Реферат: Международное сотрудничество в области борьбы с терроризмом

Оглавление

Введение

Глава 1. Проблемы определения терроризма

§1. Понятие терроризма

§2. Понятие международного терроризма

§3. Виды терроризма

Глава 2. Международное сотрудничество в области борьбы с терроризмом

§1. Определение основных направлений деятельности

§2. Роль Управления ООН по наркотикам и преступности (ЮНОДК)

§3. Контртеррористический комитет (КТК)

§4. Региональное сотрудничество

4.1 Сотрудничество в рамках Содружества Независимых Государств (СНГ)

4.2 Шанхайская Организация Сотрудничества (ШОС)

4.3 Европейская деятельность

4.4 Информационная помощь

Глава 3. Актуальные проблемы борьбы с терроризмом в современности

§1. Терроризм и права человека

§2. Вовлечение личности в ряды радикльной организации.

Заключение

Список использованной литературы


Введение

Первые проявления терроризма возникли задолго до появления слова, их обозначающего. Террористы были всегда. Самая ранняя террористическая группировка – секта сикариев, которая действовала в Палестине в I веке нашей эры и истребляла представителей еврейской знати, выступавших за мир с римлянами. В качестве оружия сикарии использовали кинжал или короткий меч – сику. В действиях сикариев прослеживается сочетание религиозного фанатизма и политического терроризма: в мученичестве они видели нечто приносящее радость и верили, что после свержения ненавистного режима Господь явится своему народу и избавит их от мук и страданий.

В эти же времена в Индии действовали различные тайные общества. Члены секты «душителей» уничтожали своих жертв с помощью шелкового шнурка, считая этот способ убийства ритуальным жертвоприношением богине Кали. Один из членов этой секты сказал: «Если кто-нибудь хоть раз испытает сладость жертвоприношения, он уже наш, даже если он овладел разнообразными ремеслами, и у него есть все золото мира. Я сам занимал достаточно высокую должность, работал хорошо и мог рассчитывать на повышение. Но становился самим собой, только когда возвращался в нашу секту»[1] .

Систематические террористические акции начинаются во второй половине XIX века: в 70-е – 90-е годы анархисты взяли на вооружение «пропаганду делом» (террористические акты, саботаж), а их основная идея состояла в отрицании всякой государственной власти и проповеди ничем не ограниченной свободы каждой отдельно взятой личности. Главными идеологами анархизма на различных этапах его развития были Прудон, Штирнер, Кропоткин. Анархисты отвергают не только государственную, но любую власть вообще, отрицают общественную дисциплину, необходимость подчинения меньшинства большинству. Создание нового общества анархисты предлагают начать с уничтожения государства, они признают лишь одно действие – разрушение.

Начало XX века ознаменовалось высокой степенью потенциала напряженности и конфликтности. Причиной тому были изменения в способе организации промышленности, социальных отношений, рост роли средств массовой коммуникации.

Возвышение уровня политической социализации проявляющегося в двух аспектах: интерес и участие широких слоев в политике, в том числе и международной. Появляется феномен «общественного мнения». Фактически был дан старт тому процессу, который можно обозначить в современном термине «глобализация»; в тот период наиболее употребительном (не только в марксистском дискурсе) был «империализм». На рубеже веков очень остро встал национальный вопрос, по-прежнему и даже более конфликтно, наблюдалась идеологическая борьба, появлялись теории геополитики. Последние были призваны решать двойственную функцию: попытаться дать новую трактовку генезису и динамике международных отношений и одновременно «обслуживать» внешнюю политику того или иного государства.

Именно в рамках национальной, идеологической и геополитической борьбы получил свое развитие в первой половине XX века терроризм. В этот период он выходит на международную арену как средство осуществления политики.

Закончив краткий исторический экскурс, необходимо перейти к сути данной работы. В свете событий происходящих на протяжении последних десятилетий проблема терроризма встает действительно остро. Средства массовой информации за этот же промежуток времени превратила проблему в, своего рода, «шумовую бомбу», предоставив обывателю список ужасающих по масштабу террористический акций. Иногда, в форме сухого изложения сообщается об антитеррористической деятельности.

В своей работе я бы хотел осветить и проанализировать основные спорные вопросы, связанные с контртеррористической деятельностью. Любое явление реальной действительности для понимания человеком требует точного определения. Существует ли определение терроризма отвечающее потребностям человечества на данном этапе? Считаю необходимым осветить этот вопрос первоочередно. Хотя теоретическая деятельность безусловно ведется и в нормативных актах закреплено несколько вариаций определения указанного явления, практическая деятельность радикально настроенной группы людей не дают мирно существовать населению почти всего мира. В связи с этим возникает справедливый вопрос о механизме работы системы по борьбе терроризмом, который впоследствии необходимо также осветить.

В этой связи, можно выделить цель проводимого исследования, которую необходимо определить как установление и определение ключевых моментов борьбы с международным терроризмом и общий анализ деятельности.


Глава 1. Проблемы определения терроризма

§1. Понятие терроризма

Понятия «терроризм» и «террорист» появились в конце 18-го века. Если верить одному французскому словарю, якобинцы часто употребляли это понятие устно и письменно по отношению к себе — и всегда с положительным оттенком. Однако уже в ходе Великой французской революции слово «террорист» стало носить оскорбительный смысл, превратившись в синоним «преступника». Впоследствии термин получил более расширенное толкование и стал означать всякую систему правления, основанную на страхе. Затем, до самых недавних пор, слово «терроризм», употреблялось очень широко и означало весь спектр различных оттенков насилия.

Вместе с тем, анализ ряда работ отечественных авторов по определению понятия терроризма свидетельствует о том, что общим практически для всех исследователей при разработке определения является стремление более четко разграничить понятия «террор» (насилие сильных над слабыми (государства над оппозицией)), «терроризм» (применение насилия и устрашения слабыми (оппозицией) по отношению к сильному (государству)), «террористический акт». При этом среди ученых нет единого мнения по вопросу уголовно-правового определения понятия терроризма. Одни авторы (С.А. Эфиров, А.В. Наумов) полагают, что более плодотворно не искать универсальное определение терроризма, а следует ограничиться лишь некоторыми его признаками[2]. По мнению других, (А.Э. Жалинский), полезно было бы попытаться дать рабочее определение терроризма на правовом уровне[3]. Некоторые зарубежные авторы (например, В. Малиссон, С. Малиссон), напротив, не считают террор и терроризм понятиями, которые идентифицируются с четко определенными фактическими событиями, в силу широкого смыслового значения этих терминов.[4]

В словаре по правам человека, Шмида и Лонгмана дается следующее определение. «Терроризм — это подающее повод для сильного беспокойства неоднократное насильственное действие, которое осуществляется лицом, находящимся на нелегальном (или полулегальном) положении, группой или лицами, действующими от имени государства по политическим, уголовным причинам или по причине неприятия окружающего мира.

Терроризм «подпитывается» неприемлемой системой ценностей, моральным кодексом поведения, основанных на применении грубого насилия. Способы ведения военных действий, считающиеся чрезмерными (умышленные нападения на гражданское население, захват заложников, убийство заключенных), типичны для терроризма. Террористические акты, следовательно, можно рассматривать как аналоги военных преступлений в мирное время или, во время войны, просто как военные преступления» [5] .

Некоторые утверждения указанного выше определения я считаю весьма спорными. Во–первых, это утверждение о том, что деятельность террористов осуществляется от имени государства, во–вторых, последний вывод о том, что терроризм можно рассматривать как аналог военного преступления. Относительно первого пункта, предполагается выделение так называемого государственного терроризма, когда теракты организуются или осуществляются при непосредственном участии государства против другого государства, как это имело место в период идеологического противостояния, например, в 1986 г. в отношении Ливии (понятие государственного терроризма тоже достаточно спорно, поскольку в подобных случаях более правильным является понятие акта агрессии одного государства против другого, тем не менее, стоит лишь констатировать существование первого в реальной действительности).[6]

В целом, в подтверждение нахожу необходимым привести рассуждение С.Е. Шилова, члена президиума Академии парламентского корпуса РФ, автора многих аналитических статей: «Террор (терроризм) — историко-правовое явление, историко-правовой институт. Его понятие не исчерпывается преступной деятельностью транснациональных криминальных групп. Историко-правовая разработка концепции терроризма является предпосылкой понимания его сущности. Террор должен быть раскрыт как деструктивный, но объективно-исторический институт, явление. Институт революции и институт государства изучены на историческом опыте и в анализе. Опыт этого изучения должен быть распространен и на террор.

Подобно институту революции, тоталитарного государства, институт террора имеет свой, отличный от цивилизованного (и противостоящий ему) способ воспроизводства, свои социально-экономические, правовые, информационные и иные отношения, административно-территориальную организацию, идеологию, собственное жизненное, геополитическое, этнонациональное пространство. Так, террор не тождественен войне: террор может вести войну, как может вести войну революция, как может вести войну тоталитарное государство. Но, когда террор войны не ведет, он существует, не прекращает существовать во всех институциональных смыслах»[7] .

