Реферат: Мотивация поведения военных

Содержание.

Содержание.
Введение.
1. Теоретико - методологические основы исследования побудительных мотивов деятельности военных кадров.
1.1. Воинская деятельность: понятие, содержание, мотивация.
1.2. Основные побудительные мотивы военной деятельности: сущность и содержание.
2.Проблемы формирования военно-профессиональной направленности военнослужащих в современных условиях.
2.1. Состояние и тенденции изменений содержания мотивационно-смысловой сферы воинской деятельности.
2.2. Основные пути управления системой побудительных мотивов.
Заключение.
Список литературы.
Введение.

Специфическим и весьма важным видом человеческой деятельности во все времена была воинская деятельность. На протяжении всей истории России наши соотечественник постоянно вставали на вооруженную защиту Родины, посвящали себя воинской службе. Не потерял своей значимости ратный труд воинов и на сегодняшний день. Однако объективные условия воинской деятельности в нашей стране за последние годы кардинальным образом изменилось. В связи с этим возрастает необходимость усиления внимания мотивационно-смысловой сфере деятельности военных кадров.
Актуальность данной проблемы обусловлена следующими обстоятельствами. Во-первых, неэффективностью проводимой военной реформы, непосредственным участием Вооруженных Сил в разрешении и разблокировании военных конфликтов, в том числе и на территории собственной страны, ведением боевых действий, материально-финансовыми трудностями, обвальным сокращением армии и флота, падением престижа военной службы, отсутствием механизма реализации “пакета военных законов”. Во-вторых, фактическим развалом воспитательной работы на этапе смены духовных ценностей и ориентиров в обществе, приведшим к резкому снижению морально-психологического состояния военнослужащих. Оно проявляется, прежде всего, в отсутствии у большей части личного состава четкого преставления о целях и задачах военной службы, “размытости” идеалов и ценностей, нечеткости мировоззренческих и нравственных позиций, в нежелании выполнять воинской долг, росте преступности и различных форм аморализма. В-третьих, деформацией собственно мотивационной сферы деятельности военных кадров, потерей убежденности в необходимости, ценности, социальной и личной значимости военной службы, ратного труда. Этим объясняется определенная мировоззренческая растерянность наших военнослужащих, особенно молодых, утрата ими жизненной перспективы, целей и смысла воинской службы.
В изучении проблем военно-профессиональной направленности как совокупности побудительных мотивов деятельности военнослужащих специалисты выделяют ряд направлений. Прежде всего, имеются научные труды, посвященные изучению мотивационной сферы и качеству набора абитуриентов, поступающих в военно-учебные заведения. В этих работах определяется степень пригодности кандидатов к будущей военной деятельности, оценивается степень их военно-профессиональной направленности (Анисимов В.М., Боенко А.В., Железняк Л.Ф., Ковалевский В.Ф., Панин И.Н., Феденко Н.Ф. и др.).
Еще одно направление связано с изучением военно-профессиональной направленности курсантов, стимулированием их обучения, нацеленности на овладение профессиональными знаниями, навыками и умениями. Отмечается, что эффективность данной деятельности достаточно высока только в случае совпадения личностно-мотивационного вектора и требований общественно-государственного заказа на специалиста. Этому посвящены работу Полипонского А.Т. (военно-профессиональная направленность курсантов), Кузнецовой И.В. (проблема принятия решения о выборе профессии), Кузьменко Б.В. (мотивационная сфера воинской деятельности как объект системного анализа и управления).
Важнейшим объектом научных исследований является военно-профессиональная направленность офицерского состава, побудительные мотивы их деятельности на различных этапах своей службы (Григорьев А.А., Сенокосова Ж.Т., Нечаев В.Я., Платенов К.К., Пономаренко Н.А., Шеляга В. В. и др.).
Объект исследования настоящей работы: профессиональная деятельность военных кадров в условиях современной России.
Предмет исследования: сущность, содержание, состояние, тенденции развития и особенности формирования побудительных мотивов воинской деятельности.
Цели дипломной работы:
1. Рассмотреть сущность и специфику воинской деятельности и на этой основе определить содержание и особенности ее мотивационно-смысловой сферы.
2. Осуществить теоретико-методологический анализ основных побудительных мотивов воинской деятельности, совокупность которых составляет военно-профессиональную направленность личного состава армии и флота.
3. Изучить состояние, динамику изменений и пути повышения эффективности управления мотивационно-смысловой сферы воинской деятельности.
Личность и ее социальная активность, побудительные мотивы воинской деятельности находятся в центре внимания специалистов многих наук, поэтому в работе предпринята попытка исследовать философско-социологические, психологические, управленческие, педагогические аспекты данной проблемы.
Теоретико-методологическую основу дипломной работы составляют фундаментальные положения гуманитарных и общественных наук, социологии и психологии управления, военной психологии и педагогики. Интересующие проблемы рассматриваются на базе следующих методологических принципов:
* принцип детерминизма (причиной обусловленности и закономерности психологических явлений);
* принцип развития психики (а, следовательно, и мотивационной сферы деятельности личности);
* принцип единства сознания и деятельности;
* принцип единства внешних воздействий и внутренних условий.
Структура дипломной работы состоит из введения, двух глав (по два параграфа соответственно), заключения и списка используемой литературы.

1. Теоретико - методологические основы исследования побудительных мотивов деятельности военных кадров.

1.1. Воинская деятельность: понятие, содержание, мотивация.

