Реферат: Египетско-израильские международные отношения в аспекте палестино-израильской проблемы в 80-90 гг. ХХ века

Реферат: Египетско-израильские международные отношения в аспекте палестино-израильской проблемы в 80-90 гг. ХХ века


Важнейшую роль во внешней политике Египта играют взаимоотношения с Израилем. В силу сложившихся на Ближнем Востоке геополитических условий Египет и Израиль долгое время стояли по разные стороны баррикад. Конфронтация между двумя странами несколько раз выливалась в тяжелейшие войны 1956, 1967 и 1973 гг. Но после войны Судного Дня, не выявившей явного победителя, но показавшей значительно возросшую боеспособность египетской армии, А.Садат под давлением США принял стратегическое решение пойти на сближение с Израилем. При активном содействии госсекретаря Г.Киссинджера в сентябре 1975 г. Израиль и Египет заключили промежуточное Синайское соглашение, по которому Израиль обязывался оставить часть оккупированной территории и отвести свои войска на 30–40 км в глубину. Стороны сделали заявление, в котором говорилось о невозможности решения египетско-израильского и всего ближневосточного конфликта силовыми методами. Это соглашение вызвало негативную реакцию в арабском мире, особенно в Сирии и среди палестинцев, и было воспринято как выход Египта из совместного фронта борьбы против Израиля1 .

Но Садат продолжил линию сепаратных сделок. Выступая в парламенте 9 ноября 1977 г., он объявил, что готов поехать в Израиль ради достижения мира. 19 ноября он предпринял свой исторический визит и выступил в кнессете с призывом к заключению мира. Затем, в декабре того же года израильский премьер-министр М.Бегин совершил визит в Каир. Результатом этих двусторонних контактов стало подписание 17 сентября 1978 г. в Кэмп-Дэвиде египетско-израильских соглашений. Были подписаны два соглашения: одно было посвящено урегулированию палестинской проблемы, другое – египетско-израильскому мирному договору. Согласно кэмп-дэвидскому проекту, предусматривавшему, в частности, создание на Западном берегу и в секторе Газа палестинской автономии, в переговорах по этому вопросу палестинцы могли участвовать в составе иорданской делегации.

После этого стремление Каира и Тель-Авива к установлению мира воплотилось в подписании 26 марта 1979 г. мирного договора. Египет стал первой арабской страной, признавшей израильское государство де-юре и де-факто и заключившей с ним мирный договор. В феврале 1980 г. обе стороны обменялись послами. По мирному договору Израиль обязывался последовательно, в течение трех лет вывести свои войска с оккупированной территории Синайского полуострова с ее последующей демилитаризацией и вводом межнациональных сил. Мирный договор также содержал пункты, предусматривавшие тесное культурно-экономическое и политическое сотрудничество. Египетское руководство приняло закон о прекращении экономического бойкота Израиля, подписало с Тель-Авивом соглашения о сотрудничестве в области сельского хозяйства, культуры, спорта, туризма, об установлении прямого воздушного сообщения2 .

Но уже через короткое время после подписания мирных соглашений стали очевидными расхождения в египетско-израильских позициях. Не прошло и двух месяцев после их подписания, как кнессет голосовал за строительство новых поселений на оккупированных территориях. 30 июля 1980 г. кнессет принял закон, объявляющий «объединенный Иерусалим» «вечной и неделимой» столицей Израиля, после чего были ускорены темпы «израилизации» восточной (арабской) части города. А в декабре 1981 г. кнессет принял решение о распространении израильских законов на район Голанских высот. Провалилась попытка претворить в реальность кэмп-дэвидское соглашение о предоставлении палестинцам автономии. Это соглашение предусматривало проведение выборов в местные органы на оккупированной территории. Предусматривался пятилетний переходный период, в течение которого был бы определен окончательный статус территорий Западного берега реки Иордан и сектора Газа. В рамках кэмп-дэвидской схемы предполагалось достижение компромиссного решения в течение года. Переговоры по предоставлению палестинцам автономии были начаты в мае 1979 г. Однако и к крайнему сроку 26 мая 1980 г. и в дальнейшем они не принесли абсолютно никаких результатов. Но это не останавливало Садата. Летом 1981 г., в то время, когда израильские самолеты бомбили Бейрут, Египет и Израиль в Вашингтоне подписали 3 августа соглашение, положившее начало деятельности межнациональных сил и наблюдателей на Синае3. Затем произошли события, подвергшие египетско-израильские отношения серьезным испытаниям: во время военного парада 6 октября 1981 г. А.Садат был убит террористами. Новым президентом АРЕ был избран Х.Myбарак.

