Реферат: Учебник по международному частному праву

ГЛАВА 1
ПОНЯТИЕ, ПРЕДМЕТ И СИСТЕМА МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
§ 1. Понятие международного частного права. § 2. Содержание международного частного права. § 3. Природа норм международного частного права и его место в системе права. § 4. Исходные начала российской доктрины международного частного права. § 5. Система международного частного права. § 6. Обзор литературы по международному частному праву
ЛИТЕРАТУРА
Перетерский И. С., Крылов С. Б. Международное частное право.— М., 1959.— С. 5—19; Лунц Л. А. Курс международного частного права. Общая часть.— М., 1973.— С. 11—60; Лунц Л. А; Марышева Н. И., Садиков О. Н. Международное частное право.— М., 1984.— С. 3—17;
Гчленская Л. Н. Международное частное право.— Л., 1983; Международное частное право/Под ред. Г. К. Матвеева.— Киев, 1985.— С. 5— 36; Корецкий В. М. Избранные труды.— Кн. 1.— Киев, 1989.— С. 224— 225; Кн. 2.— С. 4—125; Перетерский И. С. Система международного частного права//Сов. государство и право.— 1946.— № 8—9.— С. 17—30; Садиков О. Н. Развитие советской науки международного частного права//Ученые записки ВНИИСЗ.— Вып. 23.— 1971.— С. 78—90; Международное частное право: Современные проблемы.— Кн. 1—2/ Отв. ред. М. М. Богуславский.— М., 1993; Лебедев С. Н. О природе международного частного права//Сов. ежегодник международного права. 1979.— М., 1980.— С. 61—80; Брагинский М. И. О природе международного частного права//Проблемы совершенствования советского законодательства. Труды ВНИИСЗ.— 24.— М., 1982.— С. 146—160; Маковский А. Л. Проблема природы международного частного права в советской науке//Труды ВНИИСЗ.—29.— М., 1984.— С. 206—224; Иссад М. Международное частное право/ Пер. с фр.— М., 1989.— С. 24; Чешир Дж; Норт П. Международное частное право.— М., 1982.— С. 17—30.
§ 1. ПОНЯТИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
1. Международное частное право неразрывно связано с расширением международного торгово-экономического,
научно-технического и культурного сотрудничества. Важную роль в правовом регулировании этого сотрудничества призваны играть нормы международного частного права, значение которого возрастает по мере углубления международных хозяйственных связей, развития новых организационных форм в различных областях международного делового сотрудничества.
На развитие международного частного права оказывают влияние основные факторы современной действительности.
Во-первых, это интернационализация хозяйственной жизни. Объективный процесс интернационализации современного мирового хозяйства требует и нового уровня многосторонних экономических отношений. Характерный пример в этом плане дает развитие Европейского континента. Непосредственным проявлением интернационализации хозяйственной жизни является широкое развитие разностороннего экономического и научно-технического сотрудничества. Если на рубеже XIX и XX веков оно ограничивалось исключительно торговлей, то на рубеже XX и XXI веков — это не только обмен товарами и услугами, это промышленное сотрудничество, включающее в себя совместные предприятия, совместное производство, специализацию и лицензирование, это — широкая гамма научно-технического сотрудничества, проведение совместных исследований и разрабо-
ток-
Во-вторых, это резкое усиление миграции населения вследствие войн, всякого рода конфликтов, политических и национальных причин, а также с целью трудоустройства, получения'образования.
В-третьих, научно-технический прогресс, с одной стороны, благодаря достижениям в области коммуникаций, транспорта и связи приблизил континенты и страны и тем самым облегчил общечеловеческое общение; развитие радио, телевидения, видеотехники, использование спутников для вещания сделали возможным транснациональное использование информационных данных, достижений науки, техники и культуры, а успехи в освоении космоса — коммерциализацию космоса; с другой стороны, отрицательные последствия научно-технического прогресса, как показали трагедии в Чернобыле и Бхопале, загрязнение окружающей среды не могут быть ограниче
ны пределами территории какого-либо одного государства.
' Для международного частного права большую роль 'играет гуманизация международных отношений. В центре внимания всех государств — участников международного общения должны быть человек, его заботы, права и свободы.
Взаимозависимость государств находит свое выражение в расширении сотрудничества в самых различных сферах, в резко увеличившемся объеме общения, контактов между людьми независимо от их гражданства и места проживания.
В решении задач развития сотрудничества с различными странами важная роль принадлежит праву, правовым методам и средствам.
Специфика международного частного права состоит в том, что при сохранении различия в правовых системах государств именно международное частное право с помощью так называемых коллизионных норм (см. ниже) призвано определить, право какого государства подлежит применению в соответствующих случаях.
2. В конце 80-х — начале 90-х годов в СССР, а затем в России произошли глубокие изменения в правовом регулировании внешнеэкономической деятельности. Предоставление прав внешнеэкономической деятельности промышленным предприятиям, производственным кооперативам, развитие кооперационных отношений с организациями и фирмами других стран, создание совместных предприятий — все это открывало новые перспективы для активного взаимодействия и дальнейшего развития международного сотрудничества на уровне предприятий. В ходе экономической реформы и наши предприятия за рубежом, и иностранные фирмы в РФ получили более широкие возможности для осуществления инвестиционной и коммерческой деятельности, для использования различных форм совместного предпринимательства.
Все это имело принципиальное значение для дальнейшего развития международного частного права, для повышения его роли в деле правового обеспечения экономического, научно-технического сотрудничества между субъектами права различных государств.
Распад Советского Союза, создание и становление

права применяются нормы, сформулированные первоначально в качестве правил международного договора, а затем трансформированные в нормы внутреннего законодательства. Возьмем в качестве примера международные договоры, содержащие унифицированные материально-правовые нормы, роль и значение которых в области международного частного права все время возрастают. Государства — участники такого договора- обязались ввести эти нормы в свое внутреннее законодательство. Тем самым данные нормы следует рассматривать как составную часть содержания международно-правовых обязательств государств. В то же время эти нормы нельзя не признать и нормами гражданско-право-выми, поскольку их назначение — регулировать отношения гражданско-правового характера. И в конечном счете указанные нормы станут регулировать такие отношения субъектов из различных государств— участников международного договора. Таким образом, в двойственной природе подобных унифицированных норм международных договоров, предназначенных для единообразного регулирования имущественных отношений с иностранным (международным) элементом, также проявляется правовая связь между международным публичным и международным частным правом. / "S современной доктрине общепризнанным является 'положение о том, что роль международных договоров i как источников международного частного права повышается. Во второй половине XX века число международных договоров, как многосторонних, так и двусторонних, содержащих нормы по вопросам международного частного права, резко возросло. Особенно это проявляется в области международного торгового права. Более того, появилась новая проблема, получившая отражение в литературе,— проблема -устранения коллизий, возникающих между этими договорами.
Связь между международным публичным и международным частным правом проявляется и в том, что в международном частном праве используется целый ряд общих начал международного публичного права. Определяющее значение здесь имеют прежде всего принципы суверенитета государств, невмешательства во внутренние дела, недопущения дискриминации (принцип недискриминации). В области международного частного права,
12

нормы которого в значительной степени формируются каждым государством самостоятельно, большое значение имеет принцип соблюдения каждым государством как своих договорных обязательств, так и общеобязательных для всех государств норм и принципов международного права. В нашей литературе на это справедливо обращал внимание С. Н. Лебедев.
Исходные начала международного частного и международного публичного права едины. Целеустремленность обоих, писал И. С. Перетерский, является однородной. Устанавливая нормы по вопросам международного частного права, наше государство исходит из стремления к миру и сотрудничеству. Эта же политика находит свое выражение и в международных договорах, заключаемых Россией, i
Применяемые нашим государством нормы как международного частного права, так и международного публичного права направлены на правовое оформление экономических, научно-технических и культурных связей РФ с другими странами, служат развитию широкого международного сотрудничества. В практике международных отношений эти нормы, а также соответствующие методы регулирования часто взаимодействуют, сохраняя при этом свою специфику и самостоятельное значение.
В ряде случаев и международное частное право, и международное публичное право регулируют общий комплекс одних и тех же отношений, но с использованием своих специфических для каждой из этих систем методов. Взаимосвязь норм международного частного права и норм международного публичного права проявляется, в частности, в том, что содержание контрактов, относящихся к области международного частного права, в какой-то его части может быть предопределено теми соглашениями, которые были заключены между правительствами. В то же время каждый контракт имеет самостоятельное юридическое значение. На практике в приведенном нами примере категории международного публичного права и категории международного частного права применяются совместно.
В литературе конца XIX века нередко содержались утверждения, согласно которым в коллизионных принципах lex loci actus (закон места совершения акта)
13

и lex rei sitae (закон местонахождения вещи) или же в принципе автономии воли сторон усматривались нормы международного обычного права.
Выдвинутые крупными юристами-международниками Э. Цительманом и Ф. Каном в конце прошлого века теории такого рода так и остались теоретическими построениями, не получившими подтверждения в международно-правовой практике, поскольку каждое государство устанавливало в своем законодательстве, по каким вопросам должны быть введены коллизионные нормы и каково должно быть содержание таких норм. Швейцарские юристы К. Келлер и К. Сир исходят из того, что такие якобы обычные международно-правовые нормы могут в одностороннем порядке изменяться автономным правом отдельного государства или же вообще не применяться.
Таким образом, нельзя утверждать, что в общем международном праве имеются обязательные императивные нормы (jus cogens), предписывающие какое право подлежит применению к правоотношению с иностранным элементом.
Следует остановиться и на другом вопросе соотношения общего международного права с международным частным правом, ставшем весьма актуальным в последние годы. Речь идет о проблеме экстерриториального применения национального права. В определенных, строго ограниченных случаях с согласия одного государства на его территории могут осуществляться действия органов другого государства, применяться иностранные правовые нормы (например, при исполнении иностранных судебных решений).
Новая ситуация возникла в связи с тем, что экстерриториальное применение картельного, валютного, внешнеэкономического законодательства, в частности законодательства об экспортном контроле одной страны в другой, вступает в конфликт с законодательством этой другой страны. «В результате такой ситуации,— как совершенно справедливо отмечали К. Келлер и К. Сир,— отечественное государство может перестать стать хозяином в собственном доме, в то время как иностранное государство прямым или косвенным образом будет направлять внутреннюю хозяйственную политику». В этих слу

чаях возникает вопрос о нарушении принципа государственного суверенитета и принципа невмешательства во внутренние дела других государств.
§ 2. СОДЕРЖАНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
1. Наша отечественная доктрина исходит из того, что нормы международного частного права регулируют граж-данско-правовые, семейные и трудовые отношения с иностранным, или международным, элементом. Таким образом, речь идет о гражданско-правовых отношениях, понимаемых в широком смысле и выходящих за пределы одного государства. Говоря об имущественных и иных связанных с ними отношениях, необходимо подчеркнуть, что регулирование гражданско-правовых отношений между лицами каких-либо двух государств тесно связано с общим состоянием внешнеполитических отношений между этими государствами.
Прежде всего следует остановиться на том, что понимается под таким иностранным (международным) элементом в имущественных отношениях. Можно привести три основные группы имущественных отношений, для которых характерно наличие такого элемента:
а) имущественные отношения, субъектом которых выступает сторона, по своему характеру являющаяся иностранной. Это могут быть гражданин иностранного государства, иностранная организация или даже иностранное государство. Например, внешнеэкономическое объединение «Союзхимэкспорт» заключает договор с английской фирмой о продаже партии товаров. Иностранным элементом в данном случае будет то, что стороной в таком договоре выступает английская фирма;
б) имущественные отношения, когда все их участники принадлежат к одному государству, но объект (например, наследственное имущество), в связи с которым возникают соответствующие отношения, находится за границей;
в) имущественные отношения, возникновение, изменение или прекращение которых связаны с юридическим фактом, имеющим место за границей (причинение вреда, заключение договора, смерть и т. д.).

Можно привести следующий пример. Группа наших туристов в Париже после прогулки на катере по Сене переходила, для того чтобы высадиться на берег, через баржу. Настил на барже не был закреплен, и 14 человек провалились в трюм с трехметровой высоты и получили серьезные увечья. Возникло обязательство по возмещению вреда.
Отечественная доктрина относит к международному частному праву вопросы так называемого международного гражданского процесса. Она исходит из того, что иностранный элемент в гражданском деле (а к гражданским делам в РФ относятся и семейные, и трудовые дела) порождает определенные процессуальные последствия.
, 2. Исторически основу международного частного права всегда составляли так называемые коллизионные нормы. Существенной особенностью регулирования гражданско-правовых отношений с иностранным элементом является то, что в ряде случаев нормы международного частного права на содержат прямого ответа, прямого предписания о том, как нужно решить тот или •иной вопрос. Эти нормы указывают лишь, какое законо-
' дательство подлежит применению. Нормы такого рода называются коллизионными (см. гл. 3).
Типичным примером применения коллизионных норм в нашей практике является следующее дело. Всесоюзное объединение «Сов-экспортфильм» заключило договор с английской фирмой «Ромулус филмс лтд.» о прокате в Великобритании советского кинофильма «Спящая красавица». В связи с утратой одной части фильма английская фирма в 1967 году предъявила иск к объединению о возмещении убытков. Вопросы возмещения убытков в контракте определены не были. Возникает, в частности, вопрос о том, должны ли возмещаться положительный ущерб и так называемая упущенная выгода в случае фактической невозможности исполнения, если такая невозможность возникла по вине одной из сторон. Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно знать, какое право подлежит применению по данному контракту. Поскольку договор был заключен в Лондоне, к нему были применены нормы английского права.
Коллизионные нормы с юридико-технической точки зрения представляют собой наиболее сложные нормы, входящие в область международного частного права. Совокупность таких норм, применяемых каждым государством, составляет коллизионное право. Наша доктрина исходит из того, что международное частное право не может быть сведено только к коллизионному праву. Коллизионное право составляет часть международного частного права, часть наиболее сложную и весьма существенную, но коллизионными вопросами содержание

международного частного права отнюдь не исчерпывается.
3. В сферу международного частного права необходимо включить все нормы, регулирующие гражданско-пра-вовые отношения с иностранным элементом. Так следует сделать потому, что определяющее значение имеет сам характер отношений, предмет регулирования, а не метод регулирования. Может применяться несколько методов, при этом один метод не исключает применения другого. Материально-правовой метод и коллизионный метод — это два способа регулирования отношений с иностранным элементом, причем наиболее совершенным является первый способ (см. гл. 3), при котором происходит непосредственное применение материальной нормы без обращения к коллизионной норме. Исходя из такого подхода, к международному частному праву должны быть отнесены материально-правовые нормы, унифицированные путем заключения международных соглашений.
В объяснительной записке представителя Венгрии, направленной в 1965 году Генеральной Ассамблее ООН, по вопросу о мерах, которые должны быть приняты для прогрессивного развития в области международного частного права, отмечалось, что «для целей, имеющихся в виду в настоящее время, под «развитием международного частного права» понимается не столько какое-либо международное соглашение о нормах коллизионного права, применяемых национальными и арбитражными судами, сколько унификация частного права, главным образом в области международной торговли (как, например, унификация правовых норм, касающихся международной продажи товаров или составления контрактов)». Это положение применимо в полной мере и к регулированию отношений в областях научно-технического и культурного сотрудничества, морских, железнодорожных и воздушных перевозок.
На значении унификации норм в порядке международных соглашений следует остановиться более подробно. Процесс интернационализации хозяйственной жизни ускорил процесс унификации материально-правовых норм в областях торговли, транспорта и др. Советский Союз, а затем Россия участвовали в последние годы в разработке ряда проектов конвенций, содержащих мате
риально-правовые нормы.

Материально-правовые нормы, созданные в порядке унификации, содержатся в таких актах, принятых органами Совета Экономической Взаимопомощи, как различные Общие условия, которые не потеряли своего значения и после прекращения деятельности СЭВ. Прежде всего следует назвать Общие условия поставок товаров между организациями стран — членов СЭВ (ОУП СЭВ). Кроме того, были приняты Общие условия монтажа, Общие условия технического обслуживания. Общие условия специализации и кооперирования производства.
Тем самым была осуществлена унификация не только материально-правовых норм, но и норм коллизионных. В одних областях (поставки товаров, отношения по специализации и кооперированию, по перевозке) такие коллизионные нормы дополняли унифицированные материально-правовые нормы, в других имели самостоятельное значение (в семейных, наследственных правоотношениях). Последнее объясняется тем, что в некоторых областях отношений существенную роль играют исторические, национальные и иные особенности. Поэтому метод унификации материально-правовых норм был бы здесь преждевременным, а унификация коллизионных норм путем заключения двусторонних соглашений (договоров о правовой помощи) оказалась бы эффективной.
Практика показала, что наиболее целесообразным является заключение таких соглашений, направленных на унификацию правового регулирования отношений между хозяйственными организациями различных стран, в которых установление единообразных материально-правовых норм дополняется унифицированными коллизионными нормами, отсылающими к национальному законодательству, подлежащему применению по вопросам, не урегулированным такими нормами. Применительно к сфере торгового мореплавания в нашей литературе отмечалось, что материально-правовая унификация должна касаться основных вопросов регулирования в сочетании с другими методами регулирования, в том числе с решением в тех же международных соглашениях относительно менее важных вопросов путем установления унифицированных коллизионных норм.
Возникает вопрос, относятся ли к области международного частного права внутренние материальные нор-
18

мы, то есть нормы внутреннего законодательства, которые непосредственно, без применения коллизионной нормы регулируют отношения с иностранным элементом. Одни советские авторы (И. С. Перетерский) относили эти нормы к международному частному праву, другие (Л. А. Лунц) — нет. Согласно точке зрения Л. А. Лунца, включение в состав международного частного права материально-правовых норм, непосредственно регулирующих отношения с иностранным элементом, может привести к тому, что граница международного частного права с гражданским правом была бы вовсе стерта. По нашему мнению, исходя из характера регулируемых правом отношений, эти нормы также следует включить в состав международного частного права. Речь при этом идет не об общих нормах нашего гражданского законодательства, подлежащих применению к правоотношениям с иностранным элементом в силу отсылки к ним коллизионных норм, а о специальных нормах, непосредственно установленных государством для регулирования внешнеэкономических отношений или отношений по научно-техническому, культурному сотрудничеству.
Специфика правового регулирования в области международного частного права определяется тем, что государство принимает специальное законодательство по вопросам внешних экономических связей, нормы которого не сливаются с другими нормами внутренней системы права, а носят обособленный характер. Эти нормы приняты исключительно для регулирования отношений с иностранным элементом.
Специфика этих правил состоит в том, что они решают тот или иной вопрос по существу, содержат прямые материально-правовые нормы, не используя коллизионный метод.
Таким образом, в состав международного частного права входят как коллизионные, так и материально-правовые нормы, регулирующие гражданско-правовые отношения с иностранным элементом, которые возникают в областях международного экономического, научно-технического и культурного сотрудничества, а также нормы, определяющие гражданские, семейные, ^РУДовые и процессуальные права иностранцев. Тем самым, включая унифицированные нормы в состав международного частного права, подлежащего применению в
19

силу коллизионных норм, мы с учетом специфических особенностей права придерживаемся широкой концепции международного частного права.
4. В доктрине международного частного права различных государств вопрос о предмете этой отрасли права решается неодинаково.
В работах английских (А. Дайси, Дж. Чешир, П. Норт) и американских (Д. Биль, Г. Гудрич) авторов рассматриваются как коллизионные вопросы, вопросы выбора права (choice of law), так и вопросы подсудности (juridiction), то есть правила о том, какие споры по правоотношениям с «иностранным элементом» должны рассматриваться местными судами, а какие — судами других государств. Такой процессуальный подход к проблемам международного частного права приводит в ряде случаев к ограничению применения иностранных законов и соответственно к расширению сферы действия внутреннего права.
Во Франции доктрина (А. Батиффоль, П. Саватье) относит к международному частному праву прежде всего нормы о гражданстве, имея в виду правила о французском гражданстве (nationalite). В курсах и учебниках традиционно рассматривается правовое положение во Франции иностранцев (condition des etrangers), то есть правила внутреннего материального права по широкому кругу вопросов (въезд, пребывание иностранцев, их имущественные и иные права), и только после рассмотрения этих двух комплексов изучаются вопросы коллизии законов (conflit des lois) и международной подсудности (conflit de juridiction).
Более широкий подход характерен для работ И. Лу-суарна и П. Бореля (Франция), П. Лалива (Швейцария) и др.
Германские юристы Л. Раапе, Г. Кегель сводят международное частное Право к коллизионному праву. Правда, Г. Кегель включил в свой учебник (хотя и в виде приложения) вопросы международного гражданского процесса, международного «права экспроприации», международного валютного права и права картелей, оговорив публично-правовой характер этой проблематики.
По мнению М. Иссада (Алжир), в современных условиях международное частное право не может быть ограничено коллизионным правом. В более широком смысле,
20

