Реферат: Лекции по введению в психоанализ

“Лекции по введению в психоанализ” являются основной работой Зигмунда Фрейда, в которой систематизировано изложена его концепция психоанализа. Работа состоит из трёх частей, первые две из которых были подготовлены Фрейдом как курс, прочитанный врачам и неспециалистам в течение двух зимних семестров 1915-1916 и 1916-1917 годах. Третья часть - “Продолжение лекций по введению в психоанализ” - была написана в 1933 году. Итак, рассмотрим основные положения, обозначенные Фрейдом в тридцати пяти лекциях цикла.
Первая лекция - это общее введение. Психоанализ здесь представлен как один из методов лечения нервных заболеваний. Это - своеобразный разбор психической жизни, и поэтому Фрейд полностью отказывается от гипноза и создаёт метод свободных ассоциаций и метод объяснения сна, которые и стали основой психоаналитического лечения. Здесь же определены два основные положения психоанализа, его неоспоримые истины. Во-первых, “психические процессы сами по себе бессознательны, сознательны лишь отдельные акты и стороны душевной жизни”. Психическое есть понятием, гораздо более широким, чем сознательное, и поэтому их невозможно отождествлять. Второе базовое достижение психоанализа состоит в том, “что влечения, которые можно назвать сексуальными..., играют невероятно большую... роль в возникновении нервных и психических заболеваний. Эти же сексуальные влечения участвуют в создании высших культурных, художественных и социальных ценностей человеческого духа”. Таким образом, Фрейд видит движущую силу развития человеческого общества и отношений между личностью и культурой именно в биологических факторах (сексуальных влечениях и агрессивных инстинктах), отрицая при этом роль социально-экономических факторов. Этими же факторами объясняется возникновение неврозов.
Следующие три лекции посвящены исследованию ошибочных действий - явлений, “которые, не имея ничего общего с болезнью, наблюдаются у любого здорового человека”. Описывая разнообразные ошибочные действия (которые Фрейд подразделил на три группы), Фрейд делает вывод, что каждое из таких действий имеет свой смысл, определённое значение и выдаёт существование неосознаваемой, но реально имеющейся у субъекта тенденции, намерения, желания. Ошибочные действия “не являются случайностями, а представляют собой серьёзные психические акты, имеющие свой смысл, они возникают благодаря взаимодействию, интерференции, противодействию двух различных намерений”. Этими тенденциями есть нарушенная и нарушающая; вторая подвергается оттеснению, её выполнение не допускается и в результате она проявляется в нарушении первой. Многие ошибочные действия-забывания, например, являются выражением стремления сознания избавиться от чего-либо неприятного, выражением вытеснения тягостного аффекта в область бессознательного, принципом защиты от нежелательных воспоминаний путём забывания. Они часто используются также для выполнения желания, в котором необходимо себе отказать.
От рассмотрения ошибочных действий Фрейд переходит к детальному анализу сновидений - этой via regis, царственной дороги в область бессознательного. Он очень тщательно описывает структуру и скрытые закономерности динамики сновидений. Сновидение по Фрейду есть ни что иное, как “способ реагирования души на действующие во сне раздражители”. Сновидение является промежуточным состоянием между сном и бодрствованием; “сон - это состояние, в котором я ничего не хочу знать о внешнем мире”. Человек во время сна как бы возвращается во внутриутробное состояние, так как создаются подобные условия. Поэтому каждый сон должен быть лишён душевной деятельности, иначе спящий не сможет достичь состояния душевного покоя. Однако от остатков душевной деятельности полностью освободиться невозможно, и этим остатком и будут сновидения. Согласно Фрейду, сновидение есть не психическим, а соматическим феноменом.
Исходным положением при толковании сновидения Фрейд считает, что видевший сон всё-таки знает об его истинном значении, “он только не знает о своём знании и полагает поэтому, что не знает его”. Это предположение ранее уже было доказано в области гипнотических явлений, и исходя из него Фрейд предполагает технику толкования сновидений, сущность которой состоит в том, что у видевшего сон спрашивают, откуда появилось это сновидение, а объяснением будет считаться первое его высказывание. Это так называемый метод свободных ассоциаций, основной метод психоанализа. Суть этого метода состоит в подборе к элементам сновидения замещающих представлений, по которым можно узнать скрытое.
