Реферат: Сущность и основные принципы глобализации

Содержание

Введение

1. Экономическая глобализация

2. Факторы обуславливающие возникновение глобализации

3. Первые тенденции глобализации

4. Механизмы глобализации

5. Политика глобального эксцесса и международные финансовые организации

6. Организация экономической политики глобального эксцесса

7. Программы пересмотра международного порядка

8. Глобальные проблемы современности

Заключение

Список литературы

Введение

В любом современном учебнике, как и в научном исследовании проблем развития экономики, невозможно пройти мимо темы глобализации, поскольку это слово прочно вошло в обиход экономистов — теоретиков и практиков, а также политиков, деятелей бизнеса и общественных организаций. Для одних — оно принесло позитивные ожидания, связанные с благоустроенностью будущей жизни, а для других — резко отрицательное восприятие, когда слово глобализация и слово преступление, стали почти синонимами.

Колоссальный объем учебной и научной литературы посвящен глобализации. Однако этот термин остается для многих людей не ясным и плохо определенным.

Глобализация как процесс чрезвычайно емка. Мировая экономическая история не знает до сих пор столь масштабного экономического явления со слабо предсказуемыми последствиями. Она касается всех сфер и сторон жизни человека и общества.

Введение данного понятия в научный оборот совпадает по времени с началом современного этапа НТР (научно-технической революции). «Большинство исследователей понимает под глобализацией процесс формирования единого общемирового финансово-экономического и информационного пространства на основе новых, преимущественно компьютерных технологий.

По мнению экспертов, одного из ведущих институтов глобализации — МВФ, она выражается в невиданном ускорении темпов роста экономической взаимозависимости стран, в результате возрастающего объема и разнообразия трансграничных трансакций товаров, услуг и международных потоков капитала, благодаря всё более быстрой и широкой диффузии технологий.»

Данная характеристика явления, отмечает его техногенную природу, однако обходит проблему не менее важной политическойсоставляющей глобализации. Очевидно, основным адептом глобализации являются США, где размещено большинство штаб-квартир ТНК, прежде всего заинтересованных в ликвидации существующих препятствий в области мировой торговли и движении капиталов. США, кроме того, занимают лидирующие позиции в МВФ, Всемирном банке, ВТО — мировых финансовых институтах, проводящих последовательно политику глобализации.

Либерализация мировых хозяйственных отношений ослабляет позиции менее мощных субъектов мирового хозяйства, объективно играет на руку ТНК, финансовым группам, прежде всего, США и развитых стран в их стремлении к расширению влияния на мировых рынках и рынках других стран. Неудивительно, что последовательными сторонниками глобализации на основе либерализации отношений, являются правительства лидирующих стран, таких как США, Англия, Канада, Австралия, Скандинавские страны, Италия и ряд других.

В этом смысле глобализацию можно рассматривать и как форму активной экспансии на мировом рынке лидирующих стран с целью укрепления собственных позиций. Лишним подтверждением данного тезиса служат становление в 90-е годы XX и широкого движения антиглобалистов, укрепление региональных объединений стран, испытывающих на себе эту экспансию; усиление конфронтации севера и юга, в том числе принимающей крайние формы международного терроризма и т.д.

Глобализация стала восприниматься как процесс подавления национальной культуры, самобытности, подчинения человеческого достоинства власти денег и крупного капитала. Только наличием этой опасности для человека и его индивидуальности можно объяснить широкий масштаб и интеллектуальную обоснованность антиглобалистских движений, в которых видную роль играют биологи, экологи, историки, обществоведы, экономисты.


1. Экономическая глобализация

«Экономическая глобализация представляется процессом наиболее интенсивной интеграции национальных хозяйств в мировую систему внешнеэкономических отношений за счет либерализации торговли, прямых иностранных инвестиций, транснационализации промышленных структур, перекрестного владения капиталом национальных и иностранных корпораций, управления потоками краткосрочного и долгосрочного капитала, трудовых ресурсов и населения в целом, трансферта технологий, знаний, информации.[1] »

Названный процесс с необходимостью сопровождается культурной унификацией, политическим доминированием определенных групп стран, правительства которых отражают интересы транснациональных компаний, расходящиеся с интересами граждан страны, стиранием информационных различий и упрощением коммуникации.

Интересно отметить одно обстоятельство, экономическая и политическая глобализация происходят одновременно, помогая друг другу, делая процесс кумулятивным. Поэтому рассматривать экономическую глобализацию вне связи с экономической политикой, политическими решениями и структурами не имеет смысла.

Именно наличие этой взаимообратной связи обуславливает в значительной степени отторжение итогов экономической глобализации, справедливые вопросы относительно использования результатов глобализации. Люди не желают терять индивидуальность своей культуры и позволять кому-то извлекать политическую ренту.

2. Факторы обуславливающие возникновение глобализации

Теперь остановимся на том, какие факторы обусловили возникновение глобализации, какими чертами определяется этот процесс.

Прежде всего, как нам представляется, главным фактором глобализации выступал и продолжает это делать научно технический прогресс, обеспечивший создание компьютерных и телекоммуникационных сетей.Они не имеют национальных границ и связывают различных субъектов, находящихся в разных частях мира.

Информация становится более доступной, об мены упрощаются, общий уровень образованности повышается, поскольку даже приобретение специальных знаний лишено больших трудностей, что было характерно в прошлом.

В итоге труд специализируется, доля исследований и научного труда в общем объеме возрастает, но разница с точки зрения обладании информацией, и умения её обрабатывать между студентом и профессором по указанным причинам все более стирается.

Общий уровень амбиций и неудовлетворенности растёт, поскольку люди отказываются понимать получение крупных благ другим лицом в силу того, что это лицо ничем от них не отличается: имеет ту же профессию и прикладывает такие же yew лия, но получает большее вознаграждение.

Таким образом, повышается величина латентной социальной напряженности, чем говорит рост количества самоубийств, депрессивных состояний, других психических расстройств и нервных заболеваний

Все отмеченные процессы являются сопроводительными документами небывалого прогресса в области науки, техники и информации. Законодатель моды в данных областях получает сравнительные преимущества в глобализирующемся мире, его мнение становится определяющим по всем вопросам, устанавливаются цели и задачи глобализации и, конечно извлекаются необходимые дивиденды.

Так, в США изначально были заложены продуктивные стимулы конкуренции, инновационной деятельности, творческого отношения к любым событиям экономической жизни. Созданные институты обеспечивали гражданские свободы, правовую защиту, справедливые законы и суд, поощряли труд и социальное возвышение лучшего результата и добившегося его работника. Кроме того, довольно быстро американская государственная система распознала, что страна может извлекать большие выгоды от создания условий жизни для наиболее образованных и талантливых людей, проживающих и неоцененных в других странах.

Таким образом, вовремя была осознана крайняя необходимость инвестиций в человеческий капитал и использования иммиграции в качестве механизма, восполняющего потери в данной сфере. Одним из показательных примеров выступает манхэттенский проект создания атомной бомбы, который вряд ли удалось бы реализовать в столь короткие сроки без помощи европейских физиков, переехавших на работу в США.

