Реферат: Фашизм

                                        <span Arial",«sans-serif»;mso-bidi-font-family:«Times New Roman»; font-variant:small-caps">Министерство образования  Российской Федерации

<span Arial",«sans-serif»;mso-bidi-font-family:«Times New Roman»">Норильскийиндустриальный институт

<span Arial",«sans-serif»;mso-bidi-font-family: «Times New Roman»">

<span Arial",«sans-serif»;mso-bidi-font-family: «Times New Roman»">

<span Arial",«sans-serif»;mso-bidi-font-family:«Times New Roman»">КафедраГуманитарных наук

Контрольнаяработа

по политологии  на тему:

Фашизм

Разработал студент  Скляренко А.А

Группа    2ИС  № зачётной книжки  899079

Руководитель: Смирнов А.И

Датапроверки____26.02.00_______

Дата защиты____________

Оценка______отл___________

Норильск 2000

<span Times New Roman",«serif»;mso-fareast-font-family: «Times New Roman»;color:white;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU; mso-bidi-language:AR-SA">

<span Tahoma",«sans-serif»; mso-bidi-font-family:«Times New Roman»;color:black">План

1 .Солнцеворот и свастика в истории…….стр.3

2. Фашизмпринципы и цели………………стр.6

3. Фашизм  как «Стиль»……………………стр.8

3.1. Агрессия и смерть……………………………… стр.10

3.2. Восстание против гуманизма………………… стр.12

3.3.Фашистский стиль в России………………….стр.14

4. <span Courier New"; mso-bidi-font-family:«Courier New»;color:black">ПСИХИКА ФАШИСТСКИХ«ВОЖДЕЙ».    ПРОБЛЕМЫМЕТОДОЛОГИИ…………….стр.15

5.<span Times New Roman"">  

<span Courier New"; mso-bidi-font-family:«Courier New»;color:black">Современные  движения национал-фашизма …………стр.18

<span Courier New";mso-bidi-font-family: «Courier New»;color:black">5.1.

БританскиеХаммерскины — Кто мы и что представляем

…………………стр.21

<span Times New Roman"">           

<span Courier New"; mso-bidi-font-family:«Courier New»;color:black">. Что представляет из себя организация Vinland Hammerskins ?

<span Courier New";mso-bidi-font-family: «Courier New»;color:black">………………стр.

22

<span Courier New"; mso-bidi-font-family:«Courier New»;color:black">7.

<span Courier New";mso-bidi-font-family:«Courier New»; color:black">Заключение……………………………стр.24

<span Courier New"; mso-bidi-font-family:«Courier New»;color:black">

<span Courier New";mso-bidi-font-family: «Courier New»;color:black">Список использованной литературы……… стр.25

<span Courier New"; mso-bidi-font-family:«Courier New»;color:black">

<span Courier New"; mso-bidi-font-family:«Courier New»;color:black;font-weight:normal;mso-bidi-font-weight: bold">

СОЛНЦЕВОРОТ И СВАСТИКА В ИСТОРИИ.

Одним из арийскихсимволов был “солнцеворот”, изображение солнца, изначально олицетворяющеесветлые силы. Сначала являясь буквой древнего индоевропейского языка санскрита,эта эмблема была пронесена кельтскими, германскими и славянскими племенамичерез их странствия, с кельтским крестом позднее войдя в христианскуюсимволику. Это изображение трансформировалось в символ, известный сейчас каксвастика, и вошедшее в индоарийскую религию, откуда оно перешло в религиюхинду, зародившуюся после распада индоарийских верований. Вот почему свастику ипо сей день можно увидеть на храмах хинду.

Как символ стойкости,свастика повсюду сопровождала индоевропейские народы на завоеванных ими землях.

Несколько примеров:

Свастика в Индии.

<img src="/cache/referats/4423/image001.jpg" v:shapes="_x0000_i1025">

Выше: Свастику можно увидеть на резьбе по кости, получившейназвание “айагапта”, в Матуре, Индия. Эта эмблема – одно из оставшихсясвидетельств о племени северных индоевропейцев, называвших себя ариями, котороевторглось в Индию. Со временем арии были поглощены окружающими не-белымимассами, создавая кастовую систему, присутствующую в этой стране и в наши дни.

2.<span Times New Roman"">     

Свастика в античной Греции.

