойчивые свойства: ДОГМАТИЗМ, АСКЕТИЗМ, СПОСОБНОСТЬ НЕСТИ СТРАДАНИЯ И ЖЕРТВЫ ВО ИМЯ СВОЕЙ ВЕРЫ, какова бы она ни была, yстремленность к трансцендентномy, которое относится то к вечности, к иномy мирy, то к бyдyщемy, к этомy мирy . Религиозная энергия рyсской дyши обладает способностью переключаться и направляться к целям, которые не являются yже религиозными, напр., к социальным целям. B силy религиозно-догматического склада своей дyши рyсские всеrда ортодоксы или еретики, раскольники, они апокалиптики или нигилисты. Рyсские ортодоксы и апокалиптики и тогда, когда они в ХVII веке были раскольниками-старообрядцами, и тоrда, когда в ХIХ веке они стали революционерами, нигилистами, коммyнистами. СТРУКТУРА ДУШИ ОСТАЕТСЯ ТА ЖЕ, РУССКИЕ ИНТЕЛЛИГЕНТЫ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ УНАСЛЕДОВАЛИ ЕЕ ОТ РАСКОЛЬНИКОВ ХVII ВЕКА. И ВСЕГДА ГЛАВНЫМ ОСТАЕТСЯ ИСПОВЕДАНИЕ КАКОЙ-ЛИБО ОРТОДОКСАЛЬНОЙ ВЕРЫ, всегда этим определяется принадлежность к рyсскомy народy.

… Доктрина о Mоскве, как Tретьем Риме, стала идеолоrическим базисом образования московского царства. Царство собиралось и оформлялось под символикой мессианской идеи. ИСКАНИЕ ЦАРСТВА, ИСТИННОГО ЦАРСТВА, ХАРАКТЕРНО ДЛЯ РУССКОГО НАРОДА НА ПРОТЯЖЕНИИ ВСЕЙ ЕГО ИСТОРИИ. Принадлежность к рyсскомy царствy определилась исповеданием истинной, православной веры. СОВЕРШЕННО ТАКЖЕ И ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ К СОВЕТСКОЙ РОССИИ, К РУССКОМУ КОММУНИСТИЧЕСКОМУ ЦАРСТВУ БУДЕТ ОПРЕДЕЛЯТЬСЯ ИСПОВЕДАНИЕМ ОРТОДОКСАЛЬНО-КОММУННСТИЧЕСКОЙ ВЕРЫ. Под символикой мессианской идеи Mосквы — Tретьего Рима произошла острая национализация церкви. Релиrиозное и национальное в московском царстве так же междy собой срослось, как в сознании древне-еврейскоrо народа. И так же как юдаизмy свойственно было мессианское сознание, оно свойственно было рyсскомy православию.

…Hо религиозная идея царства вылилась в формy образования могyщественного госyдарства, в котором церковь стала играть слyжебнyю роль. Mосковское православное царство было тотал итарным государством. Иоанн Грозный, который был замечательным теоретиком самодержавной монархии, yчил, что царь должен не только yправлять rосyдарством, но и спасать дyши .

… Уровень просвещения и кyльтyры церковной иерархии был очень низкий. Поэтомy и церковная реформа Петра была вызвана необходимостью. Hо она была произведена насильнически, не щадя религиозноrо чyвства народа. Mожно было бы сделать сравнение междy Петром и Лениным, междy переворотом петровским и переворотом большевистским . Tа же грyбость, насилие, навязанность сверхy народy известных принципов, та же прерывность органического развития, отрицание традиций, тот же этатизм, гипертрофия госyдарства, то же создание привиллегированного бюрократическоrо слоя, тот же централизм, то же желание резко и радикально изменить тип цивилизации.

Интeллигeнция cкopee нaпoминaлa мoнaшecкий opдeн или peлигиoзнyю ceктy co cвoeй ocoбoй мopaлью, oчeнь нeтepпимoй, co cвoим oбязaтeльным миpocoзepцaниeм, co cвoими ocoбыми нpaвaми и oбычaями , и дaжe co cвoeoбpaзным физичecким oбликoм, пo кoтopoмy вceгдa мoжнo былo yзнaть интeллиreнтa и oтличать eгo oт дpyгиx coциaльныx rpyпп. Интeллигeнция былa y нac идeoлoгичecкoй, a нe пpoфeccиoнaльнoй и экoнoмичecкoй гpyппиpoвкoй, oбpaзoвaвшeйcя из paзныx coциaльныx клaccoв, cнaчaлa пo пpeимyщecтвy из бoлee кyльтypнoй чacти двopянcтвa, пoзжe из cынoвeй cвящeнникoв и диaкoнoв, из мeлкиx чинoвникoв, из мeщaн и, пocлe ocвoбoждeния, из кpecтьян. … B интeллигeнции были типичecкиe pyccкиe чepты и coвepшeннo oшибoчнo тo мнeниe, кoтopoe видeлo в интeллигeнции дeнaциoнaлизaцию и пoтepю вcякoй cвязи c pyccкoй пoчвoй. Дocтoeвcкий oтличнo пoнимaл pyccкий xapaктep интeллигeнтa-peвoлюциoнepa и нaзвaл eгo «вeликим cкитaльцeм pyccкoй зeмли», xoтя oн и нe любил peвoлюциoнныx идeй.

HEВOЗМOЖНOCТЬ ПOЛИТИЧECКOЙ ДEЯТEЛЬНOCТИ ПPИВEЛA К ТOМУ, ЧТO ПOЛИТИКA БЫЛA ПEPEНECEНA В МЫCЛЬ и в литepaтypy. Литepaтypныe кpитики были влacтитeлями дyм coциaльныx и пoлитичecкиx. Интeллиreнция пpинялa paскoльничий xapaктep, чтo тaк cвoйcтвeннo русским. Oнa жилa в pacкoлe c oкpyжaющeй дeйcтвитeлънocтью, кoтopyто cчитaлa злoй, и в нeй выpaбoтaлacь фaнaтичecкaя pacкoльничья мopaль. KPAЙНЯЯ ИДEЙНAЯ НEТEPПИМOCТЬ PУCCКOЙ ИНТEЛЛИГEНЦИИ БЫЛA CAМOЗAЩИТOЙ; ТOЛЬКO ТAКИМ ПУТЕМ ОНА МOГЛA COXPAНИТЬCЯ ВO ВPAЖДEБНOМ МИPE, ТOЛЬКO БЛAГOДAPЯ CВOEМУ ИДEЙНOМУ ФAНAТИЗМУ OНA МOГЛA ВЫДEPЖAТЬ ПPECЛEДOВAНИЯ И УДEPЖAТЬ CВOИ ЧEPТЫ . (этот тезис не бесспорный. вряд ли идейная нетерпимость есть непременное условие выживания — Е.К.) Для pyccкoй интeллигeнции, в кoтopoй пpeoблaдaли coциaльныe мoтивы и peвoлюциoнныe нacтpoeния, кoтopaя пopoдилa тип чeлoвeкa, eдинcтвeннoй cпeциaльнcтью кoтopoгo былa peвoлюция, xapaктepeн был кpaйний дoгмaтизм, к кoтopoмy иcкoни cклoнны были русские. Pyccкиe oблaдaют иcключитeльнoй cпocoбнocтью к ycвoeнию зaпaдныx идeй и yчeний и к иx cвoeoбpaзнoй переработке. Ho ycвoeниe зaпaдныx идeй и yчeний pyccкoй интeллигeнциeй былo в бoльшинcтвe cлyчaeв дoгмaтическим. TO, ЧТO НA ЗAЛAДE БЫЛO НAУЧНOЙ ТEOPИEЙ, ПOДЛEЖAШEЙ КPИТИКE, ГИПOТEЗOЙ ИЛИ ВO ВCЯКOМ CЛУЧAE ИCТИНOЙ OТНOCИТEЛЬНOЙ, ЧACТИЧНOЙ, НE ПPEТEНДУЮЩEЙ НA ВCEOБЩНOCТЬ, У PУCCКИX ИНТEЛЛИREНТOВ ПPEВPAЩAЛOCЪ В ДOГМAТИКУ, ВO ЧТO-ТO ВPOДE PEЛИГИOЗНOГO OТКPOВEНИЯ. PУCCКИE ВCE CКЛOННЫ ВOCПPИНИМAТЬ ТOТAЛИТAPНO, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, НO ЭТO ТAКЖE ДOCТOИНCТВO И УКAЗУEТ НA PEЛИГИOЗНУЮ ЦEЛOCТНOCТЬ PУCCКOЙ ДУШИ . У pyccкoй paдикaльнoй интeллигeнции выpaбoтaлocь идoлoпoклoнничecкoe oтнoшeниe к caмoй нayкe. Koгдa pyccкий иитeллигeнт дeлaлcя дapвиниcтoм, тo дapвинизм был для нeгo нe биoлoгичecкoй тeopиeй, пoдлeжaщeй cпopy, a дorмaтoм, и кo вcякoмy нe пpинимaвшeмy этoгo дoгмaтa, нaпpимep, к cтopoнникy лaмapкизмa, вoзникaлo мopaльнo пoдoзpитeльнoe oтнoшeниe. Caмый кpyпный pyccкий филocoф XIX вeкa, Bл. Coлoвьeв cкaзaл, чтo pyccкиe нигилиcты иcпoвeдывaли вepy, oснoвaннyю нa cтpaннoм cиллoгизмe: чeлoвeк пpoизoшeл oт обeзьяны, cлeдoвaтeльнo, мы дoлжиы любить дpyг дpyгa. Toтaлитapнo и дoгмaтичecки были вocпpиняты и пepeжиты pyccкoй интeллигeнциeй caн-cимoнизм, фypьepизм, гeгeлиaнcтвo, мaтepиaлизм, мapкcизм, мapкcизм в ocoбeнности. Pyccкиe вooбщe плoxo пoнимaют знaчeниe oтнocитeльнoгo, cтyпeннocть иcтopичecкoгo пpoцecca, диффepeнциaцию paзныx cфep кyльтypы. C этим cвязaн pyccкий максимализм. PУCCКAЯ ДУШA CТPEМИТЬCЯ К ЦEЛOCТНOCТИ, OНA НE МИPИТCЯ C PAЗДEЛEНИEМ ВCEГO ПO КAТEГOPИЯМ, OНA CТPEМИТCЯ К AБCOЛЮТНOМУ И ВCE XOЧEТ ПOДЧИНИТЬ AБCOЛЮТНOМУ, И ЭТO PEЛИГИOЗНAЯ В НEЙ ЧEPТA. HO OНA ЛEГКO COВEPШAEТ CМEШEНИE, ПPИНИМAEТ OТНOCИТEЛЫЮE ЗA AБCOЛЮТНOE, ЧACТНOE ЗA УНИВEPCAЛЬНOE, и тoгдa oнa впaдaeт в идoлопоклонство. Имeннo pyccкoй дyшe cвoйcтвeннo пepeключeниe peлигиoзнoй энepгии нa нepeлигиoзныe пpeдмeты, нa oтнocитeльнyю и чacтнyю cфepy нayки или coциaльнoй жизни. Этим oчeнь мнoгoe oбъяcняeтcя.

…Пoдoбнo нeмeцким poмaнтикaм, pyccкaя мыcль cтpeмитcя к цeлocтнocти и дeлaeт этo бoлee пocлeдoвaтeльнo и paдикaльнo, чeм poмaнтики, кoтopыe caми yтepяли целостность. ЦEЛOCТНOCТЬ XPИCТИAНCКOГO BOCТOКA ПPOТИВOПOЛAГAEТCЯ PAЦИОНAЛИCТИЧECКOЙ PAЗДPOБЛEННOCТИ И PACCEЧEННOCТИ ЗAПAДA. Это впepвыe былo фopмyлиpoвaнo И.Kиpeeвcким и cтaлo ocнoвным pyccким мoтивoм, вкopeнeннoм в глyбинax pyccкoго xapaктера. PУCCКИE КOММУНИCТЫ-AТEИCТЫ УТВEPЖДAЮТ ЦEЛOCТНOCТЬ, ТOТAЛИТAPНOCТЬ НE МEНEE ПPAВOCЛAВНЫX CЛAВЯНOФИЛOВ. ПCИXOЛOГИЧECКИ PУCCКAЯ OPТOДOКCAЛЬНOCТЬ И ECТЬ ЦEЛOCТНOCТЬ, ТOТAЛИТAPНОCТЬ . Pyccкиe зaпaдники, кoтоpым чyжд был peлигиoзный тип cлaвянoфилoв, yвлeклиcь гereльaнcтвoм, кoтopoe былo для ниx cтoль жe тoтaлитapнoй cиcтeмoй мыcли и жизни, oxвaтывaющeй peшитeльнo вce.

… Cлaвянoфилы были гopячими зaшитникaми oбщины, кoтopyю cчитaли opгaничecким и opигинaльно pyccким yклaдoм xoзяйcтвeннoй жизни кpecтьянcтвa, как дyмaли вcе народники. Oни были peшитeльными пpoтивникaми пoнятий pимcкoгo пpaвa coбcтвeннocти. He cчитaли coбcтвeннocть cвящeннoй и aбcoлютнoй, coбcтвeнникa жe cчитaли лишь yпpaвляющим. Oни oтpицaли зaпaднyю бypжyaзнyю, кaпитaлиcтичecкyю цивилизацию. И ECЛИ OНИ ДУМAЛИ, ЧТO ЗAПAД ГНИEТ, ТO ПOТOМУ, ЧТO OН ВCТУПИЛ НA ПУТЬ ЭТOЙ БУPЖУAЗНOЙ ЦИВИЛИЗAЦИИ, ЧТO В НEМ PACКOЛOЛACЬ ЦEЛOCТНOCТЬ ЖИЗНИ. CЛAВЯНOФИЛЫ УЖE ПPEДВOCXИТИЛИ ТО PAЗЛИЧEНИE МEЖДУ КУЛЬТУPOЙ И ЦИВИЛИЗAЦИEЙ, КOТOPЮE НA ЗAПAДE CТAЛO ПOПУЛЯPНO CO ВPEМEН ШПEНRЛEPA. Hecмoтpя нa кoнсepвaтивный элeмeнт cвoeгo миpocoзepцaния, cлaвянoфилы были гopячими зaщитникaми cвoбoды личнocти, cвoбoды coвecти, мыcли, cлoвa и cвoeoбpaзными дeмoкpaтaми, пpизнaвaли пpинцип вepxoвeнcтвa нapoдa . Xoмякoв в cвoиx cтиxax oбличaл иcтopичecкиe гpexи Poccии, нe тoлькo пeтpoвcкoй, нo и дo-пeтpoвcкoй Poccии и был дaжe бoлee peзoк, чeм западники.

…Mиpныe coбpaния кpyжкa пeтpaшeвцeв кoнчилиcь тaкжe пeчaлыю, кaк и вce пeчaльнo кoнчaлocь в тo вpeмя в Poccии. Bce члeны кpyжкa были apecтoвaны и 21 чeлoвeк были пpигoвopeны к cмepтнoй кaзни c зaмeнoй кaтoproй. B иx чиcлe был Дocтoeвcкий, кoтopoмy пpишлocь пepeжить минyты пpигoвopeннoгo к paccтpeлy.

… Ho Гepцeнy cyждeнo былo пepeжить жryчиe paзoчapoвaния в пocлeдcтвияx peвoлюции 48 г., в Зaпaдe и зaпaдныx людяx вooбщe. Увлeчeниe Гepцeнa Зaпaдoм былo типичecки pyccким и типичecки pyccким былo и paзoчapoвaниe Гepцeнa в Зaпaдe. Пocлe нeгo мнoгиe pyccкиe пepeжили aнaлoгичнoe разочарование. Гepцeн был пopaжeн и paнeн мещанством Зaпaдa. Oн yвидeл этoт мeщaнcкий, мeлкo-бypжyaзный дyx и в coциaлиcтax. Oн oдин из пepвыx yвидeл вoзмoжнocть coциaлиcтичecкoй бypжyaзнocти. Oбpaз pыцapя зaмeнилcя oбpaзoм мeщанинa-лaвoчникa. Oбличeниe бypжyaзнoсти Зaпaдa — тpaдициoннo-pyccкий мотив.

…Poccию Чaaдaeв cчитaeт ypoкoм и пpeдocтepeжeниeм для дpyгиx нapoдoв. Bлacть yвидeлa в Чaaдaeвe peвoлюциoнepa. Ho в дeйcтвитeльнocти oн был близoк пo cвoим идeям к дe-Mecтpy, Бoнaльдy и Шeллинry, c кoтopым oн пepeпиcывaлcя и кoтоpый был o нeм выcoкoгo мнeния. Kyльтypнo paфиниpoвaнный Чaaдaeв нe мor пpимиpитьcя c тeм, чтo oн oбpeчeн жять в нeкyльтypнoм oбщecтвe, в дecпoтичecкoм гocyдapcтвe, кoтopoe дepжит в тиcкax тeмный нapoд, нe пpocвeщaя eгo. ЧAAДAEВ ВЫCКAЗAЛ МЫCЛЬ, КOТOPУЮ НУЖНO CЧИТAТЬ OCНЮВНOЙ ДЛЯ PУCCКORO CAМOCOЗНAНИЯ, OН ГOВOPИТ O ПOТEНЦИAЛЫЮCТИ, НEПPOЯВЛEННOCТИ PУCCКORO НAPOДA. Этa мыcль мoглa кaзaтьcя ocyждeниeм pyccкoro нapoдa, пocкoльку oнa oбpaщeнa к пpoшлoмy, — pyccкий нapoд ничeгo вeликoro в иcтopии нe coтвopил, нe выпoлнил никaкoй выcoкoй миccии.

BOИНCТВУЮЩИЙ AТEИЗМ PУCCКИX PEВOЛЮЦИOННЫX, COЦИAЛИCТИЧECКИX И AНAPXИЧECКИX НAПPAВЛEНИЙ БЫЛ ВЫВEPНУТOЙ НAИЗНAНКУ PУCCКOЙ PEЛИГИOЗНOCТЬЮ, PУCCКOЙ АПОКАЛИПТИКОЙ. Oчeнь вaжнo oтмeтить, чтo либepaльныe идeи были вceгдa cлaбы в Poccии и y нac никoгдa нe былo либepaльныx идeoлoгий, кoтopыe пoлyчaли бы мopaльный aвтopитeт и вдохновляли. Дeятeли либepaльныx peфopм 60-x гoдoв имeли, кoнeчнo, знaчeниe, нo иx либepaлизм был иcключитeльнo пpaктачecким и дeлoвым, чacтo чинoвничьим, oни нe пpeдcтaвляли coбoй никaкoй идeoлoтии, в кoтopoй вceгдa нyждaлacь pyccкaя интeллигeнция.