3. Первые тенденции глобализации

Первые тенденции глобализации возникли примерно к середине 1970-х гг. История кризисов имела в этом существенное значение. Однако магистральными направлениями глобализации стали три революции, которые были инициированы как раз в этот период в развитых промышленных странах Запада, это:

— информационная (научно-техническая, технологическая революция);

— зеленая революция (экологический фактор и ресурсосбережение);

— социальная революция (вызвана новыми медицинскими технологиями, усилением социальной защиты, наращиванием инвестиций в человека — новым социальным стандартом жизни).

Подобная же экономическая политика, исходящая из необходимости совершенствования движения по указанным направлениям, проводится и в настоящее время.

Для достижения поставленных целей используются разные средства, включая и решение задач по ликвидации геополитических соперников, конкурентов. После разрушения СССР в США были специально созданы научно-технические фонды, главной целью которых являлся сбор научной и технической информации из республик бывшего Советского Союза. В их функцию входило взаимодействие с лучшими специалистами для обсуждения возможностей их переезда — сначала временно, потом на постоянную работу в США. Например, фонд Луга-ра собирал информацию о состоянии атомного комплекса России.

К сожалению, правительственная политика большинства стран мира не выходит за рамки меркантилистской парадигмы богатства, но таков международный порядок — и эта политика приносит свои плоды, хотя и противоречит здравому смыслу ивсем мыслимым человеческим ценностям.

В частности, США очень методично следуют извлечению прибыли из любой ситуации, какая бы ни возникала в мире, выверяя поведение политического истеблишмента по балансу издержки-выгоды. Добившись высоких результатов в меркантилистской хозяйственной системе и спроектировав соответствующие институты международного порядка вследствие значительной инерции движения, США не могут отказаться от реализуемого варианта глобализации, даже если будут готовы признать ошибочность выбранного направления развития.

Еще в 1909 г. в теорию международных кредитно-денежных и валютных отношений вошло понятие «долларовая дипломатия». Авторство этой политико-экономической доктрины обычно приписывают президенту США В. Тафту и госсекретарю Ф. Ноксу, которые характеризовали дипломатию доллара как политику, при которой доллары должны исполнять роль пуль.

Основная идея, согласно этой концепции, сводилась к тому, чтобы посредством экономической помощи странам, отстающим в развитии, усиливать структурную зависимость их от страны, предоставляющей такую помощь, а при стремлении к экономической независимости, оказывать военно-экономическое воздействие.

Последующая экономическая история Соединенных Штатов наглядно подтверждает, как они умеют чтить политические завещания своих пусть и не самых ярких в рамках общего исторического контекста лидеров. Интересно отметить, что возникшие много позже международные финансовые институты, в частности МВФ, при декларации изначально совершенно обоснованных целей затем становились проводниками именно такой доктрины и только фиксировали структурную отсталость развивающихся стран, никак не содействуя укреплению и развитию их внутреннего кредита и валютной устойчивости.

Важной причиной потери необходимых функций международных финансовых институтов, на наш взгляд, можно считать слабую связь денежной и валютной сфер в аспекте управления с изменениями в институциональных структурах хозяйственной системы.

4. Механизмы глобализации

Выделим три определяющих механизма глобализации:

1) научно-технологический прогресс;

2) политико-культурная экспансия;

3) экономико-институциональная экспансия.

Развитие технологийв значительной степени упростило обмен информацией и коммуникацию между агентами различных стран. Техническая структура не может обходиться без человека, а тому в свою очередь необходимо общение и язык.

Таким образом, техноструктура создает интеллектуальную и культурную среду, облегчающую образование и социальные контакты. Когда технические средства переносятся в другие страны, тогда и происходит акт экспансии, не только чисто технологической, но и культурной, так как вместе с техникой другая культура воспринимает язык, ее сопровождающий.

Действительно, трудно представить работу компьютеров во всем мире на русском языке, однако практически нормой стал английский, если не считать специальную адаптацию компьютерных программ, заключающуюся в переводе на родной язык. Подобная операция обычно требует значительных затрат, особенно что касается сложных программных продуктов. Функционально малоиспользуемые программы не нуждаются в переводе на родной язык, поскольку частота их применения делает это невыгодным с экономической точки зрения. Поэтому большая часть компьютерного обеспечения распространяется по всему миру на английском, одновременно народы воспринимают англосаксонскую культуру, манеру общения — модели поведения, которые неотделимы от языка.

Лидерство в технике и технологии, безотносительно к причинам его обусловившим, в современном мире означает политико-культурное и институциональное доминирование, выступающее импульсом к дальнейшему развитию и закреплению позиций лидера.

Импорт технологий, языка, элементов культуры и моделей поведения бессмыслен без импорта организационных форм, рыночных институтов, касающихся в первую очередь финансовой области, поскольку электронная культура первым делом обеспечила организационный прорыв в финансах, а глобализация сразу же подмяла под себя институты валютно-финансового рынка, осуществив унификацию работы фондовых бирж, платежно-расчетных операций, критериев инвестирования. Экономические игроки моментально занялись своим делом. Спекулятивно-денежный навес в мировой экономике резко возрос за последние 10 лет, роль международных спекулянтов усилилась, так что итоги экономического развития целых государств, стали полностью зависеть от их игры на мировом финансовом рынке.

В основе этого рынка положен «вашингтонский консенсус» — негласное соглашение, признающее доллар мировой резервной валютой. Естественно, что страна, где доллар является еще и национальной валютой, получает от этого крупные прибыли, которых лишены другие страны, к тому же и отстающие в развитии исторически. В качестве инструмента противостояния глобализации под эгидой «вашингтонского консенсуса» рассматриваются тенденции регионализации — образования региональных блоков различных государств, например, АСЕАН, «Группа 77», ЕС.

Страны, входящие в региональные блоки, пытаются выстроить независимую валютную систему, что составляет центральную линию их сопротивления диктату «вашингтонского консенсуса». Европейский Союз вводит в обращение экю, страны Южно-Азиатского региона привязывают свои экономики к иене. Таким образом, в отдаленной перспективе США могут столкнуться с проблемой зависшего наподобие гильотины долларового навеса, и успеют ли они вовремя высунуть голову — большой вопрос.

Поскольку «вашингтонский консенсус» базируется на либеральных ценностях и монетаризме, постольку используются системы, заключающиеся в расширении социал-демократических движений, в переходе к посткейнсианским и институционалистским концепциям в области планирования экономической политики.

Например, против глобализации под «вашингтонским консенсусом» выступили многие политические силы Западной Европы.

Во-первых, в начале 90-х гг. произошел отказ от монетаристских методов регулирования экономики, усиление институционального планирования.

Во-вторых, в эти же годы европейский избиратель во многих странах проголосовал за левые силы, приведя их к власти.