Для глубокого и всестороннего анализа мотивационно-смысловой сферы любой деятельности, в том числе и воинской, необходимо, прежде всего, уточнить суть и содержание базовых понятий. Под деятельностью понимается специфическая человеческая форма активного отношения к окружающему миру, содержание которой составляет его целесообразное изменение и преобразование [58,151]. Всякая деятельность включает в себя цель, средства, результат и сам процесс деятельности, что свидетельствует о ее осознанности (включая и мотивационную составляющую). Если основанием деятельности является сознательно формулируемая цель, то основание самой цели лежит в сфере человеческих мотивов, идеалов и ценностей.
Существуют многообразные классификации форм деятельности: материальная (практическая) и духовная (теоретическая), производственная, социальная и т. д. С точки зрения творческой роли деятельности в социальном развитии особое значение имеет деление ее на:
* репродуктивную (направленную на получение уже известного результата известными же средствами);
* продуктивную, или творчество, связанное с выработкой новых целей и соответствующих им средств или с достижением известных целей с помощью новых средств
Важное место в иерархии разновидностей деятельности занимает воинская деятельность, что обусловлено ее особой социальной значимостью. То есть в рамках сферы общественно - политической деятельностиправомерно выделяется такой ее специфический вид, как воинская и боевая деятельность. Иными словами рассматривается особый процесс труда Вооруженных Сил в мирное (воинская деятельность) и военное время (боевая деятельность).
Воинская деятельность - сложное социальное явление. Как часть общественной жизни, она представляет собой материальную, чувственно-предметную и целесообразную деятельность людей в области военного дела и включает в себя военно-практическую и военно-исследовательскую деятельность. [58,244] Содержание и формы воинской деятельности постоянно изменяются и развиваются. В процессе исторического анализа ее проявлений выделяют военный опыт прошлого и современную воинскую деятельность. Воинская деятельность осуществляется в форме вооруженной борьбы, боевого дежурства, боевой и морально-психологической подготовки войск, управленческой деятельности штабов и других органов военного управления, подготовки военных кадров, военно-научной деятельности и др. Формы воинской деятельности неразрывно взаимосвязаны, дополняют и обусловливают друг друга.
Воинскую деятельность можно рассмотреть с точки зрения анализа последовательности основных этапов деятельности вообще: целеполагание и планирование предстоящих действий; организация условий деятельности, выбор средств и методов; реализация программы деятельности, ее осуществление; обеспечение контроля и оценки результатов, сопоставление их с целями деятельности и продолжение дальнейшей деятельности на основе промежуточного результата.
На всех этапах практическая воинская деятельность неразрывно связана с теоретической. Поэтому еще одно представление о воинской деятельности можно отразить как единство двух ее сторон - субъективной и объективной. Субъективная сторона - это человек (субъект) с его мотивами, знаниями и навыками, а также осуществляемые человеком операции целесообразной деятельности. Объективная сторона представляет собой совокупность объектов, которые включаются человеком в определенные взаимодействия и выступают в качестве предметов, средств и продуктов воинской деятельности.
В качестве объекта воинской деятельности может выступать как предмет окружающей действительности, так и человек, постоянно изменяющийся под ее воздействием. Изменение общества приводит к изменению воина, позволяет ему как субъекту деятельности постоянно развиваться, обогащать мотивационно – смысловую сферу своей деятельности.
Воинская деятельность имеет социальное, человеческое и культурное значение. Она представляет собой "предметную ценность" как объект ценностного отношения, оценивается в плане добра и зла, истины или не истины, красоты или безобразия, допустимого или запретного, справедливого или несправедливого и т.д. Способы и критерии, на основании которых производятся сами процедуры оценивания воинской деятельности, закрепляются в общественном сознании и культуре (установки и оценки, императивы и запреты, цели и проекты, выраженные в форме нормативных представлений), выступая ориентирами жизнедеятельности общества. В ценностных категориях выражены предельные ориентации знаний о воинской деятельности, интересов и предпочтений различных общественных групп и личностей. Каждое исторически конкретное общество может характеризоваться специфическим набором и иерархией ценностей воинской деятельности, система которых выступает в качестве наиболее высокого уровня социальной регуляция. В ней зафиксированы те критерии социального признания воинской деятельности (данным обществом и социальной группой), на основе которых развертываются более конкретные и специализированные системы нормативного контроля, соответствующие общественные институты и сами целенаправленные действия людей. Усвоение системы ценностей воинской деятельности отдельной личностью является одним из условий ее социализации и поддержания нормативного порядка в обществе.
Воинская деятельность имеет немало специфического в проявлениях нравственности. В социальном плане нравственные ориентиры людей в процессе воинской деятельности едины, тождественны, неразрывны с моральными процессами, протекающими в обществе. Вместе с тем характер реализации этих общих принципов и положений в условиях воинской деятельности своеобразен и специфичен. Еще Платон, отмечал, что моральные добродетели проявляются в зависимости от сословия: добродетель мудрости присуща философии, умеренность - ремесленникам, а мужество и храбрость - воинам. Этика воинской деятельности рассматривает специфику проявления морали в процессе ее осуществления, пути и способы формирования морально-боевых качеств воинов и проявление их в условиях войны.
Важным специфическим требованием этики воинской деятельности является постоянная готовность и моральные способности осуществлять вооруженное насилие в интересах защиты общества, достичь поставленных командованием целей даже ценой самопожертвования. Воинская деятельность является одной из немногих сфер человеческой деятельности, где моральные нормы исполнения долга требуют в случае необходимости отдать свою жизнь на благо Отечества.
Морально-боевые качества - отвага, мужество, героизм, воинская честь и гордость, способность к беспрекословному повиновению и многие другие - составляют существенные черты воинской морали. Специфика военной морали заключается не только в требовании особых качеств, но и в особенном характере их проявления и формирования.
Специфику воинской деятельности, ее отличие от других видов деятельности можно рассмотреть и по другому направлению. Всеобщими структурными элементами человеческой деятельности являются: предметная деятельность, труд, общение и игра. Воинская деятельность, несомненно, является предметной деятельностью, то есть воздействует на материальные объекты. Следовательно, ее специфика в большей степени проявляется в других всеобщих структурных элементах деятельности, общении, труде и игре.
Особенность общения как обмена информацией, осуществляемого в воинской деятельности, заключается в том, что в отличие от общения в невоенной сфере оно имеет известный предел открытости, а в ряде случаев специально направлено на сокрытие информации или ложное информирование. Специфика общения как обмена деятельностью выражается в том, что в условиях воинской деятельности этот обмен направлен на уничтожение противника.
Является ли воинская деятельность трудом? Труд - это продуктивная, созидательная, производящая блага деятельность. Воинская деятельность - производящая, так как она "производит" защиту, то есть услугу. В этом смысле воинская деятельность является трудом. Но воинская деятельность не созидательна, более того, в военное время она преимущественно разрушительна. Нередко утверждается, что в случае ведения справедливой войны это разрушение осуществляется ради созидания, но здесь, скорее, заложена идеологическая оценка будущего созидания, а с точки зрения общечеловеческой оценки любая война есть разрушение. В этом смысле воинская деятельность является трудовой, но не созидающей деятельностью.
Воинской деятельности присущи и некоторые другие черты, указывающие на ее связь с трудом. Среди них можно отметить наличие определенной технологии, необходимость конкретных умений, знаний в мастерстве для успешного осуществления. Будучи весьма сложной, по своему содержанию, она требует особого напряжения духовных и физических сил.
Другая "трудовая" черта, присущая воинской деятельности, заключается в том, что эта деятельность требует инициативы и творчества. Их необходимое присутствие в воинской деятельности обусловлено новизной и нестандартностью решаемых задач, постоянно возникающими новыми ситуациями, которые при всей тщательности прогнозирования нельзя запрограммировать и предусмотреть заранее. Это в свою очередь является мощным импульсом для расширения диапазона побудительных мотивов деятельности военных кадров.
Таким образом, воинская деятельность - это деятельность, которая обладает характеристиками труда. Как деятельность, непричастная к непосредственному производству материальных благ, воинская деятельность может подразделяться на неразрушительную (в условиях мирного времени) и разрушительную ( в условиях войны). Причем последняя в зависимости от социальной направленности, целей и интересов ее субъектов может выполнять как положительную, так и отрицательную роль в общественном прогрессе.
Специфика воинской деятельности проявляется в наличии в ней игрового элемента. Такие признаки игры, как хитрость, внезапность, обман, сохраняют свое значение и доя воинской деятельности ядерно-космического века.
В качестве структурных элементов воинской, как и иной, деятельности выделяют ее цели, субъект, объект, средства и результат.
Субъектом воинской деятельности выступает общество, социальные общности, личность. Отсюда следует вывод, что проблемы международной безопасности, а значительной мере зависят от того, какие общественные силы выступают в роли субъектов воинской деятельности. Объектом любой деятельности, в том числе и воинской, является то, на что она направлена. Субъект и объект деятельности взаимосвязаны и могут даже меняться местами.
Важным структурным элементом деятельности является цель, под которой понимается идеальный образ желаемого будущего результата. В воинской деятельности ставится не одна, а комплекс целей, имеющих свою иерархию. Важнейшие цели воинской деятельности закрепляются в Концепции национальной безопасности.[23]
Реализация целей воинской деятельности осуществляется с помощью средств. Цели и средства воинской деятельности находятся в диалектическом единстве. Средства воинской деятельности - это средства вооруженного насилия, прежде всего оружие и боевая техника. Цель воинской деятельности, реализовываясь с помощью ее специфических средств, дает результат воинской деятельности. Под результатом воинской деятельности следует понимать только те изменения, которые предполагались, ставились в качестве цели или задачи, и не нужно смешивать результаты с последствиями. Воинская деятельность в отношении своих результатов имеет определенную специфику. В воинской деятельности в наибольшей степени может происходить несовпадение цели и результата, так как противоборствующие стороны специальной задачей своей деятельности ставят недопущение такого совпадения у противника.
Воинская деятельность, как особый вид человеческой деятельности, выполняет важные социальные функции. В руках определенных общественных сил воинская деятельность выступает средством насилия. В этих условиях она реализуется в форме войны или вооруженной борьбы. Война как продолжение политической деятельности иными, а именно насильственными средствами является частью политики. Вот почему воинская деятельность используется в политике как средство насилия.
Воинская деятельность как мирного, так и военного времени непосредственным образом служит интересам политики в целом и военной политики в частности. Она представляет собой специфическое средство изменения путем насилия политических отношений в обществе. Политические цели войны и интересы обеспечения безопасности общества определяют в нем характер воинской деятельности. Вооруженная борьба, в процессе которой противоборствующие стороны добиваются поставленных целей, изменяет характер жизнедеятельности всего общества.
Воинская деятельность выступает средством защиты общества от вооруженного вторжения извне, угрожающего его суверенитету и целостности, то есть выполняет функцию защиты общества. Вместе с тем в процессе воинской деятельности военного времени нередко происходит разрушение старого и созидание нового общественно-политического строя в том или ином обществе.
Воспитательная функция воинской деятельности проявляется в том, что она осуществляет воспитательное воздействие на людей. С одной стороны, ее результатами являются страдание и смерть. Этим воспитывается негативное отношение к воинской деятельности в цивилизованном обществе. С другой стороны, воинская деятельность выступает нередко единственным средством освобождения и зашиты тех или иных народов. Все это накладывает отпечаток на сознание людей, их поведение в условиях подготовки государства к войне и в ходе ее проведения. И наконец, воинская деятельность выступает в качестве средства получения знаний о войне и военном строительстве. Но это уже деятельность особая - военно-познавательная, исследовательская.
Функционирование армии как общественной составляющей реализуется посредством определенных видов ее деятельности. Они нацелены на регулирование конкретных функциональных отношений. Важнейшими видами воинской деятельности, с помощью которых армия реализует свое историческое предназначение, являются: непосредственное использование оружия и боевой техники в вооруженной борьбе; опосредованное применение насилия и оружия в нем при различных социально-политических ситуациях; участие подсистем, элементов армии в экономической, социальной, политической и духовной сферах жизнедеятельности общества.
Степень участия армии в общественной жизни, в решении общих задач государства ограничена социальным характером общественно-политического строя и осуществляется лишь настолько, насколько в них заинтересована публичная власть. Она обусловлена, с одной стороны, уровнем сознательности военнослужащих, палитрой побудительных мотивов деятельности, их политической зрелостью и ответственностью за развитие общества; способностью армии выступить организованной и хорошо технически оснащенной силой, содействующей преодолению трудностей; культурой и образованностью военных специалистов; моральным авторитетом и дисциплинированностью как необходимыми предпосылками для успешного решения задач, стоящих перед армией, и другими качествами ее элементов; уровнем развития общества, его потенциальными возможностями, трудностями развития. Эти факторы и определяют характер воинской деятельности. Наиболее эффективной и общезначимой она становится тогда, когда армия является неотъемлемой и необходимой частью общества, государства, политической системы и понимается как таковая. Знание философии воинской деятельности имеет мировоззренческое и методологическое значение. Она помогает военнослужащим понять сущность и содержание их профессиональной деятельности, ее смысл и значение, а также способствует формированию у них научного мировоззрения, высоких морально-психологических качеств, военно-профессиональной компетентности и направленности.
Профессионализм офицера представляет собой довольно сложное психологическое образование, обусловленное прежде всего фактором опасности как необходимой составной части выполнения служебного долга в любых условиях деятельности (как в мирное, так и в военное время). По мнению специалистов, профессионализм в сфере опасных профессий, к которым относится и профессия офицера, есть категория человеческого бытия, представляющая собой системную совокупность личностных, мировоззренческих, деловых, профессиональных и нравственных качеств человека. Стержнем нравственного императива является мораль подвижничества, в котором самосохранение находится не на первом плане. Профессионализм - это структурная реорганизация военнослужащего в ратном труде.
Базисными основаниями профессионализма в сфере опасных профессий являются:
- принятие на себя ответственности за самоличное решение;
- высочайшая организованность;
- личное мужество;
- самокритичность;
- социологизированность мотивов поступков.
Побуждающим мотивом активности такого профессионала в экстремальной ситуации выступает не столько сострадание, сколько совесть. Образ духовной жизни представителя опасной профессии состоит в том, что он призван совершить добро, трансформировав опасность в совесть, а мужество превратив в профессиональность поступков.
Свое непосредственное выражение стремление субъекта деятельности к самовыражению находит в мотивационной сфере профессионализма.
Мотивация к труду не исчерпывает всей мотивации личности, так как личностное пространство значительно шире профессионального. Вместе с тем именно трудовая деятельность человека во многом определяет смысл . существования человека на земле. Поэтому в труде человек реализует не только свои профессиональные мотивы, но и более широкие побуждения, связанные с самовыражением, саморазвитием, общественным признанием и другими социальными притязаниями.
Психологами разработана целостная система представления мотивационной сферы профессиональной деятельности. Так, по мнению специалистов (А.К.Маркова) [35], мотивация к профессиональной деятельности включает такие структурные элементы, как:
- профессиональное призвание - влечение к какой-либо профессии, опирающееся на знание о ее предназначении;
- профессиональные намерения - осознанное отношение к определенному виду профессиональной деятельности;
- ценностные ориентации в профессиональной деятельности - выработанные обществом и принятые личностью основания для оценки назначения труда, его сторон, системы духовных ценностей, профессиональных менталитетов, правил профессиональной этики:
- мотивы профессиональной деятельности, внутренние побуждения, определяющие направленность активности человека в профессиональном поведении в целом и ориентации человека на разные стороны самой профессиональной деятельности;
- профессиональные притязания - стремление достичь результата определенного уровня профессиональной деятельности, который выбирает сам человек, зная свои предыдущие результаты;
- профессиональные ожидания - мысленные представления о своих возможных успехах, об отношениях с коллегами и др.[ 44,224]
Все указанные и другие побуждения к деятельности находятся в сложном отношении между собой, что и обусловливает противоречивость профессиональных устремлений специалиста. Например, могут иметь место высокие притязания при недостаточной мотивации и искаженных ценностных ориентациях.
Для специалиста в сфере опасных профессий путь к профессии предполагает в качестве основной мотивационной компоненты наличие потребности в добровольном выборе своей судьбы, который предполагает стремление преодолеть себя, пойти на риск в интересах других. Совесть, свобода, жизнелюбие и воля - вот первые нравственные ступени восхождения военнослужащего к вершинам моральных ценностей - защитить чужую жизнь.
Наряду с содержательными характеристиками профессиональные мотивы обладают и определенными динамическими параметрами. Можно назвать следующие свойства:
- устойчивость как длительность сохранения мотивов через некоторое время и в разных ситуациях, в том числе в сложных и экстремальных условиях;
- интенсивность как сила выраженности побуждений;
- длительность как распространяемость на большие промежутки времени;
- переключаемость как легкость перехода от одного побуждения к другому;
- широта как распространенность, на разное количество объектов, сторон труда;
- эмоциональная окраска положительной или отрицательной модальности.
Представления о мотивационной основе профессионального развития позволяют каждому специалисту задуматься на тем, что побуждает его к такого рода труду, ради чего он стремится работать лучше, реалистичны ли его цели, подлинными ли ценностями и смыслами он руководствуется.
Мотивационная сфера профессиональной деятельности не одинакова на различных стадиях профессионализации. Так, на стадии выбора профессии складываются интерес к содержанию будущей деятельности, понимание ее значимости, происходит осознание профессионального призвания, возникает стремление войти в определенную профессиональную общность и определенные профессиональные ожидания.
На стадии профессионального обучения начинается адаптация как приспособление личности к профессии, происходит уточнение своих профессиональных притязаний, возможно охлаждение интереса к избранной профессии. намечается принятие роли профессионала.
На стадии практического овладения профессией углубляется адаптация. идет корректировка профессиональных мотивов и целей, упрочиваются мотивы овладения высокими нормами и образцами профессионального мастерства, появляется первая удовлетворенность трудом, возникают мотивы самореализации личности в труде, возрастает число побуждений в мотивационной сфере, усложняется их иерархия.
На стадии расцвета профессиональной деятельности укрепляются мотивы индивидуального вклада в профессию и профессионального творчества, усиливается смыслотворчество в профессии как поиск все новых смыслов профессии для себя, упрочивается преобладание конструктивной мотивационной тенденции, ориентирующей человека на созидание.
На стадии ухода из профессии может наблюдаться мотив самореализации личности в новых формах деятельности, либо проявляются защитная мотивация избегания неприятностей, противопоставление профессиональным интересам молодежи, регресс.
Источником изменений в мотивационной сфере являются перестраивание общественных отношений человека, условий профессионального труда, логика саморазвития человека, неравномерность развития и рассогласование между уровнями профессиональной деятельности и профессионального общения, а также рассогласования между отдельными сторонами в самой мотивационной сфере.
Изменения в мотивационной сфере могут происходить по механизму «сверху вниз» (через осознание человеком желательных для общества эталонов мотивов) и «снизу вверх» (через включение человека в разные виды реальной деятельности, в ходе которой во взаимодействии с другими людьми практически осваиваются и изменяются мотивы и цели труда человека). В этом плане становится понятной та роль профессионального сообщества и профессионального общения, которую они могут сыграть в становлении и развитии профессиональной мотивации специалиста.
Для уяснения содержания мотивационной сферы военно-профессиональной деятельности остановимся на уточнении ее сущности.
Мотивы (от латинского moveo – двигаю) – то, что побуждает деятельность человека, ради чего она совершается [57,389] . В современной психологии термин «мотив» применяется для обозначения различных явлений и состояний, вызывающих активность субъекта. К основным мотивам относятся потребности, интересы, влечения и эмоции, цели и установки, идеалы и ценности, смысложизненная ориентация.
Мотивам посвящены многочисленные работы представителей бихевиоризма и глубинной психологии, социологии и специалистов по управлению. Бихевиористы обычно понимают под мотивами любые стимулы, как внешние, так и внутренние («мотивационные переменные»), способные вызывать или активизировать поведение. В глубинной психологии роль главных мотивов приписывается заложенным в человеке биологическим инстинктам и влечениям, которые под влиянием социальных условий, отчасти, подавляются и выступают в своих непрямых, символичных формах (психоанализ З. Фрейда и т.д.). Важным вкладом в развитие учения о мотивах была разработка идей о субъективно-объективной природе мотивов (понятие о «побудительной силе» вещей Левина), о независимости мотивов человека от элементарных биологических потребностей (Олпорт) и об «идеаторном», осознанном характере мотивов, выражающих систему жизненных ценностей человека (Нюттен) [57,390]
В отечественной психологии проблема мотивов разрабатывается в связи с исследованием структуры человеческой деятельности и сознания. В мотивах конкретизируются, «опредмечиваются» потребности, которые не только определяют собой мотивы, но, в свою очередь, изменяются и обогащаются вместе с изменением и расширением круга объектов, служащих их удовлетворению и соответствующих способов. Представление о предметной и социальной природе мотивов противостоят как теориям, ставящим человеческие мотивы в зависимость от «глубинных» инстинктивных влечений, так и теориям, приписывающим побудительную силу субъективным эмоциональным переживаниям. Дело в том, что не эмоции определяют мотивационно – смысловую сферу деятельности человека, а, наоборот, развитие мотивов обогащает и перестраивает сами эмоции и чувства. Это необходимо учитывать в своей воспитательной работе с подчиненными командирам всех уровней.
Мотивация, процесс побуждения человека к совершению тех или иных действий или поступков, часто представляет собой сложный акт, требующий анализа и оценки альтернатив, выбора и принятия решений. Мотивы, как известно, часто сопоставляют с деятельностью в целом, а цели — с отдельными действиями. Хотя такое однозначное сопоставление и неверно, оно тем не менее отражает большую общность мотива по сравнению с целью. Цель конкретнее мотива, в связи с одним мотивом формируются разные цели, мотив соотносится с потребностью, а цель — с предметом. Но при этом направленность на цель, вектор «мотив — цель» определяет конкретные действия субъекта и организует их. Сказанное позволяет трактовать мотивы как субъективно предвидимые обобщенные полезные результаты, а цели — как субъективно предвидимые конкретные полезные результаты деятельности. Такая трактовка не противоречит психологическим традициям и вносит кое-что новое.
Во-первых, оказывается возможным конкретизировать понятия мотивов и целей. Сегодня в общей психологии изучают мотивы и цели «вообще», а в психологии труда — трудовые мотивы и цели. Но профессиональные мотивы и цели при изучении конкретного труда подменяются мотивами и целями к труду вообще, что, очевидно, некорректно.
Любой мотив, как известно, есть определенным образом опредмеченное побуждение, которое опосредствует потребность и совокупность действий, направленную на удовлетворение этой потребности, и которое, будучи осознано, обосновывает выбор целей действий и сами действия. Специфика потребностей и «опредмечивающих» предметов и средств для удовлетворения потребностей должна по сути различать трудовую и профессиональную мотивацию, хотя обе они суть «слои» мотивационной сферы личности.
Действительно, «сплав» известных органических и социально усвоенных потребностей общего, неспецифического типа (быть гражданином, иметь авторитет, заработать и т. п.), опредмечиваемый в любой трудовой (а иногда и нетрудовой) деятельности, формирует трудовую (или, наоборот, нетрудовую) мотивацию, для которой предметы и функции деятельности, ее конкретные цели и результаты в сущности безразличны, а важны только общие социальные функции и социальные или личные цели (приносить пользу обществу, выполнять план, зарабатывать и т. д.). Профессиональная мотивация есть особая конкретизация мотивации трудовой, обусловленная специализацией в данной профессиональной области и формирующаяся по мере приобретения личного профессионального опыта. Профессиональная мотивация не только не безразлична к предметам и функциям, конкретным результатам и целям, но наоборот, она их профессиональной спецификой полностью и определяется. Профессиональный мотив обосновывает профессиональные действия, которые направлены на удовлетворение какой-либо из социальных потребностей в данной деятельности или из собственных потребностей этой деятельности, усвоенных профессионалом и превратившихся в его личные профессиональные потребности.
Профессиональные мотивы суть, таким образом, конкретизации трудовых мотивов, причем множественные: каждый трудовой мотив может конкретизироваться в нескольких профессиональных мотивах. Например, трудовой мотив «заработать» может быть конкретизирован шофером в нескольких направлениях: перевыполнить план перевозок, сэкономить горючее, сберечь автомашину, подработать на стороне и т. п. Мотив военнослужащего – продвинуться по служебной лестнице – может быть реализован также в различных формах, как положительных, так и отрицательных(карьеризм). Следовательно, профессиональных мотивов больше, чем трудовых, и, вообще говоря, каждый трудовой мотив потенциально конкретизуют во всех профессиях, где может актуализироваться в виде нескольких профессиональных мотивов.
В свою очередь, каждый профессиональный мотив, очевидно, должен иметь возможность конкретизироваться во множестве конкретных целей, которые в отличие от общетрудовых следует назвать профессиональными целями. Эти цели отражают профессиональную специфику конкретных полезных результатов деятельности, предвидимых специалистом, и выражают смысл его профессиональных действий. Умение ставить и достигать профессиональными способами профессиональные цели в конкретных условиях деятельности я отличает профессионала и непрофессионала.
Таким образом, применительно к профессиональной деятельности потребности и результаты, функции, мотивы и цели конкретизируются до профессиональных, выражающих и отражающих технологическую специфику и содержание деятельностей.
Учитывая нарастающую множественность этих реалий (результатов больше, чем функций и потребностей, целей — чем мотивов), целесообразно, применительно к любой деятельности, выделять ведущий мотив (или подмножество таких мотивов), который можно конструктивно представить в виде образно-понятийной модели реализации основной функции деятельности. Но это не значит, что в изучении профессиональной (или иной) мотивации можно ограничиваться ведущими мотивами.
Во-вторых, из разделения объективных и субъективно предвидимых результатов на обобщенные и конкретные следует возможность по-новому представить взаимосвязи потребностей, мотивов, целей, функций и результатов во внутреннем и внешнем планах изображения деятельностей. Можно видеть, что общественные потребности, функции и результаты относятся к внешнему плану деятельности, а личные потребности, мотивы и цели — к плану внутреннему. При этом личные потребности суть отражения потребностей социальных, а социальные — выражение личных потребностей. Функции и результаты непосредственно выражают общественные потребности и, в свою очередь, выражаются ими. В то же время функции и результаты деятельности через посредство целей, мотивов и личных потребностей формируют общественные потребности в деятельности и собственные ее потребности. Общественные потребности конкретизируются в функциях и результатах деятельности, а личные — в мотивах и целях.
От мотивов следует отличать мотивировки, т. е. высказывания, оправдывающие то или иное действие путем указания на побудившие его объективные и субъективные обстоятельства; мотивировки могу не совпадать с действительными мотивами поступка или даже сознательно маскировать их. Данное обстоятельство важно учитывать военным руководителям при анализе поведения личного состава.
Мотивы могут выступать в различной форме. Когда человек не осознает своих потребностей, но действует в соответствии с их побуждающими импульсами, говорят о влечениях. З. Фрейд, изучивший роль бессознательного, подчеркивал, что “многое в Я безусловно бессознательно”. На деятельность человека могут оказывать большое влияние влечения, как психологические состояния, выражающие неосознанную или недостаточно осознанную потребность. Одни влечения побуждают к позитивной деятельности, другие проявляются в агрессивных, разрушительных действиях. Для человека, испытывающего состояния влечения, не ясно, что влечет его к объекту, каковы цели его действий. Вспоминаются слова князя из “Русалки” А.С. Пушкина: “Невольно к этим грустным берегам мены влечет неведомая сила”.
Многие ученые считают, что влечение – это начальный этап формирования мотивов поведения человека. Неосознанные первоначально влечения, уступают место осознанным мотивам. Отсюда следует важный методологический вывод для работы командиров: способствовать переходу положительных влечений подчиненных в серьезный мотив их поведения.
В такой форме мотивы чаще всего выступают у молодых людей, которые еще недостаточно изучили их. Мотивация поведения в форме влечений часто бывает причиной досадных поступков. Это объясняется тем, что осознавая существо своей потребности, человек может удовлетворять ее в неадекватной форме. Например, у молодого человека есть духовная потребность в завоевании уважения у своих товарищей. Но если он эту потребность не осознает, то и удовлетворять может иногда не ее верным путем: он пререкается со старшими, считая, что в этом его товарищи увидят проявление самостоятельности. Поэтому такую форму мотивации целесообразно ограничивать.
Когда человек осознает свои потребности, то они выступают в качестве сильного побудителя к действию, говорят о желаниях. Это недостаточно сильный мотив часто направлен на цели, в возможности достижения которых человек недостаточно убежден.
Выделяют и такую форму мотивов, как хотение. В отличии от желаний хотение—более активный, побуждающий к действиям мотив. В процессе воспитания необходимо пробуждать такую форму мотивации у учащихся.
Влечения, желания и хотения—это простые мотивы, в большей степени они связаны с материальными потребностями человека.
Мотивы образуют иерархическую пирамиду, в основании которой лежит ведущиймотив (от него зависит направленность личности).
Иерархические отношения мотивов обычно проясняются в ситуациях конфликта мотивов, когда человек находится в ситуации выбора.
В ходе деятельности могут появляться новые потребности и мотивы, а цель, ранее побуждаемая к ее достижению каким-либо мотивом, со временем может приобрести самостоятельную побудительную силу, т.е. становится мотивом (механизм сдвига мотива на цель).
Весьма своеобразна мотивационно – смысловая сфера деятельности военнослужащих в условиях военного времени.
Мотивы - необходимый компонент боевой деятельности, ее психологической структуры. Каждое действие совершается под влиянием определенного мотива - желания, интереса, идеала, убеждения, чувства долга, социального требования, ставшего потребностью и т.д. В психологических исследованиях выделяют несколько групп мотивов.
К первой относятся мотивы, определяемые особенностями личности офицера, политическими и эстетическими потребностями и идеалами, общим отношением к своей профессии, к своим начальникам. Ко второй группе относятся мотивы порождаемые характером обстановки, ее сложностью, динамичностью и т.п. И к третьей, - мотивы, возникающие под прямым требованием старших начальников выполнить боевую задачу. Выделяют, так же, общие социальные и частные мотивы, как проявление актуализируемых в конкретной ситуации потребностей.
Основные из них:
- следовать нравственному примеру героев, их подвигам и поступкам;
- вести борьбу с врагом до полного уничтожения;
- отомстить за смерть, горе и страдание людей, родных, близких, боевых товарищей;
- добросовестно выполнять все приказы и распоряжения командиров и начальников;
- самосохранение жизни, сохранение жизни своих боевых товарищей и командиров;
- разгром врага, возвращение к мирной жизни, создании семьи, любить, трудится, растить и воспитывать детей;
- получение морального одобрения своих поступков и действий со стороны командиров и товарищей по подразделению;
- осознание себя как человека, выполняющего особую социально значимую деятельность, которая отличает его и товарищей по оружию от остальных членов социума;
- одобрение поступков и выделение личных заслуг перед Родиной;
- следование традициям подразделения, части, вида войск,
- восстановление боевых традиций Русского офицерского корпуса,
- возвращение к вере и национальное возрождение;
- не допускать поступков, действий, которые будут осуждены коллективным мнением, уставами и законами;
- самоутверждение среди сослуживцев своими боевыми делами;
- потребность в боевом соперничестве с противником.
Как правило, боевой деятельности офицера присуще не одна потребность, а несколько, порождая и соответствующие мотивы.
В мотивах боевых действий воинов концентрированно выражаются свойства его личности, его мировоззрение, отношение к поставленной задаче, командиру, коллективу, к боевой обстановке и войне в целом.
Цели и мотивы побуждают воина проявлять боевую активность, придают определенный личностный смысл его деятельности. Специалисты отмечают что в процессе боевой деятельности у воинов возникают такие мотивы, которые определяются конкретной боевой обстановкой, содержанием выполнения задач, и имеют личностный смысл. Мотивы такого рода возникают в связи с осознанием близких целей и частных задач. В процессе соотнесения в сознании офицера мотивов боевой деятельностей с конкретными целями его действий образуется личностный смысл деятельности в целом. Ведущими мотивами ( значений и личностного смысла ) боевого дежурства являются:
- мотивы "ответственного должествования" ( ответственности и долга );
- коллективистские мотивы, вызванные отношениями взаимной зависимости и ответственности между членами коллектива расчета, смены, экипажа, подразделения, части;
- мотивы, обусловленные личными служебно-бытовыми проблемами (продвижение по службе, семейные, бытовые проблемы и т. д.).
Как показывают исследования, иерархия мотивов боевого дежурства у офицеров такова, что безусловное лидерство занимает мотивы "ответственного должествования", затем коллективистские мотивы. Мотивы "продвижения по службе" особо ярко выражены у молодых офицеров.
Итак, все эти рассуждения, потребовавшиеся для уточнения понятия «мотив», позволяют сформулировать вывод, важный для решения основной проблемы исследования: уникальность и неповторимость личности определяется не ассортиментом потребностей, а качеством удовлетворения абсолютно одинакового для всех людей набора базовых потребностей.


