Реферат: Дезадаптация школьников

Введение. 3

Глава I. Школьная дезадаптация как предмет психологического исследования. 7

I.1. Характеристика возрастных особенностей первоклассников. 7

I.2. Особенности школьной дезадаптации на первом году обучения. 14

I.3. Роль семьи в дезадаптационных процессах личности ребенка. 23

Выводы по первой главе. 26

Глава II. Методологические основы исследования психологических аспектов школьной дезадаптации первоклассников. 28

II.1. Организация и методы исследования проблемы дезадаптации первоклассников. 28

II.2. Результаты экспериментального исследования. 44

Выводы по второй главе. 60

Заключение. 62

Литература. 64

Приложение. 67

Введение.

Понятие «школьной дезадаптации» стало использоваться в последние годы для описания различных проблем и трудностей, возникающих у детей различного возраста в связи с обучением в школе.

С этим понятием связывают отклонения в учебной деятельности – затруднение в учебе, конфликты с одноклассниками и т.д. Эти отклонения могут быть у психически здоровых детей или у детей с разными нервно-психическими расстройствами, а также распространяются на детей, у которых нарушения учебной деятельности вызваны олигофренией, органическими расстройствами, физическими дефектами. Школьная дезадаптация – это образование неадекватных механизмов приспособления ребенка к школе в форме нарушений учебы и поведения, конфликтных отношений, психогенных заболеваний и реакций, повышенного уровня тревожности, искажений в личностном развитии.

В основе этих проблем лежит сложное взаимодействие индивидуальных и социальных факторов, неблагоприятных для гармоничного развития, а пучковым механизмом формирования самих проблем в подавляющем большинстве случаев становится несоответствие предъявляемых к ребенку педагогических требований его возможностям. К числу факторов, отрицательно влияющих на развитие ребенка относят следующие:

— несоответствие школьного режима санитарно-гигиеническим условиям обучения, ориентированным на средневозрастные нормы, психофизиологическим особенностям физически и психически ослабленных детей;

— несоответствие этим особенностям темпа учебной работы в гетерогенном классе;

— экстенсивный характер учебных нагрузок;

— преобладание отрицательной оценочной ситуации и, возникающие на этой почве «смысловые барьеры» в отношениях ребенка и педагогами;

— повышенный уровень респектации родителей в отношении своего ребенка, невозможность ребенка оправдать их ожидания и надежды и, в связи с этим возникающая психотравмирующая ситуация в семье. [1,55.]

Несоответствие требований, предъявляемых к ребенку, его возможностям является разрушительной силой для растущего человека. В школьные годы особенно уязвимым в этом отношении является период начального обучения. И, хотя проявления школьной дезадаптации на этом возрастном этапе имеют наиболее мягкие формы, ее последствия для социального роста личности оказываются наиболее губительными.

Выводы многих известных педагогов и психологов, результаты современных исследований свидетельствуют о том, что истоками поступков и правонарушений несовершеннолетних являются отклонения в поведении, игровой, учебной и других видах деятельности, которые наблюдаются в дошкольном и младшем школьном возрасте. Эта линия отклоняющегося поведения нередко берет свое начало в раннем детстве и, при стечении неблагоприятных обстоятельств, приводит в конечном итоге к стойкой недисциплинированности и другим формам антиобщественного поведения в подростковом возрасте.

Период раннего детства в большей мере определяет будущее человека. В зависимости от качества, длительности и степени неблагоприятного влияния, отрицательные установки в поведении детей могут носить поверхностный, легко устранимый характер или укорениться и требовать длительного и настойчивого перевоспитания.

Личность развивается формируясь. Формообразование личности начинается в раннем детстве. Появление незаметных, но опасных психологических новообразований, гипертрофия некоторых черт создают в ранний период жизни предпосылки для деформации личности. Возникнув как способ ответа ребенка на неблагоприятные социальные воздействия, эти психологические новообразования постепенно обретают собственную логику развития. Их становление продолжается и при отсутствии некогда вызвавших их условий. Более того, сама личность начинает создавать среду, способствующую доминированию отрицательных качеств в личностной системе, приводящих к дальнейшему искажению «формы личности». [11,123.]

Особым, наиболее важным, по нашему мнению фактором, влияющим на формирование школьной дезадаптации, особенно на первом году обучения, является, прежде всего, межличностные отношения и психологический климат в семье, тип преобладающего воспитания.

Целью настоящей работы явилось изучение многогранности психологических аспектов школьной дезадаптации, возникающих у детей на первом году обучения в школе.

Объектом исследования является учебная деятельность первоклассников.

Предметом исследования является дезадаптация учащихся первого класса.

Гипотезой нашего исследования является предположение о том, что школьная дезадаптация обусловлена определенным рядом социально-психологических факторов, среди которых значительное место занимают такие, как уровень интеллектуального развития; состояние эмоционально-волевой сферы; а также микро социальные условия, в частности, особенности семейного воспитания и психологический климат семьи.

Задачи исследования:

1. Проанализировать различные теоретические подходы к пониманию школьной дезадаптации.

2. Определить уровень интеллектуального развития, необходимый для эффективного обучения учащихся.

3. Выявить степень влияния агрессивности и тревожности на школьную дезадаптацию.

4. Установить взаимосвязь мотивации и дезадаптации первоклассников.

5. Установить зависимость между особенностями семейного воспитания и школьной дезадаптацией.

Методологической основой исследования являются фундаментальные положения психологии о деятельностной сущности человека, отраженные в трудах Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, С.П. Рубинштейна, положения о том, что личность формируется и проявляется в процессе деятельности, а также труды Л.И. Божович и Д.Б. Эльконина.

Методы исследования:

— наблюдение;

— экспериментально психологическое исследование с помощью методики исследования интеллекта у детей Д. Векслера, теста-опросника родительского отношения (А.Я. Варга, В.В. Столина), проективных методик: «рисунок семьи», «рисунок несуществующего животного», «рисунок школы»;

— беседы с детьми, родителями, учителями;

— изучение медицинских карт детей.

Базой исследования является 1 класс МОУ д/с №481 г. Челябинска, сформулированный на основании низкого уровня готовности к школе. Всего 27 учащихся.

Теоретическую значимость исследования мы видим в возможности использования полученных нами результатов для дальнейшего развития теории учебной деятельности младших школьников.

Практическая значимость работы заключается в том, что ее результаты позволяют определить основные направления деятельности учителей начальных классов по оптимизации процесса адаптации школьников.

Структура работы включает: введение, 2 главы, заключение, литературу, приложение.

Во введении раскрывается актуальность изучения проблемы школьной дезадаптации, сформированы цели, задачи, гипотеза, обозначены объект и предмет и указаны этапы исследования.

Глава I рассматривает теоретические основания проблемы школьной дезадаптации как социально-психологическую проблему, дает обзор проблемы школьной дезадаптации в теории и истории психологии на основе изучения работ отечественных и зарубежных психологов, раскрывает роль семьи в дезадаптационных процессах личности ребенка, представляет характеристику возрастных особенностей первоклассников и их влияние на школьную дезадаптацию.

Глава II включает опытно-экспериментальную работу по исследованию психологических аспектов школьной дезадаптации первоклассников, организацию и методы исследования, интерпретацию и выводы о полученных результатах.

В заключении изложены теоретические и практические выводы в целом по работе.

Литература содержит 31 (тридцать один) источник.

Глава I. Школьная дезадаптация как предмет психологического исследования.

I.1. Характеристика возрастных особенностей первоклассников.

Литературный анализ свидетельствует, что период 6-8 лет – один из самых трудных периодов жизни ребенка. Здесь происходит возникновение сознания своего ограниченного места в системе отношений со взрослым, стремление к осуществлению общественно-значимой и общественно-оцениваемой деятельности. У ребенка возникает осознание возможностей своих действий, он начинает понимать, что не все может [11, 116]. Говоря о самосознании, часто имеют в виду осознание своих личных качеств. В данном случае речь идет об осознании своего места в системе общественных отношений.

На основании возникновения личного сознания происходит кризис 7 лет. Основная симптоматика кризиса:

1) потеря непосредственности – между желанием и действием вклинивается переживание того, какое значение это действие будет иметь для самого ребенка;

2) манерничанье – ребенок что-то из себя строит, что-то скрывает;

3) симптом «горькой конфеты» — ребенку плохо, но он старается этого не показать, возникают трудности воспитания: ребенок начинает замыкаться и становиться неуправляемым [14, 200].

В основе этих симптомов лежит обобщение переживаний. У ребенка возникла новая внутренняя жизнь, жизнь переживаний, которая прямо и непосредственно не накладывается на внешнюю жизнь. Но эта внутренняя жизнь небезразлична для внешней, она на нее влияет. Кризис требует перехода к новой социальной ситуации, требует нового содержания отношений. Ребенок должен вступить в отношения с обществом, как с совокупностью людей, осуществляющих обязательную, общественно необходимую и общественно полезную деятельность. В наших условиях тенденция к ней выражается в стремлении скорее пойти в школу.

Симптомом, рассекающим дошкольный и младший школьный возрасты, становится симптом «потери непосредственности» (Л.С. Выготский): между желанием что-то сделать и самой деятельностью возникает новый момент – ориентировка в том, что принесет ребенку осуществление той или иной деятельности. Это – внутренняя ориентация в том, какой смысл может иметь для ребенка осуществление деятельности: удовлетворение или неудовлетворение от того места, которое ребенок займет в отношениях со взрослыми или другими людьми. Здесь впервые возникает смысловая ориентировочная основа поступка. Согласно взглядам Д.Б. Эльконина, там и тогда, где и когда появляется ориентация на смысл поступка, там и тогда ребенок переходит в новый возраст [9, 96-115].

Исследования ученых-психологов свидетельствуют о том, что педагогам и родителям необходимы знания о психологических особенностей детей 6-7 летнего возраста, о том общем и особенном, что важно учитывать при приеме детей в школу, в период их адаптации к обучению и в организации учебно-воспитательного процесса. Что общего и чем различаются вчерашние дошкольник и сегодняшний младший школьник.

Общее

Восприимчивость, внушаемость, податливость.

Отзывчивость, способность к сопереживанию.

Общительность, большая раздражаемость.

Легкая возбудимость, эмоциональность.

Любознательность и запечатлеваемость.

Устойчивое бодрое и радостное настроение.

Преобладающие мотивы связаны с интересом к миру взрослых,

установлением положительных отношений с окружающими.

Отчетливое проявление в поведении типологических свойств

высшей нервной деятельности.

Пластичность нервной системы.

Подвижность, непоседливость.

Импульсивность поведения.

Общая недостаточность воли.

Неустойчивость, непроизвольность внимания.

Особенное
Дошкольник Младший школьник

Первоначальное формирование личности на основе возникновения соподчинения мотивов, связанное с их борьбой.

Образование «детского общества».

Первоначальное формирование характера, неустойчивость характерологических свойств.

Формирование нового уровня потребностей, позволяющих ему действовать, руководствуясь целями, нравственными требованиями, чувствами.

Возникновение относительно устойчивых форм поведения

Развитие самооценки и притязаний как выражение социальной активности.

Преобладающие мотивы поведения связаны с интересом к процессу игры.

Связь наиболее сильных переживаний с окружающими.

Наибольшая значимость первого круга общения (семья).

Правдивость, открытость.

Неустойчивость интересов и желаний.

Преобладание неустойчивого внимания и памяти.

Постепенный переход к произвольности, управляемости психических процессов.

Выделение собственной деятельности, самоконтроль в ней.

Формирование первых этических инстанций и на их основе моральной оценки, определяющих отношение к другим людям.

Формирование способности решать жизненные задачи путем логических рассуждений.

Упорядочивание чувственного опыта.

Образование детского коллектива, формирование общественной направленности личности, т.е. обращенность к коллективу сверстников.

Требовательность, избирательность отношений к товарищам.

Наибольшая значимость авторитета учителя.

Преобладание мотивов поведения, связанных с учением.

Принятие требований выполнения норм поведения как необходимых.

Развитие нового познавательного отношения к действительности.

Острота и свежесть восприятия.

Яркость воображения.

Хорошая работоспособность.

Глобальность интересов.

Дифференциация способностей.

Внутренняя позиция школьника.

[11, 75]

Как указывала Л.И. Божович (1968г), переход от дошкольного детства к школьному характеризуется решительным изменением места ребенка в системе доступных ему отношений и всего образа его жизни. При этом следует подчеркнут, что положение школьника создает особую моральную направленность личности ребенка. Для него учение не просто деятельность по усвоению знаний и не только способ подготовки себя к будущему, оно осознается и переживается ребенком как его участие в повседневной жизни окружающих людей [1, 46; 10, 12-45].

Все эти условия приводят к тому, что школа становится центром жизни детей, наполненной их собственными интересами, взаимоотношениями и переживаниями. Причем внутренняя психическая жизнь ребенка, ставшего школьником, получает совсем иное содержание и иной характер, чем в дошкольном возрасте: она, прежде всего, связана с его учением и учебными делами. Поэтому то, как будет справляться маленький школьник со своими школьными обязанностями, успех или неуспех в учебных делах, имеет для него острую аффективную окраску. Утрата же соответствующего положения в школе и неумение оказаться на высоте вызывает у него переживание потери основного стержня своей жизни, ой социальной почвы, стоя на которой он чувствует себя членом единого общественного целого. Следовательно, вопросы школьного обучения – это не только вопросы образования, интеллектуального развития ребенка, но и формирования его личности, вопросы воспитания.

В связи с этим остро стоит проблема готовности ребенка к школьному обучению. Длительное время считалось, что критерием готовности ребенка к обучению является уровень его умственного развития, Л.С. Выготский одним из первых сформулировал мысль о том, что готовность к школьному обучению заключается не столько в количественном запасе представлений, сколько в уровне развития познавательных процессов. По мнению Л.С. Выготского, быть готовым к школьному обучению – значит прежде всего обобщать и дифференцировать в соответствующих категориях предметы и явления окружающего мира (3, т.5).