Например, в Великобритании, которая всегда поддерживала США и разделяла их цели (общие генетические корни), к власти пришли лейбористы, которые не просто приняли участие в Мировом социалистическом конгрессе в 1998 г., где присутствовал премьер-министр Э. Блэр, но и обеспечили широчайшее обсуждение будущих проблем развития западного мира, ощущаемых уже сегодня и рисующих безрадостные перспективы для всей цивилизации.

5. Политика глобального эксцесса и международные финансовые организации

Мировой финансовый кризис 1997—1999 гг., финансовая стабилизация в России, высокие темпы экономического роста новых индустриальных стран Юго-Восточной Азии, ускоренное развитие экономики Китая, главенство доллара в системе международного валютного обмена и стремление Соединенных Штатов Америки после победы в «холодной войне», используя мировое значение своей национальной валюты и военно-экономический потенциал, задавать тон мировому политическому и экономическому развитию являются признаками сложившейся в 90-х гг. XX в. и в первое пятилетие XXI в. экономической политики глобального эксцесса.

«Под глобальным эксцессом будем понимать крайнее проявление каких-либо действий, невоздержанность, излишество, острое столкновение интересов с вытекающими нарушениями в области экономических отношений национального и международного характера.[2] »

Глобализация сама по себе, как исторический процесс, не представляет какой-либо угрозы. Действительно, экономисты и историки не могут дать точной оценки событию, пока оно не произошло. Будущее ими может оцениваться только по состоявшимся ранее действиям, процессам, явлениям. Это составляет характеристическую черту методологии названных наук.

Глобализация относится к тем явлениям, которые могут идентифицироваться по вводимым критериям, но, согласно имеющимся представлениям об этом процессе, совершенно остается открытым вопрос относительно срока его окончания, да и вообще, видимо, можно ставить проблему так, что этот процесс представляется уникальным в силу перманентной динамики.

Иными словами, вряд ли уместно ставить вопрос насчет срока его завершения, так как глобализация, стоит предположить, будет развиваться то убыстряющимся, то замедляющимся темпом. В конце концов, данный процесс войдет в стадию насыщения, т.е. достигнет некоего предела, причем научно обосновать этот предел хотя и сложно, но возможно, если подчинить данный вид процесса логике, которой, как известно, подвержены процессы, связанные с обработкой информации, получением нового знания и технологий, демографические процессы и т.д.

Однако, куда более важным с исторической и экономической точек зрения является анализ тех отклонений или девиаций, к которым этот процесс приводит. В этом смысле вводимое понятие глобального эксцесса выглядит привлекательнее с методологической и аналитической позиции, т.к. удается сразу избежать негативного имиджа, приписываемого процессу глобализации ее противниками, борцами за сохранение национально-культурных традиций. Таким образом проблема выводится из пространства двух полюсов — противников и сторонников глобализации. В рамках экономической науки эти полюса имеют такое же четкое оформление, как и в жизни.

6. Организация экономической политики глобального эксцесса

Финансовый кризис 1997—1999 гг. обнажил проблемы политики глобального эксцесса, высветил негативную роль, которую в ее организации сыграли МВФ и созданный вокруг фонда «вашингтонский консенсус», который распространяет свое влияние не только на страны СНГ и Россию, но и на те полюса мировой экономики, которые могут составить конкуренцию американскому экономическому господству или англосаксонской системе социально-культурных ценностей и организационно-техническим достижениям.

Во второй половине 80-х и в 90-е гг. возводилось новое здание международных экономических отношений, отдельные конструкции которого были представлены международными финансовыми организациями, поменявшими свои целевые установки, несмотря на то что и ранее поставленные цели ими не были достигнуты, вызывая противоречивые отзывы разных представителей мирового сообщества.

Прежде всего, имеется в виду деятельность Международного валютного фонда, который вместе с небольшой армией крупных финансовых магнатов-спекулянтов стал проводником политики глобального эксцесса.

Организация, подобная МВФ, т.е. с декларируемыми им целями и задачами, всегда является порождением мирового денежного statusquo. После возникновения финансового и валютного кризиса в какой-либо стране, о возможных причинах которого уже сказано, данная организация призвана оказать кредитно-финансовую и методическую помощь правительству с целью оздоровить финансы и вернуть экономику на прежнюю траекторию развития. Для этого Международный валютный фонд выдает кредиты.

Однако именно здесь и возникают основные проблемы, связанные с его влиянием на международные финансовые отношения.

Во-первых, фонду удается аккумулировать средства, измеряемые сотнями миллиардов долларов. Это средства не только правительств, но и частных финансовых учреждений. Тогда возникает вопрос: почему для предоставления кредитов государству с кризисной экономикой используется международный посредник — МВФ, но не происходит непосредственного контакта между кредитодателем и получателем?

Аргументация может строиться на том, что в большинстве случаев объем необходимой финансово-кредитной помощи таков, что ни одно государство не может предоставить столь значительные ресурсы самостоятельно.

В частности, в конце 1997 г. МВФ взял на себя обязательства направить странам Юго-Восточной Азии от 160 до 180 млрд. долл. помощи. Только для одной Южной Кореи объем займа должен был составить 57 млрд. долл. Однако размеры финансовых средств, которыми располагает Фонд, измеряются экспертами в 40—50 млрд. долл. Существует мнение, что разница в названных суммах покрывается за счет выкачанных из кризисной экономики финансовых капиталов. Являясь кредитным институтом международного значения, МВФ привлекает финансовые ресурсы, не предназначенные для благотворительных целей, поскольку они достаточно велики. Следовательно, своим финансовым источникам он должен обеспечить возврат средств и хотя бы небольшой прирост. Поэтому если встает задача возврата, то для этого будут предприняты как соответствующие текущие мероприятия в виде рекомендаций правительствам, какую политику им необходимо проводить в стране, так и будет предпринято форсирование очередного кризиса, который выступает своеобразной компенсацией потерь.

Во-вторых, Фонд мотивирован предлагать правительству страны, которой он предоставляет кредит, экономико-политические мероприятия, призванные решить задачу, нужную МВФ, — обеспечить возврат предоставленных финансовых средств. Для этого, вне зависимости от реальных тенденций национального экономического развития, предлагаются реструктивные меры: ужесточение бюджетной дисциплины, сокращения государственных расходов, сжатие денежной массы в обращении, улучшение процесса сбора налогов, упразднение методов государственного регулирования.

Подобная политика способствует росту безработицы, возникновению структурных диспропорций в экономике, которые придется элиминировать в течение длительного промежутка времени, сокращению социальных программ. Она направлена только на сбалансирование бюджета и стабилизацию" валюты, которая не базируется на реальных процессах, происходящих в экономике.

В результате бюджет и валюта возвышаются над экономикой и теми целями, которые поставлены закономерным развитием общественного производства. Следует не согласиться со многими критическими высказываниями в адрес Международного валютного фонда, которые можно встретить в центральных финансовых и экономических западных изданиях, сводящихся к тому, что политика фонда в большинстве случаев некомпетентна.