1.2. Основные побудительные мотивы военной деятельности: сущность и содержание.
Мотивационно-смысловая сфера воинской деятельности – это сложная система взаимосвязанных компонентов, находящихся в иерархическом соподчинении. К основным побудителям деятельности военнослужащих относятся: потребности, интересы, цели, идеалы, ценности, смысложизненные ориентиры. Их реализация имеет как общее, так специфические для военнослужащих черты. Преступим к их более подробной характеристике.
Потребности – нужда или недостаток в чем-либо необходимом для поддержания жизнедеятельности организма, личности, социальной группы, общества в целом; внутренний побудитель активности [55,67]. То есть потребность – это нужда человека в чем-то, приводящая его к активности.
Субъектами потребностей, очевидно, могут быть общество в целом, социальная группа, отдельный человек — индивидуум. Соответственно потребности подразделяются на общественные (социальные) и индивидуальные (личные). Между ними, как известно, существует взаимная, но неоднозначная взаимосвязь. В личных потребностях отражается познанная и принятая индивидуумом часть общественных потребностей, а эти последние представляют собой интегрированное выражение части личных потребностей общества, социальной группы. Чем полнее социальные потребности трансформированы в потребности индивидуума, тем сильнее они находят свое выражение в его деятельностях и тем в большей мере он становится личностью. Чем полнее личные потребности членов социальной общности трансформируются в потребности этой общности, тем многообразное, сложнее и эффективнее социальная деятельность, тем в большей мере выполняется лозунг: «Все во имя человека, все для блага человека». Разновидностями социальных потребностей являются, во-первых, потребности в деятельностях, а во-вторых, собственные потребности деятельностей, причем первые порождаются вторыми, а также иными социальными потребностями. Само порождение, существование и исчезновение конкретных видов деятельности как социальных ценностей и компонентов человеческой культуры определяются в развитии общества развитием социальных потребностей. Будучи познаны и приняты индивидуумом в качестве своих личных, будучи осмыслены им в связи с наличными склонностями и интересами, социальные потребности в деятельностях обусловливают личную направленность индивидуума на овладение той или иной деятельностью как профессиональной, а после овладения — профессиональную мотивацию этого индивидуума как личности, субъекта деятельности, профессионала. Аналогично и собственные потребности деятельности, отражаясь в знаниях, умениях и навыках профессионала, профессионального коллектива определяют тем самым эффективность и качество деятельностей [47, 100].
Потребности бывают различные, и специалисты дают различные их классификации. Но все сходятся в признании двух направлений: витальных и социальных потребностей. Но витальность и социальность настолько переплетены, что их трудно разграничить. Можно говорить лишь о преобладании в той или иной потребности природной или социальной стороны. С известной степенью условности целесообразно разделить их на биологические, биосоциальные, социобиологические, социальные.
Биологические потребности – продолжить жизнь и род – присущи всему живому, в их основе лежит инстинкт видового и родового самосохранения. Конечно, эта потребность у человека социализирована и юридически закрепляется в Конституции демократических государств как право на жизнь. Реализация этой потребности военнослужащими весьма специфична, достаточно сказать, что они призваны защищать свою Родину даже ценой своей жизни.
Биосоциальные потребности – те, в основе которых лежат биологические потребности, но они в большей части социализированы: потребность в пище, жилище и т.д. И здесь имеются особенности удовлетворения войнами данных потребностей, особенно в полевых условиях, на учениях, не говоря уже о боевой обстановке.
К социобиологическим можно отнести потребности, которые хотя и сохраняют биологическую основу, но главное в них – социальное. К таковым можно отнести потребность в любви, познании, общении, активной и конструктивной деятельности, благодаря реализациям которых человек и стал разумным существом. Для военных кадров данные потребности имеют особую значимость.
Социальные потребности (собственно человеческие, не имеющие аналога в мире животных) – самопознание, самосознание человека как в смысле телесном, так и духовном. Личность воина оценивается через призму таких качеств как честь, достоинство, коллективизм, патриотизм, войсковое товарищество и т.д.
Эти базовые потребности можно разделить на две группы: материальные и духовные. Материальные потребности выражают нужду человека в пище, жилье, одежде и т.д. Если эти потребности не удовлетворить, то человек не сможет существовать физически. Неполное или нерегулярное удовлетворение этих потребностей сказывается на настроении людей, на их работоспособности. Поэтому, например, офицер должен заботиться, чтобы его подчиненные были сытно накормлены, своевременно отдыхали, имели исправное обмундирование и т.д. Это обязанность военных руководителей всех уровней и ее нужно неукоснительно выполнять, какой бы сложной не была ситуация с финансированием армии. Но здесь и задача государства - обеспечить свою военную организацию всем необходимым. При этом воинов следует приучать и к тому, что в боевой обстановке не будет возможности полного удовлетворения всех материальных потребностей. Психологически подготовленный к этому боец сможет более стойко перенести ТРУДНОСТИ, сопряженные с усталостью, ненормальным сном, холодом, нерегулярным питанием и т.д.
Поведение человека как сознательного труженика, воина, учащегося связано и с удовлетворением его духовных потребностей. Духовные потребности—это нужда человека в познании окружающего мира, в общественно значимом труде, общении с другими людьми, их признании, благосклонности и поддержке, культурные потребности. Если они систематически не удовлетворяются, то человек физически продолжает существовать, но теряет свой человеческий облик. Разумеется, что в поведении людей обычно сочетаются различные духовные и материальные потребности с преобладанием какой-то определенной.
Кроме того, выделяются следующие разновидности потребностей.
Потребности индивидуальные и общественные, не являющиеся простой суммой индивидуальных потребностей, а содержащие в себе нечто большее. В связи с этим на любой стадии развития общества массовидным является противоречие между индивидуальными и общественными потребностями. Особенно остро стоит эта проблема перед воинскими коллективами, перед каждым военнослужащим. Необходимо стремиться к гармоничному сочетанию личных и социальных нужд, доминированию, при определенных условиях, общественной составляющей.
Потребности здоровые и нездоровые, не выражающие истинную нужду индивида и общества в нормальных условиях существования и развития. Более того, можно сказать, что сами нездоровые потребности, как правило, порождаются не нормальными условиями существования. Наглядной иллюстрацией этого являются такие социальные болезни как алкоголизм и наркомания. Данные проблемы распространены и в армейской среде и требуют пристального внимания командиров всех уровней.
Потребности человека иерархизированы, т.е. организованы в определенной соподчиненной схеме. Иерархия индивидуальных потребностей составляет основную отличительную особенность личности - ее направленность. Но не смотря на значительное разнообразие индивидуальных потребностей личности, можно вычленить основную схему личностных потребностей.
Все уровни потребностей взаимосвязаны, регуляция человеческого поведения одновременно взаимодействует со всеми уровнями, происходит так называемая «сквозная регуляция», связанная с взаимодействием этих уровней. Депривация одной из потребностей приводит к деформации личностного поведения в целом. Так, например, невозможность удовлетворить потребность в безопасности ведет к повышению уровня тревожности личности, к свертыванию ее возможностей в самореализации; затруднение в удовлетворении физиологических потребностей ведет к понижению когнитивных потребностей и т.д.
Иерархия личных потребностей видоизменяется с развитием личности, высшие ее уровни «вызревают» лишь к моменту достижения индивидом психологической зрелости. Но будучи сформированными, высшие уровни потребности, особенно потребности в самореализации, самоусовершенствовании, начинают играть системообразующую роль в системе потребностей. Автономизация же отдельных ее уровней ведет к сужению интересов личности, а в ряде случаев - к асоциальным способам их реализации.
У социализированной личности существует потребность в самооценке, в понимании самого себя, смысла своего существования. Это имеет большое значение для его адаптации к окружающей среде.

