Реферат: Борис Акунин и его герои

Вступление
В своем реферате я хотел бы рассказать о произведениях Григория Шалвовича Чхартишвили написанных им под псевдонимом «Борис Акунин» а именно о серии «приключения Эраста Фандорина»
Меня заинтересовала эта тема после прочтения книги «Левиафан» которая случайно попала ко мне в Турции теперь у меня есть вся серия. Понравились мне эти произведения своим быстро развивающимся сюжетом, непредсказуемостью а главное что отличает эти книги от обычных невыразительных детективов это великолепный русский язык и потрясающее знание эпохи.

«Такие разные романы,
Но ото всех вкусно пахнет
Великой русской литературой
Все развивается динамично,
По лучшим западным стандартам
Все на одном высшем уровне владения материалом
Как историческим так и литературным»

«Единственный детектив
Сочетающий остроумную
Парадоксальность сюжета
С блестящей стилизаторской манерой»

Это и многое другое говорят о романах Акунина ведущие российские и западные издания.

Борис Акунин





"Эссеист, литературный переводчик, беллетрист Григорий Шалвович Чхартишвили родился 20 мая 1956 года в Грузии. С 1958 года живет в Москве. Учился в школах № 23 и 36.
Под впечатлением от японского театра Кабуки поступил на историко-филологическое отделение Института стран Азии и Африки МГУ и стал японоведом.
Работал заместителем главного редактора журнала "Иностранная литература", однако в начале октября 2000 года ушел оттуда, чтобы заниматься исключительно беллетристикой.
Главный редактор 20-томной "Антологии японской литературы", председатель правления мега проекта "Пушкинская библиотека" (Фонд Сороса).
Автор книги "Писатель и самоубийство" (М.: Новое литературное обозрение, 1999), литературно-критических статей, переводов японской, американской и английской литературы (Юкио Мисима, Кэндзи Маруяма, Ясуси Иноуэ, Корагессан Бойл, Кобо Абэ, Такако Такахаси, Малкольм Брэдбери, Питер Устинов и др.) и беллетристических произведений, написанных под псевдонимом Борис Акунин (романы и повести серий "Приключения Эраста Фандорина", "Приключения сестры Пелагии" и "Приключения магистра")".
Составитель сборника наиболее ярких произведений современных западных беллетристов "Лекарство от скуки".

В 2000 году Б. Акунин был выдвинут на соискание премии "Smirnoff-Букер 2000" за "Коронацию", однако в число финалистов не вошел. В сентябре 2000 года на Московской книжной ярмарке был назван российским писателем года. Лауреат премии "Антибукер" за 2000 год за роман "Коронация".
Книги об Эрасте Фандорине вышли в Италии, Франции, Японии и, вероятно, в нескольких других странах тоже.

* "Приключения Эраста Фандорина"
"Азазель" - конспирологический детектив
"Турецкий гамбит" - шпионский детектив
"Левиафан" - герметичный детектив
"Смерть Ахиллеса" - детектив о наемном убийце
"Table-talk 1882 года"
Окончание "Table-talk 1882 года"
"Пиковый валет" (в кн. "Особые поручения") - повесть о мошенниках
"Декоратор" (в кн. "Особые поручения") - повесть о маньяке
"Статский советник" - политический детектив
"Коронация" - великосветский детектив
"Любовница Смерти" - декадентский детектив
"Любовник Смерти" - диккенсианский детектив
* "Приключения сестры Пелагии"
"Пелагия и белый бульдог"
"Пелагия и черный монах"
* "Приключения магистра"
"Алтын-толобас"
* "Чайка" (а вот, кстати, чеховская "Чайка")
* "Сказки для идиотов"
* "Старое Донское кладбище"
Б. Акунин также выступил в качестве составителя сборника самых ярких произведений знаменитых зарубежных беллетристов под названием "Лекарство от скуки".
Осенью 2000 года в Италии вышли "Азазель" и "Турецкий гамбит" на итальянском. "Азазель" стал в переводе "Зимней королевой" ("La regina d'inverno"), а "Турецкий гамбит" так им и остался: "Gambetto Turco". Какой успех они имеют в этой стране, не знаю, но на итальянских литературных сайтах Акунин упоминается часто.
Во Франции в марте 2001 года в издательстве Presses De La Cite вышел "Азазель" ("Azazel") и "Турецкий гамбит" ("Le gambit turc"). На французском, разумеется. Вот так выглядит обложка французского "Фандорина". На картинку можно кликнуть, и она увеличится. (Прошу извинить некоторую кривизну снимка.)
Кстати, если вы знаете французский, вам будет интересно почитать перевод первой главы "Азазеля".
Также "Азазель" переведен на японский. Получился "Адзадзеро".