считает он, «международное частное право — это право, регулирующее международные отношения независимо от применяемых методов. Методов может быть множество, и один не должен исключать другой».
Чехословацкий юрист П. Каленский относит к этой области и коллизионные, и материально-правовые нормы. Такой же подход характерен для юристов Болгарии:
В. Кутикова — автора учебника, И. Алтынова, написавшего книгу о системе международного частного права. Прямо противоположную позицию занимает другой болгарский юрист — Ж. Сталев, отстаивающий в своей работе концепцию международного частного права как права исключительно коллизионного.
Китайская доктрина (Ияо Хуанг, Рен Лишенг, Лью Динг), как правило, исходит из широкого подхода к международному частному праву, относя к нему все случаи регулирования гражданско-правовых отношений с иностранным элементом (китайская теория «большого международного частного права»), однако Ли Хао Пей рассматривает международное частное право как исключительно коллизионное право (теория «маленького международного частного права»).
Польские авторы К. Пшибыловский, М. Сосьняк, В. Валашек обычно сводят международное частное право к коллизионному праву с добавлением вопросов так называемого международного гражданского процесса. Аналогичным образом поступают венгерские теоретики (в учебнике Л. Рецеи, в многочисленных работах И. Саси).
5. С вопросом о предмете международного частного права непосредственно связан и вопрос о наименовании этой отрасли права и отрасли правоведения (правовой науки). Нынешнее название (private international law) было впервые предложено американским автором Дж. Стори в 1834 году. В англо-американской доктрине это название применяется в XX веке наряду с ранее употреблявшимся термином «конфликтное право» (соп-flict of law). В государствах Европы указанное название стало повсеместно применяться начиная с 40-х годов XIX в. (droit international prive, Internationales Rrivatrecht, diritto internazionale private, derecho international privado).
Одним и тем же термином «международное частное право» обозначаются и система норм (отрасль права), и
21

отрасль правоведения. По сравнению с наименованиями всех других отраслей права это наименование наименее общепризнано. ~~
Все три элемента данного названия часто оспариваются. Одни авторы утверждают, что это не международное право, а внутреннее право (см. § 3), другие указывают, что это не частное право, и, наконец, находятся даже такие, которые считают, что это вообще не право, а какие-то чисто технические правила о выборе законодательства. Последнее утверждение, в отличие от первых двух, не имеет какой-либо серьезной основы (см. гл. 3).
Приведем в качестве примера высказывание по поводу этого наименования из учебника Г. Кегеля: «Название «международное частное право» явно неточно. Речь идет не о международном, а о национальном (внутригосударственном) праве, и не о материальном частном праве, а о праве коллизионном. Однако сущность это название выражает достаточным образом». В западной литературе было предложено более 20 других названий, но все они не привились (например, межгосударственное частное право, внешнее частное право, пограничное право).
В прошлом в советской юридической литературе также были высказаны возражения против термина «международное частное право» со ссылкой на отсутствие деления всего права на публичное и частное.
Однако, несмотря на несоответствие названия' «международное частное право» тем отношениям, которые оно регулировало в СССР, этот термин неизменно сохранялся и применялся и в учебной, и в научной литературе. В настоящее время это название общепринято в России и других государствах, ранее входивших в состав СССР.
§ 3. ПРИРОДА НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА И ЕГО МЕСТО В СИСТЕМЕ ПРАВА
В нашей литературе И. С. Перетерский обратил внимание на то, что в слово «международное» применительно к международному публичному и частному праву вкладывается различный смысл. «Международное публичное право,— утверждал он,— является международным в том смысле, что оно устанавливает правоотношения
22

между государствами (inter nations, inter gentes), a международное частное право — в том смысле, что оно устанавливает правоотношения между лицами, принадлежащими к различным государствам, правоотношения, выходящие за рамки отдельной правовой системы и требующие выяснения, какой закон к ним применяется». Таким образом, в первом случае термин «международное» понимается в смысле «межгосударственное», а во втором — «международное» в смысле регулирования отношений с иностранным элементом.
По вопросу о том, входит ли международное частное право в состав международного права или же относится к внутреннему праву, в советской юридической литературе были высказаны различные точки зрения. По мнению ряда авторов (С. Б. Крылов, М. А. Плоткин, С. А. Голунский, М. С. Строгович, В. Э. Грабарь, А. М. Ладыженский, Ф. И. Кожевников, С. А. Малинин, В. И. Менжинский, И. П. Блищенко, Л. Н. Галенская), нормы международного частного права входят в состав международного права в широком смысле слова. В обоснование этой точки зрения указывалось не только на глубокую связь, которая существует между международным публичным и международным частным правом, на близкое внутреннее родство между ними, но и на единство источников, которому придавалось решающее значение. «В международном договорном праве,— писал С. Б. Крылов,— должно быть усмотрено основное содержание международного частного права... Лишь изучение международных договоров дает содержание подлинного международного частного права».
Эта точка зрения основывается на том, что в международном частном праве речь идет о межгосударственных отношениях, затрагивающих вопросы гражданского права. При этом обращалось внимание на то, что всякий спор, конфликт в гражданско-правовой области между отдельными фирмами, даже спор о разводе между гражданами разных государств может в конечном счете перерасти в конфликт между государствами.
Была высказана и иная точка зрения, исходящая из того, что вопрос о природе норм международного частного права решается прежде всего с учетом характера Регулируемых им отношений. Из того факта, что предметом регулирования в международном частном праве
23

являются отношения гражданско-правового характера, заключали, что международное частное право входит в состав гражданского, то есть внутреннего, права, а наука международного частного права является одной из гражданско-правовых наук. Этот вывод был сделан И. С. Перетерским, а затем подробно обоснован в многочисленных трудах Л. А. Лунца, и прежде всего в его трехтомном курсе международного частного права;
Из данной точки зрения исходят в своих работах по международному частному праву такие авторы, как А. Б. Альтшулер, М. И. Брагинский, И. А. Грингольц, С. А. Гуреев, К. Ф. Егоров, В. П. Звеков, С. Н. Лебедев, А. Л. Маковский, Г. К. Матвеев, Н. В. Орлова, В. С. Поздняков, М. Г. Розенберг, А. А. Рубанов, О. Н. Садиков к др.
Отнесение международного частного права к внутреннему праву было поддержано в работах Е. Т. Усенко и в некоторых других трудах по международному публичному праву. В современном мире, отмечает А. П. Мовчан, существуют только два вида систем права — международное право и национальные системы права, а «международное частное право является частью национальных систем права различных государств».
В литературе получила развитие и третья точка зрения, которая первоначально в 20-е годы была высказана А. Н. Макаровым, а затем разработана Р. А. Мюллер-соном. Согласно ей, нормы международного частного права, регулируя международные отношения невластного характера, состоят из двух частей, а именно из определенных частей национально-правовых систем и определенной части международного публичного права. «Однако,— пишет Р. А. Мюллерсон,— эти части, образующие в результате такого взаимодействия полисистемный комплекс, не исключаются из соответствующих национально-правовых систем или из международного публичного права».
Таким образом, особенность международного частного права как права согласно этой точке зрения заключается в том, что оно регулирует особую группу общественных отношений, обладающих двойственным характером и не имеющих своей «собственной» системы права. Эта точка зрения была воспринята в учебнике международного права 1982 года, а также поддержана в определенной степени и в других работах.
24

Еще И. С. Перетерский обращал внимание на то, что отношения, которые входят в область международного частного права, хотя и являются отношениями граж-данско-правовыми, имеют свою специфику. Не будь ее, самостоятельное существование международного частного права не имело бы вообще никакого основания. «Правоотношения, входящие в область международного частного права,— писал он,— хотя и являются гражданскими, представляют собой известное своеобразие, совмещение гражданско-правовых и международно-правовых начал, действующих совместно и неразрывно».
Интернационализация хозяйственной жизни, развитие интеграционных процессов, влияние технического прогресса на правовое регулирование — все это предопределяет тенденцию повышения роли международного договора как источника международного частного права. Наряду с нормами, содержащимися в международных договорах, государства применяют нормы международного частного права, основой которых являются общие начала международного права, общепризнанные принципы и нормы современного международного права, а также международные обычаи.
Хотя определенная, а по ряду вопросов значительная часть норм международного частного права формулируется первоначально в международных договорах, природа, характер таких норм этим не определяются. Наша доктрина исходит из того, что международный договор содержит обязательства государств-участников. Если договор обязывает государства вводить нормы, содержащие правила по вопросам международного частного права, то государство обязано это сделать. Но для сторон (а ими в правоотношениях в области международного частного права являются граждане и юридические лица) указанные нормы становятся обязательными в том случае, когда это предписано в той или иной форме самим государством. Иными словами, согласно развитой У нас доктрине, поддерживаемой автором настоящей работы, нормы международного договора в результате трансформации, понимаемой в широком смысле слова, становятся нормами внутреннего права и тем самым нормами международного частного права, применяемыми данным государством. Трансформация осуществляется
25

путем принятия внутреннего закона или иного нормативного акта (например, закона о векселях 1937 г., введенного в СССР после присоединения СССР к Женевской вексельной конвенции 1930 г.).
После трансформации эти нормы сохраняют автономное положение во внутренней правовой системе каждого государства — участника международного договора. Автономный характер этих норм обусловлен прежде всего тем, что они выражают волю не одного государства, а всех государств — участников договора и что, как правило, цель создания этих норм — peiy-лировать специфические имущественные и иные отношения с международным (иностранным) элементом, а не вообще гражданско-правовые отношения.
Из данного свойства норм, из факта их обособления следует, что, во-первых, нормы нельзя произвольно, без согласия других государств-участников, менять и, во-вторых, толкование их должно осуществляться также единообразно. На это обращается внимание в некоторых международных соглашениях. Так, в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года указывается, что «при толковании настоящей Конвенции надлежит учитывать ее международный характер и необходимость содействовать достижению единообразия в ее применении» (п. 1 ст. 7).
Толкование норм международных договоров осуществляется по иным критериям, чем толкование внутренних законов. Это вытекает из ст. 31—33 Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. Применяемые в договоре понятия могут не совпадать с понятиями, терминами внутреннего законодательства. В этих случаях рекомендуется учитывать практику и цели договора (ст. 31). Наряду с текстом, включающим преамбулу и приложения, в процессе толкования возможно обращение к дополнительным средствам толкования, в том числе к подготовительным материалам.
Несмотря на тенденцию повышения роли международного договора в данной области, внутреннее законодательство продолжает оставаться существенным источником правового регулирования. Это обстоятельство признается в доктрине многих стран. Так, французский юрист А. Батиффоль отмечает, что при отсут-
26

ствии международных договоров соответствующие нормы формулируются законами различных государств и применяются их судами, а законодательство одной ^страны значительно отличается от законодательства другой. Поэтому существуют французское, германское, итальянское законодательства и судебная практика по международному частному праву. Правда, как он замечает, ситуация в этой области не столь уж существенно отличается от ситуации в области международного публичного права, где каждое государство также свободно определяет в большой степени, что оно признает в качестве международного порядка.
Из аналогичного положения исходят, как правило, в подавляющем большинстве случаев курсы и учебники по международному частному праву в различных странах мира. «Не существует единого международного частного права,— утверждает германский профессор Хр. фон Бар в своем курсе 1987 года,— а имеется их столько, сколько существует на земном шаре (на этой Земле) правопорядков». Свое международное частное право есть в ФРГ, Франции, Великобритании, Италии и т. д. Содержание каждого из них, во всяком случае частично, существенно отличается от другого.
Таким образом, каждое государство (за исключением случаев использования унифицированных норм международных договоров и общих начал международного права) применяет в области регулирования гражданско-правовых отношений с иностранным элементом не одни и те же нормы международного частного права, общие для всех государств, а различные нормы.
Приведенные выше соображения дают основание рассматривать международное частное право как особую отрасль права и относить его (вопреки, казалось бы, названию) к сфере внутригосударственного права. Что касается международного частного права как отрасли правоведения, то эта быстро развивающаяся правовая наука исходит как из институтов и понятий международного права, так и из институтов гражданского права различных государств, что делает неизбежным применение в ней методов сравнительного правоведения. Как правило, и это отмечал в свое время еще С. Б. Крылов, «международное частное право разрабатывается
27

прежде всего цивилистами — специалистами в области гражданского права». Таким образом, предметом регулирования в международном частном праве являются граждане ко-правовые отношения, чем и оправдывается отнесение международного частного права к внутренней правовой системе каждого государства. В то же время приведенные выше обстоятельства позволяют говорить, по нашему мнению, о комплексном характере международного частного права как отрасли правоведения. Без связи с изучением проблем общего международного права не может плодотворно осуществляться разработка вопросов международного частного права.
§ 4. ИСХОДНЫЕ НАЧАЛА РОССИЙСКОЙ ДОКТРИНЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
1. Цель норм международного частного права, применяемых Российским государством,— правовое обеспечение многообразных международных экономических, научно-технических и культурных связей, а также установление правового положения иностранцев в РФ, соответствующего правам человека, определенным международными пактами. Международное частное право играет активную роль в организации сотрудничества России с другими странами в области экономики и торговли, транспорта и связи, науки, техники и культуры. В нормах международного частного права отражается мирная внешняя политика нашего государства.
Важное место в международном частном праве занимают нормы, направленные на обеспечение прав и интересов граждан — субъектов соответствующих отношений в области гражданского, трудового, семейного, процессуального права.
Россия последовательно исходит из положений Заключительного акта и принятых в его развитие других документов Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Эти документы направлены на обеспечение каждым государством в пределах его территории прав человека и основных свобод лицам, подлежащим его юрисдикции, на обеспечение эффективной юридиче-
28

ской помощи гражданам других государств-участников, временно находящимся на их территории, а также на обеспечение возможности заключения браков между гражданами различных государств.
По мере того как наше общество становится все более и более открытым, по мере того как будут облегчаться и учащаться поездки граждан различных государств за границу, по мере того как будут расширяться процессы миграции населения, в том числе и миграции рабочей силы, значение соответствующих норм международного частного права будет возрастать.
Действия Российского государства и его органов в области международного частного права исходят из закрепленных в Конституции РФ принципов.
Отношения России с другими государствами строятся на основе соблюдения, признания и уважения суверенитета и суверенного равенства всех стран, отказа от применения силы или угрозы силой; нерушимости границ, территориальной целостности государств; мирного урегулирования споров; невмешательства во внутренние дела; уважения прав и свобод человека, включая права национальных меньшинств; добросовестного выполнения обязательств и других общепризнанных принципов и норм международного права.
2. Из принципа суверенного равенства государств вытекает принцип недискриминации. В силу этого принципа не должна допускаться дискриминация как в области торгово-экономических отношений между различными странами, так и в отношении правового положения иностранных юридических лиц и граждан по причине принадлежности данного государства к той или иной общественно-политической системе или на основании иного отличительного признака. В ст. 4 Хартии экономических прав и обязанностей государств, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1974 году, этот принцип был выражен следующим образом: «Каждое государство имеет право участвовать в международной торговле и других формах экономического сотрудничества, независимо от каких-либо различий в политических, экономических и социальных системах. Ни одно государство не должно подвергаться какой-либо Дискриминации, основанной лишь на таких различиях».
29

Нормы нашего внутреннего законодательства, относящиеся к области международного частного права, в том числе и коллизиовгные нормы, в принципе носят общий характер, не делая каких-либо различий применительно к разным зарубежным правовым системам. Если, например, в законе установлено, что права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, определяются по праву страны, где имело место причинение вреда (ст. 167 Основ гражданского законодательства), то это положение относится в равной мере к правам, возникшим под действием любой соответствующей правовой системы, поскольку иное не вытекает из международного договора РФ с каким-либо государством.
В современных условиях углубления сотрудничества со всеми странами, осуществления перестройки механизма внешнеэкономической деятельности, решения задачи создания благоприятного инвестиционного климата перед нашей наукой международного частного права встали новые задачи, связанные с разработкой различных правовых аспектов совместной деятельности как в форме совместных предприятий, учрежденных на территории РФ и за рубежом, так и в форме реализации совместных проектов регионального характера, создания в РФ свободных экономических зон.
Необходима разработка с учетом опыта КНР и других стран вопросов международного частного права, возникающих при создании таких специальных экономических зон. Новые задачи встали и в связи с развитием космических исследований, проблемами атомной энергетики.
На современном этапе международных отношений и развития нашего общества мо'жно сформулировать основные задачи, стоящие в нашей стране в области международного частного права:
во-первых, дальнейшее совершенствование правового обеспечения интеграционных процессов, в том числе и проведение работы по унификации и сближению правовых норм стран—членов СНГ, призванных регулировать отношения между предприятиями этих стран;
во-вторых, содействие применению новых, более
30

глубоких форм сотрудничества, и прежде всего различных форм совместной предпринимательской деятельности;
в-третьих, защита прав и интересов иностранных инвесторов в РФ и нашей инвестиционной деятельности за рубежом, обеспечение гарантии в этой сфере отношений;
в-четвертых, расширение гарантий прав иностранцев в РФ в самых различных областях (трудового, семейного права, судебной защиты);
в-пятых, обеспечение защиты имущественных прав и законных интересов граждан, организаций и фирм Российской Федерации за рубежом.
В век технического прогресса, в условиях дальнейшей интернационализации хозяйственных и культурных отношений, когда действия, совершенные в пределах одного государства, могут повлечь за собой последствия в других странах, когда все большее число наших организаций и граждан вступают в различные по своему характеру отношения с организациями и гражданами других стран, знание вопросов международного частного права должно помочь нашим консульским учреждениям, различным организациям в обеспечении надлежащей правовой защиты государственного имущества, прав и интересов наших граждан, российских организаций и самого государства за рубежом.
При применении этих норм на практике, при регулировании отношений с иностранцами и иностранными организациями и фирмами, при определении в каждом конкретном случае прав и обязанностей сторон необходима особая четкость.
Велико практическое значение изучения вопросов международного частного права, знание которых необходимо не только работникам органов внешних сношений Российского государства, но и юристам, работающим в различных областях хозяйства, и прежде всего на предприятиях и фирмах различных форм собственности, в организациях и учреждениях культуры, работникам суда, прокуратуры, нотариата, загсов и других государственных органов.
31

§ 5. СИСТЕМА МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
В настоящем параграфе рассматривается система международного частного права как учебного курса и как отрасли правовой науки. Ранее уже указывалось, что предметом международного частного права является регулирование гражданско-правовых отношений с иностранным элементом. Этим предопределяются последовательность изложения материала, система деления курса на соответствующие разделы. Она близка к системе построения учебников и курсов гражданского права, хотя и не совпадает с ней.
Учебньш курс международного частного права делится на две части: Общую и Особенную. В Общей части рассматриваются вопросы, которые имеют общее значение для международного частного права в целом, вопросы, которые могут быть, так сказать, вынесены за скобки при анализе норм и институтов, составляющих содержание отдельных тем Особенной части. Общую часть составляет рассмотрение источников международного частного права, ряда общих понятий и принципов, прежде всего методов регулирования, учения о коллизионных нормах, национального режима и режима наибольшего благоприятствования, принципа взаимности и других принципов международного частного права. К Общей части следует отнести и рассмотрение правового положения субъектов гражданско-правовых отношений с иностранным элементом, государства как особого субъекта таких отношений, иностранных юридических лиц и иностранных граждан.
Особенная часть обычно состоит из следующих разделов: 1) право собственности; 2) обязательственное право, и прежде всего договор купли-продажи товаров и договор перевозки; 3) кредитные и расчетные отношения; 4) обязательства из правонарушений; 5) авторское и патентное право; 6) семейное право; 7) наследственное право; 8) трудовые отношения; 9) международный гражданский процесс.
Развитие международно-правового регулирования имущественных отношений в области торгового мореплавания дало основание говорить о создании особой подотрасли международного частного права. В настоя-
32

щей работе гражданско-правовые институты торгового мореплавания, соответствующие вопросы, возникающие при железнодорожных, воздушных и автомобильных перевозках, обладающие большой спецификой, рассматриваются в краткой форме.
§ 6. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ ПО МЕЖДУНАРОДНОМУ ЧАСТНОМУ ПРАВУ
1. В дореволюционной русской литературе в области международного частного права в XIX веке и в начале XX века наибольшей известностью пользовались труды Н. П. Иванова, К. Малышева, Ф. Ф. Мартенса, А. Пилен-ко, П. Е. Казанского, А. Нольде и М. И. Бруна. Разработка этих проблем, в отличие от международного публичного и гражданского права, началась в России сравнительно поздно. В 1859 году известный русский цивилист Д. И. Мейер в своих чтениях по русскому гражданскому праву изложил основные положения учения Савиньи о коллизиях законов.
Первой оригинальной работой в России, специально посвященной международному частному праву, была работа Н. П. Иванова «Основания частной международной юрисдикции», изданная в 1865 году в Казани. Бесспорно, писал Н. П. Иванов, что «законодательная власть государства может и даже обязана признавать в известных случаях, внутри своих территориальных пределов, силу иностранных законов — этого требует интерес взаимного общения наций». Однако, по его мнению, в отличие от точки зрения Савиньи, вопрос о применении права в случае коллизий между законами должен решаться законодательной властью государства, а не судебной. Что же касается суда, то «в случае коллизии между законами отдельных государств судья обязан поступать на основании своего отечественного закона», а именно на основании тех постановлений отечественного законодательства, которые прямо предписЁпают применение иностранных законов. Автор не исключал применения иностранного права и путем толкования. Следует отметить, что Н. П. Иванов впервые ввел в научный оборот в России и сам термин «международное частное право».