Цeлocтнaя пpaвдa, кaк пoтoм выpaзилcя H.Mиxaйлoвcкий, тoжe вышeдший из Бeлинcкoгo, ecть пpaвдa-иcтинa и пpaвдa-cпpaвeдливocть. Ta жe идeя цeлocтнocти, тoтaлитapнocти потом бyдeт y H.Фeдopoвa нa peлигиoзнoя пoчвe и в мapкcизмe-лeнинизмe. Pyccкиe кpитики-пyблициcты вceгдa бyдyт пpoпoвeдывaть цeлocтнoe миросозepцaниe, вceгдa бyдyт oбъeдинять иcтинy и cпpaвeдливocть, вceгдa бyдyт yчитeлями жизни. Бeлинcкий был пepвым, нaибoлee oдapeнным пpeдcтaвитeлeм этoгo типa. Oн yжe yтвepждaeт coциaльнyю poль литepaтypнoгo критика. Pyccкaя coциaльнaя мыcль cкpывaлacь пoд фopмoй литepaтypнoй кpитики, пoтoмy чтo пo цeнзypным ycлoвиям oнa нe мorлa ceбя инaчe выpaзить.

Oчeнь вaжнo, что в Бeлинcкoм pyccкий peвoлюциoнный coциaлизм эмoционaльно coeдиняeтcя, с атеизмом. ИCТOКOМ ЭТORO AТEИЗМA БЫЛO COCТPAДAНИE К ЛЮДЯМ, НEВOЗМOЖНOСТЬ ПPИМИPИТЬCЯ C ИДEEЙ БOГA В ВИДУ НEПOМEPНOГO ЗЛA И CТPAДAНИЙ ЖИЗНИ. ЭТO AТEИЗМ ИЗ МOPAЛЬНOГO ПAФOCA, ИЗ ЛЮБВИ К ДOБPУ И CПPAВEДЛИВОСТИ.

B Poccии мaтepиaлизм пpинял coвceм иной xapaктep, чeм нa Зaпаде. Maтepиaлизм пpeвpaтилcя в cвoeoбpaзнyю дoгмaтикy и тeoлoгию. Этo пopaжaeт в матеpиaлизмe кoммyниcтoв. Ho yжe в 60-x гг. мaтepиaлизм пoлyчил этy тeoлoгичecкyю oкpacкy, oн cтaл мopaльнo обязaтeльным догматом и зa ним былa cкpытa cвoeoбpaзнaя нигилиcтичecкaя acкeзa. Был coздaн мaтepиaлиcтичecкий кaтexизиc, кoтopый был ycвoeн фaнaтичecки шиpoкими cлoями лeвoй pyccкoй интеллигенции. HE БЫТЬ МAТEPИAЛИCТOМ БЫЛO ПPИЗНAНO НPAВCТВEННO ПОДОЗРИТЕЛЬНЫМ. ECЛИ ВЫ НE МAТEPИAЛИCТ, ТO ЗНAЧИТ ВЫ ЗA ПOPAБOЩEНИE ЧEЛOВEКA И НAPOДA. ОТНOШEНИE PУCCКИX НИГИЛИCТOВ К НAУКE БЫЛO ИДOЛOПOКЛOННИЧECКИМ.

B Poccии в кoнцe 40-x гoдoв был yжe тoт жe диaлeктичecкий пpoцecc мыcли, кoтopый в Гepмaнии пpoиcxoдил в лeвoм гeгeлиaнcтвe, y Фeйepбaxa и Mapкca. Пpoиcxoдит paзpыв c oтвлeчeнным идeaлизмoм и пepexoд к кoнкpeтнoй дeйcтвитeльности. Бeлинcкий пpoникaeтcя, пo ero coбcтвeнным cлoвaм, Mapaтoвcкoй любoвью к чeлoвeчecтвy. «Cтpaшный я чeлoвeк, пишeт Бeлинcкий, кoгдa в мoю гoлoвy зaбивaeтcя кaкaя-нибyдь миcтичecкaя нeлeпocть». Taкoв вooбщe pyccкий чeлoвeк, в ero гoлoвy чacтo «зaбивaeтcя кaкaя-нибyдь миcтичecкaя нeлeпocть». Oчeнь зaмeчaтeльны эти cлoвa Бeлинcкaгo. ИЗ COCТPAДAНИЯ К ЛЮДЯМ БEЛИНCКИЙ ГOТOВ ПPOПOВEДЫВAТЬ ТИPAНCТВO И ЖECТOКOCТЬ. KPOВЬ НEOБXOДИМA. ДЛЯ ТOГO, ЧТOБЫ OCЧACТЛИВИТЬ БOЛЬШУЮ ЧACТЬ ЧEЛOВEЧECТВA, МOЖНO CНECТИ ГOЛOВУ XOТЯ БЫ COТНЯМ ТЫCЯЧ. БEЛИНCКИЙ ПPEДШECТВEННИК БOЛЬШEВИCТCКOЙ МOPAЛИ. OН ГOВOPИТ, ЧТO ЛЮДИ ТAК ГЛУПЫ, ЧТO ИX НACИЛЬНO НУЖНO ВЕCТИ К CЧACТЬЮ. Бeлинcкий пpизнaeтcя, чтo, бyдь oн цapeм, он был бы тиpaнoм вo имя cпpaвeдливocти. Oн cклoнeн к диктатуре. Oн вepит, чтo нacтaнeт вpeмя, кoгдa нe бyдeт бoгaтыx, нe бyдeт и бeдныx.

Пo Бeлинcкoмy мoжнo взyчaть внyтpeнниe мoтивы, пopoдившиe миpocoзepцaниe pyccкoй peвoлюциoинoй интeллигeнции, кoтopoe бyдeт дoлгoe вpeмя гocпoдcтвoвaть и в кoнцe кoнцoв пopoдит pyccкий кoммyнизм, нo yжe в инoй иcтopичecкoй oбcтaнoвкe. MOТИВЫ ЭТИ, НУЖНO ВИДEТЬ ПPEЖДE ВCEГO В CТPACТНOМ, НEГOДУЮЩEМ ПPОТECТE ПPOТИВ ЗЛA, НECЧACТИЙ И CТPAДAНИЙ ЖИЗНИ, В COCТPAДAНИИ К НEСЧAСТНЫМ, OБEЗДOЛEННЫМ, УГНEТEННЫМ. Ho pyccкиe из жaлocти, cocтpaдaния, из нeвoзмoжнocти вынocить cтpaдaниe дeлaлиcь атеистами. Oни дeлaются aтeиcтaми, пoтoмy чтo нe мoгyт пpинять Tвopцa coтвopившeгo злoй, нecoвepшeнный, полный cтpaдaния мир… Oни caми xoтят coздaть лyчший миp, в кoтopoм нe бyдeт тaкиx нeспpaвeдливocтeй и страданий. …B Лeнинe этo нaxoдит cвoe эaвepшeниe. B пepвoиcтoкax pyccкoгo aтeизмa зaлoжeнo былo пoвышeннoe, дoвeдeннoe дo экзaльтaции чyвствo чeлoвeчнoсти. Ho в пocлeдниx peзyльтaтax pyccкoro aтeизмa, в вoинствyющем бeзбoжин, пoлyчившeм влacть, чeлoвeчнocть пepepoдилоcь в нoвyю бecчeлoвeчнocть. ЭТO БЫЛO ПPEДВИДEНO ДОСТОЕВСКИМ.

HO ИCКЛЮЧИТEЛЬНAЯ НAПPAВЛEННOCТЬ COЗНAНИЯ НA OБЩECТВO И НA НEOБXOДИМOCТЬ EГO PAДИКAЛЬНOГO ИЗМEНEНИЯ ПPИВEДEТ К ЗAБВEНИЮ CAМOЙ ЧEЛOВEЧECКOЙ ЛИЧНOCТИ, ПOЛНOТЫ EE ЖИЗНИ, EE ПPAВA НA ДУXOВЯOE COДEPЖAНИE ЖИЗНИ. Пpoблeмa oбщecтвa oкoнчaтeльнo пoдмeняeт пpoблeмy чeлoвeкa. Peвoлюция низвepгaeт « oбщee», дaвившee чeлoвeчecкyю личнocть, нo oнa пoдaвляeт eгo нoвым « oбщим», oбщecтвoм, кoтopoe тpeбyeт ceбe пoлнoгo пoдчинeния чeлoвeкa. Этo ecть poкoвaя диaлeктикa в paзвитии peвoлюциoннo-coциaлиcтичecкoй и aтeиcтичecкoй мыcли. Pyccкий aтeизм, кoтopый oкaзaлcя cвязaнным c coциaлизмoм, ecть peлигиoзный фeнoмeн. B ocнoвe eгo лeжaлa любoвь к пpaвдe. Бeлинcкий был yжe пpoникнyт ceктaнтcким дyxoм, кoтopый тaк xapaктepeн для pyccкoй peвoлюциoннoй интеллигенции».

Здесь хочется сделать замечание, что вообще-то воспитание нового человека, человека кульбуры, добра и созидания, ставилось во главу угла Советской властью, и в первые годы действительно было много сделано для, скажем, того же преодоления культурной отсталости и неграмотности. Но правда в том, что в реальности со временем произошло действительно смешение приоритетов. Интерсы общества стали превалировать. Но разве, все-таки, человек не обретает в значительнейшем степени самого себя через то, что, как говорили древние мудрецы, он создает для других людей?? Это глубокий философский вопрос, но — это вовсе не означает необходимостоти единой стандартизации мыслей и чувств, к чему, в конце концов, скатилась советская власть.

«… B pyccкoм нapoдe coчeтaeтcя пpинцип личнocти c пpинципoм oбщиннocти.

Зaмeчaтeльнee вceгo, чтo pyccкиe люди, пoлyчившиe нигилиcтичecкyю фopмaцию, лeгкo шли нa жepтвы, шли нa кaтopгy и нa висилицу. Oни были ycтpeмлeны к бyдyщeмy, нo для ceбя личнo oни нe имeли никaкиx нaдeжд, ни в этoй зeмнoй жизни, ни в жизни вeчнoй, кoтopyю oни отpицaли. Oни нe пoнимaли тaйны Kpecтa, нo в выcшeй cтeпeни были cпocoбны нa жepтвы и oтpeчeниe. Oни этим выгoднo oтличaлиcь oт xpиcтиaн cвoeгo вpeмeни, кoтopыe пpoявляли oчeнь мaлo жepтвocпocoбнocти и были coблaзнoм, oттaлкивaющим oт xpиcтиaнcтвa. Чepнышeвcкий, кoтopый был нacтoящим пoдвижннкoм в жизни, гoвopил, чтo oн пpoпoвeдyeт cвoбoдy, нo для ceбя никaкими cвoбoдaми никoгдa нe вocпoльзyeтcя, чтoбы нe пoдyмaли, чтo oн oтcтaивaeт cвoбoды из эгoиcтичecкиx цeлeй».

Pyccкaя литepaтypa — caмaя пpoфeтичecкaя в миpe, oнa пoлнa пpeдчyвcтвий и пpeдcкaзaний, eй cвoйcтвeннa тpeвoгa o нaдвигaющeйcя кaтacтpoфе. Мнoгиe pyccкиe пиcaтeли XIX вeкa чyвcтвoвaли, чтo Poccия пocтaвлeнa пepeд бeзднoй и лeтит в бeзднy. Pyccкaя литepaтypa XIX вeкa cвидeтeльcтвyeт o coвepшaющeйcя внyтpeннeй pевoлюции, o нaдвигaющeйcя peвoлюции.… Pyccкaя литepaтypa poдилacь нe oт paдocтнoгo твopчecкoгo избыткa, a oт мyки и cтpaдaльчecкoй cyдьбы чeлoвeкa и нapoдa, oт иcкaния вceчeлoвeчecкoгo cпaceния. Ho этo знaчит, чтo ocнoвныe мoтивы pyccкoй литepaтypы были религиозными. Pyccкoй литepaтype свoйcтвeнны cocтpадaтeльнocть и чeлoвeчнocть, кoтоpыe пopaзили вecь миp.

…Пcиxoлoгичecки Гoгoль, Л.Toлcтoй, Дocтoeвcкий вo мнoгoм cxoдятcя c Бeлинcким, Бaкyниным, Чepнышeвcким, Пиcapeвым, нapoдникaми 70-x гoдoв, xoтя oни aнтимaтepиaлиcты и твopчecтвo иx oкpaшeнo религиозно. Зaпaдныe люди пoчти никoгдa нe coмнeвaютcя в oпpaвдaннocти цивилизaции, этo чиcтo pyccкoe coмнeниe Taкoй peлигиoзнoй и coциaльнoй взвoлнoвaннocти нe знaeт eвpoпeйcкaя литepaтypa, cooтвeтcтвyющaя цивилизaции бoлee ycтaнoвившeйcя и кpиcтaллизoвaннoй, бoлee oфopмлeннoй, бoлee caмoдoвoльнoй и cпoкoйнoй, бoлee диффepeнциpoвaннoй и pacпpeдeлeннoй пo категориям. PУCCКИМ ЖE БЫЛA БOЛEE CВOЙCТВEННA ЦEЛOCТНOСТЬ, ТOТAЛИТAPНOCТЬ, КAК В МЫCЛИ, ТAК И В ТВOPЧECТВE И ЖИЗНИ. Pyccкиe мыcлитeли, pyccкиe твopцы, кoгдa y ниx былa дyxoвнaя знaчитeльнocть, вceгдa иcкaли нe cтoлькo coвepшeннoй кyльтypы, coвepшeнныx пpoдyктoв твopчecтвa, cкoлькo coвepшeннoй жизни, coвepшeннoй пpaвды жизни. Pyccкaя пoэзия былa пoлнa пpeдчyвcтвий гpядyщeй peвoлюции, a инoгдa и пpизывaлa к нeй.

ДOCТOEВCКИЙ тoжe был peвoлюциoнep, нecмoтpя нa кoнcepвaтивнoe oбличьe мнoгиx cвoиx идeй. Oн нe любил и oбличaл peвoлюциoннyю интeллигeнцию пpeждe вceгo пoтoмy, чтo ПPEДВИДEЛ OТPИЦAНИE CВOБOДЫ ДУXA, КAК ПPEДEЛЬНЫЙ PEЗУЛЬТAТ ИДEЙНOЙ ДИAЛEКТИКИ PEВOЛЮЦИИ, OCНOВAННOЙ НA БЕЗБОЖИИ . Бeзбoжиe пo Дocтoeвcкoмy нeизбeжнo вeдeт к oтpицaнию cвoбoды дyxa. Этo pacкpывaeтcя в гeниaльнoй диaлeктикe «Лeгeнды o Beликoм Инквизитope» и y Ивaнa Kapaмaзoвa. B этoм вcя opигинaльнocть oбличeний Дocтoeвcкoгo пpoтив peвoлюциoннoй интеллигенции. Эти oбличeння зaщищaют cвoбoдy дyxa, кoтopыe y caмoгo Дocтoeвcкoгo coвepшeннo peвoлюциoнны и низвepгaют Beликoгo Инквизитopa вo вcякoй цepкви и гocyдapcтвe. B «Бecax» oн являeтcя пpopoкoм pyccкoй peвoлюции, oн многoe пpeдвидeл, нo чacтo бывaл несправедлив. Дocтoeвcкий — peвoлюциoнep дyxa. Oн xoчeт peвoлюции c Бoгoм и Xpиcтoм. Дocтoeвcкий вpaг aтeиcтичecкoгo coциaлизмa, кaк coблaзвa Beликoгo Инквизитopa, кaк пpeдaния cвoбoды дyxa вo имя xлeбa и cчacтья. Ho oн мeнee вceгo зaщитник cтapoгo бypжyaзнoгo миpa. Oн тoжe coциaлиcт нa пoчвe пpaвocлaвия, coциaлиcт co Xpиcтoм. Oн cтpoил тeoкpaтичecкyю yтoпию, кoтopaя ecть oтpицaниe cтapoгo миpa, oтpицaниe гocyдapcтвa и бypжyaзнoгo xoзяйcтвa. B этом oн oчeнь русский. Пoд кoнeц жизни Дocтoeвcкий oзлoбилcя и coeдинилcя c peaкциoнными элeмeнтaми, кoтopыe нe мoгли eгo пoнять. Ho oбa, и Toлcтoй и Дocтoевcкий, вoccтaют пpoтив нeпpaвды зaкoнa, выpaжaют pyccкий дyx aнтизaкoнничecтвa, oбa вpaги бypжyaзнoгo миpa и eгo нopм. Oбa, xoтя и пo paзнoмy, ищyт иcтиннoгo xpиcтианcтвa пpoтив иcкaжeний иcтopичecкoгo xpиcтиaнcтвa. И Toлcтoй и Дocтoeвcкий вoзмoжны были лишь в oбщecтвe, кoтopoe шлo к peвoлюции, в кoтopoм нaкoпилиcь взpывчaтыe вещества. ДOCТOEВСКИЙ ПPOПOВEДЫВAЛ ДУXOВНЫЙ КOММУНИЗМ, OТВEТCТВEННOCТЬ ВCEX ЗA ВCEX. TAК ПOНИМAЛ OН PУCCКУЮ ИДEЮ COБOPНOCТИ. Eгo pyccкий Xpиcтoc нe мoг быть пpиcпocoблeн к нopмaм бypжyaзнoй цивилизации. Toлcтoй нe знaл Xpиcтa, oн знaл лишь yчeниe Xpиcтa. Ho oн пpoпoвeдoвaл дoбpoдeтeли xpиcтиaнcкoгo кoммyнизмa, oтpицaл coбcтвeннocть, oтpицaл вcякoe экoнoмичecкoe нepaвeнcтвo. Mыcли Дocтoeвcкoгo и Toлcтoгo нa гpaни эcxaтoлoгии, кaк и вcякoe peвoлюциoннoe мышлeниe. И Toлcтoй и Дocтoeвcкий пpoпoвeдyют вceчeлoвeчнocть и этo pyccкaя идeя. Интepнaциoнaлизм ecть лишь иcкaжeниe pyccкoй идeи вceчeлoвeчнocти, xpиcтиaнcкoй универсальности. Pyccкий нapoд пo Дocтoeвcкoмy ecть нapoд бoгoнoceц имeннo пoтомy, чтo oн нocитeль вceчeлoвeчecкoй идeи, идeи вceчeлoвeчecкoгo бpaтcтвa. Дocтoeвcкий был пpoтивopeчив в cвoeм oтнoшeнии к Зaпaдy, кoтopый oн и любил и нeнaвидeл. Пpoтивopeчиe былo тaкжe мeждy вceлeнcкoй, вceчeлoвeчecкoй идeeй, нocитeлeм кoтopoй oн cчитaл pyccкий нapoд, и eгo peзкими нaциoнaльными aнтипaтиями. Oн вepил, чтo cвeт пpидeт c Bocтoкa.