Главный герой


Основные сведения
Имя: Эраст Петрович Фандорин
Дата рождения: 8 января 1856 года
Цвет волос: черные
Цвет глаз: голубые
Рост: два аршина восемь вершков, или 1,78 м
Телосложение: худощавый
Особые приметы: заикается (в сильном волнении или раздражении заикаться перестает), на виске шрам от пули доктора Линда.
Вредные привычки: курит сигары
Интересы, хобби: увлекается конструированием автомобилей и автогонками.
На каких языках говорит: английский, французский, немецкий, японский, турецкий.
Специальные навыки: печатает на пишущей машинке десяти пальцевым методом.
Образование: незаконченное среднее (или все же среднее?) до 1899 года. В 1899 году в Бостоне прошел экстерном курс инженера-механика. Тема дипломной работы - идея вседорожного мототрипеда.
Семейное положение: вдовец с 1876 г. В 1920 году (или раньше?) женился во второй раз. Во втором браке - сын Александр.
Проживает: Москва, М.Никитская, одноэтажный флигель усадьбы тестя, действительного статского советника Александра фон Эверт-Колокольцева.
Отец: отставной поручик Петр Исаакиевич Фандорин, скончался в 1875 г.
Мать: умерла рано, имя неизвестно
Братья-сестры: нет
Краткая биография
Потомственный дворянин, Эраст Петрович Фандорин девятнадцати лет остался круглым сиротой. Матери он сызмальства не знал, а отец пустил состояние на пустые прожекты и приказал долго жить. Разбогатев в железнодорожнуюю лихорадку, в банковскую лихорадку Петр Фандорин разорился и не оставил своему единственному сыну ничего кроме долгов. Гимназию Эраст Петрович не закончил и поступил в полицию коллежским регистратором.
В двадцать лет был произведен вне очереди в чин титулярного советника. Стал числиться в Министерстве иностранных дел, в действительности работая на Третье отделение.
24 сентября 1876 года женился на Елизавете Александровне фон Эверт-Колокольцевой, дочери действительного тайного советника, 1859 г.р. В день свадьбы юная жена Фандорина погибла от взрыва бомбы, принесенной в дом действительного тайного советника посыльным от леди Эстер.
В 1877-1878 гг. принимал участие в Русско-турецкой войне. Находился в плену у турок, свободу выиграл в нарды. После завершения войны отбыл в Японию на дипломатическую службу.
С 1878 г. - второй секретарь российского посольства в Японии.
В 1882-1891 гг. сначала в чине коллежского асессора, а затем статского советника служил чиновником особых поручений при московском генерал-губернаторе. После того как прежнего главу Москвы сменил на этом посту великий князь Симеон Александрович, Фандорин отказался от предложенного ему поста обер-полицеймейстера Москвы и подал в отставку.
С 1896 года жил в Париже, однако впоследствии вернулся в Россию, где женился на Елизавете Анатольевне которая в 1920 или 1921 году родила ему сына Александра, находясь уже в эмиграции в Англии.
Кавалер:
* Ордена св. Владимира 4 степени за дело "Азазель"
* Ордена св. Станислава 3 степени за дело "Турецкий гамбит"
* Ордена св. Анны 4 степени за дело "Алмазная колесница"
* Японских орденов Большой и Малой Хризантем

Имя и фамилия
Особенного внимания заслуживают имя и фамилия героя.
Упоминая в нескольких местах о происхождении Эраста Петровича, Б.Акунин пишет, что род Фандорина идет от крестоносцев, что предки его служили еще царю Михаилу Федоровичу Романову и что Фандорин - это искаженная, адаптированная, русифицированная фамилия фон Дорн.

"Это был весьма миловидный юноша, с черными волосами (которыми он втайне гордился) и голубыми (увы, лучше бы тоже черными) глазами, довольно высокого роста, с белой кожей и проклятым, неистребимым румянцем на щеках". (1876)
"Возраст - не более, чем лет двадцати. Рост двух аршин восьми вершков; телосложение худощавое; волосы черные прямые; бороды и усов нет и непохоже, чтобы брился; глаза ярко-голубые, узко посаженные, к углам немного раскосые; кожа белая, чистая; нос тонкий, правильный; уши прижатые, небольшие, с короткими мочками. Особая примета - на щеках не сходит румянец". (1876)
"Первое впечатление от Эраста Фандорина было такое: немногословен, сдержан, вежлив. На вкус Гоша слишком уж лощеный. Крахмальный воротничок торчит будто алебастровый, в шелковом галстуке жемчужная булавка, в петлице (фу ты-ну ты) алая гвоздика. Гладкий проборчик волосок к волоску, холеные ногти, тонкие черные усы словно углем нарисованы".(1878)
"Внимание привлекал не столько щегольский наряд пассажира, сколько импозантная, можно даже сказать, эффектная внешность. Молодой человек был высок строен, широкоплеч, на мир смотрел ясными голубыми глазами, ему необычайно шли тонкие подкрученные усики, а черные, аккуратно прическанные волосы имели странную особенность - интригующе серебрились". (1882)
"Сразу видно - особенный человек. Лицо красивое, гладкое, молодое, а вороные волосы на висках с сильной проседью. Голос спокойный, тихий, говорит с легким заиканием, но каждое слово к месту, и видно, что повторять одно и то же дважды не привык. Внушительный господин, ничего не скажешь". (1886)
"35 лет. Худощавого телосложения, высокого роста, брюнет, тонкие усики, седые виски, при разговоре заикается".
"...черные стрелки бровей...". (1891)
"Примерно на половине дороги к Эрмитажу нам повстречался элегантный господин средних лет. Он учтиво приподнял цилиндр, причем обнажились гладкие черные волосы и седые виски".
"Ваши усики прелесть что такое. И щипчиками не обрабатываете? А фиксатуаром?.. Боже, а какие у вас ресницы! Кажется, ничего бы не пожалел за такие длинные, черные, изогнутые на концах. Это ведь натуральный цвет?"
"Фандорин скептически приподнял красивую, будто нарисованную бровь".
".. его аккуратный пробор, сохранивший безукоризненность, несмотря на все приключения и потрясения".
"... сильные, тонкие пальцы..." (1896)