Специалисты, исследующие базовые потребности, лежащие в основе мотивации воинской деятельности, предлагают следующую классификацию (основанную на иерархической модели потребностей А. Маслоу):
• физиологические потребности,
• потребности безопасности и защиты,
• потребности принадлежности, любви;
• потребности самоуважения;
• потребности самоактуализации, личного совершенствования.
Физиологические потребности (в пище, питье, кислороде, в физической активности, сне, защите от экстремальных температур и в стимуляции органов чувств) являются основными, сильными, неотложными. Их удовлетворение дает возможность биологической жизни, а значит, они должны быть удовлетворены на определенном, специфичном для человека уровне. Недаром голодный человек в конце концов теряет интерес к самой жизни, становится безразличным к собственно человеческому удовлетворению других видов потребностей.
Потребности безопасности и защиты. После удовлетворения физиологических потребностей актуальными становятся потребности безопасности и защиты. Это потребности в организации, стабильности, в законе и порядке, в предсказуемости событий, в свободе от таких угрожающих сил, как болезнь, страх и хаос, в долговременном выживании. В интересах их удовлетворения государством создаются, помимо всего прочего, вооруженные силы, органы внутренних дел и т.д.
Предпочтение хорошей и безопасной работы со стабильным заработком, создание сберегательных счетов, приобретение страховки, знание методов выживания, овладение воинским мастерством позволяют чувствовать себя в относительной безопасности. Сюда же можно отнести стремление человека к созданию определенных норм жизни. Условия для удовлетворения данных потребностей воинов создаются путем реализации их прав и обязанностей, изложенных в общевоинских уставах. Для воина защита Отечества и есть внешнее проявление личной безопасности.
Уникальность армии состоит в том, что функция защиты своего народа, мира на земле призвана стоять выше, чем функция личной безопасности. На это способна только зрелая личность, которая реализует себя в служении своему народу.
Потребности принадлежности и любви. Это потребности в семье, дружбе, любимых, друзьях. Кому не знакомы муки отвержения и, одиночества (достаточно вспомнить курсанту период адаптации к армии). Каждый человек хочет жить в атмосфере любви и заботы. Зрелая любовь подразумевает здоровье, нежные взаимоотношения между двумя людьми, основанные на взаимном уважении, восхищении и доверии. Быть любимым и признанным важно для здорового чувства достоинства. Когда человека не любят, появляются пустота и враждебность
Принадлежность к воинскому коллективу подразделения, включенность в дружеские отношения, готовность оказать взаимопомощь - предпосылка психического здоровья военнослужащего в условиях экстремального характера воинской службы.
Потребность в самоуважении. Выделяют два основных типа самоуважения - собственно самоуважение к потребность в уважении другими. Самоуважение обеспечивается компетентностью, уверенностью, достижениями, независимостью и свободой. Военнослужащему важно знать, что он достойный человек, способный успешно выполнять задачи воинской службы.
Уважение другими включает престиж, признание, репутацию, статус, оценку и приятие. Для военнослужащего значимо признание другими - командирами, друзьями, семьей - того, что он делает. Хорошо, если его воинский труд признан престижным, дающим высокий статус и у военного человека есть своя репутация как высокая оценка его личности. Основой для формирования самоуважения и уважения другими является высокий престиж воинской службы в обществе.
Удовлетворение потребности в самоуважении порождает чувство уверенности в себе, достоинство и осознание того, что вы полезны и необходимы. Это тем более важно для командира, принимающего ответственные решения. Недостаточная удовлетворенность приводит к чувству неполноценности, бессмысленности, слабости, пассивности и зависимости, чувству пустоты и беспомощности при столкновений с жизненными ситуациями, трудностями, требованиями воинской службы.
Здоровое самоуважение основывается на заслуженном уважении другими тебя как личности и военного-профессионала. Рискованно строить удовлетворение потребности в уважении на лести (что очень просто в условиях единоначалия в армии), а не на собственных способностях и достижениях, действительной значимости. Эти последние факторы зависят от нас, а значит, нами контролируются.
Потребность в самоактуализации есть желание человека стать тем, кем он может стать. Это предполагает полное использование своего таланта, способностей, личности.
Люди нуждаются во внутреннем совершенствовании и ищут его. Это естественно. Однако не все этого достигают. Причина в том, что многие не знают своего потенциала и не понимают пользы от самосовершенствования. Есть люди, склонные сомневаться и даже боящиеся своих способностей. Иногда военный человек, стремясь удовлетворить общественное ожидание от него быть мужественным, стойким, решительным, боится развить в себе сочувствие, доброту, нежность.
Поэтому можно сказать, что человек - это в какой-то степени "желающее существо", жизнь его полимотивирована, побуждается многими мотивами (потребностями). В силу этого он постоянно находится в ситуации выбора и удовлетворения "самой главной" потребности в создавшейся ситуации. Однако по мере ее удовлетворения это место занимает "другая главная" и т.д. Желания его бесконечны, так как он редко достигает полного, завершенного удовлетворения.
Рассмотренные потребности человека врожденны и впоследствии "социализированы", организованы в системы. В разных жизненных ситуациях в системах потребностей образуется своя система доминирования, иерархии. Развитие личности есть преобразование потребностей от физиологических до самоактуализации. Такое движение вверх по иерархии потребностей создает индивидуальность. Чем выше человек находится на лестнице потребностей, тем свободней он в созидании своей судьбы.
Чем, богаче потребности военного человека, тем больше выбор вариантов поведения. Поэтому он стремится к личностному росту, к вершине иерархии потребностей. Свобода и мотивация взаимодействуют друг с другом. Стремление к профессионализму, свободе военно-профессионального творчества связано со стремлением к развитию у военнослужащего потребностей в принадлежности к армии, воинскому коллективу, в товарищеских взаимоотношениях, в самоуважении и признании его товарищами по службе, в самоактивизации в военной службе.
Развитие - есть актуализация, развертывание потенциала быть личностью, воином. Психика "человека самореализующегося" - есть единство сознательного и бессознательного, при определяющей роли сознания. Личность представляет собой совокупность рационального и иррационального. Но иррациональные процессы не являются доминирующими. "Человек самореализующийся" - это человек, рационально принимающий решения и стремящийся на основе этого актуализировать свой потенциал. Таким самоактуализирующимся людям присущи следующие характеристики.
1. Правильное и беспристрастное восприятие мира, других людей. Они видят действительность такой, какая она есть. Не позволяют страху повлиять на свою оценку. Без труда обнаруживают фальшь и нечестность в военно-профессиональных и личностных взаимоотношениях. Ожидания, тревоги, стереотипы, ложный оптимизм и пессимизм не искажают их восприятия. Они не боятся проблем, которые не имеют однозначных решений, приветствуют сомнения, неопределенность, поиск.
2. Признание себя таким, каков есть. Самоактуализирующиеся люди не сверхкритичны к своим недостаткам, включая свою физиологическую природу. Воспринимают себя естественно. У них нет непреодолимых потребностей поучать, информировать или контролировать. Они могут переносить слабости других и не бояться их силы.
3. Непосредственность, простота и естественность У таких людей нет искусственности и желания произвести сверхэффект .
4. Центрированность на проблеме. Эти люди привержены какой-то задаче, долгу, призванию или любимой работе, полагая, что она нужная и важная. Они ориентированы на проблемы, которые выше их непосредственных потребностей и которые считают для себя жизненной миссией. В этом смысле они, скорее, живут, чтобы работать, а не наоборот. Их в то же время интересуют вопросы философии, психологии и этики.
5. Независимость как потребность в уединении. Самоактуалнзкрующиеся люди очень нуждаются в неприкосновенности внутренней жизни и возможности одиночества. Во взаимоотношениях могут наслаждаться богатством и полнотой дружбы. У них частая потребность общаться с самим собой. Они сохраняют спокойствие и невозмутимость, когда их постигают личные несчастья и неудачи. Стремятся иметь собственный взгляд на ситуацию, явления действительности.
6. Автономность, опора на свой собственный потенциал и внутренние источники роста и развития. Высокая система самоуправления и "свободы воли".
7. Свежесть восприятия. Рассматриваемая категория людей обладает способностью оценивать по достоинству даже самые обычные события в жизни, при этом ощущая новизну. Они редко жалуются на скуку, неинтересную жизнь. Каждый день жизни богат, это захватывающее и волнующее событие в жизни.
8. Вершинные переживания. Это сильные волнения, моменты высокого напряжения, а также расслабления, умиротворения, блаженства и толкования. Люди чувствуют большую гармонию с миром, выходят за пределы своего "Я".
9. Общественный интерес, то есть стремление помочь другим улучшить себя. Такие люди сострадают, симпатизируют и любят человечество.
10. Глубокие межличностные отношения. Круг друзей невелик, но очень дружествен, проявляется особая нежность к детям.
11. Демократический характер. Самоактуализирующийся человек уважает всех людей, независимо от ранга, статуса, с готовностью учится у других, не проявляя стремления к превосходству.
12. Разграничение средств и умений. Такие люди придерживаются правовых и этических норм. Им часто нравится сам процесс, чем достижение цели.
13. Философское доброжелательное чувство юмора, то есть юмора, высмеивающего глупость человечества в целом.
14. Способность к творчеству как естественный способ выражения потребностей личности к живому восприятию всего нового.
15. Сопротивление насильственному окультуриванию.
Эти качества говорят не об ангельских чертах суперличностей, а о том, что потенциал человека велик, гораздо больше достигаемого нами в повседневной жизни. Цели нашего служебного роста, как правило, имеют отдаленную связь со стремлением актуализировать наш потенциал и предполагают не столько увеличение напряженности жизни, сколько расширение круга возможностей. Действительный рост начинается только тогда, когда у человека реализуются новые потребности.
Представленные здесь, в довольно абстрактной форме, мотивы самоактуализации в реальных жизненных ситуациях приобретают свои конкретные и специфичные черты. Они легко могут замещать друг друга, если это диктует жизнь. Можно выделить самые широкие мотивы роста: целостность, совершенство, простоту, красоту, доброту, уникальность, честь и т.д. Все указанные потребности важны в равной степени, у них нет иерархий.
В случае, если мотивы роста не получают своей реализации, возможно возникновение значимых отклонений в психике. Это:
- неверие, цинизм, скептицизм;
- ненависть, антипатии, отвращения, расчет только на себя и для себя;
- вульгарность, нетерпеливость, отсутствие вкуса, бесцветность;
- дезинтеграция;
- утрата чувства собственного "Я" и индивидуальности, ощущение себя постоянно меняющимся;
- безысходность, нежелание чего-либо добиваться;
-гнев, цинизм, неприятие законов, тотальный эгоизм;
-мрачность, угрюмость, депрессии, отсутствие интереса к жизни;
- перекладывание ответственности на других и др.
Каков же путь к совершенствованию военнослужащего в образе "человека самоактуализирующегося"? Этот путь можно проследить, сравнивая два типа жизни.
В основе первого типа главным образом лежит стремление удовлетворить существующий внутренний дефицит или требования окружения. Это стиль жизни, интегрированный на снижение напряжения, поддержание равновесия с окружающей средой. Выражение "Живи сегодняшним днем, потому что завтра может не наступить" - девиз такого образа жизни. Эго жизнь человека, реагирующего на стимулы - поощрения, наказания, чрезвычайные обстоятельства, на боль и страх, на требования других людей, на каждодневные события. Это жизнь, характеризующаяся рутиной и однообразием, отказом относиться к чему-нибудь или кому-нибудь серьезно, стремлением заниматься вещами несложными, но приятными. Такая жизнь сконцентрирована на поддержании своего положения. Счастье - в ощущении безопасности и удовлетворения. Фактически эти люди не переступают порога самоактуализации.
Второй тип жизни - это усиление или рывок, когда человек использует в полную силу все свои способности. Такой человек более собран, непосредствен, открыт для переживаний. Его образ жизни включает в себя наиболее счастливые и волнующие моменты человеческого существования, моменты величайшей зрелости, индивидуальности и наполненности. Это вершинные переживания жизни, вызывающие благоговение и восторг. Самоактуализирующийся человек стремится ощутить эти переживания, и они часто бывают причиной важных перемен в жизни.
Научная классификация потребностей позволяет отдифференцировать данное понятие от мотивов. Отличие от потребностей и особое место мотивов в психологии легко подтвердить тем, что одна и та же потребность может быть реализована посредством множества совершенно разных мотивов. Например, потребность в общении может быть удовлетворена через мотив поговорить по телефону, или в нетерпеливом желании пойти на свидание; или в намерении быстро одеться и пойти просто в любое людное место; или в парадоксальном желании покинуть приятный круг общения с тем, чтобы поспешить в гастроном и пригласить только что оставленных друзей на ужин - в виде сюрприза; или раскрыть любимую книгу для продолжения воображаемой дискуссии с постоянным другом-оппонентом и т.д., до бесконечности.
В то же время несколько различных потребностей могут быть удовлетворены через один мотив: побуждение пойти на дискотеку может сегодня возникнуть из потребности в самовыражении (освоен новый танец и не терпится продемонстрировать его друзьям), завтра — из потребности в общении (известно, что кто-то из одноклассников там будет и, даже если танцевать, не хочется, человек идет все равно — ради общения), послезавтра — повинуясь сексуальной потребности, на следующий день на первый план может выйти эстетическая потребность, если популярная группа на гастроли приезжает и т. д.
Итак, при всем внешнем сходстве и даже родстве, потребность и мотив не одно и то же. Потребности — явление субъект-объектное, они предопределены, заданы человеку социальными отношениями, тогда как мотив — явление чисто субъективное, «мое» и ничье больше.
Потребности у всех людей одинаковы (часто в литературе можно встретить противоположное мнение), отличаются люди только по уровню развития универсального и единого комплекса базовых потребностей, в котором одни для данного человека становятся доминирующими, а другие, в зависимости от разных обстоятельств, «дремлют» словно в анабиозе.
Число базовых потребностей ограничено (снова найдутся несогласные), тогда как мотивов — бесконечное множество, как бесконечно количество человеческих предметов и необозримо число благ и ценностей человеческой жизнедеятельности. Например, каждый человек испытывает потребность в общении, каждый страдает от одиночества, но уникальность и неповторимость личности определяется именно степенью и полнотой удовлетворения, силой желания и активностью (интенсивностью) действий, богатством и разнообразием способов удовлетворения — то есть непохожестью мотивации, возникающей из этой одинаковой для всех потребности в общении.
Всякий человек имеет эстетическую потребность, но для одного она ограничена и обеднена примитивной мотивацией оглохнуть от воя и грохота так называемой рок музыки, а у другого эстетическая деятельность мотивирована и живописью, и театром, и всем разнообразием эстетических ценностей природы и общества.
Эти замечания, помимо раскрытия сущности понятия «мотив», потребовались еще и для того, чтобы обратить внимание на вред от неразборчивого или просто небрежного употребления понятий. В учебнике психологии для пединститутов говорится о потребности закрыть форточку, достать интересную книгу, купить галстук модной расцветки и т. д. Но должно быть понятно, что нет, не бывает таких потребностей, что названы мотивы, опосредствующие какое-то удовлетворение, но никак не сами потребности.
Неряшливость словоупотребления проявляется и в том, что существует тенденция включать в феномен мотивации самые разнообразные психологические явления. Трудно даже просто перечислить все понятия, используемые для обозначения мотивов поведения: влечение, желание, интерес, диспозиция, цель, мечта, установка, убеждение. Да еще из англоязычной психологии — драйв, импульс, эрг, трэйт, подкрепление, стимул. Только для объяснения этих терминов потребуется не мало страниц. Кроме того, мотивировать поведение могут такие личностные свойства как самооценка, уровень притязаний, особая потребность в достижении, есть у человека привычки и стереотипы поведения, по которым деятельность инициируется машинально, без раздумий и размышлизмов, есть так называемые моральные принципы и т. д.
Привести в систему и понять взаимозависимости всего этого многообразия психологических явлений, при данном состоянии науки не представляется возможным, но в ограниченных пределах что-то сделать можно, — если учитывать качественное различие потребностей, т. е. разную степень социализации потребностей нижних «этажей» в сравнении с духовными потребностями четвертого уровня. Если мы договорились, что мотивом будем называть образ потребного будущего, инициирующий деятельность, то все приведенные словеса — или всего лишь оттенки смысла, или отражение места какой-либо потребности в общей иерархии. Например, есть потребности низших порядков, почти одинаковые у нас с животными, здесь вполне уместно понятие «драйв». Стало быть, если вам во время чтения встретится это слово, будет понятно, что речь идет о мотивации, но вызванной не какой-нибудь, а только одной из нижерасположенных, примитивных потребностей. Но если говорить, положим, о потребности смысла жизни, то слово драйв не подходит принципиально.
В то время как низшие потребности выступают как прямое, безусловное побуждение, т. е. «толкают» поведение без посредника-мотива (попробуйте не дышать, тут никакого особого внутреннего побуждения не требуется, человек пыхтит себе и все), потребности высших уровней имеют множество вариантов реализации, поэтому никак не обойтись, например, без понятия идеал. Здесь даже определение почти совпадает: идеал это представление (может быть недостижимого) будущего, побуждающее активность личности.
Для нормального социального функционирования необходимо включение человека в деятельность, в которой он находил бы смысл своего существования. Отсюда вытекает потребность в труде, в труде творческом, в котором раскрывались бы основные способности человека. Отсутствие этой фундаментальной человеческой потребности — основной показатель социальной деформации личности.
Органические потребности человека возникают без специального их формирования, тогда как все социальные потребности возникают лишь в процессе специального их формирования, воспитания. Потребности людей зависят от исторически сложившегося уровня производства и потребления, от условий жизни человека, от традиций и господствующих вкусов в данной социальной группе. Потребности закрепляются в процессе их удовлетворения. Удовлетворенная потребность сначала исчезает, но затем возникает с большей интенсивностью. Слабые потребности в процессе их многократного удовлетворения становятся более стойкими.
Возникающие в результате деятельности все новые и новые потребности являются основным стимулом как развития отдельной личности, так и исторического прогресса общества в целом.
Потребность становится основой поведенческого акта лишь в том случае, если для ее удовлетворения имеются или могут быть созданы необходимые средства и условия (предмет деятельности, орудие деятельности, знание и способы действия). Чем разнообразнее средства удовлетворения данной потребности, тем прочнее они закрепляются.
Потребность, с нейрофизиологической точки зрения, представляет собой образование доминанты, устойчивого возбуждения определенных механизмов головного мозга, которые связаны с регулированием необходимых поведенческих актов. Возникающая потребность вызывает мотивационное возбуждение соответствующих нервных центров, побуждающее организм к определенному виду деятельности. При этом оживляются все необходимые механизмы памяти, обрабатываются данные о наличии внешних условий и на основе этого формируется целенаправленное действие.
Следующим звеном в цепочке побудительных мотивов человеческой деятельности выступает интерес, под которым понимается реальная причина социальных действий, событий, свершений стоящая за непосредственными побуждениями – мотивами, помыслами, идеями, намерения и т.д. участвующих в этих действиях индивидов, социальных групп, классов.[50,219].
Можно сказать и так: интерес – это форма проявления потребности, ее более или менее отчетливое сознание. Из такого определения интереса следует, что в отличие от потребности, которая характерна для всего живого, интерес – феномен, присущий только людям. И именно как осознание потребности интерес оказывается более непосредственной причиной человеческих действий – индивидуальных и групповых. Поэтому вызывает обоснованные, на наш взгляд, следующие утверждения, встречающиеся в научной литературе: интерес – это просто инобытие потребности, но так же не мотив поведения. Коли есть потребность в объекте, то проявляется и интерес к данному объекту, но начнется ли активность по овладению объектом, зависит не от интереса, а только от мотива: большинство старшеклассниц проявляют интерес к какому-нибудь певцу Леонтию Разину, но побуждение к действию (письмо написать, у подъезда дожидаться) при этом испытывают только отдельные, особо экзальтированные особы, которых все нормальные люди воспринимают с оттенком недоумения, а то и хуже, отзываясь о них в сопровождении такого характерного жеста, когда пальцем у виска покрутят.
Следовательно, включать интересы в список мотиваторов поведения не только неверно, но и нецелесообразно, интерес может быть, а может и не быть мотивом поведения. Это хорошо, что язык допускает смысловые оттенки, усиливая выразительность речи, но, сказав о наличии у кого-то «интереса к живописи», мы пока еще ничего не сказали конкретного о мотивации данной деятельности, и это только уводит нас от понимания истинных причин поведения.
Дело в том, что именно в этом звене ''интерес'' обнаруживает неразрывное единство объективной и субъективной сторон мотивационной сферы деятельности. Субъективная потребность в интересе имеет как положительную, так и отрицательную стороны. Последняя заключается в возможности появления под воздействием определенных идей интересов мнимых, неистинных. Достаточно вспомнить, как бредовые концепции типа ''Германия превыше всего'' вдалбливали в головы миллионов мысль о том, что их истинный интерес требует ''продвижения '' на Восток (да и на Запад тоже).
Интерес— избирательное отношение к предметам и явлениям в результате понимания их значения и эмоционального переживания значимых ситуаций. Интересы определяются доминирующей направленностью личности. Интересы личности обусловлены ее принадлежностью к определенной социальной группе. Интересы человека определяются системой его потребностей, но связь интересов с потребностями не прямолинейна, а иногда она и не осознается.
Интерес, как и все психические состояния, существенно влияет на протекание психических процессов, активизирует их. В соответствии с потребностями интересы подразделяются по содержанию (материальные и духовные), по широте (ограниченные и разносторонние) и устойчивости (кратковременные и устойчивые). Различаются также непосредственные и косвенные интересы (так, например, проявленный следователем интерес к какому-либо вещественному доказательству является интересом косвенным, тогда как прямым его интересом является раскрытие всего преступления в целом). Интересы могут быть положительными и отрицательными. Они не только стимулируют человека к деятельности, но и сами формируются в ней.
Широта и глубина интересов человека определяет полноценность его жизни. Узость круга интересов, их обусловленность только материальными потребностями, отсутствие полноценных устойчивых интересов нередко лежат в основе преступного поведения. Характеристика личности включает в себя определение круга интересов данного человека.
С интересами человека тесно связаны его желания. Желание — мотивационное состояние, при котором потребности соотнесены с конкретным предметом их удовлетворения.
Если потребность не может быть удовлетворена в данной ситуации, но эта ситуация может быть создана, то направленность сознания на создание такой желаемой ситуации называется стремлением. Стремление с отчетливым представлением необходимых средств и способов действия является намерением.