<img src="/cache/referats/4423/image002.jpg" v:shapes="_x0000_i1026">

Пример того, как символ свастики использовался в классическойГреции. Здесь её можно увидеть как украшение на одежде Афины, богини мудрости,искусства и войны, а также покровительницы Афин. Этот фрагмент взят с греческойвазы, датируемой примерно 500 г. до н.э.

3.<span Times New Roman"">     

Свастика в Древнем Риме.

<img src="/cache/referats/4423/image003.jpg" v:shapes="_x0000_i1027">

1.<span Times New Roman"">     

Индоевропейское происхождение римлян, в особенности, латинян,кажется очевидным через их повсеместное использование свастики в качествеэмблемы. Здесь свастику можно увидеть на Ara Pacis Augustae, алтаре,построенным в память о мире, установленном Августом, освященным 13 июля 13 г.до н.э. Свастику практически идентичного вида можно найти на многихдревнегреческих изображениях, отсюда такая форма свастики называется “греческимключом”. Это действительно свастика, свидетельство индоевропейских корнейантичных цивилизаций.Свастика в эру викингов.

<img src="/cache/referats/4423/image004.jpg" v:shapes="_x0000_i1028">

Индоевропейское происхождение викингов иллюстрирует этот фрагментпрекрасно сохранившегося корабля викингов, открытого археологами в Скандинавии,известного, как корабль Осберга, прим. 800 н.э. Рукоятка ковша, найденного накорабле, изображает фигуру, несущую щит с четырьмя солнечными свастиками вуглах. Факт, что символ свастики был известен от Скандинавии до Италии и Индиихорошо показывает, как далеко распространялось индоевропейское влияние.

Свастика и Адольф Гитлер.

<img src="/cache/referats/4423/image006.jpg" v:shapes="_x0000_i1029">

Солнцеворот, илисвастика, был символом древнего северного индоевропейского языка, санскрита,означающим позитивные, светлые силы, исходя из того факта, что солнце –источник жизни. Этот символ был принесен при вторжении Индоевропейцев в Европу,Индию и даже Китай. Напоминание о связи с древним индоевропейским народом былопричиной, по которой Адольф Гитлер выбрал свастику символом своего движения.