2 Зап. № 23»
33


Другому русскому цивилисту — К. И. Малышеву J (1841—1907) принадлежит заслуга в разработке уче-| ния о так называемых «межобластных коллизиях», ко-| торое было весьма актуальным в дореволюционной | России, потому что на ее территории действовали зако-| нодательные акты различных правовых систем (Свод! законов России, Гражданский кодекс Наполеона и|
ДР.). , ... | Систематическую разработку вопросов международ-1
ного частного права осуществил Ф. Ф. Мартене в томе II | своего курса «Современное международное право ци-j вилизованных народов» (СПб., 1896, с. 285—377). В этом| фундаментальном труде, переведенном на ряд языков,! Ф. Ф. Мартене, выдающийся русский юрист и дипломат, j исходил из идеи связанности суверенного государства! некоторыми основными началами международного част- J ного права, выработанными в процессе международного | общения. Под международным частным правом Мартене | понимал совокупность юридических норм, определяющих j применение к данному правовому отношению заинтере- | сованного лица в области международного оборота «пра-1 ва или закона отечественного или иностранного госу-| дарства». j
Курс Мартенса был наиболее известным в дерево-j люционной России. Мартене последовательно исходил из | идеи международного общения. «Международное обще-| ние есть единственное верное и положительное осно-| вание, на .котором может развиваться международное! частное право, и исходя из него только и могут быть| решены запутанные и сложные вопросы, вопросы о| применении законов различных государств». Проф.| Ф. Ф. Мартене прежде всего исходил из междуна-| родно-правовой концепции международного частного | права. |
Следует отметить большую практическую деятель-j ность Ф. Ф. Мартенса в области кодификации междуна-Ц родного частного права. Он был «первым делегатом»! России на Гаагских конференциях по международному! частному праву и избирался ее вице-президентом. Под| председательством Ф. Ф. Мартенса при Министерстве-1 иностранных дел России в 1898 году было создано| Совещание из представителей разных ведомств, в задачу| которого входили рассмотрение программы работы Гааг-|
34

ских конференций и подготовка соответствующих положений.
Широким подходом к международному частному праву отличались работы П. Е. Казанского, который относил к международному частному праву («международному гражданскому праву») не только коллизионные нормы, как это делал Ф. Мартене, но и нормы материального права. П. Е. Казанский говорил о двух задачах «международного гражданского права»: во-первых, создать всемирный гражданский оборот и обеспечить каждому лицу определенную совокупность прав и, во-вторых, определить, «законы каких государств должны применяться к тем или другим отношениям между людьми».
Международному гражданскому праву он посвятил Особенную часть своего учебника международного права (Одесса, 1904 г.), где определил «общие начала: понятие и юридическая природа всемирного гражданского права» (§ 96), говорил о договорах и кодификации этого права (§ 97), столкновении (т. е. коллизии) законов (§ 98), а также дал анализ отдельных норм.
Таким образом, несомненная заслуга П. Е. Казанского состоит в том, что он не ограничивает международное частное право (или, как он его называет, международное гражданское право) рамками коллизионного права, хотя и не всегда последовательно проводит в этом отношении свою точку зрения.
Теоретические проблемы Общей части международного частного права (понятие comitas, публичного порядка, отсылки и др.) были разработаны А. Пиленко (Пиленко А. Очерки по систематике международного частного права.— 1911. Второе издание этой работы вышло в 1915 г. в Петрограде). Он же написал полный очерк международного частного права для первого издания международного права Листа (Юрьев, 1902, с. 371— 404).
В 1911—1916 годах вышел ряд работ профессора Коммерческого института в Москве М. И. Бруна, в кото-РЬ!Х отстаивалась точка зрения о цивилистическом и национальном, а не международном характере коллизионного права (Брун М. И. Введение в международное частное право.— Пг., 1915 и другие работы).
А. Нольде известен своим «Очерком международного частного права» (второе издание — СПб., 1909, третье —
2» 35

1912), помещенным в курсе международного права Листа — Грабаря, по которому училось несколько поколений русских юристов. Достоинством этого очерка является попытка автора дать свод «русских коллизионных норм». Автор, говоря о неточности самого термина «международное частное право», обращает внимание на то, что для того, чтобы этот термин был оправдан, требовалось бы, «во-первых, чтобы конфликты гражданских законодательств носили всегда международный характер... и, во-вторых, чтобы решения коллизий давались международным правом в собственном смысле слова, то есть международными договорами или обычаями, но никак не внутренним правом отдельных государств. На самом деле это не так». Нольде признает, в частности, что «по большей части решения коллизий даются не международным правом, а внутренним правом отдельных государств» (Лист Ф. Международное право.— С. 465).
2. В советский период первые работы в области международного частного права были опубликованы ленинградским профессором А. Н. Макаровым, который сыграл в определенной степени роль связующего звена между дореволюционной и зарождающейся советской наукой в области МЧП. В СССР им были опубликованы две работы: «Основные начала международного частного права» (М., 1924) и «Правовое положение иностранцев в СССР» (М., 1925).
В первой работе он в большей степени опирается на дореволюционную и западную литературу и в меньшей степени на советскую литературу и практику, что представляется вполне естественным, поскольку последние в то время только зарождались, «Под международным частным правом,— по 'мнению А. Н. Макарова,— надлежит... понимать совокупность правовых норм, определяющих пространственные пределы действия разнолистных гражданских законов» (с. 7).
В отношении спора о том, «признавать ли международное частное право правом международным или правом внутренним, государственным», А. Н. Макаров -исходит из того, что ни у кого не может быть сомнений относительно принадлежности к международному праву Гаагской конвенции о браке 1902 года или норм любого иного, договора по вопросам коллизионного права. В то же время он считает, что «приходится признать безоговорочно;
36

национальные коллизионные нормы нормами внутреннего государственного права» (с. 25).
Основной вывод, который делает А. Н. Макаров по этому вопросу, следующий: «Для меня лично,— пишет он,— теорией, отвечающей современному уровню международного права, является теория раздельности двух правопорядков — международного и государственного. Логически неизбежным выводом этой основной теоретической предпосылки является признание раздельности и коллизионного международного и государственного права» (с. 26).
3. Первая попытка осветить вопросы международного частного права с позиций нового законодательства была предпринята И. С. Перетерским. Речь идет об изданной в 1925 году книге «Очерки международного частного права РСФСР». Позднее была издана такая значительная работа, как учебник «Международное частное право» (1930 г.) С. Б. Крылова.
В результате совместной работы И. С. Перетерского и С. Б. Крылова в 1940 году был издан учебник международного частного права (в 1959 г. его переиздали). Этот учебник сохраняет свое значение и до настоящего времени, потому что в нем были впервые сформулированы основные теоретические положения, заложены основы современной доктрины международного частного права. Из других пособий по международному частному праву, написанных до Великой Отечественной войны, следует отметить работу А. Г. Гойхбарга (1928 г.) и особенно С. И. Раевича (1934 г.), которая отличалась как новой постановкой вопроса об объеме международного частного права, так и оригинальной разработкой проблем.
В последующий период был издан учебник Л. А. Лун-ца «Международное частное право» (1949 г.). Основные проблемы международного частного права были затем детально разработаны Л. А. Лунцем в его фундаментальном трехтомном труде «Курс международного частного права». В 1959 году вышел в свет первый том «Международное частное право. Общая часть»; в 1963-м — второй: «Международное частное право. Особенная часть», а в 1966 году — третий: «Международный гражданский процесс». Общая часть была переиздана в 1973 году. Особенная часть — в 1975 году, в 1976 году появился «Международный гражданский процесс», под-
37

готовленный Л. А. Лунцем и Н. И. Марышевой. В 1984 году был издан учебник по международному частному праву, написанный Л. А. Лунцем, Н. И. Марышевой и О. Н. Садиковым под общей редакцией последнего. Следует отметить также четыре учебных пособия по этому предмету: Л. Н. Галенской, изданное в 1983 году в Ленинграде, и под редакцией Г. К. Матвеева, изданное в 1985 году в Киеве; М. Н. Кузнецова, изданное в 1991 ГОДУ в Москве, и Т. Н. Нешатаевой, изданное в 1991 году в Перми.
Значительный вклад в развитие советской доктрины международного частного права был внесен В. М. Корец-ким. Еще в 20-х годах им был разработан ряд вопросов, связанных с проблемой признания экстерриториального действия советских законов о национализации. В работах «Униформизм в праве», «Очерки международного хозяйственного права», «Международное радио-право», опубликованных во второй половине 20-х годов, В. М. Ко-рецкий первый среди наших юристов выдвинул идею международного хозяйственного права как комплексной межотраслевой дисциплины, включающей в себя регулирование международных публично-правовых и гражданско-правовых аспектов, обратил внимание на значение унификации дюрм международного частного права. Итогом многолетней работы ученого явилось крупное монографическое исследование «Очерки англоамериканской доктрины и практики международного частного права» (1948 г.). В 1989 году были изданы избранные труды В. М. Корецкого в двух книгах (Киев, 1989).
Для нашей науки характерно большое число работ по различным проблемам теории и практики международного частного права, причем в послевоенное время основное внимание уделялось специальным вопросам — вопросам Особенной части международного частного права.
Обратим внимание лишь на некоторые основные монографические исследования. По вопросам общего характера к ним следует отнести книги Н. В. Миронова «Советское законодательство и международное право» (1968 г.), А. А. Тилле «Время, пространство, закон» (1965 г.), А. А. Рубанова «Теоретические основы международного взаимодействия национальных правовых
38

систем» (1984 г.); «Международное частное право: Современные проблемы». Под ред. М. М. Богуславского (1993 г.).
По проблемам права собственности были изданы книги Г. Е. Вилкова «Национализация и международное право» (1962 г.), М. М. Богуславского «Иммунитет государства» (1962 г.).
Из многочисленных работ, посвященных проблемам внешней торговли, отметим две книги В. С. Позднякова:
«Государственная монополия внешней торговли в СССР» (1962 г.), «Советское государство и внешняя торговля (правовые вопросы)» (1976 г.).
В советской доктрине большое внимание уделялось правовым проблемам, связанным с сотрудничеством социалистических стран, с экономической интеграцией этих стран. Среди работ на данные темы следует прежде всего назвать исследование Е. Т. Усенко «Формы регулирования социалистического международного разделения труда» (1965 г.) и коллективное исследование «Правовые формы организации совместных производств стран — членов СЭВ» (под общей редакцией Е. Т. Усенко, 1985 г.). Этой же проблематике была посвящена книга М. М. Богуславского «Правовое регулирование международных хозяйственных отношений» (1970 г.).
Детальный анализ Общих условий поставок СЭВ осуществлен М. Г. Розенбергом в его книге «Международное регулирование поставок в рамках СЭВ» (1989 г.). Вопросы ответственности хозяйственных организаций стран — членов СЭВ по внешнеторговым сделкам исследуются в работе М. П. Бардиной (1981 г.).
Общее представление о правовом регулировании в области внешней торговли дают книги: «Экспортно-импортные операции (правовое регулирование)» под редакцией В. С. Позднякова, изданная в 1970 году; «Правовое регулирование отношений по внешней торговле СССР», ч. I, 1985 г. (авторы В. С. Поздняков, О. Н. Садиков), ч. II, 1986 г. (коллектив авторов под редакцией В. С. Позднякова); «Право и внешняя торговля», 1987 г. (под редакцией В. С. Позднякова).
Из работ, посвященных правовым вопросам внешних экономических связей, отметим книги коллективов авторов: «Правовые формы научно-технического и про-мышленно-экономического сотрудничества СССР с капи-
39

талистическими странами» (под общей редакцией М. М. Богуславского, 1980 г.); «Международная научно-техническая и производственная кооперация» (под общей редакцией М. М. Богуславского, 1982 г.); «Правовые проблемы совершенствования хозяйственного механизма в СССР: внешнеэкономические аспекты» (отв. редактор М. М. Нестеров, 1990 г.).
Большой интерес представляют следующие работы в этой области: И. С. Чыкин. «Договор во внешнеэкономической деятельности» (1990 г.), А. С. Комаров. «Ответственность в коммерческом обороте» (1991 г.).
Правовое регулирование инвестиционных отношений рассматривается в монографии А. Г. Богатырева «Инвестиционное право» (1992 г.).
Правовое положение совместных предприятий освещается в работе Н. Н. Вознесенской «Смешанные предприятия как форма международного экономического сотрудничества» (1986 г.), второе издание вышло в 1989 году. Этой же проблематике посвящен сборник «Правовое положение совместных предприятий на территории СССР» (1988 г.).
Международные торговые контракты анализируются в книге В. А. Мусина, вышедшей в Ленинграде в 1986 году.
Денежным обязательствам и кредитным отношениям посвящены книга Л. А. Лунца «Денежное обязательство в гражданском и коллизионном праве капиталистических стран» (1948 г.), коллективная монография о валютных отношениях во внешней торговле (под редакцией А. Б. Альтшулера, 1948 г.).
О правовых вопросах технической помощи развивающимся странам и лицензионных договорах писал М. М. Богуславский в книге «Правовые вопросы технической помощи СССР иностранным государствам и лицензионные договоры» (1963 г.). Лицензионным договорам посвящена монография М. Л. Городисского «Лицензия во внешней торговле СССР» (1972 г.). М. М. Богуславский, О. В. Воробьева и А. Г. Светланой написали монографию «Международная передача технологии: правовое регулирование» (1985 г.).
Анализ основных правовых вопросов договора международной перевозки дан в работе О. Н. Садикова «Правовое регулирование международных перевозок» (1981г.).

По морскому международному частному праву был издан ряд работ, среда которых книги А. Л. Маковского «Международное частное морское право» (1974 г.);
С. А. Гуреева «Коллизионные проблемы морского права» (1972 г.) и «Международное торговое судоходство» (1979 г.); Г. Г. Иванова и А. Л. Маковского «Международное частное морское право» (1984 г.).
Несколько монографий посвящено проблемам авторского права, интерес к разработке которых повысился в связи с присоединением СССР к Всемирной конвенции об авторском праве 1952 года: М. М. Богуславского «Вопросы авторского права в международных отношениях» (1973 г.), Ю. Г. Матвеева «Международные конвенции авторского права» (1976 и 1978 гг.) и «Международная охрана авторских прав» (1987 г.).
Вопросам патентного права были посвящены монография М. М. Бо1уславского «Патентные вопросы в международных отношениях» (1962 г.), книга Ю. И. Свя-досца «Правовая охрана научно-технических достижений и советский экспорт» (1986 г.).
Ряд работ в области международной охраны интеллектуальной собственности был опубликован М. Н. Кузнецовым (в частности, «Охрана результатов творческой деятельности в международном частном праве», 1988 г.).
Правовое положение иностранцев в СССР рассматривается в работах Л. А. Галенской (1982 г.), В. И. Ки-силя и В. П. Пастухова (1987 г.), а также в книгах:
«Статус иностранцев в СССР» под общей редакцией М. М. Богуславского (1984 г.); М. М. Ботуславского, Л. В. Лазарева, Н. И. Марышевой «Иностранцы в СССР:
правовое положение», М., 1984 г. (на французском, испанском и арабском языках) и в значительной степени основанной на этой работе книге Л. В. Лазарева, Н. И. Марышевой, И. В. Пантелеевой «Иностранные граждане (правовое положение)» (1992 г.). В области трудового права была издана работа А. С. Довгерта «Правовое регулирование международных трудовых отношений» (Киев, 1992 г.).
В области семейного права две монографии были опубликованы Н. В. Орловой: «Вопросы брака и развода в международном частном праве» (I960 г.), «Брак и семья в международном частном праве» (1966 г.). Из других исследований отметим книгу И. К. Городецкой
41

«Международная защита прав и интересов детей» (1973 г.).
В советской доктрине А. А. Рубановым была осуществлена фундаментальная разработка проблем наследственного права. Укажем его работы: «Наследование в международном частном праве (отношения СССР с капиталистическими странами)» (1966 г.), «Наследование в международном частном праве (отношения между социалистическими странами)» (1972 г.), «Заграничные наследства (отношения между социалистическими и капиталистическими странами)» (1975 г.).
Вопросы международного гражданского процесса разрабатывались в книгах Д. Д. Аверина «Положение иностранцев в советском гражданском процессе» (1966 г.) и Н. И. Марышевой «Рассмотрение судами гражданских дел с участием иностранцев» (1970 г.), а также в специально посвященных проблемам арбитража работах С. Н. Лебедева, С. Н. Братуся, Д. Ф. Рам-зайцева и других авторов. Назовем несколько книг:
С. Н. Лебедев. «Международный торговый арбитраж» (1965 г.); С. Н. Лебедев. «Международное сотрудничество в области коммерческого арбитража» (1979 г.);
С. Н. Лебедев. «Международный коммерческий арбитража компетенция арбитров и соглашение сторон» (1988 г.); Д. Ф. Рамзайцев. «Внешнеторговый арбитраж в СССР» (1952 и 1957 гг.); И. О. Хлестова. «Арбитраж во внешнеэкономических отношениях стран — членов С^В» (1980 г.); А. И. Минаков. «Арбитражные соглашения и практика рассмотрения внешнеэкономических споров» (1985 г.).
4. Необходимое представление о состоянии науки международного частного' права в других государствах могут дать следующие курсы и учебники.
Австрия. Duchek A., Schwind F. Internationales Pri-vatrecht.— Wien, 1979; Schwimann M. Grundriss des inter-nationalen Privatrechts.— Wien, 1982; Schwind F. Hand-buch des Osterreichischen Internationalen Privatrechts.— Wien, 1975; Schwind F. Internationales Privatrecht. Lehr und Handbuch fur Theorie und Praxis.— Wien, 1990.
Алжир. Issad M. Droit international prive.— 2 ed.— T. 1, 2.— Alger, 1983; Иссад M. Международное частное право / Пер. с фр.— M., 1989.
42

Аргентина. Boggiano A. Derecho international privado.--T. 1—3.—Buenos-Aires.—1991; Goldschmidt W. Derecho international privado.— 4 ed.— Buenos-Aires, 1982.
Бельгия. Rigaux F. Droit international prive.— T. I.— BruxeUes, 1977; T. II.—BruxeUes, 1979; Van der Elst, Weser. Droit international prive beige.— T. I.— BruxeUes, 1983; T. II.— BruxeUes, 1985.
Бразилия. Valladao N. Direito international privado.— Rio de Janeiro, 1980.
Болгария. Обстоятельный учебник международного частного права В. Кутикова выдержал несколько изданий (Кутиков В. Международно частно право на Нр. Бълга-рия.—София, 1976).
Великобритания. Dicey and Morris. On the Conflict of Laws.— 10 ed.— T. 1, 2.— L., 1980 (приложения изданы в 1982, 1983, 1984 гг.); Вольф M. Международное частное право / Пер. с англ.— M., 1948; Чешир Дж., Норт П. Международное частное право / Пер. с англ.— M., 1981; North P. M. Cheshire and North's Private International Law. 1992; Morris. The Conflict of Laws.— 3 ed.— L., 1984; Scott A. W. Private International Law. Conflict of Laws.— 2 ed.— Plymout, 1979.
Венгрия. Учебник Л. Рецеи издан на немецком языке (Reczei L. Internationales Privatrecht.— I960), монографии на английском языке академика Иштвана Саси о международном частном праве социалистических и развивающихся стран (Szaszy I. Conflict of Laws in the Socialist and Developing Countries.— 1974), о международном гражданском процессе (Szaszy I. International Civil Procedure.— 1976), о международном трудовом праве (Szaszy I. International Labor Law.— 1968).
Ряд интересных теоретических работ был опубликован Ф. Мадл: о сравнительном международном частном праве — праве международных хозяйственных связей (1978 г.) и о коллизионном праве и внешней торговле, написанная совместно с Л. Векаш (Будапешт, 1987 г.).
Индия. Saharay. An Introduction to the Conflict of Laws.—Calcutta, 1969.
Италия. Monacco R. L'efficacia deUa Legge nello Spazio (Diritto internationale private).—2 ed.—Torini, 1964; Ballarino T. Diritto internationale private.—
43

Padua, 1982; Vitta. Corso di diritto intemationale pri-vato e processuale.— 2 ed.— Torino, 1983.
Испания. Carillo Salcedo. Derecho Internacional Privado.— Madrid, 1983; Perez Vera. Derecho Internacional Privado.— Madrid, 1980.
Канада. Castel J. G. Canadian Conflict of Laws.— T. 1, 2.— Toronto, 1986.
Китай. В 1981 году в Пекине вышли «Основы международного частного права» (авторы Ияо Хуанг и Рен Лишенг). В 1983 году изданы два учебника международного частного права: более полный (430 с., автор Хан Депеи) и более краткий (79 с., авторы Рен Лишенг и Лью Динг). В 1986 году был выпущен Словарь по международному частному праву.
Мексика. Arellano Garein. Derecho Internacional Privado.— 1986; Arce. Derecho Internacional Privado.— 6 ed.— 1971.
Польша. Учебники по международному частному праву (Walaszek W; Sosniak M. Zarys prawa miedzynarodo-wego prywatnego.— 1968, 1973; Sosniak M. Precis de droit international prive.— Wroclaw, 1976; Pardon M. Prawo prywatne miedzynarodowe.— Warszawa, 1987). Есть ряд учебников и других авторов. Из большого числа монографических исследований следует обратить внимание на книги E. Якубовского о предприятиях в международной торговле (1970 г.), единообразном праве в международном хозяйственном обороте (1972 г.) и другие работы по правовым вопросам экономических связей, арбитража, M. Сосьняка и В. Валашека — по различным вопросам семейного и наследственного права, E. Райского — в области международного гражданского процесса и по другим вопросам.
Румыния. Учебник Т. Попеску, а также ряд работ по различным проблемам международного частного права И. Эминеску, И. Нестора, О. Капатина, Н. Филинеску, M. Шакита и других авторов.
США. Beale J. A Treatise on the Conflict of Laws.— V. I—III.— N. Y., 1935; Ehrenzweig A., Jayme E. Private International Law.— 3 v.— Leyden — N. Y.: V. I.— 1972; V. II.— 1973; V. IIL— 1977; Rabel E. The Conflict of Laws, A Comparative Stady.— Vol. 1.— Chicago, 1945;
Restatement of Law Second, Conflict of Laws.— 2 ed.— Vol. 1—3.— N. Y., 1971; Reese W., Rosenberg M.
44