Структура сновидения является следующей:
1) недоступное сознанию видевшего сон, или бессознательное (скрытое, латентное содержание сновидения);
2) элементы сновидения и полученные благодаря им замещающие представления, или сознательное (явная форма).
К рассмотрению проблемы толкования сновидений Фрейд подходит со стороны детских, или инфантильных, сновидений. В связи с этим выделяются их некоторые характерные черты, которые впоследствии оказываются верными и для большинства других сновидений. Такими основными признаками с одной стороны есть то, что сновидение “побуждается деланием, исполнение которого становится смыслом сновидения”, а с другой стороны - то, что “сновидение не просто выражает мысль, а представляет собой галлюцинаторное переживание исполнения желания”. Сновидения подобны ошибочным действиям: нарушенной тенденцией является желание спать, нарушающей - неисполненное желание. Общей функцией сновидения становится устранение раздражения, мешающего полноценному сну, путём галлюцинаторного удовлетворения потребностей, возникающих у спящего.
Существует ряд механизмов для преобразования, маскировки скрытого содержания сновидения, превращения его в явное. Искажение сновидения возникает в первую очередь благодаря цензуре, которая препятствует проникновению в сознание неприемлемых для него элементов бессознательного и действует посредством пропуска, модификации или перегруппировки (сгущения) материала. Цензура осуществляется признанными тенденциями Я против неприличных побуждений, шевелящихся у него ночью во время сна. Вторым фактором, влияющим на сновидение, является символика сновидений. Именно такой характер отношений устанавливается во сне между образом явного сновидения и его скрытым значением. Фрейд разработал систему постоянных отношений, существующих между элементами явного сновидения и скрытых его значений, составив своего рода словарь для перевода образов явного сновидения в скрытые за этими образами мысли. Явное предпочтение отдаётся тематике, связанной с сексуальными переживаниями. Все сновидения в своей основе носят сексуальный характер, а символика сновидений заключается в том, что каждая приснившаяся субъекту вещь имеет сексуальный смысл. Небольшое число символов обозначает “человеческое тело в целом, родителей, детей, братьев и сестёр, рождение, смерть, наготу”; все остальные символы служат для обозначения области “сексуальной жизни, гениталий, половых процессов, половых сношений”. Всё длинное и плотное является половым членом, а всё, имеющее отверстие - женским гениталиям; каждое ритмическое движение обозначает движение при половом сношении и т.п.
Результатами работы сновидения есть:
1) сгущение, когда явное сновидение содержит меньше, чем скрытое;
2) смещение, который проявляется в том, что скрытый элемент замещается намёком, а психический акцент смещается с важного элемента на не важный, образуя таким образом новый центр сновидения;
3) представляет наибольший интерес для психоанализа, состоит в превращении мыслей в скрытые образы.
Исходя из этих результатов, Фрейд даёт новое определение сновидения как формы, в которую скрытые мысли переводятся благодаря работе сновидения.
Третья, основная часть “Лекций...” посвящена общей теории неврозов, причинам их возникновения и способам лечения. Основным методом лечения нервнобольных есть психоанализ, который немного отличается от методов лечения душевнобольных психиатрами. Психоаналитики придает большое внимание форме проявления и содержанию отдельного симптома. Подобно сновидениям и ошибочным действиям, каждый симптом осмыслен и находится в интимном отношении к переживаниям больного. В связи с этими переживаниями и кроется смысл симптома, и восстановления связи можно ожидать тем скорее, чем индивидуальнее выражен симптом. Однако часто встречаются симптомы другого рода, так называемые “типичные” симптомы болезни, которые выступают примерно одинаковыми во всех случаях. При таких симптомах отсутствуют индивидуальные различия, и поэтому симптом трудно отнести к отдельным пережитым ситуациям. Хотя Фрейд всё-таки отрицает наличие фундаментальных различий между обеими видами симптомов, он считает типичные симптомы одной из наибольших трудностей, возникающих при историческом толковании симптомов.