ФАШИЗМ: ПРИНЦИПЫ И ЦЕЛИ

 Фашизм — итальянское движение. А все грехи,которые пытаются на него повесить- грехи (если, вообще считать их таковыми)германского национал-социализма. Само понятие фашизм происходит от итальянскогослово ”fascio”. В древнем Риме этим термином обозначалась связка прутьев стопориком посередине — так называемая фасция — носимая ликторами (т.е.представителями исполнительной власти) как символ власти Государственной. Этотримский символ (как и многие другие) стал символом и эмблемой фашизма, а словом”fasсio” Муссолини назвал боевые итальянские дружины. ”Я назвал этуорганизацию: Боевые итальянские дружины (“ fascio ”).В этом жестком,металлическом слове заключена вся программа фашизма, как я его представлял, какя его хотел, как я его создаю .” ( Mуссолини из речи в Риме 23 марта 1926 г.,в 7-ю годовщину создания дружин). А согласно древней традиции фасция выражаетвысшее могущество, чистый принцип Империи. Вообще, говоря, о каком-нибудьдвижении (и частности, фашизме), прежде всего вспоминают конкретные события,т.е. практическую деятельность. Однако, практика это воплощение в жизньопределенных идей и мыслей. Поэтому, чтобы понять, что такое фашизм и когоможно называть фашистом, необходимо обратиться к основным идеям, к доктринеэтого движения. Как заметил в своей книге ”Критика фашизма с точки зренияправых” известный писатель Юлиус Эвола- “Реальная ценность доктрины зависит отидей, лежащих в ее основе, а не от конкретной практической реализации.” Хотя впринципе по словам самого Муссолини:” Фашизм не был во власти заранеевыработонной доктрины; он родился из потребности действия и был действием”(Муссолини.” Доктрина фашизма”), тем не менее он же заявил:”Теперь итальянскийфашизм под страхом смертной казни или, хуже того, под страхом самоубийства,должен создать основу доктринальных положенийй… указать основные направлениядля повседневной политической и личной деятельности.” ( речь в НациональномСовете фашистской партии, 8 августа 1924г.) Очень важно понять и, на нашвзгляд, это является одним из основополагающих моментов, что фашизм был преждевсего духовным, а не просто политическим или экономическим движением. Поэтому,сегодня, когда мы так часто говорим о “духовном возрождении России”, опытфашизма может быть нам полезен, именно в этом отношении, так как ни коммунисты,ни демократы здесь помочь не способны. Первые, потому что вообще отрицаютпонятие “духа”; вторые — потому что несмотря на все красивые слова, высшей ценностьюполагают “материальное благополучие”. Муссолини говорил:”Понять фашистскоеможно лишь рассматривая его во всей полноте и глубине духовного явления…Итальянский фашизм был не только политическим бунтом против слабого инеспособного правительства… он был духовным бунтом против старых идеологий,разлагающих священные начала религии, отечестваи семьи.” (“Посланиеанглийскому народу ”, 5 января 1924г.) Отсюда следует новое понятие жизничеловека, рассматриваемых прежде всего с точки зрения духа.” Для фашизмачеловек — это индивид подчиняющийся моральному закону, чтобы создать высшуюжизнь, свободную от границ времени и пространства,… В этой жизни индивид путемсамоотрицания, пренебрежения частными интересасми, даже подвигом смертиреализует чисто духовное бытие, в чем и состоит его человеческаяценность”(Муссолини ”Доктрина фашизма”). На подобных принципах основанопонимание жизни как борьбы, высшего долга; отрицание посредственного, удобногосуществования; воинственность и даже антипацифизм фашизма. Отвечая финляндскомуфилософу на вопрос о смысле фашизма, Муссолини написал” мы против удобной жизни”. В этом наиболее ярко выразилась антибуржуазность фашизма. Поэтому фашизмпредлагает новый (для современного мира) высший тип человека — воина. Мысознательно употребляем именно это слово — воин, а не солдат. Солдат порождениесовременного мира, его служба и подчинение основаны не на свободномволеизъявлении. А на насилии и принуждении или на материальном интересе (профессиональные войска США и др. европейских стран). Тогда как воин делаетсвой выбор сознательно. Сохранять верность вождю его принуждает не присяга, ачесть. Кроме того, воин это не просто человек, учавствующий в войне, но особоесостояние духа. Можно быть воином и в мирное время. Его поведение диктуется,прежде всего ощущением реальности смерти, постоянной готовностью умереть внужный момент (состояние абсолютно чуждое большинству современных людей).Благодаря этому возникает и особое восприятие мира. Подобный тип человека,безусловно не является гуманистом; человек не может оставаться высшейценностью, когда стоишь лицом к лицу со смертью. Превыше всего для него стоятчесть, дисциплина, умение приказывать и подчиняться. Он способен признатьавторитет, распознавать в другом существе (под условным названием человек)высший тип и свободно (понимая свободу, как внутреннее, а не внешнее понятие) идобровольно подчиниться ему. Известно, что в древнем мире каста воинов,занимала второе положение в иерархии после касты мудрецов. Даже в современноммире, где все понятия искажены, война еще способна дать особому типу человекасо здоровыми и чистыми инстинктами, еще не окончательно испорченному”цивилизацией” (вместо культуры) и “прогрессом” (взамен духовного развития),возможность почувствовать тот вкус, ту атмосферу, в которой действует высшийтип человека – воин. Наконец, неслучайно, что ряды фашистской партии в Италии (как и подобные движения в других странах) пополняли именно фронтовики, ветераныПервой Мировой войны. Затем следует особо отметить, что фашизм противопоставлялсебя как демо- либеральным, так и коммунистическим движениям. Это было движениепринципиально нового типа. “ Мы представляем в мире новое начало; чистое,категоричное, чистое противопоставление ко всему миру демократии, плутократии,масонства. ” (Муссолини,”Доктрина фашизма”). По сути своей как западнаядемократия, так и восточный коммунизм являются различными проявлениями одного итого же зла, той же болезни, поразившей существование ранее традиционноеобщества. Зарождение этих