Концепции готовности к школьному обучению как комплексу качеств, образующих умение учиться, придерживались А.В. Запорожец, А.Н. Леонтьев, В.С. Мухина, А.А. Люблинская. Они включают в понятие готовности к обучению понимание ребенком смысла учебных задач, их отличие от практических, осознание способов выполнения действия, навыки самоконтроля и самооценки, развитие волевых качеств, умение наблюдать, слушать, запоминать, добиваться решения поставленных задач.

Выделяют три основные линии, по которым должна вестись подготовка к школе:

1. Это общее развитие. К тому времени, когда ребенок станет школьником, его общее развитие должно достичь определенного уровня. Речь идет в первую очередь о развитии памяти, внимания и особенно интеллекта. И здесь нас интересует как имеющийся у него запас знаний и представлений, так и умение, как говорят психологи, действовать во внутреннем плане, или, иными словами, производить некоторые действия в уме.

2. Это воспитание умения произвольно управлять собой. У ребенка дошкольного возраста яркое восприятие, легко переключаемое внимание и хорошая память, но произвольно управлять ими он еще как следует не умеет. он может надолго и в деталях запомнить какое-то событие или разговор взрослых, возможно, не предназначавшийся для его ушей, если он чем-то привлек его внимание. Но сосредоточиться сколь-нибудь длительное время на том, что не вызывает у него непосредственного интереса, ему трудно. А между тем, это умение совершенно необходимо выработать к моменту поступления в школу. Равно как и умение более широкого плана – делать не только то, что тебе хочется, но и то, что надо, хотя, может быть и не совсем хочется.

3. Формирование мотивов, побуждающих к учению. Имеется в виду не тот естественный интерес, который проявляют ребятишки-дошкольники к школе. Речь идет о воспитании действительной причины их стремления к приобретению знаний [9,123].

Все эти три мнения одинаково важны, и не одну из них нельзя упускать из виду, чтобы учеба ребенка не «захромала» с самого начала.

Можно выделять отдельные стороны готовности к школе: физическую, интеллектуальную, эмоционально-волевую, личностную и социально-психологическую.

Что понимается под физической готовностью?

Общее физическое развитие: нормальный вес, рост, объем груди, мышечный тонус, пропорции, кожный покров и прочие показатели, соответствующие нормам физического развития мальчиков и девочек 6-7 летнего возраста: зрения, слуха, моторики (особенно мелких движений рук и пальцев). Состояние нервной системы ребенка: степень ее возбудимости, силы и подвижности. Общее состояние здоровья.

В содержание интеллектуальной готовности включают не только словарный запас, кругозор, специальные умения, но и уровень развития познавательных процессов; их ориентированность на зону ближайшего развития, высшей формы наглядно-образного мышления; умение выделять учебную задачу, превращать ее в самостоятельную цель деятельности.

Под личностной и социально-психологической готовностью понимают сформированность новой социальной позиции («внутренняя позиция школьника»); формирование группы нравственных качеств, необходимых для учения; формирование произвольности поведения, качеств общения со сверстниками и взрослыми.

Эмоционально-волевую готовность считают сформированной, если ребенок умеет ставить цель, принимать решения, намечать планы действия, прилагать усилия к его реализации, преодолевать препятствия. У него формируется произвольность психических процессов.

Иногда различные аспекты, касающиеся произвольности психических процессов, в т.ч. мотивационную готовность, объединяют термином «психологическая готовность» в отличие от нравственной и физической.

В качестве критериев подготовленности ребенка к школе можно принять следующие показатели:

1) нормальное физическое развитие и координация движений;

2) желание учиться;

3) управление своим поведением;

4) владение приемами умственной деятельности;

5) проявление самостоятельности;

6) отношение к товарищам и взрослым;

7) отношение к труду;

8) умение ориентироваться в пространстве и тетради [7, 95].

Интеллектуальная подготовленность ребенка к обучению может быть изучена с помощью методик Л.А. Венгера и В.В. Холмовского, шкалы исследования интеллекта дошкольников и младших школьников Д. Векслера, прогрессивных матриц Дж. Равена (цветной вариант).

Ориентационный тест школьной зрелости Я. Йирасика и В. Тихой, тест школьной зрелости А. Керна помогут проверить общую готовность к школе (общее развитие, умение подражать образцам, развитие мелкой моторики рук, координации зрения и движения руки).

До сих пор речь шла о предпосылках переход ребенка к школьному обучению, но что же происходит, когда ребенок приходит в школу? Происходит перестройка всей системы отношений ребенка с действительностью, как подчеркивал Д.Б. Эльконин, у школьника имеется две сферы социальных отношений: «ребенок — взрослый» и «ребенок — дети».

В школе возникает новая структура этих отношений. Система «ребенок — взрослый» дифференцируется на две – «ребенок — учитель» и «ребенок — родители».

Система «ребенок — учитель» становится центром жизни ребенка, от нее зависит совокупность всех благоприятных для жизни условий.

Впервые отношение «ребенок — учитель» становится отношение «ребенок — общество». Ситуация «ребенок — учитель» пронизывает всю жизнь ребенка. Если в школе хорошо, значит и дома хорошо, значит и с детьми тоже хорошо.

Это социальная ситуация развития ребенка требует особой деятельности. Эта деятельность называется учебной деятельностью [9, 210].

Учебная деятельность способствует развитию познавательных способностей ребенка.

Таким образом, младший школьный возраст – возраст интенсивного интеллектуального развития. Интеллект опосредует развитие всех остальных функций, происходит интеллектуализация всех психически процессов, их осознание и произвольность. По словам Л.С. Выготского, мы имеем дело с развитием интеллекта, который не знает самого себя.

Итак, основные психологические новообразования младшего школьного возраста составляют:

-Произвольность и осознанность всех психических процессов и их интеллектуализация, их внутреннее опосредование, которое происходит благодаря освоению системы понятий. Всех, кроме интеллекта. Интеллект еще не знает самого себя.

-Осознание своих собственных изменений в результате развития учебной деятельности.

Все эти достижения свидетельствуют о переходе ребенка к следующему возрастному периоду, который завершает детство.

Таким образом, период начального обучения является одним из самых важных периодов формирования личности.

I .2. Особенности школьной дезадаптации на первом году обучения.

Станет ли школа для ребенка вторым домом? Будет ли он ходить в этот дом с радостью? Свяжет ли все значимое для него в настоящем со школой? Останется ли она в будущем для него опорой в самых больших свершениях и открытиях или вызовет боязнь, хроническую тревогу, озабоченность, неудовлетворенность, убьет любознательность и потребность в достижениях? Ответ на эти вопросы – итог всей работы школы. Задача школьного психолога в том, чтобы с первых дней пребывания ребенка в школе способствовать созданию благоприятных условий для его обучения [19, 205; 14, 108].

Школьная дезадаптация, выраженная в педагогической запущенности, неврозах, дидатогениях, различных эмоционально-поведенческих реакциях (отказ, компенсация, рационализация, перенос, идентификация, уход и т.д.) может наблюдаться на всех ступенях школьного обучения. Но внимание школьного психолога, прежде всего, должны привлекать новички, второгодники, учащиеся первых, четвертых, девятых и выпускных классов, нервные, конфликтные, эмоциональные дети, которые переживают смену школы, коллектива, учителя.

Понятие школьной дезадаптации является собирательным и включает: социально-средовые признаки (характер семейных отношений и влияний, особенности школьной образовательной среды, межличностных неформальных отношений); психологические признаки (индивидуально-личностные, акцентуированные особенности, препятствующие нормальному включению в учебный процесс, динамика формирования девиантного, антиобщественного поведения); сюда же следует добавить медицинские, а именно, отклонения психофизического развития, уровень общей заболеваемости и связанный с ним ассенизации учащихся, проявления часто наблюдаемой церебрально-органической недостаточности с клинически выраженными симптомами, затрудняющими обучение [13, 9]. Этот подход еще можно назвать обще статическим, т.к. он показывает, с какой долей вероятности явления школьной дезадаптации сочетаются с теми или иными социальными, психологическими, «органическими» факторами. Для нас школьная дезадаптация – это, прежде всего, социально-психологический процесс отклонений в развитии способностей ребенка к успешному овладению знаниями и умениями, навыками активного общения и взаимодействия в продуктивной коллективной учебной деятельности. Такое определение переводит проблему из медико-биологической, связанной с расстройствами психической деятельности, в социально-психологическую проблему отношений и личностного развития социально дезадаптированного ребенка. Важным и необходимым становится анализ влияния отклонений в ведущих системах отношений ребенка на процесс школьной дезадаптации.

При этом появляется необходимость учета следующих важных сторон школьной дезадаптации. Одна из них – это критерии школьной дезадаптации. К ним мы относим следующие признаки:

1. Неуспешность ребенка в обучении по программам, соответствующим способностям ребенка, включая такие формальные признаки, как хроническая неуспеваемость, второгодничество, и качественные признаки в виде недостаточности и отрывочности общеобразовательных сведений бессистемных знаний и учебных навыков. Мы оцениваем этот параметр как когнитивный компонент школьной дезадаптации.

2. Постоянные нарушения эмоционально-личностного отношения отдельным предметам и обучению в целом, к учителям, к жизненной перспективе, связанной с учебой, например, равнодушно безучастное, пассивно-негативное, протестное, демонстративно-пренебрежительное и другие значимые, активно проявляемые ребенком и подростом формы отклонения к обучению (эмоционально-оценочный, личностный компонент школьной дезадаптации).

3. Систематически повторяющиеся нарушения поведения в школьном обучении и в школьной среде. Неконтактность и пассивно-отказные реакции, включая полный отказ от посещения школы; стойкое антидисциплинарное поведение с оппозиционным, опозиционно-вызывающим поведением, включая активное противопоставление себя соученикам, учителям, демонстративное пренебрежение правилам школьной жизни, случаи школьного вандализма (поведенческий компонент школьной дезадаптации) [12, 93].

Как правило, при развитой форме школьной дезадаптации все эти компоненты четко выражены. Однако следует учитывать и возрастные особенности формирования школьной дезадаптации (дошкольный и младший школьный возраст, ранний и старший подростковый, юношеский возраст). каждый из этих этапов личностного развития вносит свои черты в динамику ее становления, поэтому требует специфических для каждого возрастного периода приемов диагностики и коррекции. преобладание того или иного компонента в проявлениях школьной дезадаптации зависит еще и от ее причин. Приводимая ниже типология основана на тех причинах и механизмах, которые лежат в основе развития школьной дезадаптации [24, 16].

1. Депривационный вариант. Характеризуется условиями семейной, чаще «материнской» депривации или социально-средовыми условиями интернатного содержания с раннего детства («отказные дети»; дети, рано лишившиеся родительского попечения). Ведущим механизмом являются бедность и недостаточность эмоциональных контактов в общении с ребенком, безучастность к их личностному развитию. При депривационных условиях воспитания формируется достаточно типичные черты личности. Ведущей формой психических отклонений являются признаки парциальной или более тотальной задержки психического развития с преимущественно познавательными, когнитивными нарушениями. Навыки вербально логического мышления практически не формируются, дети предпочитают пользоваться наглядно-действенными способами овладения окружающим миром. одновременно выступает задержанное формирование таких личностных свойств, как инициативность, любознательность с нарушениями и игровых и социально-коммуникативных навыков, трудности речевого контакта, неразвитость способностей к игровому перевоплощению в различные ролевые образы. Бедность познавательного игрового, коммуникативного опыта приводит к тому, что с начальных классов дети испытывают затруднения в усвоении программ обучения, в трудной ситуации предпочитают пассивность и бездействие.

2. Индуцированный (наведенный) вариант. Характеризуется условиями чаще социальной и дезорганизованной семьи с постоянными противоречивыми по своей направленности конфликтными отношениями. В таких семьях наблюдается привычное разрешение ссор через драки, конфликтно-возбудимые формы эмоционального реагирования с культивированием жестокости, агрессивных «модусов поведения» и усвоение «дурных приемов». В формировании этого варианта школьной дезадаптации определенную роль играет не только конфликтная, дезорганизованная семья, но и воздействие неформальной подростковой группы. Особенно это значимо, когда в подростковой группе также культивируется агрессивность, культ силы. Манера поведения, основанная на демонстрации агрессивности, нарушениях границ дозволенного, является при этом варианте одним из способов завоевания престижа в значимой группе. Ведущие психические отклонения представлены характерологическими, патохарактерологическими и поведенческими реакциями протеста, оппозиции, отказа, которые имеют склонность к повторению и фиксации. Второй важной особенностью этого варианта развития является быстрая генерализация социальной дезадаптированности с полиморфными поведенческими расстройствами дилинквентного характера (ухода из дома, кража, ранняя алкоголизация, агрессивное поведение), третьей особенностью являются преобладание в структуре нормальных личностных свойств, т.к. дефицит навыков познавательного процесса обычно вторичен. Следовательно, эта форма развития чаще выступает в раннем и старшем подростковом возрасте, сопровождается гротескно усиленными признаками психологического пубертатного кризиса и проявляется в эмоционально-личностных и поведенческих отклонениях. Вторичные нарушения познавательной активности обычно компенсируются асоциальным бытовым опытом.

3. Конфликтно-невротический вариант. Характеризуется условиями внутрисемейного, школьного конфликта, который сопровождается нарастающим психическим напряжением, негативными эмоциональными переживаниями с чувством тревожного ожидания неудачи или поражения, необходимостью затрачивать значительные усилия для удовлетворения своих потребностей, запросов или ожиданий взрослых. Указанное психическое напряжение изменяет привычные для того или иного возраста формы реагирования, поэтому поведенческие отклонения могут быть манифестными в проявлениях школьной дезадаптации. Чаще они представлены защитно-тормозным типом реагирования и преимущественно выраженным в сфере общения, сопровождаются уходов в мир фантазий, игр в одиночестве, формированием разнообразных комплексных переживаний соматической «стигматизации». Социальная дезадаптированность обычно парциальная, чаще проявляется в школьной дезадаптации, значительно реже выражены признаки асоциальной личностной деформации, педагогической запущенности. Сохраняется податливость к воспитательным воздействиям, особенно с положительными эмоциональными подкреплениями в виде доверия, похвалы, поддержки лабильной и низкой самооценки. Эта форма развития может выявляться как в младшем, так и в старшем школьном возрасте, а также на фоне любых процессов, сопровождающихся ассенизацией, снижением психической устойчивости к нагрузкам.