После прихода к власти новым президентом была выработана такая форма отношения Египта к Израилю, по которой взаимоотношения Египта с последним целиком зависели от общей ситуации на Ближнем Востоке. Такая позиция (а Х.Мубарак следовал ей неукоснительно) предполагала поддержание определенной дистанции в отношениях с Тель-Авивом. В этой связи Х.Мубарак не принял предложение израильского премьер-министра М.Бегина посетить Иерусалим, поскольку отказывался признавать его статус «столицы Израиля». Такая внешнеполитическая линия, явно направленная на защиту общеарабских интересов, не могла остаться незамеченной в арабских столицах. Это позволило Египту постепенно восстановить былой престиж в арабском мире. Египет подверг критике израильскую политику, направленную на подавление палестинского движения в оккупированных районах, осудил действия Израиля, который, с одной стороны, вел переговоры о предоставлении палестинцам автономии, а с другой, – продолжал строительство новых поселений на оккупированной территории. Египетская же дипломатия настаивала на том, чтобы Израиль согласился на участие в переговорах любой палестинской организации, одобрившей резолюции Совета Безопасности ООН № 242 и 338, а также вступил в контакты с умеренным крылом ООП. Израильская сторона довольно жестко отреагировала на такую смену позиции Египта по ближневосточному конфликту. По замечанию известного советского аналитика, «премьер-министр Израиля М.Бегин в «дружественных посланиях» президенту АРЕ X.Мубараку неоднократно давал понять, что израильские танки могут вновь появиться на Суэцком канале, если египетское руководство «посмеет» отойти от устраивающего США и Израиль внешнеполитического курса, прежде всего в вопросах ближневосточного урегулирования»4 .

Серьезные разногласия в египетско-израильских отношениях возникли в период ливанского кризиса 1982 г. 6 июня 1982 г. армия Израиля пересекла границу Ливана на юге и вторглась в пределы ливанской территории. Как и во время предыдущих своих военных акций по отношению к арабским странам, израильское правительство утверждало, что такой шаг был предпринят с целью обеспечить национальную безопасность Израиля5. Используя свое подавляющее военное превосходство, израильская армия продвинулась далеко вглубь страны вплоть до Бейрута, под израильской оккупацией оказалось около 40% территории Ливана6 .

Myбарак жестко отреагировал на агрессию Израиля в Ливане. Президент Египта потребовал от Тель-Авива немедленного прекращения военных действий и отвода войск с ливанской территории. Было решено в максимально возможной степени «заморозить» отношения с израильскими властями, ужесточить позицию АРЕ по палестинскому вопросу. Переговоры по палестинской автономии были прерваны до тех пор, пока израильские войска не будут полностью выведены из Ливана. Сократились взаимные визиты официальных лиц, контакты по линии туризма, культурных связей. Египетская печать регулярно помещала материалы с критикой политики правительства Бегина. Наконец, после резни в лагерях Сабра и Шатила в сентябре 1982 г. египетское руководство приняло решение об отзыве своего посла из Израиля. Х.Мубарак дал понять Тель-Авиву, что Каир не потерпит столь грубых нарушений прав арабских стран. Как отмечает бывший посол США в Египте (1973–1979 гг.) Г.Эйлтс, «ни кэмп-дэвидские соглашения, ни египетско-израильский мирный договор не давали Израилю права совершать агрессию против арабской страны, и отзыв посла был единственным политическим жестом, который оставалось сделать Х.Мубараку»7. «После нападения Израиля на Ливан, – писал Б. Гали, – в Каире мало найдется людей, сохраняющих надежду на позитивное развитие арабо-израильского переговорного процесса»8 .