Наиболее подходящим определением, отвечающим требованиям реальной действительности, считаю следующее: терроризм — это преступное деяние, состоящее в применении насилия или в угрозе насилием в отношении отдельных лиц либо группы лиц, сопровождающееся устрашением населения и преднамеренным созданием обстановки страха, подавленности, напряженности с целью оказания воздействия на принятие решений, выгодных для террористов и отличающееся повышенной общественной опасностью и публичным характером его совершения. При этом, цели террористов могут быть различными: религиозными, политическими, экономическими и т.д. Здесь присутствует один немаловажный термин – «общественная опасность». Он, безусловно, тесно связан с самим понятием «терроризм». Неоспоримо, что этот термин является антонимом по отношению к «общественной безопасности»:

Общественная безопасность — это состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Жизненно важные интересы — совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства.[8]

§2. Понятие международного терроризма

С 1970-х годов широко используется термин «международный терроризм», который проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества ООН определяет как «совершение, организацию, содействие осуществлению, финансирование или поощрение агентами или представителями одного государства актов против другого государства или попустительство с их стороны совершению таких актов, которые направлены против лиц или собственности и которые по своему характеру имеют цель вызвать страх у государственных деятелей, групп лиц или населения в целом»[9] .

Тем не менее, несмотря на широкое использование этого термина до настоящего момента, не существует общепринятого определения международного терроризма.

До сегодняшнего дня не принято всеобъемлющей конвенции по борьбе с международным терроризмом. Правовую базу в этой сфере составляют 12 универсальных и 7 региональных конвенций, акты Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности ООН, которые «решительно осуждают все акты, методы и практику терроризма как преступные и неоправданные, где бы и кем бы они ни совершались»[10]. Попытки разработать определение международного терроризма предпринимались начиная с III Международного конгресса по унификации уголовного законодательства (Брюссель, 1930). Так, например, Конвенция Лиги Наций по предотвращению и наказанию актов терроризма (1937) предписывала рассматривать как международный терроризм «всякое умышленное противоправное действие, направленное против государства и имеющее своей целью создание состояния террора в умах отдельных людей, групп лиц или общества в целом»[11] .

Действующие соглашения не содержат общего определения международного терроризма. Круг противоправных деяний очерчивается исходя из целей соответствующей конвенции (например, ст. 1 Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (16.12.1970г.), ст. 1 Конвенции по борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (23.09.1971г.), ст. 2, пар. 1, Конвенции о предупреждении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой (14.12.1973), ст. 2 Конвенции о пресечении бомбового терроризма (15.12.1997), ст. 2 Международной конвенции о пресечении финансирования терроризма (9.12.1999), ст. 2 проекта Всеобщей конвенции по терроризму, представленного Комитетом по терроризму в 2002 г.).

Международные соглашения, в большей своей массе, не регламентируют международный терроризм в целом, а направлены на борьбу с отдельными его проявлениями, такими, как незаконный захват и угон воздушных, морских и речных судов, преступления в отношении лиц, пользующихся международной защитой, взятие заложников, использование определенных отравляющих или взрывчатых веществ для террористических целей и др. Отдельные региональные акты, как, например, Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (принятая 15.06.2001г.), также очерчивают только круг противоправных деяний, рассматриваемых как терроризм, хотя и в более общей форме.

По моему мнению, единственный орган, способный решить каким-либо образом проблему определения международного терроризма – это Совет Безопасности ООН (далее СБ). СБ, к сожалению, часто отводится не основная, а вспомогательная роль в законотворчестве. По объективным причинам ранее страны избегали передавать спор на его рассмотрение из-за боязни насторожить государства, оказывающие помощь террористам, или ввиду возможности наложения вето постоянных членов СБ. Государства предпочитают опираться на решение о существовании угрозы международному миру и безопасности, чем нарушать прямой запрет СБ, даже в случаях, когда Совет демонстрирует свою готовность рассмотреть сложившуюся ситуацию. Данная тактика использовалась Израилем во время захвата заложников в аэропорту Ентеббе (1976г.), при бомбардировке атомной станции в Ираке, странами НАТО в Югославии (1999г.). Схожая ситуация сложилась в отношении Афганистана (2001г.) и Ирака (2003г.). В первом случае США использовали неопределенность резолюции Совета и начали военную операцию без прямой санкции СБ. В ситуации с Ираком мнение СБ просто игнорировалось.

Резолюции СБ, принятые за последнее время и касающиеся случаев терроризма, имеют следующие общие черты:

Во-первых, признается, что международный терроризм представляет собой угрозу для международного мира и безопасности и является вызовом всем государствам и всему человечеству[12]. На государства налагается обязанность отыскать и привлечь к ответственности исполнителей, организаторов и спонсоров террористических нападений[13]. При этом Совет Безопасности подчеркивает актуальность принципа aut dedere aut judicare[14]

Во-вторых, международный терроризм квалифицируется как преступление[15] .

В-третьих, акцентируется необходимость сотрудничества, а не принуждения в вопросах выдачи[16] .

Анализ международного законодательства в целом позволяет выделить следующие закономерности:

во-первых, кодификация законодательных норм в области борьбы с терроризмом способствует его более эффективному применению;

во-вторых, внутреннее право стран должно своевременно реагировать на изменение в международной договорной практике в этом направлении, последовательно отражая все ее позитивные начала;

в-третьих, при подготовке и принятии законодательных и иных нормативных актов, регламентирующих борьбу с терроризмом, целесообразно исходить из особенностей складывающейся общественно-политической и криминогенной ситуации в стране или регионе, а не придерживаться принципа так называемой модельности, то есть построения нормативно – правового акта на основании уже существующего, как правило имеющего большую юридическую силу, с закрплением правил, содержащихся в нем без каких – либо изменений, необходимых применительно, допустим, к региону, имеющему специфические черты.

§3. Виды терроризма

Институт борьбы с терроризмом (Израиль) выделяет три вида терроризма:

Международный терроризм — место совершения терактов не имеет значения; террористическая группа состоит из лиц разной национальности и (или) вероисповедания; объектом борьбы являются либо политические и религиозные взгляды, либо международные организации, соглашения, институты; террористическая деятельность спонсируется иностранным (по отношению к территории деятельности) государством (государствами) или частными лицами, организациями, не являющимися резидентами территории (страны) деятельности группы.

Внутренний терроризм — место совершения террористических акций — страна пребывания; террористическая группа состоит, как правило, из граждан одной страны, национальности, вероисповедания; объектом борьбы являются внутренние проблемы страны пребывания.

Объектный терроризм — террористические акты совершаются в отношении определенных объектов жизнедеятельности, которые террористические группы считают вредными или опасными (анти-атомный терроризм, экологический терроризм).

Федеральное Бюро Расследования выделяет также такой вид терроризма, как вооруженная борьба за независимость, принимающая формы терроризма. К ней относится террористическая деятельность повстанцев (insurgents) против военных и полицейских объектов колониальной стороны. Впрочем, отмечается в отчете ФБР, в случае нанесения ущерба гражданским лицам или применения силы в отношении «невиновных», такая форма борьбы может также расцениваться как терроризм.[17]

Российский ученый Яхлов А.В. в своей статье «Терроризм и международные отношения в первой половине XX века»[18] дает собственную классификацию видов терроризма, выделяя национальный, идеологический и геополитический. Не объясняя сути собственной классификации автор приводит несколько примеров данных видов терроризма:

Говоря о национальном терроризме, автор приводит следующее историческое событие. «Ярчайший пример — убийство 28 июня 1914 года в Сараево наследника австро-венгерского престола Франца Фердинанда и его супруги. Террористический акт произошел на территории Боснии, которая в тот момент (и это было признано на международном уровне) входила в состав Дунайской империи. Поскольку преступник был пойман, то стало ясно, кого он представляет: организацию «Млада Босна», ставившую цель отторжение данной территории и присоединение к Сербскому королевству. (… принцип территориальной целостности (и, соответственно суверенитета) был закреплен в международном праве еще Венским Конгрессом 1815г.) Предварительное следствие выявило, что покровители Гаврилы Принципа и всей организации находятся в соседней Сербии».

Другим ярким примером национального терроризма была волна убийств в Веймарской Германии в начале 20-х годов политиков, выступавших за сотрудничество с Западом, сам факт которого рассматривался как национальное предательство, что не удивительно в условиях распространения «теории заговора» и, как следствие ксенофобии, глубочайшего экономического кризиса, культурной дезориентированности, социального отчаяния. Все это питательная среда терроризма. Правда, здесь убийства проходили на территории самой республики. В 1920 году был убит М. Эрцбергер, который подписал от имени Германии Версальский мирный договор и выступал за его соблюдение, в 1921 произошло покушение на первого канцлера республики Ф. Шейдеманна, в 1922 убит крупный промышленник, министр иностранных дел, еврей по национальности В. Ратенау, проводивший политику баланса между Западом и Востоком …. Это только наиболее яркие примеры политического экстремизма. Следствием стало то, что внешняя политика Германии с середины 20-х (еще при демократии) ориентировалась на реванш. Данный импульс в полной мере был задействован нацистами.