Cases and Materials on Conflict of Laws.— 7 ed.— N. Y., 1978; Scales E., Hay P. Conflict of Laws,— 2 ed., St.-Paul, Minn., 1992.
ФРГ. Раапе Л. Международное частное право / Пер. с нем.— M., I960; Ferid M. Internationales Privatrecht.— Miinchen.— 3 aufl.— 1986; Kegel G. Internationales Privatrecht.— Miinchen.— 6 aufl.— 1987; Neuhaus P. Die Grundbegriffe des Internationales Privatrechts.— Tiibingen, 1976; Von Bar Ch. Internationales Privatrecht.— Bd. 1.— Allgemeine Lehren.— Miinchen, 1987; Bd. Besonderez Teil.—Miinchen, 1991; Luderitz A. Internationales Privatrecht.— В., 1992.
Франция. Batiffol Н. Aspects philosophiques du droit international prive.— P., 1961; Niboyet I. Traite de droit international prive francais.—T. 1.—2 ed.—P., 1947;
T. 2.— 2 ed.— Р., 1951; Т. 3.— Р., 1944; Т. 4.— Р., 1947;
Т. 5.— Р., 1948; Т. 6.— Р., 1949—1950; Simon-Depitre M. Droit international prive.— P., 1964; Francescakis Ph. Yurisprudence de droit international prive.— P., 1961;
Loussouarn Y. et Bowel P. Droit international prive.— 2 ed.— P., 1980; Batiffol Н., Lagarde P. Droit international prive.— 7 ed.— T. 1.— P., 1981; T. 2.— P., 1983;
Major os F. Le droit international prive.— 2 ed.— P., 1981; Mayer P. Droit international prive.— 3 ed.— P., 1987. Grands arrets de la jurisprudence francaise de droit international prive, par Ancel В., Lequette Y.— 2 ed.— P., 1992.
Чехо-Словакия. Учебник по международному частному праву Зд. Кучеры (Кисета Z. Mezinarodni pravo soukrome.— Praha, 1980). Из монографических исследований большое теоретическое значение имеют работы П. Каленского об обязательственном статуте международной купли-продажи, различных тенденциях в доктрине международного частного права (Kalensky P. Trends of Private International Law.— Prague, 1971).
Швейцария. Schnitzer A. Handbuch des Internationales Privatrecht.— 4 aufl.— Basel, 1957; Vischer F., Planta A. Internationales Privatrecht.— 2 aufl.— Basel, 1982; Keller M., Siehr K. Allgemeine Lehren des inter-nationalen Privatrechts.— Zurich, 1986.
Швеция. Eeck Н. The Swedish Conflict of Laws,— 1965.
Югославия. Учебники и учебные пособия по между-
45

народному частному праву Ц. Матича и К. Сайко (Загреб, 1982), Т. Варади (Нови-Сад, 1983), фундаментальный курс М. Пака (Белград, 1988).
Япония. Учебники международного частного права:
Ямада Рьони (Токио, 1982), Мицура Масато (Токио, 1984).
Статьи по международному частному праву, а также обзоры судебной практики, библиографические и иные сведения в этой области регулярно публикуются в таких изданиях, как курсы лекций Академии международного права в Гааге («Recueil des cours de 1'Academie de Droit International»); журналах «Clunet» («Journal du droit International»), «Revue Critique de droit international prive» (Франция), «Rabels Zeitschrift fur auslandisches und internationales Privatrecht, Praxis des intemationalen Privat und Verfahrens Rechts» (IPRAX); «Recht der Intemationalen Wirtschaft» (RIW) (ФРГ), «International and Comparative Law Quarterly» (Великобритания), «American Journal of International Law» (США).
КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПО ТЕМЕ:
1. Какое место занимает международное частное право в системе права?
2. Какие имущественные отношения регулируются нормами международного частного права?
3. Кто может выступать в качестве субъектов в области международного частного права?
4. В чем проявляется связь международного частного права и международного публичного права?

ГЛАВА 2
ИСТОЧНИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
§ 1. Виды источников международного частного права. § 2. Международные договоры. § 3. Внутреннее законодательство. § 4. Судебная и арбитражная практика. § 5. Обычаи
ЛИТЕРАТУРА
Перетерский И. С; Крылов С. Б. Международное частное право.— С. 30—39; Лунц Л. А. Курс международного частного права. Обитчя часть.— М., 1973.— С. 61—124; Лунц Л. А., Марышева Н. И., Садиков •0. Н. Международное частное право.— С. 17—50; Международное частное право в избранных документах.— М., 1961; Международные договоры СССР о правовой помощи.— М., 1988; Механизм внешнеэкономической деятельности. Документы и материалы.— М., 1988; Сборник международных договоров СССР.— 1982 — 1991— Вып.. XXXVI— XLVIL— М., 1982—1993; Арбитражная практика (Торгово-промышленная палата СССР. Решения Внешнеторговой арбитражной комиссии).—Ч. I—IV.—M., 1972; Ч. V.—М., 197;:;
Ч. VI.— М., 1976; Ч. VII.— М., 1979; Ч. VIII.— М., 1983; Ч. IX.— М., 1984; Ч. X.— М. 1985.— Ч. XI.— М., 1989.
§ 1. ВИДЫ ИСТОЧНИКОВ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
1. В юридической науке, когда говорят об источниках права, имеют в виду формы, в которых выражена та или иная правовая норма. Источники международного частного права имеют определенную специфику. В области международного частного права очень большое значение придается тем правовым нормам и правилам, которые предусмотрены в различных международных договорах и соглашениях.
47

Основных видов источников в международном частном праве четыре: 1) международные договоры; 2) внутреннее законодательство; 3) судебная и арбитражная практика; 4) обычаи.
2. Удельный вес видов источников международного частного права в разных государствах неодинаков. Кроме того, в одной и той же стране в зависимости от того, о каких правоотношениях идет речь, применяются нормы, содержащиеся в различных источниках.
В доктрине неоднократно указывалось, что основная особенность источников международного частного права состоит в их двойственном характере. С одной стороны, источниками являются международные договоры и международные обычаи, а с другой — нормы законодательства и судебная практика отдельных государств и применяемые в них обычаи в области торговли и мореплавания. В первом случае, как отмечал И. С. Перетерский, имеется в виду международное регулирование (в том смысле, что одни и те же нормы действуют в двух или нескольких государствах), а во втором — регулирование внутригосударственное. Двойственность источников не означает возможности разделения международного частного права на две части; предметом регулирования в обоих случаях являются одни и те же отношения, а именно гражданско-правовые отношения международного характера. Как понимать эту двойственность источников с учетом теории трансформации норм международного договора?
Согласно господствующей в нашей доктрине точке зрения, международно-правовая норма применяется к соответствующим отношениям только в результате ее трансформации, то есть преобразования в норму внутригосударственного права. Такая трансформация осуществляется путем ратификации, издания актов о применении международного договора или издания иного внутригосударственного акта. Однако и после их трансформации эти нормы сохраняют автономный характер по отношению ко всей системе права данной страны в целом. Поэтому о двойственности источников следует говорить в особом, условном смысле.
Международное регулирование в рассматриваемой области имеет весьма существенное значение, причем удельный вес его все время возрастает. Большое число
48

заключаемых международных конвенций, широкий охват регулируемых ими вопросов привели, например, к тому, что в ряде областей основным источником международного частного права становится международный договор. Эта тенденция характерна для экономического и научно-технического сотрудничества, регулирования железнодорожных, воздушных, автомобильных перевозок, авторского и патентного права.
Как решается в РФ вопрос о соотношении международного договора и внутреннего закона?
Согласно Конституции России 1993 года, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.
Такое же правило содержится и в Основах законодательства о браке и семье, и в Основах гражданского судопроизводства, ряде других законодательных актов, имеющих отношение к области международного частного права. Это положение подчёркивает значение международного договора для регулирования соответствующих отношений. В соответствии с распространенной точкой зрения данное положение понимается как норма, которая разрешает коллизию между двумя внутригосударственными нормами. Одна из них — какое-либо правило общего характера, содержащееся во внутреннем законодательстве, а вторая — специальное изъятие из нее, вытекающее из заключенного государством международного договора. Именно этой второй норме отдается предпочтение.
И еще одно предварительное замечание. Доктрина не рассматривается у нас в качестве источника международного частного права, что не должно умалять ее значения для разработки и уяснения норм международного частного права.
§ 2. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОГОВОРЫ
В отношениях России с другими странами значение международного договора как источника международно-
49

го частного права возрастает. Нормы, сформулированные первоначально в международном договоре, применяются в этих отношениях чаще, чем нормы внутреннего законодательства. Для России как правопреемника Союза ССР сохранили свое действие международные договоры, заключенные ранее СССР. Это относится как к многосторонним, так и к двусторонним договорам. Так, заключенные СССР договоры об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам — это двусторонние. СССР заключил договоры о правовой помощи с Албанией (1958 г.), Болгарией (1957 и 1975 гг.), Венгрией (1958 г. и протокол 1971 г.), ГДР (1957 и 1979 гг.), Кубой (1984 г.), КНДР (1957 г.), МНР (1958 г.), Польшей (1957 г. и протокол 1980 г.), Румынией (1958 г.), Чехословакией (1957 и 1982 гг.), Вьетнамом (1981 г.) и Югославией (1962 г.).
Договоры систематически обновлялись. Обновление осуществлялось по двум направлениям. В одних случаях старые договоры СССР с этими странами (с Болгарией, ГДР, Чехословакией) заменялись новыми, в других— старые договоры (с Венгрией и Польшей) были существенным образом дополнены специальными протоколами.
Россия заключила договоры о правовой помощи с КНР (1992 г.), а также с Азербайджаном. Государства — члены Содружества независимых государств (СНГ) заключили 22 января 1993 г. Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.
Цель всех этих договоров состоит в том, чтобы обеспечить взаимное признание и соблюдение имущественных и личных прав граждан одного государства на территории другого. Договоры строго исходят из принципов равенства и уважения суверенитета каждой страны. В них регулируются отношения по вопросам сотрудничества между органами юстиции, правовой защиты, определения и разграничения компетенции судов и применения права, процессуальных прав иностранцев, исполнения поручений о правовой помощи, признания и исполнения решений по гражданским и семейным делам, признания и пересылки документов, выдачи преступников и другим видам помощи по уголовным делам. Таким образом, действует система договоров о правовой помо-
50

щи, в которых решается целый комплекс вопросов, касающихся сотрудничества органов юстиции и охраны драв граждан.
Договоры о правовой помощи были подписаны с Ираком (1973 г.), Алжиром (1982 г.), Тунисом (1984 г.), Сирией (1982 г.). Народной Демократической Республикой Йемен (1985 г.), Финляндией (1978 г.), Италией (1979 г.), Грецией (1981 г.), Кипром (1984 г.). Так, договор между СССР и Финляндией о правовой защите и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам подписан 11 aaiycra 1978 г.
Конвенция между СССР и Италией о правовой помощи по гражданским делам была заключена 25 января 1979 г. В ней содержатся правила о правовой защите, об оказании правовой помощи, о взаимном признании вступивших в силу судебных решений по гражданским (в том числе семейным) делам, а также решений, касающихся признания отцовства, установления опеки, попечительства и усыновления.
Двусторонние соглашения по вопросам гражданского процесса СССР имел и с рядом других государств. Это соглашение 1970 года с Австрией (о свободном доступе в суды, порядке исполнения судебных поручений и др.), а также соглашения об исполнении судебных поручений с США (1935 г.), Францией (1936 г.), Бельгией (1945—1946 гг.), ФРГ (1956—1957 гг.).
С отдельными социалистическими странами (Болгарией, Венгрией, ГДР, Монголией, Чехословакией и Румынией) Советским Союзом были заключены соглашения о социальном обеспечении, содержащие правила о трудовых правах граждан, пенсионном обеспечении. Далее следует назвать консульские конвенции. СССР были заключены консульские конвенции с Болгарией (1971 г.), Венгрией (1971 г.), ГДР (1971 г.), Вьетнамом (1978 г.), КНР (1986 г.), КНДР (1957 г.), Кубой (1972 г.), Монголией (1972 г.), Польшей (1971 г.), Румынией (1972 г.), Чехословакией (1972 г.), Югославией (I960 г.). Россия заключила консульские конвенции с Польшей (1992 г.).
Консульские конвенции были заключены с Индией (1973 г.), Ираком (1975 г.), Гвинеей-Бисау (1976 г.), Анголой (1976 г.), Сирией (1976 г.), Мозамбиком (1977 г.), Эфиопией (1977 г.), Мексикой (1978 г.) и Другими странами.
51

СССР заключил консульские конвенции с ФРГ (1958 г.), Австрией (1959 г.), США (1964 г.), Великобританией (1966 г.), Францией (1966 г.), Финляндией (1966 г.), Японией (1966 г.), Италией (1967 г.), Швецией (1967 г.), Бельгией (1972 г.), Грецией (1981 г.) и другими западными странами.
Многочисленные соглашения в области транспорта, в частности соглашения о международном автомобильном сообщении, были заключены СССР с Болгарией, Венгрией, ГДР, Польшей, Румынией, Чехословакией.
Советским Союзом были заключены соглашения о взаимной охране авторских прав с Болгарией, Венгрией, ГДР, Кубой, Польшей и Чехословакией.
С Францией (1970 г.) и Австрией (1981 г.) были заключены соглашения о правовой охране промышленной собственности. С Австрией (1981 г.) и Швецией (1986 г.) имеются соглашения о взаимной охране авторских прав.
Наиболее важным источником международного частного права являются торговые договоры (о торговле, торговле и мореплавании). Эти договоры устанавливают общий режим, применяемый в торговле РФ с соответствующим иностранным государством (см. гл. 3). В указанных договорах определяется правовое положение юридических лиц и граждан, содержатся правила по вопросам торгового арбитража. Отметим, в частности. Соглашение о торговых отношениях между СССР и США от 1 июня 1990 г., которое было ратифицировано Россией и США. Аналогичные соглашения были заключены США с Украиной, Казахстаном, Кыргызстаном, Туркменистаном. Россия заключила соглашение об экономическом сотрудничестве с Великобританией (9 ноября 1922 г.), соглашения о торговле и экономическом сотрудничестве с Финляндией (20 января 1992 г.), с Канадой (19 июня 1992 г.), с Китаем (5 марта 1992 г.) и другими странами. В соглашении с Великобританией предусматриваются, в частности, создание в обеих странах «предпосылок для инвестиций, которые были бы привлекательны для инвесторов из другой страны», меры по поощрению «создания и поддержки систем защиты интеллектуальной собственности, соответствующих общепринятым в Европе стандартам».
С рядом стран были заключены специальные согла-
52

шения о торговом судоходстве (например, с Великобританией соглашение 1968 г. с протоколом 1974 г.). Со многими странами (США, Великобританией, Финляндией, Швецией, Норвегией, Австрией, ФРГ и др.) подписаны соглашения об избежании двойного налогообложения. С Великобританией, ФРГ, Финляндией, Францией, Бельгией, Нидерландами, Канадой, Китаем, Испанией, Италией, Австрией, Турцией, Кореей, Швейцарией и другими странами заключены соглашения о взаимной защите капиталовложений.
Отметим тенденцию расширения участия России в многосторонних соглашениях универсального характера.
Прежде чем остановиться на основных многосторонних соглашениях, отметим, что в современных условиях повысилась роль межправительственных организаций в кодификации правил международного частного права, подготовке проектов различных международных соглашений.
Генеральная Ассамблея ООН по инициативе Венгрии рассмотрела «меры, которые должны быть приняты для прогрессивного развития в области международного частного права, в особенности с целью содействия развитию международной торговли». В результате в 1966 году был создан специальный орган — Комиссия ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ). В состав комиссии входят 36 государств. В ее работе активное участие принимают представители России.
Как отмечалось в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 17 декабря 1966 г., задача комиссии состоит в том, чтобы содействовать «прогрессивному согласованию и унификации правил международной торговли». На комиссию, в частности, возложены подготовка новых международных конвенций, типовых и единообразных законов в области права международной торговли, содействие кодификации международных торговых обычаев, сбор и распространение информации в этой области.
В качестве первоочередных комиссия определила следующие темы из своей программы работы: международная купля-продажа товаров, международные платежи, коммерческий арбитраж- На основе подготовленных проектов был принят ряд конвенций. К их числу относятся Конвенция ООН о договорах международной куп-
53

ли-продажи товаров. Конвенция об исковой давности в' международной купле-продаже товаров. Конвенция ООН о морской перевозке грузов (см. гл. 9), а также Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ и Примирительный рег-ламент ЮНСИТРАЛ. В 1985 году были приняты Типовой закон о международном торговом арбитраже. Конвенция о международном переводном и международном простом векселе (9 февраля 1988 г.).
Разработкой проектов конвенций в области международного частного права занимается также Гаагская конференция по международному частному праву. Первая ее сессия была созвана правительством Нидерландов в Гааге в 1893 году по инициативе известного голландского юриста Т. М. Ассера. В ней участвовали 13 европейских государств, включая Россию. Всего состоялось 15 обычных сессий Гаагской конференции (в 1893, 1894, 1900, 1904, 1928, 1951, 1956, 1960, 1964, 1968, 1972, 1976, 1980, 1984, 1988 гг.) и 2 внеочередные, на которых был принят ряд проектов соглашений в области международного частного права. В 1951 году был принят постоянный Статут Гаагской конференции по международному частному праву (вступил в силу в 1955 г.). Статут действует для 38 государств. Для Латвии вступил в силу с 11 августа 1992 г. Согласно статуту, задачей конференции является прогрессивная унификация правил международного частного права (ст. 1). Сессии конференции собираются, как правило, раз в четыре года (ст. 3). Подготовку их осуществляют Специальная государственная комиссия, созданная Нидерландами, и Постоянное бюро конференции. Наиболее значительными из документов, принятых на сессиях конференции начиная с 50-х годов, являются конвенции в области гражданского процесса. К ним относятся: Конвенция по вопросам гражданского процесса 1954 года (СССР присоединился в 1966 г.); Конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам 1965 года; Конвенция о сборе за границей доказательств по гражданским и торговым делам 1970 года; Конвенция об облегчении доступа к правосудию за границей 1980 года и др.
С конвенциями по процессуальным вопросам тесно связана Конвенция, отменяющая требование легализации иностранных официальных документов 1961 года.
54

Участвуют 42 государства. Для России и Беларуси действует с 31 мая 1992 г.
К области семейного права относятся 10 из 29 Гаагских конвенций. Это — Конвенция о заключении брака и признании его недействительным 1978 года; Конвенция о праве, применимом к имуществу супругов, 1978 года;
Конвенция о признании развода и судебного разлучения супругов 1970 года; Конвенция о праве, применимом к алиментным обязательствам в отношении детей, 1956 года; Конвенция о признании и исполнении решений по делам об алиментных обязательствах в отношении детей 1958 года; Конвенция о компетенции и применимом праве в отношении защиты несовершеннолетних 1961 года и ряд других конвенций о правовом положении детей. Из конвенций в других областях следует обратить внимание на Конвенцию о коллизиях законов относительно формы завещательных распоряжений 1961 года, Конвенцию о праве, применимом к ответственности изготовителя, 1973 года и некоторые другие.
Значительную работу в этой области проводит также такая межправительственная организация, как Международный институт по унификации частного права (УНИДРУА) в Риме. Им были подготовлены проекты конвенций по целому ряду вопросов (международной купле-продаже товаров, представительству, перевозкам грузов и пассажиров, а также по иным вопросам). Институт — это межправительственная организация, созданная в 1926 году. Ее членами являются 52 страны, в том числе Болгария, Венгрия, Куба, Польша, Румыния, Россия. Издает ежегодник. Международные конвенции, в которых регулируются отношения в области международного частного права, разрабатываются также в рамках Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) и других организаций.
Рассмотрим отдельные группы многосторонних соглашений в зависимости от их содержания.
Прежде всего следует остановиться на конвенциях по вопросам международной торговли. К их числу относятся Гаагская конвенция о праве, применимом к международной купле-продаже движимых материальных ве-Щей, 1955 года. Гаагская конвенция о праве, применимом к переходу права собственности в международной
55