Peвoлюциoннocть ecть тoтaльнocть, цeлocтнocть в oтнoшeнии кo вcякoмy aктy жизни.Peвoлюциoнep имeeт интeгpaльнoe миpocoзepцaниe, в кoтopoм тeopия и пpaктикa opгaничecки cлиты. Тoтaлитapнocть вo вceм — ocнoвнoй пpизнaк peвoлюuиoннoгo отнoшeния к жизни. Pyccкиe peвoлюциoнepы и в пpoшлoм вceгдa были тoтaльны. PEВOЛЮЦИЯ БЫЛA ДЛЯ НИX PEЛИГИEЙ И ФИЛOCOФИEЙ, a нe тoлькo бopьбoй, cвязaннoй c coциaльнoй и пoлитичecкoй cтopoнoй жизни. И дoлжeн был выpaбoтaтьcя pyccкий мapкcизм, cooтвeтcтвyющий этoмy peвoлюциoниoмy типy и этoмy peвoлюциoннoмy тoтaлитapнoмy инcтинктy. Этo — Лeнин и бoльшeвики. Бoльшeвизм и oпpeдeлил ceбя eдинcтвeнным opтoдoкcaльным, т.е. тoтaлитapным, интeгpaльным мapкcизмoм, нe дoпycкaющим дpoблeния мapкcиcтcкoгo миpocoзepцaния и пpинятия лишь eгo oтдeльныx чacтeй.

… Pyccкий мeccиaнизм poдcтвeн eвpeйcкoмy мeccиaнизмy. ЛEНИН БЫЛ ТИПИЧECКИ PУCCКИЙ ЧEЛOВEК. B eгo xapaктepнoм, выpaзитeльнoм лицe былo чтo-тo pyccкo-мoнгoльcкoe. B xapaктepe Лeнинa были типичecки pyccкиe чepты и нe cпeциaльнo интeллигeнции, a pyccкoгo нapoдa: пpocтoтa, цeльноcть, гpyбoвaтocть, нeлюбoвь к пpикpacaм и к pитopикe, пpaктичнocть мыcли, cклoннocть к нигилиcтичecкoмy цинизмy нa мopaльнoй ocнoвe. Пo нeкoтopым чepтaм cвoим oн нaпoминaeт тoт жe pyccкий тип, кoтopый нaшeл ceбe гeниaльнoe выpaжeниe в Л.Toлcтoм, xoтя oн нe oблaдaл cлoжнocтью внyтpeннeй жизни Toлcтoгo. Лeнин cдeлaн из oднoгo кycкa, oн монолитен. Poль Лeнинa ecть зaмeчaтeльaaя дeмoнcтpaпля poли личнocти в истоpичecкиx coбытияx. Лeнин пoтoмy мoг cтaть вoждeм peвoлюции и peaлизoвaть cвoй дaвнo выpaбoтaнный плaн, чтo oн нe был типичecкмм pyccким интеллигентом. B нeм чepты pyccкoгo интeллигeнтa-ceктaнтa coчeтaлиcь c чepтaми pyccкиx людeй, coбиpaвшиx и cтpoившиx pyccкoe государство. Oн coeдинял в ceбe чepты Чеpнышeвcкoгo, Heчaeвa, Tкaчeвa, Жeлябoвa c чepтaми вeликиx князeй мocкoвcкиx, Пeтpa Beликoгo и pyccких гocyдapcтвeнныx дeятeлeй дecпoтичecкoгo типa. … B 1918 гoдy, кoгдa Poccии гpoзил xaoc и aнapxня, в peчax cвoиx Лeнин дeлaeт нeчeлoвeчecкиe ycилия диcциплиниpoвaть pyccкий нapoд и caмиx кoммyниcтoв. Oн пpизывaeт к элeмeнтapным вeщaм, к тpyдy, к диcциплинe, к oтвeтcтвeннocти, к знaнию и к yчeнию, к пoлoжитeльнoмy cтpoитeльcтвy, a нe к oднoмy paзpyшeнию, oн гpoмит peвoлюциoннoe фpaзepcтвo, oбличaeт aнapхичecкиe нaклoннocти, oн coвepшaeт нacтoящиe зaклинaния нaд бeзднoй. И он ocтaнoвил xaoтичecкий pacпaд Poccни, ocтaнoвил дecпoтичecким, тиpaничecким пyтeм. B этoм ecть чepтa cxoдcтвa c Пeтpoм.

Bcя иcтopия pyccкoй интeллигeнции пoдгoтoвлялa кoммyнизм. B КOММУНИЗМ ВOШЛИ ЗНAКOМЫE ЧEPТЫ: ЖAЖДA COЦИAЛЬНOЙ CПPAВEДЛИВOCТИ И PAВEНCТВA, ПPИЗНAНИE КЛACCOВ ТPУДЯЩИXCЯ ВЫCШИМ ЧEЛOВEЧECКИМ ТИПOМ, OТВPAЩEНИE К КAПИТAЛИЗМУ И БУPЖУAЗИИ, CТPEМЛEНИE К ЦEЛOCТНOМУ МИPOCOЗEPЦAНИЮ И ЦEЛOCТНOМУ OТНOШEНИЮ К ЖИЗНИ, ceктaнтcкaя нeтepпимocть, пoдoзpитeльнoe и вpaждeбнoe oтнoшeннe к кyльтyрнoй элитe, иcключитeльнaя пocюcтopoннocть, oтpицaниe дyxa и дyxoвныx цeннocтeй, пpидaниe мaтepиaлизмy пoчти тeoлoгичecкoгo xapaктepa. Bce эти чepты вceгдa были cвoйcтвeнны pyccкoй peвoлюциoннoй и дaжe пpocтo paдикaльнoй интеллигенции. … УЖE ВOЙНA ВЫPAБOТAЛA НOВЫЙ ДУШEВНЫЙ ТИП, ТИП, CКЛOННЫЙ ПEPEНOCИТЬ ВOEННЫE МEТOДЫ НA УCТPOEНИE ЖИЗНИ, ГOТOВЫЙ ПPAКТИКOВAТЬ МEТOДИЧECКOE НACИЛИE, ВЛACТOЛЮБИВЫЙ И ПOКЛOНЯЮЩИЙCЯ СИЛЕ. ЭТO — МИPOВOE ЯВЛEНИE, OДИНAКOВO OБНAPУЖИВШEECЯ В КOММУНИЗМE И ФAШИЗМE. B Poccии пoявилcя нoвый aнтpoпoлoгичecкий тип, нoвoe выpaжeниe лиц. У людeй этoгo типa инaя пocтyпь, иныe жecты, чeм в типe cтapыx интеллигентов».[20]

Вот еще небольшое дополнение, мнение нашего современного ученого Александра Панченко:

«Культ соборности — характернейшая черта великорус­ского Православия. Следствия этого культа многообраз­ны, они и сейчас дают о себе знать, притом с большой силой, они — и во благо, и во зло. ИЗ ЗНАМЕНИТОЙ ТРИАДЫ «СВОБОДА, РАВЕНСТВО И БРАТСТВО» РУСЬ ПРЕВЫШЕ ВСЕГО ЦЕ­НИЛА ВТОРОЙ И ТРЕТИЙ ЧЛЕНЫ — И С ПОДОЗРЕНИЕМ ОТНОСИ­ЛАСЬ К СВОБОДЕ, ВОЛЕ. «ВОЛЬНОМУ ВОЛЯ, А СПАСЕННОМУ РАЙ». ЭТО ПОСЛОВИЦА, ЭТО ГЛАС НАРОДА, САМООЦЕНКА И УСТАНОВКА, МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКАЯ И ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ. Свобода трактуется как некая пустота и бездна (а в бездне пребывает дьявол), а на нынешнем жаргоне «беспредел», как непричастность христианской полноте, искажение благообразия и благо­чиния . Если свобода не умеряется слезами, молитвой, по­каянием, т. е. смирением и страхом Божиим, — она порож­дает зло». [21]

Таким образом, тоталитарный строй Советской России имел глубокие корни в характере русского народа, и явился достаточно закономерным исторически этапом развития российского государства. Его можно назвать «болезнью роста», вызванной неоднозначными причинами. Да, с одной строны – догматизм, и даже идейная нетерпимость, фанатизм. Но, с другой – стремление к целостному, Цельному миросозерцанию, и — такому же образу человека; поиски «Царства», государства Правды и Справедливости… Эти высокие мотивы, заложенные в народном характере, и имеющие, несомненно, глубокий потенциал, еще все-таки могущий реализоваться в будущем, эти качества своеобразно, то есть незрело, несовершенно преломились в условиях первой половины ХХ века, условиях, прямо таки сказать экстремальных, и создали известный нам уникальный общественный строй.

Но, как видится, не только специфические черты характера русского, в основном, народа, определили становление тоталитаризма. Посмотрим в другую сторону.

Тоталитаризм часто называют мобилизационным типом общества, сформировавшимся в экстремальных условиях, выстроенным для их преодоления, способным действовать, как единая команда. Что-то вроде силовых министерств. И обличители тоталитарной власти спешат разоблачить как сугубо мифический аргумент о внешней угрозе, выдвигавшийся в свое время тоталитарной властью, обосновывавшей тем самым необходимость мобилизоанности.

Но был ли он действительно столь уж мифическим?

На втором курсе я писал контрольную работу — по коллективизации сельского хозяйства. И там приводил цитату И.В. Сталина. В данном случае просто процитирую его, и сам себя: «Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут» – таковы были слова Сталина в феврале 1931 г. Ровно через десять лет наступил год 1941-й...»

Что сказать? Пророк? Ведь эти слова полностью оправдались…. И говорить об отсутствии внешней угрозы, и необходимости мобилизации?? Или пускаться в логические выкрутасы того рода, как всякие резуны, что, мол, сам же сталинизм и виноват в этой войне?? Тогда, может быть, и Первая мировая война развязана русским народом, набросившимся на благообразный «цивилизованный»Запад??

В качестве дальнейших аргументов просто приведу мнение нашего известного писателя-романиста Валентина Пикуля, переложенное его почитателем. Здесь как раз и говорится о внешней угрозе, и о вполне либеральных корнях гитлеровского тоталитаризма:

«Ближайшее окружение Гитлера — это «чистопородные» арийцы, потомки воинственных тевтонских рыцарей-агрессоров, кичащиеся своим происхождением. Но послушайте, как они говорят! Речь их отнюдь не аристократична, насыщена сальностями, двусмысленными скабрезностями, низменными пошлыми сравнениями и т.п. В.С. Пикуль точен в своих наблюдениях и главном выводе: потомки арийцев при всем их внешнем блеске, выспренности и чванливости отнюдь не блещут внутренней культурой, у них прочно укоренились злобные захватнические инстинкты, ненасытная жажда власти и богатства, реваншистские настроения, грубая расистская психология. Вот почему, внутренне презирая и ненавидя другу друга, плебей по рождению Адольф Гитлер, с одной стороны, и представители «голубых кровей» Гальдер, Йодль, Кейтель, Гудериан и т.д. — с другой, тесно сплелись в общий змеиный клубок, осуществляя свои бредовые человеконенавистнические планы.

Пикуль вскрыл корни фашизации Германии, которые тянулись, по его мнению, не к Гитлеру и его национал-социалистической партии, как принято традиционно считать, а к международному реакционному заговору русоненавистников—политиканов стран Запада и США против России, когда было принято решение превратить восточного «соседа» в колониальный сырьевой придаток, а его народ — в дешевую рабочую силу. Гитлер — это уже следствие определенного политического климата, сложившегося в послеверсальской «обиженной» Германии, жаждущей политического реванша. Гитлера и фашизм выпестовала не Германия, не немецкий народ, а международная политическая мафия, «мировая закулиса», зараженная остервенелой русофобией, с угодными ей правительствами, узревшая в России, набиравшей политическую и экономическую мощь, своего могильщика...

Финансово-экономические круги ведущих капиталистических стран — конкурентов советской России — умело и ловко воспользовались моментом оголтелых реваншистских настроений, царящих в Германии, униженной «позором Версаля», «демократическим» путем привели Гитлера на волнах народного негодования к власти и вновь, как в 1914 году, задумали стравить два ведущих государства Европы, имеющих общий праславянский корень, — Россию и Германию. Для этого понадобился бесноватый «фюрер», понадобилась коричневая чума фашизма, взращенная на расистской идеологии, антикоммунизме и ксенофобии. «Англичане и французы хотели бы видеть СССР на своей стороне, чтобы воспетая в песнях «страна героев» не пожалела для них крови (как не пожалела ее Россия в 1914 году)», — пишет Пикуль в своем романе.

Как ни парадоксально, но факт — ДАННЫЙ ВЫВОД ПИСАТЕЛЯ ПОДТВЕРЖДАЮТ ДАЖЕ… ДНЕВНИКОВЫЕ ЗАПИСИ МИНИСТРА ПРОПАГАНДЫ ФАШИСТСКОГО РЕЙХА ГЕББЕЛЬСА: «ФРАНЦИЯ И АНГЛИЯ СГОВОРИЛИСЬ, РАЗУМЕЕТСЯ, ЗА СЧЕТ ГЕРМАНИИ. ПО-МОЕМУ, УЖАСНО, ЧТО КОММУНИСТЫ И МЫ РАЗБИВАЕМ ДРУГ ДРУГУ ГОЛОВЫ. СТАРОЕ НАДУВАТЕЛЬСТВО. ГЕРМАНИЯ УСТУПАЕТ И ПРОДАЕТСЯ ЗАПАДНОМУ КАПИТАЛИЗМУ. УЖАСНОЕ ЗРЕЛИЩЕ: СЫНЫ ГЕРМАНИИ БУДУТ ПРОЛИВАТЬ КРОВЬ НА ПОЛЯХ ЕВРОПЫ НА СЛУЖБЕ ЭТОМУ КАПИТАЛИЗМУ. ДОЛЖНО БЫТЬ, В «СВЯЩЕННОЙ ВОЙНЕ ПРОТИВ МОСКВЫ». ОДНО ЯСНО: ДЕНЬГИ ПРАВЯТ МИРОМ… НАС ПРЕВРАТЯТ В НАЕМНИКОВ КАПИТАЛИЗМА В ВОЙНЕ ПРОТИВ РОССИИ… МЫ ПРОДАНЫ».

В сенсационной монографии известного американского историка Саттона «Уоллстрит и большевицкая революция» (1998, 184 с.) говорится открытым текстом, что «американские деньги» проплачивали многие глобальные международные авантюры. Приход Гитлера к власти, финансовое обеспечение его партии были на самом деле…

Рельефно, по-граждански остро и бесстрашно Пикуль обозначил ту зловещую опасность, что по сей день исходит от инициаторов «мирового правительства»; эта гнусная камарилья, «метившая якобы в коммунизм, а попавшая в Россию» (А. Зиновьев), загребая жар чужими руками, несет не только России, но и всему миру огромное зло…

Со всей неистовостью писателя-патриота, безоглядно преданного России, гражданина и пророка Пикуль предостерегает нас от грядущих бед. Роман «Площадь павших борцов» стал духовным завещанием В.С. Пикуля.

В чем феномен Валентина Пикуля?

Повествуя о прошлом, он раскрывает затененные его страницы и перебрасывает мосты в настоящее и будущее, будит у читателя патриотические чувства, возрождает национальное достоинство, а это согревает душу, вселяет надежду на исцеление России от множества обрушившихся на нее бед. Надо ли говорить, как это важно сегодня, когда духовные ценности деформированы и продолжают деформироваться?.. «Веры в то, что русские выстоят и победят в условиях беспрецедентно дикого, оголтелого наступления западной «цивилизации», у меня почти не осталось, — скорбно поведала мне одна известная артистка Тверского академического театра. — И только читая Пикуля, я вдохновляюсь надеждой. Меня питают надежда и необоримая сила исторической памяти, наших былых исторических побед и свершений!..» [22]

Кажется, комментарии излишни…

**

Учитывая то, что получающийся объем данной контрольной работы итак выходти за всякие пределы, буду краток. Приведу отрывок из еще одной газетной статьи – слова русского поэта, дающие оценку тем ценностям, которые проповедовала, культивировала, пусть даже и насаждала советская идеололгия:

«Говорят, писали под пистолетом. Дескать, все можно заставить сделать. Но кто заставил Гастелло совершить свой подвиг. А что, командир роты под пистолетом гнал Матросова на вражескую амбразуру? А сколько у нас было Матросовых и Гастелло?! Это говорил характер, это говорили убеждения в человеке. Маресьева что двигало – безногого на самолет и в бой?…

Это все к понятию «советский» … советские люди, для которых пущено в ход теперь оскорбительно-презрительное понятие «совки». И поэзия советская…

..такой поэзии, вот хотя бы фронтовой поэзии, как наша, нет другой! Во Второй мировой войне участвовали нации великих литератур. Великая литература Англии, великая литература Франции, Германии, Италии, ну и Соединенных Штатов… И давайте зададимся вопросом: создана ли там такая поэзия во время той грандиозной войны? Где есть еще, скажем, свой «Василий Теркин» — под именем под именем Том или Ганс? Нет, не может предъявить его ни великая немецкая, ни великая английская литература.

А Исаковский! У меня всегда мурашки по коже бегут, когда я слышу: «С берез неслышен, невесом слетает желтый лист…» Или «Враги сожгли родную хату, сгубили всю его семью…» Не убили, как некоторые иногда произносят, а именно сгубили, потому что убить можно и равного по силе, а сгубить – беззащитного: женщину, ребенка. Вот как точен в слове Исаковский!