идей произошло на основе идей! Революции ТретьегоСословия (более точное определение “Великой” Французской Революции), напресловутых принципах “свободы, равенства и братства”. Не будем говорить здесьо свободе, так как эта тема заслуживает отдельного обсуждения. Приведем здесьлишь одно из высказываний Муссолини:” Понятие свободы не абсолютно, ибо в жизнинет ничего абсолютного Свобода не право, а долг, не подарок, а завоевание; неуравнение, но привилегия” (Муссолини, речь в 5-ю годовщину основания дружин) инапомним об известном различии между свободой от и свободой для (Ницше); ведьизвестно, что как и Гитлер, так и Муссолини высоко ценили его идеи, а Гитлердаже преподнес в подарок Муссолини полное собрание сочинений. Несколько болееподробно поговорим о равенстве, так как этот принцип наиболее очевиден как длядемократической, так и коммунистической идеологий и столь же категоричноотвергается фашизмом. Основу фашистской доктрины составляет концепцияГосударства. ”Все в государстве, ничего вне государства, ничего противгосударства” Б. Муссолини. Кстати, заметим, что именно этим оно принципиальноотличалось от немецкого национал-социализма, в основе которого, как всемизвестно лежало понятие “нации”. Вообще, восстановительные движения разныхнаций, объдененные сегодня под общим названием фашизм имели довольно серьезныеотличия. Можно привести по этому поводу слова вождя румынской Железной гвардииКорнелия Кодряну. Говоря о различиях, существующих между тремя движениями (итальянским фашизмом, германским национал-социализмом и румынским гвардизмом)он прибегнул к аналогии, сравнив их с тремя началами человеческого тела: форме,жизненной силе и духу. По его мнению фашизм основывался на элементе “формы” какримской доктрине Государства; национал-социализм выдвигал на первый планжизненные силы, он же предплчел бы взять за основу дух и придать своемудвижению религиозную, почти мистическую окраску. Фашистское государствоосновано на иерархическом принципе. То есть оно открыто признает и утверждаетпринцип неравенства. Муссолини говорил о Государстве как о “системе иерархий”,высшим воплощением вершиной которых является элита. Он же писал: ”Фашизмутверждает, что неравенство неизбежно, благотворно и благодетельно для людей. ”В идеале в фашистском Государстве каждый должен занимать свое собственноеместо, причем добровольно, благодаря склонности к исполнению той или инойработы, а не из соображений престижа или в глупом тщеславии прыгнуть вышесобственной головы. При этом нельзя забывать, для фашизма Государство не мертвая,затвердевшая структура или определенное социальнополитическое устройство, ноживая, одухотворенная личность, причем личность в высше смысле. Государствоимеет приоритет перед нацией или народом. Лишь при условии существованияГосударства народ способен обрести истинное сознание, единую форму иволю. ” Безгосударства нет нации… Не нация создает Государство, наоборот нация создаетсяГосударством”. (Муссолини). Здесь безусловно имеется ввиду настоящееГосударство, а не те псевдообразования, которые сегодня принято так называть.Фашистское государство в идейном плане противостоит ”обществу”, т.е. егоценностям, интересам и стремлениям, относящимся к физической, чисторастительной стороне жизни общества и составляющих его индивидов. Оно пытаетсясоздать в обществе особую атмосферу высокого духовного напряжения. Лишь вподобной атмосфере может существовать уже описанный нами высший тип человека-воин. Что же касается конкретного политического устройства, то в фашизмесуществовало два периода: монархический и республиканский. Безусловно с точкизрения принципов первый является более естественным для фашизма. Сам Муссолиниговорил о монархии как о “высшем синтезе национальных ценностей” и“основополагающем элементе национального единства”. В реальной практике фашистскогорежима существовала так называемая диархия, т.е. существование монархии исвоего рода диктатуры. Подобная система имела аналога в Древнем мире и вчастности в Древнем Риме, который как известно был для фашистоов идеаломГосударства. Муссолини называли ”дуче”, по латыни dux. Это звание давалосьчеловеку обладающему особыми качествами, которому в неспокойные для Государствавремена для решения специальных задач доверялись чрезвычайные полномочия, таккак самому монарху- тех, символизирующему чистый сакральный принцип авторитетаи господства подобная роль была не свойственна по самому характеру высшейинстанции. Вообще, по низшему мнению, фашизм можно назвать подготовительнойстадией монархии. Он ставит задачу создания новых иерархий и формирования новойэлиты, что является непременным условием для создания монархии. Итак, мы вкрацеуказали основные, на наш взгляд, принципы, характеризующие фашизм и фашистов.Нельзя отрицать, что в фашизме не было недосттатков или ошибок; их было дажеболее чем достаточно. Однако, указанные здесь тенденции безусловно заслуживаютсамого пристального внимания. В принципе мы не сказали ни чего нового, простопопытались взглянуть, на фашизм с несколько др. стороны. Мы подтверждаем всесказанное ранее противниками фашизма. Действительно фашизм отрицает гуманизм,пацифизм, индивидуализм, “свободу, равенство и братсво” и утверждаеттрансцендентность, воинственность, авторитет, “порядок, власть исправедливость”, а так же приоритет политических и, если угодно,сверхчеловеческих ценностей над экономическими и общечеловеческими. Поэтому,господа демократы и товарищи коммунисты, перестаньте обзывать друг другакоммуно-фашистами и демо-фашистами соответственно. Человек демокоммунистическихвоззрений никак не может быть фашистом. Ведь фашисты покушаются на священныепринципы демократии и отвергают многопартийность, всеобщее равное избирательноеправо (т.е. господство чистого “количества”), а так же сами основыкоммунистической идеологии- классовую борьбу и исторический материализм. Фашистне стремиться к “счастью”, как его понимают демократы или коммунисты, т.е. кматериальному благополучию и сытому спокойствию. В.В.Prynted by “Welmacht Oder Niedergang ” 1998 6