Разновидностью стремления является страсть — стойкое эмоциональное стремление к определенному объекту, потребность в котором доминирует над всеми остальными потребностями и придает соответствующую направленность всей деятельности человека. Состояние страсти остро и бурно переживается. Но страсть в отличие от импульсивных действий регулируется волей. Она направлена на достижение предварительно осознанной цели. Страсть может быть положительной и отрицательной в зависимости от общественной ценности того, к чему стремится человек. Многие отрицательные страсти (страсть к стяжательству, к азартным играм и т.п.) ведут к деградации личности и нередко являются предпосылкой преступного поведения.
Положительные страсти мобилизуют силы человека на достижение социально значимых целей (например, страсть к искусству, науке, к отдельным видам трудовой деятельности и т.п.). Полное отсутствие страстей, если таковое могло быть достигнуто, привело бы к полному отупению, и человек тем ближе к этому состоянию, чем он беспристрастнее. Действительно, страсти — это небесный огонь, оживляющий нравственный мир, страстям наука и искусство обязаны открытиями, а душа благородством. Однако низменные страсти, связанные с гиперболизацией потребностей низшего уровня, ведут к личностной деформации, к вовлечению в так называемый терочный круг (патологическая страсть к саморазрушению посредством психотропных веществ).
Таким образом, интересы — это преимущественная направленность человека на какие-то предметы, деятельность, связанная с положительным эмоциональным отношением к ним. Наличие определенных интересов у воина является благоприятной предпосылкой его служебной деятельности, развития способностей, успешного обучения. У молодых людей при подготовке их к призыву желательно развивать интерес к службе, военной технике.
Сильным побудительным мотивом к какой-либо деятельности является склонность. Человек с выраженной склонностью к данной области всегда добьется больших успехов. Развитие у будущих воинов склонности к военной технике, оружию—важнейшая предпосылка успехов в учебе и службе. Для военнослужащих очень важно осознание и следование общегосударственным интересам. «Национальные интересы, - отмечается в Концепции национальной безопасности РФ, - заключаются в духовном обновлении общества, сохранении его нравственных ценностей, утверждении в обществе идеалов высокой нравственности, патриотизма и гуманизма, развитии многовековых духовных традиций Отечества». В решении этой задачи заинтересованы все здоровые силы общества. Военным руководителям важно уметь формировать у подчиненных истинные интересы, направленные на свой профессиональный рост, на решение задач стоящих перед подразделением.
Как непосредственное ближайшее отражение интереса в сознании человека возникает стимул – определенное побуждение к действию, которое по своей природе может быть либо материальным, либо духовным, либо сочетанием того и другого. Правда, в сочетании со словом ''стимул'', прилагательное ''духовный'' звучит несколько иронически, ибо стимулом в Древнем Риме называлась заостренная палка, которой погоняют быков. И тем не менее, значение стимулирования воинской деятельности трудно переоценить. Следует активно использовать многолетний опыт работы в данном направлении: чествовать передовиков, поощрять отличившихся в службе и т.д., используя различные формы и средства.
Дальнейшим осознанием потребностей, интересов и стимулов выступает цель. Цель – один из элементов поведения и сознательной деятельности человека, которая характеризует предвосхищение в мышлении результата деятельности и пути его реализации с помощью определенных средств.[57,731] То есть однимиз важнейших компонентов мотивационной сферы воинской деятельности является ее целеполагании. Известно, что под целью понимается предвосхищение в мышление результата деятельности и пути его реализации с помощью определенных средств. Цель выступает как способ интеграции различных действий воина в некоторую последовательность или систему. Анализ воинской деятельности как целенаправленной предполагает выявление несоответствия между наличной служебной ситуации и цели. Следовательно, осуществление цели – это процесс преодоления этого несоответствия.
Цель как один из элементов деятельности военнослужащих обусловлена объективными факторами военного дела. Она выступает как определенный механизм интеграции различных действий воинов в следующую систему: цель, средство и результат. Цель – это проект действия, определяющий характер и системную упорядоченность различных актов и операций. Уяснению сути целеполагания воинской деятельности способствуют результаты общетеоретических исследований данного социального феномена. Целеустремленность отличает, в первую очередь, общественного человека как субъекта действия. Придавая последней активный и направленный характер, цель как бы ''освящает'' и указывает ей путь, и ставит их фактором успешного преобразования человеком действительности. Могущество разума есть своего рода идеальное выражение творческого могущества реальной предметно - преобразующей деятельности субъекта.
Уже в органической природе мы видим зачатки целеполагания в смысле целесообразной приспособительной деятельности, направленности процессов эволюции. Специалисты отмечают, что каждый значимый акт представляет собой решение (или попытку решения) определенной задачи действия. Но задача действия, иными словами – результат, которого организм стремится достигнуть, есть нечто такое, что должно стать, но чего еще нет. Таким образом, задача действия есть закодированное так или иначе в мозгу отображение или модель потребного будущего. Целеполагание, следовательно, возникает из жизненной потребности субъекта (живого существа). Такое забегание вперед, опережение событий, '' предустановка '' и составляет сущность целеполагания (рефлексы идеального).
И.П. Павлов рассматривал рефлекс цели в качестве основной формы жизненной энергии человека, стремящегося к овладению необходимыми ему предметами. На пути достижения цели субъект преодолевает все трудности и препятствия. Бесцельная жизнь пуста, бессодержательна и нередко приводит к самоубийству. Поэтому цель – это драгоценнейшее качество огромного жизненного значения. ''Рефлекс цели'', вместе с другими рефлексами, образует ''рефлекс жизни''. Стремление к объекту, периодичность и последовательность, определенный ритм и темп рефлекторной жизнедеятельности является ее существенными чертами.
Целеполагание представляет собой некоторое опережающее отражение действительности. Чем актуальнее целевая функция, тем активнее и быстрее осуществляется процесс развития социальных субъектов. Целесообразность – наиболее существенная черта рефлексии, но, конечно же, не исчерпывает полностью содержание последней. В качестве особого явления, рефлексия не тождественна целесообразным своим направлением. Не все акты рефлексии носят непременно осмысленный, осознаваемый характер и направлены на реализацию данной цели. Субъект способен предаваться бесцельному время провождению, когда ни он, ни окружающие его люди не знают, чем он займется в следующий временной интервал, какие поступки совершит и какой уровень активности обнаружит. Такими чертами отличается поведение, например, таких офицеров, которые ''засиделись'' длительное время на определенной должности, в определенном воинском звании и, тем самым, утратили важный мотив своей службы.
Существуют различные основания для классификации целей воинской деятельности: по времени (близкие и далекие), по значению (существенные и несущественные, личные и общественные), по предметной области и т.д. Кроме того, целеполагание специфично на различных стадиях профессионализма:
* На стадии выбора профессии (поступление в то или иное военное учебное заведения);
* На этапе профессионального обучения (окончить вуз с дипломом с отличием, либо довольствоваться удовлетворительными оценками);
* На стадии практического овладения профессией (стремление стать мастером своего дела, либо халатное выполнение своих обязанностей);
* На этапе расцвета профессиональной деятельности (получить, например, звание ''заслуженный летчик'', либо спокойно ожидать увольнения в запас);
* В момент ухода из профессии (самореализоваться в новых формах деятельности, либо довольствоваться пенсионным обеспечением);
Система целей, стоящих перед человеком, целей, которые он преследует своими действиями, мотивов, в соответствии с которыми он действует, выражает его направленность.
Если знать направленность человека, то можно точно предвидеть отдельные его поступки и жизненную линию в целом. В условиях школы в процессе патриотического воспитания важно формировать у будущих воинов военно-профессиональную направленность, что обеспечит в дальнейшем их самоотверженное поведение в процессе прохождения службы.
Чтобы понять направленность воспитуемого, надо разобраться в системе целей, которые он перед собой ставит. Цели человек ставит перед собой не случайно. Выбор и постановка целей — процесс, закономерно обусловленный. И эту закономерность важно учитывать. Если у воина преобладают общественно значимые мотивы, то и цели у него будут серьезные, содержательные. Служба у такого человека будет протекать успешно. Молодой человек не всегда говорит о том, каких целей он хочет добиться в жизни. Но педагог может узнать о них, если раскроет свойственную учащемуся систему мотивов. А это можно сделать, наблюдая за проявлением и удовлетворением его потребностей. Так через потребности и мотивы раскрывается система личных целей, т. е. направленность молодого человека. Зная его направленность, можно предвидеть его поступки и поведение в различных ситуациях, а значит, и грамотно им руководить, и правильно его воспитывать.
Важное место в мотивационно-смысловой сфере воинской деятельности занимают идеи и идеалы. Идеал выражает основное направление личных устремлений человека и всегда соответствует главным его наклонностям. Наличие идеалов свидетельствует о высоком уровне развития личности. Идеал - очень сильный побудитель к действиям. Обычно героические поступки совершают воины, следующие возвышенным идеалам.
Не меньшая роль принадлежит и идеям, положенным в основу воспитательной работы в Вооруженных силах. Исторический опыт, практика последних лет убеждают, что духовность армии и флота не может существовать вне социально значимых идей, верований, ценностей, традиций, которые должны всячески оберегаться и культивироваться общественными институтами.
Духовные основы воспитания выражаются, прежде всего, в идеях, идеалах. Единая общенародная идея духовно цементирует общество и Вооруженные Силы, создает предпосылки их целостности. Такая идея необязательно должна носить религиозный характер. В истории хорошо известны случаи сплочения того или иного народа под сугубо секулярными идеями (национального освобождения, модернизации общества и т. д.).
Но в любом варианте идея, сплачивающая людей в единый народ, должна присутствовать в общественном сознании. В данном случае под «идеей» подразумевается историческое существование и историческое сознание народа, а также выражение его исторических задач. Влияние идей всегда было весьма значительным в военном деле. Без идейного обоснования невозможны не только победы на войне, но и само воинское воспитание, предшествующее этим победам. Одна из главных причин успеха преобразовательной деятельности и военных побед Петра I заключалась в том, что в нищей, голодной стране, не выплачивавшей налогов, разбегавшейся от тяготы повинностей, с ее бездорожьем, темнотой, дворяне сумели предложить большую, красивую идею. Идею модернизации России, которая была положена в основу воспитания военнослужащих.
Основополагающая идея не может не быть национальной, так как влияние идей осуществляется на воинов не непосредственно, а через их духовный уклад, отражающий принадлежность к данному народу. Этот духовный уклад, включающий в себя сеть общих традиций, идей, чувств, верований, способов известный социальный психолог Гюстав Лебон называет «душой народа». Само понятие «Отечество» в нынешнем его лексическом значении связывается им с образованием «национальной души».
Безусловно, это не означает, что мы должны отказываться от положительного опыта в идейном воспитании военнослужащих, который накоплен в армиях других государств. Но делать это необходимо творчески, критически, ибо всякие необдуманные попытки использования готовых заграничных идей приводят к копированию лишь внешней, формальной стороны, без проникновения в их глубинную сущность.
Исходя из этого, в сознании военнослужащего должна жить прежде всего идея Родины. Обретение Родины у каждого человека происходит по-своему, оно не может быть внешне принудительным. Так называемый «казенный» патриотизм далеко не всегда пробуждает и воспитывает в душе чувство Родины. Задача воспитателя заключается в том, чтобы пробудить, а не навязать настоящий патриотизм. Для этого он сам должен быть не только искренним и убежденным патриотом, но и профессионалом своего дела, чтобы уметь убедительно показывать военнослужащим истинные достоинства Родины, которые заслуживают любви и преклонения.
Обосновать идею Родины и чувство патриотизма - не значит банально показать их естественные истоки в историческом развитии народов. Необходимо раскрыть их государственное значение и их священность для каждого гражданина. Прерванная по соображениям политической конъюнктуры, эта традиция была возрождена в годы Великой Отечественной войны, когда вся страна в едином порыве объединилась для отпора врагу. 23 февраля 1943 года в списки части навечно был зачислен Александр Матросов, закрывший грудью амбразуру. И вновь над строем гордо и величественно раздавались слова, наиболее ярко выражавшие наивысшие проявления самопожертвования: «Пал смертью храбрых за свободу и независимость нашей Родины». Эта традиция жива и поныне. Приказом министра обороны РФ № 133 от 17 марта 2000 года зачислен навечно в списки 1-й роты Новосибирского военного института лейтенант Роман Сидоров, спасший ценой своей жизни подчиненных. Вечным, священным огнем будет гореть в наших сердцах подвиг 85 десантников 6-й парашютно-десантной роты Псковской воздушно-десантной дивизии, которые погибли, но не пропустили превосходящие силы бандитов.
Память об этих подвигах рождает патриотическое единение, которое является разновидностью духовной консолидации. Она весьма важна с точки зрения военного могущества государства. Опираясь на исторический опыт военного строительства в России, С. Л. Франк отмечал, что «никакая самая суровая дисциплина не могла бы создать армию и заставить ее сражаться, если бы солдаты не были спаяны внутренним чувством солидарности, не сознавали интуитивно себя членами единой нации».
Любить свою Родину и верить в то, что она справится со всеми историческими испытаниями, преодолеет все трудности, не значит закрывать глаза на ее несовершенство, на существовавшие и существующие в нашем обществе пороки и слабости. Поэтому военные руководители должны уметь учить настоящих патриотов и на политических ошибках своего народа, и на недостатках его характера и культуры, и на исторических крушениях, и на неудачах его хозяйственной деятельности.
Однако, говоря о недостатках нашей страны, воспитателю надо всегда помнить, что есть разного рода критика. Есть критика ироническая, злобная, нигилистическая и разрушительная. Так критикуют недруги. Но есть критика творческая, воспитывающая, способствующая преодолению недостатков. Сегодня, когда Россия переживает нелегкие времена, нельзя быть сторонним, злорадствующим наблюдателем, упрекающим всех за то, что «не смогли создать такую страну, которая бы заслуживала моей любви».
К числу важнейших идей, составляющих основу воинского воспитания, принадлежит идея государства. Исторические факты свидетельствуют, что внешнее разложение государства и вооруженных сил — это плод уже состоявшегося внутреннего разложения. Гражданин, который несет свою государственную принадлежность против своей воли и без своего внутреннего согласия, представляет собой не только духовно нездоровое, но и политически опасное явление. Незавидна судьба тех государств и их институтов, в рамках которых нет организаций и сил, деятельность которых была бы направлена на воспитание духовности, государственности и патриотизма. Именно поэтому ведущие современные державы имеют в рядах своих Вооруженных Сил мощные структуры, занимающиеся государственной пропагандой. Непонятно, почему создание подобной структуры в рядах Вооруженных Сил РФ вызывает такую тревогу у некоторых российских политиков и журналистов? Армия — это институт государства, и поэтому она не может быть вне государственной политики. Печальный опыт 1917 года показал, что государство, утратившее политический контроль над вооруженными силами обречено на крах. Исходя из этого, воспитанию государственности необходимо уделять внимание командиров всех уровней. Вместо политической учебы, отражавшей партийные интересы, создана стройная система общественно-государственной подготовки, которая сегодня является одной из ведущих форм воспитательной работы в Вооруженных Силах РФ. Основное предназначение ее - это разъяснение в войсках государственной политики. В течение последних двух лет при поддержке Администрации Президента и Правительства Российской Федерации удалось издать массовыми тиражами учебные пособия по общественно-государственной подготовке для солдат и сержантов «На службе Отечеству» и для офицеров и прапорщиков «Во имя России». В них в доступной неидеологизированной форме отлажены основные этапы становления российской государственности и вооруженных сил, показана их роль в жизни общества.
Обосновать идею государства – не значит убедить военнослужащих, что все государства, известные нам в истории России, были справедливыми и находились на высоте стоящих перед ними исторических задач. Речь идет, прежде всего, о том, что не разумно отвергать идею государства, отказываться от выполнения своих обязательств перед ним на том основании, что в нашей прошлой и настоящей государственности и в политике есть немало негативных явлений. Как свидетельствует опыт развития человеческой цивилизации, крушение государственности в силу утраты государственного инстинкта оборачивается неисчислимыми бедствиями для его граждан. Чтобы стать гражданином, человек должен соизмерять свои интересы с интересами государства.
Важное место в духовно-смысловой сфере воинской деятельности занимают ценности, ценностные ориентации.
В решении кардинальных задач строительства современной российской армии все больше повышается роль ценностной ориентации и относящихся к ней духовных ценностей военнослужащих. Духовные ценности военнослужащих можно представить как осознанные, социально значимые для духовного развития явления и процессы или их свойства и стороны, функционирующие в системе исторически определённых общественно-гражданских и военно-профессиональных отношений и связанные с проявлением духовной культуры воинов, пониманием себя как личности и защитника Отечества.[36,120]
Военнослужащий российской армии как личность располагает характерной для него системой духовных ценностей, во многом отличающейся от содержания духовного мира других социальных групп. Все условно можно разделить на четыре подсистемы:
* духовные ценности общечеловеческого характера;
* духовные ценности, выражающие общие интересы и стремления граждан нашего общества (Российской Федерации);
* духовные ценности, обусловленные службой в Вооруженных Силах РФ;
* духовные ценности индивидуально-личностного характера.
Поскольку жизнедеятельность военнослужащего характеризуется своеобразием отношений военной организации, спецификой целей и выполняемых задач, а также собственным духовным миром, особыми представлениями и отношением к товарищам и командирам, оружию и боевой технике, выполнению военной присяги, уставов и приказов, то и содержание духовных ценностей военнослужащих по-своему специфично. Каково же их содержание в современных условиях? Оно представляет единство элементов, отражающих жизнь военнослужащих в духовкой сфере общества и проявляющихся как их свойства и качества. Иными словами, содержание понятия "духовные ценности военнослужащих"составляют те логические образы сознания, мировоззрения или духовного мира, которые являются устойчивым отражением процессов практики, объективного мира и имеют ценностное значение.
Исходя из данной посылки, рассмотрим содержание значимых духовных ценностей военнослужащих, оказывающих сегодня существенное влияние на формирование духовного облика воина российской армии. Методологическими основаниями рассмотрения могут быть требования:
* содержание духовных ценностей воинов перспективнее раскрывать в соответствии с единым основанием классификации;
* содержание духовных ценностей воинов целесообразно рассматривать в соотнесении с общегражданскими духовными ценностями и на этой основе выделять наиболее значимые элементы этих ценностей;
* содержание духовных ценностей воинов важно анализировать в единстве современного их состояния и прогнозируемого развития.
Поскольку духовные ценности военнослужащих функционируют, формируются и реализуются прежде всего в сфере воинской деятельности, рассмотрим их содержание по данному основанию. Духовные ценности военнослужащих условно можно разделить на две группы: а) военно-профессиональные; б) общего характера.
К первой группе относятся патриотизм, воинский долг, воинская честь воина, воинская дисциплина и дисциплинированность, героизм, мастерское владение военной техникой и оружием, боевые традиции и другие. Ко второй - гражданственность, гуманизм, общественный долг, самоотверженность, трудолюбие, интеллект, свобода совести, забота о воспитании детей, художественно-эстетические ценности и другие.
Особым мотивом в деятельности военнослужащих является патриотизм. Не будучи патриотом, стать надежным защитником Родины невозможно. Истинный патриот – это любовь к Родине в действии патриотизм-мотив, преобразующий и возвеличивающий отечество не на словах, а на деле. Рассматривая содержание таких духовных ценностей воинов как воинская честь и достоинство военнослужащего, необходимо подчеркнуть, что они тесно связаны по своему содержанию и являются нравственными явлениями. В них раскрываются отношение воина к самому себе и отношение к нему со стороны общества, других лиц. Но вместе с тем, эти понятия не тождественны. Понятие воинской чести теснее чем понятие достоинства связано с особым общественным положением человека - вооруженного защитника Отечества, с социальным престижем воинской деятельности. Понятие же достоинства - более широкое, исходящее из идеи самоуважения, равенства людей в моральном отношении. Чувство достоинства несовместимо с самоунижением, с оскорблениями со стороны других людей. Чувства чести и собственного достоинства как духовные ценности выступают формой, с одной стороны, проявления нравственного самосознания и самоконтроля личности, их духовной культуры, а с другой - одним из каналов воздействия общества и государства на нравственный облик и поведение человека в обществе. В современном понимании воинская честь включаетследующие основные компоненты. Это, прежде всего, осознание воином содержания своего воинского долга, необходимости его выполнения, сознательного и ответственного отношения к своему долгу и обязанностям. Это признание и оценка обществом, воинским коллективом действительных заслуг воина, что находит выражение в одобрении, поощрениях, авторитете, моральной регуляции. И, наконец, это наличие у воинов постоянной готовности и волевого настроя в любых условиях и в любое время до конца выполнять воинский долг, сохранить и не запятнать свою честь. Это-верность слову, высокое чувство гражданственности внутренняя приверженность конструктивным традициям Вооруженных Сил как бывшего СССР, так и Российской Армии.
Основой воинской чести воина служит нравственная убежденность личности. Кодекс воинской чести, в особенности офицеров, всегда быть строгим и бескомпромиссным. Нравственные качества в нем стоят в одном ряду с боевой доблестью, безнравственность же тождественна трусости. Кодекс воинской чести рождается на нравственном достоинстве, доблести, благородстве, чистой совести. Соблюдать эти высшие ценности, к сожалению, далеко не просто. Это требует от воина честности, развитой общей и нравственной культуры, добросовестности, исполнительности, усердия в ратном труде. Принимая военную присягу, воин клянется защищать Отечество с достоинством и честью. Воинские уставы Вооруженных Сил РФ также обязывают воина соблюдать нравственные нормы, с достоинством и честью вести себя в любых условиях, способствовать защите чести и достоинства граждан, дорожить честью и боевой славой Вооруженных Сил, своей части и воинского звания.
Итак, во-первых, формирование духовных ценностей воинов протекает под воздействием разветвленной системы противоречий. Во-вторых, основным противоречием исследуемого процесса является несоответствие между содержанием сложившейся ранее системы духовных ценностей и необходимостью их обновления, формирования новых. В-третьих, сводить всю систему противоречий формирования духовных ценностей военнослужащих к одному из них, пусть даже основному, как и в любом процессе, не верно. В-четвертых, на определенном этапе формирования духовных ценностей воинов не только внутренние, но и внешние противоречия могут играть ведущую роль, что особенно важно иметь в виду субъектам управления.
Проблема смысла жизни человека в той или иной форме, с различной степенью остроты и проблематичности встает перед каждым индивидом. Он может на время забыть о ней, погружаясь в проблемы и заботы будней, решая частные, ситуативные задачи, но исключить эту проблему навсегда из сферы сознания невозможно. Стремление наполнить свою жизнь смыслом является неотъемлемым свойством личности.