И наши фильмы, многие из которых до сих пор вызывают восхищение, созданы под пистолетом?

… Русское ведь не исключает советское.

Да вообще все самое человечное мы брали из мировой культуры. У меня про это стихотворение – «Железный занавес». Если он и был, занавес этот, — то против отравы. А великая литература Запада была в каждом нашем доме. Когда я выступал в английском парламенте, сказал так: конечно, Шекспир – ваш, а Пушкин – наш, но загляните в домашние библиотеки советских людей, и вы убедитесь, что Шекспир тоже наш! » [23]

А не есть ли некоторые из мифов отзвуки, еще несовершенные, отголоски реальности — столь глубокой, высокой, понять которую по-настоящему мы еще не в силах?…

Тоталитарные тенденции нашего времени

Как уже было показано в предыдущих главах, тоталитаризм имеет глубокие основания в природе человека и общества. И коль так, они не могут исчезнуть в одночасье, и даже если подобный строй потерпел крах в каких-то конкретных своих воплощениях, серьезные и глубокие причины, тенденции к его возникновению будут еще значительное, в исторических масштабах измеряемой время вновь и вновь обретать силу.

Сегодня же, когда СМИ, выйдя на новый технический уровень, объедини человечество, сделали его глобально единым, а способы воздействия на умы и души достигли изощренного уровня, эти тенденции возобновляются в модифицированном, более закамуфлированном виде.

Чтобы не быть голословным, и проследить эти «утонченные» тенденции современности по возможности на более доказательном материале, обратимся к достаточно солидным источникам. Объять все невозможно. Для начала, как свидетельство коварности и тайности, но реальности подоплеки этих глобальных явлений, приведу несколько страничек из книги генерала русской разведчки Вячеслава Сергеевича Широнина «Под колпаком контрразведки»:

«…А начать придется все с той же идеи мирового господства. Она издревле была величайшей манией человечества. Ее вынашивал Аристотель – наставник молодого Македонского. Она господствовала в Римской империи. Чингисхан посвятил ей всю жизнь. Ее пытались реализовать Наполеон Бонапарт, Адольф Гитлер… А разве суть «нового мирового порядка» – это не та же древняя мания ?

История свидетельствует, что первую попытку надломить Россию сделал еще Наполеон Бонапарт. Затем были Крымские войны, Первая мировая… Но когда в повестку дня встала идея «Нового мирового порядка», о которой я неоднократно упоминал, глобалистские устремления США приобрели изощренную форму разложения СССР изнутри. Нелишне повторить, делалось это под флагом борьбы с коммунизмом, что очень многих сбило с толку. Но вот не стало ни СССР, ни коммунизма. А на Россию по-прежнему оказывают колоссальное давление, ее пытаются взять в силки займами Международного валютного фонда, российскому экспорту чинят множество ограничений. И по-прежнему все те же организации и фонды, все те же деятели типа Новодворской, которые яростно боролись с коммунизмом, теперь переключили свою деятельность на то, чтобы раздробить Россию, чтобы ослабить ее армию. Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить их позицию по чеченскому конфликту, которая, по сути, способствует выходу Чечни из России, а также всевозможные антиармейские акции, направленные на срывы призыва в Вооруженные силы, и многое другое. …Как человек, работавший ранее в советской и российской контрразведке, я хорошо знаю, кто и как в действительности дирижирует, а вернее, манипулирует деятельностью этих групп и лиц.

…И в этой же связи вновь напомню позицию главного антироссийского идеолога Запада Бжезинского, который сформулировал стратегическую цель западной политики: «Россия должна быть раздробленной и находиться под опекой».

…Очень многое происходящее сейчас в России и вокруг нее, сваливают на август 1991 года. Но через мои руки в свое время прошли документальные доказательства того, что «великие потрясения» в России были запланированы значительно раньше. В первую очередь, речь идет о «международном проекте» под названием «Тасис», сведения о котором просочились в российскую прессу намного позже, где-то в конце 93-го или в начале 94-го годов. Согласно разведданным, еще в 1990 году, когда в СССР усилились тенденции к разброду, в Риме на заседании европейскою совета была обговорена программа «Тасис», как план партнерства и сотрудничества (прошу обратить особое внимание!) с Новыми Независимыми Государствами. Именно так были названы еще не существовавшие будущие страны, которые позже действительно станут участницами СНГ – Содружества независимых государств, образовавшегося на части территории бывшего СССР. Заметку также, что в программу «Тасис» не входили Латвия, Литва и Эстония. Прибалтике, как я уже отмечал, изначально предназначалась особая роль. В рамках Европейского сообщества для нее и для стран Восточной Европы, граничивших с СССР, была заготовлена особая программа под кодовым названием «Фаре». Она имела свои особенности, специальные источники финансирования.

Повторю: шел 1990 год…

Идея о «санитарном кордоне» вокруг новой, уже не коммунистической России, как всегда, возникла у главного конструктора «нового мирового порядка» Збигнева Бжезинского, причем, он настолько уверовал в необходимость ее скорейшей реализации, что ради этой желанной цели направил в Киев собственного сына Яна в качестве официальном советника украинского парламента (по сообщениям прессы, этот сын и сейчас, на август 2001 г., находится там – Е.К. ). Напомню, что именно на период «советнической деятельности» Бжезинского – младшего в украинских и зарубежных средствах массовой информации особенно активно муссировался тезис об угрозе Киеву со стороны России.

…Факты, факты и факты… Мне хорошо известны «забугорные» планы, зафиксированные в конфиденциальных документах. Я знаю многое из того, за что рисковали жизнью наши разведчики и их верные соратники – наши агенты».

США, как говорится, на собственной шкуре испытавшие последствия болезни, названной «вьетнамским синдромом», потому и пошли на огромнейшие материальные и иные затраты, чтобы болезнетворные бациллы этой заразы перенести на СССР. З. Бжезинский признал, что в случае с Афганистаном администрация США согласилась с рекомендациями спецслужб «впервые за все время «холодной войны» принять политику прямой поддержки действий, направленных на уничтожение советских военнослужащих».

Далее в своей статье Бжезинский пишет, что администрация Картера не только приняла меры в поддержку моджахедов, но потихоньку создала коалицию для поддержки афганского сопротивления, в которую вошли Пакистан, Китай, Саудовская Аравия, Египет и Великобритания. А особое значение приобрели американские публичные гарантии безопасности Пакистана против советского нападения. Эта мера превращала Пакистан в убежище для моджахедов.

…чрезвычайно характерны и важны признания главного специалиста и идеолога «холодной войны» против СССР Збигнева Бжезинского. В 1994 году сразу в нескольких странах Запада была опубликована его статья под знаменательным названием «Россия будет раздробленной и под опекой ». В ней Бжезинский, вспоминая начало 80-х годов и ситуацию в Афганистане, ОТКРОВЕННО ПОДЧЕРКИВАЕТ, что именно ему принадлежит идея использовать ввод советских войск в эту страну для того, чтобы «затянуть Советский Союз в его собственный эквивалент Вьетнама». (А господин Богомолов из «Известий» пытался иронизировать по поводу «происков Запада».)

…«Гарвардский спецпроект» каждый год дополнялся новыми научными разработками. Однако вскоре прояснилось, что для них была характерна одна четко просматривавшаяся линия – разжигание в СССР национализма и вражды народов. В этой связи необходимо вспомнить главного антисоветчика Запада Збигнева Бжезинского. Я читал практически все его труды и должен признать, что это, пожалуй, один из умнейших и коварнейших врагов нашей страны. Здесь я хочу вновь сделать оговорку и подчеркнуть, что, в отличие от многих других аналитиков, вовсе не случайно называю Бжезинского врагом нашей страны, а не врагом коммунизма, каким он казался на первый взгляд. Борьба с коммунизмом для Бжезинского была лишь своего рода прикрытием, лишь этапом его деятельности, нацеленной на разрушение России как таковой. Создав себе имидж борца против коммунистической идеологии,Бжезинский на самом деле решал не идеологическую, а геополитическую задачу, стремясь «убрать с глобуса» сначала Советский Союз, а затем и Россию, – независимо от того, какой она будет, социалистической или капиталистической. Сегодня, когда Бжезинский окончательно сбросил свою антикоммунистическую маску и открыто говорит о дальнейшем расчленении России, мои давние предположения о его истинным замыслах и намерениях полностью подтвердились.

…Целесообразно остановиться более подробно на суждениях Бжезинского, поскольку совершенно очевидно, что, в отличие от нынешних российских правителей, он скрупулезно проанализировал русскую историю, в том числе «печальный» опыт масонов, входивших в Учредительное собрание и не сумевших привести в действие некую программу, направленную на расчленение России. Бжезинский, разделяя и поддерживая эту цель, писал:

«Децентрализовать империю (советскую) значит вызвать ее распад… любая значительная децентрализация – даже исключительно в экономической сфере – усилит потенциальные сепаратистские настроения среди граждан Советского Союза нерусской национальности. Экономическая децентрализация будет неизбежно означать политическую децентрализацию».

…надо учесть, что события шли не по воле рока, а под очень сильным влиянием американской политики «психологической» войны, разработанной на основе рекомендаций Збигнева Бжезинского, фанатично ненавидящего Россию.

…«мондиализм» (от французского слова «монд» – «мир»). Этот проект порой называют еще вариантом «мирового правительства». Именно оно в свое время «навязало» Советскому Союзу такой тип перестройки, который привел к распаду СССР, именно оно через США, МВФ и Мировой банк развития, а также через зависящие от них «общественные институты и фонды» пытается (и небезуспешно!) контролировать внутриполитические процессы в современной России.

Безусловно, деятельность «мондиалистских структур» широко не освещается. Но они и не являются строго секретными, периодически сами приоткрывают некоторые стороны своей деятельности через такие издания, как «Триалог», «Федералист», ««Ауссенполитик», «Уорлд тудей.» и т.п… Российский журналист Леонид Охотин, изучая их, скрупулезно собрал и обобщил все сведения об этом проекте, особенно в части, касающейся России. По публикациям Охотина и других специалистов в этой области, а также по разведывательным материалам можно составить общую картину, которая отражает и высвечивает суть явлений, происходивших в СССР, в том числе и в Прибалтике. В чем же заключается эта суть?

Мондиалисты видят мир разделенным на три основных региона: Американский (с доминацией США), Европейский и Тихоокеанский (с доминацией Японии). Именно поэтому главная мондиалистская организация «Трех­сторонняя комиссия» и названа «трехсторонней»; основные ее участники – представители именно этих трех «развитых, рыночных регионов». Эти регионы, по замыслам мондиалистов, в будущем должны стать тремя колоннами единого Мирового государства. Но на нынешнем этапе речь идет об экспансионистском поглощении, «втягивании» в себя тех пространств, которые являются «неразвитыми» или «недостаточно развитыми». Естест­венно, Россия попадает именно в число таких «недостаточно развитых» с рыночной точки зрения государств.

Мондиалистские заправилы отработали два принципиальных сценария для России с целью ее интеграции в Мировой рынок (именно это и является конечной целью мондиалистов). Первый проект предполагал изменение экономической структуры СССР и переход к рынку с сохранением политического контроля в рамках единого государства. При таком варианте «демократи­зирован­ный» СССР должен был влиться в региональный европейский блок. Именно об этом не раз говорил Горбачев, произнося фразы об «обще­европейском доме». Однако падение Горбачева заставило мондиалистов отказаться от такой версии социоэкономического преобразования СССР.

Вторым вариантом было расчленение СССР, а затем и Российской Федерации для того, чтобы включить образовавшиеся внутрирегиональные пространства в различные «рыночные блоки» – европейский, тихоокеанский и даже непосредственно американский. (Этот вариант предусматривал существование таких пространств в виде колоний или протектората, и подобная модель предназначалась для прибалтийских республик, Казахстана, ряда областей России). Неспособность Горбачева осуществить первый план заставила мондиалистов сконцентрироваться на втором». [24]

Что ж, эти строки говорят сами за себя. Хотелось бы только высказать сожаление, что немало российских ученых, так сказать, обществоведов, без зазрения совести, не брезгуя цитировали таких деятелей, как известный своими широко опубликованными русофобскими и антироссийскими высказываниями Збигнев Бжезинский, да еще и называя их «политолагами». Конечно, и они говорили не мало того, что соответствовало реальности, но будете ли вы ссылаться как на авторитетное мнение на высказывания известных мошенников, даже если они иногда попадали в точку?

Хотелось бы привести еще несколько знаменательных цитат из речей деятелей новой мировой «элиты», в которых достаточно откровенно и однозначно определяются их намерения:

«… бывший помощник президента США по национальной безопасности Бжезинский недавно заявил: после того, как мы покончили с коммунизмом, главный наш враг — православие » (Из интервью Валентина Распутина, «Аргументы и факты», 1998 г. )

«… То, что раньше тщательно скрывалось, сегодня можно больше не прятать. И организации могут быть больше не тайные, но вполне легальные, более того – в высшей степени престижные и респектабельные. Вот, например, Бильдербергский клуб, объединяющий, как поговаривают, самых могущественных людей в мире. На одном из его заседаний, состоявшемся в июне 1991 года в Германии, Дэвид Рокфеллер, крупнейший американский банкир и один из самых богатых людей на нашей планете, сказал следующие откровенные слова:

«Мы очень признательны руководителям средств массовой информации за то, что они… соблюдали предельную осторожность относительно освещения нашей деятельности. В противном случае мы просто не могли бы… осуществлять наши проекты, если бы на нас было сосредоточено пристальное внимание общественного мнения. Но мир сегодня уже более совершенен и более предрасположен к созданию единого мирового правительства… СВЕРХНАЦИОНАЛЬНАЯ ВЛАСТЬ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ЭЛИТЫ И МИРОВЫХ БАНКИРОВ БОЛЕЕ ПРЕДПОЧТИТЕЛЬНА, НЕЖЕЛИ ПРАВО НАРОДОВ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ, КОТОРОМУ МЫ СЛЕДОВАЛИ В ТЕЧЕНИИ ВЕКОВ». [25]

«А что касается якобы сложившегося в мире «климата доверия», то я сошлюсь на слова бывшего президента США Ричарда Никсона, который писал: «Пока мы не поймем, что секретность — это один из инструментов власти, мы будем изначально в невыгодном положении в геополитическом соперничестве с Москвой... Часто случается так, что секретная операция является единственным средством для достижения какой-либо важной цели».

О том, что в США понимают под тайными операциями, говорит один из ведуших специалистов американской разведки Д. Ричелсон: «Оказание влияния на политических, государственных и общественных деятелей зарубежных стран… Оказание финансовой поддержки и материально-технической помощи (включая снабжение оружием и боеприпасами) политическим партиям, группам, фирмам, организациям и отдельным лицам, деятельность которых отвечает государственным интересам США...» [26]

Вот еще достаточно авторитетное мнение:

«НАТО необходим балканский плацдарм для дальнейшего продвижения в глубь Евразии (о чем вполне откровенно пишет З. Бжезинский в «Великой шахматной доске »), а потому поведение Милошевича могло бы удовлетворить лидеров стран альянса лишь в том случае, если бы он сразу согласился на капитуляцию.

…Иными словами, уже три года назад была четко обозначена перспектива выхода за пределы юридической зоны ответственности НАТО.

Таким образом, Россия оказывается в геополитическом мешке, весьма сходном с тем, что рисовался еще планом «Барбаросса». И, разумеется, всякие разговоры о ее собственном вступлении в НАТО на этом фоне становятся совершенно бессмысленными, о чем Бжезинский заявляет с высокой степенью откровенности: что до России, пишет он, то «до определенного времени вопрос об официальном членстве России не будет подниматься». Раньше она должна доказать, что может «справиться с процессом демократической консолидации и социальной модернизации».

Между прочим, таких доказательств не требуют ни от Молдавии и Украины, где все так хорошо обстоит с «демократической консолидацией и социальной модернизацией», ни, тем более, от Латвии, в ее близкой к Ольстерскому эталону напряженностью отношений двух национальных общин. От России же, качестве доказательства, ожидается, в том числе, и переход к конфедеративному устройству, а проще сказать — распад ее на три мало связанных друг с другом региона: Европейский (он-то и повторяет в точности контур плана «Барабароссы»), Сибирский и Дальневосточный». [27]

«По мере укрепления международных организаций… геополитика США прилагает все усилия к созданию единого центра руководства процессами, стабилизирующими международную жизнь. «СМО», «Бильдербергский клуб», «Трехсторонняя комиссия» направляли свои действия К ОДНОЙ ЦЕЛИ, ВЫСКАЗАННОЙ НА ЗАСЕДАНИИ АМЕРИКАНСКОГО СЕНАТА 17 ФЕВРАЛЯ 1950 Г. ДЖЕЙМСОМ ПОЛОМ УОРБУРГОМ: «ХОТИТЕ ВЫ ИЛИ НЕТ, НО У НАС БУДЕТ МИРОВОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО. ЕДИНСТВЕННЫЙ ВОПРОС СОСТОИТ В ТОМ, ПРОИЗОЙДЕТ ЭТО ПУТЕМ КОНСЕНСУСА ИЛИ ПУТЕМ НАСИЛИЯ ».

…Таким образом, в основе глобальной цели «нового мирового порядка» отмена всякой социальной, национальной, политической, религиозной традиционности и образование некой однородной и неразличимой массы». [28]

Как видим, планы весьма конкретные. А причины, истоки – все те же, стары, как мир: алчное стяжательство и воспаленное честолюбие. Как говаривал классик, В.И. Ленин, политика является лишь концентрированным выражением экономики. И истина эта, как видится, ничуть не потеряла своей глубины и значимости.

Рассмотрим же экономические предпосылки формирования тоталитарных тенденций нашего времени, которые покажут нам серьезность ставок в этой глобалисткой игре. Вот мнение и данные, приводимые в книге ученого-математика, впервые рассчитавшего эффект ядерной зимы (гибели всех сторон ядерного конфликта, всего человечества вследствие глобальных пылевых бурь), ученого с мировым именем Никиты Моисеева:

«Но самое важное случилось все-таки в общественной сфере, в перестройке ее экономической основы, причем она произошла в общепланетарном масштабе. И последнее самое важное.