Род русских Фандориных начался с Корнелиуса фон Дорна. От него до Эраста Петровича (включительно) - 8 поколений:
1. Корнелиус фон Дорн (он же - Корней Фондорнов или Фондорин), основатель российской ветви рода фон Дорнов.
2. Никита Корнеевич Фондорин. Долгое время служил личным секретарем графа Андрея Артамоновича Матфеева, петровского посланника при различных европейских дворах. Матерью Никиты была дочь боярина Артамона Сергеевича Матфеева Александра Артамоновна; бабушкой - шотландка, урожденная Гамильтон.
3. Иларион Никитич Фандорин (Ларион Фандорин), бригадир, в наследство от которого потомкам достались часы-луковица с застрявшими в них турецкой пулей.
4. Даниил Иларионович Фандорин (Данила Фандорин), состоявший при великой императрице в должности камер-секретаря. Ему принадлежала записка, в которой императрица, предположительно в июне 1762 года, собственноручно начертала всего два слова, но зато каких! "Вечно признательна".
5. Самсон Даниилович Фандорин.
6. Исаакий Самсонович Фандорин, канцелярист Московского архива министерства юстиции, создавший генеалогическое древо рода Фандориных с подробными комментариями. Приходился Эрасту Петровичу дедом.
7. Петр Исаакиевич Фандорин, отец Эраста Петровича. Разбогател в железнодорожную лихорадку, в банковскую лихорадку разорился. Преставился от удара в 1866 году.
8. Эраст Петрович Фандорин.
Известно лишь о двух потомках Эраста Петровича:
* Александр Эрастович Фандорин, сын. Врач, светило эндокринологии, без пяти минут кандидат на Нобелевскую премию. Погиб вместе с женой Анной во время крушения парома "Христиания" в 1994 году.
* Николай Александрович Фандорин, внук.
Четверо Фандориных учились в Московском университете.
1. Даниил Иларионович (один из первых студентов)
2. Самсон Даниилович
3. Исаакий Самсонович
4. Петр Исаакиевич
Гимназия, в которой учился Петр Исаакиевич Фандорин находилась в Доме Пашкова


Основоположник российской ветви рода фон Дорнов-Фандориных, Корнелиус фон Дорн родился в немецком герцогстве Вюртемберг, в дворянском поместье Теофельс, в 1650 году.
Особые приметы - на лбу, возле левого виска, полукруглый шрам от копыта.
С 15 лет служил наемником в армиях разных стран. Начал рейтаром, затем стал корнетом, в 23 года выкупил лейтенантский патент. За это время он успел 2 года прослужить французам, полгода мекленбургскому герцогу, затем шведам, затем год датчанам, затем вольному городу Бремену, польскому королю, снова датчанам. После этого попал в плен к голландцам и воевал за них против французов.
Весной 1675 года в Амстердаме был завербован "русским фюрстом" Тулуповым в русскую армию на четыре года. По прибытии в мае в Россию выяснилось, что чин капитана, обещанный Тулуповым, - обман.
Произвел хорошее впечатление на боярина Артамона Сергеевича Матфеева, первого министра русского царя Алексея Михайловича, и капитаном все же стал. Служил в доме Матфеева начальником охраны.
Спустя год или два после приезда в Москву женился на дочери Матфеева Александре Артамоновне.
В мае 1682 года Корнелиус оставил в волжском городе Кромешники завещание малолетнему сыну Никите. Погиб в том же месяце: был кинут на копья вместе с Артамоном Сергеевичем Матфеевым во время майского мятежа стрельцов.

К родословной Корнелиуса фон Дорна:
Братья и сестры: Клаус (наследник родового поместья), Андреас (аббат), Фердинанд; Марта, Грета.
Тео-Крестоносец, первый из рода, придумал девиз: Honor primum, alia deinde (Сначала честь, остальное потом).
Прапрадед Корнелиуса Тибо-Монтесума вернулся из Мексики с повозкой ацтекского золота. Вызвав дерзкими речами гнев императора Карла, остался и без золота, и без головы.
Двоюродный дед Ульрих-Красавчик стал фаворитом вдовствующей герцогини Альтен-Саксенской. Влюбился в бесприданницу, покинул княжеский дворец и окончил свои дни в бедности.