Дело не в том, что и сам Фонд признает ошибочность своей стратегии по спасению экономик стран Азии в период кризиса 1997—1999 гг., а также стратегии в отношении России на протяжении 1992—1999 гг.

Настоящая причина состоит не в некомпетентности или ошибочности проводимой экспертами и Советом директоров МВФ политики, а в сущности данной организации, ее природе и назначении.

B-третьих, при организации политики эксцесса нужно выделить следующее. Концепция свободного рынка (laissezfaire), говорит о том, что в результате чистой конкуренции неэффективные фирмы подлежат процедуре банкротства и перестают существовать как экономические агенты. Их активы. распродаются и становятся приобретением тех, кто выиграл в конкурентной борьбе и показал более высокую эффективность.

Конечно, либеральные экономисты не желают думать о том, что сама конкурентная процедура может быть неэффективна, да к тому же найти чистую конкуренцию в современной экономике практически невозможно, поскольку везде присутствуют проявления власти над рынком. Тем не менее, неоклассики говорят, что ни в коем случае нельзя финансировать убыточные предприятия, кредитовать неэффективную промышленность. При этом они не могут ответить, как без кредитов сделать промышленность эффективной, но настаивают, чтобы кейсианская методология не применялась в качестве руководящих принципов экономической политики в условиях, когда увеличивается спад и растет инфляция.

Кризисы в странах СНГ и России в 90-е гг., кризисы в странах Латинской Америки, кризис 1997—1999 гг. в странах Юго-Восточной Азии характеризовались повышением инфляции и ростом безработицы. Выходит, что МВФ кредитует неэффективную экономику, одновременно рекомендуя правительству сократить внутренний кредит, сбалансировать бюджет, снизить денежную массу в обращении.

Если распространить неоклассическую логику, которую используют неолибералы для объяснения рыночных процессов в национальном хозяйстве на международные отношения, то неэффективная экономика должна объявляться банкротом, активы распродаваться, население нищать, голодать, маргинализироваться, страна утрачивать суверенитет.

В области экономической политики в 80-е гг. сформировался стереотип, согласно которому наиболее эффективными признаются экономические методы регулирования, поскольку они не нарушают свободы рынка. В этом прослеживается влияние неоклассиков. На самом деле запрет на администрирование губителен для экономического развития, потому что разделение на административные и экономические методы регулирования искусственное. Функционирование администраций, выработка ими решений оказывают прямое влияние на развитие хозяйства.

Экономические методы регулирования воздействуют на стимулы поведения агентов, а административные создают правила и нормы. Поэтому при выходе из кризиса значимость этих методов резко возрастает, так как в период кризиса происходит общее несоблюдение установленных норм и нарушается следование процедурам. Следовательно, нельзя считать эти методы противоречащими сути экономики рынков, наоборот, они есть непременное условие эффективного управления экономикой.

Конец XX в. ознаменован появлением нового вида международной конкуренции — метаконкуренции. Соперничество между странами разворачивается за систему правил, модель национального развития, т.е. за институциональную структуру, в которой одни добиваются больших результатов и могут диктовать условия другим, а те, в свою очередь, показывают лучшие результаты при институтах, разработанных ими для нужд своего национального хозяйства.

В итоге никто не собирается вырабатывать общую компромиссную модель мировой экономики. Посредством финансовой власти происходит удушение одних стран и бурное развитие за счет этого других, что полностью опрокидывает исполнимость принципов экономической демократии применительно к международным финансово-экономическим отношениям.

7. Программы пересмотра международного порядка

Традиция разработки подобных программ была заложена Я. Тинбергеном и Г. Мюрдалем, а также другими экономистами, занимавшимися проблемами развивающихся стран. Многие из них в своих предложениях по пересмотру международного порядка мотивировались не столько сугубо экономическими проблемами, сколько вопросами обеспечения системного выживания человеческого общества, прогнозами негативных экологических изменений на планете.

«Под новым международным порядком, на формирование которого направлены соответствующие программы, понимается система институтов, позволяющих достичь большей эффективности в функционировании мировой экономики в условиях возрастающей глобализации социально-экономических отношений, увеличивающихся различий между развитыми и развивающимися странами, а также возросшей потребности регулирования международных политических контактов и торговых операций. Закономерные особенности национального развития вступают в противоречие с процессами глобализации, что и приводит к необходимости поиска новых институциональных форм.[3] »

«Пересмотр системы международного порядка направлен на преодоление разрыва между экономически развитыми и развивающимися странами, на формирование равных условий ведения торговых и финансово-экономических дел каждым из государств.[4] »

Во второй половине 70-х гг. обострилась проблема внешнего долга развивающихся стран вследствие двух крупных кризисов, разразившихся в течение десяти лет, ухудшивших условия международной торговли, подорвавших торговый и платежный баланс слаборазвитых стран. В мировой капиталистической системе четко обозначилось ядро и его периферия, находящаяся в структурной зависимости от центра. Это было началом глобального эксцесса — масштабного неравноправия в международных отношениях, существовавшего в общем во все времена в той или иной степени, против которого экономисты до сих пор не могут предложить действенных инструментов, позволяющих в значительной степени снизить его негативное влияние на развитие мировой экономики.

Известные программы пересмотра международного порядка касаются в основном трех направлений действий:

1) проблем перераспределения ресурсов и доходов между развивающимися странами;

2) разработки внутренней экономической политики слаборазвитых стран;

3) политики промышленно развитых стран в отношении «третьего» мира, использующей новые методы регулирования.

Западным странам в рамках указанных программ предлагалось снять таможенные барьеры для товаров из развивающихся стран, что, по сути, означало открытие их внутренних рынков. Это соответствует экономической идеологии, которую они пытаются отстаивать и распространять по всему миру. Однако, следуя двойному стандарту, они, как правило, не желают на себе испытывать собственные идеи.

Правда, имеется и куда более эффективный способ подготовки экономического прорыва — это не закрытие рынков и использование всяческих льгот, а наращивание инвестиций в человеческий капитал, в приобретение новых технологий, в инфраструктуру, последовательное выстраивание экономической политики, поощряющей инициативу граждан, создающей условия для реализации новаций.Безусловно, такой подход не приведет к быстрым результатам, зато он более прост в смысле использования возможностей оказания необходимой помощи развивающимся странам со стороны стран западной цивилизации.

Необходимо отметить, что данный подход имеет определенные ограничения, связанные с возможностями инвестирования в человеческий капитал в этих странах. Норма сбережений и инвестирования в развивающихся странах обычно не высока и приходится решать такую проблему — либо обеспечить текущий уровень потребления, либо осуществлять долгосрочные инвестиции с неясной отдачей, причем предотвратить отъезд обученных кадров довольно сложно.

Развитые западные страны представляют собой стареющие демократии, которые испытывают в последние годы дефицит высококвалифицированной рабочей силы, особенно молодежи. Вне всяких сомнений, можно дешевле обучить персонал за рубежом и затем пригласить на работу в западную страну.