Масштабы развития экономики, необходимость кооперации (общественного разделения труда) привели к тому, что локальные, национальные экономики постепенно стали терять потенцию саморазвития. Они стали интегрироваться в единый общепланетарный экономический организм с универсальной системой регулирования. Эту систему по инерции называют рыночной или системой свободного предпринимательства. Хотя “свободной” она не является уже много лет. Решающую роль в определении характера дальнейшего развития мировой экономики стали постепенно играть транснациональные корпорации (ТНК): произошла транснационализация капитализма. Если угодно, – следующая стадия его монополизации, о которой еще в начале века было столько дискуссий и полагалось, что это и есть последняя стадия капитализма. Процесс организации промышленности, несмотря на множество антимонопольных законов, оказался значительно сложней: возникли неформальные регуляторы, которые свидетельствуют о формировании “абсолютного монополизма”. Теперь уже не закон стоимости, а некоторые неписаные правила определяют разделение “мирового дохода”. Традиционный рынок Рикардо уступает место системе картельных соглашений.

…Приведу лишь несколько цифр, характеризующих происходящее в мире. За последние несколько десятилетий возникла совокупность 37 тысяч ТНК, имеющих около 200 тысяч национальных филиалов в разных странах планеты. Они образуют некую систему, охватившую всю планету. Эта совокупность ТНК представляет собой некую единую сеть, единую систему, владеющую третью всех производственных фондов планеты, производящую более 40% общепланетарного продукта, осуществляющую заметно более половины внешнеторгового оборота, более 80% торговли высшими технологиями и контролирующую более 90% вывоза капитала. За последние пару десятилетий объем внешней торговли на планете увеличился не в 2–3 раза, как объем промышленного производства, а в 10 раз! Это показывает, насколько более эффективным стало международное разделение труда.

…На этой основе рынок, традиционный рынок Рикардо, качественно изменяясь, приобрел вселенский характер, в котором определяющим фактором успеха стала общественная производительность труда. Страны достаточно легко разделились на группу быстро прогрессирующих, производительность труда которых выше средней общепланетарной, и отсталых стран с производительностью ниже среднего уровня. Но рынок пока еще остается рынком, а капитализм – капитализмом, поэтому он стал беспощадно расправляться с промышленностью тех стран, производительность труда которых не смогла подняться выше среднего уровня. И закрутился для многих стран и народов смертельный маховик. Или “дьявольский насос”, если угодно!

…Итак, заработал некий “дьявольский насос”, и, пока существует установившийся порядок, – это общий неотвратимый процесс. Он станет и дальше выкачивать из отсталых стран капиталы, ресурсы, таланты! Причем со все возрастающей интенсивностью. Еще раз: этот процесс неотвратимый; какие бы резолюции ни принимала ООН, что бы ни говорили об “устойчивом развитии” и экологическом кризисе, МИР ТНК живет по собственным законам – законам самоорганизации. И пока еще не родилась сила, способная им управлять.

В результате действия этого “дьявольского насоса” происходит все углубляющаяся стратификация государств. Если относительно недавно – лет 30–40 тому назад отсталые страны было справедливо называть развивающимися, ибо они имели определенные шансы для своего развития и сокращения разрыва с передовыми странами (и многие из них, действительно, развивались), то теперь отсталые страны “отстали навсегда”! Точнее, они навсегда, до тех пор пока существует МИР ТНК, остались отсталыми! Вот почему термин “развивающиеся страны” в последние годы стал тоже архаизмом. Мы живем в мире с “потрясающе быстрой сменой реальностей” и всего, что отсюда следует.

…Оба процесса – перевооружение промышленности и подготовка необходимых кадров – неотделимы и чрезвычайно капиталоемки. А так как эффективность вложения капиталов тем ниже, чем ниже исходная производительность труда, то капиталовложения в развитие процессов, приводящих к повышению производительности труда в отсталых странах, в нынешних условиях представляются крайне маловероятными. Не случайно разрыв в уровне благосостояния 20% развитых и 80% отсталых стран стремительно возрастает и к началу девяностых годов достиг отметки в 150 раз!

Сформировавшийся общепланетарный рыночный механизм не поднимает, а уничтожает экономику отсталых стран, превращая их в лучшем случае (подчеркиваю – в лучшем случае) в сырьевые придатки стран с высокой производительностью труда, которые мы впредь условимся называть “передовыми”. И такая ситуация отвечает сегодняшним интересам МИРА ТНК: ему не нужна образованная периферия, способная к самостоятельному развитию.

Стать “сырьевым придатком” развитых стран – еще не худший вариант судьбы для отсталых стран: между ними уже возникает конкуренция за то, чтобы прислуживать у стола сильных мира сего. Мы, кажется, уже наблюдаем нечто подобное и в нашей стране! Во всяком случае, именно так ее рассматривают на Западе. В одной из первых речей Мейджора, сменившего Тэтчер на посту премьера, было утверждение о том, что стать кладовой ресурсов для развитых стран – это и есть основная задача постперестроечной России. Правда, он сказал и нечто большее: для этого в России достаточно 40–50 миллионов населения!

Но это лишь одна из особенностей “дьявольского насоса”. В развитых странах стремятся избавиться от экологически вредных производств и разнообразных отходов, в том числе и радиоактивных. Но ведь без черной металлургии, химии и других вредных производств не проживешь. И эти производства перекачиваются в неразвитые страны, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Значит, насос работает и в другую сторону, только усугубляя тяжесть жизни населения отсталых стран.

Понимали ли все эти особенности те “экономические завлабы”, которые пришли к власти в России на волне перестройки? Думаю, что нет. Но о подобной перспективе много говорилось в инженерных кругах еще накануне перестройки: мы ожидали и очень боялись подобного поворота событий. Да и печаталось многое – читайте работы того же В.В. Клименко! Но таково уж свойство “гайдарообразных”: они живут с представлением о самодостаточности. Судьба не дала им настоящего образования, но наградила их удивительно удобным свойством: они не способны сомневаться в собственной правоте! А тем более подозревать факт собственной малообразованности. И искренне считают себя интеллигентами!

Как описанный процесс, развивающийся в экономической сфере и сфере производства, будет развиваться и дальше, что ждет транснациональный капитализм? И будет ли это капитализм в его классическом понимании? И как все те процессы, которые принято называть посткапиталистическим развитием, скажутся на структуре планетарного сообщества? Все подобные вопросы уже стоят, уже поставлены и не могут не волновать широкие круги интеллигенции всего мира.

Я уже говорил о том, что предсказывать дальнейшее развитие планетарных событий – дело неблагодарное и точный прогноз практически невозможен: в любой момент могут произойти действия, разрушающие установившееся течение событий. Разве в начале 80-х годов кто-либо мог предвидеть “явление Горбачева”, в том числе и он сам! Но ведь именно это явление позволило сделать решающий шаг к завершению транснационализации (транскапитализации) экономики и утверждению “вселенского рынка”. В том числе и к разрушению великого государства!

Я, например, был убежден, что система “единого завода”, допускавшая к власти брежневых, и подбор кадров, способных лишь реализовывать принцип “не беспокоить” в качестве основы “идеологии”, однажды рухнет – современное общество не может быть стабильным, если оно управляется на таком уровне компетентности. И теряет способность создавать новую продукцию! Но произойти это, по моим предположениям, должно было только лет через 20 и без трагедии, без разрушения самой страны. Я думал, что должна была произойти разумная конвергенция. Примерно так же думал и покойный академик В.М. Глушков, и многие другие мои коллеги, предпринимавшие весьма активные усилия для изменения ситуации.

Но кто бы мог подумать еще десять лет тому назад, что из недр правящей партии, из числа “владельцев единого завода” выйдут люди, которые целенаправленно, во имя собственных амбиций (и, возможно, невежества) разрушат этот завод и сдадутся на милость конкурентам, которые, как и всякие конкуренты, думают лишь о том, как добить конкурента!

И так думал не я один. Многие из нас видели и обсуждали пути возможной конвергенции, хотя и называли ее по-разному: программным управлением ( В.М. Глушков и Г.С. Поспелов), системой СОФЕ (экономисты из ЦЭМИ), устранением монополий отраслей и возвращением к системе синдикатов (Н.Н. Моисеев). И так далее. Реализация любого из предлагавшихся проектов открывала определенные возможности совершенствования “системы одного завода” и создавала здоровую основу для конвергенции, т.е. включения страны в МИР ТНК как равноправного партнера. Но произошло все по-другому!

…И вот я думаю, что в рамках того сценария, о котором только что шла речь и который естественно назвать “смертельным экономическим колесом” (смертельным не только для отсталых стран, как я это постараюсь объяснить!) или “дьявольским насосом”, – сценария, который отражает многие современные тенденции, (т.е. дальнейшее развитие транснациональной рыночной экономики и дальнейшее укрепление гегемонии “системы ТНК”), основной контур событий будет развиваться вполне предсказуемым образом. Во всяком случае, в течение ближайших двух-трех десятилетий.

Во-первых, будет происходить дальнейшая стратификация стран: мы не только будем их разделять на богатые и бедные, но будут выделяться очень богатые и очень бедные и разрыв в уровне материальной жизни между всеми категориями стран будет продолжать нарастать весьма угрожающим образом.

Во-вторых, в ближайшее десятилетие (или ближайшие десятилетия) развитие промышленности будет продолжаться в том же ключе, как оно происходило последние пару десятилетий. Однако это никак не будет означать повышения общего благосостояния: развитие будет происходить практически только в странах “золотого миллиарда” и в их интересах! Не без помощи отсталых, за счет деградации отсталых и при их дальнейшем отставании. Именно в странах “золотого миллиарда” будут рождаться новые изобретения, создаваться экологически чистые деревни и т.д .

И эти процессы будут мало зависеть и от государственной политики, диктуемой МИРОМ ТНК, и даже от Организации Объединенных Наций. К сожалению, они будут мало зависеть и от общепланетарного гражданского общества, в силу его неразвитости, уровня ментальности и экономических возможностей.

Можно ожидать и определенной перестройки МИРА ТНК в связи с целым рядом трудностей, с которыми он столкнется. И формирования международной финансовой элиты, некого “надкласса”, в интересах которого и будут решаться основные планетарные проблемы.

Не исключено, что уже в ближайшее десятилетие сделаются ощутимыми два процесса. Первый из них будет сводиться к постепенному удорожанию ресурсов, что неизбежно приведет к снижению темпов роста производительности труда, в том числе и в передовых странах, т.е. к снижению доходности (прибыли). Предсказать реакцию “системы ТНК” на эти трудности непросто, поскольку целый ряд нерентабельных производств (сельское хозяйство, добыча угля и т.д.) жизненно необходимы и определяют стабильность мирового сообщества. Что необходимо и странам “золотого миллиарда”. И они будут стремиться любыми путями ее обеспечить. Но целый ряд кризисных явлений будет нарастать.

Что касается второго процесса, то он будет связан с тем, что емкость рынка отсталых стран из-за продолжающегося обеднения стран третьего мира, во всяком случае, не будет расти. А скорее всего, станет сокращаться. Но ведь рост емкости этого рынка – одно из важнейших условий стабильности системы транснационального капитализма. Как совместить проблемы процветания стран “золотого миллиарда” с этим неизбежным фактом – не знаю! Думаю, что это невозможно.

Для того, чтобы поддержать эти рынки, жизненно необходимые для стран “золотого миллиарда”, понадобится некий “новый план Маршалла”. Способна ли система его выдвинуть и реализовать? Тем более, что новый план Маршалла способен в перспективе разрушить благосостояние стран “золотого миллиарда” созданием могучего конкурента. Как показывает опыт Японии и Германии, план Маршалла – это палка о двух концах! И вряд ли страны-доноры на него решатся: повторять его опыт для них очень опасно. Да и свободных капиталов, вероятно, стало поменьше.

Описав тенденции, порожденные механизмом мирового рынка, я вовсе не утверждаю неизбежность реализации того сценария, который был бы их непосредственным следствием и безусловным утверждением планетарного тоталитаризма, хотя такой порядок мне и кажется весьма вероятным. В самом деле, как бы ни была важна экономическая оболочка эволюционирующего мира, не только она определяет ход планетарных событий. Нужны и другие ракурсы видения проблемы.

* * *

Обсуждая тенденции развития мирового рыночного механизма, я еще раз хочу предупредить об условности проведенного анализа, не позволяющего строить сколь-нибудь долговременные прогнозы. Так, например, из описанной схемы выпадает почти полуторамиллиардный Китай. От него во многом будет зависеть завершение транскапитализации мировой экономики и ее дальнейшая судьба. А он еще не сказал своего слова. Китайцы мудры – они были и остаются “срединной империей”. И что бы кто бы ни говорил!

К проблеме Китая мы еще будем возвращаться. И не раз.

Наконец, сам факт выделения стран “золотого миллиарда” и концентрация в нем МИРА ТНК приведет к целому ряду явлений, о которых уже говорят на Западе. Их часто объединяют термином “мондиализация”. Мне бы казалось более правильным описать эти явления несколько иначе и более грубо. МИР ТНК будет иметь тенденцию к утверждению “планетарного тоталитаризма”. На долю демократии останутся лишь страны “золотого миллиарда”, количество которых вряд ли станет заметно увеличиваться. Итак, не мондиализация, а постепенное сползание МИРА ТНК к тоталитаризму, тоталитаризму нового типа, уже проявившему себя в Персидском заливе и Югославии, – таким мне видится естественный путь развития этой самодостаточной системы , которую многие называют посткапитализмом.

Если ...?!

Вот это “если”, т.е. возможность проявления каких-то новых факторов и непредсказуемости человеческого поведения, заставляет возвращаться к мыслям о собственном доме, о том, чтобы он оставался достаточно прочным и способным устоять от натиска неожиданных порывов непредсказуемости!

* * *

Прежде чем закончить этот параграф, я хочу обратить внимание на несколько явлений, которые порождает МИР ТНК и которые, может быть, не так уж независимы, как это может показаться на первый взгляд. И которые способны внести непредсказуемые изменения в обсуждаемый ход событий.

Современное развитие экономики и ее транснационализация, ослабление прочности межгосударственных границ и целый ряд других факторов, действующих на фоне традиционной борьбы за размеры чистогана, точнее, мирового дохода, порождают бурное развитие теневой экономики. Ее причина не только в баснословной выгодности, например, наркобизнеса. А известно, что нет такого преступления, на который не пойдет капитализм, если доходность будет сотни процентов. А здесь их тысячи!

Но есть еще и стремление уйти от налогов. Законодательства в разных странах разные, и манипулирование с этими различиями позволяет из денег делать новые деньги тоже весьма эффективно!

Сейчас некоторые экономисты пытаются оценить объем международной теневой экономики. Это очень непросто, и потому оценки весьма разнятся. Но, по-видимому, размеры средств, контролируемых теневой экономикой, имеют порядок триллионов долларов! Другими словами, то, что происходит за границами легального бизнеса и неподконтрольно гражданскому обществу, становится сравнимым с легальным оборотом капиталов. А это очень опасно для будущего – это только Илья Пригожин думает, что “из хаоса рождается порядок!”

Второе явление, которое просматривается тоже достаточно отчетливо, – формирование транснациональной финансовой элиты, о чем я уже говорил. МИР ТНК, наверное, не очень точный термин. Скорее следовало бы говорить о мире финансовых корпораций. Они, конечно, транснациональные, и они правят бал, отслеживая, прежде всего, собственные, если угодно, свои клановые интересы международной финансовой элиты. Для них принадлежность к той или иной национальности не играет особой роли. Они живут в своем “наднациональном мире”. Может быть, правление именно этой элиты и сделается носителем планетарного тоталитаризма? А все остальные властные структуры станут лишь обеспечивать ее руководство миром?

Но уже сегодня эта элита во многом определяет судьбы планеты.

Правда, как я надеюсь, – до поры до времени!

И последнее. Особенности развития МИРА ТНК тесно связаны с нынешним развитием научно-технического прогресса. Он дал возможность подняться группе стран “золотого миллиарда” над миром бедствий и горя других народов. Но одна из особенностей этого процесса – резкое сокращение числа людей, непосредственно занятых в производстве и распределении произведенного. По мере развития процесса роботизации и внедрения информационных технологий это число и дальше будет сокращаться. Уже сейчас безработица становится перманентным явлением в развитых странах. А что будет, когда она достигнет десятков процентов? А человек без дела, даже накормленный, – страшнее атомной бомбы!

Кстати, накормить удастся лишь только небольшую часть миллиардной массы безработных, и то лишь в странах “золотого миллиарда”.

Таким образом, социальный фундамент и образ вселенского благополучия МИРА ТНК подтачивается самой его природой, если угодно, – логикой его развития.

На все сказанное накладывается еще один фактор: МИРУ ТНК не требуется такого количества образованных людей, какое сейчас есть на планете. Ему вообще проще манипулировать с зомбированным населением. Другими словами, развитие сценария планетарного тоталитаризма будет означать начало нового средневековья. Я думаю, что мы находимся в его преддверии. Количество индикаторов этого процесса более чем достаточно!

Об этом я уже не раз писал». [29]

«Новый тоталитаризм? Я уже не раз произносил это словосочетание. И оно совершенно не случайно возникло в моем лексиконе. Возникновение нового тоталитаризма мне представляется естественным развитием, неизбежным этапом того исторического процесса, который нами хорошо изучен. Если формирующееся гражданское общество не проявит необходимой ВОЛИ, основанной на понимании смысла и перспектив возникающего феномена.

Этот «новый тоталитаризм» будет носить общепланетарный характер. Это будет тоталитаризм совершенно нового типа. Сейчас иногда говорят о новом средневековье. Я думаю, что новый тоталитаризм не будет похож на средневековье, хотя и станет нести его некоторые черты. Скорее всего, это будет тоталитаризм античного типа, похожий на демократию спартанцев, которая обеспечивалась нищетой и трудами илотов. И плох был тот спартанец, который до своего совершеннолетия не убил ни одного илота.

Я почти уверен в том, что наступление нового тоталитаризма предотвратить не удастся. Для этого у человечества просто не хватит времени. Даже если возникнет планетарное гражданское общество с необходимым пониманием сути проблем. И человечеству неизбежно предстоит пройти через этот трудный и болезненный этап своей истории.