Общей чертой всех неврозов является фиксация на определённом отрезке своего прошлого; больной не может от него освободиться, поэтому настоящее и будущее кажутся ему чуждыми. Так, Фрейд определяет новый вид неврозов - травматические неврозы, в основе которых лежит фиксация на моменте травмы. Смысл невротических симптомов должен содержаться в определённых бессознательных процессах; однако, для возникновения симптомов необходимо также, “чтобы смысл был бессознательным”. Симптомы исчезают, как только соответствующие бессознательные процессы становятся сознательными - таково фундаментальное положение психоаналитической терапии. Важная роль в возникновении неврозов принадлежит пробелам в воспоминаниях - амнезии. Задача психоаналитического лечения состоит именно в её устранении.
Фрейд предлагает такую систему душевного аппарата человека. Бессознательное представляет собой своего рода переднюю, в которой существуют душевные движения. За ним находится другая комната, где обитает сознание; но на пороге между этими двумя комнатами стоит “цензура” - страж, проверяющий каждое душевное движение и определяющий подходящие ему. Отвергнутые этим стражем движения называются вытесненными, и они не способны проникнуть в сознание. Остальные же становятся сознательными не сразу, а только после того, как им удастся привлечь внимание сознания. Поэтому эту вторую комнату Фрейд именует предсознательным. Отвергнутые бессознательные движения не пропускаются в предсознательное, а страж есть сопротивлением, оказываемым больным в процессе аналитического лечения. Такая структура психики “позволяет понять возникновение невротических симптомов”.
Фрейд высказывает предположение о том, что симптомы являются заместителями недостающего удовлетворения сексуальных желаний. Вообще, следует отметить достаточно своеобразный взгляд Фрейда на развитие сексуальности. Сексуальным есть всё то, “что складывается из учёта противоположности полов, получения наслаждения, продолжения рода и характера скрываемого неприличного”. Однако невротические симптомы могут быть замещением сексуального удовлетворения лишь в тех случаях, когда в последнее понятие включаются так называемые “извращённые сексуальные потребности”, что доказывается путём проведения многочисленных параллелей между различными видами извращений и неврозами. Определяя отношение между нормальной и извращённой сексуальностью, Фрейд говорит: “если верно то, что реальное затруднение или лишение нормального сексуального удовлетворения может вызвать у некоторых лиц извращённые наклонности, которые в других условиях не появились бы, то у этих лиц следует предположить нечто такое, что идёт навстречу извращениям; они имеются у них в латентной форме”, то есть эти извращения имеются у таких лиц в латентной форме. Именно здесь Фрейд подходит к изучению сексуальной жизни ребёнка. Дети, как и взрослые, имеют свою сексуальную жизнь, которая начинается у них с первых дней жизни. Именно у детей можно найти различные сексуальные извращения, которые поэтому следует считать возросшей, расщепленной на отдельные побуждения инфантильной сексуальностью. Выделяются определённые стадии развития сексуальной функции, которые не имеют отношения к значительно более поздно развивающейся половой функции. Если первая связана со стремлением к своего рода удовольствиям, то последняя - со способностью продолжения рода. Фрейд выделяет такие стадии влечения ребёнка к удовольствию:
1) оральная, когда объектом любви является материнская грудь, а формой проявления - сосание;
2) анально-садистская, связанная с приятными ощущениями, получаемыми ребёнком при экскреторной деятельности толстой кишки и мочевого пузыря;
3) фаллическая, когда особое значение приобретает половой член.
4) латентный период, когда наблюдается затишье и спад в сексуальном развитии. Этот период не обязательно должен на время прервать сексуальную деятельность; однако большинство переживаний, имевших место до наступления этого периода, подвергаются инфантильной амнезии.