Яркими примерами идеологического терроризма была серия убийств русскими эмигрантами советских дипломатов. Первым актом такого рода стало убийство В. Воровского в Лозанне (1923 г.). Потом последовали убийства Т. Нетте в Латвии (1926 г.), П. Воейкова в Варшаве (1927 г.). Все они в качестве главной цели имели обострение отношении Советской России с Западом, провоцируя ее на жесткую реакцию и конфликт. Стимулом была ненависть к коммунистам. Все исполнители были на момент совершения преступления маргиналами. В случае с В. Воровским цель была достигнута, впоследствии СССР предпочитал более мягкую реакцию на произошедшее. Примечательно, что ни один из террористов не был наказан. Своеобразным отклонением от идеологического терроризма стало убийство в 1932 году президента Франции П. Думера, опять-таки русским эмигрантом В. Горгуловым. Цель помешать наметившемуся сближению двух государств. Террорист был застрелен на месте, что, само по себе, подозрительно. Впрочем, и цель реализована не была. Противоположная идеологическая сторона также стала использовать террористические методы, создав специальную структуру в недрах НКВД под руководством П. Судоплатова. Похищение во Франции и последующее убийство в России генералов Кутепова (1930) и Миллера (1937), а уж тем более убийство Л. Троцкого в Мексике (1940) – типичные случаи терроризма.

Геополитический терроризм пересекается с национальным и идеологическим, но имеет свою глубинную цель: расширение «жизненного пространства», реализацию соответствующей концепции. В этой связи терроризм как средство осуществления политики был активно задействован нацистской Германией и ее структурами (в том числе и государственными) для устранения знаковых фигур-препятствий. Уже в 1934 году произошла серия дерзких актов. 25 июля переодетые члены СС прямо в государственной резиденции убили канцлера соседней Австрии Э. Дольфуса и предприняли попытку переворота. Этому предшествовали акты диверсий на транспорте и убийство ряда мелких чиновников Австрийской республики. Радиостанция из Мюнхена прямо подстрекала к терроризму. Гитлер с трудом сдерживал демонстрацию радости от происходящего. Впрочем, путч провалился, а некоторые его участники казнены. 9 октября была реализована операция «Тевтонский меч»: убийство в Марселе короля Югославии Александра и министра иностранных дел Франции Луи Барту. В организации убийства напрямую были задействованы, в том числе и дипломатические структуры Германии, а непосредственным убийцей был македонец В. Георгиев. Убийство имело далеко идущие последствия. Сорван план реанимации Малой и Балканской Антанты как противовес нацистской политики, замедлилось франко-советское сближение.

В юридической литературе можно встретить понятие суицидный терроризм, который определяют как готовность пожертвовать своей жизнью в интересах достижения определенной политической цели. В настоящее время существует около десяти религиозных и светских террористических групп, способных использовать суицидный терроризм как тактический прием в борьбе против своего или иностранного правительства. К таким группам относятся: Исламское движение сопротивления («Хамас») и «Палестинский исламский джихад», на оккупированных Израилем территориях; «Хезболлах» («Партия Аллаха») в Ливане; «Египетский исламский джихад» и «Гамайя исламия» («Исламская группа») в Египте; «Вооруженная исламская группа» (GIA) в Алжире; международная группа «Барбар Халса» (BKI) в Индии; «Тигры освобождения Тамила» (LTTE) в Шри-Ланке; Рабочая партия Курдистана (РКК) в Турции; сеть ячеек террористической организации Усамы бен Ладена «Аль-Каида» в Афганистане. Примером суицидного терроризма могут служить известные трагические события, произошедшие в Нью-Йорке, Вашингтоне и Пенсильвании (США) 11 сентября 2001 года, когда пассажирские самолеты, захваченные террористами-смертниками были направлены в жизненно важные объекты[19] .

По мнению В.В. Лунеева существующий терроризм можно подразделить на: политический; международный; национальный и религиозный; государственный; стихийный и организованный; воздушный; уголовный.[20] Как нам представляется, подобная классификация построена на нарушении принципа одинаковости логического основания: смешиваются виды терроризма и их формы. Многие из указанных видов терроризма не могут быть предметом правового регулирования (например, государственный внутренний терроризм в отношении граждан своего государства). Поскольку международное право не признает государство в качестве субъекта преступлений — понятие «государственный терроризм» представляется некорректным и об этом было сказано выше. В этой классификации смешиваются виды терроризма и формы его реализации.


Глава 2. Международное сотрудничество в области борьбы с терроризмом

Говоря о международном сотрудничестве в области борьбы с терроризмом, линию рассуждений необходимо начинать с Организации Объединенных Наций, как центра сосредоточения сил и воль её участников.

§1. Определение основных направлений деятельности

На протяжении последнего десятилетия 20 века был проведен ряд мероприятий по определению основных направлений деятельности, созданию базы для осуществления конкретных мероприятий. Не умоляя важности деятельности ООН в предыдущие периоды по указанному вопросу, следует отметить, что именно в этот период необходимость решения вопроса, касающегося терроризма, встала наиболее остро.

Декларация и Программа действий, принятая на Всемирной конференции ООН по правам человека 25 июня 1993 г. в Вене, определила, что акты, методы и практика терроризма во всех его формах и проявлениях являются деятельностью, которая направлена на уничтожение прав, основных свобод и демократии, создает угрозу территориальной целостности и безопасности государств и дестабилизирует законные правительства[21] .

В продолжение данных тезисов на 49-й сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций (1994) принята Декларация о мерах по ликвидации международного терроризма, в которой выражается убежденность в целесообразности более тесной координации и сотрудничества между государствами в борьбе с преступлениями, связанными с терроризмом, включая оборот наркотиков, незаконную торговлю оружием, «отмывание денег» и контрабанду ядерных и других потенциально смертоносных материалов. В этом контексте государствам предлагается в срочном порядке провести обзор сферы применения существующих международно-правовых положений о предупреждении, пресечении и ликвидации терроризма во всех его формах и проявлениях с целью обеспечить наличие всеобъемлющих правовых рамок, включая все аспекты этого вопроса.

В свою очередь, на совещании по борьбе с терроризмом (Париж, 30 июля 1996 г.) министры стран «большой восьмерки» приняли итоговый документ, в котором заявили о своей решимости уделять первостепенное внимание борьбе с терроризмом, сделали обзор новых тенденций развития терроризма в мире. Участники форума представили на итоговой пресс-конференции согласованный ими список из 25 мер по борьбе с терроризмом, значительная часть которых касается национальной компетенции государств. Одна из рекомендаций относится к «улучшению взаимодействия между отдельными органами и ведомствами, которые занимаются различными аспектами данной проблемы»[22]. Речь идет также об улучшении подготовки квалифицированных специалистов по антитеррористическим действиям, в том числе для «предотвращения терроризма с использованием радиоактивных, химических, биологических и отравляющих веществ»(цитата из того же Заявления).

С учетом большого числа террористических актов на транспорте правительствам стран «большой восьмерки» предлагается срочно начать консультации о повышении безопасности общественного транспорта.

Особого внимания требуют поиск и разработка методов обнаружения и маркировки взрывчатки и других средств, которые могут привести к гибели или ранению людей.

«Восьмерка» призывала все государства взять под свой контроль неправительственные организации (гуманитарной, культурной или социальной направленности), которые могут служить прикрытием для террористической деятельности.

Предметом пристального внимания должны стать новейшие средства коммуникации, которые террористы используют для пропаганды собственных идей и общения между собой. Подразумеваются прежде всего компьютерная сеть Интернет и частные средства кодирования передаваемой по ней информации.

В отдельный пункт выделено принятие национальных законов с целью более эффективного контроля за производством, торговлей и экспортом оружия и взрывчатки.

Документ обязывает подписавшие его страны отказаться от любой пассивной или активной поддержки террористов; ужесточить юридические меры преследования за террористическую деятельность; отдавать под суд любое лицо, обвиняемое в совершении, подготовке террористических актов или оказании помощи в их осуществлении.

«Восьмерка» рекомендовала всем государствам препятствовать передвижениям групп террористов и их отдельных членов и в этих целях ввести более строгий пограничный контроль и правила оформления удостоверений личности и визовой документации.