Еще раз: у нас для этого просто не хватит запаса культуры и… времени. Другое дело, что вряд ли можно предсказать те формы, в которых он проявится, хотя его некоторые черты уже просматриваются. Причина его наступления более или менее очевидна, и я о ней уже говорил в этой работе. Повторю еще раз: уже очевидно, что всего на всех не хватит — экологический кризис уже наступил. Начнется борьба за ресурс — сверхжесткая и сверхбескомпромиссная. Да она, по существу, уже и началась. «Дьявольский насос» МИРА ТНК — одно из проявлений этой борьбы. И этот насос будет действовать со все возрастающей интенсивностью. Значит, будет непрерывно возрастать и различие в условиях жизни стран и народов с разной общественной производительностью труда. Это различие и будет источником той формы раздела планетарного общества, которую уже принято называть выделением «золотого миллиарда». «Культуры на всех» тоже не хватит. И так же, как и экологически чистый продукт, культура тоже станет прерогативой стран, принадлежащих к «золотому миллиарду». Это и будет новый тоталитаризм.

Конечно, возможны и другие альтернативы, и позднее я попробую их обсудить. Хотя для их реализации у нас может просто не хватить времени.

…[В ХХ веке] Возникли империи, однако совсем не по образу Древнего Рима, когда каждый гражданин империи на всех ее необъятных просторах был под защитой государства, пользовался всеми правами гражданина империи независимо от того, был ли он греком, римлянином, евреем....

Империи, возникшие в эпоху империализма, были устроены совсем по-другому. Маленькая Голландия, например, владела грандиозной Индонезиец. Англия покорила 400-миллионную Индию и владела ей как своим поместьем. Даже Россия вступила на этот путь империалистического великодержавия. Другими словами, империи последних столетий представляли собой некую форму тоталитаризма, форму эксплуатации небольшой группой народов всей остальной планеты.

Но и этому этапу истории, этой форме тоталитаризма (империалистического тоталитаризма) пришел однажды конец. Оказалось, что существуют более эффективные способы эксплуатации планетарных ресурсов. Империализм сменила некая «либеральная» или, если угодно, «демократическая» конструкция устройства планетарного сообщества, которую я назвал МИРОМ ТНК (некоторые называют ее постиндустриальным обществом). Но, как мы увидим ниже, это, вероятнее всего, лишь некоторый переходный этап к некой новой форме организации общества, которую уместно назвать «демократическим тоталитаризмом».

Современный мировой порядок многим представляется все более и более «европейским». Или европеизированным. Ошибочно считается, что происходит «выравнивание» стран как по образу жизни, структуре ценностей, так я по материальному уровню. Происходит усиление организации мирового сообщества и постепенная замена индивидуального военного лидерства некими полицейскими структурами. Проявление этой системы взглядов хорошо видно в статье Д. Фурмана «Внешнеполитические приоритеты России» (Свободная мысль. 1995. У» 8). И действительно, подобный процесс наблюдается во многих странах. Собственно. МИР ТНК и есть один из результатов этого процесса. Крупные многонациональные империи, объединяющие огромные территории и разнообразные народы под властью какой-либо одной нации, уступают свое место преимущественно мононациональным государственным организмам и промышленно-финансовым организациям, диктующим свою волю планете.

Но этот процесс, который имеет свою логику и который определяется в современных условиях превосходством отдельных цивилизаций, и прежде всего евро-американской, может быть прерван. И причины тому лежат в несовместимости современных цивилизации и требований природной стабильности. в ограниченности ресурсов прежде всего. По существу, на протяжении всей истории человечества происходило непрерывное разрушение согласованности потребностей человека и возможностей Природы их удовлетворять. И теперь эта несогласованность дошла до некоторого критического предела, который и следует называть экологическим кризисом.

…в странах «золотого миллиарда» УЖЕ идут процессы, которые отвечают утверждению «общечеловеческих ценностей» в их евро-американской интерпретации. Более того, там рождаются реальные возможности воплотить идеи, которые в других странах могли бы быть в лучшем случае рождественской сказкой. Так, американцы мечтают о превращении своей страны в «экологически чистую деревню». И они будут добиваться превращения этой идеи в реальность. Но какой ценой? Они смогут это сделать лишь за счет снижения уровня (и экологического качества) жизни и реального ее сокращения у 80% остальных жителей планеты.

Вот это и есть новый тоталитаризм! Ибо добиться этого без могучей полицейской системы — невозможно!

Мир уже сейчас поделен на две неравные части. Их условно принято называть Север и Юг. Это действительно условное название, ибо весь север Евразии заведомо не относится к «золотому миллиарду» и вряд ли когда сможет к нему приблизиться.

…Демократии бывают очень разные. В Спарте тоже была демократия. Я уже говорил о ней — демократия для свободных спартанцев, но не для илотов. В учебниках по истории Древнего мира рассказывается о том, как смелые и благородные спартанцы во главе с царем Леонидом остановили в Фермопильском ущелье огромную армию персов и спасли Грецию от разрушения. Их подвиг освящает история, и мы традиционно склоняем головы перед памятью героев.

Но учебники истории обходят молчанием другой факт спартанской истории. В Спарте была демократия куда более «демократичная», чем у нас: они выбирали сразу двух «президентов» — двух царей. И в то время, пока Леонид бился в Фермопильском ущелье, навек запечатлев в истории славу и мужество спартанцев, второй царь с другим спартанским войском сидел в своей Спарте и стерег илотов — вдруг они взбунтуются и тоже захотят демократии.

Вот что-то подобное формируется теперь и у нас, только не на маленьком Пелопоннесе, а в масштабах всей планеты. Пропасть между Севером и Югом стремительно расширяется. И удержать мирное развитие событий едва ли можно, не создав мощной полицейской силы, способной обеспечить благополучие стран «золотого миллиарда».

Сегодня роль такой полицейской силы играют Соединенные Штаты. И только они одни — участие других стран носит символический характер. Я думаю, что скоро у американцев не хватит силы единолично поддерживать общепланетарный порядок: хаос и противоречия будут нарастать. В игру должны будут активно вступить и другие силы. Появятся «сипаи», которым будет льстить доверие, и эти наемники за пшеничную или овсяную похлебку будут защищать «границы христианского мира» или что-то в этом роде. Я очень боюсь, что и русские за право считаться членами «восьмерки» или за что-нибудь еще окажутся в роли сипаев и будут избивать ближних своих во имя благополучия очередного нефтепровода! Или насаждать «демократию» среди новоявленных илотов.

И вот подобный «новый тоталитаризм» — совсем не фантазия! Он уже начал формироваться. Разве события в Персидском заливе и Югославии не являются его проявлением?

Процесс формирования нового тоталитаризма, слава Богу, пока еще достаточно медленный. Но он будет развиваться вместе с развитием стран «золотого миллиарда» и расширением пропасти между Севером и Югом и их выделением из остального мира. Кроме того, нельзя считать группу стран «золотого миллиарда» чем-то единым. Их сообщество, разумеется, имеет много общих интересов. Но и противоречий не меньше. Поэтому трудно ожидать единства их действий, хотя они к нему и будут стремиться. Уже сейчас конкуренция между США, странами Западной Европы и Японией весьма остра, и предсказать ход событий совсем не просто.

* * *

Новый тоталитаризм в чистом виде может и не состояться. Тому много причин, и одна из них — оскудение ресурсов. Новый тоталитаризм –детище ТНК, порождение его «дьявольского насоса» и, в свою очередь, механизм для его поддержания. Но основные ресурсы могут кончиться раньше, чем мы ожидаем. И вот тогда мир просто погрузится в хаос. В этом случае говорить о каком-либо порядке, даже о тоталитаризме, вероятнее всего, и не придется.

Но, с другой стороны, человечество понемногу умнеет, вернее, у него прибавляется знаний. Не отдельных чудаков-мыслителей, а все человечество ««начинают беспокоить мрачные картины будущего, как своеобразные варианты Апокалипсиса. Уже не только пишутся книги, но и собираются международные конференции, и они незаметно делают свое дело: поворачивают направление мыслей и стремлений людей. Так, может быть, и будет найден исход, отличный от того апокалипсо-подобного, которому был посвящен этот параграф.

Но все же я думаю, что человечеству не избежать того планетарного порядка, который я назвал новым тоталитаризмом. Очень уж он соответствует логике развития человечества, логике антропогенеза.

Однако вряд ли период планетарного тоталитаризма будет долог: уж очень велики будут противоречия, уж очень большие напряжения в обществе он породит. Да и жизнь в экологически чистых деревнях под защитой атомного оружия вряд ли покажется достаточно привлекательной, даже для населения стран «золотого миллиарда».

Что может быть альтернативой сказанному и есть ли механизмы, способные реализовать такую альтернативу?

Замечу только, что любая альтернатива МИРУ ТНК, формированию системы стран «золотого миллиарда» и порядку нового тоталитаризма означает переход к совершенно новой парадигме развития, новому образу мышления, новой структуре желаний и стремлений, т.е. к новому витку антропогенеза.

Но это уже другая тема». [30]

«…В ПОДОБНОЙ СИТУАЦИИ ПРОИЗОЙДЕТ ГЛОБАЛЬНОЕ ЗОМБИРОВАНИЕ ПЛАНЕТАРНОГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. ЭТО БУДЕТ ИЗОЩРЕННЫЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ ТОТАЛИТАРИЗМ, который страшнее любых форм тоталитаризма, известных человечеству, хотя он и будет носить вполне “цивилизованный” характер. Но антиутопия Оруэлла покажется на его фоне рождественской сказкой. Это своеобразный интеллектуальный геноцид. И, если угодно, истинный конец истории, но не по Гегелю, Фукуяме или Марксу.

Это – конец истории, ибо подобное общество будет обречено.

И самое страшное в том, что есть много аргументов, чтобы утверждать: мы, может быть, уже вступили в период формирования системы “ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ГЕНОЦИДА”. Не является ли его проявлением распространение оглупляющих американских стандартов в искусстве, да и все то, что мы наблюдаем не только в Америке, но и в странах бывшего Советского Союза ?

Пришло время об этом задуматься ВСЕМ!»[31]

«…Узкий практицизм, который сегодня проповедуется в США, может иметь очень глубокие и пагубные последствия.

Я уже говорил о том, что европейская цивилизация — это прямая наследница античной цивилизации, прежде всего цивилизации древних греков. Необходимость энергичных поисков способов выживания греческих полисов, лишенных благодатных пойменных земель, требовала инициативы, поисков новых земель, новых возможностей выживать, рождала тип людей, совершенно непохожих на жителей бассейнов Нила и других крупных рек. Отсюда развитие индивидуализма, стремление к личному благополучию.

Они рождали систему взаимоотношений общества и отдельной личности, совершенно отличную от того, что мы видели в обществах традиционного типа.

Эта система еще более ужесточилась в период Реформации, когда родилось протестантское миропредставление. Ему Европа обязана и своим научным прогрессом, и своими завоевательными стремлениями. Именно она родила капитализм. И структура современного общества обязана, прежде всего, экспансии этой цивилизации. Экспансии, несравнимой ни с какими нашествиями Чингисхана или Тимура!

Но любые цивилизационные достижения — всегда результат адаптации общества к тем или иным условиям его жизни. Меняются условия жизни, и неизбежна смена цивилизационных парадигм. Я ДУМАЮ, ЧТО ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ПОДОШЛО К ТАКОМУ ПЕРЕЛОМУ. СМОЖЕТ ЛИ СОВРЕМЕННАЯ ТЕХНОГЕННАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ ЕВРОПЫ И АМЕРИКИ НАЙТИ ЭТОТ НОВЫЙ ФУНДАМЕНТ И ПЕРЕСТРОИТЬ СЕБЯ — ВОПРОС ВЫЖИВАЕМОСТИ НАШЕГО ОБЩЕСТВА. ВО ВСЯКОМ СЛУЧАЕ, ЕВРО-АМЕРИКАНСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ И УТВЕРДИВШЕГОСЯ ОБРАЗА ЖИЗНИ.

Я ДУМАЮ, ЧТО НЕТ! БУДУЩЕЕ ЗА НЕКИМ НОВЫМ СИНТЕЗОМ. КАК НОСИТЕЛЬ НОВОГО «ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО КАЧЕСТВА» АКТИВНО ВЫСТУПИТ ВОСТОК. Он способен внести много нового, но родимые пятна есть и у него. Поэтому полагаться на «восточный менталитет» так же опасно, как и на западный»[32]

Вот такие страшные перспективы уже в нашу эпоху рисует солидный ученый, и делает это вовсе не голословно. Но, конечно, можно отнестись к этому по-разному. Или назвать нагнетанием страстей, или, наоборот, призвать к настороженности, памятуя о том, как незаметно подкрадывается лихо.

Да, я бы сам оценил эти процессы, эти тенденции, как менее фатальные, менее тоталитарные. Все-таки ценности западного мира, так называемого цивилизованного, либерального общества предполагают минимальную необходимую свободу — совести, гласности и прав человека, чтобы можно было быть спокойным. Спокойным в том смысле, что если человечество и подпадет под новую тоталитарную власть, то сугубо по свей вине. Само захотело.

Но то, что эти планы есть не только стремление заполучить экономическую власть, но и претензии на господство идеологическое, а значит и духовное, говорят весьма откровенные высказывания этих деятелей мировой «элиты». Они не остановятся перед попытками зомбировать массы — в своих, корыстных и честолюбивых, целях. Вот мнение, пусть в чем-то и субъективное, но тоже опирающееся на фактически материал:

«На сегодняшний день Америка, пожалуй, самое тоталитарное общество на планете, и преобладающее число американцев не за страх, а за совесть придерживается одной единственной точки зрения на многие общественно важные предметы. Где вы найдете такую страну, население которой все время голосовало только за одну из двух партий? Выборы без выбора, чтобы возвести на высшую должность очередного ковбоя или плейбоя с внешностью и повадками манекена, обещающего американцам еще больше денег и товаров за чужой счет. Американские президенты — это череда манекенов, характерным признаком личности которых является отсутствие всякой личности, всякого духовного начала, стереотипные улыбки, жесты, слова, ужимки. Мир марионеток-автоматов, управляемых невидимой ''закулисой'', жалкий и нееспособный с высот христианской культуры. Стоит почитать воспоминания американских президентов, например, Никсона или Рейгана. Кроме набора банальностей и ограниченного самодовольства там ничего не найдешь, даже псевдомемуары Брежнева после этих писаний могут показаться шедевром.

Когда ты видишь репортажи с американских партийных конгрессов, то почему-то сразу же вспоминаются сцены нацистских съездов — возбужденная толпа, скандирующая и топающая, объединенная единым марионеточным чувством к марионеточному фюреру или президенту — абсолютному нулю по человеческой потенции.

Есть два пути лишить человека всяческой свободы, сделать его винтиком в тоталитарной системе.

Первый — построить в шеренгу, заставить маршировать и скандировать нужные слова. Этот путь выбрал Гитлер.

Второй — с детства превратить человека в одномерное существо, послушный автомат. С младенчества лишить его воли к выбору, заложив в сознание общие стереотипные представления на все стороны жизни и ее цель. В этом случае его даже не надо ставить в шеренгу, он и сам пойдет, куда ему скажут внедренные в сознание кумиры. Второй путь избрала Америка.

Посмотрите на американских парней. ПРИПОМИНАЮ ТЕЛЕВИЗИОННЫЙ РЕПОРТАЖ — НА ЭКРАНЕ АМЕРИКАНСКИЕ ЛЕТЧИКИ, КОТОРЫЕ ТОЛЬКО ЧТО ВЕРНУЛИСЬ ПОСЛЕ БОМБАРДИРОВКИ ЖИЛЫХ КВАРТАЛОВ ИРАКА, УБИВ ТЫСЯЧИ ЧЕЛОВЕК. ОНИ В ХОРОШЕМ НАСТРОЕНИИ И ДОБРОДУШНЫ, ОТ ПОЛНОТЫ РАДОСТНЫХ ЧУВСТВ ХЛОПАЮТ ДРУГ ДРУГА ПО ПЛЕЧАМ, КАК БУДТО СЫГРАЛИ ПАРТИЮ В БЕЙСБОЛ. Такое состояние духа и есть настоящий фашизм.

Не имея воли к человеческому выбору, нельзя говорить о демократии и свободе, как нельзя говорить о книгах с человеком, не умеющим читать. Демократия предполагает выбор, но может ли выбирать человек, который с детства воспитан на одной точке зрения? Духовный, политический и общественный выбор подменяется выбором товаров и услуг за счет ограбления других народов.

…Под лозунгами нового мирового порядка организации мировой закулисы создают (а частично уже создали) для человечества систему тотального господства и контроля. На глазах широкой публики западного мира лицедействуют марионеточные конгрессы и парламенты, ''свободные'' средства массовой информации и другие ''демократические'' институты. Но настоящая политика делается за их спиной. Они только, как послушные актеры, озвучивают ее.

цивилизация, перевалившая в этом веке границы западных стран и шагнувшая в Азию, Южную Америку, Африку, создала новый тип упрощенного человека, потерявшего всю богатую культурную иерархию духовных ценностей и избравшего взамен этого ориентацию на погоню за материальными благами и комфортом; как в первобытную эпоху, жизнь упростилась до чисто биологических ориентиров. Лишенный искреннего христианского чувства и духовного выбора, человек получил взамен право выбирать среди множества товаров, большая часть которых вредна и излишня нормальной человеческой природе.

Для управления таким упрощенным типом человека и создается структура тайной закулисной власти, получившей название мирового правительства.

один из главных теоретиков мировой закулисы З. Бжезинский заявил, что ''ГЛОБАЛИЗАЦИЯ МИРОВОГО УПРАВЛЕНИЯ НЕ АКТ ДОБРОГО ЖЕЛАНИЯ ИЛИ ДОБРОЙ ВОЛИ, НО НЕИЗБЕЖНЫЙ ПРОЦЕСС'', КОТОРЫЙ НЕОБХОДИМО КОНТРОЛИРОВАТЬ. Для контроля над этим процессом и создается МФ. Сам Горбачев на этой конференции провозгласил эру новой цивилизации. В своей книге ''В поисках нового начала: развитие новой цивилизации'', выпущенной к открытию конференции, он заявил, что ''пришло время развивать интегрированную глобальную политику». [33]

Что ж, все таки хотелось бы сказать, что нынешнее давление на человека, идеологическое и ценностное, совсем не той степени, что мы имели в обществах полувековой давности. Правда, это нынешнее. И еще, как говорят, «не вечер». Информационное общество, этот так называемый прогресс, может обернуться новыми, действительно глобальными способами контроля на личностью.