Все эти стадии не связаны с генитальной, или половой, фазой, которая представляет собой окончательную сексуальную организацию и наступает после половой зрелости. Описанные выше проявления рассматриваются Фрейдом как закономерные предстадии в развитии полового влечения. Над ними утверждается так называемый Эдипов комплекс, как эмоциональная форма ранней сексуальности. Комплекс этот развивается в первые детские годы, когда мальчик концентрирует свои страстные желания на матери и испытывает враждебные чувства к отцу-сопернику; подобные явления наблюдаются и у девочек. В связи с объяснением сексуальной жизни ребёнка Фрейд вводит ещё одно ключевое понятие своей теории - “либидо”, сексуальная энергия, направляемая на объект сексуального стремления, аналогичная голоду, сила, в которой выражается сексуальное влечение. Основными фазами развития либидо являются стадии детской сексуальности; при этом первые две стадии объединяются в предгенитальную фазу. Функция либидо проделывает длительное развитие, прежде чем станет служить продолжению рода нормальным, неизвращённым способом.
Таким образом, сексуальная жизнь не появляется как нечто готовое, а проходит ряд непохожих друг на друга фаз и является неоднократно повторяющимся развитием. В развитии функции либидо может проявляться два вида опасности: задержка и регрессия. Развитие энергии либидо не всегда происходит в указанном выше порядке; иногда имеет место фиксация либидо на определённом уровне развития. В случае подавления возникает регресс, и либидо возвращается к местам фиксации, что и играет решающую роль для формы невроза. Регрессия бывает двух видов: возврат к первым захваченным либидо объектам и возврат общей сексуальной организации на более раннюю ступень. Важнейшим условием возникновения невроза есть отнимание возможности удовлетворения либидо, “вынужденный отказ”. При этом такой отказ “должен затронуть тот способ удовлетворения, которого только и требует даное лицо, на который оно только и способно”, то есть отказ не является “всесторонним и абсолютным”.
Среди процессов, защищающих от заболевания из-за лишения, выделяются вытеснение, регрессия и сублимация; последней отводится особое место. При сублимации сексуальное стремление отказывается от цели частного удовольствия и направляется к связанной с ней социальной цели. Запретная сексуальная энергия разряжается в форме деятельности, приемлемой для индивида и для общества. Однако сублимация способна защитить лишь небольшую часть либидо, и, помимо этого, к ней способны немногие люди. Что же касается остальных защитных механизмов, то под вытеснением Фрейд понимает активное, но не осознаваемое самим индивидом, устранение из сознания чувств, мыслей и стремление к действию; регрессия же трактуется как соскальзывание на более примитивный уровень развития и мышления.
Фрейд выделяет ряд факторов этиологии неврозов:
1) вынужденный отказ;
2) фиксация либидо, теснящая его в определённом направлении;
3) склонность к конфликтам в результате развития Я, отвергающая такие проявления либидо.
Развитие Я и развитие либидо идут по похожему пути, и обое представляют “унаследованные, сокращённые повторения развития человечества... в течение длительного периода времени, начиная от первобытных времён”. Главная цель работы нашего душевного аппарата состоит в получении удовольствия и регулируется принципом удовольствия. Во время воспитания “Я узнаёт, что неизбежно придётся отказаться от непосредственного удовлетворения, отложить получение удовольствия, пережить немного неудовольствия, а от определённых источников наслаждения вообще отказаться. Воспитанное таким образом Я стало “разумным”, оно не позволяет больше принципу удовольствия владеть собой, а следует принцип реальности, который, в сущности, тоже хочет получить удовольствие, хотя отсроченное и уменьшенное, но зато надёжное благодаря учёту реальности”. Такой переход является одним из важнейших успехов в развитии Я. Для объяснения причины невроза Фрейд предлагает следующую схему:
Причина невроза = Предрасположение благодаря + Случайное переживание
Сексуальная конституция (доисторическое переживание) Инфантильное переживание
Фрейд подчёркивает положение о том, что “в мире неврозов решающей является психическая реальность”, которой есть фантазии. Либидо возвращается к фантазиям, чтобы найти в них открытый путь ко всем вытесненным фиксациям. Такое явление называется интроверсией - “отказ либидо от возможностей реального удовлетворения и дополнительное заполнение им безобидных до того фантазий”; они являются переходной стадией на пути к образованию симптомов. Обратным путём от фантазии к реальности Фрейд считает искусство. Каждый художник интровертирован, он переносит свой интерес, либидо на желанные образы фантазии; однако их личности обладают сильной способностью к сублимации, они умеют обработать свои грёзы таким образом, чтобы предоставить для наслаждения других. Поэтому он достигает “благодаря своей фантазии то, что сначала имел только в фантазии”.