торговле товарами, 1958 года и Конвенция о праве, применимом к международной купле-продаже, 1986 года.
В отличие от этих конвенций, содержащих единообразные нормы коллизионного характера, в 1964 году в Гааге была заключена Конвенция об единообразном законе о международной купле-продаже товаров, призванная ввести в странах — ее участницах унифицированные материальные нормы в области внешнеторговой купли-продажи.
Эти конвенции, так же как и подписанная в Гааге Конвенция о заключении договоров международной купли-продажи 1964 года, не получили широкого применения.
В 1980 году на конференции в Вене была подписана Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (см. гл. Ь ). Конвенция призвана заменить собой указанные выше Гаагские конвенции 1964 года. Конвенция вступила в силу с 1 января 1988 г. В 1974 году в Нью-Йорке была заключена Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров, а в 1980 году — Дополнительный протокол к ней, который привел некоторые положения этой конвенции в соответствие с Конвенцией ООН о договорах международной купли-продажи товаров. В 1983 году на конференции в Женеве была заключена Конвенция о представительстве при международной купле-продаже товаров, а в 1988 году на конференции в Оттаве — Конвенция о международном финансовом лизинге.
В области международных расчетов основньши соглашениями являются конвенции ЮНСИТРАЛ о международном переводном векселе и международном простом ! векселе от 9 декабря 1988 г. ;
Россия участвует в важных многосторонних конвенциях по вопросам иностранных инвестиций: Конвенции о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами 1965 года, заключенной в Вашингтоне (эту конвенцию подписало более 150 государств, ратифицировали 106); Конвенции ;
об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям ;
инвестиций 1992 года, заключенной в Сеуле (конвенцию подписало 131 государство). [
Многочисленные многосторонние соглашения были;
заключены по различным вопросам торгового морепла--
56

вания. К их числу относятся Конвенция для объединения некоторых правил относительно столкновения судов 1910 года. Конвенция для объединения некоторых правил относительно оказания помощи и спасания на море 1910 года. Заключение этих конвенций положило начало целой серии Брюссельских конвенций по морскому праву, подготовленных Международным морским комитетом (ММК) и принятых на дипломатических конференциях в Брюсселе. Важнейшие из них — Конвенция об унификации некоторых правил о коносаменте 1924 года и протокол к ней 1968 года; Конвенция об ограничении ответственности собственников морских судов 1957 года;
Конвенция об унификации некоторых правил относительно ответственности, вытекающей из столкновения судов внутреннего плавания, I960 года. На конференции в Гамбурге была подписана Конвенция ООН о морской перевозке грузов 1978 года (Гамбургские правила). В результате деятельности ЮНКТАД в Женеве в 1974 году была подписана Конвенция о Кодексе поведения линейных конференций. Унификация ряда норм, регулирующих воздушную перевозку, осуществлена путем заключения Варшавской конвенции 1929 года, донолненной Гаагским протоколом 1955 года и Гватемальским протоколом 1971 года. Россия — участница этой конвенции.
В области регулирования вопросов железнодорожного транспорта имеются Бернские международные конвенции о железнодорожных перевозках грузов и железнодорожных перевозках пассажиров и багажа, которые в 1980 году были объединены и приняты в новой редакции как единое соглашение (вступило в силу с 1 мая 1985 г.).
Основным соглашением по вопросам перевозок'грузов в международном автомобильном сообщении является Женевская конвенция о договоре международной перевозки грузов автомобильным транспортом 1956 года (РФ—ее участница). В 1980 году была принята Конвенция ООН о международных смешанных перевозках грузов.
По вопросам торгового арбитража имеется ряд соглашений. Важнейшие из них — Нью-йоркская конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года и Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже 1961 года (см. гл. 18). РФ—участница этих соглашений. В 1975 году
57

была заключена Межамериканская конвенция о международном коммерческом арбитраже.
В самостоятельную группу входят многочисленные международные соглашения по вопросам интеллектуальной собственности. К их числу относится Парижская конвенция по охране промышленной собственности 1883 года (см. гл. 13). Советский Союз присоединился к конвенции в 1965 году. 23 декабря 1977 г. СССР ратифицировал Договор о патентной кооперации 1970 года. Эти соглашения действуют для России, Украины и Беларуси.
Соглашением в области авторского права является Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений 1886 года, пересмотренная, в частности, на дипломатических конференциях в-Стокгольме в 1967 году и Париже в 1971 году.
Друпнм многосторонним соглашением в этой области является Всемирная конвенция об авторском праве 1952 года (заключена в Женеве, дополнена на конференции в Париже в 1971 г.). Советский Союз присоединился к ней в 1973 году (см. гл. 12).
Кроме того, СССР присоединился к Мадридской конвенции о международной регистрации товарных знаков 1891 года (в 1976 г.), ратифицировал (в 1980 г.) Будапештский договор о международном признании депонирования микроорганизмов для целей патентной процедуры 1977 года, участвовал в ряде других соглашений в области охраны интеллектуальной собственности. Участницей всех этих соглашений является Россия.
Хотя Россия и не является участницей ряда конвенций в области международного частного права, и прежде всего разработанных Гаагскими конференциями по международному частному праву, для последних лет несомненна тенденция повышения роли СССР, а затем и России в разработке важнейших международных соглашений в этой области. РФ активно участвует в работе ЮНСИТРАЛ, Европейской экономической комиссии, ЮНКТАД, ЮНЕСКО, ВОЙ С и других организаций по подготовке проектов такого рода.
Специально следует остановиться на таком многостороннем документе, как Общие условия поставок между внешнеторговыми организациями стран — членов СЭВ (ОУП СЭВ). ОУП СЭВ 1968/1988 годов по своему
58

содержанию представляют унифицированные материальные нормы, регулирующие все основные вопросы внешнеторговых сделок. Наряду с материальными нормами внешнеторговой купли-продажи в ОУП СЭВ содержится и коллизионная норма, отсылающая к материальному праву страны продавца (§ 122 ОУП СЭВ 1968/ 1988 гг.). ОУП СЭВ вступили в силу в соответствии с порядком, предусмотренным Уставом СЭВ. После того как каждая из стран — членов СЭВ одобрила ОУП СЭВ и сделала их внутренними актами, они приобрели обязательную силу в отношениях между этими государствами в качестве многостороннего соглашения. После ликвидации СЭВ ОУП СЭВ, как и другие разработанные СЭВ документы, как правило, потеряли обязательную силу, но продолжают применяться по усмотрению сторон (см. подробнее об этом в гл. 8).
Сохранили действие Соглашение об устранении двойного налогообложения доходов и имущества юридических лиц от 19 мая 1978 г.. Соглашение об устранении двойного налогообложения доходов и имущества физических лиц от 27 мая 1977 г.. Конвенция о разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно-технического сотрудничества, от 26 мая 1972 г. Последняя, так называемая Московская арбитражная конвенция 1972 года, представляет с точки зрения международного частного права наибольший интерес (см. гл. 18).
Из многочисленных конвенций регионального характера в области международного частного права следует отметить прежде всего Кодекс Бустаманте, названный по имени его составителя — известного кубинского юриста. Этот кодекс, состоящий из 437 статей, представляет собой наиболее детально разработанный международный договор по вопросам международного частного права. Он был принят в 1928 году на VI Панамериканской конференции и ратифицирован 15 странами Центральной и Южной Америки.
Развитие интеграционных процессов привело к заключению соглашений, действующих в отношениях между странами той или иной группировки государств. В частности, ряд таких конвенций был заключен между странами — членами Европейского экономического сообщества (ЕС). К их числу относится прежде всего
59

Римская конвенция 1980 года о применении права к договорным обязательствам. Она вступила в силу для Бельгии, Дании, ФРГ Франции, Италии, Люксембурга, Великобритании, Греции, Нидерландов, Ирландии.
В 1968 году страны — члены ЕС заключили Брюссельскую конвенцию о подсудности и исполнении судебных решений (новая редакция 1979 г.). Европейские государства, входящие в Европейскую ассоциацию свободной торговли (ЕАСТ), заключили в 1980 году в Лугано соглашение о подсудности и исполнении судебных решений по гражданским и торговым делам. С 1 января 1992 г. оно вступило в силу в отношениях между Францией, Нидерландами и Швейцарией. Тем самым положения Брюссельской конвенции ЕС 1968 года были распространены на Швейцарию, входящую в ЕАСТ.
В 1968 году страны — члены ЕС заключили Брюссельскую конвенцию о взаимном признании компаний.
Европейская конвенция о государственном иммунитете 1972 года вступила в силу в 1976 году (в 1992 г. действовала для Австрии, Бельгии, Великобритании, Кипра, Нидерландов, Швейцарии, ФРГ).
Начиная с 1975 года каждые три года проводятся конференции по международному частному праву стран Американского континента. На первой конференции (1975 г.) в Панаме были приняты шесть конвенций, на второй (1979 г.) в Монтевидео — семь конвенций по различным вопросам международного частного права.
На конференции в Ла-Пасе в 1984 году были приняты четыре конвенции (межамериканские конвенции о праве и дееспособности юридических лиц в международном частном праве, о коллизионных нормах, касающихся усыновления несовершеннолетних, о юрисдикции и экстерриториальном действии иностранных судебных решений, дополнительный протокол к межамериканской конвенции о сборе доказательств за рубежом). На конференции в Монтевидео в 1989 году были приняты три конвенции (об обязанности содержания лиц, о возвращении из других стран несовершеннолетних, о международных перевозках грузов автотранспортом).
Для развивающихся стран при отсутствии правового регулирования в ряде областей характерен интерес к проведению международной унификации как регионального, так и универсального характера. Так, в 1962 году
60

в Либревиле было подписано соглашение о создании Афро-Малагасийского ведомства промышленной собственности (ОАМПИ), предусматривающее единые нормы для охраны изобретений, регистрации товарных знаков и промышленных образцов. Это соглашение было пересмотрено и дополнено в 1977 году. В 1978 году аналопга-ное соглашение было заключено группой других африканских государств, бывших английских колоний.
Афро-Азиатский правовой консультативный комитет принял Типовое соглашение для двусторонних соглашений о правовой помощи и доказательствах.
§ 3. ВНУТРЕННЕЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
1. Второй вид источников международного частного права — внутреннее законодательство. Переходя к характеристике этого вида, необходимо обратить внимание на то, что в России и в других странах СНГ, в отличие, например, от Австрии, Венгрии, Польши, Румынии, Чехо-Словакии, Югославии, Швейцарии, не принимался специальный закон по вопросам международного частного права, а есть несколько законодательных актов, содержащих нормы в области международного частного права. Число таких норм в последние годы возросло.
Важнейшим источником в области международного частного права является Конституция РФ (Основной закон). В Конституции есть специальная глава, посвященная внешней политике государства. Ряд положений Конституции касается международного права и международных договоров (о добросовестном выполнении обязательств, общепризнанных принципов и норм международного права, о международных нормах, относящихся к правам человека).
В Конституции РФ содержатся положения о том, что РФ гарантирует своим гражданам защиту и покровительство за ее пределами, о правах и обязанностях иностранных граждан и лиц без гражданства в РФ.
Закон о гражданстве РФ содержит, в частности, правила о сохранении гражданства РФ при заключении и расторжении брака (ст. 64), о возможности двойного гражданства (ст. 3), о гражданстве детей (ст. 11, 13, 16, 17, 25—31) и другие положения, непосредственно
61

связанные с вопросами международного частного права.
Важное значение для международного частного права сохраняет Закон СССР о правовом положении иностранных граждан, принятый 24 июня 1981 г. В нем формулируются как общие принципы правового положения иностранных граждан в стране, так и правила по вопросам трудовой деятельности, отдыха, охраны здоровья^ социального обеспечения, предоставления жилища, имущественных и личных неимущественных прав, получения образования, брачных и семейных отношений и др.
В РФ действуют (с 3 августа 1992 г.) Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 года. В Основах содержатся нормы международного частного права как по общим, так и по специальным вопросам: основания применения иностранного права (ст. 156); установление содержания иностранного права (ст. 157); ограничения применения иностранного права (ст. 158); исковая давность (ст. 159); правоспособность и дееспособность иностранных граждан и лиц без гражданства (ст. 160); правоспособность иностранных юридических лиц (ст. 161); ответные ограничения правоспособности (ст. 162); защита личных неимущественных прав (ст. 163); право собственности (ст. 164); сделки и доверенность (ст. 165); обязательства по внешнеэкономическим сделкам (ст. 166); обязательства вследствие причинения вреда (ст. 167); неосновательное обогащение (ст. 168); наследственное право (ст. 169);
международные договоры (ст. 170).
Правила международного частного права содержатся также в Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье 1968 года. Там говорится о правах и обязанностях иностранных граждан в брачных и семейных отношениях (ст. 30), регулируются вопросы заключения браков советских граждан с иностранцами и иностранцев между собой в СССР (ст. 31), заключения браков советских граждан за границей, в том числе в консульских учреждениях СССР (ч. 1 и 2 ст. 32), признания всех браков иностранцев, заключенных за границей (ч. 3 ст. 32), расторжения браков советских граждан с иностранцами и иностранцев между собой в СССР и за границей (ст. 33), установления отцовства (ст. 34), усыновления детей (ст. 35), признания разводов, совершенных за границей, установления опеки (ст. 36), ре-
62

гистрации актов гражданского состояния советских граждан, проживающих за границей (ст. 37), признания документов, выданных органами иностранных государств в удостоверение актов гражданского состояния (ст. 38), применения иностранных законов и международных договоров (ст. 39). Эти нормы воспроизводятся в Кодексе о браке и семье России и кодексах других стран СНГ.
Основы гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1961 года определяют гражданские процессуальные права иностранных граждан, иностранных предприятий и организаций, а также лиц без гражданства (ст. 59, 60); устанавливают правила о предъявлении исков к иностранным государствам и юрисдикции в отношении аккредитованных в стране дипломатических представителей иностранных государств (ст. 61); содержат правила об исполнении судебных поручений иностранных судов, о порядке обращения советских судов с поручениями к иностранным судам (ст. 62) и об исполнении решений иностранных судов и арбитражей (ст. 63).
Указами Президиума Верховного Совета СССР от 16 мая 1977 г. и 9 октября 1979 г. в Основы гражданского судопроизводства были внесены дополнения и изменения. В Основы дополнительно включено правило об определении подсудности судам СССР гражданских дел по спорам, в которых участвуют иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные предприятия и организации, а также по которым хотя бы одна из сторон проживает за границей (ст. 60'). Были внесены некоторые изменения в ст. 4 (о рассмотрении в судах дел с участием иностранцев) и fl ст. 60 (в отношении права обращения в суды и процессуальных прав лиц без гражданства) .
21 июня 1988 г. Президиум Верховного Совета СССР принял указ «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей» и постановление «О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам».
Эти нормы воспроизводятся в Гражданском процессуальном кодексе России и кодексах других стран СНГ.
В Основах законодательства РФ о нотариате 1993 года определяются нотариальные действия, совершаемые консульскими учреждениями РФ' решаются вопросы
63

применения иностранного права при совершении нотариальных действий; регулируются вопросы принятия нотариусом документов, составленных за границей, обеспечения доказательств, требующихся для ведения дел в органах других государств.
Отдельные правила, относящиеся к области международного частного права, содержатся также в некоторых других актах бывшего СССР, сохранивших свое действие в РФ: Воздушном кодексе СССР 1983 года. Кодексе торгового мореплавания СССР 1968 года (КТМ СССР) и других актах.
В частности, в КТМ СССР нормы по вопросам международного частного права помещены в ст. 14 (о применении правил кодекса и правил иностранного права), ст. 15 (о включении в договоры условий о применении иностранных законов и обычаев торгового мореплавания), ст. 16 (о соглашениях сторон о передаче споров с иностранными гражданами или организациями на рассмотрение иностранного суда или арбитража), ст. 17 (о применении правил международных договоров) и др.
В России был принят ряд законов, непосредственно относящихся к области регулирования внешнеэкономической и инвестиционной деятельности. Это Закон об иностранных инвестициях в РСФСР 1991 года. Закон о валютном регулировании 1992 года. Таможенный кодекс 1993 года, указы президента и постановления правительства по вопросам государственного ретулирования внешнеэкономической деятельности.
Ряд положений международного частного права содержится в Законе РФ о международном коммерческом арбитраже от 7 июля 1993 г. Законом ре1улируются вопросы, касающиеся арбитражных отношений, определения состава третейского суда, его компетенции, порядка ведения разбирательства, признания и приведения в исполнение арбитражных решений.
Нормы международного частного права содержатся и в ряде законов общего характера: Законе о предприятиях и предпринимательской деятельности от 25 декабря 1991 г.. Законе о залоге 1992 года. Законе о недрах от 21 февраля 1992 г., Патентном законе от 23 сентября 1992 г.. Законе о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров от 23 сентября 1992 г., Законе об авторском праве и смежных пра-
64

вах от 9 июля 1993 г. и других законодательных актах. Подготовлен проект Закона о международном частном праве.
2. Следует остановиться также на законодательстве в области международного частного права отдельных государств. В Австрии, Венгрии, Китае, Польше, Румынии, Чехо-Словакии, Турции, Швейцарии, Югославии были приняты специальные законы в этой области, в других странах соответствующие нормы содержатся в различных законодательных актах.
Так, в Австрии Закон о международном частном праве был принят 15 июня 1978 г. (вступил в силу 1 января 1979 г.). В нем содержатся детальные правила по различным вопросам (личный закон, семейное право, право наследования, вещное право, право на нематериальные блага, обязательственное право, в том числе трудовой договор, неосновательное обогащение, обязательства из причинения ущерба), а также положения общего характера в отношении применения права.
В Турции Закон о международном частном праве и процессе был принят в 1982 году (вступил в силу 22 декабря 1982 г.). Закон содержит 48 статей.
Наиболее подробным является Закон о международном частном праве Швейцарии (200 статей) от 18 декабря 1987 г. Наряду с общими положениями в области международного частного права он содержит положения о месте жительства и месте пребывания физических и юридических лиц, гражданстве, признании и исполнении решений судов и других органов иностранных государств. Специальные главы закона посвящены статусу физических лиц, семейному праву, правам детей, опеке, наследованию, вещному праву, правам на нематериальные блага (интеллектуальная собственность), обязательственному праву, праву товарищества, конкурсному производству, международной арбитражной подсудности. Таким образом, в нем содержатся нормы, обычно не включаемые в законодательные акты подобного рода.
Примерно в таком же объеме (183 статьи) был принят 22 сентября 1992 г. Закон о международном частном праве Румынии (вступил в силу 1 октября 1992 г.).
В Болгарии отдельные правила международного частного права содержатся в Законе об обязательствах и договорах 1950 года. Указе о торговле и судоходстве
3 Зак. № 239 65

1953 года. Декрете об экономическом, промышленном, научном и техническом сотрудничестве с иностранными юридическими и физическими лицами от 12 июня 1974 г. В Семейном кодексе 1985 года (гл. 11) подробно регулируются вопросы заключения и расторжения браков болгарских граждан с иностранцами и другие вопросы семейного права. Вопросы международного гражданского процесса решены в Гражданском процессуальном кодексе в редакции закона от 31 марта 1983 г.
В Венгерской Республике Закон о международном частном праве был принят в 1979 году. В главе I «Общие положения» этого закона регулируются вопросы квалификации, обратной отсылки, установления содержания иностранного права, взаимности, публичного порядка. Глава II посвящена лицам (гражданам, государству как субъекту правоотношений, юридическим лицам); гл. III — праву интеллектуальной собственности; гл. IV — праву собственности; гл. V — обязательствам; гл. VI — наследованию; гл. VII — семейному праву; гл. VIII — трудовому праву; гл. IX — вопросам юрисдикции; гл. Х — правилам процесса; гл. XI — признанию и исполнению решений иностранных судов и других органов. Этот закон вступил в силу 1 июня 1979 г.
В Китайской Народной Республике 21 марта 1985 г. был принят Закон о международных хозяйственных договорах. Он подлежит применению ко всем внешнеторговым и иным внешнеэкономическим договорам, заключаемым китайскими организациями с иностранными контрагентами, то есть его можно отнести к актам «прямого действия», призванным непосредственно регулировать гражданско-правовые отношения с иностранным элементом. Ряд норм. закона имеет диспозитивный характер.
В законе 1985 года содержатся общие правила о заключении договора, об условиях договора, его форме (предусматривается письменная форма), об исполнении договора и ответственности за его неисполнение (дается, в частности, определение форс-мажора), о порядке рассмотрения споров, сроках исковой давности и другие положения. В законодательстве КНР есть ряд актов, определяющих правовой режим инвестиций и совместных предприятий с участием иностранного капитала, а также предприятий, полностью принадлежащих иност-
66

ранному капиталу, правовой режим особых экономических зон, передачи технологии.
12 апреля 1986 г. были приняты Общие положения гражданского права КНР. Они вступили в силу 1 января 1987 г. В них содержится ряд коллизионных норм: о применении права по вопросам гражданской дееспособности (ст. 143), права собственности на недвижимое имущество (ст. 144), деликтных обязательств (ст. 146), семейных отношений (ст. 147), наследования (ст. 149).
В Польской Республике основным источником международного частного права является Закон о международном частном праве 1965 года, содержащий коллизионные нормы гражданского, трудового и семейного права. Наряду с этим законом в Польше в области международного частного права действуют отдельные нормы, содержащиеся в Законе о воздушном праве 1962 года, Законе о морском праве 1961 года и в ряде других актов. Вопросы процессуального характера подробно регулируются Гражданским процессуальным кодексом 1964 года.
В Чехо-Словакии Закон о международном частном и процессуальном праве был принят в 1963 году. Это закон, подробно регламентирующий обязательственные, трудовые, наследственные и семейные отношения с иностранным элементом, а также вопросы процессуального характера.
В 1963 году были приняты также два специальных закона: Кодекс международной торговли (Закон о правоотношениях в международных торговых отношениях) и Закон об арбитраже в международных торговых отношениях и об исполнении арбитражных решений. Они вступили в силу с 1 апреля 1964 г. Кодекс международной торговли (726 параграфов) подлежит применению в тех случаях, когда в соответствии с правилами международного частного права должно применяться законодательство Чехо-Словакии. Он регулирует не только международную куплю-продажу, но и все другое имущественные отношения, возникающие в международной торговле (договоры перевозки, страхования и др.).
В бывшей СФРЮ Закон о разрешении коллизий между законом и нормами иностранного права в определенных правоотношениях был принят 15 июля 1982 г.