2.Проблемы формирования военно-профессиональной направленности военнослужащих в современных условиях.

2.1. Состояние и тенденции изменений содержания мотивационно-смысловой сферы воинской деятельности.
На основе проведенного теоретического исследования содержания мотивационной сферы воинской деятельности можно приступить к анализу ее состояния и текущего развития в современной Российской армии. Реалии сегодняшнего дня свидетельствуют о серьезных деформациях в системе побудительных мотивов деятельности военных кадров.
Повседневная деятельность военнослужащих, на сегодняшних день окрашена достаточно писимистически: низкое денежное довольствие, отсутствие служебного жилья для младших офицеров и туманные перспективы на получение личной жилплощади, и многие другие социально-бытовые проблемы. Немалую роль в этом играет социальная неоднородность нашего общества. Это негативно сказывается на состоянии мотивационно – смысловой сферы деятельности военнослужащих. Поэтому государство в отношении армии вырабатывает механизм сглаживания социальных противоречий, в котором используются самые различные средства(социально-экономические, идеологические, психологические, политические, собственно социальные и др.).
В зависимости от того, как и насколько эффективно этот механизм действует а обществе (и не только по отношению к военнослужащим) а военнослужащие идентифицируют себя с тени или иными социальными слоями и группами в обществе, в том числе с экономическими и политическими элитами, с их интересами и готовы выполнить и выполняют свой воинский долг, настолько они и патриотичны.
Как часть общества, государственный институт, армия также должна быть проникнута идеологией: любить свою страну, быть преданной своему Отечеству, своему народу. Логично предположить, что народ и военнослужащие, как часть народа, будут стоять горой за такое государство, доверять ему. Но это, скорее, теоретическая модель, должное. На практике всё происходит много сложнее, противоречивее.
Народ почему-то не всегда чувствует любовь к нему со стороны государства, заботу о себе, и, более того, способен выражать недоверие ему. Так, по данным Всероссийского мониторинга, проводимого Институтом социально-политических исследований РАН, в мае 1997 года только 3% опрошенных (выборка составила 1612 человек), считали, что власти заботятся о жизни простых людей, 64% полагали, что власти нет никакого дела до них, только 11% считали, что в стране соблюдаются права человека и граждане равны перед законом, а 8% - что у них есть социальные гарантии. У 41%, опрошенных денег хватало только на приобретение продуктов питания, а 21% залезали постоянно в долги, чтобы их купить, и только у 3% опрошенных денег было вполне достаточно, чтобы ни в чем себе не отказывать. Недоверие выразили: Президенту и правительству - 65% опрошенных, Совету Федерации – 59%, Государственной Думе - 61%, армии – 49%.[7,2]
Аналогичным, как известно, является экономическое и социальное положение армии, военнослужащих. Не случайно поэтому количество молодых людей, отрицающих вообще какие-либо ценности военной службы, составило в начале 1996 г. 17% от всего числа опрошенных, а среди различных категорий военнослужащих - от 11 до 31%.[7,3]
Разумеется, такое положение больших масс людей, в том числе военнослужащих, размывает чувство патриотизма даже в таком деле, как военная защита Отечества, Родины. Без социально-экономической поддержки патриотические идеи не действуют.
Особую остроту приобрела проблема самоубийства среди различных категорий. военнослужащих. По данным Министерства обороны, в 1996 г. число военнослужащих, покончивших жизнь самоубийством, составило 520 человек.[13,3] Многие социологи отмечает, что это своеобразный протест военнослужащих сложным социально-экономическим реальностям, отчаянная попытка заявить о проблемах армии и флота.
Представляется, что такое состояние сознания, мировоззрений, духовных качеств людей, которым общество доверило оружие, защиту страны, представляется крайне опасным для них самих и всего общества в целом. Духовный мир военнослужащих не может длительно пребывать в ситуации постоянного и сложного духовного выбора, не определенности ценностных ориентаций и идеалов. Отсюда вполне очевидна необходимость в комплексной общегосударственной программе, определяющей чёткие и конкретные пути, способы и методы формирования высокой мотивационной активности военнослужащих.
Данные идеи подтверждаются анализом материалов и публикаций на армейскую тематику, а также результатами социологических исследований и опросов. Никогда еще в нашем обществе воин и армия не подвергались такому моральному унижению, такой сознательно очернительной критике со стороны отдельных средств массовой информации. Часто мотивом такого очернительства выступает якобы борьба против наиболее консервативной части высшего эшелона руководства Вооруженных Сил России, выступающей против демократических преобразований в армии и на флоте. Многие чиновники, некоторые писатели и ученые во всех "бедах" государства пытаются обвинить армию. Она и "консервативна”, и "съедает" весь бюджет страны, и "против демократических преобразований" и т.п. Под предлогом защиты общечеловеческих ценностей отдельные экстремисты и неформалы разжигают антиармейские страсти в стране, формируют предубежденную позицию к армейской службе среди молодежи. В этих условиях духовный престиж воинской службы падает, моральный дискомфорт ощущают вес воины. В результате растет процент уклонения от военной службы допризывников, которых, например, только в 1996 г. в стране насчитывалось более 31 тысячи человек[33,2]. Причем по Москве число отказников достигло цифры в 9000 человек[33,2]. Уменьшается количество молодых людей, поступающих в военные училища. Материальная необеспеченность и социальная незащищенность делают службу 6 армии далеко не привлекательной. Все это вызывает пассивность солдат и офицеров, нежелание честно и добросовестно выполнять воинский долг. Только в 1994 г. изъявили желание уйти из Вооруженных Сил более 14 тысяч офицеров и с каждым годом это количество увеличивается. Из них значительная часть молодых офицеров звена командир взвода, роты.[33,4] Патриотизм, желание служить и защищать Отечество занимают далеко не самое главное место в структуре ценностей. Патриотические мотивы занимают 4-5 позицию; даже при поступлении в военные училища эти ценности на 4-ом месте. Порой и кадровые военные все меньше склонны рассматривать военную службу, как служение Родине в качестве её защитника. Еще в 1990 г. данную ценность считали значимой для себя две трети офицеров, сейчас считает только каждый четвертый из них[33,6].
Существенное влияние на формирование мировоззрения личности воина оказывает духовная жизнь общества. На различных этапах развития нашего общества данный фактор играл первостепенное значение в формировании морально-боевых качеств воинов, духовного состояния армии и флота. В конечном итоге духовный фактор, высокий моральный дух народа и армии явились одним из важнейших источников массового героизма советских и российских воинов в тяжелые годины испытаний, служили и служат основой добросовестного выполнения воинского долга тысячами представителей старшего и нынешнего поколений. Одним из ключевых компонентов духовного фактора как раз и являются мотивы поведения военнослужащих. От их сформированности и развитости в сознании и мировоззрении воина в значительной степени зависит успешное выполнение стоящих перед воином задач, ибо побудительные мотитвы детерминируют в конечном итоге всю деятельность военнослужащего.
Вместе с тем нельзя не видеть, что негативные процессы, определявшие духовную жизнь общества, постепенно проявлялись и в Вооруженных Силах, сковывали их духовное развитие, а в ряде сфер армейской жизнедеятельности вели к деградации и нарастанию аномальных явлений. С середины 80-х годов, когда в общественной жизни начали утверждаться гласность, открытость, плюрализм мнений, армия оказалась в фокусе общественного сознания, идеологической борьбы. Началась массированная атака на Вооруженные Силы, некоторые заинтересованные политические круги стремились идейно и морально разоружить военнослужащих. И сегодня кое-кто пытается разрушить, деформировать мотивационную сферу деятельности воинов, пытаясь поставить под сомнение их преданность Конституции и народу. Под флагом "свободной критики" проповедуется шовинизм, история Вооруженных Сил представляется как сплошные "черные пятна".
На сегодняшний день отсутствует какая-либо государственная программа духовного возрождения и развития нации. Этот процесс пущен на самотек, является уделом прогрессивных и патриотически настроенных одиночек. Данная проблема в прямой постановке до сих пор не поднималась в Государственной Думе, на правительственном уровне. Как фрагмент решения данного вопроса, а точнее, обращения внимания на него, явилась встреча Президента России с творческой интеллигенцией в ноябре 1994 года.
В таких условиях, которые проецируются на духовное развитие Вооруженных Сил России, происходит формирование мотивационной системы воинской деятельности. Нередко у военнослужащих под воздействием вышеуказанных причин складываются искаженные духовно-мировоззренческие установки: будто бы реальной, героической истории у армии нет, а будущее туманно и неопределенно, традиции и духовные ценности Советского Союза и его Вооруженных Сил устарели и не приемлемы в нынешних условиях. Можно констатировать ситуацию стихийного духовного состояния и неопределенности у части военнослужащих. Отсутствие же высоких целей и идеалов, веры в них, разрыв между должным в морали и аморальностью на практике, частая смена исходных мировоззренческих позиций, оценок ведут в конечном итоге к социальной пассивности, в целом отрицательно влияя на процесс формирования мотивов поведения воинов.
Негативное воздействие на духовность воина оказывают деформация в общественном сознании идей и представлений о действительном функциональном предназначении армии, падение престижа военной службы. Особенно болезненно переживают процесс изменения прежней системы духовных ценностей военнослужащие старшего поколения - офицеры, прапорщики, мичманы, сформировавшие мотивы своего поведения на основе приверженности идеологии марксизма-ленинизма, социалистическим ценностям.
Отсюда - массовый отток офицеров (особенно молодых) из армии, равнодушие значительной части воинов к военной службе, пассивность и скептицизм, разрушение и коррозия таких исконных духовных ценностей, как воинский долг, честь, достоинство, гордость, патриотизм, боевое товарищество и др.
При рассмотрении побудительно - смысловой сферы военной деятельности не мало важно духовное состояние первичных воинских коллективов. Ныне ни для кого уже не секрет, что оно весьма сложно и неоднозначно. Сказывается отсутствие общности мировоззренческих позиций, убеждений, идеалов, целей деятельности, духовных ценностей, выработанных в процессе совместной деятельности по реализации стоящих перед коллективами задач, мажорного эмоционально-нравственного настроя, что всегда являлось главным, определяющим в их сплочённости. Для подтверждения данного положения приведём некоторые аргументы. Если в 1989 г. проблема сплочённости была актуальна для 55% воинских коллективов, то в 1993 г. она достигла отметки в 80%. Данные за 1995-1996 г. свидетельствуют о дальнейшем росте социальной напряженности в войсках.[41,3] Такая ситуация характеризуется как весьма болезненная и оказывает негативное влияние на морально-психологическое состояние военнослужащих, приводит к росту числа отказников и уклонистов от воинской службы, неблагоприятно сказывается на общем уровне гражданственности в обществе. В этих условиях закономерно появляются вопросы: когда возникли эти проблемы и детерминированы ли они перестроенными процессами или имеют исторические корни?
Результаты исследований убеждают в том, что эта проблема злободневна не только для силовых структур нынешней России, но и для вооруженных сил практически всех цивилизованных государств. Причем ее возникновение связано уже было с процессом образования регулярного войска а государстве, а различного рода негативные явления, отклонения от социально-нравственных норм в воинских коллективах имеют глубинную социальную обусловленность.
Исследование воинского коллектива показало, что он относится к социальным группам "закрытого" типа (в НТК, закрытых учебных заведениях, экипажах морских судов, различного рода экспедициях и т.п. проходят однородные процессы), имеющих специфические условия своего возникновения и функционирования. Особенности режима жизнедеятельности, таких как замкнутость, изолированность, насильственность попечения и пребывания, полная регламентация социальных норм, управление всеми общественными средствами контроля, принуждения и подавления, ограничение в удовлетворении потребностей (физиологических, социальных, духовных), пребывание в однополых группах на уравнительных началах и непосредственном окружении себе подобных, обусловливает перерастание коллектива в корпорации. Причём степень "дрейфа" в сторону корпорации во многом определяется объективно-субъективными условиями коллективной жизнедеятельности - характером профессионального труда, составом коллектива, уровнем его руководства и т.д. Все это порождает аномалии духовной жизни военнослужащих, представляющих собой их специфическое духовное состояние в условиях "изменённых" военно-социальных отношений между различными группами военнослужащих—характеризующееся, прежде всего, доминированием корпоративных интересов и ценностных установок.
Какие же внутренние и внешние причины воспроизводят аномалии мотивационной сферы в современных воинских коллективах? Выделим некоторые внутренние и внешние причины.
Объективные: замкнутость, закрытость (ограниченность в общении); прерванность прежних социальных связей; невозможность смены социального окружения; полная регламентация социальных норм; управление всеми средствами общественного контроля, принуждения и подавления; однополость групп; возрастное равенство (18-20 лет), низкая социальная зрелость; формальное равенство при реальных различиях; ограничения в удовлетворении потребностей; низкое материальное и бытовое обеспечение; отсутствие подготовленного сержантского состава, паралич формальных структур.
Субъективные: подмена боевой подготовки обеспечением само выживаемости воинского коллектива; смещение ценностных ориентации в сторону бесполезности воинской службы, деградация духовных интересов личного состава, снижение его заинтересованности в качественной боевой подготовке; отсутствие опыта коллективного поведения; недостаточное наличие у офицерского состава знаний, навыков и умений по преодолению аномальных мотивационных явлений; слабая организация досуга военнослужащих срочной службы, их деперсонификация, низкий уровень воспитательной работы.
К внешним причинам воспроизводства аномалий в мотивационной сфере воинской деятельности можно отнести следующие.
Объективные: несовершенство государственного законодательства по военный вопросам; низкая материально-техническая обеспеченность войск и сил флота; снижение роли официальных институтов социализации, преобладание неформальных структур в обществе, государстве; маргинализация части населения страны, в том числе и молодёжи; труднодоступность населения к культурным ценностям общества.
Субъективные: деформация духовных ценностей в общественном сознании; отсутствие иммунитета к восприятию субкультуры мотивационных аномалий; доминирование в системе взаимоотношений ярко выраженных корыстных интересов; массовидные формы девиантного поведения молодежи, военнослужащих; "охаивание" силовых структур в средствах массовой информации, резкое снижение уровня военно-патриотического воспитания молодёжи; отсутствие объективных знаний о мотивационных аномалиях в воинских коллективах и боязнь этого, неадекватность требований командования по их искоренению.
Анализ формирования мотивационно-смысловой сферы деятельности военнослужащих предполагает выявление тенденции данного процесса на основе исследования социальной среды, в которой он осуществляется, в реальных конкретно-исторических условиях.
В научной литературе тенденция определяется как “направление развития какого-либо явления или процесса”. Тенденция служит формой проявления одного или нескольких законов, реализующихся в обществе через сознательную деятельность людей и поэтому они весьма многозначны, вариативны.
Разделяя точку зрения отдельных ученых на закономерность как уловленную тенденцию, есть смысл поговорить о тенденциях формирования мотивов деятельности военнослужащих в условиях строительства современной российской армии. Главным среди них является то обстоятельство, что процесс реформирования российской армии в силу различных, как объективных, так и субъективных причин, далеко не полностью еще реализовал свои потенции и проявил свое качество, а также прошел по историческим меркам относительно короткий временной отрезок, что еще не позволяет говорить об устойчивости, повторяемости, стабильности и прочности устанавливающихся в ходе данного процесса связей и отношений.
В ходе строительства современной российской армии находят свое проявление тенденции различного направления, как негативного, так и позитивного характера. Тенденции формирования мотивационно-смысловой сферы деятельности военнослужащих могут быть объединены в три группа:
1) тенденции, отражающие связь армии с обществом;
2) тенденции, отражающие связь Вооруженных Сил и личности воина;
3) тенденции, отражающие взаимосвязь потребностей и интересов воина как личности и защитника Отечества.
Кратко рассмотрим основное содержание некоторых из них. Одной из первых следует выделить тенденцию преемственности мотивов деятельности в процессе их формирования, выражающую единство двух сторон в ходе их развития: отрицания, критической переработки старого и удержания, наследования всего ценного, прогрессивного, что содержалось в мотивах деятельности прошлого.
Понять настоящее и перспективы развития нашего общества, мотивов деятельности его субъектов можно, лишь изучая историю его становления и воспитывая уважительное отношение к ней. В мотивах и смысле деятельности воинов должен быть адекватно отражен путь нашего Отечества, его Вооруженных Сил. Процесс развития Российского государства оказался трудным, что было связано со многими причинами, как внутренними, так и внешними. Поэтому и необходимы постоянное осмысление этого процесса, а также формирование мотивов деятельности воинов с учетом того позитивного, что накоплено в мировой и отечественной практике.
В последние годы заметно повысился интерес к российской военной истории, традициям Российской армии, ее духовным и мотивационно - смысловым ценностям. Именно сейчас эти богатые воинские традиции, должны послужить основой духовного возрождения Вооруженных Сил России, укрепления морального духа военнослужащих, заполнить тот духовный вакуум, образовавшийся в сознании многих воинов после распада СССР. История Русской армии, ее духовная сторона богата и разнообразна героическими примерами самоотверженного выполнения воинского долга, соблюдения воинской чести и достоинства, любви к Отечеству.
Преемственность есть общая закономерность исторического развития, благодаря которой сохраняется связь между прошлым, настоящим и будущим. Несущей конструкцией мотивационно-смысловой сферы деятельности российского военнослужащего были и, несомненно, останутся в будущем наша отечественная история, богатейшая культура России, российские воинские традиции. Усиление внимания к проблемам воспитания военнослужащих на воинских традициях России - важная задача, которую необходимо сегодня решать.
В 1996 г. было проведено социологическое исследование с целью выявления отношения военнослужащих Военного университета к воинским традициям российской армии. В ходе исследования было опрошено 256 слушателей и курсантов, 60 офицеров, обучающихся на факультете переподготовки и повышения квалификации, 40 офицеров отделов (направлений) воспитательной работы различных видов российских Вооруженных Сил и родов войск.
Как показало исследование, у каждого второго из числа опрошенных слушателей и каждого третьего курсанта имеется устойчивый интерес к воинским традициям России. У остальных он либо слабо выражен, либо отсутствует. Для тех, кто проявляет устойчивый интерес к воинским традициям России, наиболее значимыми ценностями являются: воинская честь и достоинство (50%), ратные подвиги наших предков (45%), воинские ритуалы (44%), верность Отечеству (35%), войсковое товарищество (26%), мужество и отвага (25%), военная геральдика и символика (26%.), форма одежды (13%). Менее значимой ценностью по сравнению с перечисленными оказалась верность воинской присяге. Лишь каждый десятый выделил её в качестве мотива поведения современного военного профессионала. Причём мнения по этому вопросу практически не отличаются у курсантов и слушателей. Ни одни из числа опрошенных офицеров, обучающихся на факультете переподготовки и повышения квалификации, не назвал верность военной присяге в качестве важнейшей воинской традиции.[33,1]
Таким образом, достаточно рельефно прослеживаются две взаимосвязанные тенденции, одна из которых характеризует высокий и устойчивый интерес военнослужащих, и курсантов военных учебных заведений в частности, к воинским традициям, патриотический идеям и ценностям, другая - неудовлетворенность организацией и содержанием работы по патриотическому воспитанию на воинских традициях в подразделениях, частях, военно-учебных заведениях.
Следует отметить и то, что нет в настоящее время какой-либо государственной программы, в рамках которой решались бы вопросы воспитания у воинов российской армии необходимых мотивационно-смысловых и духовных качеств, таких, как патриотизм, воинский долг, честь, достоинство, дисциплинированность и др. Налицо противоречие между общественной потребностью в изучении духовных аспектов российской военной истории и реальным состоянием научной проработки этой проблемы.
Сейчас, как никогда в прошлом, российская армия нуждается в поддержке со стороны творческой интеллигенции, ждет от нее правдивых, честных произведений о прошлом и настоящем, героическом и трагическом, возвышенном и низменном, прекрасном и безобразном на всех этапах военной истории, которые способствовали бы формированию у воинов социально значимых мотивационных ценностей, необходимых им для успешного выполнения воинского долга.
Таким образом, учет данной тенденции, особенностей проявления преемственности духовных и смысловых ценностей в процессе формирования является неотъемлемым звеном воспитательного процесса в воинских коллективах.
Важной тенденцией формирования мотивации поведения военнослужащих российской армии в современных условиях является своевременный отбор и классификация необходимых для духовного развития личности воина средств, как со стороны государства (народа), так и самого военнослужащего.
Сложные процессы становления молодого Российского государства породили у большей части населения неуверенность в завтрашнем дне, ) пессимизм, и что самое опасное, духовно опустошили человека вследствие ломки прежней системы духовных ценностей и отсутствия новых ценностей, которые заполнили бы духовный мир личности. Это привело к образованию своеобразного духовного вакуума в сознании людей, отсутствию мировоззренческих ориентиров, так необходимых для экономического и духовного возрождения России.
Все это, так или иначе, проявилось в Вооруженных Силах, что подтверждается и выражается в ряде негативных моментов. В частности: обострилась проблема нравственного выбора личности воина; понизился порог духовно-нравственной сопротивляемости аморальным явлениям; продолжается девальвация традиционных духовных ценностей. Данная ситуация, сложившаяся в духовном развитии личности воина российской армии в начале 90-х годов, нашла свое подтверждение ив результатах социологических исследований, опросов, контент-анализе материалов периодической печати.
Но в то же время современные реалии преобразований общества, в конечном итоге, разбудили людей, заставили их думать, создают благотворные условия для масштабной творческой деятельности личности. Современная духовная жизнь развивается в особых условиях сплетения взбудораженной общественной мысли с политической публицистикой, философскими и религиозными поисками в художественной литературе и литературной критике. Принципиальные ее черты - видение жизненных процессов, чувствование общественной температуры, умение смотреть в лицо реальности.
Не могла остаться в стороне обновления и духовная жизнь в Вооруженных Силах России. Формирование духовных ценностей военнослужащих происходит сегодня в условиях отсутствия государственной программы духовного развития общества, но необходимо отметить, что в отдельных решениях и постановлениях предпринимаются определенные шаги по отбору и выявлению "базовых духовных ценностей", необходимых для всестороннего развития личности воина.
Сегодня, когда духовность общества подвергается серьезным испытаниям, необходимо сохранить и приумножить доставшееся нам в наследство бесценное достояние во всех сферах жизни: философских, политических, правовых, религиозных, научных, морально-этических, художественных и иных ценностей. Нужно найти те идеи, теории и духовно-практические компоненты общественной жизнедеятельности, которые помогут становлению и совершенствованию Вооруженных Сил новой России, гармонично развитой личности воина российской армии.
И сегодня на первый план выходят гуманистические, мировоззренческие и духовные ценности. Одна из них - общественно-государственный патриотизм, не имеющий ничего общего с шовинизмом и национализмом, основывающийся на тысячелетней истории российской государственности. Все патриотические устремления должны концентрироваться на том, чтобы сделать Россию сильной, экономически развитой и процветающей державой. На формирование патриотизма как духовной ценности направлены сегодня следующие практические меры: разработка и внедрение на государственном уровне комплексной программы "Патриотическое воспитание молодежи", созданной на базе Министерства обороны совместно со всеми ведомствами и министерствами России; создание в Вооруженных Силах символики, олицетворяющей историю русской армии; деятельность ветеранских организаций и др.
Патриотизм и некоторые другие духовные ценности, такие, как достоинство воина, свобода совести, честь, долг находят свое развитие в наметившемся сотрудничестве армии и русской Православной Церкви после заключения соглашения (1994 г.) о перспективном сотрудничестве в деле патриотического воспитания воинов, формировании духовно развитой личности защитника Отечества. Данное сотрудничество актуально в этом плаке, потоку что, во-первых, по результатам социологических исследований до 25% военнослужащих относят себя к числу верующих и около 60% опрошенных выступают за сотрудничество с церковью. Во-вторых, религия, как правило, всегда выступала носителем высокой духовности и нравственности (достаточно вспомнить о библейских моральных заповедях и фактах подвижничества священнослужителей и верующих во все трудные времена для России), простых норм морали - блага, добра, чести. совести, милосердия, и использование этого опыта в воспитательной работе с личным составом армии и флота принесет немало положительного. Хотя надо подчеркнуть, что практические шаги в этом плане должны быть взвешенными, за что выступают и армия, и церковь. Кроме того, религиозная вера является важнейшим регулятором поведения людей, в том числе и воинов.
В последнее время усиливается работа со стороны управленческих органов по более полному использованию духовного заряда воинских ритуалов; формированию у воинов уважительного отношения к боевой славе подразделения, части, соединения» истории русской армии, государства Российского; возрождению боевого братства, полкового духа и др.
Наряду с государственными органами личность воина тоже осуществляет отбор и классификацию духовных ценностей, необходимых дм удовлетворения своих духовных потребностей и интересов. Сегодня на первый план выдвинулись и совершенствуются военнослужащими такие духовные ценности, как достоинство воина, свобода совести, честь, долг, демократизация, гуманизм и др. Показательно в этом плане отношение офицеров к демократизации сферы воинской деятельности. Среди опрошенных офицеров оптимистически относятся к процессу демократизации в армии около 76% и лишь 5% считают, что доля ее осуществления в Вооруженных Силах нет достаточных условий.[13,4]
В сегодняшних условиях характерной особенностью данной тенденции является и то, что главный упор военнослужащие в своей жизнедеятельности делают на формирование и совершенствование профессиональной направленности, то есть на военно-профессиональные ценности. Многочисленные опросы среди военнослужащих различных категорий показывают, что более 38% опрошенных корреспондентов подчеркивают необходимость и важность военно-профессиональных ценностей воинской службы, считают их главным фактором повышения своего мастерства, и, как следствие, способствуют формированию духовного мира личности воина.[13,4]
Вместе с рассмотренными тенденциями формирования духовных ценностей военнослужащих российской армии имеют место и ряд других, в том числе и негативных. Степень же их реализации или устранения будет определяться тем, насколько конструктивно и целеустремленно будет осуществляться военная реформа, как быстро удается поднять престиж и авторитет российских Вооруженных Сил, решить все проблемы обеспечения механизма социальной и правовой защити военнослужащих.
Воин, начиная службу и в ходе ее, способен глубоко переосмыслить личные мотивационные ориентации. К этому побуждает его не только возраст, когда особенно активно происходит социальное созревание личности, но и характер воинской деятельности, те взаимоотношения, в которые он включен. На первый план выступает значимость духовных ценностей, активно способствующих воину в осознании себя личностью и защитником Отечества. Они помогают ему усвоить главное, сущностное - чем живут наше общество, Вооруженные Силы, перспективы их развития, признать себя непосредственным созидателем материальных и духовных ценностей общества, их защитником.
Таким образом, мотивы поведения военнослужащих по-настоящему учтены только тогда, когда следование им подтверждается и голосом разума, и голосом совести, и потому их самосовершенствование - необходимое условие становления активной жизненной позиции личности воина в современных условиях.

2.2. Основные пути управления системой побудительных мотивов.