4. Патологический вариант. В своей основе имеет достаточно выраженные клинические нарушения. Как правило, при школьной дезадаптации они отличаются много мерностью и клинической неоднородностью, существенным влиянием на динамику школьной неуспешности биологических факторов. В характере воздействия патологических нарушений целесообразно ранжировать степень их тяжести, динамику развития и возможности принципиальной обратимости или компенсации расстройств, т.к. это имеет определенное лечебно-коррекционное и прогностическое значение (аффективные, преимущественно депрессивные расстройства; различные формы личностной незрелости-инфантилизма и аномальных аффективно-волевых личностных отклонений; простой или сложный вариант психоорганического синдрома с интеллектуально-мнестическими нарушениями и психической ригидностью; тотальные формы умственной отсталости различной степени выраженности). Дети с подобными проблемами требуют комплексного подхода к их оценке в виде медико-психолого-педагогического подхода [7, 12-15].

Проведенные исследования позволили выявить три уровня адаптации детей к школе:

Высокий уровень – ребенок положительно относится к школе; предъявляемые требования воспринимает адекватно; учебный материал усваивает легко; полно овладевает программой; прилежен; внимательно слушает указания учителя; выполняет поручения без внешнего контроля; проявляет интерес к самостоятельной работе, всем предметам; поручения выполняет охотно, занимает благоприятное статусное положение в классе.

Средний уровень – ребенок положительно относится к школе; понимает учебный материал; усваивает основное в программе; самостоятельно решает типовые задачи; внимателен при выполнении заданий, указаний, но требует контроля; сосредоточен по интересу, готовится к урокам, поручения выполняет, дружит со многими детьми в классе.

Низкий уровень – ребенок относится к школе отрицательно или безразлично; жалуется на нездоровье; преобладает плохое настроение; нарушает дисциплину; учебный материал усваивает фрагментарно; к самостоятельным занятиям не проявляет интереса; к урокам готовится нерегулярно; требует контроля и помощи; нуждается в паузах, пассивен; близких друзей в классе не имеет.

Причины полной дезадаптации чрезвычайно многообразны. Они могут быть вызваны несовершенством педагогической работы, неблагоприятными социально бытовыми условиями, отклонениями в психическом и физическом развитии детей.

Наблюдения за младшими школьниками позволяют выделить основные сферы, где обнаруживаются трудности адаптации к школе:

1) непонимание детьми специфической позиции учителя, его профессиональной роли;

2) недостаточное развитие общения и способности взаимодействовать с другими детьми;

3) неправильное отношение ребенка к самому себе, своим возможностям, способностям, своей деятельности и ее результатам [10, 76-85].

Важным свойством, влияющим на адаптацию детей в школе, их успеваемость, является их обучаемость. Под обучаемостью понимается способность ребенка к усвоению знаний и способов учебных действий; способности достигать в более короткий срок высокого уровня усвоения, степень легкости, быстрота усвоения знаний и способов действий; общие умственные способности к усвоению знаний, основ наук.

Каковы показатели обучаемости?

-Степень самостоятельности в выделении признаков и оперировании ими, чувствительность учащихся к помощи со стороны взрослых.

-Полнота выделения существенных признаков.

-Степень обобщенности их формулировки в слове.

-Соотношение уровня теоретического обобщения и практических действий с данными признаками.

-Гибкость мыслительной деятельности.

-Устойчивость достигнутых обобщений.

Н. А. Менчинская указывает напрямую связь пониженной обучаемости с низкой активностью личности, которая проявляется в любой психической деятельности, а не только в учении [12, 16]. Отсутствие познавательной активности приводит к снижению психических функций (памяти, внимания) при отсутствии какой-либо патологии. В свою очередь, снижение тонуса познавательной активности неразрывно связано с мотивационной сферой учащихся.

Ребенок, поступивший в школу и испытавший с первых же шагов трудности в учении, не может иметь интереса к получению знаний, но у него, как правило, есть желание учиться и выполнять требования учителя, авторитет которого в младших классах особенно велик… Однако, по мере того как он сталкивается с трудностями в учении и получает отрицательные оценки своей учебной деятельности, он постепенно утрачивает желание учиться, выполнять обязанности школьника, теряет веру в свои силы и возможности.

Изучение динамики формирования пониженной обучаемости и возможностей ее изменения у старших дошкольников и учащихся первых классов выявило следующие особенности таких детей:

1. недостаточная самостоятельность мышления, потребность в постоянной опоре на подсказку, неспособность самостоятельно выделить объект мысли и совершить с ним необходимые в данных условиях преобразования;

2. чрезвычайная затрудненность в абстрагировании существенных признаков усваиваемого материала и обобщения их в понятия, вызванная поверхностью, неэкономичностью, бессистемностью анализа;

3. малая осознанность интеллектуальной деятельности, преобладание в ней интуитивно-практических компонентов, стремление работать методом «проб и ошибок», совершая обобщение в образной форме с опорой на образец;

4. недостаточная гибкость интеллекта, трудность перестройки при переходе на новые условия, стремление к использованию знакомых способов и действий, приверженность к общему стилю деятельности без планирования и контроля своих действий;

5. неустойчивость интеллектуальной деятельности [8, 56-79].

Приведем несколько классификаций неуспевающих школьников:

Л.С. Славина (1958г)

1) дети с неправильным отношением к учению;

2) дети, с трудом усваивающие учебный материал;

3) дети, у которых не сформированы навыки учебной работы;

4) дети, не умеющие трудиться;

5) дети, у которых отсутствуют познавательные интересы.

Н.А. Менчинская (1959г)

1) дети с низкой обучаемостью при сохранении позиции школьника;

2) дети с высокой обучаемостью при утрате позиции школьника;

3) дети с низкой обучаемостью и с утратой позиции школьника.

Н.И. Мурчаковский (1971г)

1 тип – низкая обучаемость, проявляющаяся в слабом развитии мыслительных процессов (анализ, синтез, обобщение и др.);

2 тип – высокое качество мыслительной деятельности с отрицательным отношением к учению.

В нашем исследовании мы опирались на классификацию Н.И. Мурачковского [6, 24-28].

Особые трудности в адаптации к школе имеют дети с временной задержкой психического развития. Психическое развитие таких детей характеризуется более медленными темпами развития познавательной деятельности и инфантильными чертами в становлении характера. Причины задержки в развитии различны. Они могут быть следствием перенесенного во время беременности токсикоза, недоношенности плода, асфиксия во время родов, перенесенных в раннем детстве соматических заболеваний и т.д. все эти причины могут вызвать задержку психического развития. В показателях нервно-психического развития не отмечается грубых отклонений. Интеллектуально дети сохранны. Но когда такому ученику не обеспечивается индивидуальный подход, учитывающий его психические особенности, не оказывается должная помощь, на почве задержки психического развития формируется педагогическая запущенность, усугубляющая его состояние.

Дети с психофизическим инфантилизмом к моменту поступления в школу не могут перестроить инфантильных форм своего поведения в соответствии с требованиями школы, плохо включаются в учебные занятия, не воспринимают задания, не проявляют к ним интереса. Для данной категории детей характерны повышенная утомляемость, сохранение мотивов деятельности дошкольного возраста, непродуктивность обучения.

Школа, школьные занятия их мало интересуют, основным влечением остается игра. Поведенческие реакции таких детей еще не канонизированы, двигательными реакциями трудно овладеть. Такие дети не могут сидеть за партой, поведение их характеризуется чрезмерной живостью. Во время учебных занятий у них быстро появляются признаки повышенной утомляемости, а иногда они жалуются на головные боли.

В любой школе есть дети с физическими недостатками, аномалиями учебной деятельности. обязанность психолога и педагога школы – быть хорошо осведомленными об основных возможных физических недостатках, главных их причинах и признаках, чтобы суметь выявить заранее истоки опасности – и правильно истолковать поведение ребенка, оценить его учебные результаты. Речь идет о дефектах зрения, слуха; о состоянии, связанном с плохим питанием; с хроническим инфекционным заболеванием; физических изъянах.

И, наконец, последняя категория детей, о которой пойдет речь в плане трудностей адаптации к школе, — одаренные дети.

Большинство зарубежных исследователей рассматривают два аспекта одаренности: интеллектуальный и творческий [7, 13].

Специалисты рассматривают следующие параметры одаренности: выдающиеся способности, потенциальные возможности в достижении результатов и уже продемонстрированные в одной или более областях. Эти дети отличаются повышенной возбудимостью, неадекватными реакциями, нестандартным поведением, требуют особого подхода, увеличения нагрузки.

Выявляют несколько форм школьной дезадаптации у младших школьников:

-неприспособленность к предметной стороне учебной деятельности, как правило, обусловлена недостаточным интеллектуальным и психомоторным развитием ребенка, отсутствием помощи и внимания со стороны родителей и учителей;

-неспособность произвольно управлять своим поведением. Причиной может выступать неправильное воспитание в семье (отсутствие внешних норм, ограничений);

-неспособность принять темп школьной жизни (чаще встресается у соматически ослабленных детей, детей с задержками развития, слабым типом нервной системы). Причиной этой формы дезадаптации может быть неправильное воспитание в семье или игнорирование взрослыми индивидуальных особенностей детей;

-школьный невроз, или «фобия школы», — неумение разрешить противоречия между семейными и школьными «мы». Возникает тогда, когда ребенок не может выйти за границы семейной общности – семья не выпускает его (чаще это у детей, родители которых бессознательно используют их для решения своих проблем) [11, 89-126].

Каждая из форм школьной дезадаптации требует индивидуальных приемов коррекции. Очень часто дезадаптация ребенка в школе, неспособность справиться с ролью ученика негативно влияют на его адаптацию в других средах общения. При этом возникает общая средовая дезадаптация ребенка, указывающая на его социальную отгороженность, отвержение.

I .3. Роль семьи в дезадаптационных процессах личности ребенка.

Своеобразным микро коллективом, играющим существенную роль в воспитании личности, является семья. Доверие и страх, уверенность и робость, спокойствие и тревога, сердечность и теплота в общении в противоположность отчуждению и холодности – все эти качества личность приобретает в семье. Они проявляются и закрепляются у ребенка задолго до поступления в школу и оказывают продолжительное влияние на его развитие. У тревожных матерей, например, часто вырастают тревожные дети. Честолюбивые родители нередко так подавляют своих детей, что это приводит к появлению у них комплекса неполноценности. Несдержанный отец, выходящий из себя по малейшему поводу, нередко, сам того не ведая, формирует подобный тип поведения у своих детей. Мать, которая за все, что у нее не получается, винит себя, а за все, что ей удается, благодарит судьбу и жизненные обстоятельства, с высокой долей вероятности может рассчитывать на образование такой же психологической установки у детей.

Отношения между людьми в семье из всех человеческих отношений бывают наиболее глубокими и прочными. Они включают четыре основных вида отношений: психофизиологические, психологические, социальные и культурные. Психофизиологические – это отношения биологического родства и половые отношения. Психологические включают открытость, доверие, заботу друг о друге, взаимную моральную и эмоциональную поддержку. Социальные отношения содержат распределение ролей, материальную зависимость в семье, а также статусные отношения: авторитет, руководство, подчинение и пр. Культурные – это особого рода внутрисемейные связи и отношения, обусловленные традициями, обычаями, сложившимися в условиях определенной культуры (национальной, религиозной и т.п.), внутри которой данная семья возникла и существует. Вся эта сложная система отношений оказывает влияние на семейное воспитание детей. Внутри каждого из видов отношений могут существовать как согласие, так и разногласия, которые положительно или отрицательно сказываются на воспитании.

Частными причинами аномалий в воспитании детей являются систематические нарушения супругами этики внутрисемейных отношений, отсутствие взаимного доверия, внимания и заботы, уважения, психологической поддержки и защиты. Нередко причиной такого рода аномалий является неоднозначность понимания супругами семейных ролей мужа, жены, хозяина, хозяйки, главы семьи, завышенные требования, предъявляемые супругами друг к другу.

Очень важным также является тип семейного воспитания:

1) Гипоопека (гипопротекция).

— безнадзорность (явная);

— гипопротекция неявная или скрытая при показном внимании;

— гипопротекция потворствующая (при стремлении оградить от постороннего внимания);

— перфекционизм (совершенствование принудительное);

— явное эмоциональное отвержение (по типу «Золушки») требования не соответствующие возрасту;

— жесткое обращение «ежовые рукавицы».

2) Гиперопека

— Гиперпротекция явная («оранжерейный» тип воспитания) проявляется в семьях очень тревожных мнительных родителей; в семьях, где дети имеют какие-то дефекты с рождения. этот тип воспитания способствует развитию комплекса неполноценности – компенсаторная (с боязнью всего плохого) родители не доверяют никому, рассчитывают только на свои силы. Происходит задержка формирования высших эмоций, социальных установок.

— Не материнская. Опека осуществляется близкими родственниками, которые постоянно подчеркивают то, что ребенок «сирота». Способствует развитию таких форм поведения как шантаж.

— Потворствующая (по типу «кумир семьи»). В результате формируется один личностный стержень – жажда признания, на основе которого складывается истероидный характер. такой ребенок имеет высокую самооценку, высокий уровень притязаний, стремится реализоваться любым путем. Стремится к лидерству, но быть лидером не способен, т.к. несамостоятелен. Для достижения своей цели использует любые приемы: лживость, подтасовки, наговоры.

— Доминирующая (мелочная опека без свободы выбора), способствует задержке выработки навыков, несамостоятельности, низкому уровню притязаний, развитию комплекса неполноценности.

3) Повышенная моральная ответственность. Чаще всего уход за младшими – воспитываются тревожные, мнительные, с большим чувством ответственности дети; они постоянно находятся в состоянии стресса, часто срываются. Уход за больными стариками лишает детей свободного времени, способствует деформации личности.