Многие нервнобольные жалуются на страх, считая его самым большим страданием. Существует два противоположных вида страха - реальный и невротический. Реальный страх является “чем-то вполне рациональным и понятным”, он есть реакцией Я на восприятие внешней опасности, связан с рефлексом бегства и рассматривается как выражение инстинкта самосохранения. Сам по себе страх и его развитие не являются целесообразными; таковой есть лишь готовность страха. Согласно Фрейду, при аффекте страха повторяется впечатление акта рождения; первое состояние страха возникает в момент отделения от матери. Это впечатление входит в организм настолько сильно, что ни один отдельный индивид не может избежать аффекта страха.
Невротический страх имеет несколько форм выражения. Это, во-первых, так называемый “невроз страха” - необычная степень свободного страха ожидания, которая может выбрать любой объект; далее - “фобии”, более прочно связанные с определёнными объектами или ситуациями. Страхи такого вида подразделяются на три группы: общечеловеческие, вызывающие ужас у нормальных людей; ситуативные, имеющие отношение ко второстепенной опасности; и фобии, не имеющие отношения к реальной опасности, самая непонятная из всех форм страха. Невротический страх находится в тесной зависимости от определённых процессов в сексуальной жизни человека (например, использование либидо, сексуальное воздержание). Страх возникает, когда либидо пропадает, отвлекается от нормального применения, и это происходит на почве соматических процессов. При невротическом страхе имеет место бегство Я от требований своего либидо; эта внутренняя опасность понимается больным как внешняя. При фобиях неиспользованное либидо превращается в кажущийся реальным страх, и малейшая внешняя опасность замещает требования либидо. Однако для возникновения страха недостаточно одного неиспользованного либидо в форме тоски, оно должно относиться к вытесненному психическому импульсу. Таким образом, сексуальные влечения связаны с аффективным состоянием страха гораздо сильнее, чем инстинкты самосохранения Я.
Целый ряд душевных состояний объясняется Фрейдом при помощи теории либидо. В соответствии с ней сон, например, есть состоянием, в котором либидозные и эгоистические привязанности к объектам возвращаются в Я. Подобная ситуация создаётся в состоянии органического заболевания, болезненного раздражения, влюблённости и т.п.
Фрейд коротко вводит читателей в суть терапии, на которой основывается способность заниматься психоанализом. Целью психоанализа, необходимой для достижения результата, есть “осознание бессознательных, уничтоженных вытеснений, восполнение амнестических пробелов...”. Психоаналитическая терапия является каузальной, то есть направленной не на болезненные явления, а на устранение причин болезни. Врач должен добиться перенесения чувств на его собственную личность. Или, описывая механизм выздоровления в формулах теории либидо, задачей психоанализа является освобождение либидо от временных, отнятых у Я привязанностей и подчинение его опять Я. Необходимо вначале оттеснить либидо от симптомов в перенесение и там сконцентрировать, а затем бороться вокруг этого нового объекта и высвободить от него либидо.
На этом заканчивается вторая часть “Лекций...”. Публикация книги вызвала большой интерес, и Фрейд продолжал работать над своей теорией. Результатом явилась публикация третьей части “Лекций...”, содержащая расширенное, дополненное понимание концепции Фрейда. Однако не следует считать, что эти лекции каким-либо образом заменяют предыдущие, они лишь продолжают и дополняют их.