Организация Объединенных Наций осуществляет программы борьбы с терроризмом в рамках своих департаментов, подразделений и учреждений, включая:

• Контртеррористический комитет (КТК), который контролирует осуществление резолюции 1373 (2001) и представляет доклады Совету Безопасности;

• Совет Безопасности, который занимается вопросом терроризма как угрозы международному миру и безопасности. Он встречается для рассмотрения структуры и деятельности КТК на регулярной основе и при необходимости обсуждает более широкие вопросы, связанные с терроризмом;

• Рабочую группу Организации Объединенных Наций по разработке политики в отношении терроризма, которая была учреждена Генеральным секретарем в октябре 2001 года и уполномочена изучать последствия и широкие аспекты политики борьбы с терроризмом применительно к Организации Объединенных Наций и сформулировать рекомендации. Рабочая группа по разработке политики определила порядок интеграции деятельности Организации Объединенных Наций в рамках трехсторонней стратегии в поддержку глобальных усилий, чтобы не допустить вовлечения в терроризм недовольных групп населения, закрыть доступ группам или отдельным лицам к средствам совершения актов терроризма и поддерживать широкое сотрудничество в борьбе против терроризма;

• В резолюции 56/261 Генеральная Ассамблея утвердила План действий по осуществлению Венской декларации о преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века. Центру по международному предупреждению преступности в рамках Управления Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности было предложено в сотрудничестве при необходимости с другими соответствующими международными и региональными организациями и в координации с Управлением по правовым вопросам Секретариата и в соответствии с настоящей резолюцией:

а) предпринять шаги по повышению осведомленности о соответствующих международных документах, побуждать государства подписать и ратифицировать такие документы и, когда это возможно, оказывать помощь государствам по их просьбе в осуществлении таких документов;

b) в сотрудничестве с государствами-членами принять меры по повышению информированности общественности о характере и масштабах международного терроризма и его связи с преступностью, включая организованную преступность, когда это уместно;

с) продолжать вести существующие базы данных по терроризму;

d) оказывать аналитическую поддержку государствам-членам в сборе и распространении информации о связи между терроризмом и преступной деятельностью;

е) если дальнейшие события того потребуют, подготовить конкретные предложения для рассмотрения государствами-членами в целях укрепления потенциала Центра в рамках его мандата в области разработки компонента предупреждения терроризма его деятельности и управления этой работой.[23]

§2. Роль Управления ООН по наркотикам и преступности (ЮНОДК)

В контексте влияния ООН на предотвращение терроризма и борьбу с ним, ЮНОДК расширил программу работы для технической помощи по контртеррористической деятельности, которая основана на предписаниях, рекомендованных Комиссией ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию. В своей резолюции 59/153 от 20 декабря 2004 года Генеральная Ассамблея просила ЮНОДК активизировать свои усилия по оказанию технической помощи в области предупреждения терроризма и борьбы с ним на основе осуществления универсальных документов, касающихся терроризма.

На основе Руководства по разработке законодательства, касающегося универсальных конвенций и протоколов о борьбе с терроризмом, был подготовлен проект руководства по включению в законодательство положений универсальных документов, касающихся терроризма, и их выполнению. В дополнение к этому руководству планируется также разработать пособие. По проблематике международного сотрудничества ЮНОДК завершило составление типового закона о выдаче и приступило к работе над проектом типового закона о взаимной правовой помощи. Оба типовых закона являются важными дополнениями к существующим документам ЮНОДК по международному сотрудничеству в области технической помощи.

Кроме этого ЮНОДК осуществляет практические мероприятия по техническому сотрудничеству. В качестве примера можно привести деятельность комиссии в 2005 году.

В 26 стран, по их просьбе, были направлены миссии по налаживанию прямого двустороннего сотрудничества, основное внимание в ходе которых уделялось предоставлению юридических консультативных услуг по включению соответствующих положений международных документов в национальное законодательство, а также оказанию помощи в осуществлении законодательства, включая механизмы международного сотрудничества. Во исполнение резолюции 1373 (2001) Совета Безопасности в некоторых случаях эксперты ЮНОДК помогали государствам собирать материалы, необходимые для завершения работы над их докладами, которые будут представлены Контртеррористическому комитету.

«В соответствии с запросом, изложенным правительством Афганистана в своем дополнительном докладе Контртеррористическому комитету (S/2003/353), и во взаимодействии с афганскими властями ЮНОДК направило в Кабул миссию технической помощи на период с 5 по 12 июня 2004 года в целях предоставления афганским властям консультаций по вопросам принятия законодательных мер, необходимых для борьбы с терроризмом и транснациональной организованной преступностью…»[24] .

§3. Контртеррористический комитет (КТК)

Представляется, что результатом совместных действий государств стало решение о сосредоточении определенных полномочий в едином центре для эффективной реализации мер.

Резолюция Совета безопасности ООН от 28 сентября 2001 года № 1373, устанавливая определенные обязанности для государств, призывая к действиям во исполнение указанных в ней обязанностей, постановляет «учредить, в соответствии с правилом 28 своих правил процедуры, комитет Совета Безопасности, состоящий из всех членов Совета, для контроля за осуществлением настоящей резолюции, с использованием необходимых экспертов».

Структура органа представляет собой следующую систему. Комитет Совета Безопасности состоит из 15 членов Совета Безопасности. Во исполнение резолюции 1373 (2001) от 28 сентября 2001 года были избраны Председатель и заместители Председателя Комитета. В рамках органа учреждены подкомитеты: A, B и C. Все члены распределены по указанным подкомитетам следующим образом:

А: Бразилия, Дания, Российская Федерация, Филиппины, Франция;

В: Греция, Китай, Румыния, Соединенные Штаты Америки, Танзания;

С: Алжир, Аргентина, Бенин, Соединенное королевство Великобритании и Ирландии, Япония.[25]

В резолюции 1535 (2004) от 26 марта 2004 года Совет Безопасности одобрил доклад Контртеррористического комитета (КТК) об активизации его работы (S/2004/124) и учредил Исполнительный директорат Контртеррористического комитета (ИДКТК), с тем чтобы усилить способность Комитета контролировать осуществление резолюции 1373 (2001) и эффективно продолжать работу по наращиванию потенциала, которой он занимается. [26]

Необходимость активизации работы КТК, о которой говорится в вышеупомянутом докладе, особенно актуальна, поскольку КТК стал играть более инициативную роль в таких областях, как диалог с государствами-членами, оценка хода выполнения резолюции 1373 (2001), содействие оказанию технической помощи государствам-членам и поощрение более тесного сотрудничества и координации с международными, региональными и субрегиональными организациями.

КТК является вспомогательным органом Совета Безопасности. Он регулярно отчитывается перед Советом о своей деятельности как в письмах Председателя на имя Председателя Совета Безопасности, так и в устных докладах на заседаниях Совета Безопасности, посвященных терроризму.

Совет Безопасности направляет и контролирует работу КТК. Он регулярно рассматривает структуру и деятельность КТК. Совет просит КТК представлять его «программу работы» для сведения своих членов. Председатель КТК уведомляет Председателя Совета Безопасности о получении Комитетом доклада от государства-члена и о сроках отправки ответа КТК на этот доклад.

Резолюция 1373 (2001) имеет широкую сферу охвата, включающую национальное законодательство, внутренние исполнительные механизмы и международное сотрудничество. Для того чтобы государства могли сосредоточить свое внимание на принятии эффективных мер в областях, имеющих для них приоритетное значение, КТК определил для своей работы с государствами три этапа анализа:

Этап A

В первую очередь КТК устанавливает, имеется ли у государства эффективное законодательство по борьбе с терроризмом во всех областях деятельности, связанной с резолюцией 1373 (2001), уделяя особое внимание борьбе с финансированием терроризма.

КТК придает этому законодательству особое значение, поскольку без эффективной законодательной основы государства не могут создать исполнительный механизм предотвращения и пресечения терроризма и привлечения к судебной ответственности террористов и тех, кто оказывает им поддержку. Борьба с финансированием терроризма включена в Этап A в качестве одной из первоочередных задач, поскольку в пункте 1 постановляющей части резолюции 1373 (2001) этому аспекту борьбы с терроризмом уделяется особое внимание.

В целях обеспечения методического и последовательного подхода при рассмотрении третьих и последующих докладов государств особое внимание будет по-прежнему уделяться Этапу A до тех пор, пока у КТК не будет никаких дальнейших замечаний по этому этапу.

Этап B

После того как государства примут законодательство, охватывающее все аспекты резолюции 1373, можно будет перейти к следующему этапу. На этом этапе государство должно быть в полной мере готово к осуществлению резолюции 1373 (2001) в соответствии с его обязанностями и в рамках его суверенной юрисдикции, при этом оно должно укреплять его исполнительный механизм для обеспечения соблюдения его законодательства, связанного с резолюцией 1373 (2001).

С учетом накопленного опыта этап B может включать вместе с эффективным и скоординированным исполнительным механизмом деятельность, охватывающую все аспекты резолюции 1373 (2001) и, в частности, предотвращение вербовки членов террористических групп, передвижения террористов, предоставления им убежища и оказания любых других форм активной и пассивной поддержки террористам или террористическим группам.

Эффективный исполнительный механизм включает, в частности, следующее:

1. правоохранительные и разведывательные органы и для выявления, наблюдения и задержания тех, кто занимается террористической деятельностью, и тех, кто оказывает ей поддержку,

2. службы таможенного, иммиграционного и пограничного контроля для предотвращения передвижения террористов и предоставления им убежища, и

3. механизмы предотвращения доступа террористов к оружию.

Этап C

С учетом того, что в разных странах эта деятельность осуществляется в разных условиях, прогресс в деле решения этих первоочередных задач будет неоднозначным. КТК признает, что меры, принимаемые государствами, следует рассматривать на индивидуальной основе, однако он призывает все государства добиваться осуществления резолюции 1373 (2001) по возможности самыми быстрыми темпами.

Что касается дальнейших перспектив, то на каком-то этапе КТК необходимо будет рассмотреть вопрос о его диалоге с государствами, в которых уже имеется надлежащее законодательство, охватывающее все аспекты резолюции 1373 (2001), и надлежащие исполнительные механизмы для осуществления этого законодательства и которые уже не входят в число тех государств, которые требуют первоочередного внимания. В таких случаях КТК, возможно, перейдет к обеспечению контроля за Этапом C осуществления резолюции 1373 (2001), используя результаты, достигнутые на этапах A и B и охватывая оставшиеся области резолюции 1373 (2001).

После приобретения дальнейшего опыта осуществления этого процесса КТК может пересмотреть задачи, сформулированные выше.