Предлагаемые средние условия жизни в этой стране будут выглядеть привлекательными для молодежи из развивающихся стран, которые стремятся повысить свой социальный статус и сделать карьеру, вырваться из круга проблем, возникающих на родине.

Таким образом, налицо проблема неэффективности скоропалительных решений. Уровень структурной зависимости стран, порочные «круги бедности», взаимозависимость различных решений и программ изменения международного порядка требуют подбора очень тонких инструментов экономической политики как в национальном, так и в международном масштабе.

Экспансия западных ценностей в развивающиеся страны, с одной стороны, помогает преодолевать отставание, но с другой — оказывает разрушающее воздействие, так как свежие ценности и мотивы легко перенимаются молодым поколением жителей этих стран, для которых имитация наиболее уместна благодаря тому, что не требует больших усилий. А старые поколения к элементам новой культуры остаются не восприимчивы. Их консерватизм приходит в конфликт с реформизмом молодой части общества. Порождаемые социальные структуры большей частью становятся зависимыми от внешних норм, теряют свою самобытность и национальную окраску и величина экономического отставания не сокращается.

Возникающие напряжения не всегда заканчиваются победой новых систем ценностей. Образуются некие суррогаты, относительно перспектив которых нельзя сказать что-либо вразумительное. Кроме того, эти общества теряют свое национальное лицо, а это не позволит им разрабатывать новые конкурентоспособные технологии. Экспансия западных ценностей сопровождается внедрением институтов организации различных сфер жизни, включая образование и работу научных учреждений. При этом пионерные достижения и инвестиции остаются в странах-донорах.

Таким образом, экономисты, политологи, историки, финансисты вправе обсуждать проблему глобализации только после того, как хотя бы поставят и попытаются продвинуться в ответе на главный вопрос: какими должны стать социальные институты, чтобы исключить подобное состояние вещей и такие масштабы личного обогащения?

Программа проектирования и внедрения таких институтов и будет представлять собой научно обоснованную программу корректировки международного порядка. Такая программа и будет отражать существо проблемы, а не только затрагивать поверхностные аспекты экономической политики в терминах отстающего и догоняющего развития.

Если институты современного общества поощряют подобные события, тогда болезнь мирового капитализма становится очевидной и не следует искать или нарочно придумывать объяснения, имеющие явно половинчатое или второстепенное значение. Открытость и закрытость хозяйственной системы в условиях информационной революции и глобализации рынков становится весьма относительным параметром.

Наибольшую важность приобретают капиталы, финансовые потоки, близкая к ним власть и режимы эксплуатации. Они образуют фундамент капиталистического общества, поэтому, не уделяя им достаточного внимания в проводимом анализе, можно говорить, что существует опасность неправильного понимания кризисных тенденций капитализма и неадекватных рекомендаций в части реформирования функционирующей системы.

Почему же проблема преодоления глобального эксцесса является такой трудной, иногда кажется, что неразрешимой? Причиной выступает несовершенство правовых институтов, внутренние проблемы и особенности каждой страны накладывают сильный отпечаток на процессы их сотрудничества, споров и конфликтов. При этом институты, отвечающие за организацию политических структур, программируют острую конкуренцию между представителями высшей власти национальных государств и настраивают их на достижение победы как главный показатель успешности подобной деятельности.

Поэтому если и говорится, что политическая система отстает от технологического прогресса, явившегося генератором информационной революции и глобализации экономики, то нужно задаться вопросом: какие институты обеспечивают такое отставание и какие мероприятия могут помочь в преодолении образовавшегося разрыва, а какие только создадут имитацию необходимых усилий? Глобальный эксцесс есть порождение проводимой наиболее развитыми государствами политики.Развивающиеся страны вольно или невольно пытаются копировать не только созданные западной цивилизацией институты, но и проводимую этими странами внешнюю и внутреннюю политику.

В итоге глобальный эксцесс укрепляет свои позиции. В качестве единственного метода борьбы может выступать подход, призывающий к пересмотру работы политических структур, главным образом правительств, но для этого требуется согласие всех политических сил. Насколько это осуществимо — сказать трудно, однако сторонники открытого общества являются в данном смысле неисправимыми оптимистами. Но и реорганизация политических структур не может быть достаточной для решения проблем международного порядка.

Отношение к глобализации у людей, тем более обладающих необходимым уровнем профессиональной подготовки, должно быть как к неотвратимому историческому феномену, имеющему под собой объективную основу. Отрицательные оценки касаются в основном дирижистского характера глобализации, когда какие-то группы стран получают от управления этим процессом незаработанные выгоды либо лишают другие страны возможности приобретения подобных выгод.

Таким образом, устранению подлежат негативные моменты глобализации, бороться же с самим процессом бессмысленно, как бессмысленно бороться с информацией, знанием и их распространением. Негативным симптомом глобализации является то, что одни страны, считающиеся более сильными или великими, запрещают другим разрабатывать атомное оружие, и если те занимаются приобретением подобных технологий, и знаний, то сильные считают себя вправе осуществлять бомбежки этих стран. Вот это поистине отрицательный пример политической глобализации, когда в международном праве возникает субъект, считающий себя всегда во всем правым, присвоивший себе бренд некоего эталона, которому все должны подражать, и обязаны прислушиваться, а он по названной причине имеет право пренебрегать чьим-то мнением или протестом.

Такое положение вещей действительно подтверждает, что в мире проводится политика глобального эксцесса, и это составляет краеугольный камень проблемы глобализации. В этом направлении должны прикладываться основные усилия стран членов Организации Объединенных Наций. Нужно управлять на международном уровне глобализацией так, чтобы раскрыть и использовать имеющиеся ее плюсы и постараться снизить влияние отрицательных черт этого процесса. Именно для этого и необходимы изменения в институциональной структуре международного порядка. Для реализации этой цели требуется воспользоваться рекомендациями, которые высказывались крупными экономистами на протяжении XX в. неоднократно.

Однако их предложения должны быть совмещены с трансформацией базисных институтов, управляющих развитием современного капиталистического общества.

Вот, например, какие мероприятия будут полезны в рамках экономической политики, способствующей извлечению больших выгод для стран мирового сообщества от глобализации.

1.Необходимо развитие конкурсного права и мораториев на рынках капитала. Существует опасность либерализации рынка капитала (hotmoney), которую необходимо предотвратить. В случае невыполнения частными заемщиками требований отечественных или иностранных кредиторов они обязаны объявлять о банкротстве, а не надеяться на помощь МВФ, который посредством своих кредитов обеспечивает погашение их долгов.

2.Требуется регулировать банковский сектор. Практиковавшееся до сих пор дерегулирование финансового сектора является ошибкой и дестабилизирует, ситуацию. Установки экономической политики 1980-х гг. и даже 1990-х гг. устарели и сейчас не отражают происходящих в мировой экономике процессов.