Одним из наиболее существенных, изменивших многие положения психоанализа, новшеств является новая трактовка структуры человеческой личности. Если раньше психоанализ исходил из трёх уровней организации психической жизни (бессознательное, предсознательное, сознательное), то теперь эта структура выступила в виде другой модели, компонентами которой есть психические инстанции. “Сверх-Я, Я и Оно - вот три царства, сферы, области, на которые мы разложим психический аппарат личности...”. Под Оно понимаетсянаиболее примитивная часть человеческой личности, охватывающая всё прирождённое, генетически первичное, подчинённое принципу удовольствия и ничего не знающее о реальности или об обществе. Эта инстанция не признаёт никаких конфликтов и противоречий, она есть иррациональной и аморальной. Её требованиям вынуждена подчиняться другая инстанция - Я, которая также следует принципу реальности и разрабатывает механизмы, позволяющие адаптироваться к требованиям среды. Я - это посредник между стимулами, идущими из этой среды и глубин организма, - с одной стороны, и ответными двигательными реакциями - с другой. К функциям Я относятся самосохранение организма, запечатления опыта внешних воздействий в памяти, избежание угрожающих влияний, контроль над требованиями инстинктов и согласование требований со стороны реальности, бессознательного и Сверх-Я. Третья инстанция - Сверх-Я - служит источником моральных и религиозных чувств, своего рода “цензурой”. В отличие от Оно, вырастающего из наследственного опыта, и Я, продукта индивидуального наследия, Сверх-Я есть продуктом влияний, исходящих от других людей. Сверх-Я возникает в раннем детстве, благодаря механизму идентификации с отцом, служащим моделью для ребёнка, и практически не изменяется в последующие годы. Если Я принимает решения или совершает действия в пользу Оно, но противоречащие Сверх-Я, то оно испытывает наказания в виде угрызений совести, чувства вины.
В связи с новым разделением психической личности Фрейд принимает новую ориентацию в проблеме страха. Три основных вида страха (реальный, невротический и страх совести) “согласуются с тремя зависимостями Я - от внешнего мира, от Оно и от Сверх-Я”. В связи с этим задача психоаналитической процедуры сводится к освобождению Я от различных форм давления на него и увеличению его силы. Функцией страха является сигнал, указывающий на ситуацию опасности, а единственным местом страха есть исключительно Я.
Ещё одним существенным нововведением Фрейда в “Продолжении лекций...” стало присоединение к прежнему сведению всех влечений к сексуальному (либидо) особого инстинкта - “инстинкта смерти”. Существует “два различных по сути вида влечений: сексуальные влечения, понимаемые в широком смысле, Эрос, и агрессивные влечения, цель которых - разрушение”. Последние осложняют совместную жизнь людей и угрожают её продолжению. Обосновывая своё предположение, Фрейд пишет: “Если правда, что в незапамятные времена однажды из неживой материи родилась жизнь, то тогда возникло влечение, которое стремится вновь уничтожить жизнь и восстановить неорганическое состояние”. Такое влечение к саморазрушению Фрейд именует влечением к смерти. Сексуальные, эротические влечения стремятся привести всё ещё живую субстанцию в общее единство, а влечения к смерти противостоят этому влечению и приводят всё живое к неорганическому состоянию. Существование индивида - это компромисс между этими главными видами влечений, смесь которых составляет все остальные инстинктивные побуждения. “Из взаимодействия и борьбы и возникают явления жизни, которым смерть кладёт конец”. Агрессивные влечения являются даже более сильными, чем эротические; именно из их существования Фрейд делает выводы о неотвратимости войн и общественного насилия. Однако, они никогда не могут существовать отдельно от сексуальных, которые “в условиях созданной человеком культуры могут многое смягчить и предотвратить”.