Каир выдвинул три условия «размораживания» отношений с Тель-Авивом: 1) урегулирование вопроса о Табе; 2) полный и безоговорочный вывод войск из Южного Ливана; 3) согласие на полномасштабные переговоры по урегулированию палестинского вопроса с участием палестинской делегации. Эти условия были выполнены частично. Израиль пошел на уступки лишь по первому пункту. Долгое время напряженность между Египтом и Израилем вносил спор о приграничной территории Таба (площадью около 1 кв. км). По кэмп-дэвидским соглашениям, эта область должна была отойти к Египту, но израильское руководство отказывалось от ее передачи. С апреля 1982 г. по сентябрь 1986 г. состоялось четыре раунда переговоров по Табе с участием экспертов США. Однако они не привели к достижению ощутимого прогресса в урегулировании проблемы9 .

К тому же в октябре 1985 г.в египетско-израильских отношениях возник новый пик напряженности после двух инцидентов – убийства в Каире израильского дипломата и убийства группы израильских туристов на Синае египетским пограничником. Дело вокруг террористабыло использовано египетскими фундаменталистами для раздувания антиизраильских настроений в Египте. В его поддержку были созданы общественные комитеты, а после его самоубийства в следственной тюрьме в университетах Каира, Заказика и Мансуры прошли массовые студенческие демонстрации с антиизраильскими лозунгами.

После возвращения Синая тон высказываний Каира в отношении израильской политики стал более жестким. Этому способствовал и тот факт, что, несмотря на позицию официального руководства антиизраильские настроения в египетском обществе всегда оставались достаточно сильными. А Мубарак внимательно прислушивается к общественному мнению. Он помнит, что стало с предыдущим президентом Египта. Такое положение сохраняется и по сегодняшний день. Антиизраильские настроения доминируют на египетской «улице», в среде военной и интеллектуальной элиты, а продолжающаяся радикализация египетского общества не дает повода для улучшения двухсторонних отношений. В связи с этим существуетмнение, что тотальный отказ принять существование Израиля в наибольшей степени проявляется именно в Египте, несмотря на заключение мирного договора10 .

В этой ситуации лишь вмешательство Вашингтона заставило Каир пойти на нормализацию отношений с Тель-Авивом. Белый Дом направил в Тель-Авив советника госдепартамента А.Софаера, который организовал встречу израильтян с египетской делегацией. После нее один из участников отметил, что стороны как никогда близки к решению вопроса о Табе и нормализации двухсторонних отношений11. Под нажимом США в сентябре 1986 г. Мубарак встретился в Александрии с премьер-министром Израиля Ш.Пересом. Это были первые контакты высшего руководства двух стран с августа 1981 г. По мнению одного советского исследователя темы, египетскому президенту, «уступая американо-израильскому нажиму, пришлось поступиться реноме египетского руководителя, который до этого не только ни разу не посещал Израиль, но и не встречался с израильскими руководителями»12. На этой встрече Египет и Израиль согласились передать вопрос о Табе на рассмотрение международного арбитража. Также на этой встрече израильский премьер-министр дал обещание обдумать вопрос о международной конференции по Ближнему Востоку, созыва которой давно добивался Каир. В ответ на это египетское руководство решило вернуть в Тель-Авив своего посла, отозванного во время ливанского кризиса 1982 г. В состав международной арбитражной комиссии вошли три независимых члена и по одному от Египта и Израиля. В мае 1987 г. Каир и Тель-Авив представили комиссии свои аргументы, доказывающие право на владение спорной территорией. Однако достичь компромисса не удалось. Также был отвергнут американский план, по которому территория Табы становилась частью Египта, но Израиль имел бы доступ к этой зоне13. Комиссия рассматривала вопрос о Табе еще около двух лет, прежде чем было найдено приемлемое решение, удовлетворяющее обе стороны. В результате 28 сентября 1988 г. комиссия приняла решение, подтверждающее юридические и исторические права Египта на спорную территорию14. А окончательный переход ее под юрисдикцию Египта состоялся в марте 1989 г.

Примечателен и тот факт, что президент Мубарак – единственный египетский руководитель высокого ранга, который в течение длительного времени отказывается посетить Израиль, несмотря на многочисленные официальные приглашения, хотя израильские лидеры уже неоднократно посещали Египет. В декабре 1989 г. он сделал заявление, что готов посетить Израиль, если это поможет урегулированию ближневосточного конфликта. Но вместе с тем он отказывался встречаться с премьер-министром Израиля И.Шамиром, хотя дважды с 1986 г. по 1989 г. встречался с его политическим оппонентом Ш.Пересом15 .