Внук Эраста Петровича Фандорина, Николай Александрович Фандорин (Nicholas A. Fandorine) родился в начале 1960-х годов в Лондоне. Точный год его рождения неизвестен, известно лишь, что в 1995 году ему "до сорока еще вон сколько" было.
Магистр истории, специалист по истории России девятнадцатого века.
Отец - Александр Эрастович Фандорин (1920 или 1921 - 1994), эндокринолог, и Анна Фандорина (? - 1994).
Александр Эрастович был возведен английской королевой в баронеты за достижения в области медицины. Николай Александрович унаследовал этот титул и вслед за сэром Александером стал сэром Николасом.
Николас вырос в лондонском районе Кенсингтон. В детстве играл на флейте. В 11 лет хотел повеситься из-за того, что отец не купил ему пони. Детское прозвище - Ниф-Ниф.
Родители Николаса погибли во время крушения парома "Христиания" 31 августа 1994 года, после чего Николас надумал съездить в Россию.
Словесный портрет: рост 199 см, глаза серые, волосы светлые, прямые. Аллергия на пыль (в том числе книжную).
Женат на Алтын Мамаевой, 1973 года рождения.


Агент Ивана Францевича Бриллинга в доме Ипполита Зурова
"Типичный представитель порочной и разнузданной золотой молодежи с незаурядными задатками бретера". (1876) (Прим. БРЕТЕР м. франц. кто ищет случая придраться для вызова на поединок, кто наискивается)

Амалия Казимировна Бежецкая, красавица
"Мальчик из породы счастливчиков, а я этот тип людей хорошо знаю - они непредсказуемы и очень опасны".
"Смелый, задиристый дурачок. И очень, очень хорошенький". (1876)

Порфирий Мартынович Пыжов, письмоводитель в российском посольстве в Англии
"Юноша чистый, смелый, благородных устремлений и патриот отечества". (1876)

Иван Францевич Бриллинг, следователь, чиновник особых поручений при шефе жандармов и начальнике Третьего отделения, статский советник
"Слишком хороший сыщик". (1876)

Маргарета Эстер, основательница всемирной сети эстернатов
"Он отличается прекрасной реакцией, смел, обладает хорошо развитым логическим мышлением и уникальной интуицией". (1876)

Ипполит Александрович Зуров, граф, ротмистр гусарского полка
"Это он сейчас ходит мокрой курицей, а видели б вы Эразма прежним! Пламень! Аравийский ураган!" (1877)

Кларисса Стамп, старая дева
"Он не чужд тщеславия". (1878)

Реджинальд Милфорд-Стоукс, английский баронет
"Это страшный человек, злобный безумец, обладающий уродливой, извращенной фантазией".
"Хитрый византиец", "подлый византиец" (1878)

Гинтаро Аоно, японский медик
"Первая из звезд, чье сияние я разглядел в кромешной тьме, - это Фандорин-сан. Именно благодаря ему мне стало ясно, что я, Гинтаро Аоно, не безразличен Миру, что Великое Извне не бросит меня в беде". (1878)

Диана, агент-провокатор
"Кавалер деликатный, чопорный и придерживающийся строгих правил". (1891)

Глеб Георгиевич Пожарский, вице-директор Департамента полиции, полковник
"Истинный Антиной" (какой Антиной имеется в виду: один из настырных женихов супруги Одиссея Пенелопы
или возлюбленный римского императора Адриана? Скорее последнее, см. ссылку - Аликс), "истинный баловень судьбы"
Фандорину
"Вы умны, остры, смелы, но есть в вас этакая чистоплюйская, аристократическая вялость. Если на пути вам встретится, пардон, куча дерьма, вы на нее в лорнетку взглянете и стороной обойдете. Пусть другие наступают, а вы своих нежных чувств и белых перчаток загрязнять не станете".
"При всех блестящих качествах у вас есть огромный недостаток. Вы начисто лишены гибкости, не умеете менять форму и цвет применительно к обстоятельствам, не способны сворачивать с намеченного пути на кружную тропинку. А стало быть не подсидите и не воткнете нож в спину". (1891)

Владимир Андреевич Долгорукиий, московский генерал-губернатор
"Он - хотя и люблю я его - неживой какой-то, будто инеем прихваченный. Или пеплом присыпанный. Не отогрeешь ты его, не оживишь. Уж многие пробовали". (1891)

Афанасий Степанович Зюкин, дворецкий великого князя Георгия Александровича
".. этот странный и неприятный господин... Я не любил этого человека. Может быть, даже ненавидел. Во всяком случае, хотел, чтобы он раз и навсегда исчез из нашей жизни. Однако я не желал ему смерти. Его ремеслом был риск, он все время играл с опасностью, но я почему-то не думал, что он может погибнуть. Он казался мне бессмертным".
"... какое чудовище Фандорин. Этого гуттаперчевого господина нельзя подпускать к девушкам и порядочным женщинам. Как бесстыдно вскружил он голову ее высочеству! Как ловко завоевал расположение мадемуазель Деклик! И, главное, зачем? Что этому лощеному, видавшему виды обольстителю скромная гувернантка - не красавица, не гранд-дама? Зачем было говорить с ней таким бархатным голосом, да еще нежно жать локоток? О, этот субъект просто так ничего не делает".
"Невероятный человек!"