ФАШИЗМ КАК «СТИЛЬ»

(анализ политологических концепций немецкого историка и социологаАрмина Мелера)

Анализ Мелераначинается с негативных разграничений.

Во-первых, онподчеркивает, что фашизм как таковой следует отличать от тоталитаризма в чистомвиде. Напротив, фашизму свойственен скорее индивидуализм, персонализм, а недиктатура бюрократических институтов, подчиняющих себе волю конкретнойличности. В отличии от классического тоталитаризма фашизм персонален.

Во-вторых, фашизмотнюдь не тождественен национал-социализму как идеологии, а не только какнемецкой политической реальности 1933-1945 года. Здесь основное различиесостоит в том, что национал-социализм всегда ставит основной акцент на нации,народе, расе или обществе, то есть на коллективном субъекте (что можетприводить к тоталитаризму, а может и не приводить). Национал-социализмпредполагает интенсивное и планомерное национальное строительство,осуществляемое в рамках строгой коллективной дисциплины. Фашизм, напротив,тяготеет к авангардным и стремительным решениям, к индивидуальному героизму иничем не ограниченному поиску. В эстетике национал-социализм тяготеет ксочетанию романтизма и классицизма, тогда как фашизм неразрывно связан савангардом и модернизмом.

В-третьих, фашизмпредельно далек от классического консерватизма, так как фашистский пафоссостоит прежде всего в революционном ниспровержении привычных норм. Самифашисты всегда рассматривали свое движение как параллельное коммунизму, т.е.как революционное, обновляющее, преобразующее действие, направленное противстарых общественно-политических и социальных форм, против «реакции».

В-четвертых, реальностьфашизма не имеет ничего общего с социализмом, построенным в СССР, так как длянего не характерны ни индустрия массового подавления, ни перемещение народов,ни героика «строек века», ни национализация средств производства. Вотличии от «сталинской модели» фашизм всегда сохраняет корпоративный,синдикалистский характер, и обобществление всегда ограничено в нем пределамиконкретной и обозримой профессиональной общности — артели, предприятия,отрасли и т.д.

В-пятых, в сфереэтнической политики для фашизма совершенно не характерен расизм во всех егоформах. Среди интегрирующих народ факторов фашизм всегда выделяет государство,профсоюз, артель, военное подразделение и т.д., этническому или расовомуфактору отводится либо сугубо второстепенная, либо вообще никакая роль.

И наконец, в-шестых,фашизм не только не является буржуазным явлением, но, напротив, воплощает всебе политико-идеологический полюс, прямо противоположный «буржуазнойидеологии». Нет ничего более отвратительного для фашиста, чем «духкапитализма», чем «протестантская этика», из которой этот духпроистекает, как блистательно показал Макс Вебер. Фашистская идея может иметьпролетарский или аристократический полюса, но и тот и другой обязательнопротивостоят «капитализму».

Эти отличия, сделанныеАрмином Мелером позволяют методом исключений найти наиболее адекватный подход крассматриваемой теме. Отринув классические определения — «тоталитаризм», «социализм», «расизм»,«национал-социализм», «консерватизм», «капитализм»и т.д. — в определение фашизма стоит прибегнуть к иным критериям, которыевырисовываются уже из предыдущего разграничений. Фашизм следует рассматривать,в первую очередь, как стиль. И лишь распознав и определив фашизм как«стиль» можно проводить дальнейшие сравнительные исследования,сопоставляя его с идеологическими, эстетическими, социологическими иэкономическими учениями.