Правда, ему пришлось отправиться на несколько часов в небольшой израильский населенный пункт, расположенный в пустыне Негев. «Я сделал это против моего сердца», – признался он позднее16. 5 ноября 1995 г. ему пришлось приехать в Тель-Авив на похороны И.Рабина. С официальным визитом Х.Мубарак до сих пор так и не посетил Израиль. Как выразился по этому поводу советник президента АРЕ Усама аль-Баз, «Мубарак в принципе не против поездки в Тель-Авив, но он не хочет, чтобы она носила символический характер… От посещения Израиля египетским президентом ожидают многого, и Мубарак не хочет, чтобы эти надежды не оправдались»17 .

В мае 1990 г. президент Египта высказал опасения по поводу того, что большой поток эмигрантов из СССР может привести к осложнению мирного процесса. Эта его позиция отражена в итоговом заявлении, сделанном членами ЛАГ по окончании саммита, проходившего в Багдаде 30 мая 1990 г.18 В июне 1990 г. после образования нового израильского правительства Шамира, египетская сторона обвинила Тель-Авив в том, что Израиль подводит Ближний Восток к новой войне19. Позиции двух стран по ближневосточным проблемам становились диаметрально противоположными. Так, в одном из интервью Амр Муса заявил, что «ни палестинец, ни араб, ни христианин, ни мусульманин не могут принять израильскую позицию по Иерусалиму»20. Такая позиция руководства страны усиливала антиизраильские настроения, и в феврале 1990 г. в ходе террористического акта на Синайском полуострове было убито 9 и ранено более 20 израильтян. Террористы, одетые в маски, атаковали туристический автобус.

Ниже приведен перечень событий, вызывавших наибольшую напряженность в египетско-израильских отношениях с 1980 г. по 1996 г.

– Отказ израильской стороны от переговоров по палестинской автономии, предусмотренных кэмп-дэвидскими соглашениями в 1980 г.

– Бомбардировка в июне 1981 г. ядерного реактора в Ираке.

– Решение кнессета в декабре 1981 г. о передаче под израильскую юрисдикцию Голанских высот.

– Оккупация Ливана и резня в Сабре и Шатиле в июне–сентябре 1982 г.

– Присутствие израильских войск в Южном Ливане.

– Строительство новых израильских поселений на оккупированной территории.

– Споры вокруг приграничной территории Таба.

– Бомбардировка в октябре 1985 г. резиденции ООП в Тунисе.

– Палестинская интифада после декабря 1987 г.

– Иммиграция евреев из СССР.

– Убийство палестинцев в мечети города Хеврон.

– Строительство в сентябре 1996 г. тоннеля на территории мечети «Аль-Акса» в Иерусалиме.

Но и в ходе всех этих конфликтных ситуаций Египет не пошел на полное замораживание отношений с Израилем. Избегая встреч с премьер-министром от правонационалистической партии Ликуд, египетский президент сохранял возможность официальных контактов через МИД и ООН, по межпартийной линии (с левыми и левоцентристскими партиями), между экономическими ведомствами и т.д. Кроме того, осуществлялись регулярные контакты на уровне спецслужб. В 1992 г. когда на выборах в кнессет победила левоцентристская Партия труда во главе с И.Рабином, с которой египтяне установили тесные контакты еще во времена А.Садата, отношения Каира с Тель-Авивом несколько потеплели. Несмотря на то, что А.Садат отдавал предпочтение представителям партии Ликуд, египетским дипломатам удалось завязать тесные отношения с лидерами Партии труда. Такое сближение было связано с тем, что представители этой партии занимали более мягкую позицию по отношению к палестинцам и стремились к конструктивному диалогу с арабским миром. Первая встреча египетского руководства с делегацией Партии труда, организованная по инициативе Б.Гали, состоялась 7 ноября 1980 г. в Каире21. В 1992 г. и 1993 г. состоялись две встречи лидеров обеих стран, регулярными стали взаимные визиты министров иностранных дел. Но, несмотря на это, выступая на общеарабском саммите в Аммане, А.Муса предостерег арабских лидеров от поспешного установления экономических связей с Израилем. По его мнению, следовало сначала остановить израильскую ядерную программу и урегулировать вопрос с оккупацией южного Ливана и Голанских высот22 .