Симеон Александрович Романов, великий князь
"Это авантюрист наихудшего сорта. Коварный, изворотливый, скользкий, нечистоплотный. Как мне докладывали, убравшись из России, преуспел во всяких темных делах. Успел наследить и в Европе, и в Америке, и даже в Азии... Мне доносят из верных источников, что Фандорин пал ниже некуда: ведет расследования по заказу частных лиц и не брезгует брать вознаграждение - кажется, немалое. Дело в том, что среди его клиентов попадаются и денежные тузы и даже, к сожалению, иностранные государи. За пять лет Фандорин стяжал себе этими пакостными занятиями определенную известность. Не сомневаюсь, что ему ведомы многие грязные тайны".
"Я предупреждал, это наглец каких мало!" (1896)

"Если живешь в государстве, надобно либо его беречь, либо уж уезжать - иначе получается паразитизм и лакейские пересуды".
"Государство - это не дом, а скорее дерево. Его не строят, оно растет само, подчиняясь закону природы, и дело это долгое. Тут не каменщик, тут садовник нужен".
"Я устал слушать нытье про "наше тяжелое время". Во времена царя Николая, когда время было потяжелей нынешнего, ваши "честные люди" по струнке ходили да неустанно свою счастливую жизнь нахваливали. Если стало можно сетовать на тупость и произвол, значит, время на поправку пошло".
"Я вообще противник демократии. Один человек изначально не равен другому, и тут уж ничего не поделаешь. Демократический принцип ущемляет в правах тех, кто умнее, талантливее, работоспособнее, ставит их в завиимость от тупой воли глупых, безданых и ленивых, потому что таковых в обществе всегда больше. Пусть наши с вами соотечественники сначала отучатся от свинства и заслужат право носить звание гражданина, а уж тогда можно будет и о парламенте подумать". (1877)
"Я ведь в сущности очень робкий и неуверенный в себе человек. Я очень боюсь двух вещей: попасть в смешное или нелепое положение и... ослабить свою оборону. Я рано узнал, что такое утрата, и сильно испугался, наверное, на всю жизнь. Пока я один, моя оборона против судьбы крепка, я ничего и никого не боюсь. Человеку моего склада лучше всего быть одному".
"Я смею говорить вам все это только потому, что сам перенес такое же горе. Мне, как и вам, тоже угрожала потеря рассудка. Я сохранил разум и даже заострил его, но заплатил за это изрядным куском сердца. Это испытание, тяжкий экзамен, который устроила вам судьба. Я не знаю, зачем и кому нужно подвергать человека подобной жестокой проверке, но знаю одно: испытание необходимо выдержать. Иначе конец, распад души". (1878)
"У меня редкий дар, господа, - ужасно везет в азартные игры. Необъяснимый феномен. Я уж давно свыкся Очевидно все дело в том, что моему покойному батюшке столько же редкостно не везло. Я выигрываю всегда и в любые игры, и оттого терпеть их не могу". (1882)
"Я, видите ли, тоже в некотором роде феномен. Азарт игры мне неведом, любмые игры на дух не выношу, но мне всегда везет в них совершенно фантастическим образом. Я уж привык и давно этому не удивляюсь". (1986)
"Вечная беда России. Все в ней перепутано. Добро защищают дураки и мерзавцы, злу служат мученики и герои". (1891)
"Я не согласен с вами в том, что все кроме любви неважно. Есть вещи более существенные, чем любовь. Пожалуй, это главный урок, который я извлек из своей жизни".
"Знаете, в чем ваша ошибка? Вы верите, что мир существует по неким правилам, что в нем имеется смысл и порядок. А я давно понял: жизнь есть не что иное как хаос. Нет в ней вовсе никакого порядка, и правил тоже нет... Да, у меня есть правила. Но это мои собственные правила, выдуманные мною для себя, а не для всего мира. Пусть уж мир сам по себе, а я буду сам по себе. Насколько это возможно. Собственные правила, Афанасий Степанович, это не желание обустроить все мироздание, а попытка хоть как-то организовать пространство, находящееся от тебя в непосредственной близости. Но не более. И даже такая малость мне не слишком-то удается.." (1896)