Агрессия и Смерть

Эпатажно откровенное прославление «черной рубашки — цвета террора и смерти» во многом поспособствовало тому, что именно термин«фашизм», а не «нацизм» стал в современной лексикесинонимом «откровенного и явного зла». Хотя итальянские фашисты несовершили практически никаких серьезных «преступлений противчеловечества» (в отличие от национал-социалистов или коммунистов), именнофашизм превратился в «дьявола» атеистической цивилизации. Конечно,если бы речь шла только об эстетических заявлениях авангардистов, этого бы неслучилось. В качестве примера можно взять французских сюрреалистов, чьизаявления были не менее шокирующими и антибуржуазными, и чьи публичныепредставления носили часто откровенно анти-гуманистический характер, но приэтом «сюрреализм» не отождествился ни с «коммунизмом», ни с«антигуманизмом».

Интуиция подсказывает,что апелляция к смерти и агрессии имеет в фашистском стиле центральноезначения. Но прежде чем сделать серьезные метафизические выводы, обратимся канализу Армина Мелера в отношении «прямого действия», одной изфундаментальных концепций фашизма, прямо связанной со смертью и агрессией.

«Принято проводитьпрямую линию от текстов Готтфрида Бенна или Эрнста Юнгера к ужасамАушвица.<...> На самом деле, это совершенно неверно, так как смерть,которую воспевает фашист — это в первую очередь его собственная смерть, и лишьво вторую очередь — это смерть врага, в котором фашист чтит равного себе. Этоеще и нечто другое, более глубокое. Но уж к индустриальному массовомууничтожению беззащитных людей ради абстрактных принципов смерть в пониманиифашиста вообще не имеет никакого отношения. Массовое уничтожение предполагаетсуществование абстрактной системы, в соответствие с которой человеческиесущества делятся грубо на хороших (которых надо защищать) и плохих (которыхнадо уничтожать). Для того, чтобы реально осуществлять подобные деяния надо обладатьсознанием того, что исполнитель наделен особой миссией, которая дает емусубъективное право судить, мстить и проводить чистки. Фашист начисто лишенсознания такой миссии, он мыслит в категориях сражения, а не мести,уничтожения, очищения. Фашист, напротив, стремится пластически оформить своюсобственную природу, и он чтит врага, если тот способен конкретизировать себятакже однозначно, как и он сам. Более всего фашист ненавидит „теплых“из своего собственного лагеря, их он называет не иначе как „буржуа“,»лавочники", «фарисеи» и т.д. Фашисту чуждо деления мира начерное и белое. Форма и хаос стоят для него совсем в иной плоскости, чем доброи зло. Для фашиста очевиден не дуализм, но единство в многообразии. Иначе он неможет понять реальности, всякое манихейское деление ему чуждо. Хотя, надопризнать, что множественность он воспринимает только структурировано,множественность, получившую форму.

Речь здесь не идет обобелении фашизма. В наш век полный насилия существовала и специфическифашистская форма насилия. Она проявлялась прежде всего в покушениях, в путчах,в зрелищном «походе на Рим», в «карательных экспедициях»против тех или иных сил противника. С другой стороны, анонимные и массовыеликвидации, практиковавшиеся русским большевизмом сразу после гражданской войныи немецким национал-социализмом после начала Второй мировой, полностьюотсутствовали во всех режимах, носивших подлинно фашистский характер. Внушениевсепронизывающего страха, проникающего вглубь существа, комиссарские пытки ирасстрелы, доносы, персональные дела, одним словом все атрибуты анонимноготеррора глубоко чужды фашизму. К «фашизму», имеющему свои истоки всиндикализме, вполне применим термин «прямое действие». Фашистскоенасилие — это прямое насилие, т.е. насилие внезапное, откровенное, зрелищное,всегда стремящееся к символическому значению: нападение на центры власти,флаги, вывешенные на штабом противника или над любым другим зданием, имеющемсимволическую значимость, даже в том случае, если специалисты в военныхвопросах убеждены, что огромные потери в ходе этой операции совершеннонесоразмерны реальной стратегической значимости высоты и поэтому сама операцияабсурдна (смысл такой фашистской операции как раз и состоит в ее абсурдности).