Экономические отношения Египта с Израилем не достигли того уровня, который предсказывался экспертами в 70-е и 90-е годы – периоды наибольшей активизации американской внешней политики, направленной на нормализацию египетско-израильских отношений. Тем не менее в связи с переходом израильской экономики к использованию высоких технологий ряд предприятий был выведен за пределы страны (в том числе некоторые предприятия легкой промышленности – в Египет). Уровень поставок египетской нефти в Израиль стабилен в немалой степени по инициативе израильтян, предпочитающих диверсифицировать поставки, чтобы не зависеть от одного источника горючего. К тому же египетская сторона имеет достаточные резервы для их увеличения и предпринимает (совместно с американцами) немалые усилия для того, чтобы закрепиться на израильском рынке газа23 .

Египетско-израильский проект по постройке газопровода, переговоры по которому велись с большими перерывами с 1993 г., предусматривает строительство газопровода протяженностью 463 км, включая отрезок длиной 42 км в сектор Газа. Завершить его строительство планировалось к 1998 г., однако из-за ухудшения политического климата в регионе после прихода к власти кабинета Б.Нетаньяху в 1996 г. реализация проекта была отложена на более поздний срок24. Трубопровод должен начаться западнее Порт-Саида, пересечь Суэцкий канал и Синайский полуостров, достигнув египетской границы (длина этого участка 229 км). Конечный пункт – израильский город Хайфа, однако существуют планы его продления до Бейрута. Для осуществления проекта (стоимостью до 1 млрд. долл.) египетские и израильские компании создали СП «Средиземноморский газ»25. После падения правительства Нетаньяху египетская сторона заявляла о готовности продолжить контакты с Тель-Авивом в этой области, но в силу сложившихся в начале XXI столетия обстоятельств на Ближнем Востоке этот проект так и не был реализован. Одновременно с этим наметилась тенденция к оттоку израильского капитала из Египта. Финансовая группа «Мерхав», которая была самым крупным израильским инвестором в АРЕ, в июне 2001 г. объявила о продаже своей части акций завода по переработке нефти стоимостью 1,3 млрд. долл.26

В 90-е годы в ближневосточной политике США наметилась тенденция к уменьшению ее зависимости от интересов Израиля. Это стало возможным по причине улучшения политического климата на Ближнем Востоке. И, главным образом, благодаря международной конференции по Ближнему Востоку в Осло в 1993 г., где были предприняты шаги для урегулирования палестино-израильского конфликта. Палестинцы получили статус автономии. После этого многие арабские страны стали устанавливать контакты с Израилем, что ранее не представлялось возможным. В ноябре 1994 г. был подписан мирный договор между Иорданией и Израилем. Израильское правительство вывело свои войска из иорданских городов Эль-Бакура и Эль-Гамра. Начались также переговоры Тель-Авива с Дамаском, традиционно занимавшим жесткую позицию по отношению к Израилю. Немаловажным фактором, ослабившим напряженность в регионе, стали мирные инициативы СССР, США и стран Европы, которые пытались привести конфликтующие стороны к полному урегулированию конфликта. Тем более, что, как выразился У.аль-Баз, «обе стороны устали от конфронтации, и есть шанс для всеобъемлющего урегулирования ближневосточного конфликта»27 .

В самом Египте стало значительно меньше антиизраильских выступлений в прессе и в народе. Это дало некоторым аналитикам повод заявить о том, что в 1991–1999 гг. египетско-израильские отношения достигли беспрецедентного уровня доверительности и что отношения между Египтом и Израилем не так «холодны», как это принято считать. Индикатором потепления отношений на тот период является количество египтян, посещавших Израиль. Если израильские туристы в больших количествах приезжали в Египет, то в обратную сторону выезжало лишь несколько сотен туристов в год. А после подписания норвежских соглашений ситуация значительно изменилась. В 1996 г. количество выезжавших в Израиль египтян превысило 30 тыс. чел.28 Как писал Абдель Монем Саид, глава центра политических и стратегических исследований при газете «Аль-Ахрам», «связи Египта с Израилем достаточно прочны, особенно в сравнении с другими странами региона. Египет – второй по величине торговый партнер Израиля на Ближнем Востоке и адресат значительных инвестиций из Израиля; ежедневно совершаются два авиарейса между двумя странами; большое количество египтян посещает Израиль, причем не только для работы или с целью паломничества»29 .