Но, все же, ныне этот давление совсем не фатально, и человек, выбравший «современные взгляды», в абсолютном большинстве случаев делает это добровольно. И пониманием, трактовка им этого «самого передового духа современности», совсем не однозначно. Ведь в идеалах личностных деловых достижений могут скрываться как добрые, чистые, так и стяжательские, экспенсионисткие стремления.

Человек же, в абсолютном смысле, никогда не лишен выбора, если говорить о самоопределении внутреннего мира, духовного. Он лишен его только в относительной степени, так как находится под воздействием истин, внушенных в детства, той средой, в которой он сформировался, вырос с несознательного возраста.

Да, действительно есть необходимость управления, точенее, координации действия человечества, ставшего теперь мировым хозяином планеты. Однако то, что нынешние стремления известных слоев мировой олигархии не есть благородное стремление навести порядок в мире, или даже «просто корыстное желание» захватить политико-экономическую власть, без претензий на умы и души «простолюдинов», еще раз показывают приводимые ниже высказывания видных фигур вышеупомянутых элитных организаций:

«Один из видных деятелей мировой закулисы, член Бильдербергского клуба, глава Европейского банка реконструкции и развития французский еврей Жак Аттали написал, по сути дела, программную для мондиализма книгу ''Линии горизонта''. В ней он утверждает необходимость создания ''планетарной политической власти''. Новый мировой порядок, или, как его называет Аттали, торговый порядок, станет универсальным к 2000 году.

Аттали раскрывает три уровня попыток мировой закулисы господствовать над человечеством, говорит о трех типах порядка, ''о трех способах организации насилия'': ''о мировом порядке сакрального, о мировом порядке силы, о мировом порядке денег'' .

Сегодняшний этап развития мондиализма он называет торговым порядком. При этом порядке все продается и покупается, а главной, универсальной ценностью, в том числе и в духовной сфере, являются деньги.

Новый торгово-денежный мировой порядок ''постоянно стремится к организации единой универсальной формы мирового масштаба''. При этом порядке власть измеряется ''количеством контролируемых денег, вначале посредством силы, потом посредством закона''.

Космополитизация человечества — одна из главных целей мировой закулисы. Как пишет тот же Аттали, ''кочевничество будет высшей формой нового общества… определит образ жизни, культурный стиль и форму потребления к 2000 году. Каждый будет носить с собой свою собственную идентичность''.

Под кочевничеством Аттали понимает общество людей, лишенных чувства Родины, почвы, веры предков и живущих только интересами потребления и зрелищ, которые им несет теле- и видеоэкран. ''Кочевники'' будут регулироваться через компьютерные сети в глобальном масштабе. Каждый кочевник будет иметь специальную магнитную карточку со всеми данными о нем, и прежде всего о наличии у него денег. И горе тому, кто ''оказывается лишенным денег и кто угрожает мировому порядку, оспаривая его способ распределения!''.

''Человек (кочевник), как и предмет, пишет Аттали, — будет находиться в постоянном передвижении, без адреса или стабильной семьи. Он будет нести на себе, в самом себе то, в чем найдет воплощение его социальная ценность'', т. е. что вложат в него его планетарные ''воспитатели'' и куда сочтут необходимым направить его.

По мнению Аттали, давление на человека будет таковым, что у него останется только один выбор: ''либо конформироваться с обществом кочевников, либо быть из него исключенным''.

''РИТМОМ ЗАКОНА, — ОТКРОВЕННИЧАЕТ АТТАЛИ, БУДЕТ ЭФЕМЕРНОСТЬ (СОЗДАНИЕ ИЛЛЮЗОРНОГО МИРА С ПОМОЩЬЮ ТЕЛЕВИДЕНИЯ И ВИДЕО. — О. П.), ВЫСШИМ ИСТОКОМ ЖЕЛАНИЯ БУДЕТ НАРЦИССИЗМ (САМОУДОВЛЕТВОРЕНИЕ, САМОНАСЛАЖДЕНИЕ. — О. П.). СТРЕМЛЕНИЕ БЫТЬ НОРМАЛЬНЫМ (ТИПОВЫМ, КАК ВСЕ. — О. П.) СТАНЕТ ДВИГАТЕЛЕМ СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ''.

…Уже сейчас деятели мировой закулисы создают механизмы глобального контроля над человечеством. Высшие научно-технические достижения в руках вождей превращаются в средства установления самого жестокого в мировой истории рабства и угнетения. Авангардом этой ''работы'' являются США. В этой стране каждый житель со дня своего рождения становится номером в компьютерной сети. Все данные о нем вводятся в систему компьютерного учета. Его номер присутствует на всех документах, справках и банковских счетах.

На первом этапе предполагается все население США, а затем и других стран сделать принудительными владельцами пластиковых карточек с постоянным номером, закодированным под именем владельца-кредитора. Имя владельца становится достоянием компьютерной сети, и, до тех пор пока владелец пользуется данным ему пластиковым кредитом, компьютеры будут вести постоянный учет его покупательной и кредитной статистики. Кроме финансово-кредитных операций, компьютеры собирают и систематизируют информацию социального, профессионального, духовного, этнического, религиозного, политического, правового, морального и образовательного характера на каждого родившегося и живущего на Земле человека.

Президент Б. Клинтон, выступая по национальному телевидению США, демонстрировал такую карточку телезрителям, рекламируя ее ''необыкновенные достоинства'', ничего не говоря о том, что она станет средством контроля за человеком и электронным досье на него.

На следующем этапе предполагается вживлять в руку каждого человека специальный электронный ''чипс'' (биокарту), на котором будет записана та же информация, что и на пластиковой карточке. Если последнюю можно выкинуть или потерять, то вживленную биокарту выкинуть уже невозможно. Месторасположение человека можно найти в любой момент. Каждый житель Земли попадет под неусыпный и всеобъемлющий контроль. Биокарты будут считываться сканерами, установленными на специальных спутниках Земли, постоянно просматривающих весь Земной шар и могущих контролировать любого носителя вживленного ''чипса''. Такому же глобальному контролю будут подвергаться телефонные линии и другие каналы связи».

Внедрение карточек у нас, Эшелон

«По мере распространения вживленных биокарт они станут единственным средством расчета. Наличные деньги будут фактически отменены. И все покупки и продажи, получение зарплаты и доходов, расчеты станут осуществляться безналичным путем при помощи биокарты. Человек, избежавший вживления биокарты, не сможет ничего ни купить, ни продать. Ему суждено умереть с голоду, если он не подчинится диктату хозяев жизни.

В 1997 году правительство США сообщило о своем намерении вложить 500 млн. долл. в программу создания всеобщей компьютерной сети. Предполагается, что каждый дом в стране будет иметь компьютер-телевизор, подключенный к сети Интернет. Этот компьютер будет контролировать весь дом, и через него будет производиться оплата всех услуг и плата налогов. Около 40 крупнейших компаний мира (преимущественно американских) работают над проектом биометрической карты, без которой ''дом-компьютер'' не сможет функционировать, так как он будет контролироваться центральным компьютером по сети Интернет.

Интернет, как полезная информационная сеть, превращается в орудие полного контроля над личностью. Внедрение биометрических карт со всеми показаниями человеческого организма — болезнями, слабостями, пристрастиями — сделает возможным превратить человека в орудие политических и социальных манипуляций. Опытные специалисты, владея данными биометрических карт, найдут способ воздействия на биологические параметры человека. Таким образом, человек становится обитателем иллюзорного мира информатики, где реальные факты вытесняются фантастическими представлениями и вымыслами. Исследования показывают, что пристрастие к Интернет и виртуальной реальности является способом ухода от насущных жизненных вопросов, трудностей и скорбей, что, в свою очередь, приводит к психическим отклонениям. Заболевшие люди обычно испытывают симптомы абстиненции наркоманов, если лишаются своего увлечения хотя бы на несколько дней.

…На встрече Бильдербергского клуба в июне 1997 года, проходившей на курорте Ренесанс Пайн возле города Атланты (США), обсуждался вопрос о создании трех административных центров мирового правительства: европейского, американского и тихоокеанского. Каждый раз, несмотря на столь значительное событие, ''свободные и демократические'' телевидение и печать Запада не дают о нем никакой информации, что наглядно свидетельствует о том, кто оплачивает эту ''свободу'' .

…З. Бжезинский стал очередным идеологом ''нового мирового порядка''. 3 марта 1975 года Бжезинский выступил с программной статьей в журнале ''Нью-Йорк мэгэзин'', где изложил свой план установления нового мирового порядка. ''Мы должны признать, — заявил этот высокопоставленный лидер…, — что мир сегодня стремится к единству, которого мы так долго желали… Новый мир приобретет форму глобальной общности… Вначале особенно это коснется экономического мирового порядка''. Масонский конспиратор обосновывал необходимость лидерства мировой закулисы, которая через Международный валютный фонд и Всемирный банк будет воздействовать на экономику планеты. ''МЫ ДОЛЖНЫ СОЗДАТЬ МЕХАНИЗМ ГЛОБАЛЬНОГО ПЛАНИРОВАНИЯ И ДОЛГОСРОЧНОГО ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЯ РЕСУРСОВ (В ПОЛЬЗУ ЗАПАДНОГО МИРА. — О. П.)''. Именно это направление и стало главным в деятельности Трехсторонней комиссии.

…Штаб-квартира Трехсторонней комиссии находится в том же здании, где и штаб-квартира Бильдербергского клуба, — в помещении Фонда Карнеги. В 1996 году я побывал возле зданий, где находятся штабквартиры Совета по международным отношениям, Бильдербергского клуба и Трехсторонней комиссии. Поразила меня возле них какая-то леденящая атмосфера, железный, нечеловеческий порядок, вышколенная многочисленная охрана, пресекающая любые попытки войти в ''святая святых'' мировой закулисы. Мои просьбы дать какие-то разъяснения о деятельности этих организаций натолкнулись на невразумительные, затверженные ответы коротко подстриженных молодцов, напомнивших мне боевиков фашистского рейха.

…ГОРБАЧЕВ ВЫДВИГАЕТ ИДЕЮ ''КОНСЕНСУСА'' МЕЖДУ БУДУЩИМ МИРОВЫМ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ И НАЦИОНАЛЬНЫМИ ГОСУДАРСТВАМИ, ПРЕДЛАГАЯ ПОСЛЕДНИМ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ СВОЕГО СУВЕРЕНИТЕТА В ПОЛЬЗУ МЕЖДУНАРОДНЫХ ЗАКОНОВ, КОТОРЫЕ БУДУТ ДИКТОВАТЬ ВСЕМ ЖИТЕЛЯМ ЗЕМЛИ ''ОБЩИЕ ВЕРОВАНИЯ, ЦЕННОСТИ, СТАНДАРТЫ, ОБРАЗ ЖИЗНИ'', СФОРМУЛИРОВАННЫЕ ГРУППОЙ МИРОВЫХ ЛИДЕРОВ. Горбачев предлагает отобрать 100 человек ''новаторов-мыслителей'', называемых им ''Глобальный мозговой трест'', или ''Совет мудрецов'', поручив им ежегодно собираться в Президио для управления глобальными процессами человечества. Бывший генсек ЦК КПСС предлагает создать Хартию Земли — Билль о правах планеты, по которому обязаны будут жить люди всей Земли.

Многие заседания конференции носили строго закрытый характер. Представители печати и обычные посетители на них не допускались. В особо секретной обстановке проходили встречи по таким вопросам, как отказ от либерального подхода в отношении регулирования численности населения Земли и сокращения природных ресурсов, упрощения образа жизни, а также перераспределения всемирных богатств».[34]

Все это, извиняюсь, уже становится противным.

Но напоследок хочется привести еще одно мнение, авторитетное – с той, так сказать, стороны. Отрывок из недавно вышедшей, и получившей широкий резонанс в ФРГ книги Гюнтера Рормозера « Кризис либерализма», видного представителя консервативной политической философии, профессора университета Хоэнхайм в Штутгарте:

«ОБЪЯВИВ СЕБЯ ЕДИНСТВЕННО ВЕРНОЙ СИСТЕМОЙ ЦЕННОСТЕЙ и заявив свои притязания на всеобщность, ЛИБЕРАЛИЗМ ПРОЯВИЛ НЕОЖИДАННЫМ ОБРАЗОМ СКЛОННОСТЬ К ТОТАЛИТАРИЗМУ, казалось бы, не свойственную ему — раздражение и нетерпимость к инакомыслию. И дело не только в том, что ЛИБЕРАЛИЗМ ВЗЯЛ НА СЕБЯ СОВЕРШЕННО НЕПОСИЛЬНУЮ ЗАДАЧУ БЫТЬ САМОМУ ЕДИНСТВЕННЫМ ДУХОВНЫМ НАСТАВНИКОМ И СУДЬЕЙ. В ТУПИКЕ ОКАЗАЛАСЬ ВДОХНОВЛЕННАЯ ЛИБЕРАЛЬНОЙ ИДЕЕЙ ВСЯ ЭПОХА НОВОГО ВРЕМЕНИ С ЕЕ УПОВАНИЕМ НА РАЦИОНАЛИЗМ И ТЕХНИЦИЗМ, С БЕЗОГЛЯДНОЙ ВЕРОЙ В НЕСОКРУШИМУЮ ПОСТУПЬ ПРОГРЕССА. Прежние цели — удовлетворение потребностей человека — увели на ложные пути. Нужны новые, более высокие цели, наделенные духовным смыслом и способные воодушевить людей.

Положение обостряется. Германия находится на поворотном пункте своего исторического развития. Поворот назад или упадок — так воспринимают многие немцы альтернативу. Борьба за новую политическую, моральную, культурную ориентацию страны ведется всеми общественными силами, исходя именно из этой альтернативы.

Проявления кризиса, наложившие отпечаток на все сферы общественной и личной жизни, нагнетают такое ощущение, что дело может дойти до катастрофы:

— кризис демократии бросает на Германию тень Веймара;

— кризис процесса объединения Германии провоцирует опасность нового раскола, хотя и другого рода;

— кризис европейской идеи может погубить мечту об объединенной Европе, совместными усилиями заботящейся о своем самосохранении;

НА СМЕНУ КОНФЛИКТУ ВОСТОК-ЗАПАД, закончившемуся вследствие крушения социалистической системы, вероятно, лишь временно, ПРИХОДИТ КОНФЛИКТ СЕВЕР-ЮГ, ПРЕДСТАВЛЯЮЩИЙ СОБОЙ ВЫЗОВ ЗНАЧИТЕЛЬНО БОЛЕЕ КРУПНОГО МАСШТАБА;

…Германия должна-таки совершить поворот в духовной области. Об этом так много говорилось раньше, однако сейчас поворот в духовной области стал императивом выживания. Распаду нравственности и культуры мы ничего не сможем противопоставить, пока у нас не будет обновленного консерватизма, самокритичного и опирающегося на свои лучшие традиции. Прогрессирующая либерализация сама носитель болезни, на лечение которой она претендует. Такой либерализм, как у нас в Германии, исчерпал свои возможности. Ему придется уйти, поскольку он уже добился своего успеха: такого же рода судьбу Маркс предсказывал капитализму. И именно потому, что речь идет о сохранении принципов классического либерализма, абсолютно необходимых для современного общества, — именно поэтому нельзя более оставлять все духовно-политическое пространство на откуп одному лишь нынешнему либерализму. В условиях кризиса либеральной демократии наш либерализм нигде не может вытащить себя из болота сам, как Мюнхаузен, дернувший себя за волосы.

С понятием «Веймара» у нас связаны такие ассоциации, что нашу нынешнюю ситуацию в Германии мы тоже вновь и вновь сравниваем с веймарской. «Веймар» стал символом первого крушения либерализма в Германии. Все чаще можно услышать, что Германия сползает, кажется, к веймарской ситуации. «ТЕНИ ВЕЙМАРА НАД ГЕРМАНИЕЙ СГУЩАЮТСЯ» (Хильдегард Хамм-Брюхер). Бульварная пресса давно уже приводит сравнения, в каких отношениях наша ситуация напоминает веймарскую или приближается к ней.

Мое мнение по этому поводу совершенно четкое: Бонн — не Веймар и никогда не станет им. Представление, будто кризис и возможный крах свободной парламентарной демократии в Германии может привести к тем же последствиям, что и в 1933 г., совершенно неверно. Однако я добавил бы к этому следующее замечание: есть такие проявления внутреннего упадка демократии, для которых у нас нет исторических параллелей. Вполне может случиться и так, что при сохранении всех форм демократии испарится сам дух демократии и возникнет такое болото, в которое будет проваливаться всякая попытка обновления.

История не повторяется. Верность этого положения, однако, относительна, поскольку мы должны в этом случае добавить, что, КАК ГОВОРИЛ ГЕГЕЛЬ, ИСТОРИЯ ПОВТОРЯЕТСЯ ДО ТЕХ ПОР, ПОКА ЛЮДИ НЕ УСВОЯТ УРОКИ, КОТОРЫЕ ОНИ ДОЛЖНЫ ИЗВЛЕЧЬ ИЗ ИСТОРИИ. Не только положение в Европе, но и вся современная ситуация в мире в целом напоминает то соотношение сил, которое было в двадцатые годы. Освободившись от привычных шаблонов мышления, мы установили бы следующее: ЕВРОПА ПЕРИОДА ПОСЛЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ, ВМЕСТЕ СО ВСЕМИ УГРОЗАМИ ТОГО ВРЕМЕНИ И КРИЗИСОМ ЛИБЕРАЛИЗМА, ВНОВЬ ПРЕДСТАЕТ ПЕРЕД НАШИМИ ГЛАЗАМИ В ПОЛНОМ СВОЕМ ОБЛИЧЬЕ.

Почему это происходит? Какие же уроки истории мы не усвоили? НЕУЖЕЛИ МНОГОМИЛЛИОННЫЕ ЖЕРТВЫ ТОТАЛИТАРИЗМА ДВАДЦАТОГО ВЕКА ОКАЗАЛИСЬ СОВЕРШЕННО НАПРАСНЫ? И НЕУЖЕЛИ ВСЕ ОНИ ПРИВЕЛИ ЛИШЬ К ПОВТОРЕНИЮ ТОЙ ЖЕ СИТУАЦИИ, КОТОРУЮ НАМ ТЕПЕРЬ ПРИХОДИТСЯ ПРЕОДОЛЕВАТЬ?