В фашистской среденаибольшим символическим действием после похода на Рим безусловно считаетсязащита Алькасара в самом начале испанской гражданской войны с 21 июля по 27сентября 1936 года. Только 27 сентября националистам удалось прорвать кольцокрасных, которые держали город в окружении. Посещение Алькасара, которыйостался нетронутым с тех пор, как свидетельство войны, дает ясное представлениео том, что такое «фашистский миф». Архаичный телефон на столе,пожелтевшие фото на стенах и текст одного телефонного разговора, переведенногона все языки мир (включая арабский, еврейский и японский). Все это должнонапоминать о событиях 23 июля 1936 года.

В этот день уполковника Москардо, командира Алькасара, раздается телефонный звонок изгорода. Его собеседник — начальник Красной милиции, осаждающей город. Онпредлагает Москардо немедленно сдать город, так как в противном случае его сын,попавший в руки красных, будет расстрелян. Красные дают трубку сыну, чтобы тотподтвердил все сказанное. Между отцом и сыном происходит такой диалог.Сын:«Папа!» Москардо:«Да, что случилось, сынок?»Сын:«Ничего. Только они говорят, что расстреляют меня, если ты не сдашьАлькасар.» Москардо:«Тогда поручи свою душу Богу, крикни „ВиваЕспанья!“ и умри патриотом». Сын:«Я целую тебя, папа.»Москардо:" Я целую тебя, сынок." Потом он добавляет начальникуКрасной милиции, снова взявшему трубку: «Не медлите. Алькасар не сдастсяникогда». Москардо вешает трубку. Его сына расстреливают внизу, в городе.

Несмотря на простотуслов, эта сцена является типично фашистской. Здесь герои действия не массы, какв национал-социализме — к примеру, население провинции, подвергшееся опасности-- но две одинокие и ясно определенные фигуры: полковник и его маленький сын.Сцена разворачивается в том холодном стиле, который нам уже знаком. Все эмоциипродавлены, каждый стремится доиграть свою роль (а не довести до конца своюмиссию). Но все при этом оживленно глубинным напряжением между юностью (сынпроизносит слово «папа») и смертью (угроза начальника Красноймилиции). А на заднем плане Espagna nerga, та Черная Испания, которой не знаюттуристы, глиняная Испания под завесой дождя, с окаменевшими лицами, под саваномсмерти." (Армин Мелер «Фашистский „стиль“»)

В фашистском стилеочевиден приоритет экзистенциального. Приведенная выше Мелером сцена вызываетассоциации с экзистенциалистским текстом. Если вспомнить какую роль играл вэкзистенциализме Мартин Хайдеггер, это сходство будет вполне понятным. Стильмышления Хайдеггера — это безусловно одна из вариаций фашистского стиля:лаконичность, холодность, обращенность к таинственной архаике метафизики,открывающейся личности в опыте Ничто. Как и большинство немецких«фашистов» — Бенн, Юнгер и др. — Хайдеггер начиная середины 30-ыхстановится «диссидентом справа». Мелер не колеблется определитьфашистский «стиль» как «победу экзистенциализма надидеализмом».

Агрессия и смерть«черных рубашек», проявляясь в стиле, подходит вплотную к метафизике,открывается как вопрос, обращенный вовнутрь, но поставленный всерьез, страшно ичисто, что выражается вовне в обязательной для фашиста дисциплине,ответственности, последовательности между фразой и действием, в готовностижертвовать жизнью ради Формы, Порядка, Строя.