Для выполнения задач в условиях армии военнослужащие должны получить за время службы и такое воспитание, которое имеет особую, воинскую направленность. Вот это специфическое, связанное с формированием у личного состава Вооруженных Сил необходимых воинских качеств, и определяет сущность воинского воспитания, его место в общей системе подготовки вооруженных защитников Родины.
В развитие данной посылки определим, что же понимается под формированием побудительных мотивов воинов. Само слово "формирование" обычно употребляется для обозначения порождения, придания каким-либо явлениям определенной формы, законченности. Формирование применительно к воспитанию человека - это наиболее широкое и всеобъемлющее понятие. Это процесс, происходящий, прежде всего, под влиянием самого образа жизни людей. Однако вместе с воздействием объективных условий формирование предполагает и целенаправленное воспитание и самовоспитание под влиянием субъективного фактора.
Формирование является общенаучным понятием и часто употребляющимся термином разговорного языка. В применении к социальным явлениям данное слово отражает процесс, происходящий под влиянием условий и образа жизни людей, а также качественно новую стадию развития социального процесса. Таким образом, сложилась точка зрения на процесс формирования как фрагмент социального развития, способ его осуществления, кроме того уясним что понимается под самим "процессом". Семантический анализ понятия показывает, чего данное слово употребляется дам обозначения хода какого-либо явления, последовательной смены его состояний, стадий развития. Возможны многие варианты анализа содержания процесса формирования побудительных мотивов военнослужащих Российской Армии.
Некоторые ученые выделяют в формировании мотивов личности (и с этим трудно не остаешься) технический аспект подразумевая под ним исследование совокупности средств формирования; субъектный - анализ субъекта, то есть носителя мотивационной сферы, и объектный - определение, в отношении кого или чего формируются побуждения и действия.
В исследовании формирования мотиваций военнослужащих правомерны многие подходы. Но наиболее пристального внимания заслуживают те, которые характеризуют содержание этого процесса, особое внимание уделяя показу его объективной природы и субъективной стороны. Это тем более важно и необходимо, что выделение данных аспектов позволяет увидеть диалектический характер процесса формирования мотивационной сферы воинов: необходимые связи и отношения, свидетельствующие о наличии законов в происхождении и развитии данного явления.
Кратко остановимся на них.
Первый аспект заключается в том, что потребности, интересы и другие мотиваторы, являясь результатом деятельности общественного и индивидуального сознания, отражают материально-экономическую и другие стороны реальной жизни субъектов. В духовных ценностях военнослужащих прямо или опосредованно отражаются процессы и явления основных сфер жизнедеятельности нашего общества и его Вооруженных Сил, характеризующиеся постоянными изменениями, а также относительной устойчивостью. А коль скоро в мотивах отражают явления жизни, то и "субъективный образ объективного мира" должен двигаться за изменяющимся объектом, содержание которого составляют события, явления, факты, представляющие для военнослужащих ценностный интерес.
В непрерывном развитии находятся и сами военнослужащие как носители интересов, идеалов и ценностей. Наличие интеллекта, совокупность положительных знаний и убеждений воинов, с одной стороны, а также негативные явления: инфантильность, иждивенчество, бездуховность, отрицательное отношение к выполнению воинского долга, требований воинской дисциплины и т.п, с другой, накладывают определённый отпечаток на процесс формирования мотивов деятельности военнослужащих. Положительные и негативные явления общественной жизни проявляются в динамике потребления и формирования профессиональной направленности воинов.
Второй аспект состоит в наличии субъективной основы при переходе военнослужащих от одной системы духовных ценностей к другой. Нельзя рассчитывать на то, что в нынешних условиях основная часть военнослужащих сможет в одночасье сменить систему ценностей недавнего прошлого на новую систему. Это связано, во-первых, с тем, что военнослужащие (курсанты, младшие командиры), в основном, представляют категорию молодёжи, мировоззрение которых еще не устоялось. А формирование его проходило в конце 80-х - начале 90-х годов. Во-вторых, резко изменить имеющееся мировоззрение воину не позволяет чувство собственного достоинства. К тому же обоснованное их неприятие вызывают многие из современных социальных мифов, а также практические действия некоторой части людей в сфере бизнеса и политики, которые путем обмана и фальсификации сколачивают свои состояния на фоне повседневного обнищания населения. В-третьих, перемены в государственном переустройстве бывшего СССР и современной Российской Федерации оказались для военнослужащих особенно болезненными, так как они представляли экстерриториальную социальную группу и для многих военных был неожиданным и нежелательным факт появления 15 стран вместо одной. В четвертых, стремление некоторых родителей увести своих чад от службы в армии с помощью различного рода ухищрений вызывает недоуменный вопрос: «Неужто генерал Раевский, выведший своих сыновей под страшный огонь у деревни Салтыковки не любил их? Или чувство материнской любви не было присуще простой крестьянской женщине Епистимии Степановой, у которой в боях за Родину погибли девять сыновей? У 8 генералов и 55 полковников погибли сыновья при исполнении воинского долга в ходе контртеррористической операции в Чеченской Республике. Среди них такие известные имена, как Шпак и Пуликовский. Эти генералы наверняка имели административный ресурс для обеспечения своим сыновьям более безопасных мест службы. Однако высоко развитое чувство долга не позволило им этого сделать. Мужество этих генералов и простой крестьянки наиболее ярко характеризуют отношение русского народа к чести семьи. Духовному развитию, также, мешает отсутствие продуманной, а не декларативной системы социальной и правовой защиты военнослужащих.
Третий аспект выражает постоянно изменяющиеся средства формирования военно-профессиональной направленности в российской армии.
Достижения научно-технической революции, развитие демократии и гласности оказывают воздействие как на средства управления (изучения, анализа, контроля, прогнозирования и т.д.) данный процессом, так и на коммуникативные средства, функционирующие в масштабе страны, в специфических условиях Вооруженных Сил.
Процессу формирования мотивационной сферы деятельности военнослужащих присущи внутренние и внешние противоречия, выступающие источником развития самих воинов. К внутренним следует отнести противоречия между уровнями формирования мотивов, его стихийными и сознательными процессами, личностными и общественными потребностями и интересами. К внешним - противоречия между исследуемым процессом и формированием побудительных мотивов других общностей (например, гражданской молодежи), а также развитием других элементов общественного сознания: настроений, социальных чувств, мнений, традиций и т.д.; между "смежными" детерминированными процессами формирования, функционирования, реализации; противоречия, связанные с управленческой деятельностью.
Формирование профессиональной направленности военнослужащих российской армии - одна из составляющих процесса развития духовной жизни нашего общества и его Вооруженных Сил. Поэтому правомерно будет утверждать о том, что исследуемому явлению присущи также общие черты и противоречия духовной жизни общества и Вооруженных Сил: между старым и новым, прогрессивным и регрессивным и т.д. Учет в деятельности командиров и воспитателей противоречивого характера жизнедеятельности военнослужащих является необходимым условием формирования зрелых, положительных мотивов деятельности воина современной армии.
Четвертый аспект. В постоянном диалектическом изменении находятся объективные и субъективные факторы, воздействующие на процесс формирования мотивационной сферы военнослужащих. Следует обратить внимание на необходимость более четкого разграничения понятий "объективное" и "субъективное" при анализе условий и факторов жизнедеятельности военнослужащих. Неточная трактовка данного аспекта приводит к необоснованным претензиям и требованиям к военнослужащим в ходе воспитательного процесса при выполнении ими воинского долга и, как следствие, к самоуспокоенности управленческих кадров в формировании мотивов поведения воинов.
Необходимо также учитывать развитие самого механизма формирования профессиональной направленности военнослужащих, изменение его социальных и индивидуально-психологических основ, совершенствование деятельности субъектов управления по приведению этого механизма в соответствие условиям, процессу развития объекта воспитательного воздействия - воинов. Вместе с тем, мотивы деятельности воинов отражают разнородные процессы действительности: функционирования, развития, связи, а также познания и преобразования этой действительности. Наконец, мотивы поведения военнослужащих уже в процессе формирования выполняют определенные функции.
Побудительные мотивы военнослужащих развиваются под влиянием разного рода объективных и субъективных факторов. К объективным факторам формирования духовных ценностей можно отнести, во-первых, совокупность всех общественных, прежде всего, материально-экономических отношений, которые в решающей степени обусловливают социальные свойства личности; во-вторых, социальная среда и характер жизнедеятельности, применительно к Вооруженным Силам - характер воинской среды и воинской службы; в-третьих, влияние духовной культуры общества, уровень развития общественного сознания, способы его связи и взаимодействия с сознанием военнослужащего; протекающие в данный момент духовные процессы и т.д. Субъективными факторами по своей природе являются, прежде всего, система воспитательной работы, уровень управления развитием воина, самовоспитание и другие. Формирование профессиональной направленности воинов зависит и от других субъективных факторов: культурной развитости личности воина, се способностей к усвоению ценностей духовной культуры, критически осмысливать ситуации, а также от качества нравственного сознания личности, ее ценностных ориентаций и волевых качеств.
Процесс формирования духовных ценностей воина является непрерывным и характеризуется не всегда постоянным ростом качественных и количественных параметров, приобретением новых показателей. Духовные ценности военнослужащих формируются на основе уже приобретенной и сложившейся ранее системы духовных ценностей, которая может иметь как положительную, так и негативную направленность. На ее развитие непосредственное влияние оказывают также знания и опыт потребления духовных ценностей, приобретенный в семье, школе, учебном заведении, трудовом коллективе.
Специфика формирования духовных ценностей военнослужащих российской армии в современных условиях, противоречивость данного процесса связана с рядом негативных сторон общественного сознания. Некоторые общественные объединения и средства массовой информации допускают искажение фактов реального положения идея в Вооруженных Силах и некорректные выпады в адрес военного руководства, абсолютизируют отдельные негативные явления, распространяя их на всю армию и флот, явно или скрытно призывают молодежь уклоняться от службы в рядах Вооруженных Сил. В результате резко упал престиж воинской службы. Выполнять свой конституционный долг по защите Отечества стремятся очень немногие. Так, по результатам опроса допризывной молодежи в краевом военкомате г. Краснодара в мае 1996 г. более 64% опрошенных выразили нежелание служить в армии, почти 80% не верят в возможность возникновения войны [42].
Вышесказанное подводит к мысли о необходимости сделать некоторые выводы из противоречивого формирования мотивов воинской деятельности. Действительно, выделение групп противоречий анализируемого процесса требует их классификации для использования в практической деятельности субъектов управления. При этом необходимо учитывать, что "живые противоречия" во много раз богаче, разностороннее, содержательнее, чем они воспринимаются нашим сознанием. Но нужно не только констатировать наличие противоречий в процессе формирования профессиональной направленности воинов, но и анализировать их, объяснять происхождение и тенденции вызревания, искать наиболее оптимальные и своевременные способы их разрешения.
Итак, во-первых, формирование мотивационной сферы деятельности воинов протекает под воздействием разветвленной системы противоречий. Во-вторых, основным противоречием исследуемого процесса является несоответствие между содержанием сложившейся ранее системы мотивов и необходимостью их обновления, формирования новых. В-третьих, сводить всю систему противоречий формирования мотивации военнослужащих к одному из них, пусть даже основному, как и в любом процессе, не верно: в каждой конкретной ситуации та иди иная группа противоречий имеет свою доминантность. В-четвертых, на определенном этапе формирования профессиональной направленности воинов не только внутренние, но и внешние противоречия могут играть ведущую роль, что особенно важно иметь в виду субъектам управления.
Однако возникновение и разрешение противоречий еще не обеспечивает переход мотивационной сферы деятельности воинов к новому качеству. Противоречия могут быть налицо, но положительного развития на этом уровне не будет. Противоречия должны разрешаться оптимальными способами и позитивно. Иными словами, развитие есть там, где есть противоречия и их преодоление.
Преодоление противоречий процесса формирования системы мотивов деятельности духовных ценностей воинов выступает для субъектов управления как цель или объект воздействия. Достигнутая цель в развитии объекта (зрелые, устойчивые потребности, интересы) становятся средством достижения новой цели. Диалектика цели и средства - одна из сторон процесса развития побудительных мотивов. Следует отметить: способы разрешения противоречий могут быть самыми разными, но при их выборе необходимо, чтобы, во-первых, соблюдалась строгая субординация в зависимости от зрелости противоречив, их роли и места в жизни воинских коллективов; во-вторых, учитывалась специфика армейской среды в разрешении проблем воинов; в-третьих, имелось в виду, что единого, всеобщего универсального способа преодоления противоречий нет. Иногда на практике к таким "абсолютным" способам относят повышение требовательности к подчиненным, успешное решение вопросов быта и досуга, организацию соревнования и т.д. Как показывают исследования, все перечисленные меры действительно способствуют решению возникающих в воинских коллективах проблем, но ни одна из них не может претендовать на звание "универсальной". Только комплексное их применение с акцентами на те меры, которые наиболее действенны в конкретной ситуации, могут привести к реальному разрешению противоречий.
Анализ противоречий процесса формирования мотивации военнослужащих российской армии подводит к необходимости сделать следующие выводы.
1.Активность личности воина во всех сферах жизни войск создает реальные предпосылки разрешения противоречий исследуемого процесса, образования устойчивых, зрелых духовных ценностей военнослужащих современной российской армии.
2. Плановое начало организации жизнедеятельности воинских коллективов дает возможность гибкого реагирования субъектов управления на возникающие противоречия.
3. Процесс преодоления противоречий формирования профессиональной направленности военнослужащих должен быть управляемым. Необходимость управляющего воздействия тем выше, чем острее противоречие, особенно внешнее. Внутренние противоречия должны разрешаться в большей степени реализацией творческих потенциалов воинов, их социальной активностью, на развитие которых и должна быть направлена деятельность субъектов управления.
4. Специфика службы в Вооруженных Силах накладывает отпечаток на процессы преодоления противоречий в духовном мире личности воина, что требует разумного сочетания внешних воздействий с усилиями самих воинов, централизация управления жизни армии и флота.
5. Необходимо учитывать постоянные изменения условий и факторов, воздействующих на процесс формирования мотивационной сферы деятельности воинов и разрешения возникающих в нем противоречий. Поэтому акцентируется особое внимание на более строгом разграничении понятий "субъективное" и "объективное" при анализе условий и факторов жизнедеятельности воинов, формировании их мотивации. Игнорирование данного аспекта приводит порой к необоснованным требованиям и претензиям к военнослужащим в решении задач, стоящих перед ними. Успешное выполнение их зависит далеко не от деятельности субъекта - воина российской армии, и как следствие возникает самоуспокоенность управленческих кадров, деятельностью которых во многом определяется развитость социальной среды формирования духовных ценностей личности военнослужащего.
Динамика формирования мотивов поведения военнослужащих российской армии в современных условиях может быть рассмотрена через ряд связанных между собой этапов. Основанием предлагаемой модели этапов являются выделенные выше аспекты формирования мотивационной сферы деятельности.
Первый этап (стадия) заключается в анализе состояния мотивационных регуляторов поведения военнослужащих и сравнение его с необходимыми требованиями воинской деятельности. Его выделение правомерно уже потому, что он является не только стартом - исходной позицией формирования, но и в значительной степени фактом, определяющим наличные мотивы, степень их соответствия реальным воинским отношениям и деятельности.
Содержание первого этапа составляет оценка и переоценка мотивов деятельности воинов: тех, которые были сформированы в недалеком прошлом и которые реально существуют сейчас в духовном мире воина; выявление мотивов, играющих значимую роль в жизнедеятельности воина; а также поиск духовных ценностей, необходимых сформировать в нынешних условиях применительно к специфике строительства Вооруженных Сил России. На первом плане данного этапа должен быть принцип преемственности в формировании мотивов воинской деятельности. Сущность данного принципа состоит в том, что деятельность военных кадров по духовному развитию военнослужащих и по их самостоятельному саморазвитию должна строиться с учетом всего позитивного опыта, накопленного в отечественной и мировой практике. Естественно этот опыт нуждается в критическом переосмыслении, известной "селекции", так как нельзя механически переносить на современную действительность (в том числе и деятельность российской армии) устаревшие или деформировавшиеся духовные ценности, не отражающие современного функционирования Вооруженных Сил и российского общества.
Модель первого этапа формирования мотивов поведения воинов может быть выражена следующими положениями: оценка личностью воина социальных требований общества и армейской среды - оказание ему помощи в этом со стороны других военнослужащих и институтов, уяснение смысла и значения мотивации для воинской деятельности и воина в современных условиях - формирование доминирующих смысложизненных ориентаций.
Данный этап является своего рода духовной предпосылкой для последующих действий по формированию профессиональной направленности военнослужащих.
Второй этап процесса формирования мотивационной сферы деятельности военнослужащих включает в себя выбор средств формирования ценностей, учет факторов, влияющих на данный процесс, а также учет специфики самих мотивов общегражданского и военно-профессионального характера.
Остановимся на нем более подробно. Под средствами формирования мотивов поведения военнослужащего можно подразумевать предельно общую совокупность самых различных образований и институтов. Их как правило объединяют в несколько групп:
1) политико-правовая организация общества;
2) материально-экономические институты;
3) система нравственных отношений и деятельности субъектов;
4) искусство;
5) религия;
6) средства массовой информации;
7) межличностные и другие формы общения и т.д.
Выяснение характера воздействия, особенностей и роли отдельных средств в процессе формирования мотивов поведения воинов представляет теоретический и практический интерес. В условиях армии и флота данные средства не являются какими-либо "сверхмерами", а представляют собой применяемую командирами, культурно-просветительными учреждениями и общественными институтами систему факторов, способов и приемов, реализуемых ежедневно в практике воспитательной работы с личным составом, во всех сферах жизни воинских коллективов. Многие проблемы их использования в Вооруженных Силах исследованы военными обществоведами.
Опираясь на проведенные исследования, рассмотрим место и роль средств массовой коммуникации как наиболее эффективного средства воспитательного воздействия в процессе формирования устойчивых потребностей, интересов и ценностей военнослужащих российской армии.
Глобальные преобразования в нашей стране и се Вооруженных Силах, процессы развития демократии и гласности оказывают воздействие как на коммуникационные средства, действующие в масштабе государства, так и в специфических условиях армии и флота, обусловливают проблематику их деятельности. Обозначим наиболее актуальные, требующие решения вопросы, связанные со средствами массовой коммуникации в ракурсе исследовательской задачи. На наш взгляд, это:
- взаимосвязь государственных средств массовой информации (радио, телевидение, кино, печать и т.д.) и специфических информационных каналов, действующих в условиях Вооруженных Сил;
- проблема обратной связи от армейской среды к средствам массовой коммуникации и субъектам управления, реализуемой в широком потоке устных и письменных предложений, жалоб, заявлений, высказываний, а также поведении воинов;
- вопросы повышения эффективности деятельности средств массовой коммуникации, в том числе и штатных средств Вооруженных Сил, в армейской среде, их оперативности, компетенции;
- проблема самой военной аудитории - более полное удовлетворение ее потребностей в интересующей информации, реализация пожеланий и запросов воинов;
- повышение информационной привлекательности актуальных проблем жизни российского общества и его Вооруженных Сил, связанных с духовным развитием личности воина;
- изучение стихийных, неофициальных каналов и форм циркулирования социальной информации в армейской среде.
Вместе с тем следует учитывать и то обстоятельство, что продолжаются попытки некоторых информационных источников проведения так называемой "антиармейской кампании". Используя различные каналы информационного воздействия, некоторые авторы, обыгрывая, а подчас искажая происходящие процессы в Вооруженных Силах (обустройство выведенных войск из стран Прибалтики и Западной Группы войск, недавние события по восстановлению конституционного строя в Чечне, социальная защищенность военнослужащих и др.), подрывают авторитет российской армии, поддерживают случаи отказа воинами служить в Вооруженных Силах и честно выполнять свой долг перед народом. Наряду с другими объективными причинами все это не могло не сказаться на состоянии мотивационной сферы деятельности военнослужащих. Так, на сегодняшний день в войсках "нежелание служить в армии" стало "проблемой № 1".
Необходимо особо отметить, что такое отношение к службе в армии формируется у юношей далеко не только в условиях Вооруженных Сил, а в большинстве своем до призыва в армейский строй. Социологические исследования, проведенные среди тех, кто стоит на пороге военной службы, показывают, что почти каждый второй из числа опрошенных юношей убежден, что армия сегодня не нужна. 70% - против прохождения действительной службы. За последние пять лет отношение к армии продолжает ухудшаться. Так считают более 65%. Если в 1988 г. лишь от 6% до 13% опрошенных говорили о том, что не видят смысла в службе в Вооруженных Силах, то в 1993-1994 гг. об этом заявил каждый второй призывник из числа опрошенных [41].
Выделенные аспекты тем более актуальны, что функционирующие в армейской среде штатные средства информационного воздействия не всегда оперативно реагируют на постоянно растущие "информационные потребности" воинов, не отличаются "информационной привлекательностью" в отражении существующих проблем. Так, в некоторых коллективах отмечается снижение доверия и престижа к "чисто армейским" каналам информации, в том числе к проводимым в ходе воспитательной работы "официальным" мероприятиям. Ясно, что данное обстоятельство побуждает воинов к обращению за "новой" информацией уже к другим источникам: слухам, "самиздату", зарубежным "радиоголосам" и т.п.
Все это убеждает в необходимости радикального изменения средств информационного воздействия на армейскую среду, относящихся к разряду "универсальных", практически не изменяющихся на протяжении многих лет и универсально применяемых к самым различным категориям военнослужащих и во времена "культа личности", и в "период застоя", и в настоящее время. "Цивилизаторские задачи", демократизация Вооруженных Сил, совершенствование воспитания воинов армии и флота переориентация их ценностно-духовного мира, - должны решаться достойными средствами. Пропаганда на радио и телевидении героического прошлого нашей страны, объективно-доброжелательная направленность их программ для личного состава армии и флота, развитые средства неформального общения, организация досуга, учет мнений каждого, компьютеризация процесса боевой учебы и подведения его итогов, использование ЭВМ при анализе эффективности этих средств и т.д. - все эхо необходимо в полной мере использовать для формирования профессиональной направленности военнослужащих.
Что же является необходимым в использовании имеющихся сегодня средств? Тот факт, что ни одна практическая ситуация не требует одновременного использования всего объема, побуждает напомнить о некоторых правилах выбора средств формирования мотивов поведения военнослужащих. К таковым следует отнести:
1) их комплексное, как последовательное, так и параллельное использование и субординация;
2) применение в конкретных условиях разноуровневых средств;
3) их знание, наличие умений и навыков в использовании;
4) знание духовного состояния военнослужащих.
Выделенные "правила" являются общими в применении к любому процессу целесообразной деятельности. Поэтому обозначим те аспекты, от которых зависит эффективное использование среди формирования мотивационной сферы военной деятельности:
- характеристика специфики конкретных воинских коллективов и личности каждого воина;
- особенности объектов» обусловливающих процесс формирования; арсенал имеющихся у субъектов управления (командования, воспитательных органов) средств;
- выделение специфики задач, решаемых подразделением в данный период времени, и целей, преследуемых командованием;
- условия, обеспечивающие возможность формирования устойчивых потребностей, интересов, целей у военнослужащих.
Третий этап процесса формирования и функционирования профессиональной направленности военнослужащих связан с конкретной реализацией ее на практике. Он обусловлен предыдущими этапами и направлен на развитие у воинов устойчивых, зрелых потребностей, интересов, сообразно требованиям, предъявляемым нынешней ситуацией в обществе применительно к Вооруженным Силам.
Данный этап включает в себя» во-первых, переосмысление информации о мотивации поведения и сравнение ее с состоянием личных мотивов, подкрепление их практикой служебной деятельности. Способ получения знаний о мотивах деятельности может быть как стихийным, так и целенаправленным, научно-организованным процессом приобщения воина к информации. Целенаправленная информационная деятельность выполняет важную роль. С помощью научного потенциала информационной деятельности в некоторой степени нейтрализуется стихийный характер воздействия социальной среды и повседневной службы на духовный мир воина. Во-вторых» нейтрализация стихийного характера восприятия информации, а также ее аналитическая переработка. Конкретная эмоционально-чувственная связь с определенным фрагментом духовного мира чаще всего "скользит" по поверхности явления, подвержена воздействию случайностей и может исказить реальное положение дел. Поэтому она должна дополняться абстрактно-логическим осмыслением потребностей, интересов, целей и ценностей.
В-третьих, полученная информация распределяется в структурах индивидуального сознания личности воина. На данном подэтапе происходит ориентация внимания воина на ценностный смысл духовного явления по средством увеличения объема информации или ее акцентирования. И наконец, происходит закрепление полученных знаний. Это проявляется в том, что знания превращаются а убеждения и ценностные ориентации воина, реализуются в его действиях и поступках. Сформированные ранее мотивы поведения приобретают новое качество под воздействием целенаправленного воспитательного процесса, а также в результате самовоспитания. Как представляется, критерием зрелых потребностей, интересов и ценностей воина выступает осознание каждым военнослужащим своей значимости как личности, необходимости добросовестного выполнения воинского долга и превращение (закрепление) данного осознания в социальных свойствах воина.
Описанная модель и этапы формирования мотивов поведения воинов весьма условны и отражают только в общих чертах основные моменты этого диалектического процесса.
Таким образом, формирование мотивационной сферы воинской деятельности военнослужащих является сложным динамичным процессом, которому присущи восхождение от единичного к общему, от менее глубоко познанной к более глубокой сущности, переход мотивов в новое качество путем воздействия различных условий, факторов и средств формирования. Данный процесс осуществляется как стихийно, так и целенаправленно. В этой связи формирование направленности воинов может выступать сознательной, специально организуемой деятельностью различных органов, институтов государства и его Вооруженных Сил по созданию необходимых условий и факторов, обеспечивающих образование устойчивых, зрелых потребностей, интересов и ценностей как общегражданского, так и военно-профессионального характера и их активного функционирования в армейской среде.
На основе проведенного анализа мотивационной сферы воинской деятельности военнослужащих российской армии сформулируем следующие выводы.
Первый. Мотивы поведения военнослужащих находятся в тесной взаимосвязи и во взаимопроникновении. Являясь ядром духовного мира воина, они имеют непосредственное влияние на формирование и содержание духовной стороны жизнедеятельности воина, воинского коллектива и армии в целом. В содержании таких регуляторов поведения, как патриотизм, достоинство воина, воинский долг и воинская честь, дисциплинированность, свобода совести и других, играющих значимую роль в жизнедеятельности воина, наиболее предметно должен быть выражен деятельностный аспект, направленный на развитие духовного мира военнослужащего, на общение воинов и оптимизацию их практической деятельности. Содержание мотивов деятельности военнослужащих изначально формируется и наличествует в сознании и мировоззрении. Затем оно закрепляется в социальных качествах и объективируется в деятельности.
Второй. Применительно к воинской деятельности ее мотивационные основы имеют рельефно выраженную специфику. Специфика воинской деятельности и вытекающие из нее особенности функционирования мотивационной сферы деятельности военнослужащих в современных условиях требуют, чтобы содержание ее сочетало в себе преемственное наследование с формированием новых, учитывало процессы развития и возрождения, было глубоко научным и вместе с тем чувственно-практическим, нацеливалось на выполнение задач, стоящих перед Вооруженными Силами России и каждым воином.
Третий. Формирование побудительных мотивов деятельности военнослужащих представляется весьма сложным динамичным процессом, которому присущи восхождение от единичного к общему и от общего к частному, от менее глубокому познания к более глубокому осмыслению сущности духовности, переход мотивационной сферы в новое качество под воздействием различных условий и факторов и средств формирования. Данный процесс осуществляется как совокупность различных, относительно обособленных и взаимосвязанных процессов. В нем можно выделить три этапа, выражающие основные характерные стадии развития сознания н мировоззрения воинов и их проявления: а) анализ состояния мотивов поведения военнослужащих и сравнение его с необходимыми требованиями воинской деятельности; б) выбор средств формирования мотивационной сферы, учет факторов и условий, а так же специфики самих мотивов в системе социальных свойств воина и проявление их на практике. Эти этапы качественно различны и характеризуются своими специфическими чертами. Кроме того, следует учитывать специфику периода службы (абитуриент, курсант, молодой офицер и т.д.).
Четвертый. Формирование новой мотивационной системы военнослужащих требует многостороннего, комплексного подхода, а главное - знания и учета тенденций их формирования в новых, динамичных условиях, этапа переживаемого страной и российскими Вооруженными Силами. Реализация данных тенденций возможна только в их тесном единстве. В истории Отечества н Вооруженных Сил данные тенденции формирования профессиональной направленности военнослужащих проявлялись многозначно и не всегда с положительным результатом, что не могло не сказаться на зрелости духовных качеств личности воина. И сегодня у части воинов имеет место иллюзорная, неадекватная оценка многих явлений и фактов объективной реальности, своего выполнения воинского долга. Выявление и учет указанных тенденций в процессе строительства Вооруженных Сив России, выдвижение на первый план традиционно ценностных, а также новых идеалов, - важнейшая задача всех причастных к воспитанию воинов командиров, педагогических работников, представителей средств массовой информации, коллективов ученых и исследователей.