4) Со сменой типа воспитания «от кумира до изгоя». Вызывает реакции активного протеста, вплоть до шантажного суицидального поведения, которое может закончиться летальным исходом (группа повышенного риска).

5) Противоресивое воспитание. Каждый член семьи воспитывает по-своему.

Мы воспользовались более упрощенной классификацией типов воспитания, предложенной А.Я. Варга и В.В. Столиным (см. Гл. II).

Выводы по первой главе.

Литературный анализ показал, что период 6-8 лет – один из самых трудных периодов жизни ребенка. Здесь происходит возникновение сознания своего ограниченного места в системе отношений со взрослыми, стремление к осуществлению общественно-значимой и общественно-оцениваемой деятельности. У ребенка возникает осознание возможностей своих действий, он начинает понимать, что не все может.

Как указывала Л.И. Божович (1968г), переход от дошкольного детства к школьному характеризуется решительным изменением места ребенка в системе доступных ему отношений и всего образа его жизни. Все эти условия приводят к тому, что школа становится центром жизни детей, наполненной их собственными интересами, взаимоотношениями и переживаниями. Следовательно, вопросы школьного обучения – это не только вопросы образования, интеллектуального развития ребенка, но и формирования его личности вопросы воспитания.

Все эти достижения свидетельствуют о переходе ребенка к следующему возрастному периоду, который завершает детство.

Таким образом, период начального обучения является одним из самых важных периодов формирования личности.

Школьная дезадаптация, выраженная в педагогической запущенности, неврозах, дидактогениях, различных эмоционально-поведенческих реакциях может наблюдаться на всех ступенях школьного обучения. Но наиболее важным является период начального обучения в школе.

Проведенные исследования позволили выявить три уровня адаптации детей к школе: высокий уровень – ребенок положительно относится к школе; средний уровень – ребенок положительно относится к школе, но требует контроля за своей деятельностью; низкий уровень – ребенок относится к школе отрицательно или безразлично.

Своеобразным микро коллективом, играющим существенную роль в воспитании личности, является семья. Доверие и страх, уверенность и робость, спокойствие и тревога, сердечность и теплота в общении в противоположность отчуждению и холодности – все эти качества личность приобретает в семье. Они проявляются и закрепляются у ребенка задолго до поступления в школу и оказывают продолжительное влияние на его адаптацию в учебном поведении.

Причины полной дезадаптации чрезвычайно многообразны. Они могут быть вызваны несовершенством педагогической работы, неблагоприятными социально-бытовыми условиями, отклонениями в психическом развитии детей.

Обзор литературы показал, что проблема школьной дезадаптации недостаточно изучена и требует дальнейшей разработки.

Глава II. Методологические основы исследования психологических аспектов школьной дезадаптации первоклассников.

II .1. Организация и методы исследования проблемы дезадаптации первоклассников.

1. Методика исследования интеллекта у детей Д. Векслера ( WISC ).

Интеллектуальный тест для детей (WechslerintelligenceScaleforChildren, WISC) опубликован Д. Векслером в 1949 году. Является надежным, научно-обоснованным и апробированным в школьной и медицинской практике психодиагностическим инструментом. Представляет собой совокупность разнородных интеллектуальных заданий, оцениваемых в результате единым показателем. Тест WISC состоит из 12 субтестов. Субтесты образуют вербальную и невербальную подгруппу. Испытуемому сначала предлагаются для решения все вербальные, а затем – все невербальные субтесты.

Ответы испытуемого на задания субтестов численно оцениваются в соответствии с содержательными критериями вербальных субтестов; с содержательными и скоростными критериями – для невербальных.

Итоговые интеллектуальные показатели по испытуемому вычисляются с помощью нормативных таблиц. В каждую возрастную группу входят испытуемые, возраст которых различается не более чем на 4 месяца.

Оценки по отдельным субтестам переводятся в 20-ти балльные шкалы, что позволяет произвести их сравнительный анализ. Определяется сумма вербальных и невербальных оценок и итоговые показатели методики, т.е. определяется вербальный, невербальный и общий показатели IQ.

Общий показатель IQ методики является индикатором общего интеллекта, т.е. сложноинтегрированного качества психики, обеспечивающего индивиду успешность поведения в различных ситуациях и эффективность различных видов деятельности.

За оценкой вербального показателя стоит вербальный интеллект, как интегральное образование и одновременно подструктура общего интеллекта, функционирование, которой осуществляется в вербально логической форме с преимущественной опорой на знания. Уровень и структура вербального интеллекта теснейшим образом связаны с полученным образованием, многообразием индивидуального жизненного опыта, всей совокупностью условий социализации человека. Вербальные субтесты в целом наиболее тесно коррелируют с критерием общей культуры и академической успеваемостью.

Невербальный показатель отражает состояние невербального интеллекта, т.е. интегрального образования и подструктуры общего интеллекта, деятельность которого связана не столько со знаниями, сколько со сформировавшимися на их основе умениями индивида и особенностями его психофизических, сенсомоторных, перцептивных характеристик.

Субтест 1. «Осведомленность». Направлен на выявление и измерение общего объема и уровня относительно простых знаний и, тем самым, направленности и широты познавательности интересов, степени развития основных интеллектуальных функций (память, мышление). Успешность выполнения теста напрямую зависит от образования испытуемого, его общей культуры. Оценка за этот тест характеризует испытуемого с точки зрения его образованности и является особенно прогностичной в отношении вербального и общего IQ.

Субтест 2. «Понятливость». Включает в себя ряд вопросов из различных областей социального поведения человека и направлен на выявление умений строить умозаключения на основе жизненного опыта и с опорой на здравый смысл.

Субтест 3. «Арифметический». Требует от испытуемого продемонстрировать высокую концентрированность произвольного внимания, сообразительность, четкость оперирования числовым материалом.

Субтест 4. «Сходство». Направлен на выявление и измерение способностей к логическому обобщению и степени развития этих способностей. Фактически «сходство» является упрощенным вариантом методики сравнения понятий. Отыскание общих существенных признаков понятий требует высокой степени абстрагирования, способностей к классификации, сравнению и упорядочиванию, развитию понятийного мышления.

Субтест 5. «Словарный». Предполагает свободное оперирование словами родного языка. Успешность ответов зависит от образования и культуры мышления испытуемого и предполагает достаточно большой словарный запас, хорошее чувство меры и адекватность при определении необходимого и достаточного для раскрытия смысла слова.

Субтест 6. «Повторение цифр». Обнаруживает качество оперативной памяти и активного внимания.

Субтест 7. «Недостающие детали». Направлен на выявление и измерение перцептивных способностей, включенных в зрительное узнавание знакомых объектов, умение дифференцировать существенное от второстепенного в зрительных образах. Успешность выполнения заданий субтеста зависит от объема перцептивного внимания, наблюдательности и сосредоточенности испытуемого.

Субтест 8. «Последовательные картинки». Требует умение организовать отдельные части смыслового сюжета в единое целое. Существенную роль здесь играют понимание и предвосхищение событий.

Субтест 9. «Кубики Косса». Наиболее информативен в структуре невербального интеллекта. Задания субтеста направлены на выявление аналитико-синтетических способностей испытуемого, выявление интеллектуальных потенций. Успешность выполнения определяется способностью анализировать целое через составляющие его части, пространственным воображением.

Субтест 10. «Складывание фигур». Обнаруживает умение соотнести части целого. Образ необходимо воссоздать практически, адекватно соотнося части в структуре целого. В выполнении субтеста включены эвристические компоненты мышления.

Субтест 11. «Шифровка». По числу включенных в него интеллектуальных функций является наиболее комплексным. Успешность работы с субтестом зависит от свойств внимания (концентрация, распределение, переключение), восприятия, зрительно-моторной координации, скорости формирования новых навыков, способности к интеграции зрительно-двигательных стимулов.

2. Опросник родительского отношения А.Я. Варга, В.В. Столина. [24, 5]

Тест-опросник родительского отношения (ОРО) представляет собой психодиагностический инструмент на выявление родительского отношения у лиц, обращающихся за психологической помощью по вопросам воспитания детей и общения с ними.

Родительское отношение понимается как система разнообразных чувств по отношению к ребенку, поведенческих стереотипов, практикуемых в общении с ними, особенностей восприятия и понимания характера и личности ребенка, его поступков.

Материалом для построения опросника послужили данные опроса 197 родителей психически здоровых детей от 7до 11 лет и 93 семьи, обратившихся за психологической помощью в консультативный центр психологической помощи семье при факультете психологии МГУ и НИИ общей и педагогической психологии АПН России.

Структура опросника .

Опросник состоит из 5 шкал.

«Принятие-отвержение». Шкала отражает интегральное эмоциональное отношение к ребенку. Содержание одного полюса шкалы: родителю нравится ребенок таким, какой он есть. Родитель уважает индивидуальность ребенка, симпатизирует ему. Родитель стремится проводить много времени с ребенком, одобряет его интересы и планы. На другом полюсе шкалы: родитель воспринимает своего ребенка плохим, неприспособленным, неудачливым. Ему кажется, что ребенок не добьется успеха в жизни из-за низких способностей, небольшого ума, дурных наклонностей. По большей части родитель испытывает к ребенку злость, досаду, раздражение, обиду. Он не доверяет ребенку и не уважает его.

«Кооперация» — сознательно желательный образ родительского отношения. Т.е. родитель заинтересован в делах и планах ребенка, старается во всем помочь ребенку, сочувствует ему. Родитель высоко оценивает интеллектуальные и творческие способности ребенка, испытывает чувство гордости за него. Он поощряет инициативу и самостоятельность ребенка, старается быть с ним на равных. Родитель доверяет ребенку, пытается встать на его точку зрения в спорных вопросах.

«Симбиоз». Шкала отражает межличностную дистанцию в общении.

При сырых баллах по этой шкале можно считать, что родитель стремится к симбиотическим отношениям с ребенком. Содержательно эта тенденция описывается так – родитель ощущает себя с ребенком единым целом, стремятся удовлетворить все потребности ребенка, оградить его от трудностей и неприятностей жизни. Родитель постоянно ощущает тревогу за ребенка, ребенок ему кажется маленьким и беззащитным. Тревога родителя повышается, когда ребенок начинает автономизироваться в силу обстоятельств, так как по своей воле родитель не предоставляет ребенку самостоятельности никогда

«Авторитарная гиперсоциализация» — отражает форму и направление контроля за поведением ребенка. При высоком балле по этой шкале в родительском отношении данного родителя отчетливо просматривается авторитаризм, требует от ребенка безоговорочного послушания и дисциплины. Он старается навязать ребенку во всем свою волю, не в состоянии встать на его точку зрения. За проявления своеволия ребенка сурово наказывают. Родитель пристально следит за социальными достижениями ребенка, его индивидуальными особенностями, привычками, мыслями, чувствами.

«Маленький неудачник ». Эта шкала отражает особенности восприятия и понимания ребенка родителем. В родительском отношении имеются стремления инфантилизировать ребенка, предписать ему личную и социальную несостоятельность. Родитель видит ребенка младшим по сравнению с реальным возрастом. Интересы, увлечения, мысли и чувства ребенка кажутся родителям детскими, несерьезными. Ребенок представляется не приспособленным, не успешным, открытым для других влияний. Родитель не доверяет своему ребенку, досадует на его не успешность и неумелость. В связи с этим родитель старается оградить ребенка от трудностей жизни и строго контролировать его действия.

3. Проективные рисуночные тесты.

а) Несуществующее животное.

Тест «Несуществующее животное» — один из самых показательных графических проективных методов. Предоставляя испытуемому безграничные возможности самовыражения, он обеспечивает полную реализацию механизмов проекции. Задание обычно рассматривается испытуемым как процедура исследования воображения. Тем самым значительно смягчается действие механизмов психологической защиты.

Для проведения теста требуется стандартный лист белой бумаги и карандаш – твердый или твердо-мягкий. Использование ручки, фломастера или мягкого карандаша допустимо, но нежелательно, поскольку в этом случае невозможно учесть такой важный диагностический показатель как нажим (интерпретируется следующим образом: динамика нажима свидетельствует об импульсивности, лабильности; стабильность нажима – об устойчивости; слабый нажим – проявление тревожности, очень сильный нажим — напряженности).

Инструкция: Придумайте и нарисуйте несуществующее животное и назовите его несуществующим именем.

Интерпретация:

Положение рисунка на листе. В норме рисунок располагается на средней линии стандартного листа. Положение ближе к верхнему краю (и чем ближе, тем более выражено) свидетельствует о высокой самооценке и уровне притязаний, обостренной тенденции самоутверждения и претензии на признание, не находящей, однако, по ощущению испытуемого, полной реализации. Завышение рисунка над средней линией листа трактуется буквально: как стремление завысить собственную значимость вопреки недостаточному признанию со стороны окружающих.

Размещение рисунка в нижней части листа свидетельствует об обратных тенденциях: низкой самооценке, неуверенности в своих силах, отсутствии стремления к самоутверждению.

Центральная смысловая часть фигуры – голова или заменяющие ее элементы. Голова, повернутая вправо, свидетельствует о высокой целеустремленности и активности. Замыслы и планы отличаются реалистичностью и почти всегда осуществляются: по крайней мере, к тому предпринимаются активные шаги. Если же голова повернута влево, это свидетельствует об обратном: человек более склонен фантазировать и размышлять, а до воплощения замыслов дело не доходит. Возможно, это связано со страхом неудачи, боязнью активных действий (этот аспект выясняется дополнительно – другими методами либо в ходе беседы).

Голова в положении анфас – свидетельство эгоцентризма. Изображение головы очень крупной (по отношению к телу) говорит о том, что испытуемый высоко ценит интеллектуальные качества в себе и окружающих.