Женщины Фандорина
Елизавета Александровна фон Эверт-Колокольцева
Дочь действительного статского советника, жена Эраста Петровича. Погибла в день свадьбы. Фандорину 20 лет, Лизаньке - 17.
"Этакая куколка медхен-гретхен: золотые кудряшки, глазки, ротик, щечки. Ничего особенного".
Кларисса Стамп
Недавно разбогатевшая старая дева, призналась Эрасту Петровичу в любви на "Левиафане" и твердо вознамерилась провести с ним некоторое время по прибытии в Калькутту. Эраст Петрович не возражал. Фандорину 22 года, Клариссе - 39.
"Вроде бы англичанка и англичанка, ничего особенного: скучные белесые волосы, не первой молодости, манеры тихие, чинные, но в водянистых глазах нет-нет да и промелькнет этакая чертовщинка. Знаем, видели таких. Кто в тихом омуте-то водится?"
"Ну, немолода. Ну, не красавица. Зато не дура и с деньгами. А это гораздо лучше, чем немолодая глупая уродина без единого пенни за душой".
Мидори-сан
Фандорину 22-26 лет, Мидори-сан - ?
Ариадна Аркадьевна Опраксина
Графиня, жена тайного советника и камергера, "добрая знакомая" Эраста Петровича. Последний ее "погубил, соблазнил, увел от мужа, достойнейшего и благороднейшего из людей". Фандорину 30 лет, Адди - около 30 (или меньше?).
"Из двери, ведущей во внутренние покои, куда курьеру, конечно, вход был заказан, выглянула редкостной красоты дама в красном шелковом халате до пола. Пышные темные волосы у красавицы были уложены в замысловатую прическу, стройная шея обнажена, белые, сплошь в кольцах руки скрещены на высокой груди. Дама с разочарованием воззрилась на Анисия огромными черными очами, чуть наморщила классический нос..."
"Прекрасная собой, с царственной осанкой и надменным взором".
Ангелина Самсоновна Крашенинникова
Сирота, из мещан. Переехала к Фандорину в 1888 году, после того, как тот ей помог "в одном трудном деле". В благодарность подарила Эрасту Петровичу свою любовь. Фандорину 32 года, Геле - ?
"Хороша Ангелина, просто заглядение: светло-русые волосы сплетены в пышную косу, уложенную на затылке сдобным кренделем, лицо чистое, белое, большие серые глаза смотрят серьезно, и будто бы свет из них некий на окружающий мир изливается. Царевна, право слово царевна, хоть и простого мещанского состловия".
"Ангелина Самсоновна, конечно, не голубых кровей, а ей-богу, любую столбовую дворянку за пояс заткнет. Другой бы такую жемчужину в законные супруги взял, не побрезговал. Какой там - за счастье бы почел".
Эсфирь Авессаломовна Литвинова
Дочь действительного статского советника, нигилистка, влюбилась в Фандорина с первого взгляда, несмотря на разницу в политических взглядах. Фандорину 35 лет, Эсфири - около 20.
"Худенькая барышня, сидевшая у пианино и оказавшаяся как-то в стороне от главных происшествий, завороженной не выглядела. Ее матово-черные глаза горели негодованием, хорошенькое смуглое личико было искажено ненавистью. Девушка, скривив сочные алые губки, бещзвучно прошептала что-то яростное, протянула тонкую руку к лежавшей на пианино сумочке и выудила оттуда маленький изящный револьвер".
"Сначала он увидел меховой воротник шубки и полукружье собольего капора, потом, отразив свет дальнего фонаря, мерцающе вспыхнули огромные глаза на треугольном лице. Эраст Петрович присмотрелся повнимательней и отметил два обстоятельства. Во-первых, мадемуазель Литвинова в обрамлении припорошенного снежинками меха, в бледном свете газа, звезд и луны была головокружительно хороша. А во-вторых, для одной только ненависти ее глаза горели что-то уж слишком ярко".
Ксения Георгиевна Романова
Великая княжна, потеряла от Фандорина голову, предлагала ему вместе бежать в Новый Свет, однако Эраст Петрович отказался из соображений долга. Впоследствии передумал, но влюбленным не дал воссоединиться недремлющий дворецкий. Фандорину 40 лет, Ксении - 19.
"Великая княжна успела переодеться в платье для прогулок и надеть шляпку с вуалью, из-под которой решительно поблескивали ее удлиненные, красивого разреза глаза".
Елизавета Анатольевна
Вторая жена Эраста Петровича, родившая ему в 1920-м (1921-м?) году сына Александра. Будучи беременной, перебралась из России в Англию. Фандорину - 64 года, Елизавете Анатольевне