Югославия — один из выразительных примеров тому. Англичане и французы проводили там всегда политику, направленную на вытеснение с Балкан немцев или на противодействие немецкому влиянию на Балканах. Таков политический фон трагедии, которая разыгралась ныне на Балканах.

…Призрак Веймара все еще не укрощен. Одна из основных аксиом для ФРГ звучала когда-то следующим образом: шести-семи миллионов безработных не будет больше в Германии никогда. А если это и случится, то у нас будет такая совершенная социальная система, что связанного с безработицей обнищания, как это было в Веймарской республике, в любом случае не наступит. Сегодня число безработных у нас не достигает, правда, шести миллионов. Однако в обозримом будущем, как считает Эдзард Ройтер, кое-что понимающий в этих вещах, у нас будет их, вполне возможно, и шесть миллионов, даже независимо от того, произойдет ли оживление конъюнктуры.

Проблема безработицы коренится в структуре экономики….

…Перед нами типичная реакция двоякого рода, которая выражается в двух понятиях:

1) понятии тоталитаризма и

2) понятии утопии.

Либеральная интеллигенция всегда определяла свое отношение к марксизму и к реальному социализму посредством этих понятий. Именно при помощи этих понятий либеральная интеллигенция обосновывала то, что она отвергает марксизм и реальный социализм. После того как история подтвердила эту теорию, либеральная интеллигенция испытывает чувство облегчения и полагает, что теперь можно спокойно перейти к текущим делам. Она считает, что теперь либерализм победил совершенно определенно.

Что касается тоталитаризма, тут дело ясно. Тоталитаризм не только характеризует преступную систему с моральной точки зрения. Он лишает общество способности извлекать уроки из своего опыта, обрекает на окостенение и склеротизацию, что приводит рано или поздно к внутреннему краху. Вместе с тем есть вопросы, которые либеральная теория тоталитаризма оставляет без ответа; они касаются марксизма и имеют принципиальное значение. И эти вопросы мы должны по крайней мере обозначить.

1. ТОТАЛИТАРИЗМ УСТАНАВЛИВАЕТ СВОЕ ГОСПОДСТВО, КОГДА ОТКАЗЫВАЕТ ЛИБЕРАЛЬНАЯ СИСТЕМА, НАХОДЯЩАЯСЯ В КРИЗИСЕ. ПО МЕНЬШЕЙ МЕРЕ НА ЗАПАДЕ ДЕЛО ПРОИСХОДИТ ИМЕННО ТАК. В ЭТОМ СМЫСЛЕ ГОСПОДСТВО ТОТАЛИТАРИЗМА — РЕЗУЛЬТАТ КРИЗИСА ЛИБЕРАЛИЗМА. Цели марксистского социализма направлены всегда на то, чтобы установить такие общественные отношения, которые, по сути дела, должны были бы впервые открыть путь к подлинному осуществлению идей либерализма. Вспомним о требовании Маркса сопоставить идею либерализма с действительностью раннего капитализма. Из вскрытого таким образом противоречия делался вывод о необходимости устранить буржуазную форму либерализма. Но марксизм понимал себя как радикальный и истинно последовательный либерализм.

2. Истории известен не только марксистский тоталитаризм, но и национал-социалистский и фашистский. Самой большой иллюзией буржуазно-либеральных интеллектуалов может оказаться вера в то, будто освобожденной от социализма части Европы нужна теперь одна-единственная альтернатива — либерализм. «Привлекательность» фашистских лозунгов возрастает тогда, когда либеральная демократия обнаруживает свою неспособность решать жизненно важные проблемы. Либо популярность фашистских лозунгов является следствием того, что люди не в состоянии уже больше выносить разложение культуры и морали.

3. В этой связи можно напомнить о том, что ЕЩЕ В XIX ВЕКЕ КОНСЕРВАТИВНЫЕ МЫСЛИТЕЛИ, ТАКИЕ КАК ТОКВИЛЛЬ, НИЦШЕ И БУРК-ХАРДТ, ЗАНИМАВШИЕСЯ КРИТИКОЙ КУЛЬТУРЫ, ПРЕДВИДЕЛИ ВОЗМОЖНОСТЬ УСТАНОВЛЕНИЯ ТАКЖЕ И «МЯГКОГО, ЭГАЛИТАРНОГО, ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО ТОТАЛИТАРИЗМА », С ТОТАЛЬНЫМ ОДНООБРАЗИЕМ И УРАВНИЛОВКОЙ. ЭТОТ ТИП ТОТАЛИТАРИЗМА ОТЛИЧАЕТСЯ ПО МЕТОДАМ, ОН НЕ ПОЛЬЗУЕТСЯ ТЕМИ ПРИМИТИВНЫМИ СПОСОБАМИ УДЕРЖАНИЯ СВОЕГО ГОСПОДСТВА, КОТОРЫЕ БЫЛИ ХАРАКТЕРНЫ ДЛЯ ВЛАСТИТЕЛЕЙ ТОТАЛИТАРНЫХ РЕЖИМОВ В ХХ ВЕКЕ.

…Тем самым ставится вопрос о критериях и масштабах, по которым можно было бы судить, является ли то или иное общество прогрессивным или реакционным. Кому принадлежит решающее слово относительно таких критериев? Если исходить при этом из тех критериев, которые были характерны для прогрессивных движений со времен Французской революции, тогда нельзя отрицать, что социальный проект марксизма должен был стать осуществлением самых глубоких устремлений, даже, можно сказать, самой логики эпохи Нового времени. На достижение этих целей ориентировала философия атеистического Просвещения и утопического социализма. Речь шла об историческом проекте овладения природой и об осуществлении телеологического замысла: целью было создание такого мира, в котором был бы снят фактор случайности. Предполагалось достичь господства над случайностью. Упразднить судьбу, положить конец политике как таковой. Пользуясь словами Блоха, сделать так, чтобы весь мир был человеку родиной. Речь шла о преодолении отчуждения между субъектом и объектом, о достижении идентичности между свободой и равенством, об осуществлении демократии в ее завершенном виде.

Марксизм, разумеется, не единственная идеология, ориентирующая на такого рода представления. Однако именно марксизм может притязать на то, чтобы быть самой радикальной и последовательной формой этой веры эпохи Нового времени. Для нынешней ситуации в мире характерно, что исчерпана оказалась духовная энергия, содержавшаяся раньше в утопиях. Отсюда не случайно появление рассуждений о конце истории, конце политики и тем самым о конце эпохи Нового времени в целом.

…Экономика производит средства для физического выживания людей, но экономика сама по себе целью не является. Если прежняя потребность в утопии так и осталась неизменной, это может служить утешением. Эпоха Нового времени оказалась в такой ситуации, что завтра у нас вообще не будет ответа на возникающие вопросы. Пусть даже и таких ответов, которые нашими интеллектуалами еще вчера отвергались с презрением и отвращением как консервативные. Если современные государства не могут справиться с международной организованной преступностью, а системы социальной безопасности задыхаются от гигантского наплыва иммигрантов, — это значит, что наши прогрессисты, даже если они именуют себя сторонниками левого «либертаризма», теоретически иссякли.

Мы наблюдаем ныне в Европе повсеместно симптомы глубокого кризиса демократии. В течение всего послевоенного периода нашей целью было так укоренить и укрепить демократию именно в Германии, чтобы эта демократия могла выдержать будущие кризисы и катастрофы. Но если исходить из этой цели, то мы должны будем задать сегодня вопрос: была ли та форма преодоления прошлого, которая практиковалась у нас до сих пор, действительно правильной? Я мог бы сослаться на некоторые явления в подтверждение того тезиса, что упомянутая выше цель в итоге так и не была достигнута.

Главное значение имеет тот факт, что В ГЕРМАНИИ НАСТУПИЛО ОТЧУЖДЕНИЕ МЕЖДУ НАРОДОМ И ПОЛИТИЧЕСКИМ КЛАССОМ, ПРИНЯВШЕЕ УЖЕ ТРЕВОЖНЫЕ РАЗМЕРЫ. И ТОТ ЖЕ САМЫЙ ФЕНОМЕН НАБЛЮДАЕТСЯ ТАКЖЕ И В ДРУГИХ СТРАНАХ ЕВРОПЫ. ДЛЯ ДЕМОКРАТИИ ЯВЛЯЕТСЯ ОПАСНЫМ КРИЗИСНЫМ ФАКТОРОМ СИТУАЦИЯ, КОГДА ЗНАЧИТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ НАРОДА ОТВОРАЧИВАЕТСЯ ОТ ТОГО КЛАССА, КОТОРЫЙ ДОЛЖЕН БЫЛ БЫ ПРЕДСТАВЛЯТЬ НАРОД В ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ. ОСОБЕННОЕ БЕСПОКОЙСТВО ВОЗНИКАЕТ ТОГДА, КОГДА ТАКОЙ ОТХОД НАРОДА ОТ ПОЛИТИЧЕСКОГО КЛАССА ПРОИСХОДИТ СТОЛЬ ОДНОЗНАЧНО И В ШИРОКИХ МАСШТАБАХ, КАК ЭТО ИМЕЕТ МЕСТО НЫНЕ В ФРГ».[35]

**

И для завершения, коль уж эта работа дописывается в дни, когда человечество, после черного вторника 11 сентября, претерпевает серьезнейшие трансформации вследствие выхода на поверхность таившихся, нараставших в его глубине сил, хотелось бы привести несколько строк из последней прессы:

«Под шумок истерии против арабского, исламского терроризма рейтинг ранее непопулярного президента Буша достиг 91 процента. Забыты все разговоры о нелигитимности его президентства. Предпринята попытка выстроить в американскую шеренгу весь мир. В отношении давних оппонентов США – Ирана, Ливии, Сирии и Судана – уже объявлено о готовности принять сверхжесткие меры. Президент Буш на удивление прямо заметил: в случае неподчинения «Америка будет менять правительства» в этих странах…

Интернет-СМИ выплескивают соответствующие версии:»Американцы взорвали сами себя».

«На смену Джорджу Бушу-младшему идет тоталитарный режим», — объявил Николай Извеков, кадровый дипломат, член Научного совета РАН по международным отношениям и внешней политике России. «Администрация США получила свободу рук» — уверен другой известный эксперт, директор Фонда политических исследований Валерий Федоров.

И в этих оценках есть рациональное зерно..». [36]

Заключение

Итак, истоки тоталитаризма «таятся» в природе человека, в сущности его внутреннего мира. Даже сегодня мы имеем достаточно широкое распространение этого явления – только в более мелких масштабах: в виде религиозных, так и называемых, тоталитарных сект.

И пока она не изменится в достаточной степени, в ходе продолжающейся Эволюции, тоталитарные тенденции вновь и вновь будут угрожать обществу. Будут появляться классы, слои, элиты, «группировки», стремящиеся узурпировать власть – со старыми, как мир, целями – для удовлетворения корысти и честолюбия.

Человечество, кажется, наверное даже неизбежно, должно переболеть этой болезнью. Этой искаженной, извращенной формой истинного здоровья, такого, когда достигается единство при многообразии и свободе воли.

Также в качестве одного из тезисов в «оправдание» хотелось бы привести цитату крупного западного ученого-обществоведа, английского историка и культуролога, А. Тойнби: «Историю двигает элита, творческое меньшинство, носитель «жизненного порыва»

А история имеет свойство повторяться, и, как и раньше, к установлению новых тоталитарных, или авторитарных режимов, будут использованы все те же предлоги – необходимость наведения порядка. И это будет понятно, когда степень хаоса достигнет известных пределов. И так, по кругу, как говорил еще Платон, мы рискуем вновь вернутся к той же точке. Вот данные соцопроса в России 2001 г. :

**

И в качестве «последнего слова» хотелось бы привести цитату из книги одной мудрой русской женщины, жившей еще в прошлом веке:

«Попытка добиться политических реформ до тех пор, пока не появятся изменения в человеческой природе, подобна наливанию нового вина в старые мехи. Сделайте так, чтобы люди почувствовали и распознали в глубине своего сердца, в чем состоит их истинный, настоящий долг по отношению ко всем людям — и любое старое злоупотребление силой, любой несправедливый закон в национальной политике, основанный на человеческом, социальном и политическом эгоизме, исчезнет сам собой. Глуп тот садовник, который надеется со своей клумбы удалить ядовитые растения, срезая их с поверхности почвы, вместо того, чтобы вырвать их с корнем. Никогда не будет достигнута ни одна прочная политическая реформа с тем же самым эгоистичным человеком во главе всего».

Елена Петровна Блаватская

Список использованной литературы

1. Тоталитаризм и посттоталитарное общество // Социально-политический журнал. 1998 №2, стр. 158-166

2. О. Г. Сумбатян Тоталитаризм — политический феномен XX века // Социально-гуманитарные знания. 1999 №1

3. Н.В. Работяжев Политическая система тоталитаризма: структура и характерные особенности // Вестник московского университета, сер. «Политические науки», №1 — 1998 г.

4. Марченко М.Н., Лунгу П.Ф. Основы государства и права в вопросах и ответах. М., 1995

5. Ивушкина Е.Б., Несмеянов Е.Е. Современная мифология. — Ростов н/Д: СКИАПП, 2000

6. Моисеев Н.Н. Судьба цивилизации. Путь разума.– М.: Изд-во МНЭПУ, 1998. – 228 с.

7. Моисеев Н.Н. Размышления о современной политологии. М., 2000

8. Н. Бердяев Истоки и смысл русского тоталитаризма. М., 1998

9. В.С. Широнин Под колпаком контрразведки. М., 1996

10. Митрополит ИОАНН «Одоление смуты. Слово к русскому народу» СПб., 1996

11. И. Я. Фроянов «Погружение в бездну», СПб., 1998

12. Ю. Гоголицын Тайные правители человечества. СПб., 2000, стр. 250, 252

13. О. Платонов Почему погибнет Америка. М., 1997

14. Г. Рормозера Кризис либерализма. М., 1996

15. Газеты «Советская Россия», «Аргументы и факты», «Мегаполис-Континент»

Федор

Тютчев

«Единство — возвестил оракул наших дней, —

Быть может спаяно железом лишь и кровью…»

Но мы попробуем спаять его Любовью, —

А там увидим, что прочней…


[1] Тоталитаризм и посттоталитарное общество // Социально-политический журнал. 1998 №2, стр. 158-166

[2] Тоталитаризм и посттоталитарное общество // Социально-политический журнал. 1998 №2, стр. 158-166

[3] О. Г. Сумбатян Тоталитаризм — политический феномен XX века // Социально-гуманитарные знания. 1999 №1

[4] О. Г. Сумбатян Тоталитаризм — политический феномен XX века // Социально-гуманитарные знания. 1999 №1

[5] О. Г. Сумбатян Тоталитаризм — политический феномен XX века // Социально-гуманитарные знания. 1999 №1

[6] Марченко М.Н., Лунгу П.Ф. Основы государства и права в вопросах и ответах. М., 1995

[7] Н.В. Работяжев Политическая система тоталитаризма: структура и характерные особенности // Вестник московского университета, сер. «Политические науки», №1 — 1998 г.

[8] Н.В. Работяжев Политическая система тоталитаризма: структура и характерные особенности // Вестник московского университета, сер. «Политические науки», №1 — 1998 г.

[9] Н.В. Работяжев Политическая система тоталитаризма: структура и характерные особенности // Вестник московского университета, сер. «Политические науки», №1 — 1998 г.

[10] О. Г. Сумбатян Тоталитаризм — политический феномен XX века // Социально-гуманитарные знания. 1999 №1

[11] Н.В. Работяжев Политическая система тоталитаризма: структура и характерные особенности // Вестник московского университета, сер. «Политические науки», №1 — 1998 г.

[12] О. Г. Сумбатян Тоталитаризм — политический феномен XX века // Социально-гуманитарные знания. 1999 №1

[13] Н.В. Работяжев Политическая система тоталитаризма: структура и характерные особенности // Вестник московского университета, сер. «Политические науки», №1 — 1998 г.

[14] О. Г. Сумбатян Тоталитаризм — политический феномен XX века // Социально-гуманитарные знания. 1999 №1

[15] Н.В. Работяжев Политическая система тоталитаризма: структура и характерные особенности // Вестник московского университета, сер. «Политические науки», №1 — 1998 г.

[16] О. Г. Сумбатян Тоталитаризм — политический феномен XX века // Социально-гуманитарные знания. 1999 №1

[17] Как Гитлер пришел к власти. // Аргументы и факты, №37-1998 г.

[18] Оккультный рейх. Аргументы и факты, №35-1998 г.

[19] Ивушкина Е.Б., Несмеянов Е.Е. Современная мифология. — Ростов н/Д: СКИАПП, 2000

[20] Н. Бердяев Истоки и смысл русского тоталитаризма. М., 1998

[21] А. Панченко. О русской истории и культуре. СПб., 2000, стр. 306

[22] Шпагой и пером. Владимир Юдин, профессор Тверского университета, академик Петровской академии наук и искусств / «Советская Россия», 13 июля 2000 г.

[23] Предавшим память нет прошенья (поэт Егор Исаев в беседе с Виктором Кожемяко), «Советская Россия», 16 августа 2001

[24] В. С. Широнин «Под колпаком контрразведки», М., 1996 Стр. 86-250

[25] Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский ИОАНН «Одоление смуты. Слово к русскому народу» СПб., 1996, стр. 127

[26] И. Я. Фроянов «Погружение в бездну», СПб., 1998. автор доктор исторических наук, профессор декан исторического факультета Петербургского государственного университета

[27] Ксения Мяло Поле битвы: контур сдвига. (Опубликовано в «Президент. Парламент. Правительство», №7-8, июль-август 1999 года).

[28] Ю. Гоголицын Тайные правители человечества. СПб., 2000, стр. 250, 252

[29] Моисеев Н.Н. Судьба цивилизации. Путь разума.– М.: Изд-во МНЭПУ, 1998. – 228 с.

[30] Н. Н. Моисеев Размышления о современной политологии. М., 2000

[31] Н.Н. Моисеев Судьба цивилизации. Путь разума. – М., 1998

[32] Н. Н. Моисеев Размышления о современной политологии. М., 2000

[33] О. Платонов Почему погибнет Америка. М., 1997

[34] О. Платонов Почему погибнет Америка. М., 1997

[35] Г. Рормозера Кризис либерализма. М., 1996

[36] «Мегаполис-Континент», №38-2001

еще рефераты
Еще работы по политологии