В основе деятельности КТК лежит его «программа работы», принятая в результате консенсуса и представленная Совету Безопасности. Каждые 90 дней Комитет принимает новую «программу работы» и публикует ее как документ Совета Безопасности.

В вербальной ноте SCA20/01(6) от 26 октября 2001 года Председатель КТК просил государства информировать Комитет о мерах, принимаемых для выполнения постановляющей части и резолюции 1373 (2001). КТК рассматривает такие доклады и отвечает на них.

За редкими исключениями, Комитет собирается каждую неделю для подготовки окончательных вариантов проектов ответов на доклады государств и для рассмотрения других вопросов. КТК также стремится содействовать оказанию помощи в области борьбы с терроризмом и созданию условий для международного сотрудничества между государствами и межправительственными органами, занимающимися этими вопросами.

Заседания КТК являются закрытыми, однако Председатель регулярно проводит открытые брифинги, с тем, чтобы информировать государства-члены о работе Комитета.

Совет Безопасности в Декларации министров, содержащейся в приложении к его резолюции 1377 (2001), предложил КТК изучить возможные пути оказания государствам помощи и, в частности, рассмотреть возможность содействия распространению передового опыта, обеспечения доступности существующих программ технической, финансовой, нормативно-правовой и другой помощи и укрепления взаимодополняемости программ помощи и мероприятий международных, региональных и субрегиональных организаций — и все это в контексте резолюции 1373 (2001)[27] .

Задача КТК заключается в содействии техническому сотрудничеству между государствами, которые нуждаются в помощи в области борьбы с терроризмом, и другими государствами или организациями, которые в состоянии оказать такую помощь:

1.КТК создал базу данных об имеющейся помощи в области борьбы с терроризмом, которая находится на его веб-сайте. База данных КТК о возможностях получения помощи задумана как источник данных для государств, желающих получить доступ к информации, специализированному опыту и знаниям или технической помощи в любой из семи областей работы КТК, а также в других областях. Материалы, вводимые в базу данных, представляются КТК государствами, организациями и агентствами, желающими поделиться своим опытом в этой области. Она содержит копии законодательных актов и информацию об исполнительной практике. Она также содержит подробную информацию о программах подготовки кадров и оказания помощи. Она является средством предоставления нуждающимся в помощи государствам самой последней информации о том, где можно такую помощь получить.

2.Определенной части экспертов-консультантов КТК поручено заняться вопросами содействия в оказании государствам помощи. КТК ведет «Матричную таблицу учета просьб о помощи», которая позволяет на централизованной основе производить всестороннюю оценку потребностей государств в помощи, а также обеспечивает информацию о любых осуществляемых программах помощи, доведенных до сведения КТК.

КТК сам по себе не занимается оказанием помощи.

КТК ведет список советников-экспертов, оказывающих Комитету помощь в проведении анализа технических аспектов докладов государств.

КТК необходимы консультации экспертов в двух областях:

• анализ докладов государств;

• содействие оказанию помощи в области борьбы с терроризмом.

Эксперты КТК назначаются Секретариатом, а Комитет утверждает их. КТК разработал руководящие принципы для набора экспертов для Комитета. Председатель КТК направил их вербальной нотой государствам и межправительственным органам (SCA/20/01(4) от 23 октября 2001 года) и просил оказать экспертную поддержку работе Комитета в следующих областях:

• разработка законодательства;

• финансовое законодательство и практика;

• таможенное законодательство и практика;

• иммиграционное законодательство и практика;

• законодательство и практика, касающиеся экстрадиции;

• полиция и правоохранительная деятельность;

• незаконная торговля оружием;

• любые другие соответствующие особые области, включая помощь.

Эксперты КТК консультируют Комитет при анализе технических аспектов докладов государств. Эксперты готовят проекты ответов на эти доклады под руководством подкомитетов КТК.

Эксперты также устанавливают связи с государствами при необходимости оказания помощи в борьбе с терроризмом и контакты с потенциальными донорами в целях удовлетворения таких потребностей. Эксперты также участвуют в решении задачи по укреплению связей КТК с другими международными и региональными организациями, работающими в этой области.

Эксперты КТК работают под политическим руководством КТК и не занимаются разработкой политики Комитета.

Большую роль в контртеррористической деятельности играет взаимодействие КТК и ЮНОДК. Первый, в данном случае, выступает в роли посредника между государствами и ЮНОДК. Изучая отчеты стран – участниц комитет выясняет необходимость правовой помощи конкретным субъектам, после чего доводит до сведения ЮНОДК такую необходимость, которая, в свою очередь, осуществляет технические мероприятия по правовой помощи.

§4. Региональное сотрудничество

4.1 Сотрудничество в рамках Содружества Независимых Государств (СНГ)

Несмотря на то, что деятельность по объединению государств в рамках единой цели, как правило, оканчивается созданием централизованного органа, исполняющим от имени участников возложенные на него задачи, необходимо регулирование на уровне региона для непосредственной их реализации.

В целях координации усилий компетентных органов государств — участников Содружества Независимых Государств (СНГ) в борьбе с терроризмом и иными видами опасных преступлений начиная с 1991 г. был подписан целый ряд основополагающих межгосударственных нормативных актов. В их числе Соглашение «О концепции военной безопасности государств — участников Содружества Независимых Государств», представляющее собой совокупность согласованных и официально принятых взглядов на защиту государств — членов СНГ от внешних угроз, обеспечение территориальной целостности и политической стабильности, а также Соглашение «О взаимодействии в области предупреждения и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

В 1995—1996 гг. принята Концепция формирования информационного пространства Содружества Независимых Государств, включившая совокупность согласованных на межгосударственном уровне мероприятий и условий по развитию на взаимовыгодной основе межгосударственных информационных обменов в интересах сотрудничества государств — участников СНГ в согласованных сферах деятельности и в соответствии с международными принципами распространения информации, а также Концепция коллективной безопасности государств — участников Договора о коллективной безопасности, провозгласившая международный терроризм в качестве одного из основных источников военной опасности для стран СНГ[28] .

Во исполнение решения Совета глав государств СНГ 2000 г. создан Антитеррористический центр (АТЦ) государств — участников СНГ, утверждено Положение, определяющее правовой статус, основные задачи, функции, состав и организационные основы деятельности Центра. АТЦ является постоянно действующим специализированным органом Содружества Независимых Государств и предназначен для обеспечения координации и взаимодействия компетентных органов государств — участников СНГ в области борьбы с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма.[29]

В интересах более тесного взаимодействия правоохранительных органов и спецслужб в борьбе с наиболее опасными видами преступлений был сформирован Совет руководителей органов безопасности и специальных служб государств — участников Содружества Независимых Государств (СОРБ), который на своих заседаниях рассматривает и принимает стратегически важные нормативные акты, позволяющие повысить эффективность борьбы с терроризмом и иными преступными деяниями.

4.2 Шанхайская Организация Сотрудничества (ШОС)

26-го апреля 1996 года в Шанхае состоялась встреча глав пяти стран — Китая, России, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана, в результате которой было подписано “Соглашение между Китайской Народной Республикой и Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой, Российской Федерацией, Республикой Таджикистан об укреплении доверия в военной области в районе границы”. Она рассматривается как первая встреча глав “Шанхайской пятерки”.

«Международный вес этой организации определяется не только совокупным демографическим и территориальным потенциалом входящих в него стран, но и обозначившимся стратегическим партнерством двух ядерных держав и постоянных членов Совета Безопасности ООН – России и Китая. Это определяет роль ШОС в построении системы коллективной безопасности как в Средней Азии, так и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. ШОС является открытой организацией для приема новых членов, разделяющих ее основные принципы. Хотя вопросы безопасности были изначально решающими в формировании ШОС и остаются одними из наиболее приоритетных, в то же время было бы неверно расценивать ее как военную организацию. Такой статус неприемлем по причине участия входящих в ШОС стран в международных союзах и организациях с различными обязательствами. Так для Китая его участие – вообще исключение из правила, ибо эта страна традиционно исповедует политику неприсоединения к блокам каких-либо государств, придерживаясь самостоятельности и независимости во внешней политике.

Как отмечают многие эксперты, членство в ШОС во многом отвечает геополитическим интересам ее участников. Так некоторые инициативы ШОС, очевидно, нацелены на ослабление американского влияния в регионе, … и отвечает желанию России создать многополярный мир…»[30] .

В рамках ШОС для выполнения целей и задач Хартии Шанхайской организации сотрудничества (от 07.07.2002г.) созданы шесть постоянно действующих органов, из которых наибольший интерес, в соответствии с целями исследования, представляет Региональная антитеррористическая структура (РАС) государств — участников Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 года с месторасположением в городе Бишкеке (Кыргызская Республика) является постоянно действующим органом ШОС. РАС создан для содействия государствам – участникам путем:

1) обмена информацией;

2) выполнения запросов о проведении оперативно-розыскных мероприятий;

3) разработки и принятия согласованных мер для предупреждения, выявления и пресечения деяний, …, и взаимоуведомления о результатах их осуществления;

4) принятия мер по предупреждению, выявлению и пресечению на территории своего государства деяний, направленных против других Сторон;

5) принятия мер по предупреждению, выявлению и пресечению финансирования, поставок вооружения и боеприпасов, оказания иного содействия любым лицам и (или) организациям для совершения деяний, …»[31] и т.д., обмена информацией, представляющей взаимный интерес о:

1) готовящихся и совершенных деяниях, …, выявленных, а также пресеченных попытках их совершения;

3) организациях, группах и лицах, готовящих и (или) совершающих деяния, а также иным образом участвующих в этих деяниях, включая их цели, задачи, связи и иные сведения;

4) незаконном изготовлении, приобретении, хранении, передаче, перемещении, сбыте и использовании сильнодействующих ядовитых, отравляющих, взрывчатых веществ, радиоактивных материалов, вооружения, взрывных устройств, огнестрельного оружия, боеприпасов, ядерного, химического, биологического и др.