Особый интерес для философии представляет собой последняя лекция - “О мировоззрении”, так как она посвящена вопросам, затрагивающим область философии и религии, социологии и политики. Фрейд сосредотачивается здесь на проблеме отношения психоанализа к религии, науке, мировоззрению, которым есть интеллектуальная конструкция, единообразно решающая все проблемы нашего бытия, исходя из некоего высшего предположения и в которой ни один вопрос не остаётся открытым, а всё, вызывающее интерес, занимает своё определённое место. Будучи специальной наукой, отраслью психологии, психоанализ не в состоянии образовать особое мировоззрение, он заимствует свои мировоззренческие принципы у науки. Фрейд выделяет три формы мировоззрения - научное, религиозное, философское. Наука есть молодая, поздно развившаяся человеческая деятельностью особого рода, которая в неустанном поиске действительности даёт не иллюзорную, а подлинную картину действительности. Стремлением научного мышления есть достижение согласованности с объективной действительностью - истиной. Наука способна на невероятные совершенствования, и её невозможно заменить ничем другим, несмотря на её некоторое несовершенство (ограничение истиной, отказ от иллюзий).
Одна религия может выступить в качестве серьёзного оппонента в споре с наукой. Религия когда-то охватывала всё духовное в человеческой жизни, занимала место науки в то время, как та только зарождалась. Она обеспечивает людям защиту и жизненное счастье, направляет их убеждения и действия своим предписаниям, объясняет происхождение и развитие мира. Согласно Фрейду, религия возникает из детской беспомощности, смысл её содержится в желаниях и потребностях детства, оставшихся в зрелой жизни.
Философия науке противостоять не может, поскольку она сама во многом аналогична ей, работает частично при помощи тех же методов, но отдаляется от неё, придерживаясь иллюзии о том, что может дать безупречную картину реальности. Кроме этого, она не имеет непосредственного влияния на широкие народные массы, поскольку остаётся малодоступной для всех, кроме небольшого числа интеллектуалов. Фрейд описывает своё отношение к различным философским течениям, которые, по его мнению, являются противниками науки. Он критикует своего рода аналог политического анархизма. Такое мировоззрение противоречит научному, оно складывается в уме мыслителей, отвернувшихся от мира - “интеллектуальных нигилистов”, которые “исходят из науки, но стараются при этом вынудит её к самоуничтожению, к самоубийству, что освобождает место для мистицизма или же религии”. Согласно такому мировоззрению “нет никакой истины, никакого надёжного понимания внешнего мира”. Здесь отсутствует критерий истины, и потому все представления есть истинными и ложными одновременно.
Вторым, более серьёзным противником, Фрейд считает марксизм. Он утверждает, что не знает, насколько истинными есть положения марксизма, однако признаёт, что не разделяет мнений Маркса о том, что развитие общественных форм является естественноисторическим процессом, что изменения в социальных слоях происходят в результате диалектических процессов, о возникновении классов (согласно Фрейду, классы возникают в результате общественной борьбы, которая разыгрывалась с начала истории между людьми, в чём-то отличающимися друг от друга). Марксизм же объясняет все проявления человеческой жизни экономическими формами, которые не есть единственными детерминантами поведения. Ставя в заслугу марксизму отход от идеалистических систем и иллюзий, Фрейд обвиняет его в новых иллюзиях (стремлении вселить веру в то, что за короткий срок удастся изменить человеческую сущность и создать общество, где “не будет ни одной неудовлетворённой потребности”). Однако русский большевизм, проповедуя марксистские идеи, есть зловещим подобием того, против чего ведёт борьбу классический марксизм (запретом на мышление, поскольку запрещено исследовать теорию марксизма с критической точки зрения). Фрейд так размышляет о будущем человечества: “в то время как великие нации заявляют, что ждут спасения в сохранении христианской религиозности, переворот в России, несмотря на прискорбные отдельные черты, выглядит все же предвестником лучшего будущего”. Условием расцвета личности Фрейд считает сочетание справедливых социальных порядков с прогрессом науки и техники.
В заключение следует отметить, что последняя часть “Лекций...” трактуется как развёрнутый вариант концепции Фрейда, как Рубикон, перейдя который Фрейд превратился из врача в социолога и философа, основателя мировоззрения, получившего огромное влияние на Западе. Хотя с многими положениямиэтой концепции сложно согласиться.
еще рефераты
Еще работы по общей психологии