Требуется управлять рисками. Существует неравноправие в части распределения инвестиционных и в целом хозяйственных рисков как по странам, так и по отдельным отраслям. В частности, в современной России создана такая институциональная структура, что банки практически не рискуют в работе с реальным сектором экономики, перекладывая все свои риски на промышленные фирмы. Такое положение вещей является одной из серьезных причин, тормозящих развитие экономики и создающих перекосы в ее структуре. Развитые страны, конечно, лучше управляют рисками, причем ситуация на международном уровне напоминает взаимодействие российских банков и промышленных фирм. Она может быть разрешена только за счет перераспределения рисков, создания рынков страхования и добровольного решения развитых стран в этой части.

4. Требуется повысить эффективность систем социальной защиты.

5.Финансовая помощь развивающимся странам должна касаться не только достижения некоторых целей развития, но и повышать устойчивость всей финансовой системы страны, делая ее работоспособной и подчиненной, задачам национальной экономики. Полезно отказаться от политических интересов при оказании такой помощи.

6.Глобальный мир нуждается в программе списания долгов развивающимся странам, поскольку величина этих долгов такова, что данные страны просто не имеют возможности развиваться и решаться собственные задачи самостоятельно, без вмешательства извне.

7. Использовать международный экологический мониторинг, чтобы обеспечить равноправное пользование субъектами международного права тем, что предоставлено им природой и исчерпывается в целях потребления и создания условий для жизни. Каждый субъект не может создавать лучшие условия собственной жизни, получать более высокий социальный стандарт жизни за счет перекладывания издержек на окружающую среду и в конечном счете на те страны, которые практикуют не сравнимо более бережное отношение к природе, хотя бы за счет куда более скромных достижений в социальном развитии. Экологичность режима потребления должна найти отражение в социальном стандарте, в оценках уровня благосостояния и глобализации. Кроме того, необходимо использовать международную помощь и экономию от сокращения расходов на вооружения и военную технику для решения задач развития и экологии. Такое управление процессом глобализации придаст ему большую устойчивость и позитивное направление.

Предлагаемые меры также не затрагивают проблему изменения базовых общественных и что очень важно, политико-правовых институтов, ограничиваясь призывом к реформированию роли Международного валютного фонда и Всемирного банка. Речь идет о возможности повышения эффективности процесса в рамках институциональной' структуры, которая может быть неэффективной по существу.

Представляется, что ни «вашингтонский консенсус», ни МВФ и Всемирный банк, ни Всемирная торговая организация, как таковые, не могут быть подвергнуты беспощадной критике за процесс глобализации, как и не может вина за ее недостатки возлагаться исключительно на эти организации и структуры. Безусловно, названные организации можно и нужно подвергнуть реформированию, но в соответствии с какими задачами и целями?

Таким образом, глобализация в ее нынешней форме не увенчалась успехом. Она как будто не внесла вклада в стабильность мировой экономики. Этот процесс завершен, но почему оценивается некая успешность или не успешность незавершенного процесса. Можно ли оценить успешность процесса, имеющего фундаментальные исторические основания?

Вряд ли кто-то точно докажет, будто глобализация — это кем-то и с какими-то только ему известными целями инициированный процесс. Просто правительства разных стран мира принимают решения с учетом глобализации, чтобы извлечь для себя как можно большую пользу. К тому же если сравнить по какому-либо критерию уровень стабильности мировой экономики, скажем, в 1930 г. и в 2005 г., то самонадеянно утверждать, что сейчас мировая экономика менее стабильна, чем тогда, — все зависит от конкретного исторического контекста и норм, избранных для получения оценки.


8. Глобальные проблемы современности

Развитие процесса интернационализации хозяйственных отношений поставило перед человечеством рил глобальных проблем, отличительными признаками которых являются их мировой характер и невозможность разрешения порознь. В этой связи следует еще раз отметить, что политическая подоплеки глобализации, выраженная в стремлении развитых стран к закреплению собственных лидирующих позиций, становится серьезным препятствием на пути поиска методов решения глобальных противоречий, способных, по мнению многих современных исследователей, прервать жизнь мировой цивилизации.

Совокупность глобальных проблем можно условно свести к трем основным группам:

1) проблемы, связанные с внешнеполитической деятельности стран и в первую очередь обладающих ядерным оружием (проблемы разоружения и конверсии, международного терроризма);

2) проблемы отношений «человек-общество» (проблемы нищеты, голода, болезней, народонаселения и др.);

3) глобальные проблемы в системе «человек-природа» (экологическая, сырьевая, энергетическая, проблемы освоения мирового океана и космоса и пр.). Часто проблемы второй и третьей групп объединяют в единый комплекс.

Среди глобальных проблем наиболее важной остается предотвращение ядерного апокалипсиса. Несмотря на ощутимые достижении последних десятилетий ушедшего XX столетия в области ослабления, а затем и демонтажа глобальной системы блокового проник», стояния ядерных держав, военно-политическая конфронтация шатается серьезнейшим фактором, влияющим на развитие глобальном кризиса.

Сама по себе конфронтация существенно сдерживает общемировые интеграционные тенденции и тем самым становится препятствием к осознанию природы глобальных проблем, к реальному объединению всех стран для их решения.

Очевидно, что милитаризация отвлекает колоссальные материальные, интеллектуальные ресурсы, которые могли быть направлены на устранение голода и нищеты, болезней, решение экологических проблем и т.д.

Например, с 1950 по 1987 гг. общемировые военные расходы составляли около 19 трлн. долл. в постоянных ценах. Реальная цифра военных расходов бывшего СССР к моменту распада в 1989 г. составляла 77,3 млрд. руб. США в среднем за год расходовали на эти цели 300 млрд. долл., что составляло 6% ВНП. В СССР этот показатель доходил до 9%.

Несмотря на позитивные в целом изменения, выразившиеся в замедлении темпов неуклонного роста военных расходов ведущих стран мира, характеризовавшие период 50—80-х годов, милитаризация сохраняется на весьма высоком уровне.

В настоящее время можно говорить о новых точках роста милитаризации, которые обозначились в результате возникновения многочисленных локальных конфликтов, как следствие усиления конфронтации Востока и Запада, повсеместного распространения феномена терроризма и т.д.

Важнейшей задачей в окончательном решении глобальной проблемы предотвращения ядерной войны является ликвидация уже накопленных ее материальных средств. У государств в этом случае не останется каких-либо физических возможностей для иной внешней политики, кроме политики мирного сосуществования. Вместе с ликвидацией накопленных средств вооружения будет также устранена вероятность случайного возникновения мировой войны в результате какого-либо природного, техногенного или социального катаклизма.

Разоружение не вызовет катастрофического сужения рынков сбыта, ведущего к экономическому кризису и глобальному росту безработицы, хотя вероятность возникновения элементов этих негативных явлений очевидна как сопровождение любых структурных изменений. Так, очевидно, что масштабный процесс конверсии потребует отвлечения значительного количества средств, что можно рассматривать в качестве прямых потерь. Именно это и способно вызвать временный рост негативных, кризисных явлений. Однако в перспективе разоружение способно вызвать существенное расширение рынков гражданских средств производства и предметов потребления и благоприятно сказаться на использовании ресурсов, производительных сил в целом.