5) выявленных или предполагаемых источниках финансирования деяний,

6) формах, методах и средствах совершения деяний, »[32] .

4.3 Европейская деятельность

На сегодняшний день в рамках указанного региона наибольшую важность имеет Европейская конвенция о пресечении терроризма. Поскольку вопросы, касающиеся положений данной конвенции, в последнее время стали особенно актуальны, деятельность законодательных органов Европы активизировалась.

В частности, разработки в сфере правовых действий против терроризма начались с появлением Multidisciplinary Group on International Action against Terrorism (GMT) Многопорядковой Группы Международной Деятельности против Терроризма, правительственной комиссии экспертов. GMT определила круг приоритетных действий Совета Европы и разработала Протокол (от 15.05.2003г.) дополняющий Европейскую конвенцию 1977г.

В 2003 годуСоветЕвропыучредил Committee of Experts on Terrorism (CODEXTER) КомиссиюЭкспертов по Терроризму, которая ответственна за координацию и последовательность контртеррористических действий Совета Европы в правовом смысле. Приоритетные действия этого органа определяются GMT, которые дополнялись возможными сферами для дальнейших действий, определенных на 25–ой Конференции Европейских министров Юстиции, 9-10 октября 2003 года.

В июне 2004 года CODEXTER начал разработку проекта конвенции, направленную на предотвращение терроризма. Проект этой конвенции был подготовлен в феврале 2005 года, и Конвенция Совет Европы о пресечении терроризма была открыта для подписания на 3–ем Саммите глав государств и правительств, в рамках Совета Европы в Варшаве 16 мая 2005 года (на сегодняшний день конвенция подписана 35 странами и ратифицирована Российской Федерацией)[33]. Целями создания указанного акта являются:

«… усиление влияния сторон в предотвращении терроризма и его негативных последствий отражающихся на обладании всеми правами человека, а в особенности – праве на жизнь, как при принятии мер на национальном уровне, так и через международное сотрудничество, с должным уважением к существующим и применяемым многосторонним и двусторонним договорам и соглашениям между сторонами»[34] .

В структуре органов власти Европейского Союза создана должность европейского координатора антитеррористической деятельности. Координатор занимается разработкой единой стратегии защиты населения стран ЕС от угроз и акций со стороны террористических организаций[35]. Координатор по антитеррористической деятельности напрямую подчинен Верховному представителю ЕС по внешней политике и безопасности.

4.4 Информационная помощь

Безусловно, мировое сообщество насчитывает большое количество региональных организаций, в частности: Межамериканский комитет по борьбе с терроризмом (СИКТЕ), Организация американских государств (ОАГ) и др. Направление деятельности органов, созданных на основе регионального сотрудничества государств имеет множество общих черт. В частности, интересующий вопрос, касающийся терроризма, урегулирован согласно вертикали, то есть образования какого либо органа в рамках региона на основе существующих нормативных актов международного характера, имеющих большую юридическую силу по отношению к этой организации и фактического подчинения высшей структуре, например ООН (принятие Межамериканской конвенции о борьбе с терроризмом, присоединение к существующим универсальным конвенциям — Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма и др.).

Важным элементом, в рамках регионального сотрудничества, представляющим интерес, является Центр исследования терроризма (TheTerrorismResearchCentre (TRC)) – независимый институт, посвященный исследованию терроризма, информационной войне и безопасности и подобным проблемам. Основан в 1996 году. TRC представляет новое поколение исследований и анализов, сочетающих экспертизу с технологиями в целях максимилизации объема и глубины изучения для последующего практического применения. TRC поддерживает сеть специалистов из разных областей индустрии, правительства, академий в США, Объединенном Королевстве, Швеции, Аргентине, Франции и Австралии. В рамках органа существует множество общедоступных ресурсов: Интернет, объединяющий более 5000 сайтов, телевидение (CNN), печатные издания (WashingtonPost) и др. популярные новостные ресурсы, академические журналы, книги[36] .


Глава 3. Актуальные проблемы борьбы с терроризмом в современности

§1 Терроризм и права человека

В процессе контртеррористической деятельности безусловно остро встает вопрос о правах человека. Например, в отношении лиц, подозреваемых в совершении террористических актов, органами правосудия осуществляются беспрецедентные действия в рамках национального законодательства. Международные организации не могли не заметить подобную тенденцию. В ходе работы Комиссии ООН по правам человека в докладе (далее Докладе) «терроризм и права человека» подготовленном Специальным докладчиком г-жой Каллиопи К.Куфой на процессуальных правах человека заострено особое внимание: «В некоторых государствах лица, арестованные по подозрению в терроризме, могут быть лишены права на свидание. Речь может идти даже об отказе в сношении с собственным защитником или о таком серьезном ограничении права получения доступа к юридической помощи, включая обязательное присутствие официальных лиц при встречах адвоката с клиентом, как полный отказ в праве пользоваться помощью адвоката. Обвиняемый, как правило, содержится без права переписки и свиданий.»[37]

Возможно, подобные меры в определенных случаях и в отношении определенного круга лиц действительно необходимы. Но когда это принимает всеобъемлющий характер, создается впечатление, что в некоторых государствах высшие законодательные и правоприменительные органы начинают игнорировать основополагающие демократические принципы:

«Государствами могут предусматриваться специльные процедуры, допускающие проведение проверок документов, …и пр. актов, сопряженных как с посягательством на право неприкосновенности частной жизни. С серьезными посягательствами на права, могут столкнуться не только обвиняемые, но и многие совершенно непричастные лица» (цитата из указанного доклада).

Кроме этого актуальная проблема ограничения права на свободу слова, вероисповедания, передвижения в рамках работы Комиссии была также проанализирована и сделан вывод о том, что некие группы (считающиеся террористическими) в рамках определенного государства, выступая в поддержку определенной политической позиции, вступая в конфликт с генеральной линией политики Правительства вызывают подобную ситуацию (нарушение перечисленных прав). В этой связи возникает целый ряд проблем. В определенных государствах наблюдается нежелание акцентировании внимания на проблеме терроризма из-за страха последующего давления со стороны общественности на его политику, противоположная ситуация приведена выше. «В таких случаях имеются основания предположить, что государство либо бессильно, либо не желает — или же и то и другое – контролировать ситуацию, тем самым уклоняясь от своей первейшей обязанности обеспечивать защиту прав своего народа В подобных ситуациях ответственность за акты, совершаемые негосударственными субъектами, может нести само государство».

Самый злободневный вопрос современности – вопрос освещения террористической деятельности. Считается, что и само государство и негосударственные субъекты могут умышленно сеять страхи по поводу совершения против населения террористических актов, что в последующем может породить самое опасливое отношение к представителям определенной расы и религии. В этой связи, следует единственный вывод о том, что некоторые государства считают, что порождаемый ими расизм и религиозная нетерпимость отвечают их политическим интересам. В Докладе подобный подход называется «возмутительным», поскольку частично именно эта ситуация лежит в основе незаконных односторонних санкций и карательных мер и имеет глубокие последствия, отражающиеся на гражданских, политических, экономических, социальных и культурных правах как явным, так и не столь явным образом. Хотя, есть в этой ситуации некий побочный эффект, характеризующийся фразой, упомянутой в Докладе, «для меня борец за свободу, для тебя — террорист», не требующей каких — либо комментариев.

§2 Вовлечение личности в ряды радикальной организации

Для получения объективного представления о какой – либо проблеме необходимо рассмотреть её суть с разных позиций. Представляется, что объективность можно получить, попытавшись подойти к изучаемой теме из глубины.

В своей статье «Психологические особенности членов деструктивных и террористических (радикальных) групп»[38], психолог, Михаил Вершинин предложил своё научное исследование, о котором речь пойдет ниже.

Поскольку в рамках рассматриваемой темы вопрос о деструктивных организациях — культах не исследуется, ниже будет приведен лишь анализ части работы, касающейся вовлечения личности в террористическую организацию.

Люди, вступающие в ряды радикальной группировки (террористы) — это выходцы из разных социальных слоев и жизненных сфер. Существует определенный набор личностных черт, которыми должны обладать члены радикальных групп. Есть основания полагать, что эти черты во многом сходны с теми, которые отличают приверженцев религиозных культов. Резкие изменения, происходят при вступлении в террористическую организацию, поскольку человек отказывается от принадлежности к определенной социальной группе, порывает с обществом и принужден вести подпольное существование.