Восстание против гуманизма

Фашизм и фашистский стиль неотделимы от отказа отгуманистического понимания мира, от гуманизма как сверхидеологии, могущейвоплощаться в самые разнообразные политические или культурные формы — правыеили левые, патриотические или космополитические. Опрокидывание, перечеркиваниегуманизма отнюдь не отрицает, однако, отрицания человека. Но при этом человекпонимается и воспринимается фашистом совершенно в иной перспективе, нежелигуманистическая оптика. Армин Мелер, как иллюстрацию специфического отношения кчеловеку приводит следующую цитату из «Das abenteuerliche Herz»(«Авантюрное Сердце») Эрнста Юнгера. Виной всему «логическоестремление гуманизма почитать человека в ком угодно, в любом бушмене, только нев нас самих. Отсюда ужас нас, европейцев, перед нами самими. Ну и прекрасно. Асамое главное никакой жалости к себе! Начиная с этого момента только и можночего-то достичь. Признание того, что тайный метр-эталон цивилизации хранится вПариже означает, что наша проигранная война проиграна действительно до конца.Поэтому логически нам необходимо совершить тотальное нигилистическое деяние идовести его нужного предела. Мы уже очень долго движемся к магической нулевойточке, которую сможет преодолеть лишь тот, кто обладает иными, невидимымиисточниками энергии». Мелер подчеркивает, что Юнгер отрицает здесь нетолько французский гуманизм, но гуманизм вообще. И война для него потеряна нетолько и не столько Германией, сколько особым типом цивилизации, несуществующей, но возможной, предчувствуемой, основанной на объективных,холодных, жестких и жертвенных ценностях человека-созидателя, человека риска,человека, балансирующего между жаром юности и холодом смерти. «Секретныйэталон цивилизации» как гуманистическая риторика — это бегство отконкретики человека к абстрактным и сентиментальным схемам, апеллирующим к«среднему», «всеобщему», «разумному»,«выгодному» и т.д. Фашистский стиль идет против гуманизма ради самогочеловека, ради бытия человека, но это бытие фашист понимает как задание, какиспытание, как творческий акт победы над хаосом и рождения формы. Фашист хочетвырвать из под скорлупы гуманизма сущность человеческого и бросить ее на весыспонтанной реальности. Именно так — гносеологически и онтологически — понимает фашист «черный цвет террора».

Фраза Муссолини о том,что «фашист должен жить рискуя», является указанием на истокифашистского стиля, коренящегося в жажде острого и бескомпромиссногоисследования бытия так как оно есть, и в жертву такому онтологическому опыту впервую очередь фашист готов принести самого себя. Мартин Хайдеггер сделал изпонятия «риска» важнейшую метафизическую категорию. Его термин«бытие-без-укрытия-в-максимально-рискованном-риске» прекраснохарактеризует глубинную волю фашиста столкнуться с реальностью напрямую,неопосредованно, холодно — будь-то реальность человеческая или нечеловеческая.И такая воля, рождаясь и заявляя о себе, разламывает нормативы гуманизма,откидывает его критерии и его конвенции, стремится утвердить по ту сторонугуманизма, «мира застывших форм» вселенную «новойиерархии». При этом нигилизм и созидание, анархия и порядок теснопереплетаются в фашистском стиле, повинуясь особой неописываемой вгуманистически-рационалистических терминах логике. Эрнст Юнгер в той же книгепишет: «Наша надежда — на тех молодых людей, которые страдают отлихорадки, пожираемые зеленым гноем отвращения, на те молодые души, которые,будучи истинными господами, болезненно тащатся сквозь строй свиных корыт. Нашанадежда на их восстание против царства „правильных мальчиков“, на ихвосстание, которое потребует великого разрушения мира форм, которое потребуетвзрывчатки, чтобы очистить жизненное пространство во имя новой иерархии».Мелер подчеркивает, что «в тексте подобного рода не надо обращать вниманиена слова, так как слова не имеют здесь строго фиксированного значения. Беннникогда бы не произнес фразу о „великом разрушении мира форм“, но темне менее, Юнгер, говоря о „восстании“ и „новой иерархии“имеет в виду то же самое, что и Бенн».

Любовь фашиста к войнетакже имеет экзистенциальный характер, коренится в глубинном онтологическомпоиске, принципиально не удовлетворенном универсалистскими клише гуманизма.Мелер пишет: «За защитой национальных территорий на заднем плане ощущаетсяприсутствие более глубинной потребности — ностальгии по иной, болеенапряженной, более цельной форме жизни.» В войне за внешними ее целями,приоритетами, за чувством национального долга фашист проглядывает топарадигматическое, классическое для его стиля сочетание Юности и Смерти, то«бытие-без-укрытия-в -максимально-рискованном-риске», в которомоткрывается для него живая и конкретная метафизика. Юнгер говорит о«пламенном воздухе, который необходим душе, чтобы не задохнуться. Этотвоздух заставляет постоянно умирать, день и ночь, в полном одиночестве. В тотчас, когда молодость чувствует, что душа начинает расправлять крылья,необходимо, чтобы взгляд ее обратился прочь от этих мансард, прочь от лавок ибулочных, чтобы она почувствовала, что там далеко внизу, на границенеизвестного, на ничейной территории, кто-то не спит, охраняя знамя, и на самомдалеком посту есть часовой.»

Мелер подчеркивает, что«здесь речь не идет о максимах высококультур

еще рефераты
Еще работы по политологии, политистории