Разоружение повлечет за собой ликвидацию одной из главных причин нестабильности мирового рынка — милитаризацию.Она, как показывает исторический опыт, не только непосредственно, но и косвенно влияет на ряд факторов мирового хозяйственного процесса, что в совокупности приводит к возникновению периодических кризисов. Рациональное же использование высвободившихся в результате разоружения средств, приведет к росту емкости рынка за счет увеличения платежеспособного спроса на гражданскую продукцию.

Разоружение приведет к переводу ряда отраслей экономики на производство необходимых потребительских товаров и услуг. Следовательно, оно будет способствовать совершенствованию структуры национальных экономик мирового хозяйства, сглаживанию имеющихся диспропорций. В процессе разоружения экономика будет развиваться без прямых потерь, обусловленных стремлением преодолеть узкие рамки рынков товаров гражданского потребления за счет чрезмерного расширения военного производства.

Не вызывает сомнения, что основные направления и возможности увеличения производства гражданской продукции взамен военной будут определяться прежде всего исходным уровнем милитаризации той или иной страны.

Проблема разоружения тесно связана и с иными глобальными проблемами, в том числе и в системе «человек-природа», под которой понимается сохранение среды обитания человека. В основе глобального противоречия «человек-природа» находятся, по крайней мере, два ведущих фактора — техногенная и постоянная тенденция роста народонаселения. Оба фактора ведут к неуклонному расширению потребления природных ресурсов, что, с одной стороны, обостряет проблему их истощения, а с другой — проблему утилизации отходов производства и потребления.

Сегодня общество вынуждено постоянно увеличивать ту долю в распределении дохода, которая компенсирует затраты на извлечение ресурсов и охрану среды обитания человека, что ведет в свою очередь к относительному ограничению темпов экономического роста. Высвобождение колоссальных средств из сферы милитаризации и направление их на решение экологических проблем является одним из исходных условий не только обеспечения дальнейшего развития человечества, но и его выживания.

Очевидно, что используемые ныне минеральные ресурсы не безграничны. Так, ранее богатые месторождения в ряде стран выбраны до предела или близки к истощению. Что касается энергопроизводства, с учетом сохранения современных темпов его развития, то все основные виды используемых в настоящее время ресурсов, по мнению большинства исследователей, будут истрачены через 100 с небольшим лет, т.е. в начале XXII века. Не менее напряженная ситуация сложилась и с водными ресурсами.

В то же время, говоря о предельном дефиците природных ресурсов, не следует забывать о том, что человечество вовлекло в хозяйственный оборот меньшую часть ресурсного потенциала планеты. К этому следует добавить, что имеются и реальные резервы сбережения используемых ныне ресурсов. Так, например, современные технологии позволяют извлекать не более 30—40% имеющихся запасов нефти из месторождений, а коэффициент полезного использования добытых энергетических ресурсов ограничен 30—35%.

Проблемы народонаселенияприобрели в XX в. глобальный характер, так как складывающаяся демографическая ситуация во многом влияет на перспективы экономического, социального развития, на расстановку политических сил не только в национальном, региональном, но и мировом масштабе. Достаточно сказать, что две мировые войны велись, как и прежде региональные войны, прежде всего за среду обитания человека (территории, ресурсы), преследовали цель уничтожения части народонаселения. Динамика народонаселения, кроме того, не только испытывает влияние социальных, культурных и экономических факторов, но и непосредственно воздействует на них.

Прирост населения в развивающихся странах в первой половине 90-х годов был в пять раз выше, чем в промышленно развитых (1,9% и 0,4%). В то же время наибольшие темпы прироста населения сохраняются в странах Среднего Востока и Африки (2,2% в 1950-1955 гг. и 2,8% в 1990-1995 гг.), относительно высокие темпы наблюдаются также в странах Латинской Америки. Несмотря на региональные различия, сохраняется тенденция общего роста народонаселения, которая естественным образом воздействует на расширение воспроизводства, что в свою очередь подразумевает вовлечение все большего объема природных благ. Это ускоряет обострение проблемы нехватки, истощения природных ресурсов и утилизации отходов производства и потребления.

Рост народонаселения ведет также к сокращению важнейшего ресурса — сельскохозяйственных земель.Так, из 149 млн. кв. км суши пригодными для обработки считаются лишь 45 млн. кв. км, из которых в настоящее время культивируется менее 1/3 (т.е. менее 15 млн. кв. км). По некоторым расчетам, при нынешних методах обработки земель можно обеспечить потребности в продовольствии максимально 10 млрд. человек. Этот предел численности может быть достигнут в течение ближайших 30—40 лет.

Также как и вотношении прочих ресурсов, в более рациональном использовании сельскохозяйственных земель имеются немалые потенции. Об этом говорят итоги «зеленой революции» 50—70-х годов, когда, например, производство зерновых увеличилось в 2,5 раза, а также развитие в последнее время производства генетически модифицированных продуктов. Тем не менее, с начала 80-х достигнутые темпы прироста урожайности стали резко падать. Это связано не столько с отсутствием принципиально новых технологий в производстве зерновых культур, сколько с истощением почвы и тенденции к выбыванию земель из оборота в результате загрязнения окружающей среды.

Природа способна создавать 1 см чернозема в течение 300 лет, в то время как человек способен промотать это естественное благо со скоростью 1 см в три года, омертвляя почву засолением, химикатами, опосредованным воздействием промышленного производства и т.д.

Например, ежегодно в атмосферу выбрасывается около 5 млрд. т только углекислого газа, т.е. по тонне на каждого жителя планеты. Загрязнение ряда территорий токсичными стоками сверх допустимых норм наносит ощутимый социальный и экономический ущерб. Об остроте проблемы говорит сравнительно новое социальное явление — увеличение потока эмигрантов из особо неблагополучных в экологическом отношении зон, где наблюдается многократный рост заболеваемости, высока смертность и т.д. Если же тенденция роста загрязнения окружающей среды сохранится, может произойти глобальная катастрофа, связанная с потеплением климата планеты (парниковый эффект).

Остановить этот процесс, попробовать разрешить комплекс глобальных проблем под силу только современному интегрированномуобществу. Оно должно выработать кардинальные меры по преодолению грозных для мировой цивилизации явлений. К настоящему моменту мировым сообществом накоплен опыт совместных действий в решении глобальных проблем, возникла и развивается разветвленная структура международных, межгосударственных и общественных институтов, призванных координировать совместные действия. Это дает основания полагать, что человечество способно справиться с комплексом глобальных проблем в будущем.


Заключение

Глобализация как процесс чрезвычайно емка. Мировая экономическая история не знает до сих пор столь масштабного экономического явления со слабо предсказуемыми последствиями. Она касается всех сфер и сторон жизни человека и общества.