з*
67


(вступил в силу с 1 января 1983 г.) Закон состоит из б глав и 309 статей.
В первой главе (ст. 1—13) даются общие положения, касающиеся сферы действия закона, применения иностранного права (оговорка о публичном порядке, установление содержания иностранного права и т. п.), действительности сделок, исковой давности, определения применимого права в отношении лиц с множественным гражданством и лиц без гражданства.
Вторая глава (ст. 14—45) содержит коллизионные нормы о право- и дееспособности, опеке, признании лица умершим, праве собственности и других вещных правах, договорах, внедоговорной ответственности за причинение вреда, наследовании, заключении и расторжении брака, признании его недействительным, личных и имущественных отношениях супругов и лиц, находящихся в фактических брачных отношениях, об отношениях между родителями и детьми, установлении отцовства и алиментировании, а также об усыновлении.
Третья глава (ст. 46—85) посвящена компетенции судов и других органов страны по делам с иностранным элементом и положению иностранцев в процессе (процессуальная дееспособность, учет судом процесса по тому же делу, ведущегося за границей, обеспечение иностранцами уплаты судебных расходов).
Четвертая глава (ст. 86—101) посвящена признанию и исполнению иностранных судебных и арбитражных решений.
Главы пятая (ст. 102—106) и шестая (ст. 107, 108) содержат некоторые дополнительные и переходные положения. Этот закон с небольшими изменениями был введен в действие в Хорватии законом от 26 июня 1991 г. Он действует также в Словении, Сербии, Черногории.
Закон как источник международного частного права обычно имеет меньшее значение, чем судебная практика. Отдельные нормы международного частного права во многих государствах Запада содержатся в различных законодательных актах, однако эти положения малочисленны. Так, во Франции в Гражданском кодексе 1804 года (так называемом Кодексе Наполеона) имеется ряд статей, относящихся к правам иностранцев. Есть и другие нормативные акты в этой области.
68

В действовавшем до 1986 года в ФРГ Вводном законе к Германскому гражданскому уложению (ГГУ) содержалась определенная система коллизионных норм (ст. 7—31), однако в ней отсутствовали нормы по многим существенным вопросам (прежде всего в области обязательственного права). С 1 сентября 1986 г. в ФРГ вступил в силу Закон о новом регулировании в области международного частного права от 25 июля 1986 г. (Закон о международном частном праве), которым были заменены соответствующие статьи Вводного закона к ГГУ. Там имеются также нормы о подсудности в области семейного права. Одновременно в этот закон были включены правила Римской конвенции 1980 года о применении права к договорным обязательствам и проведен ряд других изменений. Тем самым была установлена система коллизионных норм, предусматривающих применение права в отношении формы сделок, заключения и расторжения брака, прав детей, опеки и попечительства, наследственного права, обязательственного и трудового права, процессуальных вопросов.
В США и Великобритании определенное значение имеют частные кодификации, составленные на основе обобщения судебных прецедентов. Наиболее известная кодификация такого рода в Англии содержится в курсе Дайси, а в США — в составленном в 1934 году Американским институтом права Своде законов о конфликте законов на основе трехтомного курса Биля и во втором Своде законов о конфликте законов, вышедшем в 1971 году.
В отдельных штатах США приняты законы в этой области. Так, в штате Луизиана в 19.91 году был принят Закон о международном частном праве (вступил в силу со 2 января 1992 г.).
В последние десятилетия в Великобритании в области международного частного права, где ранее безраздельно господствовали судебная практика, судебный прецедент, определенное место начинает занимать законодательство. Это объясняется рядом факторов, прежде всего усилением вмешательства государства в хозяйственную жизнь, в том числе и во внешнеэкономической сфере. Существенное значение имело вступление Великобритании в Европейское экономическое сообщество, что сделало необходимым издание ряда законодательных актов
69

с целью имплементации конвенций Европейского сообщества в английское право.
За сравнительно непродолжительный период времени в Великобритании были приняты Закон об арбитраже 1975 года. Закон о завещаниях 1963 года. Закон об усыновлении 1968 года. Закон о признании судебных решений о разводе и раздельном жительстве супругов 1971 года. Закон о доказательствах при судопроизводстве в других юрисдикциях 1975 года, а также ряд законов, регулирующих морские, железнодорожные и автомобильные перевозки, и др. Особый интерес представляет Закон о государственном иммунитете 1978 года, принятый в соответствии с Европейской конвенцией о государственном иммунитете 1972 года.
Не умаляя значения судебной и юридической практики как источника международного частного права, следует отметить тенденцию к созданию в этой области законодательных норм. В частности, во Франции еще в 1959 году был подготовлен первый проект закона по международному частному праву. В 1969 года на его основе появился новый проект такого закона. Проект исходит из принципов, выработанных судебной практикой, и в то же время оставляет за судами достаточно широкую возможность для дальнейшего формулирования правил в области международного частного права. Кодификационные работы в этой области ведутся и в других государствах Запада (в Бельгии, Италии, Нидерландах).
Новые нормы в области международного частного права были приняты в Японии в 1989 году (вступили в силу с 1 января 1990 г.), в Испании — в 1974 году (ст. 8—12 Вводного закона к Гражданскому кодексу).
3. В ряде развивающихся стран (например, Сирии, Египте, Ираке, Алжире, Перу) коллизионные нормы содержатся в гражданских кодексах. Так, в Гражданском кодексе Алжира коллизионные нормы имеются в ст. 9— 24 (применение права при определении вопросов личного статуса лица, в области права собственности и обязательств, применение закона страны гражданства мужа в случаях расторжения смешанных браков и др.). Коллизионные нормы включены в ст. 2046—2111 Гражданского кодекса Перу 1984 года.
Наряду с коллизионными нормами в гражданских кодексах развивающихся стран содержатся правила,
70

направленные на освобождение экономики этих стран от влияния иностранного капитала (правила о правовом положении иностранных компаний). В Индии значительное место в качестве источника международного частного права сохраняется за судебной практикой.
В большинстве африканских государств в целях правового регулирования иностранных капиталовложений приняты специальны» инвестиционные законы и кодексы. В инвестиционных кодексах определяются правовое положение смешанных предприятий, правила национализации частной иностранной собственности, перевода прибылей, положения об арбитраже и т. д. Большое значение имеют принятые в ряде латиноамериканских государств (Мексике, странах Андской группы) специальные законы о приобретении иностранной технологии.
§ 4. СУДЕБНАЯ И АРБИТРАЖНАЯ ПРАКТИКА
Незначительное количество законодательных норм в ряде стран Запада в области международного частного права связано с тем значением, какое имеет в этих странах третий вид источников международного частного права — судебная и арбитражная практика. Под судебной практикой понимаются проводимые в решениях взгляды судей на какой-либо правовой вопрос, имеющие руководящее значение при решении судами аналогичных вопросов в дальнейшем. Этот источник характерен для ряда государств, причем в некоторых из них он является основным источником права. Такое положение существует в Великобритании и частично в США. В Великобритании действует система судебных прецедентов, то есть вынесенных ранее руководящих судебных решений, выявляющих действующее право и формулирующих его.
Система прецедентов в этих странах имеет, таким образом, решающее значение.
В России судебная практика вообще не рассматривается как источник права. Источником права в РФ является закон. Суд в России не создает правовых норм, поэтому судебная практика не является и источником международного частного права. В то же время для толкования норм в процессе их применения значение
71

судебной, а особенно в области международного частного права арбитражной практики несомненно.
§ 5. ОБЫЧАИ
Международные обычаи, основанные на последова-гельном и длительном применении одних и тех же правил, наша доктрина и практика рассматривают в качестве источников международного публичного, а также международного частного права.
Обычаи — это правила, которые сложились давно, систематически применяются хотя и нигде не зафиксированы. Этим обычай отличается от нормы закона.
Обычаи, в основе которых лежат принципы суверенитета и равенства государств, обязательны для всех стран; что же касается других обычаев, то они обязательны для того или иного государства в случае, если они им в какой-либо форме признаны.
Кроме международно-правовых обычаев имеются торговые обычаи, которые широко применяются странами в международной торговле и в области торгового мореплавания. То, что в нашей стране обычаи признаются в качестве источника международного частного права, нашло свое проявление, в частности, в следующем: постоянный арбитражный орган — Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ (ранее именовавшийся Внешнеторговой арбитражной комиссией — ВТАК) при разрешении споров учитывает торговые обычаи. В Законе о Международном коммерческом арбитраже 1993 года предусмотрено, что третейский суд принимает решение с учетом того, что этот суд разрешает споры на основе торговых обычаев (п. 3 ст. 28).
Применение принятых в международной торговой практике обычаев осуществляется Арбитражным судом в тех случаях, когда это обусловлено в договоре, из которого возник спор, и тогда, когда к обычаям отсылает норма права, подлежащего применению к спорному правоотношению, а также если применение обычая основывается на положениях международного договора, действующего в отношениях между государствами, к которым принадлежат стороны в споре. Кроме того, в арбитражной практике допускается применение торговых обычаев
72

и в случаях, когда в нормах права, подлежащего применению к спорному вопросу, не содержится необходимых указаний, а обращение к торговому обычаю вытекает из характера условия, относящегося к спору, например условия, обозначенного одним из распространенных в международной торговле терминов «франке», «фоб», «сиф» и т. п. Вследствие расхождения в детальном содержании торговых обычаев, применяемых в отдельных странах, в практике Арбитражного суда при ТПП РФ принимается во внимание (при установлении содержания обычая) опыт внешнеторговых отношений между соответствующими странами и практика применения сторонами обычно принятых в торговых отношениях условий, связанных с обычаем, необходимость в обра~ щении к которому возникла при разбирательстве спора» От обычаев следует отличать обыкновения, складывающиеся в практике торговых сделок и определяющие детали этих сделок. С торговыми обыкновениями приходится сталкиваться в области морских перевозок. Они складываются, например, в портах. Обыкновения могут регулировать взаимоотношения сторон только в тех случаях, когда стороны в той или иной форме признали необходимым применение обыкновении какого-либо морского порта.
Таким образом, в России в качестве источников международного частного права признаются, во-первых, меж» дународные договоры и международные обычаи и, во-вторых, внутреннее законодательство и применяемые в РФ торговые обычаи. Ни судебная и арбитражная практика, ни доктрина не рассматриваются у нас в качестве источника международного частного права.
КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПО ТЕМЕ:
1 В чем проявляется своеобразие источников международного частного права?
2. Какую роль играют в области международного частного права международные договоры?
3. В отношениях с какими странами действуют договоры о правовой помощи?
4. В каких странах были приняты специальные законы о международном частном праве?

ГЛАВА 3
ОБЩИЕ ПОНЯТИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
§ 1. Коллизионный и материально-правовой методы регулирования. § 2. Место и роль материально-правовых норм в регулировании. § 3. Система коллизионных норм. § 4. Толкование и применение коллизионных норм. § 5. Оговорка о публичном порядке. § 6. Режим наибольшего благоприятствования и национальный режим. § 7. Взаимность и реторсия
ЛИТЕРАТУРА
Перетерский И. С; Крылов С. Б. Международное частное право.— С." 40—65; Дуну Л. А. Курс международного частного права. Общая часть.— С. 171—376; Лунц Л. А., Марышева Н. И., Садиков О. Н. Международное частное право.— С. 50—80; Лунц Л. А. Развитие советской доктрины по международному частному праву // Сов. государство и право.— 1977.— № 12.— С. 48—57; Дунц Л. А. К вопросу о квалификации в международном частном праве // Сов. ежегодник международного права. 1979.— М., 1980.— С 212—219; Корецкий В. М. Очерки англо-американской доктрины и практики международного частного права.— М., 1948; Зевков Д. П. К вопросу о соотношении материально-правового и коллизионного способов регулирования • международном частном праве // Сов. ежегодник международного права. 1973-М.. 1975.—С. 284—292; Садиков О. Н. Коллизионные нормы в современном международном частном праве // Сов. ежегодник международного права. 1982.— М., 1983.— С. 205—220; Садиков О. Н. Императивные нормы в международном частном праве // Моск. журнал международного права.— 1992.— № 2.— С. 71—84; Международное! частное право: Современные проблемы / Отв. ред. М. М. Богуслав» ский.—М., 1993.—Кн. 1.—С. 146—198; Кн. 2.—С. 161—216; Тил-ле А. А. Время — пространство — закон.— М., 1965.
§ L КОЛЛИЗИОННЫМИ МАТЕРИАЛЬНО-ПРАВОВОЙ МЕТОДЫ ^РЕГУЛИРОВАНИЯ
1. Отечественная доктрина исходит из того, что международному частному праву свойственны свои специфические приемы и средства регулирования прав и обязан-
74

ностей участников гражданских правоотношений международного характера. Речь идет о сочетании и взаимодействии двух методов: коллизионного и материально-правового. Известно, что именно первому методу международное частное право обязано своим возникновением и дальнейшим развитием. В литературе по международному частному праву обычно отмечается, что при правоотношениях с иностранным элементом всегда возникает так называемый коллизионный вопрос: необходимо решить, какой из двух коллидирующих (сталкивающихся) законов подлежит применению — действующий на территории, ще находится суд, рассматривающий дело, или иностранный закон, то есть закон той страны, к которой относится иностранный элемент в рассматриваемом деле.
«Коллизия» — латинское слово, означающее столкновение. Этот термин носит условный характер. Образно говорят о коллизии законов и необходимости выбора между ними для объяснения хода рассуждений суда или иного лица, которые должны решить вопрос о применении права к правоотношению с иностранным элементом. Коллизионная проблема — проблема выбора права, подлежащего применению к тому или иному правоотношению,— типична прежде всего для международного частного права. Если в других отраслях права вопросы коллизии законов имеют второстепенное, подчиненное значение, то здесь именно коллизионная проблема и ее устранение составляют основное содержание этой правовой отрасли, что отразилось, как известно, и в ее названии в ряде стран.
Коллизия может быть устранена путем использования так называемых коллизионных норм, указывающих, какой закон подлежит применению в том или ином случае. Приведем пример из практики.
В Россию приехала французская гражданка на основе соглашения о культурном сотрудничестве между Россией и Францией, француженка училась в одном из наших университетов и вышла замуж за российского гражданина. После этого она вернулась во Францию и Прислала оттуда письмо, в котором просила считать ее брак с российским гражданином недействительным, поскольку он был заключен с нарушением французского закона. По французскому закону девушка 18 лет не может вступить в брак без согласия родителей. По российскому же закону девушка может вступить в брак с 18 лет, причем разрешения родителей не требуется.
75

Можно представить себе и такую ситуацию, когда французская гражданка находится в Польше, вступает там в брак с польским гражданином и также не имеет разрешения на вступление в брак от своих родителей. Возникает вопрос: может ли эта французская студентка вступить в брак в России и может ли она вступить в брак в Польше? Для того чтобы ответить на эти вопросы, нужно обратиться к законодательству России и Польши. В законодательстве каждой из стран имеются специальные коллизионные нормы. В Кодексе законов о браке и семье РФ говорится, что браки иностранцев с российскими гражданами заключаются в РФ по российскому законодательству. Это означает, что к такому браку должно было применяться российское право. Если мы обратимся к польскому законодательству, то установим, что при регистрации брака иностранца применяется законодательство страны его гражданства. В данном случае для регистрации брака французской студентки подлежит применению французское законодательство. Таким образом, установив коллизионную норму, нужно обратиться уже к тому правилу закона, к которому отсылает коллизионная норма.
Вернемся теперь к нашему примеру. Для того чтобы зарегистрировать брак между российским гражданином и французской гражданкой, следует применить советское законодательство и соответственно законодательство России. В нашем законе предусмотрены определенные условия для вступления в брак (достижение определенного возраста и пр.), но не требуется согласия родителей. Таким образом, брак в РФ в рассматриваемом случае может быть зарегистрирован. В польском же законодательстве говорится, как уже указывалось, что нужно обратиться к законодательству страны гражданства иностранца, вступающего в брак с польским гражданином. Поскольку по французскому законодательству требуется согласие родителей, брак не может быть зарегистрирован в Польше при отсутствии такого согласия.
Следовательно, сама коллизионная норма не решает еще по существу вопрос, она отсылает к материальным нормам, предусматривающим соответствующие правила. И вопрос будет решен на основании этих правил.
Другой пример. Всесоюзное объединение «Станкоимпорт» еще до начала второй мировой войны заключило с швейцарской фирмой
76

договор о поставке станков. Однако вследствие начала военных действий поставка станков не состоялась, и возник вопрос о возврате авансов, которые были выданы советской организацией швейцарской фирме. Прошло много времени, и исковая давность истекла. Можно ли и каким образом восстановить срок давности и предъявить иск о возврате авансов? В самом договоре ничего по этому вопросу не говорилось, и ответить на него можно лишь на основании норм законодательства какой-либо определенной страны. Спор рассматривался во Внешнеторговой арбитражной комиссии в Москве (решение от 27 октября 1950 г.). Ответчик (швейцарская фирма «Свисстул») утверждал, что должно быть применено швейцарское право. Объединение «Станкоимпорт» настаивало на применении советского права. Нужно было прежде всего установить, какое законодательство подлежит применению, а затем уже на основе норм этого законодательства решить дело по существу. Из правил советского законодательства, действовавшего в то время (ст. 7 ГПК РСФСР), следовало, что к обязательствам по внешнеторговым сделкам должяо применяться законодательство места заключения договора. Договор был заключен в Советском Союзе, поэтому в случае применения советской коллизионной нормы к делу должно быть применено советское право.
В швейцарском же праве соответствующая коллизионная норма предусматривала, что должно применяться законодательство места исполнения договора. Поскольку в данном случае договор подлежал исполнению в Швейцарии, с точки зрения швейцарской коллизионной нормы необходимо применить швейцарское право. Таким образом, коллизионные нормы советского и швейцарского законодательства не совпадают, и конкретное решение дела зависит прежде всего от того, коллизионные нормы какой страны будут применены судом или арбитражем. При рассмотрении дела Арбитражная комиссия в Москве исходила при решении этого вопроса из советского законодательства и применила к сделке советское право.
2. Коллизионная норма — это норма, определяющая, право какого государства должно быть применено к соответствующему правоотношению.
Поскольку коллизионная норма — это норма отсылочного характера, ею можно руководствоваться только вместе с какими-либо материально-правовыми нормами, к которым она отсылает, то есть нормами законодательства, решающими вопрос по существу. Хотя коллизионная норма указывает лишь, законы какой страны должны быть применены, ее нельзя рассматривать как имеющую те же функции, что выполняет справочное бюро на вокзале, сообщающее пассажирам, в каком окошечке они могут купить билет и с какого пути отправляется их поезд. Вместе с материально-правовой нормой, к которой она отсылает, коллизионная норма выражает определенное правило поведения для участников гражданского оборота.
77

Наша доктрина не ограничивает содержание международного частного права только коллизионными нормами. Еще в 1940 году И. С. Перетерский и С. Б. Крылов в своем учебнике международного частного права писали, что «рассматривать международное частное право лишь как «коллизионное», то есть посвященное лишь «разграничению» различных законодательств,— это значит „суживать... действительный характер международного частного права"».
Объединение в составе международного частного права коллизионных и материально-правовых норм основывается на необходимости двумя различными методами регулировать однородные по своему характеру отношения.
Помимо материально-правовых норм международных соглашений международное частное право включает и материально-правовые нормы внутреннего законодательства, специально предназначенные для регулирования гражданских отношений с иностранным элементом. К таким нормам, в частности, относятся: а) нормы, регу-лирующие внешнеэкономическую деятельность; б) нормы, определяющие правовое положение различных предприятий с иностранными инвестициями, учрежденных на территории России; в) нормы, касающиеся режима инвестиций, инвестиционной деятельности российских организаций; г) нормы, определяющие статус граждан России за рубежом; д) нормы, определяющие права и обязанности иностранных граждан и организаций в России в сфере гражданского, семейного, трудового и процессуального права.
В этих и других аналогичных нормах содержится прямое предписание, непосредственно определяющее права и обязанности участников правоотношений с иностранным элементом.
Что же касается материально-правовых норм международных соглашений, трансформированных в наше законодательство, то число таких норм возрастает. Иногда в литературе по международному частному праву применяются в этих случаях термины «прямые нормы», «прямой метод регулирования». Указанные термины употребляются исключительно для противопоставления терминам «коллизионная норма», «коллизионный метод». Значение прямых норм особенно велико, поскольку бла-
78