Согласно статистическим исследованиям, касающимся полового соотношения участников, в террористических группах ситуация выглядит следующим образом – 75% мужчины. В последние 5-6 лет женщины в радикальных организациях стали привлекаться к активной террористической деятельности, как террористы-смертники, раньше их деятельность сводилась к «подготовке и планированию» террористических актов, а не к участию.

Через «возвышенные мотивы» обычно вовлекают молодежь, которая, в силу умственной и моральной незрелости, легко принимает радикальные национальные, социальные или религиозные идеи. Вовлекают ее чаще всего через тоталитарные (т.е. полностью подавляющие волю людей и подчиняющие их только воле «вождя» «учителя»), религиозные или идеологические секты типа «Аум Синрике» или «Красных бригад». Длительное нахождение членов террористических или культовых групп в конспиративной обстановке при интенсивной террористической (религиозной) тренировке, включающей и специальные (ведущие к реформированию мышления) технологии психологической обработки, приводит к появлению специфической среды, которую, по аналогии с уголовной средой, можно назвать террористической средой с особым типом сознания людей, составляющих эту среду.

Генезис формирования и динамики поведения «вовлеченной» личности напрямую зависит от таких факторов как воспитание, образование, мироощущение, возможности самореализации в современной жизни, общества, которое окружает данную личность. Механизм террора заложен в человеке очень глубоко, замаскирован пластами словесных обоснований. Чаще всего террористическим действиям дает толчок чувство безвыходности из той ситуации, в которой оказалось некое меньшинство, психологический дискомфорт, который побуждает его оценивать свое положение как драматическое. Так, вербовка в культы проходит с личностями, которые находятся в сильном эмоциональном дисбалансе, как правило, это стресс, вызванный тяжелыми переживаниями после трагического события, развода, гибели близкого человека, потери работы и т.п. При всем различии террористических и культовых группировок всех их объединяет слепая преданность членов организации ее задачам и идеалам. Можно подумать, что эти цели и идеалы мотивируют людей к вступлению в организацию. Но это оказывается совсем не обязательно. Цели и идеалы служат рациональному объяснению принадлежности к данным организациям. Настоящая причина — сильная потребность во включенности, принадлежности группе и усилении чувства самоидентичности.

Обычно членами радикальных (террористических) организаций становятся выходцы из неполных семей, люди, которые по тем или иным причинам испытывали трудности в рамках существующих общественных структур, потеряли или вообще не имели работу. Чувство отчуждения, возникающее в подобных ситуациях, заставляет человека присоединиться к группе, которая кажется ему столь же асоциальной, как и он сам. Общей чертой террористов и культистов является, таким образом, сильная потребность во включенности в группу подобных людей, связанная с проблемами самоидентичности.

Понятно, что членом радикальных группировок не становятся сразу. Прежде чем стать членом радикальной и деструктивной организации, человек проходит через апатию и другие формы социальной дезадаптации. Идентификация с асоциальной группой обеспечивает таким людям социальную роль, хотя и негативную. Порвать с группой для данной «вовлеченной» личности почти невозможно — это равносильно психологическому самоубийству. «Вовлеченная» личность имеет столь низкую самооценку, что для него отказаться от заново обретенной самоидентификации практически невозможно. Эти вовсе не авторитарные люди становятся, таким образом, членами жестко авторитарных групп. Включаясь в такую группу, они обретают защиту от страха перед авторитаризмом. При этом любое нападение на группу воспринимается ими как нападение на себя лично. Соответственно любая акция извне значительно увеличивает групповую сплоченность. Об этом необходимо помнить, организуя информационную борьбу с террористическими и культовыми организациями.

Подобная ситуация (процесс) побуждает «вовлеченных» личностей к нанесению ударов по обществу и врагу, кто бы им ни считался. Врага определяют лидеры-гуру организации. Они намечают мишени, а также методы нападения, которые следует использовать. Одновременно определенным группам населения (оппозиционным государству и т.п.), дают понять, что в обмен на обязательства, взятые на себя террористической организацией, эти группы тоже должны взять на себя обязательство поддержки террористов. Возникает своеобразная круговая порука, позволяющая лидерам террористов требовать от указанных групп финансирования, снабжения, укрывательства, поставки рекрутов и т.п. Этим в террор прямо или косвенно втягиваются уже большие группы населения, создающие его социальную базу и затрудняющие создание в обществе сопротивления насилию.

Такая насильственная радикальная среда, состоящая из идеологического центра, специальных формирований и социальной базы — уже достаточно эффективный инструмент в руках тех, кто ее контролирует.


Заключение

За время подготовки настоящей работы в мире было совершено несколько террористических актов, в результате которых была прервана жизнь сотен людей (многочисленные акты в Ираке, в Египте и др.).

Акты терроризма, составляющие по своей сути международные преступления, наносят непоправимый ущерб международному правопорядку в целом. Это обстоятельство требует консолидации усилий целого ряда государств в масштабах региона либо всего мира. Современное международное право выработало целый ряд международных конвенций универсального и регионального характера, которые на основе четких критериев устанавливают в качестве предмета своего правового регулирования взаимное сотрудничество государств в борьбе с международным терроризмом.

Международными организациями принимается меры о противодействии едва ли не каждый час. Представители каждого государства, столкнувшиеся с проблемой терроризма прекрасно понимают необходимость сотрудничества. При решении этих вопросов часто возникают проблемы, связанные с экономическими взаимоотношениями между государствами – участниками, либо с субъективными интересами одного государства. Лишь при реальном сотрудничестве (не декларативном) появится способность объективного решения именно этой проблемы, не взирая на косвенные, по отношению к первой.

Правоприменители часто говорят о необходимости жестких и решительных мер и воспринимают это как средство борьбы с терроризмом. Представляется, что это неэффективное средство для борьбы именно с явлением, и в своей работе я попытался проанализировать основные аспекты этой проблемы, чтобы показать, что суть коренится в относительном безразличии государств и международных организаций к социальным проблемам населения (я не имею в виду материальную сторону вопроса).

Безусловно, нормативное регулирование мыслей человека возможно в условиях жесточайшего контроля тоталитарного государства под угрозой ответственности за инакомыслие. Поскольку в реальной действительности происходит построение демократических государств и декларирование установления прав человека наивысшей ценностью, предполагается, что и решение проблемы должно проходить в этом ракурсе. Я имею в виду построение такой социальной и правовой базы для населения, которые исключают проявление радикальных мыслей. На современном этапе звучит совершенно утопически.

На основании вышенаписанного считаю, что задачи, поставленные перед началом исследования, выполнены: основы работы по борьбе с международным терроризмом представлены, основные проблемы представлены и проанализированы.

Закончить считаю необходимым следующим. Проблема законодательства, как было выше упомянуто, как правило, решается по принципу модельности (более низший акт строится на основе высшего). Что же можно добавить, если пример таков:

Устав ООН был создан для того, чтобы регулировать отношения между государствами. И он запрещает использование силы за двумя исключениями: первое — самозащита, оборона страны, второе — операции в рамках статьи 7 устава, известные как миротворческие операции или операции по поддержанию и установлению мира. В уставе ООН нет даже и представления о том, что речь может идти об обороне государства от отдельного человека или группы людей. Подобными вопросами всегда занималось уголовное законодательство. И ответ на действия подобных лиц был ответ со стороны правоохранительных органов, не военных.


Список использованной литературы

Нормативно – правовые акты

1. Устав Организации Объединенных Наций (Сан-Франциско, 26 июня 1945 г.), ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

2. Резолюция СБ 1373(2001) от 28 сентября 2001г., ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

3. Резолюция СБ 1378(2001) от 12 сентября 2001г., ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

4. Резолюция СБ 1438(2002) от 14 октября 2002 г., ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

5. Резолюция СБ 1440(2002) от 24 октября 2002 г., ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

6. Резолюция СБ 1450(2002) от 13 декабря 2002 г., ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

7. Резолюция СБ 1455(2003) от 17 января 2003 г., ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

8. Резолюция СБ 1456(2003) от 20 января 2003 г., ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

9. Конвенция Лиги Наций по предотвращению и наказанию актов терроризма, 1937 (не вступила в силу)

10. Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (Гаага, 16.12.1970), ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

11. Конвенции по борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (Монреаль, 23.09.1971), ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

12. Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов (Нью-Йорк, 14.12.1973г.), ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

13. Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом (Нью-Йорк, 15.12.1997), ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

14. Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма (принята резолюцией 54/109 Генеральной Ассамблеи ООН от 9.12.1999), ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

15. Конвенция Совета Европы о пресечении терророизма, Варшава 16.05.2005, ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

16. Европейская конвенция о пресечении терроризма, Страсбург, 27.01.1977, ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

17. Хартия Шанхайской организации сотрудничества, Санкт Петербург, 07.06.2002, ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

18. Шанхайская Конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, Шанхай, 15.06.2001, ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

19. Венская декларация и программа действий, Вена, 25.06.1993г., ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

20. Соглашение о Концепции военной безопасности государств-участников Содружества Независимых Государств (Бишкек, 9 октября 1992 г.), ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

21. Соглашение о взаимодействии в области предупреждения и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера (Минск, 22 января 1993 г.), ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

Учебники и учебные пособия

22. А.Э. Жалинский. Терроризм. М., 2000

23. Белая книга российских спецслужб. М., 1995

24. Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия. Исторические аспекты возникновения. М.,2003

25. М.Монтень, Опыты, в трех книгах, М.,1981

26. В.В. Лунеев. Юридическая классификация терроризма. СПб.1998

27. В. Малиссон, С. Малиссон. Международный терроризм. М., 2001

28. Дипломатический вестник, 1999, № 11

29. Доклад Генерального секретаря «Укрепление международного сотрудничества и технической помощи в деле содействия осуществлению универсальных конвенций и протоколов, касающихся терроризма, в рамках деятельности Управления Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности», Четырнадцатая сессия, Вена, 23–27 мая 2005 года,

30. Доклад о ходе работы Комиссии по правам человека, подготовленный Специальным докладчиком г-жой Каллиопи К.Куфой, «Терроризм и права человека»

31. Емельянов В.П. Терроризм и преступления с признаками терроризирования: уголовно-правовое исследование. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002.

32. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (отв. ред. Рарог А.И.).-«Проспект», 2004

33. Международное сотрудничество в области борьбы с терроризмом: Сборник правовых актов. № 10. М., 1998.

34. Международное право в документах. 2000 г.

35. Московский журнал международного права. 2003. № 1.

36. С.А. Эфиров, А.В. Наумов. Характеристика терроризма. СПб.1999

37. «Суицидный терроризм». // Уголовное право, М., Норма, 2002. № 3

38. Прокофьев Н. В. К вопросу о борьбе с международным терроризмом на территории иностранных государств. // Московский журнал международного права. 2003. № 1.

39. Schmid A.P., Jongman A.J. at al. Political Terrorism: A New Guide to Actors, Authors Concepts, Data Bases, Theories and Literature. 2nded. Amsterdam: North-HollandPublishingCompany, 1988.

Научные статьи

40. www.biometrica.tomsk.ru/ftp/dict/encyclo/18/terror.htm, Алберт Дж. Лонгман / Алекс П. Шмидт, Словарь по правам человека, 24.04.2006

41. bookz.ru/authors/6ilov-sergei/sh12.html, Сергей Шилов. Концепция борьбы с международным терроризмом в системе международного гуманитарного права, 24.04.2006

42. www.un.org/russian/documen/scdocs/committees/1373/action.html, «Деятельность Организации Объединенных Наций в области борьбы с терроризмом»15.05.2006

43. anthropology.ru/ru/texts/yachlov/terror.html, Яхлов А.В., «Терроризм и международные отношения в первой половине XX века», 24.04.2006

44. www.unodc.org/unodc/terrorism_definitions.html, 24.04.2006

45. www.un.org/russian/documen/scdocs/committees/1373/composition.html «Состав Контртеррористического комитета», 15.05.2006

46. www.un.org/russian/documen/scdocs/committees/1373/cted.htm, «Исполнительный директорат Контртеррористического комитета (ИДКТК)», 15.05.2006

47. www.un.org/russian/documen/scdocs/committees/1373/help.html, «Как КТК может помочь государствам?», 15.05.2006

48. www.krugosvet.ru/articles/107/1010706/1010706a2.htm, «Проблемы и перспективы ШОС», Михаил Липкин, 15.05.2006

49. www.coe.int/T/E/Legal_affairs/Legal_co-operation/Fight_against_terrorism/, «Fight against Terrorism», 15.05.2006

50. www.polit.ru/news/2004/03/13/terror.html, «Борьбой с террризмом в ЕС займется особая структура», 15.05.2006

51. www.anti-terrorist.be/kriatonpage.php?pageid=640, Полная хроника террористических актов 1968-2001 гг., 15.05.2006

52. www.guelman.ru/artists/mg/russian-way-book/, Марат Гельман «Русский способ (Терроризм и масс-медиа в третьем тысячелетии)», 15.05.2006

53. www.terrorism.com/modules.php?op=modload&name=About&file=index, «Terrorism Research Center», 15.05.2006


[1] Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия. Исторические аспекты возникновения. М., 2003.

[2] С.А. Эфиров, А.В. Наумов. Характеристика терроризма. СПб.1999 С.13

[3] А.Э. Жалинский. Терроризм. М., 2000. С. 15

[4] В. Малиссон, С. Малиссон. Международный терроризм. М., 2001. С. 61

[5] www.biometrica.tomsk.ru/ftp/dict/encyclo/18/terror.htm, Алберт Дж. Лонгман / Алекс П. Шмидт, Словарь по правам человека, 24.04.2004

[6] Прокофьев Н. В. К вопросу о борьбе с международным терроризмом на территории иностранных государств. // Московский журнал международного права. 2003. № 1. С. 49; Устинов В. В. Указ. соч. С. 310.

[7] bookz.ru/authors/6ilov-sergei/sh12.html, Сергей Шилов, «Концепция борьбы с международным терроризмом в системе международного гуманитарного права», 24.04.2006

[8] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (отв. ред. Рарог А.И.).-«Проспект», 2004г., ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

[9] www.akts.ru/kodeks-prestupleniy-protiv-mira-3.html, Кодекс преступлений против мира и безопасности человечества (проект) (принят в 1954 г. На 6-ой сессии комиссии международного права оон), 24.04.06

[10] www.unodc.org/unodc/terrorism_definitions.html, Definitions of Terrorism, 24.04.06

[11] Емельянов В. П. Терроризм и преступления с признаками терроризирования: уголовно-правовое исследование. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. С. 24.

[12] преамбула резолюции 1373(2001) от 28 сентября 2001 г., п. 1 резолюции 1378(2001) от 12 сентября 2001 г., преамбула резолюции 1438(2002) от 14 октября 2002 г., резолюции 1440(2002) от 24 октября 2002 г., преамбула и пар. 1 резолюции 1450(2002) от 13 декабря 2002 г., преамбула резолюции 1455(2003) от 17 января 2003 г., ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

[13] п. 3 резолюции 1438(2002) от 14 октября 2002г., п. 4 резолюции 1440(2002) от 24 октября 2002 г., п. 3 резолюции 1450(2002) от 13 декабря 2002 г., ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

[14] п. 3 резолюции 1456(2003) от 20 января 2003г., ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

[15] преамбула резолюции 1456(2003) от 20 января 2003г., ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

[16] п. 3(g) резолюции 1373(2001) от 28 сентября 2001 г. ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

[17] Белая книга российских спецслужб. М., 1995. С. 148.

[18] anthropology.ru/ru/texts/yachlov/terror.html, Яхлов А.В., «Терроризм и международные отношения в первой половине XX века», 24.04.2006

[19] «Суицидный терроризм». // Уголовное право, М., Норма, 2002. № 3. С. 89

[20] В.В. Лунеев. Юридическая классификация терроризма. СПб.1998. С. 42

[21] Венская декларация и программа действий (Вена, 25 июня 1993 г.), п.17, ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

[22] Заявление участников Московской Конференции министров стран «восьмерки» о противодействии терроризму // Дипломатический вестник, 1999, № 11, с. 18

[23] www.un.org/russian/documen/scdocs/committees/1373/action.html, «Деятельность Организации Объединенных Наций в области борьбы с терроризмом», 15.05.2006

[24] Доклад Генерального секретаря «Укрепление международного сотрудничества и технической помощи в деле содействия осуществлению универсальных конвенций и протоколов, касающихся терроризма, в рамках деятельности Управления Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности», Четырнадцатая сессия, Вена, 23–27 мая 2005 года

[25] www.un.org/russian/documen/scdocs/committees/1373/composition.html, «Состав Контртеррористического комитета», 15.05.2006

[26] www.un.org/russian/documen/scdocs/committees/1373/cted.htm, «Исполнительный директорат Контртеррористического комитета (ИДКТК)», 15.05.2006

[27] www.un.org/russian/documen/scdocs/committees/1373/help.html, «Как КТК может помочь государствам?», 15.05.2006

[28] Международное сотрудничество в области борьбы с терроризмом: Сборник правовых актов. № 10. М., 1998.

[29] Международное право в документах. 2000 г. (раздел 7)

[30] www.krugosvet.ru/articles/107/1010706/1010706a2.htm, «Проблемы и перспективы ШОС», Михаил Липкин, 15.05.2006

[31] Шанхайская Конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (Шанхай, 15 июня 2001 г.), ст.6, ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

[32] Шанхайская Конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (Шанхай, 15 июня 2001 г.), ст.7, ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

[33] www.coe.int/T/E/Legal_affairs/Legal_co-operation/Fight_against_terrorism/, «fight against Terrorism», 15.05.2006

[34] Конвенция Совета Европы о пресечении терроризма от 16.05.2005г., ст.2, ГАРАНТ – справочная правовая система, версия 5.5е

[35] www.polit.ru/news/2004/03/13/terror.html, «Борьбой с террризмом в ЕС займется особая структура», 15.05.2006

[36] www.terrorism.com/modules.php?op=modload&name=About&file=index, Terrorism Research Center, 15.05.2006

[37] Терроризм и права человека, Доклад о ходе работы, подготовленный Специальным докладчиком г-жой Каллиопи К.Куфой, С.46

[38] www.follow.ru/article/339, М. Вершинин,«Психологические особенности членов деструктивных и террористических (радикальных) групп», 18.05.2006

еще рефераты
Еще работы по международным отношениям