Прежде всего, как нам представляется, главным фактором глобализации выступал и продолжает это делать научно технический прогресс, обеспечивший создание компьютерных и телекоммуникационных сетей.Они не имеют национальных границ и связывают различных субъектов, находящихся в разных частях мира.

Первые тенденции глобализации возникли примерно к середине 1970-х гг. История кризисов имела в этом существенное значение. Однако магистральными направлениями глобализации стали три революции, которые были инициированы как раз в этот период в развитых промышленных странах Запада, это:

— информационная (научно-техническая, технологическая революция);

— зеленая революция (экологический фактор и ресурсосбережение);

— социальная революция (вызвана новыми медицинскими технологиями, усилением социальной защиты, наращиванием инвестиций в человека — новым социальным стандартом жизни).

В работе выделяют три определяющих механизма глобализации:

4) научно-технологический прогресс;

5) политико-культурная экспансия;

6) экономико-институциональная экспансия.

Глобализация сама по себе, как исторический процесс, не представляет какой-либо угрозы. Действительно, экономисты и историки не могут дать точной оценки событию, пока оно не произошло. Будущее ими может оцениваться только по состоявшимся ранее действиям, процессам, явлениям. Это составляет характеристическую черту методологии названных наук.

Глобализация относится к тем явлениям, которые могут идентифицироваться по вводимым критериям, но, согласно имеющимся представлениям об этом процессе, совершенно остается открытым вопрос относительно срока его окончания, да и вообще, видимо, можно ставить проблему так, что этот процесс представляется уникальным в силу перманентной динамики.

Иными словами, вряд ли уместно ставить вопрос насчет срока его завершения, так как глобализация, стоит предположить, будет развиваться то убыстряющимся, то замедляющимся темпом. В конце концов, данный процесс войдет в стадию насыщения, т.е. достигнет некоего предела, причем научно обосновать этот предел хотя и сложно, но возможно, если подчинить данный вид процесса логике, которой, как известно, подвержены процессы, связанные с обработкой информации, получением нового знания и технологий, демографические процессы и т.д.

В работе так же рассматривается такое понятие как глобальный эксцесс.

Под глобальным эксцессом будем понимать крайнее проявление каких-либо действий, невоздержанность, излишество, острое столкновение интересов с вытекающими нарушениями в области экономических отношений национального и международного характера.

Отношение к глобализации у людей, тем более обладающих необходимым уровнем профессиональной подготовки, должно быть как к неотвратимому историческому феномену, имеющему под собой объективную основу. Отрицательные оценки касаются в основном дирижистского характера глобализации, когда какие-то группы стран получают от управления этим процессом незаработанные выгоды либо лишают другие страны возможности приобретения подобных выгод.

Таким образом, устранению подлежат негативные моменты глобализации, бороться же с самим процессом бессмысленно, как бессмысленно бороться с информацией, знанием и их распространением. Негативным симптомом глобализации является то, что одни страны, считающиеся более сильными или великими, запрещают другим разрабатывать атомное оружие, и если те занимаются приобретением подобных технологий, и знаний, то сильные считают себя вправе осуществлять бомбежки этих стран. Вот это поистине отрицательный пример политической глобализации, когда в международном праве возникает субъект, считающий себя всегда во всем правым, присвоивший себе бренд некоего эталона, которому все должны подражать, и обязаны прислушиваться, а он по названной причине имеет право пренебрегать чьим-то мнением или протестом.

Такое положение вещей действительно подтверждает, что в мире проводится политика глобального эксцесса, и это составляет краеугольный камень проблемы глобализации. В этом направлении должны прикладываться основные усилия стран членов Организации Объединенных Наций. Нужно управлять на международном уровне глобализацией так, чтобы раскрыть и использовать имеющиеся ее плюсы и постараться снизить влияние отрицательных черт этого процесса. Именно для этого и необходимы изменения в институциональной структуре международного порядка. Для реализации этой цели требуется воспользоваться рекомендациями, которые высказывались крупными экономистами на протяжении XX в. неоднократно.

Однако их предложения должны быть совмещены с трансформацией базисных институтов, управляющих развитием современного капиталистического общества.

Вот, например, какие мероприятия будут полезны в рамках экономической политики, способствующей извлечению больших выгод для стран мирового сообщества от глобализации.

1. Необходимо развитие конкурсного права и мораториев на рынках капитала.

2. Требуется регулировать банковский сектор.

3. Требуется управлять рисками.

4. Требуется повысить эффективность систем социальной защиты.

5. Финансовая помощь развивающимся странам должна касаться не только достижения некоторых целей развития, но и повышать устойчивость всей финансовой системы страны, делая её работоспособной и подчиненной, задачам национальной экономики. Полезно отказаться от политических интересов при оказании такой помощи.

6. Глобальный мир нуждается в программе списания долгов развивающимся странам, поскольку величина этих долгов такова, что данные страны просто не имеют возможности развиваться и решаться собственные задачи самостоятельно, без вмешательства извне.

7. Использовать международный экологический мониторинг, чтобы обеспечить равноправное пользование субъектами международного права тем, что предоставлено им природой и исчерпывается в целях потребления и создания условий для жизни.

8. Кроме того, необходимо использовать международную помощь и экономию от сокращения расходов на вооружения и военную технику для решения задач развития и экологии.

Такое управление процессом глобализации придаст ему большую устойчивость и позитивное направление.

Глобализация в ее нынешней форме не увенчалась успехом. Она как будто не внесла вклада в стабильность мировой экономики.

Правительства разных стран мира принимают решения с учетом глобализации, чтобы извлечь для себя как можно большую пользу. К тому же если сравнить по какому-либо критерию уровень стабильности мировой экономики, скажем, в 1930 г. и в 2005 г., то самонадеянно утверждать, что сейчас мировая экономика менее стабильна, чем тогда, — все зависит от конкретного исторического контекста и норм, избранных для получения оценки.


Список литературы

1) Бабин Э.П., Исаченко Т.М., Внешне экономическая политика. — М.: Экономика, 2006. – 560 с.

2) Конотопов М.В., Сметанин С.И., История экономики зарубежных стран. –М.: КНОРУС, 2007. – 320 с.

3) Поляк Г. Б., Макарова А.Н., История мировой экономики. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. – 671 с.

4) Рыбалкин В.Е., Международные экономические отношения. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. – 591 с.

5) Смирнов Е.Н., Введение в курс мировой экономики (экономическая география зарубежных стран. – М.: КНОРУС, 2008. – 416 с.


[1] Конотопов М.В., Сметанин С.И., История экономики зарубежных стран. – М.: КНОРУС, 2007. – 285 с.

[2] Конотопов М.В., Сметанин С.И., История экономики зарубежных стран. –М.: КНОРУС, 2007. – 291 с.

[3] Конотопов М.В., Сметанин С.И., История экономики зарубежных стран. –М.: КНОРУС, 2007. – 305 с.

[4] Конотопов М.В., Сметанин С.И., История экономики зарубежных стран. –М.: КНОРУС, 2007. – 306 с.

еще рефераты
Еще работы по международным отношениям