Отчасти тезис о беспрецедентном уровне египетско-израильских отношений соответствовал действительности. Израильские руководители многократно посещали Каир, в том числе и критикуемый арабами Б.Нетаньяху (март 1997 г. и февраль 1998 г.). И многим аналитикам уже казалось, что ближневосточный конфликт близок к урегулированию, и стороны найдут решение, удовлетворяющее конфликтующих участников. Но с приходом к власти партии Ликуд в 1996 г. египетско-израильские отношения начали постепенно ухудшаться. С самого начала, излагая программу своего правительства в вопросе ближневосточного урегулирования, Б.Нетаньяху отверг формулу «мир в обмен на землю», заменив ее формулой «мир в обмен на безопасность». Израильский премьер-министр ясно очертил стратегию своего кабинета в следующих тезисах: 1) нет – созданию палестинского государства; 2) Иерусалим является «вечной и неделимой» столицей Израиля; 3) Голанские высоты должны остаться под израильским контролем: 4) необходимо активизировать создание еврейских поселений по всей «земле Израиля»30. То есть фактически израильский премьер-министр отвергал основные принципы норвежских соглашений 1993 г.

Израильское правительство предприняло ряд акций, которые существенно усугубили положение на Ближнем Востоке. В их числе особенно громкий резонанс вызвали обстрелы палестинской территории в ответ на террористические акты и строительство подземного тоннеля на территории мечети «Аль-Акса». В то же время правительство Б.Нетаньяху возобновило активное строительство израильских поселений на оккупированных территориях. Особенное недовольство у египтян вызвало решение израильтян начать строительство новых поселений в восточном Иерусалиме. Х.Мубарак заявил, что такое развитие событий приведет к новому витку напряженности на Ближнем Востоке31 .

Переговорный процесс был заморожен. Израильский премьер-министр выступил с резкой критикой политики Каира, выдвинув обвинения в том, что в Египте нарушаются права человека, подвергается дискриминации христианская часть населения и что позиция Х.Мубарака по палестинскому вопросу препятствует переговорному процессу. Египетский президент отверг эти обвинения, заявив, что они вызваны желанием израильского правительства навредить египетско-американским отношениям32. И кроме того, в Каире подозревали Тель-Авив в стремлении активизировать конфессиональную рознь, а в перспективе вести дело к расколу Египта на два государства – мусульманское и коптское. Осенью 1996 г. на фоне осложнения израильско-сирийских отношений Египет проводит широкомасштабные военные маневры, которые министр обороны Тантауи охарактеризовал как вероятный сценарий развития событий в случае военных действий со страной, имеющей ядерное оружие33 .

Кроме того, в Египте начались судебные процессы по обвинению в шпионаже в пользу Израиля. 17 февраля 1996 г. египетские власти арестовали гражданина Израиля А.Азама, работавшего на израильской текстильной фабрике в Каире, и египтянина Имада Исмаила. В числе других фигурантов этого дела значились и две израильтянки34. Все они были осуждены египетским судом: А.Азам – на 15 лет принудительных работ, а остальные на 25 лет. Премьер-министр Б.Нетаньяху направил ноту протеста в связи с этим делом египетскому руководству35. Затем начался процесс против Шерифа Филяли. Этот египетский инженер, обвиненный в попытке выдать израильтянам планы военно-экономи-ческого развития страны, в июне 2001 г. был оправдан36. Еще один громкий процесс о шпионаже в пользу Израиля начался в июне 2002 г. Были арестованы 6 человек, в числе которых был и египетский дипломат, работавший в Израиле37. Помимо этого, еще одним фактором, внесшим напряженность в отношения между Каиром и Тель-Авивом, стал бойкот Египтом экономической конференции в Катаре из-за присутствия на ней израильской делегации.

Но после победы в июне 1999 г. на выборах Эхуда Барака, которого египетский президент называл своим другом и человеком слова38, вновь наметилось некоторое потепление египетско-израильских отношений. Х.Мубарак выражал надежду, что с приходом к власти левых сил переговорный процесс пойдет в более конструктивном русле39. Но 20 ноября 2000 г., под давлением спонтанных демонстраций, прокатившихся по Израилю, и эмоциональной реакции практически всех политических сил на взрыв палестинскими террористами израильского автобуса с детьми правительство Э.Барака приняло решение о бомбардировке телевизионной станции и ряда военных объектов в Газе. В ответ на проведенную бомбардировку Египет отозвал своего посла из Тель-Авива. Такая же реакция последовала и со стороны Иордании, а Тунис, Марокко и Оман закрыли свои представительства в Израиле. Отзыв египетского посла был расценен высшим руководством ООП как запоздалая реакция. Но израильские власти, отмечая важность участия Каира в ближневосточном урегулировании, просили вернуть посла обратно40. Несмотря на такие жесткие шаги, Мубарак все же попытался организовать израильско-палестинские переговоры на территории Египта. В январе 2001 г. в Табе переговоры имели место, но закончились безрезультатно.