Некоторые произведения Акунина

Азазель
В ней странно столкнулись время действия (нигилисты, только что вышел майский номер "Дневника писателя" Ф.Достоевского, уют и покой) и характер преступления. В конце концов Фандорин противостоит мощной международной организации. Организованная преступность, так сказать. О подобных вещах в XIX веке, кажется, и не думали.
А организация эта, "Азазель", состоит из бывших выпускников экстернатов для сирот, которых по всему миру организовывает баронесса Маргарета Эстер, подданная Британии. Правда, знают об этом не все выпускники. А лишь их особая категория.
Тут надо сказать, что леди Эстер - подлинный энтузиаст своего дела, отлично его ведет и верит, что у каждого человека непременно есть какой-нибудь талант, надо только его найти, раскрыть, а дальше ребенок и сам справится. Но бывает, что талант этот обречен быть невостребованным - он бывал нужен во времена первобытные или понадобится лет через двести. Вот эти-то бывшие дети и направляют "Азазель". Упомянутый в "Книге Еноха" древний иудей, оказывается, учил людей, как надо играть, чтобы выигрывать.
Средства для содержания экстернатов и, соответственно, сирот "Азазель" добывает преступлениями. Богатых шалопаев оболванивают, побуждают писать завещания в пользу леди Эстер и доводят до смерти. Один из них стреляется в парке среди бела дня, с этого и начинается книжка. Вообще-то циничная идея - сделать благотворительную организацию международным спрутом - крутовата и для нашего времени. Тем более что здесь не "крыша", а в чистом виде благотворительность.
Теперь о сыщике. Мы такого еще не знали. Во-первых, он молод. Во-вторых, неопытен и простодушен. Сын разорившегося родителя, Эраст Петрович сумел адаптироваться, нашел себе службу, а главное - не утратил добродушного нрава. В деле самоубийцы он задает вопросы элементарные. Да все равно: и на элементарные-то никому отвечать неохота. Эраст Петрович по-юношески суетен: на первых страницах мы узнаем, что он купил-таки корсет "Лорд Байрон", дабы плечи казались шире, а талия уже. Этот корсет потом и позволит действию двинуться! Как скажет потом бретер и игрок Зуров, у Фандорина вокруг лба словно нимб, и он, Зуров, против таких не играет: имеется в виду везение по жизни. Там, где другого бы десять раз убили, этот выйдет без царапины.
Пусть читающий эти строки не подумает, что я выдала заранее детективную интригу. Ученый-востоковед Бакунин так ловко все скрутил, что, уже зная то, что знаете, вы всякий раз, перевернув страницу, будете тихо ахать. Хотя Бакунин, вообще-то говоря, может быть, и не очень большое литературное дарование. Будь большое, не стилизовался бы под XIX век, не играл в литературные игрушки, а непременно хотел сказать свое. Однако стилист он классный. И выдумщик.
Так вот: Фандорин едва ли не сразу заподозрил леди Эстер в причастности к гибели молодого человека: ведь завещание-то в ее пользу, значит, ей эта смерть выгодна. На него при этом смотрят как на ребенка, который начитался детективов. А в конце Эраст Петрович схватывается с ней, что называется, "в рукопашной". И она взрывает (якобы!) себя и все документы, где хранится тайна "Азазеля". Прав оказался добросовестный и нормально-любопытный новичок, а не съевшие собаку зубры. Фандорина ждут чины, слава, заслуженное счастье с прелестной Лизанькой. Но - раздается еще один взрыв, в самый день свадьбы. Фандорин-то жив, его предварительно ловко выманили из дому, леди надо, чтобы он долго мучился. А нежная рука его юной жены с обручальным кольцом - вот она, оторванная по локоть, валяется на мостовой у его ног. И "рядом что-то неприятно белое", глянцевито поблескивающее двумя золотыми кружочками, открыточка со свадебным поздравлением. По-английски Фандорин (а он языки у нас знает) читает следующее: "Мой милый мальчик, это поистине славный день!"
К концу книжки у Эраста Петровича белые виски. А вы что думали? Не надо было с международным монстром связываться. Тем более что во всей этой истории есть еще кое-кто, кого можно пожалеть. Во время венчания Фандорин видит в церкви на паперти детей в оборванных синих мундирчиках - это бывшие обитатели экстерната, которым теперь некуда идти. Потом Эраст получает посылку с бомбой и Лиза умирает (Привет от леди Эстер). В конце мы видим героя уже с седыми висками.
Смерть Ахилеса
“Интеллигентная публика давно уже тосковала о ком-то подобном”
“Вкусно пахнет великой русской литературой”
“Глянцевая словесность очень высокого уровня”
“нечто такое, что и не видано никогда было в природе”
(из рецензий)
Как видно из эпиграфа, рецензенты оценивают творчество Бориса Акунина весьма высоко. И действительно: о нем говорят, о нем пишут (некоторые так прямо не переставая), Акунин вошел в “полуфинальный” список соискателей премии им. Аполлона Григорьева.
А теперь предоставим слово самому автору. Григорий Чхартишвили: Мне кажется, что в лестных отзывах на мои книжки есть изрядный перехлест. Акунинские сочинения, по-моему, занятны и, надеюсь, приятны для чтения, но не более того. Я просто пишу развлекательную беллетристику. Ничего сложного в моих текстах нет, ни малейшего напряжения мозгов они не требуют.
Именно так дело и обстоит на самом деле—стоит отметить честность и точность автора—нечасто писатель столь справедливо оценивает собственные произведения.
Роман Бориса Акунина “Смерть Ахиллеса”—это добротный детектив, приятный для не обременяющего мозги чтения, и не раздражающий, в отличие от большинства его современных собратьев, глупостью или пошлостью. Что само по себе уже немало. Но, заметим, явно недостаточно для того, чтобы быть выдающимся произведением.
В этой книге описывается расследование обстоятельств смерти всенародного любимца, генерала Соболева, сыщиком Эрастом Фандориным, а также приводится развернутая биография генеральского киллера: история превращения мальчика Ахимаса в закоренелого негодяя и наемного убийцу.
Действие романа происходит в конце XIX века, а основные события разворачиваются летом 1882 года, в период с 25 по 29 июня.
Чувствуется, что автор проделал серьезную работу по изучению реалий того времени: ткань плотна, повествование замешано на вызывающих доверие мелочах (средства передвижения, тарифы на газ, размеры чаевых). С фактической стороной, на мой дилетантский взгляд, дела обстоят хорошо. Несколько хуже с художественной: детали не прорисованы (автор пишет широкими мазками), широко используются штампы, не вполне естественны диалоги и поступки персонажей (особенно впечатляет Евгения, предавшая мужа ради шапочно знакомого по детству бандита Ахимаса).
Законы жанра соблюдены: налицо лихо закрученный сюжет (с несколько разочаровывающей, правда, развязкой—слишком просто из слишком сложного), многочисленные подсматривания и подслушивания, переодевания и маскировки, погони и убийства, а также непременное торжество справедливости в финале. “Потому что—как же иначе?”, как риторически вопрошал в начале нашего века один мистический анархист.
Местами весело, отдельные эпизоды довольно забавны. Иногда возникает ощущение, что автор, описывая прошловековые будни, нет-нет да и эзопово кольнет современность: в Москве никак не достроят Храм, высасывающий соки из бюджета, процветает вымогательство чиновников, распространена подделка акцизных марок, наклеиваемых на бутылки с водкой.
Написано внятным литературным языком, который, как удачно выражаются иногда при обсуждениях сетевой прозы, “не мешает”. Разве что иной раз глаз застрянет на каком-нибудь не слишком удачном обороте, вроде таких, например: “приоткрыл глаза в полную ширину”, “четырехугольный горшок”, “в голове заклубился туман”, “тончайшая игра нюансов белого и розового на лице собеседницы”, “согласно науке о концентрации, отключил все органы чувств, кроме слуха”. Но в целом отторжения не вызывает: особых проколов, как, впрочем, и особо удачных мест, нет. Незначительные неудачи пропускаешь снисходительно: это же детектив, причем детектив качественный.
Как и в подавляющем большинстве детективов, персонажи книги—одномерны: каждого из них можно полностью охарактеризовать одним словом: супермолодец Фандорин, супермерзавец Ахимас, преданный Маса, бестолковый агент полиции, продажный начальник Хрустинский, коварный горец Хасан, шпион Краббе, и т.п.
Главный герой, конечно, предельно положителен. Эраст Петрович Фандорин молод, красив, высок, строен, широкоплеч, умен, силен, да и к тому же—ниндзя. Он обладает отменным слухом, тонкими подкрученными усиками, и необъяснимой способностью всегда выигрывать при бросании жребия—он даже наперед знает, упадет ли, например, монета орлом или решкой, чем, кстати, повергает в шок собравшихся убить его офицеров, и те, потрясенные, отпускают его с миром. Наверное, положительным качеством следует считать и некоторую нечувствительность Фандорина к гибели своих знакомых: для сыщика это даже хорошо. Умер при странных обстоятельствах друг-генерал, убили старого учителя—Эраст, может, и опечалился ненадолго, да особо не горевал. Тем более что, “если отрешиться от всех помыслов и всецело отдаться постижению самого себя, то в душе наступит просветление. Эраст Петрович изо всех сил старался отрешиться и просветлеть” пишет автор и назидательно добавляет: “что очень непросто и достигается лишь путем долгой тренировки”.