На голове расположены детали, соответствующие органам чувств – глаза, уши, рот. Их отсутствие свидетельствует о непринятии информации, поступающей по данному сенсорному каналу. Так, отсутствие глаз можно интерпретировать образной формулой: «Глаза бы мои на этот мир не глядели!» Крупные, широко раскрытые глаза – индикатор страха (особенно при резкой подрисовке радужной оболочки). Наличие ресниц – показатель истероидно-демонстративных манер, заинтересованности в одобрении, которое окружающие проявляют к внешности.

Изображение ушей трактуется буквально – как заинтересованность в информации, особенно касающейся мнения окружающих о себе. Чем крупнее и детальнее изображены уши, тем более выражено данное свойство.

Трактовка изображения рта многозначна. Приоткрытый рот, в котором виден язык, — свидетельство разговорчивости, даже болтливости. Прорисовка губ, расценивается как чувственность. Открытый рот (особенно заштрихованный) при отсутствии губ и языка демонстрирует легкость возникновения страхов. Зубы (особенно заостренные) – признак вербальной агрессии, чаще реактивной (готовность огрызаться в ответ на осуждение). Дополнительным признаком агрессивности выступают изображенные на голове рога, всевозможные шипы, иглы и т.п. Грива, шерсть, подобие прически – чувственность, повышенная сексуальность. Перья – свидетельство демонстративного поведения, тенденции к самоукрашению (тем в большей степени, чем более вычурно и декоративно они расположены).

Основная часть фигуры – лапы, постамент и т.п. оценивается по форме, а также относительно общего размера фигуры. Основательность опорной части – признак рациональности, склонность принимать обдуманные решения на основе существенной информации. И наоборот – субтильные лапки и т.п. свидетельствует о легкомыслии, поверхности суждений, импульсивности. Соединение опорных конечностей с телом – точное, тщательное либо небрежное, слабое – буквально отражает степень контроля за своими суждениями и решениями. Направленность ног в одну сторону, изображение их одинаковыми – свидетельство комфортности, а также банальности мышления. Разнообразия в положении ног – обратный признак (самостоятельность); будучи резко выражены, свидетельствует об обостренном нонконформизме.

Части, возвышающиеся над уровнем фигуры – крылья, дополнительные конечности, щупальца, детали панциря, перья и др. – могут быть функциональными и декоративными. Первые свидетельствуют об энергии, стремлении охватить разнообразные сферы деятельности, самоутвердиться. Вторые свидетельствуют о манерности, стремлении обратить на себя внимание окружающих.

Изображение хвоста отражает отношение к собственным размышлениям и поступкам. Поворот хвоста характеризует преобладание одной из этих сфер: если влево, то более значимо для человека отношение к своему поведению, если вправо – к собственному внутреннему миру. Хвост, поднятый вверх, — это свидетельство в целом положительного отношения: человек чувствует себя бодрым, уверенным в себе. Опущенный хвост, наоборот, свидетельствует о неуверенности, подавленности, недовольстве собой.

Контур фигуры. При анализе этого признака решающим является наличие или отсутствие выступов (типа ребристого панциря, всевозможных шипов, игл, наростов и т.п.). Это отражение особенностей механизмов психологической защиты. Выраженность острых выступов отражает степень агрессивной защиты, их направленность – направление опасений и тревоги: вверх – источником напряжения выступают люди, наделенные властью и способные подавить, запретить, ограничить, — старшие по возрасту, в том числе родители, и по социальному положению – учителя, руководители; направленность защитных элементов вниз – боязнь непризнания, насмешек, потери авторитета у подчиненных, детей и т.п. Боковые выступы – недифференцированная самозащита, готовность встретить опасность с любой стороны, в любой ситуации.

Общая энергия оценивается по количеству изображенных деталей. Следует оценить, изображены ли только необходимые элементы, позволяющие дать общее представление о животном (голова, туловище, конечности), или имеет место щедрое изображение дополнительных, усложненных деталей. Соответственно, чем больше деталей, тем выше энергия испытуемого. И наоборот – отсутствие деталей свидетельствует о слабости, стремлении экономить энергию, возможно – о хроническом соматическом заболевании. Показателен и характер линии: слабая, паутинообразная линия свойственна астеникам. Обратный характер линии не является противоположным показателем: жирная линия с нажимом свидетельствует не о жизненной силе, а о тревожности. Важно обратить внимание, какие детали выполнены с особым нажимом, т.е. к какой сфере относится обостренная тревожность.

Характер животного. Этот показатель оценивается достаточно произвольно: в ряде случаев выделить его затруднительно. В целом же животных можно подразделить на угрожающих, угрожаемых и нейтральных. Такая позиция, более или менее явно выраженная на рисунке, — прямая проекция самоощущения испытуемого. Характер животного отражает отношение к собственному «Я», представление о своем положении в мире.

Уподобление животного человеку – постановка его в положении прямого хождения, похожесть морды на лицо, конечностей – на человеческие ноги и руки, одевание животного в одежду и т.п. – свидетельство инфантилизма, эмоциональной незрелости.

Подчеркивание сексуальных признаков – половых органов, вымени, сосков – яркое свидетельство повышенного внимания к сексуальной сфере.

Иногда встречается вмонтированное в тело животного механических компонентов – тракторных гусениц, антенны, пропеллера и т.п. Установлена тесная связь таких изображений с психической патологией, в частности шизофренической природы. Творческие возможности испытуемого выражаются количеством элементов фигуры и оригинальностью их сочетания. Банальность мышления, отсутствие творческого начала приводит к тому, что изображение принимает форму реально существующего животного.

Название животного. Необычное сочетание в названии тривиальных характеристик («лесной верблюд», «летающий заяц») свидетельствует о рациональном складе ума, возможно – о стремлении к оригинальности, не подкрепленном, однако, выраженным творческим потенциалом. Псевдонаучные названия (иногда с латинским суффиксом и т.п.) – свидетельство демонстративности, особенно в плане интеллекта и эрудиции. Бессмысленные звукосочетания – показатель легкомыслия, при наличии повторяющихся или рифмующихся слогов («Кра-кра», «Кряк-бряк») – инфантильности. Громоздкие названия чаще всего свидетельствуют о склонности к фантазированию замещающе-защитного порядка.

б) Рисунок семьи.

Историческая справка о методике «Рисунок семьи», особенности его диагностической процедуры и порядок интерпретации весьма подробно освещены в работах Т. Хоментаускаса [106, 107] и др. поэтому в рассказе о данной методике мы ограничимся весьма краткими предварительными сведениями. Считают, что идея использования рисунка семьи для диагностики внутрисемейных отношений возникла у ряда исследователей, среди которых упоминают работы В. Хьюлса [131], А.И. Захарова [43], Н. Кормана [126], Р. Бернса и С. Кауфмана [124] и др.

Цель применения теста: выявление особенностей внутрисемейных отношений. Задачи: на основе выполнения изображения, ответов на вопросы оценить особенности восприятия и переживаний ребенком отношений в семье.

Материал: для работы необходимо использовать лист белой бумаги 15х20 см или 21х29 см, ручку, карандаш, ластик.

Инструкция 1 к тесту «Рисунок семьи»: «Нарисуй свою семью». При этом не рекомендуется объяснять, что означает слово «семья», а если возникают вопросы «что нарисовать?», следует лишь еще раз повторить инструкцию. При индивидуальном обследовании время выполнения задания обычно длится около 30 минут. При групповом выполнении теста время чаще ограничивается в пределах 15-30 минут.

Применение теста предполагает (допускает) использование дополнительных заданий, выраженных в следующих инструкциях:

Инструкция 2: «Нарисуй свою семью, где все заняты обычным делом».

Инструкция 3: «Нарисуй свою семью, как ты себе ее представляешь».

Инструкция 4: «Нарисуй свою семью, где каждый член семьи изображен в виде фантастического (несуществующего) существа».

Инструкция 5: «Нарисуй свою семью в виде метафоры, некоего образа, символа, который выражает особенности вашей семьи».

При индивидуальном тестировании следует отмечать в протоколе:

а) последовательность рисования деталей;

б) паузы более 15 секунд;

в) стирание деталей;

г) спонтанные комментарии ребенка;

д) эмоциональные реакции и их связь с изображаемым содержанием.

После выполнения задания следует стремиться получить максимум дополнительной информации (вербальным путем).

Обычно мы задавали следующие вопросы:

1. Скажи, кто тут нарисован?

2. Где они находятся?

3. Что они делают? Кто это придумал?

4. Им весело или скучно? Почему?

5. Кто из нарисованных людей самый счастливый? Почему?

6. Кто из них самый несчастный?

Последние два вопроса провоцировали ребенка на открытое обсуждение чувств, что не каждый ребенок склонен делать. Поэтому, если он не отвечает на них или отвечает формально, не следует настаивать на эксплицитном (явном) ответе.

При опросе психолог должен пытаться выяснить смысл нарисованного ребенком: чувства к отдельным членам семьи, почему ребенок не нарисовал кого-нибудь из членов семьи (если так произошло). Следует избегать прямых вопросов, не настаивать на ответе, т.к. это может индуцировать тревогу, защитные реакции. Часто продуктивными оказываются вопросы например: «Если бы вместо птички был нарисован человек, то кто бы это был?», «Кто бы выиграл в соревнованиях между братом и тобой?», «Кого мама позовет идти с собой?» и т.п.

Можно задать ребенку для выбора решение 6 ситуаций: 3 из них должны выявить негативные чувства к членам семьи, 3 – позитивные.

1. Представь себе, что ты имеешь два билета в цирк. Кого бы ты позвал с собой?

2. Представь, что вся твоя семья идет в гости, но один из вас заболел и должен остаться дома. Кто он?

3. Ты строишь из конструктора дом (вырезаешь бумажное платье для куклы), и тебе не везет. Кого ты позовешь на помощь?

4. Ты имеешь… билетов (на один меньше, чем членов семьи) на интересную кинокартину. Кто останется дома?

5. Представь себе, что ты попал на необитаемый остров. С кем бы ты хотел там жить?

6. Ты получил в подарок интересное лото. Вся семья сели играть, но вас одним человеком больше, чем надо. Кто не будет играть?

Для интерпретации также надо знать:

а) возраст исследуемого ребенка;

б) состав его семьи, возраст братье и сестер;

в) если возможно, иметь сведения о поведении ребенка в семьи, детском саду или в школе.

При выполнении задания по данным инструкциям оценивается наличие или отсутствие совместных усилий в тех или иных ситуациях, которые изображены, какое место занимает сам ребенок, выполняющий тест и т.д.

Интерпретация теста «Рисунок семьи».

На основании особенностей изображения можно определить:

1) степень развития изобразительной культуры, стадию изобразительной деятельности, на которой находится ребенок. Примитивность изображения или четкость и выразительность образов, изящество линий эмоциональная выразительность – те характерные черты, на основании которых можно различить рисунки;

2) особенности состояния ребенка во время рисования, Наличие сильной штриховки, маленькие размеры часто свидетельствуют о неблагоприятном физическом состоянии ребенка степени напряженности, скованности и т. п., тогда как большие размеры, применение ярких цветовых оттенков часто говорят об обратном: хорошем расположении духа, раскованности, отсутствии напряженности и утомления;

3) особенности внутрисемейных отношений и эмоциональное самочувствие ребенка в семье можно определить по степени выраженности положительных эмоций у членов семьи, степени их близости (стоят рядом, взявшись за руки, делают что-то вместе или хаотично изображены на плоскости листа, далеко стоят друг от друга, сильно выражены отрицательные эмоции и т.д.).

При интерпретации результатов авторы обращают внимание на случаи, когда испытуемый рисует большую или меньшую семью, чем она есть на самом деле (авторы считают, что это указывает на функционирование определенных защитных механизмов, — чем больше несовпадение, тем больше неудовлетворенность существующей ситуацией).

В рисунках (по Л. Корману) анализируют:

а) графическое качество (характер линий, пропорции фигур, использование пространства, аккуратность);

б) формальную структуру (динамичность рисунка, расположение членов семьи), содержание (анализ смысла рисунка).

Параллельно с традиционным проведением обследования (чтение и выполнение задания) предлагают специальные вопросы, подталкивающие испытуемого к обсуждению темы отношений в семье (например, «Кто в семье самый плохой?»), предусматривающие прямой положительный или отрицательный выбор (например, «Отец задумал поездку в автомобиле, но в нем не хватает места для всех. Кто останется дома?»), а также вопросы, уточняющие в процессе беседы смысл нарисованной ситуации для ребенка.

«Рисунок семьи» доступен и детям с пониженным интеллектуальным развитием. Анализ таких рисунков, выполненных учащимися вспомогательной школы, показывает, что дети «читают» свои рисунки, вкладывая в них определенное эмоциональное содержание. Характерно, что они адекватно осознают и оценивают свое одиночество в семье, улавливают симпатии и антипатии к себе со стороны членов семьи, передают в рисунке отношение к членам семьи. Так в рисунках были показаны ситуации отдаленности, отчужденности детей от родителей: образ «Я» помещался вдали от остальных членов семьи, а в одном случае ребенок изобразил себя лежащим высоко на шкафу, в то время как другие члены семьи располагались вместе в комнате; дети изображали себя в стороне от своих братьев и сестер, причем характерен тот факт, что у несимпатичных членов семьи (отчим, брат и т.д.) дети не рисовали лиц. В «рисунке семьи» строгие родители изображались большими, а сам ребенок – очень маленьким.

Техника «Рисунка семьи» в отечественной психологии нашла применение в клинических исследованиях А.И. Захаровым [12] предложен вариант методики, состоящий из двух заданий. Для выполнения первого из них ребенку нужно нарисовать в четырех «комнатах», расположенных «на двух этажах» по одному из членов семьи, включая себя. При интерпретации рисунка обращается внимание на размещение членов семьи по этажам и на то, кто из них находится с ребенком (т.е. эмоционально более близок). Второе задание – выполнение рисунка в свободной форме без каких-либо дополнительных инструкций.

Методика «рисунка семьи» доступна и удобна в применении в условиях психологического консультирования, обладает значимостью с точки зрения выбора тактики деятельности психолога-консультанта по психологической коррекции нарушений межличностных отношений, т.к. дает представление о субъективной оценке ребенком своей семьи, своего места в ней, о его отношениях с другими членами семьи. В рисунках дети могут выразить то, что трудно бывает высказать словами, т.е. язык рисунка более открыто и искренне предает смысл изображенного, чем вербальный язык.