Тем временем приход к власти в Израиле А.Шарона, сторонника жесткой позиции в переговорах с палестинцами, практически лишил палестинцев надежд на мирное урегулирование. Он прервал переговорный процесс, а его непримиримая политика привела к еще большему обострению ближневосточного конфликта. Упоминавшийся А.Монем Саид, характеризуя А.Шарона, сказал, что он политик правого крыла, рассчитывающий только на силовые методы, и обвинил его в расизме41. Х.Myбарак был более осторожен в оценках, сказав, что «мы будем ждать и наблюдать за Шароном»42. В ходе визита в марте 2001 г. Ш.Переса и личного посланника премьера Ш.Шавита (бывшего главы «Мосада») стороны пытались сблизить свои позиции по палестинской проблеме. Однако Х.Мубарак не изменил своего негативного отношения к А.Шарону. Но египетское руководство продолжило контакты с умеренными израильскими политиками. В частности, Х.Мубарак пригласил в Египет израильскую делегацию во главе с министром обороны Израиля Б.Б.Элизером. В ее состав входил также и политический советник А.Шарона Д.Аялон. На состоявшейся 30 января 2002 г. встрече в Шарм аш-Шейхе израильский министр просил египетского президента использовать его влияние на палестинского лидера Я.Арафата, чтобы побудить его принять более жесткие меры по отношению к радикальным палестинским организациям.

Установление контактов с администрацией А. Шарона продемонстрировало гибкость внешней политики АРЕ. Из всех арабских стран к январю 2003 г. лишь Египет, Иордания, Катар и Мавритания имели дипломатические отношения с Израилем. Х.Myбарак прекрасно осознает, что бойкот А.Шарона окажется проигрышным для Египта и приведет к потере его регионального статуса. Обозначив еще до выборов негативное отношение к А.Шарону, заявив, что он будет нежелательной персоной в Каире, Х.Мубарак оказался перед необходимостью пересмотреть свою прежнюю позицию. Однако он избегает слишком резкой смены прежнего курса, то есть сближения с самим А.Шароном, но уже ведет диалог с его канцелярией через Д.Аялона43. Из всего вышесказанного следует, что каким бы «холодным» ни был мир между Каиром и Тель-Авивом, обе стороны понимают необходимость двустороннего сотрудничества для достижения стабильности в ближневосточном регионе. Как отмечает известный израильский политик Ш.Перес, «мир Израиля с Египтом имеет много недостатков, но это все же лучше, чем война»44 .


Список источников и литературы

израиль египет международные отношения мyбарак

1) Симонян П., Владимиров В. Арабская Республика Египет. // Международный ежегодник: политика и экономика. – М., 1983, с. 232.

2) Бутрос Гали. Путь Египта в Иерусалим. – М., 1999, с. 360.

3) Дмитриев Е. Ближневосточный конфликт в 1982 г. // Международный ежегодник: политика и экономика. – М., 1983, с. 213.

4) Хрейзат Мохаммад Ахмад. Ливийско-израильские отношения. Автореф. дисс. – М., 1998.

5) Князев А.Г. Египет 80-х годов. – М., 1986, с. 56.

6) Капитонов К.А. Ближний Восток в лицах. – М., 1998, с. 63.

7) Сатановский Е.А. Израиль в современной мировой политике: вероятные стратегические противники и стратегические партнеры. – М., 2001, с. 65.

8) Бондаренко С.В. Нефтегазовая отрасль Алжира и Египта в конце XX – начале ХХI вв. \\ Ближний Восток и современность. – М., 2001, с. 106.

9) Навайсех Мустафа Хамуд Хусейн. Иордано-израильский мирный процесс (1991–1994 гг.). Автореф. дисс. – М., 1998, с. 28.

еще рефераты
Еще работы по международным отношениям