Статский советник
Действие его происходит в 1891 году. Впервые (а "Советник" – шестая книга серии) пути-дорожки Эраста Фандорина пересекаются с российским революционным движением. Впервые, наверное, в отечественной словесности конфликт между царской властью и "нигилистами" изложен ни с какой точки зрения, - автор добросовестно (и весьма убедительно) воспроизводит логику и защитников режима, и его врагов. Рассуждений о гражданской позиции в книжке немного, ибо имеем мы дело не с агитационной литературой, а с детективом, но они есть – и они внятны и ответственны. Автор ставит Фандорина перед тяжелым выбором: Эраст готов служить режиму (читай – России), но чем выше обезьяна забирается на кокос… чем, то есть, выше ты забираешься по служебной лестнице, тем мерзее товарищи по службе и ужаснее человечьи отношения. Причем, карабкаясь по этой лестнице, даже самый благородный дон начинает приобретать повадки карьериста и прочие атрибуты несвободы. Короче, в последних строках романа новый московский генерал-губернатор (братишка государя-императора) предлагает Фандорину занять место московского обер-полицмейстера. "Однако августейшая десница так и повисла в воздухе.
- Знаете, ваше высочество, я решил оставить государственную службу, - сказал Эраст Петрович ясным, уверенным голосом, глядя вроде бы в лицо его императорскому высочеству, а в тоже время словно и сквозь. – Мне больше по нраву частная жизнь.
И, не дожидаясь конца аудиенции, направился к двери".

Заключение
«Приключения Эраста Фандорина» это новое слово в литературе. Читатель, взявший в руки труд Акунина, должен знать наперед, что никаких телепрограмм не увидит и ко сну не отправиться ровно на тот временной отрезок, что потребуется ему для прочтения детектива до последней строки, как будто сам черт свил гнездо на неутомимом пере писателя и заставляет его выписывать нечто такое, что и некогда не видано было в природе. Написано таким чистым, филигранным русским языком что еще раз напоминает о том что нет высоких и низких жанров а есть хорошая и плохая литература.
еще рефераты
Еще работы по отечественной литературе