Вследствие привлекательности и естественной заданий эта методика способствует установлению хорошего эмоционального контакта психолога с ребенком, снимает напряжение, возникающее в ситуации обследования. Особенно продуктивно применение рисунка семьи в старшем дошкольном и младшем школьном возрасте, т.к. полученные с помощью этого результаты мало зависят от способности ребенка вербализовать свои переживания, от его способности к интроспекции, от способности «вжиться» в воображаемую ситуацию, т.е. от тех особенностей психической деятельности, которые существенны при выполнении заданий, основанных на вербальной технике.

в) Рисунок школы.

Личностно-ориентированное обучение предполагает прежде всего активизацию внутренних стимулов учения. Такой внутренней побудительной силой является мотивация учения.

Разработаны различные способы изучения школьной мотивации учащихся начальных классов. Один из них – «Рисунок школы».

Детям предлагается сделать рисунки на тему «Что мне нравится в школе». Несоответствие рисунков теме указывает на:

а) мотивационную незрелость ребенка, отсутствие у него школьной мотивации и преобладание других, чаще всего игровых мотивов (в этом случае дети рисуют машины, игрушки, военные действия, узоры и т.п.);

б) детский негативизм, такое поведение свойственно детям с завышенным уровнем притязаний и трудностями приспособления к школьным требованиям (ребенок упорно отказывается рисовать на школьную тему и рисует то, что он лучше всего умеет и любит рисовать);

в) непонимание и неверное истолкование задачи, чаще всего это свойственно детям с задержкой психического развития (дети ничего не рисуют или копируют у других детей сюжеты, не имеющие отношения к данной теме). Такие ситуации оцениваются в 0 баллов.

При соответствии рисунков заданной теме учитывается их сюжет:

а) учебные ситуации свидетельствуют о высокой школьной мотивации, учебной активности и наличии у школьника познавательных мотивов (30 баллов);

б) ситуации не учебного характера с внешними школьными атрибутами свойственны детям с положительным отношением к школе по внешней мотивации (20баллов);

в) игровые ситуации в школе свойственны детям с положительным отношением к школе, но преобладанием игровой мотивации (10 баллов).

При проведении исследовательской работы наблюдение происходило по принятой исследователем программе. Результаты наблюдений фиксировались в анкетах, протоколах, бланках и других документах. В данной работе использовался способ группировки первичных данных.

Зафиксированные в документах учета сведения представляют тот первичный фактический материал, который нуждается в соответствующей обработке. Обработка начинается с упорядочения (систематизации) собранных данных. Процесс систематизации результатов массовых наблюдений, объединения их в относительно однородные группы по некоторому признаку называется группировкой. Группировка позволяет представить первичные данные в комплексном виде, выявить связь между ними.

Наиболее распространенной формой группировки данных являются статистические таблицы. В данной работе использовались простые таблицы, составляющиеся, когда одна группа вариант сопоставлялась другой. Применялись вариационные ряды и их графики, которые давали наглядное представление о варьировании признаков. Но они недостаточны для полного описания варьирующих объектов. Поэтому использовались особые логически и теоретически обследованные показатели, к которым прежде всего относятся средние величины. Средние величины обладают уже большей устойчивостью, способностью характеризовать целую группу однородных единиц (средним) числом нежели, индивидуальные числовые характеристики.

Средние величины абстрактны, но вполне понятны и ощутимы. Главное их достоинство состоит в том, что они аккумулируют (уравновешивают) все индивидуальные отклонения. Это характеризует качественное своеобразие варьирующего объекта и позволяло отличить один групповой объект от другого.

Для описания варьирующих объектов в этой работе применялась средняя величина – среднее арифметическое. Простая средняя арифметическая определяется, как сумма всех членов совокупности, деленная на их общее число:

n – общее число вариант;

S- знак суммирования вариант от первой до варианты.

Для определения доверительно интервала результатов применялась формула:

Р=М ±s, где

s — среднее квадратичное отклонение;

, где

отклонений вариант от среднего показателя.

Коэффициент вариации:

К=s/М*100%.

Очень важно знать, насколько истинно отражают полученные практиком данные общую картину явления, насколько это типично. Вероятности, признанные достаточными для того, чтобы можно было уверенно судить о генеральных параметрах на основании выборочных характеристик, называются доверительными.

Следующим шагом в статистическом анализе, после определения характеристик вариационного ряда будет сравнение, проверка гипотез о разности или сходстве двух эмпирических выборок, о принадлежности полученной выборке генеральной совокупности.

По итогам проведенного обследования делалось обобщение полученных значений. Описательный метод позволил установить взаимосвязь между явлениями неподдающимися расчету.

Для реализации задач исследования был взят 1 класс МОУ –д/с № 481 г. Челябинска. Общее количество обследуемых составляло 27 человек. Возраст детей – 7-8 лет.

Наряду с оценкой интеллекта ребенка, его познавательной сферы предполагалось исследовать его эмоционально-личностные качества, а акже его субъективное мнение об отношениях к нему членов семьи и ее психологического климата. Установить взаимосвязь между уровнем интеллекта, успеваемостью, типом воспитания и школьной дезадаптацией, для того чтобы выявить причины и наметить пути предупреждения и коррекции школьной дезадаптации на первом году обучения в школе.

При проведении исследования для определения структуры интеллекта применялись подходы, которые бы позволяли ребенку наиболее полно раскрыть свои способности и возможности. Также как и для изучения эмоционально-личностных качеств проективными методиками был избран метод индивидуальной работы с каждым ребенком.

Чтобы реализовать задачи нашего исследования, была введена контрольная группа, которая по своим характеристикам отличалась от детей с расстройствами школьной адаптации в первую очередь по уровню успеваемости.

Группа детей дезадапртированных и контрольная группа обследовались с учетом их индивидуально-личностных особенностей, которые позволяли им в полной мере раскрыть свои потенциальные возможности. Также в целях исследования преобладающего типа воспитания проводилась индивидуальная работа с родителями, обследуемых детей.

II .2. Результаты экспериментального исследования.

1. Общая характеристика обследуемого контингента.

Как уже указывалось ранее, группа обследуемых состояла из учеников 1 класса МОУ-д/с №481 г. Челябинска. В выборе контингента мы руководствовались тем, что класс был сформирован из детей с низким уровнем готовности к школе, обнаруженным школьным психологом в результате экспериментально-психологического обследования и собеседования при приеме в первый класс. Класс состоит из 8 девочек и 19 мальчиков. Всего 27 человек. В результате опроса родителей и учителя было установлено, что у 22% семей исследуемых детей достаточно тяжелое материальное положение, у 22% — высокий достаток, а у 56% — средний уровень жизни. В 18%семей наблюдается алкоголизация родителей (чаще всего отца). 18% — неполных семей.

Практически все дети имеют проблемы межличностного общения, в классе довольно часто возникают конфликтные ситуации, для разрешения которых в подавляющем большинстве случаев дети прибегают к физической силе.

В начале исследования были выделены две группы детей по уровню успеваемости. При этом мы основывались на том, что одним из самых важных критериев дезадаптации является неуспеваемость, общая или по отдельным предметам.

Чуть позже вторую группу детей с проблемами адаптации разбили еще на две в соответствии с показателем общего уровня интеллекта.

В конечном итоге для исследования было сформированы три группы:

1 группа – контрольная; хорошо адаптировавшиеся к школьным условиям, успешно обучающиеся дети (всего 10 человек – 5 мальчиков и 5 девочек).

2группа – экспериментальная; яркое проявление дезадаптации, выражающееся в низкой успеваемости при достаточно хорошем уровне интеллекта (7 мальчиков).

3 группа – экспериментальная; дети, плохо обучающиеся, со сниженным уровнем интеллектуально-познавательной деятельности (всего 10 человек – 3 девочки и 7 мальчиков).

В первой группе 10% детей из семей с тяжелым материальным положением; 30% — из семей с высоким достатком.

Во второй группе 1 ребенок из семьи с тяжелым материальным положением (14%); 1 ребенок из алкоголизированной семьи (14%); 42% детей из семей, имеющих высокий достаток.

В третьей группе 40% детей из низко обеспеченных семей; в 40% случаев в семьях наблюдается злоупотребление алкоголем.

Также были изучены медицинские карты обследуемых детей, серьезных патологий не обнаружено. Какая-либо закономерность в распределении детей по степени их здоровья и по факту полных неполных семей не была установлена.

2. Исследование интеллекта.

Одним из критериев и проявлений школьной дезадаптации является успеваемость или точнее неуспеваемость детей. Предполагается, что уровень успеваемости в очень большой степени обусловлен уровнем интеллектуального развития. Поэтому первой задачей нашего исследования явилось изучение состояния интеллектуально-познавательной деятельности школьников 7-8 лет с различной степенью успешности обучения, т.е. основной и контрольной группы. Для исследования мы использовали методику Д. Векслера.

В результате сравнения общего показателя интеллекта обнаружилось, что часть детей из основной группы (с низкой успеваемостью) имеет тот же уровень интеллектуального развития, что и дети из контрольной группы.

На этом этапе исследования мы выделили третью группу:

1 группа – с высокой успеваемостью и высоким уровнем интеллекта (IQ – 128-153).

2 группа – с низкой успеваемостью и хорошим уровнем интеллекта (IQ – 128-139).

3 группа – с низкой успеваемостью и сниженным уровнем интеллекта (низкая форма) (IQ – 85-121).

Таблица 1. Средние показатели вербального, невербального и общего интеллекта.

1 группа 2 группа 3 группа
BIQ 137,3 133,7 107
HIQ 132,4 124,1 109,8
OIQ 138,3 132 109,4

Результаты сравнительного анализа усредненных по группам показателей вербального, невербального и общего интеллекта (Табл.1) показали, что в первой и второй группах выше уровень вербального интеллекта, но во второй группе показатель невербального интеллекта снижен по сравнению с вербальным на 7%, а в первой этот разрыв составляет лишь 3,5%, что в 2 раза меньше. В третьей же группе наблюдается снижение вербального показателя по сравнению с невербальным на 2,6%. Это может говорить о снижении общего культурного уровня испытуемых третьей группы и может быть даже о микро социальной депривации.

Шкальная

оценка

20


18


16


14

12

10

8

6

4

2

Субтесты

0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Рисунок 1. Среднегрупповые интеллектуальные профили

где,

1 группа детей

2 группа детей

3 группа детей

На рисунке 1 мы приводим профили всех трех групп, что позволяет провести сравнительный анализ по всем субтестам. Рисунок показал, что профили первой, второй групп по многим субтестам дублируют друг друга. Отсюда видим, что дети с низкой и высокой успеваемостью имеют практически равные интеллектуальные способности.

Таблица 2. Процентное отношение средних шкальных оценок групп по отдельным субтестам.

Субтесты 1 группа 2 группа 3 группа
1. Осведомленность 100 96,7 68,4
2. Понятливость 100 97,9 65,7
3. Арифметический 100 95,5 75,3
4. Сходства 100 95,7 76,7
5. Словарь 100 98,5 69
6. Повторение цифр 100 79,8 72,6
7. Недостающие детали 100 102,1 84,3
8. Последовательные картинки 100 81,4 59,9
9. Кубики Косса 100 98,3 85,6
10. Складывание фигур 100 95,8 88
11. Шифровка 100 84 71,5

Наибольшие расхождения этих профилей мы можем наблюдать по субтестам(Табл.2):

1. «Повторение цифр» – 20%

2. «Шифровка» – 20%

3. «Последовательность картинки» – 18%

Эти результаты свидетельствуют о том, что у детей 2 группы наблюдается снижение концентрации внимания и уровня оперативной памяти, внутренней тревоги и утомляемости, а также снижение уровней зрительной памяти, обучаемости, визуально-моторной координации, также наблюдаются затруднения в установлении пространственно-временных и причинно-следственных связей, недостаток житейского опыта, снижение способности к организации фрагментов в логическое целое, пониманию и предвосхищению событий. Все это может быть следствием недостаточного внимания со стороны родителей к воспитанию и развитию детей 2 группы в более раннем детстве.

При сравнении профилей 1 и 3 групп мы наблюдаем существенные различия как по уровню, так и по общей конфигурации.

Если отклонения показателей 2 группы от 1 колебались от 1,5% до 20,2%, то отклонения показателей 3 группы лежат в диапазоне 12%-40,1%.

Наибольшие изменения наблюдаются по следующим субтестам:

1. «Последовательные картинки» — 40%

2. «Понятливость» — 36,3%

3. «Осведомленность» — 31,6%

4. «Словарь» — 31%

Это свидетельствует, в первую очередь, о социальной дезадаптации испытуемых, о сниженной способности к суждению, пониманию общественных норм, о снижении уровня абстрактного мышления, способности к организации знаний и формулировкам понятий, о низком уровне способности устанавливать пространственно-временные и причинно-следственные связи, пониманию и предвосхищению событий. Плохо развитое перцептивное внимание.

Например, на вопрос: «Сколько дней в неделе?» 2 человека из третьей группы не смогли дать ответ. На вопрос: «Для чего человеку нужен желудок?» во второй группе ответили 71%, а в третьей – лишь 30% опрошенных.

По субтесту «Последовательные картинки» 40% детей из третьей группы выполнили не более 2-х заданий.

При работе с субтестом «Понятливость» на вопрос: «Что ты будешь делать, если потеряешь игрушку своей подруги?» Женя Н. упорно отвечала, что ее будут ругать. На вопрос: «Что ты будешь делать, если порежешь палец?» Наташа Ж. сказала: «Ничего, пойду домой…» Она же мех определяет следующим образом: «Его вяжут…», а «Чепуха – это когда говорят грубость», «Осел – это предмет».

Это все может свидетельствовать о микро социальной депривации детей третьей группы, что подтверждает наши предположения, сделанные после анализа показателей интеллекта.