годаря им устанавливаются единые для государств — их участников правила, единообразно решающие те или иные конкретные вопросы.
§ 2. МЕСТО И РОЛЬ МАТЕРИАЛЬНО-ПРАВОВЫХ НОРМ В РЕГУЛИРОВАНИИ
1. Повышение роли материально-правовых норм международных соглашений непосредственно связано с развитием процессов интернационализации хозяйственной жизни. Создание единообразных материально-правовых норм, регулирующих торговые, производственные, научно-технические, транспортные и иные связи между организациями и фирмами различных государств, вызывается не только потребностью в устранении различий во внутреннем праве государств — различий, осложняющих это регулирование, но и тем обстоятельством, что внутреннее право нередко оказывается «не приспособленным» для регулирования этих отношений.
В советской литературе еще в 20-х годах В. М. Корец-кий убедительно показал, что применительно к общим международным хозяйственным связям главное место в регулировании занимают не коллизионные нормы, а другие приемы и методы.
Тенденция возрастания роли материально-правового метода регулирования особое значение получила в отношениях между Советским Союзом и другими странами — членами Совета Экономической Взаимопомощи. Между странами — членами СЭВ в период существования этой организации вопросы международного частного права в области экономических и научно-технических связей решались преимущественно на основе материально-правового метода регулирования, играющего в этой области ведущую (по сравнению с коллизионным методом) роль.
Единообразные правовые нормы позволяли осуществлять специальное регулирование отношений в названной области, не обособляясь в «наднациональное» или «над-государственное» право. Практика разработки и применения Общих условий поставок СЭВ и других аналогичных Общих условий показала преимущества этого метода регулирования. Цель данных документов состояла в создании унифицированных материально-правовых норм.
79

Коллизионный метод регулирования оказывается необходимым, во-первых, в качестве общего субсидиарного начала, позволяющего восполнить пробелы, образующиеся при унификации материально-правовых норм; во-вторых, в качестве основы для уретулирования отношений, возникающих в отдельных сферах сотрудничества, и с учетом конкретных условий его реализации; в-третьих, в случаях, когда применение единообразных материально-правовых предписаний по тем или иным причинам встречает затруднения.
В современных условиях многое страны идут по пути расширения сферы применения унифицированных материально-правовых норм, но унификация не может охватывать все вопросы, она не может быть беспредельной. Кроме того, в ряде случаев более эффективным и в этой области является применение коллизионного метода. При ретулировании же отношений с участием граждан применяется, как правило, коллизионный метод. Однако при этом могут использоваться унифицированные коллизионные нормы, содержащиеся в договорах о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, а также в других соглашениях.
2. Материально-правовые нормы внутреннего законодательства, о которых идет речь, предназначены исключительно для регулирования отношений с «внешним элементом», «международного фактического состава», для ре1улирования которых непригодны нормы общего характера. Речь идет, таким образом, о специальном регулировании, о нормах в рамках внутреннего законодательства, специально рассчитанных на регулирование этих отношений. Законодатель вместо того, чтобы избрать метод косвенного ре1улирования, что характерно для международного частного права вообще, то есть вместо того, чтобы предусмотреть коллизионные нормы, создает систему правовых норм, которые предназначены для регулирования тех случаев, которые не относятся к «внутригосударственной» жизни.
По пути создания таких норм активно идут некоторые страны. Как уже отмечалось (гл. 2), в Чехо-Словакии и КНР были приняты специальные законы о международных хозяйственных договорах. Если в Чехо-Словакии в самом тексте закона от 14 декабря 1963 г. о правоотношениях в международном торговом обороте (Кодекс
80

международной торговли) было предусмотрено, что он подлежит применению в случае, если на основании коллизионной нормы или в силу избранного сторонами права подлежит применению право Чехо-Словакии, то в КНР соответствующий закон применяется ко всем договорным отношениям субъектов права этой страны с иностранными лицами. Если в Чехо-Словакии одной из основных причин создания такого закона было то обстоятельство, что в этой стране были сформированы две отрасли законодательства (гражданское и хозяйственное), приняты гражданский и хозяйственный кодексы и необходимо было создать третью систему норм для правоотношений, не подпадающих под действие ни гражданского, ни хозяйственного кодекса, то в КНР этот момент не имеет решающего значения.
В развивающихся странах были изданы инвестиционные кодексы и принято иное законодательство об иностранных инвестициях — законодательство о передаче технологии, специально рассчитанное на отношения с международным, или иностранным, элементом. В соответствии с концепцией публичного порядка, принятой в этих странах, от положений этого законодательства стороны не могут отступить, они не могут и исключить его применение путем выбора права в конкретном договоре между сторонами.
3. Преимущества материально-правового метода регулирования можно сформулировать следующим образом:
1) материально-правовые нормы, создаваемые при использовании этого метода, по своему содержанию призваны непосредственно регулировать гражданско-право-вые отношения с иностранным элементом, тот «международный фактический состав», о котором говорилось выше. Тем самым создается большая адекватность регулирования, чем при использовании коллизионного метода, поскольку коллизионная норма отсылает общим образом к праву какого-то государства, а нормы этого права, как правило, за очень редким исключением, формировались как нормы общего характера, призванные регулировать все гражданско-правовые, семейные и иные отношения без учета специфики «международного фактического состава». Иными словами, при материально-правовом методе всегда применяется специальное регу-
81

лирование, а при коллизионном — общее регулирование.
В доктрине не раз обращалось внимание на то, что при коллизионном регулировании не учитывается специфика отношений, о которых идет речь. Венгерский юрист И. Саси справедливо отмечал в этой связи, что «только то право может выполнить свою служебную роль, которое учитывает международный характер регу-лируемых отношений»;
2) использование метода прямого регулирования создает гораздо большую определенность для участников соответствующих отношений, поскольку им, а также соответствующим органам, которые будут применять эти нормы, они (т. е. материально-правовые нормы) всегда известны заранее;
3) применение метода прямого регулирования при создании материально-правовых норм, содержащихся в международных договорах, дает еще одно дополнительное преимущество. Оно позволяет в большей степени, чем при использовании коллизионного метода, избегнуть односторонности при создании правового регулирования. Ранее уже неоднократно отмечалось наиболее характерное противоречие, возникающее в области международного частного права: отношения, выходящие за рамки одного государства, фактически призвано в большинстве случаев регулировать в одностороннем порядке какое-либо одно государство. При применении прямого метода это противоречие устраняется, поскольку государства сами создают на основе согласования нормы, призванные регулировать отношения между субъектами права этих государств. Если же путем заключения международного договора создаются единые коллизионные нормы, это противоречие устраняется лишь частично, поскольку в конечном счете к отношениям сторон будет применяться внутреннее право какого-либо одного государства,- то есть право, созданное каждым из них в одностороннем порядке.
Приведенная выше практика применения метода прямого регулирования позволяет выявить те области отношений, где применение этого метода получило наибольшее развитие. Основным критерием здесь является наличие экономической необходимости в создании единообразного и в то же время специального регулирования,
82

а также развитие технического прогресса, неизбежно ведущего в ряде областей к созданию материально-правовых норм. По мере интернационализации механизмов экономических отношений значение таких норм будет возрастать.
Таким образом, создание материально-правовых норм в области международного частного права, и прежде всего унифицированных материально-правовых норм, как правильно подчеркивает С. Н. Лебедев, не должно вести к недооценке унификации коллизионных норм, которые, играют и будут в дальнейшем играть важную роль в регулировании международных хозяйственных отношений. Как отмечает А. Л. Маковский, материально-правовая унификация должна касаться основных вопросов регулирования международных гражданских отношений (в частности, в сфере торгового мореплавания) в сочетании с другими методами регулирования, в том числе «с решением в тех же международных соглашениях относительно менее важных вопросов путем установления унифицированных коллизионных норм».
§ 3. СИСТЕМА КОЛЛИЗИОННЫХ НОРМ
Коллизионные нормы с юридико-технической стороны — это наиболее сложные нормы, применяемые в международном частном праве, что делает необходимым рассмотреть определенные правила установления содержания коллизионных норм. Эти правила помогают решению вопросов использования коллизионных норм на практике. Каждая коллизионная норма состоит из двух частей. Первая ее часть называется объемом коллизионной нормы. В этой части коллизионной нормы говорится о соответствующем правоотношении, к которому она применима. Вторая часть коллизионной нормы носит условное название коллизионной привязки. Привязка — это указание на закон (правовую систему), который подлежит применению к данному виду отношений. Приведем пример коллизионной нормы, взятой из законодательства, действующего в России.
Согласно Закону о залоге в отношении прав и обязанностей сторон, применяется право страны, где учреждена, имеет место жительства или основное место деятель-
83

ности сторона, являющаяся залогодателем, если иное не установлено соглашением сторон (ч. 6 ст. 10). Объем здесь — договор залога, а если говорить более точно, то речь идет не вообще о договоре залога, а о содержании такого договора, о том, какие имеют права и какие должны нести обязанности стороны по такому договору. Привязка приведенной нормы — место учреждения, место жительства или основное место деятельности одной из сторон (залогодателя). Имеется целый ряд других привязок, которые встречаются в различных коллизионных нормах. Остановимся на наиболее распространенных коллизионных привязках.
При регулировании отношений с участием граждан часто встречаются ссылки на закон гражданства лица (lex patriae), закон места жительства лица (lex domi-cilii). Обе эти привязки применяются в нашем законодательстве. Так, гражданская дееспособность иностранного гражданина определяется, как правило, по праву страны, гражданином которой он является (ч. 2 ст. 160 Основ гражданского законодательства 1991 г.). Отношения по наследованию определяются по праву той страны, где наследодатель имел последнее постоянное место жительства (ч. 1 ст. 169 Основ гражданского законодательства 1991 г.). Естественно, что закон гражданства может не совпадать с законом места жительства, поскольку гражданин может находиться на территории одной страны, но сохранять гражданство другого государства.
Гражданская правоспособность иностранного юридического лица определяется по праву страны, где учреждено такое юридическое лицо (ч. 1 ст. 161 Основ гражданского законодательства 1991 г.).
Следующий вид коллизионной привязки — это закон места нахождения вещи (lex rei sitae). Он применяется в области права собственности, в наследственном праве (ст. 164, 169 Основ гражданского законодательства 1991 г.). Большое распространение имеет закон места заключения сделки (lex loci contractus). Это — право страны, вде была заключена сделка. Такая коллизионная привязка содержится в ст. 165 Основ гражданского законодательства 1991 года в отношении сделок, которые не относятся к числу внешнеторговых.
Согласно ст. 165 Основ, право страны, где была вы-
84

дана доверенность, применяется к форме и сроку действия доверенности. «Однако доверенность не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если последняя удовлетворяет требованиям советского права».
В области внешней торговли применяются и другие коллизионные привязки, прежде всего закон места нахождения продавца. Такая привязка содержится в отношении договора купли-продажи (ст. 166 Основ 1991 г.).
В законодательстве ряда государств применяется принцип закона места исполнения обязательства (lex loci solutions). Это значит, что к содержанию договора, к определению прав и обязанностей сторон применяется закон того государства, где договор подлежит исполнению.
В области торгового мореплавания применяется в ряде случаев закон флага (lex flagi). Из этого коллизионного принципа исходит ст. 14 Кодекса торгового мореплавания СССР. Другим примером коллизионной привязки является закон места причинения вреда (деликта) (lex loci delicti commissi). Так, при рассмотрении вопроса о причинении вреда иностранным туристам в РФ права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие такого причинения вреда, будут определяться по праву страны, где имело место действие, послужившее основанием для требования о возмещении вреда (ст. 167 Основ гражданского законодательства 1991 г.).
В семейном праве применяется закон места заключения брака (lex loci celebrations). Так, в частности, этот принцип применялся в Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье и применяется в ст. 161 Кодекса о браке и семье России. В силу применения этого принципа может создаться такое положение, что брак, заключенный в РФ российской гражданкой с иностранцем, будет действительным по нашим законам, но может быть признан недействительным за границей. Такой брак, если при его заключении было нарушено законодательство страны, гражданином которой являлся один из вступающих в брак, станет «хромающим браком». Из этого примера видно, что путем применения коллизионных норм одной страны, содержащихся во внутреннем законодательстве, не всегда
85

Moiyr быть преодолены те коллизии, которые возникают вследствие расхождения законов различных государств.
Говоря о коллизионных нормах, следует указать и на закон суда (lex fori), то есть закон той страны, где рассматривается спор (в суде, арбитраже или в ином органе). Согласно этому принципу, суд или иной орган государства должен руководствоваться законом своей страны, невзирая на иностранный элемент в составе данного отношения. Например, общепризнано, что в вопросах гражданского процесса суд и при рассмотрении дела с иностранным элементом в принципе применяет свое право. В Основах законодательства РФ о нотариате от 11 февраля 1993 г. указывается, что нотариус в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами применяет нормы иностранного права (см. гл. 17).
Выше рассматривались в основном коллизионные нормы, установленные в законодательных актах, действующих в России. Расширение в последние годы числа таких коллизионных норм позволяет утверждать, что в нашем праве складывается определенная система коллизионных норм, что и привело к подготовке проекта Закона РФ о международном частном праве.
Коллизионные нормы содержатся и в международных договорах РФ.
Коллизионные нормы содержатся в договорах о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, а также в консульских конвенциях, заключенных Россией.
Коллизионные нормы могут содержаться как во внутреннем законодательстве, так и в международных соглашениях.
§ 4. ТОЛКОВАНИЕ И ПРИМЕНЕНИЕ КОЛЛИЗИОННЫХ НОРМ
1. Нашему законодательству известны как односторонние, так и двусторонние коллизионные нормы. Односторонняя коллизионная норма указывает лишь на применение отечественного закона. Например, в ч. 3 ст. 169 Основ гражданского законодательства 1991 г. говорится:
«Наследование строений и другого недвижимого имуще-
86

ства, находящегося в СССР, а также прав на это имущество определяется по советскому праву».
Двусторонние коллизионные нормы указывают на пределы применения как отечественного, так и иностранного права. Примером двусторонней коллизионной нормы может служить другое правило Основ гражданского законодательства, которое уже приводилось: «Отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследователь имел последнее постоянное место жительства» (ч. 1 ст. 127).
Как и всякие другие граждански-правовые нормы, коллизионная норма может иметь либо императивный (обязательный), либо диспозитивный характер. В последнем случае стороны могут договориться об ином принципе применения права к отношениям между ними. Например, коллизионная норма ст. 10 Закона о залоге или ст. 166 Основ представляет собой диспозитивную норму. В статье говорится, что права и обязанности сторон по соответствующим сделкам определяются по законам места их совершения — страны, где учреждено юридическое лицо или находится место жительства,— при отсутствии соглашения сторон. Стороны могут, например, договориться, что к сделке будет применяться право страны ее исполнения или же право страны места заключения.
Диспозитивный характер имеют все коллизионные нормы, установленные ст. 166 Основ в отношении применения права к правам и обязанностям сторон по таким внешнеэкономическим сделкам, как договоры купли-продажи, имущественного найма, лицензионный договор, договоры хранения, комиссии, поручения, перевозки, транспортной экспедиции, страхования, кредитный договор, договор дарения, договор поручительства, договор залога.
Такой же характер имеют коллизионные нормы, подлежащие применению к договорам о производственном сотрудничестве, специализации и кооперировании, выполнении строительных, монтажных и других работ по капитальному строительству. Следует обратить внимание на то, что этот список не является исчерпывающим. Однако в той же ст. 166 в отношении двух категорий договоров не предусмотрена возможность выбора права сторонами. В ч. 3 ст. 166 установлено следующее:
87

«К договору о создании совместного предприятия с участием иностранных юридических лиц и граждан принимается право страны, где учреждено совместное предприятие». В ч. 4 этой же ст. 166 говорится, что к договору, заключенному на аукционе, в результате конкурса или на бирже, применяется право страны, где проводился аукцион, конкурс или находится биржа. Отсюда следует сделать вывод, что приведенные выше коллизионные нормы носят императивный (обязательный) характер.
2. В процессе применения коллизионной нормы возникает проблема квалификации юридических понятий, используемых в самой формулировке коллизионной нормы (как объема, так и привязки). Эти понятия («домицилий», «форма сделки», «движимое и недвижимое имущество» и т. д.) не совпадают по своему содержанию в праве различных государств. Например, исковая давность рассматривается во Франции, как и в подавляющем большинстве других государств, как понятие гражданского права, а в Великобритании, США и Финляндии — как понятие процессуального права.
Если французский суд квалифицирует давность не по собственному праву, а по английскому праву (в случае, когда к сделке подлежит применению английское право), то применить английские правила о сроке давности он не сможет, поскольку суд вообще не применяет иностранные процессуальные законы. Господствующая доктрина западных государств исходит из того, что квалификация юридических понятий должна проводиться по закону суда до того, как решена проблема выбора закона, то есть до того, как применена коллизионная норма. Но если на основе коллизионной нормы должен применяться иностранный закон, то всякая цальнейшая квалификация возможна лишь на основе той правовой системы, к которой отсылает коллизионная норма. Однако это правило очень часто нарушалось, особенно в тех случаях, когда буржуазный суд должен был применять право социалистических государств. Следует подчеркнуть, что во всех случаях, когда коллизионная норйа права иностранного государства отсылает к нашему закону, суд или иной орган этого государства должен применять российский закон так, как он применяется в России.
Наша доктрина международного частного права исхо-
88

дит из значения общих правовых понятий при регулировании отношений с субъектами права иных правовых систем.
Всякая коллизионная норма направлена на признание действия неопределенного круга иностранных правовых систем и возникших под их действием субъективных прав. Поэтому эта норма, очевидно, может быть выражена лишь посредством терминов и понятий, которые являются по своему содержанию общими для соответствующих правовых систем. Другими словами, понятия и термины в коллизионной норме по содержанию могут не совпадать с одноименными понятиями во внутреннем праве данной страны.
Когда в коллизионной норме нашего закона применяются такие понятия, как «собственность», «гражданская правоспособность», эти понятия по своему содержанию могут и не совпадать с одноименными понятиями нашего материального права. Поэтому сфера действия коллизионной нормы (ее объем) должна быть выражена посредством «обобщенных» юридических понятий — общих для различных правовых систем. Что же касается квалификации коллизионных привязок, то здесь положение иное: полная точность указаний о применении права может быть обеспечена лишь путем применения квалификации привязки по закону суда, то есть путем использования тех же понятий, хоторые по соответствующим правовым институтам содержатся во внутреннем гражданском (семейном, трудовом) праве данной страны. Таков общий подход нашей доктрины к квалификации юридических понятий. Однако следует обратить внимание на то, что в отношении коллизионной привязки в отдельных, конкретных случаях сам закон дает определение понятий, применяемых в коллизионной норме.
В практике международной торговли большие трудности возникают из-за различного понимания того, что является местом заключения контракта. В английском праве это место определяется по месту отправки акцепта («теория почтового ящика»), а в большинстве других стран — по месту получения акцепта
В нашем законодательстве эта трудность устранена благодаря ч. 2 ст. 165 Основ гражданского законодательства 1991 года. Напомним, что в данной статье устанавливается отсылка к законам места совершения обычной
89

сделки. В ч. 2 этой статьи говорится о том, что «место совершения сделки определяется по советскому праву». Фактически здесь прямо применена квалификация привязки по закону суда. Можно привести и другой пример. Согласно ст. 159 Основ, вопросы исковой давности решаются по праву страны, применяемому для регулирования соответствующего отношения. В то же время предусматривается, что «требования, на которые исковая давность не распространяется, определяются по советскому праву».
Если говорить о вторичной квалификации, то есть о квалификации после того, как уже применена коллизионная норма, то такая дальнейшая квалификация должна осуществляться на основе той правовой системы, к которой эта коллизионная норма отсылает. Применительно к исковой давности из такого принципа исходила долголетняя практика Внешнеторговой арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате СССР.
3. Один из самых сложных вопросов применения коллизионных норм — это вопрос об обратной отсылке. Возникла эта проблема в международных отношениях в связи с рядом судебных дел, рассматривавшихся еще в конце прошлого века. Остановимся на одном из них.
Английский подданный, проживавший постоянно в Бельгии, составил завещание, по которому завещал довольно крупную сумму какмм-то лицам. Завещание составлялось им собственноручно и нигде не было заверено. Наследники умершего оспорили его действительность. Дело в том, что завещание было составлено по правилам английского закона, но нарушало правила законодательства Бельки — страны, где проживал этот английский подданный. В английском коллизионном праве говорится, что завещание должно составляться по законам страны места нахождения лица. Таким образом, английское право отсылает к бельгийскому. Если применить бельгийское право, то нужно признать, что завещание недействительно.
Однако в бельгийском праве имеются не только материально-правовые нормы, но и коллизионные нормы. Последние исходят из принципа закона гражданства. Таким образом, само бельгийское право как бы отказывается от решения этого вопроса, отсылая к английскому праву. Английское же право опять отсылает к бельгийскому.
Как понимать отсылку к иностранному закону? Если ее понимать как отсылку только к нормам материального права, то это означает неприменение доктрины обратной отсылки. Если же ее понимать как отсылку к праву иностранного государства в целом, то это означает принятие данной доктрины.
90