Заключение.

В ходе дипломной работы были достигнуты определенные теоретические результаты и выработаны некоторые практические рекомендации.
В условиях резкого ухудшения объективных основ воинской деятельности (кризисная ситуация в социально-экономической сфере, разрушение духовных скреп общества, проблемы в собственно-военной области и т.д.) актуализируется значение субъективного фактора. Перед обществом, руководителями всех уровней стоит задача по сохранению Вооруженных Сил и военных кадров. Престиж воинской службы в условиях современной России возможен лишь путем реализации комплекса мер и средств:
* материально-финансовых – высокое денежное довольствие, создание комфортных социально-бытовых условий, продовольственное, вещевое и иное обеспечение военнослужащих и т.д.;
* идеологических – формирование в обществе уважения к военнослужащим, насаждение и пропаганда идеи служения Отечеству и соответствующих видов ценностей и т.д.; особая роль при этом отводится средствам массовой информации;
* психологических – культивирование высокой мотивационной сферы воинской деятельности, представляющей собой совокупность определенных потребностей, интересов, стимулов, целей, идеалов и смыло жизненных ориентиров;
* политических – создание высокопрофессиональной армии, являющейся по своему духу подлинно народной, готовой надежно защищать интересы и безопасность Отечества;
* собственно-социальных – закрепление и поддержание особого социального статуса военнослужащих, т.е. придание им особых прав и обязанностей, ответственности за страну и государство; использование армии в качестве социального «лифта» для подъема и вхождения в высшие слои общества, формирование ее из представлений элитных экономических, политических, социальных групп и др.
Реализация системы побудительных мотивов в процессе воинской службы, основывается на формировании у личного состава Вооруженных Сил нового, по-настоящему заинтересованного отношения к воинской службе, обеспечении его готовности к достойному выполнению военного долга; на развитие и удовлетворение у различных категорий военнослужащих потребностей, интересов, целей и иных мотивов с учетом специфики военного труда; на улучшение качества их жизни, предоставлении каждому военнослужащему гарантированного государством минимума социально-правовых услуг по образованию, духовному и физическому развитию, охране здоровья, профессиональной подготовке и переподготовке, объем, виды и уровни которых должны обеспечивать полноценную жизнь в условиях воинской деятельности; на использование ее воспитательного потенциала в целях развития у военнослужащих достойных смысложизненных ориентиров.
Таким образом, одним из важнейших условий действенности воинского воспитания, ориентированного на создание у каждого военнослужащего положительных мотивов в воинской службе и достойного выполнения воинского долга, является предоставление воинам возможностей для реализации их важнейших потребностей и интересов с учетом сил и средств, которыми располагает для этого общество и его воинская организация. Тем самым действенность и конечный результат воинского воспитания обеспечивается не только командирам и органами военного управления, но и обществом в целом, всей системой соответствующих государственных интересов.
Среди важнейших качеств военнослужащего, обусловленных социально-значительными ценностями, возвышенными мотивами и идеалами, которые должны быть сформированы в процессе обучения и воспитания личного состава, выделяются следующие: любовь к Родине и Вооруженным Силам, верность конституционному строю, военной присяге, добросовестность и самоотверженность, гуманизм и оптимизм, трудолюбие и работоспособность, коллективизм и войсковое товарищество, выдержка и терпение, способность к преодолению трудностей, аскетизм.
Государство обязано обеспечить реализацию базовых, материальных потребностей военнослужащих, достойный уровень их жизни, как фундамент, на котором выстраиваются духовные потребности, интересы, идеалы и ценности. Вернуть офицеру, военнослужащему чувство собственного достоинства, авторитет и уважение в обществе, высокую духовность, которые были присуще в прежние времена человеку в мундире Российской Армии, - одна из важнейших задач формирования личности в обновленных Вооруженных Силах.
В этом деле особо выделяются следующие направления:
- профессионально-деятельностное – формулирование добросовестного и ответственного отношения к воинскому труду, связанному со служением Отечеству, стремления к активному проявлению профессионально-трудовых качеств в интересах успешного выполнения служебных обязанностей и поставленных задач. Оно включает мотивационную сферу: потребности, интересы, цели, ценностные ориентации самореализации личности профессиональные притязания и нацеленность на достижение высоких результатов деятельности, способность результативно, с высокой эффективностью выполнять служебные обязанности и достигать конкретных целей, умение прогнозировать и реализовывать планы своего прфессионального роста.
- Психологическое – формирование у военнослужащих высокой психологической устойчивости, готовности к выполнении сложных и ответственных в новых условиях обстановки, способности преодолевать тяготы и лишения воинской службы, важнейших психологических качеств, необходимых для успешной жизнедеятельности в коллективе подразделения, части. Оно включает: изучение, управление и прогнозирование социально-психологических процессов в воинских коллективов; умелое воздействие на мотивационную сферу деятельности каждого военнослужащего; профилактику негативных явлений, снятие психологической напряженности, преодоление эмоционального упадка, формирование психологических качеств с учетом особенностей различных личного состава.
Управление мативационной сферой воинской деятельности должно осуществляться системно, с учетом специфики соответствующих этапов:
- на этапе выбора профессии;
- в период обучения в военно-учебном заведении;
- на этапе первоначального профессионального становления;
- в период обретения профессиональной зрелости.
Этапам социализации личности офицера, формирования побудительных мотивов его деятельности соответствуют следующие основные задачи, стоящие перед субъектами управления: этап поступления – отбор наиболее способных к обучению, т.е. наиболее предрасположенных; этап обучения – сохранения и развития военно-профессиональной предрасположенности, формирование военно-профессиональной направленности, как совокупности основных мотивов деятельности; этап службы – сохранение и развитие военно-профессиональной направленности, совершенствование мотивационной сферы деятельности военных кадров. Отсюда вытекают основные пути повышения эффективности повышения управления данным процессом, проявляющиеся в совершенствовании:
- системы формирования контингента кандидатов на поступление в военно-учебные заведения;
- компанентов системы профессиональной экспертизы при поступлении (профессиональный психологической отбор);
- системы социально-психологического сопровождения в период обучения и в дальнейшей военной службе.
Практическая значимость дипломной работы состоит в том, что осуществленный в ней анализ может быть использован для дальнейшей разработки проблем социологии, психологии, профессиологии, связанных с профессионализацией, служебной деятельностью различных категорий военнослужащих, военным обучением, формированием военно-профессиональной направленности. Материалы исследования могут помочь в выработке концепции управления учебно-воспитательным процессом в ВУЗах Министерства Обороны РФ, в разработке документов, регламентирующих степень участия и статус должностных лиц, органов военного управления в формировании военно-професссиональнальной направленности военнослужащих.
В дальнейшем работа может быть продолжена в исследовании противоречия между процессом профессионализации армии, переходом на контрактную систему комплектования личного состава, которая требует беспрекословного выполнения требований любого приказа правящей государственной элиты, с одной стороны, а с другой, - гармонизацией мотивационно-смысловой сферы воинской деятельности, предполагающей свободный, осознанный выбор целей своей деятельности и средств их реализации.


Список литературы.

1. Азаров В., Духовность современной армии //Красная звезда, 2000, 20 июля;
2. Актуальные проблемы развития военной социологии в условиях перестройки армии и флота. Материалы научно-практической конференции. /Под ред. Егорова Л.Г., Ксенофонтова О.Н., Сергеева В.П.-М.:ВПА.1990. – 172 с.;
3. Альберт М., Мескон М., Хедоури Ф. Основы менеджмента: Пер. с англ.-М.:Дело-1992.- 927с.;
4. Андреева Г.Д. Социальная психология. Учебник-М.: МГУ-1988.- 432с.;
5. Андреева Г.М. Социальная психология. – М., Аспект Пресс, 1996. – 253с.;
6. Березин Ф.Б., Мирошников М.П., Соколова Е.Д. Методика многостороннего исследования личности (структура, основы интерпретации, некоторые области применения).—М.: Фолиум, 1994.—175с.;
7. Богатырев Е.Д, Социальные факторы формирования духовного потенциала Вооруженных Сил //Государственно-патриотическая идеология и духовный потенциал Российской Армии, Материалы научно-теоретической конференции М.: ВУ 1998г.-340с.;
8. Военная доктрина, // Красная звезда 2000, 2 апреля;
9. Волков С.В., Офицеры и русская культура. М.: 1998г. – 187с.;
10. Вопросы воинского воспитания, Сборник статей, Москва. Воениздат - 1985г., - 178с.;
11. Григорьев А.А. Прикладная социология и ее методы в управлении воинским летным трудом. Учебное пособие - Монино: ВВА-1989- 64с.;
12. Громов Ф. Никогда не жалей о выбранном пути // Армия.-1993- №10- с.6;
13. Денисенко П.А. Современная религиозно-идеологическая ситуация в Российском обществе. //Государственно-патриотическая идеология и духовный потенциал Российской Армии, Матер. научн. конф. М.: ВУ- 1998- с.16;
14. Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. Учебник для Вузов. М.: Юрист. - 1996г. – 493с.;
15. Золотарев О. В. ”Армия и культура”. М. 1990 г.;
16. Зуев Ю.П. Уставные взаимоотношения: как они формируются. М.: Воениздат, 1986.;
17. История государства Российского, Изд-во, "Пламя",1992г.- 410с.;
18. Каверин С.Б. Мотивация труда, М.: изд-во Институт психологии РАН, 1998г. 341с.;
19. Клямкин И.М. Советское и западное: Возможен ли синтез? /Политические исследования.-1994-№5 с.75-95;
20. Ковалевский В.Ф. Методологические проблемы профессионального психологического отбора военнослужащих. Автореф. дис. Канд.псих.наук.-М.,-1972- 29с.;
21. Коваленко С., Служить в таких условиях не желаю //Армия 1991 г. №19 с.18;
22. Концепция национальной безопасности, //Красная звезда 20.01.2000г.;
23. Корсновский А.А. ”История русской армии”. М.: 92 г.;
24. Крохмалюк А., В Россию верую и в честь // Армия 1991 №22 с.5;
25. Кузьменко Б.В. Социальные процессы в воинских коллективах. Учеб. пособие-М.: ВПА-1986;
26. Кузнецова И.В. Психологический анализ подготовки и принятия решения. Автореф. дис. Канд.псих.наук.-М.,-1986- .28;
27. Кулаков В.Ф. Морально-психологическое обеспечение: проблемы и пути их решения //Военная мысль 1999г №6 21с.;
28. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. – М., 1972.;
29. Леонтьев А.Н. Потребности, мотивы и эмоции – М.: Наука, 1971 – 396с.;
30. Ломов Б.Ф. Общение и социальная регуляция поведения индивида// Психологические проблемы социальной регуляции поведения, - М., 1976.;
31. Лутовинов В.И. Патриотизм и его формирование в обществе и ВС // Военная мысль 1999 №4 с.40;
32. Лушников В.П., Воинские традиции России - важнейший источник формирования патриотических ценностей у военнослужащих. //Государственно-патриотическая идеология и духовный потенциал Российской Армии, Материалы научно-теоретической конференции М.: Военный университет 1998г.;
33. Марков М.С. Теория социального управления - Пер. с болг.-М.:Прогресс-1978- 477с.;
34. Маркова А.К., Мотивация воинской деятельности: содержание и проблемы, - М.: Воениздат, 1994 - 374с.;
35. Мелибруда Е. Я - ты - мы: Психологические возможности улучшения общения./ Пер. с полос. - М.: Прогресс,1986;
36. Миронов В.И. Реформа военного образования: проблемы и пути реализации /Военная мысль-1993-№2- с.22-26;
37. Немов Р.С. Психология. Книга 1: Основы общей психологии. – М., Просвещение, 1994.;
38. О развитии системы военного образования ВС РФ: Пр. МО РФ от 13.04.94 №191-М.:1993;
39. Общение и оптимизация совместной деятельности. Под ред. Андреевой Г.М. и Яноушека Я. М., МГУ, 1987.;
40. Петрий П.В. Государственно-патриотическая идеология и духовные ценности воинов России. //Государственно-патриотическая идеология и духовный потенциал Российской Армии, Материалы научно-теоретической конф. М.: ВУ 1998г.;
41. Петрий П.В. Духовные ценности.-М. ВУ.-1998. -49с.;
42. Профилактика конфликтов на национальной основе (опыт, анализ, рекомендации). - М.: Воениздат,1991-126с.
43. Психология и педагогика профессиональной деятельности офицера, Учебное пособие-М.: ВУ, 1998- 281с.;
44. Розанов В.А. Психология управления, учебное пособие – М.: ЗАО Бизнес-школа Интел-Синзен – 1999г. –352с.;
45. Розанова Н.М., Психология, учебное пособие -- М.: ЗАО Бизнес-школа Интел-Синзен – 1999г-273c.;
46. Санжаревский И.И. О некоторых возможностях описания военно-профессиональной направленности абитуриентов авиационного училища летчиков при решении задач профессионального отбора: опыт социологического исследования в Тамбовском ВВАУЛ /Актуальные проблемы ВВУЗов ВВС. Межвузовский сборник-Иркутск: ИВВАИУ-1994-97с.;
47. Санжаревский И.И. О некоторых возможностях описания и оценивания военно-профессиональной предрасположенности абитуриентов и курсантов ТВВАУЛ /Актуальные проблемы летного обучения. Тамбов.-Т.:ТВВАУЛ-1995-86с.;
48. Серых В. Д. ”Воинские ритуалы”. М.: -Воениздат, 1986 –387с.
49. Скотт Г Джинни. Конфликты: пути преодоления./ пер. с англ. - Киев: Издательское Общество “Верзилин и К ЛТД”,1991;
50. Скотт Г. Джинни. Способы разрешения конфликтов./ пер. с англ. - Киев: Издательское Общество “Верзилин и К ЛТД”,1991;
51. Социальные процессы в воинских коллективах. Учеб. пособие-М.: ВПА-1986- с.247;
52. Суходольский Г.В., Основы психологической теории деятельности, Ленинград, Изд-во Ленинградского университета 1988г. -341с.;
53. Сухомлинский А.В. О воспитании. М.: Политиздат. 1985,-341с.;
54. Федеральный закон ”О статусе Военнослужащих’’, -М.: Ось – 89. 1999 ,. 64с.;
55. Философский энциклопедический словарь( Гл. редакция: Л.Ф. Ильичев, П. Н. Федосеев, С.М. Ковалев, В.Г. Паков) – М.: Советская энциклопедия, 1983 – 840с.;
56. Философия: Учебник для курсантов – М.: Ву, 1998 - 251с.;
57. Якобсон П.М., Психологические проблемы мотивации поведения человека – М.: Политиздат, 1969 – 471с.;
еще рефераты
Еще работы по общей психологии