Мы посчитали необходимым произвести статистическую обработку данных по некоторым наиболее показательным субтестам, таким как «Последовательные картинки» и «Повторение цифр».

3 группа.

Среднее арифметическое – 9

Среднее квадратичное отклонение s=2,49

min значение – 7

max значение – 15

Коэффициент вариации – 24%, что говорит о средней выраженности неоднородности выборки в проявлении данного признака в третьей группе детей с низкой интеллектуальной нормой.

Индивидуальные значения (min – 7, max -15) распределяется следующим образом: в зону средних значений (М±s; 7,81-12,79) попали индивидуальные значения восьми респондентов, что составило 80% от общего числа экспериментальной выборки. В зону наибольших значений (М±2s; 13-15,28) попали индивидуальные значения 2-х респондентов, что составило 20% от общего числа экспериментальной выборки.

В зоне наименьших значений (М-2s; 4,02-7) не выявлено индивидуальных значений.

Следовательно, кривая нормального распределения данного признака в третьей группе смещена в сторону наибольших значений.

2 группа дезадаптированных детей с хорошим уровнем интеллекта.

Среднее арифметическое – 14

Среднее квадратичное отклонение s=2,58

min значение – 11

max значение – 18

Коэффициент вариации – 18%, что говорит о средней выраженности неоднородности выборки в проявлении данного признака во второй группе детей с хорошим уровнем интеллекта.

Индивидуальные значения (min – 11, max -18) распределяется следующим образом: в зону средних значений (М±s; 11,42-16,58) попали индивидуальные значения четырех респондентов, что составило 57% от общего числа экспериментальной выборки. В зону наибольших значений (М±2s; 17-19,16) попали индивидуальные значения двух респондентов, сто составило 29% от общего числа экспериментальной выборки.

В зону наименьших значений (М-2s; 8,84-11) попало индивидуальное значение одного респондента, т.е. 14% от общего сила экспериментальной выборки.

Следовательно, кривая нормального распределения данного признака во второй экспериментальной группе смещена в сторону наибольших значений.

3 контрольная группа.

Среднее арифметическое – 17,2

Среднее квадратичное отклонение s=2,78

min значение – 12

max значение – 20

Коэффициент вариации – 16%, что говорит о самой низкой из всех трех групп выраженности неоднородности выборки в проявлении данного признака.

Индивидуальные значения (min – 12, max –20) распределяется следующим образом: в зону средних значений (М±s; 14,42-19,98) попали индивидуальные значения пяти респондентов, что составило 50% от общего числа контрольной выборки. В зону наибольших значений (М±2s; 20-22,76) попали индивидуальные значения трех респондентов, что составило 30% от общего числа контрольной выборки.

В зону наименьших значений (М-2s; 11,64-14) попали два респондента – 20% от общего числа выборки.

Следовательно, распределение индивидуальных значений в контрольной выборке в большей степени соответствует закону нормального распределения по сравнению с экспериментальными выборками. Наименьшее соответствие нормальному распределению наблюдается в третьей группе (низкая интеллектуальная норма). Распределение индивидуальных значений в выборке второй группы практически такое же, как и контрольной. Среднее арифметическое значение в контрольной и второй группах соответствует стандартным нормам по субтесту «Последовательные картинки» для данного возраста, что обусловило нормальное распределение признака, несмотря на малое количество респондентов. Среднее арифметическое в третьей экспериментальной группе немного ниже норм, принятых для данного возраста и это может говорить о некотором недоразвитии данных функций интеллекта у детей, отнесенных к этой категории.

Анализ результатов данных психодиагностического обследования по субтесту «Повторение цифр» позволяет выявить следующее:

Третья экспериментальная группа детей с низкой интеллектуальной нормой.

Среднее арифметическое – 9

Среднее квадратичное отклонение s=1,94

min значение – 7

max значение – 13

Коэффициент вариации – 21%, что говорит о средней выраженности неоднородности выборки в проявлении данного признака в третьей группе детей с низкой интеллектуальной нормой.

Индивидуальные значения (min – 7, max –13) распределяется следующим образом: в зону средних значений (М±s; 7,06-10,94) попали индивидуальные значения семи респондентов, что составило 70% от общего числа экспериментальной выборки. В зону наибольших значений (М±2s; 11-12,88) попали индивидуальные значения одного респондента, что составило 10% от общего числа экспериментальной выборки.

В зону наименьших значений (М-2s; 5,12-7) попали два респондента 20% общей выборки.

Следовательно, кривая нормального распределения данного признака в третьей экспериментальной группе смещена в сторону наименьших значений.

Вторая экспериментальная группа.

Среднее арифметическое – 9,9

Среднее квадратичное отклонение s=2,48

min значение – 7

max значение – 15

Коэффициент вариации – 25%, что говорит о средней выраженности неоднородности выборки в проявлении данного признака во второй группе.

Индивидуальные значения (min – 7, max –15) распределяется следующим образом: в зону средних значений (М±s; 7,42-12,38) попали индивидуальные значения пяти респондентов, что составило 71% от общего числа экспериментальной выборки. В зону наибольших значений (М±2s; 13-14,86) попали индивидуальные значения одного респондента, что составило 14% от общего числа экспериментальной выборки.

В зону наименьших значений (М-2s; 4,94-7) попал один респондент – 14% выборки.

Следовательно кривая нормального распределения данного признака во второй экспериментальной группе соответствует закону нормального распределения.

Первая контрольная группа.

Среднее арифметическое – 12,4

Среднее квадратичное отклонение s=1,42

min значение – 10

max значение – 14

Коэффициент вариации – 11%, что говорит об относительной однородности выборки в проявлении данного признака в контрольной группе.

Индивидуальные значения (min – 10, max –14) распределяется следующим образом: в зону средних значений (М±s; 10,98-13,82) попали индивидуальные значения шести респондентов, что составило 60% от общего числа экспериментальной выборки. В зону наибольших значений (М±2s; 14-15,24) попали индивидуальные значения трех респондентов, что составило 30% от общего числа экспериментальной выборки.

В зону наименьших значений (М-2s; 9,56-10) попал один респондент – 10% от числа экспериментальной выборки.

Следовательно, кривая нормального распределения данного признака в первой контрольной группе сильно смещена в сторону наибольших значений.

Это говорит о достаточно высоких потенциальных возможностях и «широкой зоне развития» в этой области, несмотря на достаточно высокий средний показатель в контрольной группе, в отличие от третьей экспериментальной группы, где наблюдается смещение в сторону низких показателей. Т.е. с этими детьми необходима долгая кропотливая работа по развитию таких функций интеллекта как память, сосредоточенность, внимание. Несмотря на достаточно низкий показатель по этому субтесту во второй группе картина более утешительна, т.к. распределение индивидуальных значений этой выборки соответствует закону нормального распределения.

Хочется отметить достаточную однородность всех групп в проявлении данных признаков.

3. Выявление наличия тревожности и агрессивности.

По нашему мнению, тревожность и агрессивность могут выступать как факторами, так и следствиями школьной дезадаптации. Достаточно высокий уровень школьной тревожности и, кстати, самооценки вообще характерны для периода поступления в школу, первых месяцев учебы. Однако, после адаптационного периода, продолжающегося от одного до трех месяцев, положение меняется: эмоциональное самочувствие и самооценка стабилизируются. Т.к. наше исследование проводилось в конце учебного года, то оно позволило выявить детей с подлинной школьной тревожностью. для исследования была использована проективная методика «Рисунок несуществующего животного».

При анализе рисунков было обнаружено, что очень часто повышенный фон агрессивности рисунка сочетается с изображением героев современных мультипликационных и художественных фильмов. Это позволяет предположить, что современная кино продукция негативно отражается на психике ребенка, особенно младшей возрастной группы.

Количественный анализ рисунка позволил выявит некоторые закономерности (Табл.3).

Таблица 3. Наличие тревожности и агрессивности в группах (в%).

1 группа 2 группа 3 группа
тревожность 60 85,7 60
агрессивность 20 85,7 60

Результаты, приведенные в таблице можно интерпретировать следующим образом: наибольший процент наличия тревожности наблюдается во втрой группе, это может выступать как фактор сильной школьной дезадаптации, связанной с неуспешным обучением. Вероятно, негативная реакция родителей на плохие оценки детей из второй группы (с хорошим уровнем интеллекта) вызывает ответную агрессивную реакцию, т.к. агрессивность в этой группе также имеет самый высокий показатель.

Результаты качественного анализа рисунков.

В первой конторольной группе, при оценке агрессивности, в первую очередь, учитывались устные комментарии испытуемых, например:

«Он злой, все ест, что встречается на его пути».

«Злой, убивает людей».

Два ребенка уточнили, что: «он убивает злых, плохих людей», «убивает, чтобы защитить своих друзей».

В качестве признака агрессивности учитывалось также наличие на рисунке острых шипов, зубов, когтей, общий эмоциональный фон.

О наличии тревожности свидетельствовало обилие деталей, штриховка, множество дополнений на рисунке.

В первой группе обследуемых выявлена в большинстве случаев защитная вербальная агрессия, проявляющаяся в основном в наличии зубов и в комментариях к рисунку.

во второй группе наряду с вербальной агрессией четко прослеживаются и другие ее формы:

— острые шипы, когти, направленные вверх, говорят о защите и агрессии против людей, реально имеющих возможность наложить запрет, ограничение, т.е. учителей и родителей;

— также встречается направленность защиты вниз – против насмешек, непризнания, боязни осуждения;

— защита боковая – недифференцированная опасливость, готовность к защите и самозащите любого порядка и в разных ситуациях.

Характер агрессивности у детей третьей группы имеет тенденции к защитной вербальной агрессии и недифференцированной опасливости.

Мы предполагаем, что истоки агрессивности в тех формах, в которых она присутствует во торой и третьей группах находится в семьях обследуемых. Агрессия в данном случае выступает в качестве защитной реакции на действия родителей. Агрессия в данном случае выступает в качестве защитной реакции на действия родителей. Это предположение, конечно, требует подтверждения, для получения которого нами была использована еще одна проективная методика «Рисунок семьи».

4. Выявление взаимосвязи мотивации и дезадаптации первоклассников.

Личностно-ориентированное обучение предполагает, прежде всего, активизацию внутренних стимулов учения. По изменениям этого параметра можно судить об уровне школьной адаптации ребенка, степени овладения учебной деятельностью и об удовлетворенности ребенка ею.

Школьную мотивацию мы также изучали с помощью проективной методики «Рисунок школы».

Результаты качественного анализа контрольной группы:

1. Высокая мотивация, учебная активность и наличие у школьников познавательных мотивов, т.е. когда на рисунке изображались учебные ситуации в 50% случаев.

2. Положительное отношение к школе, но с преобладанием игровой мотивации было отмечено в 20% случаев.

3. Негативное отношение к школе (школа изображена ночью, с плотно закрытыми или отсутствующими дверями, контур школы весь закрашен) отмечалось в 30% случаев.

Средний балл учебной мотивации в первой группе – 17.

Результаты качественного анализа второй экспериментальной группы:

1. Высокая мотивация отмечалась лишь у двух человек – 28% группы.

2. У всех остальных 72% отрицательное отношение к школе. Школа изображена без дверей, либо очень маленькая, а весь остальной рисунок занимает изображение стройки, детей, машин и т.д.

Средний балл учебной мотивации второй группы – 8,6.

Результаты качественного анализа третьей экспериментальной группы:

1. Высокая учебная мотивация лишь в одном случае – 10%.

2. положительное отношение к школе по внешней мотивации, т.е. изображаются школьные атрибуты – 10%.

3. Преобладание игровой мотивации – в 20% случаев.

4. Отрицательное отношение к школе (плотно закрытые двери, отсутствие таковых, заштрихованные окна, отказ рисовать) – 60%.

Средний балл учебной мотивации третьей группы – 7.

Также хотим отметить, что негативное отношение к школе в 100% случаев сочетается с повышенной тревожностью и низкой самооценкой.

Обобщая результаты этого исследования мы видим, что наименьший балл учебной мотивации принадлежит третьей группе. Это можно объяснить отсутствием стимулов к учению, которые, как правило, должны закладываться в семье, и общим снижением интеллектуальных способностей испытуемых.

Негативное отношение к школе у детей второй группы, скорее всего, вызвано психогенной ситуацией в семье и завышенными требованиями родителей, высказываемыми в жесткой форме.

5. Определение эмоционального климата в семье и зависимости между типом воспитания и школьной дезадаптацией ребенка.

В связи с полученными ранее результатами мы сделали предположение, что дезадаптированность ребенка в школе, отсутствие учебной мотивации, низкая успеваемость, снижение некоторых функций интеллекта, повышенная агрессивность и тревожность непосредственно связаны с психологическим климатом семьи, отношением членов семьи к ребенку и преобладающего типа воспитания в семье.

Тест «Рисунок семьи» дает представление о субъективной оценке ребенком своей семьи, своего места в ней, о его отношениях с другими членами семьи. В рисунках дети могут выразить то, что им трудно высказать словами, т.е. язык рисунка более открыто и искренне передает смысл изображенного, чем вербальный язык.

Качественный анализ результатов первой контрольной группы.

Разобщенность семьи наблюдается в 20% испытуемых (члены семьи расположены по разным углам рисунка, отделены друг от друга различными предметами).

В одном случае ребенок себя вообще не изобразил.

Таким образом, у 30% испытуемых выявлены проблемы взаимоотношений в семье.

Качественный анализ результатов второй экспериментальной группы.

Два человека наотрез отказались рисовать семью.

В трех случаях себя рисовали отдельно от всей семьи.

Максим М. нарисовал всех членов семьи кроме себя без кистей рук, можно интерпретировать как боязнь физического наказания. Этот вывод подтвердился в процессе дальнейшей работы с ребенком и его родителями.

В результате лишь у одного ребенка из этой группы не было обнаружено видимых проблем в семье.

Качественный анализ результатов третьей экспериментальной группы.

В одном случае было выявлено очень строгое отношение родителей к ребенку (их изображение было намного больше, чем изображение самого ребенка и его брата).

В двух случаях ребенок не нарисовал себя, это может говорить об отчужденности ребенка и, может быть, даже о его микро социальной депривации.

Иван К. себя и сестру изобразил в два раза больше, чем своих родителей, причем мать нарисовал в последнюю очередь, т.е. ребенок сознательно отделяет и уменьшает родителей, видимо не желая, признавать свою зависимость от них.

У 60% рисунков дети были отделены от остальных членов семьи животными, предметами, либо же отдалены на значительное расстояние, что может свидетельствовать о неблагоприятной обстановке в семье, отчужденности ребенка, недостаточном внимании к нему родителей.

Лишь один испытуемый из этой категории изобразил достаточно благополучную семью, где он держит за руку отца, а мать и сестра стоят рядом.

Таким образом, в этой группе наблюдается лишь 10% с благоприятным психологическим климатом. Прослеживается достаточно четкая взаимосвязь между уровнем школьной дезадаптации и состоянием семейных отношений.

Для уточнения полученных результатов мы провели исследования типов воспитания во всех группах по методике А.Я. Варга, В.В. Столина. Результаты приведены в Табл.4.

Таблица 4. Преобладание того или иного типа воспитания в обследуемых группах (в%).

Тип воспитания 1 группа 2 группа 3 группа
«кооперация» 60 - -
«симбиоз» 20 29 50
«авторитарная гиперсоциализация» 20 14 10
«инфантилизация» - 57 40

Из этой таблицы видно, что в первой контрольной группе преобладает тип воспитания «кооперация» — сознательно желательный образ родительского отношения. Т.е. родитель заинтересован в делах и планах ребенка, старается во всем помочь ребенку, сочувствует ему. Родитель высоко оценивает интеллектуальные и творческие способности ребенка, испытывает чувство гордости за него. Он поощряет инициативу и самостоятельность ребенка, старается быть с ним на равных. Родитель доверяет своему ребенку, пытается встать на его точку зрения в спорных вопросах.

В остальных 40% случаев, несмотря на преобладание таких типов воспитания как «Симбиоз» и «Авторитарная гиперсоциализация», на втором месте с большим отрывом присутствует «Кооперация».

Во второй группе, напротив, «Кооперация» отсутствует, преобладает в 57% случаев тип воспитания «Маленький неудачник», т.е. в родительском отношении имеются стремления инфантилизировать ребенка, предписать ему личную и социальную несостоятельность. Родитель видит ребенка младшим по сравнению с реальным возрастом. Интересы, увлечения, мысли и чувства ребенка кажутся родителям детскими, несерьезными. Ребенок представляется не приспособленным, не успешным, открытым для других влияний. Родитель своему ребенку не доверяет, досадует на его не успешность и неумелость. В связи с этим родитель старается оградить ребенка от трудностей жизни и строго контролировать его действия.

Вполне естественно, что при таком отношении к ребенку со стороны родителей падает его самооценка, повышается тревожность и агрессивность – как защитная реакция на недоверие, контроль и неверие в его способности. Ребенок, которому каждый день дают понять очень значимые для него люди – родители, что он не способен учиться, ничего не умеет и ничего не достигнет в жизни, не может учиться хорошо, даже имея необходимые для этого способности. Его как бы программируют на неуспех. Раз и навсегда решив, что их ребенок «неудачник», родители не уделяют должного внимания его развитию и обучению, но считают своим долгом ругать за каждый проступок, за каждую плохую оценку. Все это приводит к дезадаптации ребенка в школе.

В третьей группе преобладает тип воспитания «Симбиоз», т.е. родитель стремится к симбиотическим отношениям с ребенком. Содержательно эта тенденция описывается так – родитель ощущает себя с ребенком единым целым, стремится удовлетворить все потребности ребенка, оградить его от трудностей и неприятностей жизни. Родитель постоянно ощущает тревогу за ребенка, ребенок кажется ему маленьким и беззащитным. Тревога родителя повышается, когда ребенок начинает автономизироваться в силу обстоятельств, т.к. по своей воле родитель не предоставляет своему ребенку самостоятельности никогда.

Подобная гиперопека приводит к тому, что ребенок не в состоянии принимать самостоятельные решения. Попустительство и вседозволенность формируют безответственность, затрудняют развитие произвольности в поведении. Все это на фоне сниженного интеллектуального развития также ведет к школьной дезадаптации, но без таких ярких проявлений, как во второй группе.

Итак, одна из главных причин школьной дезадаптации в младших классах связана с характером семейного воспитания. Если ребенок приходит в школу из семьи, где он не чувствовал переживание «мы», он и в новую социальную общность – школу – входит с трудом. Бессознательное стремление к отчуждению, непринятие норм и правил любой общности во имя сохранения неизменного «я» лежит в основе школьной дезадаптации детей, воспитанных в семьях с несформированным чувством «мы» или в семьях, где родителей от детей отделяет стена отвержения, безразличия.

Другая причина школьной дезадаптации младших школьников заключается в том, что трудности в учебе и поведении осознаются детьми в основном через отношение к ним учителя, а причины возникновения часто связаны с отношением к ребенку и его учебе в семье.

6. Определение принципов психопрофилактики школьной дезадаптации.

Психопрофилактика – это система предупредительных мер, связанных с устранением внешних причин, факторов и условий, вызывающих те или иные недостатки в развитии детей.

Основываясь на результатах проведенного исследования, попробуем определить основные принципы психопрофилактики школьной дезадаптации:

1. Комплексный и системный подход к диагностике, профилактике и коррекции.

2. Учет возрастных индивидуально-личностных особенностей ребенка и специфики социально-педагогической ситуации развития ребенка.

3. Опора на положительное в личности ребенка и ориентация на гармонизацию ее развития.

4. Единство и взаимодополняемость психологических и педагогических методов.

Результаты нашего исследования показали, что причины школьной дезадаптации независимо от уровня интеллектуального развития ребенка, что тоже немаловажно, кроются прежде всего в структуре семейных отношений. Также очень существенным является, насколько ребенок пришел подготовленным к школе. В связи с этим для профилактики школьной дезадаптации на первом году обучения прежде всего необходимо проводить работу по подготовке детей к школе, обращая особое внимание на развитие навыков общения и общей социальной культуры.

Если все же школьная дезадаптация имеет место, следует определить ее причины для того, чтобы выбрать правильное направление коррекционной работы. Как мы уже говорили, причины эти могут быть сложны и многообразны. Исходя из причин будут и разные проявления школьной дезадаптации:

1. Неприспособленность к предметной стороне учебной деятельности, причинами которой являются недостаточное интеллектуальное и психомоторное развитие ребенка, отсутствие помощи со стороны родителей и учителей. В качестве коррекционных мероприятий могут выступать специальные беседы с ребенком, в ходе которых надо установить причины нарушений учебных навыков и рекомендации родителям.

2. Неспособность произвольно управлять своим поведением. причиной является неправильное воспитание в семье (отсутствие внешних норм, ограничений). В качестве коррекции – работа с семьей; самоанализ поведения учителя с целью предотвратить возможное неправильное поведение.

3. Неспособность принять темп школьной жизни (чаще встречается у соматически больных детей с задержками развития, слабым типом нервной системы). Причины: неправильное воспитание в семье (по типу авторитарной гиперсоциализации) или игнорирование взрослыми индивидуальных особенностей детей. Для исправления ситуации необходима работа, прежде всего с семьей, определение оптимального режима нагрузки ученика.

4. Школьный невроз, или «фобия школы», — неумение разрешить противоречие между семейными и школьными «мы». Причины: ребенок не может выйти за границы семейной общности – семья не выпускает его (чаще это у детей, родители которых бессознательно используют их для решения своих проблем). Необходима в качестве коррекционного мероприятия семейная терапия или групповые занятия для детей в сочетании с групповыми занятиями их родителей.

Выводы по второй главе.

Произведенное целенаправленное сравнительное исследование двух групп дезадаптированных детей (с хорошим уровнем интеллекта и низкой интеллектуальной нормой) с контрольной группой того же возраста хорошо адаптировавшихся в школе детей позволило выявить основные психологические аспекты школьной дезадаптации у детей первого класса.

1. Изучая особенности познавательной интеллектуальной деятельности детей всех трех групп, мы обнаружили, что дети одной из дезадаптированных групп имеют практически такие же интеллектуальные способности, как и дети контрольной группы. Их профили существенно отличаются лишь по трем субтестам: «повторение цифр», «Шифровка», «Последовательные картинки». Это позволяет сделать вывод о недостаточности внимания со стороны родителей к обучению таких детей. У третьей группы наблюдалось преобладание невербального интеллекта, что может свидетельствовать о социальной депривации.

2. Корреляция уровня интеллектуального развития и успеваемости показала, что между ними отсутствует однозначная прямо пропорциональная зависимость. Вследствие чего, дети с достаточно высокими показателями уровня интеллекта могут быть как адаптированы так и дезадаптированы в школьной среде.

3. Был установлен повышенный фон агрессивности и тревожности в дезадаптированных группах по сравнению с контрольной, особенно ярко эти факторы проявлялись во второй группе детей с хорошим уровнем интеллекта, что может говорить скорее о социальных причинах школьной дезадаптации этих детей.

4. Исследование учебной мотивации показало, что в группах детей со школьной дезадаптацией преобладает негативное отношение к школе. Таким образом, отсутствие учебной мотивации у детей начальной школы может выступать одним из критериев школьной дезадаптации. Это может быть использовано в первую очередь для диагностики школьной дезадаптации.

5. Изучение психологического климата в семье и определение типов воспитания позволило сделать выводы о том, что самым неблагоприятным, приводящим к школьной дезадаптации являются типы воспитания «Маленький неудачник» и «Симбиоз». Следовательно, при работе с дезадаптированными детьми в первую очередь следует обращать внимание на отношение к ребенку в семье и его коррекцию.

6. Одним из главных принципов профилактики школьной дезадаптации является многофакторность подхода к профилактике, диагностике и коррекции, требующая учета психических, психофизиологических и социальных факторов.

Литература.

1. Божович Л.М. Личность и ее формирование в детском возрасте. М.;1968.

2. Бурлачук А.Ф., Морозов С.М. Словарь справочник по психологичекой диагностике. Киев;1989.

3. Безруких М.М., Ефимова С.П. Знаете ли вы своего ученика? – М.: Просвещение, 1991. – 176с.

4. Выготский Л.С. Собрание сочинений: В 6т. М.; 1982.

5. Введение в психодиагностику: Учебное пособие для студ. сред. пед. уч. заведений./ М.К. Акимова, Е.М. Борисова, Е.И. Горбачева и др., Под ред. К.М. Гуревича, Е.М. Борисовой, — 3-е изд., стер., — М.: Изд. центр «Академия», 2000. – 192с.

6. Гуревич К.М. Индивидуально психологические особенности школьников. М.; 1988.

7. Гуткина Н.И. Психологическая готовность к школе. – М.: Академический проект, 2000 – 3-е изд. перер. и дополн. – 184с.

8. Детская практическая психология: Учебник/ Под ред. проф. Т.Д. Марцинковской. – М.: Гардарики, 2000. – 255с.

9. Елфимова Н.В. Диагностика и коррекция мотивации учения у дошкольников и младших школьников. М., 1991.

10. Зобков В.А. Психология отношения и личности учащегося. Казань; 1992.

11. Кулагина И.Ю. Возрастная психология./ Развитие ребенка от рождения до 17 лет./ Учебное пособие. 3-е изд.- М.: Изд-во УРАО, 1997.-176с.

12. Менчинская Н.А. Проблемы учения и умственного развития школьника. – М.: 1989.

13. Материалы Российской научно-практической конференции по теме «Проблемы школьной дезадаптации» от 26-28 ноября 1996г., г. Москва.

14. Мухина В.С. Детская психология. – М.: ООО Апрель Пресс, ЗАО Изд-во ЭКСМО-ПРЕСС, 2000.- 352с.

15. Немов Р.С. Психология: Учебн. для студ. высш. учеб. пед. завед.: в 3 кн. – 3-е изд. – М.: Гуманитарный изд. центр ВЛАДОС, 2000. – кн.3: Психодиагностика. Введение в научное психологическое исследование с элементами математической статистики. – 640с.

16. Обухова Л.Ф. Возрастная психология. М.:1996.

17. Овчарова Р.В. Практическая психология в начальной школе. М.:1996.

18. Овчарова Р.В. Практическая психология в школе. М.: 1995.

19. Рогов Е.И. Настольная книга практического психолога: Учебн. пособие.: в 2 кн. – 2-е изд. перер., дополн., — М.: Гуманитарный изд. центр ВЛАДОС, 1999. – Кн. 1: Система работы психолога с детьми разного возраста.-384с.

20. Руководство практического психолога. Готовность к школе: развивающие программы.: Метод. пособие/ Н.В. Дубровина, Л.Д. Андреева, Т.В. Вохмятина и др., Под ред. И.В. Дубровиной, 5-е изд. – М.: Изд. центр «Академия», 1999.-96с.

21. Соколова В.Н. Отцы и дети в меняющемся мире. М.:1991.

22. Степанов С.С. Диагностика интеллекта методом рисуночного теста. М.:1994.

23. Сапогова Е.Е. Своеобразие переходного периода у детей 6-7 летнего возраста// Вопросы психологии. – 1968. №4 – с.36-43.

24. Токарева С.Н. Социальные и психологические аспекты семейного воспитания. МГУ, 1989.

25. Физиологические и психологические критерии готовности к обучению в школе// материалы симпозиума. М., 1977.

26. Хаментаускас Т.Т. Семья глазами ребенка. М.:1990.

27. Готовность к школе. Как родители могут подготовить детей к успешному обучению в школе. М.: 1992.

28. Шилов И.Ю. Фамилистика, Изд-во «Петрополис», Санкт-Петебург, 2000.

29. Чечет В.В. Умеем ли мы общаться с детьми. Минск, 1987.

30. Школа и психическое здоровье./ Под ред. С.М. Громбаха. – М., 1988.

31. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В.В. Семейная психотерапия. Львов, 1990.

еще рефераты
Еще работы по педагогике