Законодательная практика и доктрина иностранных государств не дают однозначного ответа на вопрос о применимости обратной отсылки и отсылки к праву третьей страны. Закон о международном частном праве Польши признает оба этих вида отсылок. Закон о международном частном праве Венгрии признает отсылку к своему праву. Закон ФРГ не признает отсылку в области договорного права, но признает в других случаях. Признается обратная отсылка по законам о международном частном праве Австрии и Швейцарии. Доктрина обратной отсылки не принята в Римской конвенции 1980 года о праве, применимом к договорным обязательствам. В ст. 15 этой конвенции, носящей заголовок «Исключение обратной отсылки и дальнейшей отсылки», предусматривается следующее: «Под правом государства, подлежащим применению в соответствии с настоящим соглашением, понимаются действующие в этом государстве правовые нормы, за исключением норм международного частного права».
По этому вопросу в нашей юридической литературе были высказаны следующие соображения. Проблема обратной отсылки—это одна из проблем применения иностранного права, поскольку оно должно применяться в силу действия коллизионных норм. Иностранное право применяется в России во всех случаях, когда коллизионные нормы отсылают к иностранному праву. Если российский закон отсылает к иностранному закону, а иностранный закон сам отказывается от регулирования каких-либо отношений, нет оснований не применять в данном случае российский закон.
Это положение о возможности принятия обратной отсылки было сформулировано в литературе по международному частному праву в самом общем виде. Вместе с тем в действующем законодательстве вопрос об обратной отсылке решен не полностью.
Что же касается применения права к внешнеторговым сделкам, то на практике было выражено отрицательное отношение к применению обратной отсылки.
При рассмотрении Внешнеторговой арбитражной комиссией иска английской фирмы «Ромулус филмс лтд* к В/О «Совакспорт-
фильм» (см. гл. 1) возник следующий вопрос: договор о прокате советского фильма «Спящая красавица» был заключен в Лондоне, и, следовательно, в соответствии с коллизионной нормой ст. 126 Основ
91

к нему должно было применяться английское право. Однако ответчик, ссылаясь на английские коллизионные нормы, доказывал, что они отсылают, в свою очередь, к советскому праву. Арбитраж отверг этот довод ответчика, указав в своем решении, в частности, следующее:
«Как бы ни решался этот вопрос по английскому коллизионному праву, принятие обратной отсылки во всяком случае зависит от советского коллизионного права», а последнее в соответствии с господствующей доктриной и практикой не применяет «обратной отсылки при разрешении споров по внешнеторговым сделкам, за исключением случаев, предусмотренных в заключенных СССР международных до», говорах».
Вопрос об обратной отсылке получил отрицательное решение и при регулировании внешнеторговой поставки в отношениях между странами — членами СЭВ. Это нашло свое выражение в том, что в Общих условиях поставок СЭВ прямо предусматривалось, что в отношениях сторон по поставкам товаров по тем вопросам, которые не урегулированы контрактом или настоящими Общими условиями, применяется «материальное право страны продавца», то есть, иными словами, обратная отсылка исключалась.
Отрицательное отношение к применению обратной отсылки получило в России законодательное закрепление в Законе о международном коммерческом арбитраже 1993 г. В соответствии с этим Законом третейский суд должен разрешать споры в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора. «Любое указание на право или систему права какого-либо государства,— говорится в ст. 28 Закона,— должно толковаться как непосредственно отсылающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам».
4. В проекте Закона РФ о международном частном праве предусматривается возможность применения как обратной отсылки, так и отсылки к праву третьей страны. В то же время в проекте предусматривается, что правила не применяются, во-первых, в случае, когда иностранное право применяется на основании соглашения сторон, и, во-вторых, в случае, когда соглашение сторон дает основание считать, что они имели в виду подчинить свои отношения тому иностранному праву, которое подлежит применению в соответствии с положениями Закона РФ о международном частном праве.
92

§ 5. ОГОВОРКА О ПУБЛИЧНОМ ПОРЯДКЕ
1. Действие коллизионной нормы, то есть, иными словами, применение иностранного права, может быть ограничено путем использования оговорки о публичном порядке. Согласно правилам, действующим в ряде стран, иностранный закон, к которому отсылает коллизионная норма, может быть не применен и основанные на нем права могут быть не признаны судами или иными органами данного государства, если такое применение закона или признание права противоречило бы публичному порядку данного государства.
Понятие публичного порядка (ordre public, public policy) отличается в судебной практике и доктрине многих государств крайней неопределенностью; более того, некоторые юристы на Западе утверждают, что неопределенность — основной характерный признак этого понятия. Суды используют оговорку о публичном порядке с целью ограничения, а иногда и полного отрицания применения иностранного права, и прежде всего права страны другой социально-экономической системы. Определение пределов применения этой оговорки во многих государствах полностью предоставляется судейскому усмотрению. Вследствие этой практики оговорка о публичном порядке превратилась в один из типичных «каучуковых параграфов».
В ряде дел, рассмотренных в связи с признанием действия за рубежом советских декретов о национализации, буржуазный суд вынужден был в силу своих коллизионных норм применять советское право (см. гл. 7). Суд рассуждал таким образом: мы должны применять советское право, и национализированное имущество должно быть возвращено Советскому государству, но это нарушает принцип частной собственности, а поскольку это противоречит основам нашего закона, нужно применять оговорку о публичном порядке и в силу данной оговорки не применять советское право. Такая позиция суда чрезмерно расширяет понятие публичного порядка, практически сводит на нет применение иностранного права. Из-за применения оговорки о публичном порядке неоднократно наносился ущерб имущественным интересам Советского государства.
Однако еще в 20-х годах в ряде своих решений (см.
93

гл. 7) буржуазные суды были вынуждены отвергнуть ссылки на противоречие публичному порядку советских декретов о национализации (в Великобритании — по делу Лютера — Сегора, в США — по делу о советском золоте).
Из практики судов Франции заслуживает внимания дело о картинах Пикассо, рассмотренное в 1954 году судом департамента Сена. Несколько картин этого художника были вывезены из СССР в Париж и выставлены в одном из французских музеев. До революций картины принадлежали С. И. Щукину, затем были национализированы и стали достоянием Советского государства. Иск был предъявлен дочерью С. И. Щукина — Екатериной Щукиной-Келлер, которая требовала признать ее право собственности на картины и просила наложить на них арест. Иск был отклонен, причем французский суд в своем решении указал, что французский публичный порядок в данном деле не был задет в такой мере, чтобы требовалось принятие срочных мер, ибо эти картины были приобретены уже много лет назад иностранным сувереном от его собственных граждан, на его собственной территории и в соответствии с законами страны.
В аналогичном деле о картинах Матисса иск был предъявлен в 1993 году другой дочерью С. И. Щукина — Ириной Щукиной-Келлер (см. подробнее в гл. 6). Суд также отклонил ссылку истца на то, что проведение национализации без компенсации представляет собой нарушение французского публичного порядка и поэтому акт национализации не может быть признан во Франции.
2. Наше законодательство исходит из того, что в некоторых случаях могут быть установлены ограничения применения иностранного закона. Такие ограничения содержит ст. 158 Основ гражданского законодательства 1991 года. Эта статья предусматривает следующее: «Иностранное право не применяется в случаях, когда его применение противоречило бы основам советского строя». Статья 169 Кодекса о браке и семье РСФСР устанавливает, что «применение иностранных законов о браке и семье или признание основанных на этих законах актов гражданского состояния не может иметь места, если такое применение или признание противоречило бы основам советского строя».
Следует обратить внимание на то, что в приведенных статьях говорится не о случаях противоречия самого иностранного закона основам нашего строя, а о противоречии этим основам применения иностранного закона. Приведем пример: обычное право иностранного государства, допускающее полигамию, противоречит основам
94

российского семейного права, но из этого не вытекает, что полигамные браки, заключенные в стране, где они действительны, не могут порождать юридических последствий, которые были бы признаны в России (требование об уплате алиментов на содержание детей и т. п.).
Для нашей практики характерен крайне осторожный подход к вопросу об использовании оговорки о публичном порядке, хотя возможность неприменения иностранного права есть. Наличие принципиального различия между нашим законом и законом другого государства не может само по себе быть основанием для применения оговорки о публичном порядке, поскольку такое применение этой оговорки могло бы привести к отрицанию применения в России права иностранного государства вообще. Таким образом, речь может идти не о противоречии между законами, а о тех отдельных случаях, «когда применение иностранного закона,— как отмечал Л. А. Лунц,— могло бы породить результат, недопустимый с точки зрения нашего правосознания». На практике наши судебные и административные органы стараются не прибегать к этой оговорке.
Следует отметить, что случаи применения оговорки о публичном порядке к внешнеторговым отношениям в нашей практике вообще не имели места, хотя эта возможность и предусмотрена действующим законодательством. Таким образом, широкое применение категории публичного порядка не соответствует задачам международного частного права и снижает его роль в налаживании сотрудничества государств с различными правовыми системами.
3. В современном международном частном праве широкое признание наряду со ссылкой на оговорку о публичном порядке получила возможность неприменения иностранного права со ссылкой на строго императивные нормы национального права, которые должны пользоваться приоритетом перед нормами иностранного права, подлежащего применению в силу коллизионных норм. Приведем в качестве примера ст. 18 Закона о международном частном праве Швейцарии, согласно которой императивные нормы швейцарского права в силу особого их назначения применяются независимо от того, право какого государства подлежит применению в соответствии с настоящим законом. Аналогичное правило преду-
95

смотрено в германском Законе о международном частном праве 1986 года (ст. 34).
Такое же правило в более расширенном виде вошло в текст Римской конвенции 1980 года о праве, применимом к договорным обязательствам. Согласно ст. 7, «ничто в настоящей Конвенции не ограничивает применение норм права страны суда в случаях, когда они являются императивными независимо от права, применимого к договору».
Исходя из этой практики, в проект Закона РФ о международном частном праве вошла статья, согласно которой положения законодательства РФ, имеющие императивный характер, подлежат обязательному применению к договорным отношениям независимо от избранного сторонами права.
§ 6. РЕЖИМ НАИБОЛЬШЕГО БЛАГОПРИЯТСТВОВАНИЯ И НАЦИОНАЛЬНЫЙ РЕЖИМ
1. Принцип наибольшего благоприятствования — один из основных принципов торговых договоров, заключаемых с иностранными государствами. В силу данного принципа иностранцы пользуются максимумом тех прав, которые предоставлены лицам другого государства. Этим объясняется само выражение «наибольшее благоприятствование». Указанный принцип состоит в том, что . иностранным юридическим и физическим лицам в торговле, мореплавании или в иных областях предоставляется такой же режим, какой предоставляется или будет предоставляться в будущем юридическим и физическим лицам третьей страны. Тот' режим в области торговли, мореплавания, правового положения иностранных организаций, применяемый к одному иностранному государству, с которым заключен торговый договор, будет применяться и к любому другому государству, с которым также заключен торговый договор на основе принципа наибольшего благоприятствования. Таким образом, в силу этого принципа создаются равные условия для всех' иностранных государств и их организаций и фирм в от-:' ношении тех вопросов торговли, которые предусмотрены торговым договором.
96

Принцип наибольшего благоприятствования отличается от принципа недискриминации (см. гл. 1). Если в силу принципа недискриминации каждое государство имеет право требовать от других государств условий таких же, какими пользуются все государства, то есть общих и одинаковых для всех, то в силу принципа наибольшего благоприятствования создаются наиболее привилегированные, благоприятные условия.
Принцип наибольшего благоприятствования всегда устанавливается в договорном порядке, а принцип недискриминации не нуждается в договорном оформлении. Это — общее правило, вытекающее из равенства государств. В то же время введение в торговый договор оговорки о наибольшем благоприятствовании препятствует проведению дискриминационных мер.
В прошлом на Западе имели место попытки обосновать отказ от применения принципа наибольшего благоприятствования в отношениях с социалистическими странами ссылками на то, что этот принцип неприменим в данном случае потому, что планирование и система государственной монополии внешней торговли в этих странах якобы приводят к ограничениям в торговле со странами Запада. В действительности система внешней торговли и, в частности, планирование импорта и экспорта применялись социалистическими странами, включая СССР, без дискриминации ко всем странам, на одинаковой правовой основе. Программы импорта и экспорта товаров отражали при этом результаты двусторонних переговоров и соглашений, и принцип наибольшего благоприятствования никоим образом не нарушался.
Значение принципа наибольшего благоприятствования следует показать на примере советско-американских торгово-экономических отношений.
В период «холодной войны» в 1951 году правительство США односторонне расторгло торговое соглашение между СССР и США 1937 года, содержащее этот принцип, ввело режим дискриминации и установило список товаров, запрещенных к вывозу в Советский Союз. Эти меры привели почти к полному прекращению торговли между обеими странами.
18 октября 1972 г. между СССР и США было подписано соглашение о торговле, которое предусматривало предоставление сторонами друг другу режима наиболь-

4 Зак. № 239
97


шего благоприятствования в вопросах таможенного обложения, сборов и иных формальностей при импорте и экспорте товаров. Применение в торговле с СССР этого принципа могло бы способствовать значительному расширению торговых связей между СССР и США. Однако в результате противодействия не заинтересованных в торговле кругов соглашение не вступило в силу, что нанесло ущерб прежде всего интересам самих США.
В декабре 1974 года в США были приняты законы о торговле и о государственном кредитовании экспорта. В этих законах предоставление Советскому Союзу режима наибольшего благоприятствования было поставлено в зависимость от политических уступок со стороны Советского Союза, что по существу означало вмешательство во внутренние дела СССР. Естественно, Советский Союз не мог согласиться вести свои торгово-экономи-ческие отношения с США на такой основе.
Режим наибольшего благоприятствования и недискриминационный режим были установлены в дальнейшем в отношениях нашей страны с США благодаря заключению 1 июня 1990 г. Соглашения о торговых отношениях. Согласно ст. 1 этого соглашения, каждая сторона «без каких-либо условий предоставит товарам, происходящим из или экспортируемым на территорию другой стороны, режим не менее благоприятный, чем тот, который предоставлен подобным товарам, происходящим из или экспортируемым на территорию любой третьей страны...»
Недискриминационный режим предоставляется в отношении применения количественных ограничений и выдачи лицензий.
Применение режима наибольшего благоприятствования оказывает положительное влияние на развитие международной торговли. Это было прямо признано в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе.
Следует отметить в этой связи, что со всеми странами — членами Общего рынка Советским Союзом был произведен обмен письмами, подтверждавшими действие ранее заключенных торговых договоров и соглашений, предусматривавших предоставление режима наибольшего благоприятствования в торговле с СССР. Все это создало достаточную договорно-правовую базу для раз-
98

вития двустороннего торгово-экономического сотрудничества СССР с указанными странами.
В советской торгово-договорной практике имелись некоторые изъятия из режима наибольшего благоприятствования. Они выражались в предоставлении льгот соседним с СССР странам в целях облегчения приграничной торговли.
Для современной договорной практики нашего государства характерны и некоторые изъятия, касающиеся развивающихся стран, а также связанные с установлением особых преимуществ в пределах определенных таможенных союзов. В качестве примера можно привести торговое соглашение с Индией от 10 декабря 1980 г. В соглашении, в частности, предусматривалось, что режим наибольшего благоприятствования не будет касаться «преимуществ, которые были предоставлены или которые могут быть предоставлены в будущем одним из Правительств соседним странам в целях облегчения приграничной торговли»; «преимуществ, которые Индия предоставила или может предоставить в будущем одной или нескольким развивающимся странам в связи с ее участием в каком-либо соглашении по развитию торгово-экономического сотрудничества развивающихся стран»;
«льгот или преимуществ, вытекающих из таможенного союза и/или зоны свободной торговли, членом которых является или может стать каждая из стран».
2. От режима наибольшего благоприятствования следует отличать национальный режим. В силу этого режима иностранным гражданам и юридическим лицам предоставляется такой же режим, какой предоставляется отечественным гражданам и юридическим лицам. Поскольку на иностранных физических и юридических лиц распространяются те права и преимущества, которыми в данной стране пользуются местные физические и юридические лица, все они ставятся в равное положение. Отличие национального режима от режима наибольшего благоприятствования состоит в том, что в силу последнего в равное положение ставятся иностранные организации и иностранные граждане между собой. Национальный режим может применяться и в отношении хозяйственной деятельности иностранных лиц, и в отношении товаров иностранного производства.
Наша договорная практика, как отмечалось выше,
4* '

в торговых отношениях с другими странами исходит из принципа наибольшего благоприятствования и к применению национального режима в области торговли относится в общем отрицательно. Национальный режим применяется в торговых договорах в ограниченных случаях, например по некоторым вопросам торгового мореплавания. Кроме того, предоставление национального режима предусматривается в отношении свободного до-ступа иностранных юридических лиц и граждан в суды. Национальный режим применяется в договорах о правовой помощи, социальном обеспечении (судебная защита, предоставление трудовых и иных прав на основе национального режима). По отдельным вопросам, например в отношении доступа в суды, национальный режим предусмотрен в договорах о торговом мореплавании.
Большое практическое значение приобрело предоставление в РФ национального режима иностранцам на основе многосторонних соглашений в области авторского права и прав на изобретения и товарные знаки.
3. При определении общего правового статуса иностранных граждан в РФ решающее значение имеет принцип национального режима. Согласно Конституции РФ, лица, не являющиеся гражданами РФ и законно находящиеся на ее территории, пользуются правами граждан России (ст. 37). В соответствии со ст. 3 Закона о правовом положении иностранных граждан в СССР иностранцам предоставляется национальный режим, что означает предоставление им в России таких же прав, что и российским гражданам, за некоторыми изъятиями, установленными в законодательстве. Таким образом, в силу национального режима иностранные граждане, и в первую очередь постоянно проживающие в РФ, ставятся в равное положение г российскими гражданами, они пользуются теми же правами и должны нести те же обязанности, что и российские граждане.
Принцип национального режима закреплен в ряде положений нашего законодательства (ст. 160 Основ вражданского законодательства — в отношении гражданской правоспособности иностранцев; ст. 160 Кодекса о браке и семье — в отношении семейных прав иностранцев; ст. 5 Закона РФ об авторском праве и смежных правах — в отношении авторских прав на произведения, впервые опубликованные в России, и т. д.).
100

Таким образом, в России национальный режим применяется в отношении прав иностранцев согласно правилам внутреннего законодательства, хотя в отдельных случаях он может предусматриваться и в соответствии с международными договорами.
§ 7. ВЗАИМНОСТЬ И РЕТОРСИЯ
1. Проблема взаимности непосредственно связана с такой объективной реальностью современного мира, как взаимозависимость государств. Наше государство неизменно выступает за укрепление экономических, научно-технических, культурных и иных связей с другами странами, поскольку и они стоят за укрепление деловых связей с Россией. Обе стороны должны стремиться к развитию таких связей на началах равноправия. Равноправие находит свое выражение и во взаимном признании государствами действия их законов независимо от принадлежности государства к той или иной общественной формации. Без этого сотрудничество между странами невозможно.
В России признаются те права, которые возникают на основе иностранного законодательства. Во всех этих случаях следует говорить о взаимности в широком смысле. Доктрина международного частного права понимает взаимность и в более узком смысле, а именно как взаимное предоставление определенного режима (национального, наибольшего благоприятствования) или каких-либо прав иностранным гражданам и иностранным юридическим лицам.
Сущность взаимности состоит в предоставлении физическим и юридическим лицам иностранного государства определенных прав при условии, что физические и юридические лица предоставляющего их государства будут пользоваться аналогичными правами в данном иностранном государстве. Вводя оговорку о взаимности в международный договор, государство преследует цель обеспечить своим организациям и гражданам за границей пользование определенными правами. Поскольку в законодательствах государств имеются значительные различия, в отношении взаимности возникают опре-
101

деленные сложности. Они состоят в следующем. В международном частном праве обычно различают два вида взаимности: «материальную» и «формальную». Термины эти чисто условные. Под «материальной» взаимностью понимается предоставление физическим и юридическим лицам иностранного государства той же суммы конкретных прав или полномочий, которыми пользуются отечественные граждане в данном иностранном государстве. При «формальной» взаимности иностранным физическим и-юридическим лицам предоставляются правомочия, которые вытекают из местного закона; они могут быть поставлены в одинаковое положение с местными гражданами и юридическими лицами.
С одной стороны, в силу принципа «формальной» взаимности иностранным гражданам в РФ предоставляются права, которыми обладают российские граждане, в том числе и. те права, которыми они не пользуются в своем государстве. С другой стороны, иностранцы не могут требовать предоставления им тех прав, которыми они обладают в своем государстве, если предоставление таких прав не предусмотрено российским законодательством.
В отношениях России с иностранными государствами во многих случаев взаимное предоставление физическим и юридическим лицам прав в одинаковом объеме невозможно в силу разных правовых систем.
Приведем конкретный пример. В большинстве государств существует право частной собственности на землю. В России хотя право частной собственности на землю и было предусмотрено (в отношении ее граждан в 1990 г.), такое право не предоставляется иностранцам. Значит, «материальная» взаимность, то есть предоставление иностранным гражданам, например гражданам Франции, права собственности в РФ на земельный участок, была бы нарушением основ нашего строя. Поэтому французский гражданин может обладать в РФ только такими правами, какие имеют в РФ другие иностранные граждане. Что же касается российского гражданина во Франции, то он должен иметь те права, которые предоставляются во Франции иностранным гражданам. Объем этих прав в РФ и во Франции фактически может и не совпадать. Речь может идти о предоставлении на началах взаимности ли-
102

бо национального режима, либо режима наибольшего благоприятствования.
Таким образом, взаимность в нашей практике в области международного частного права понимается главным образом как «формальная», а не как «материальная». Таково общее правило. В отдельных случаях, например в областях авторского права, налогообложения, возможно в соответствии с международной практикой применение «материальной» взаимности, что предусматривается в соответствующих законодательных актах. Не следует исключать создания определенного правового режима для хозяйственной деятельности иностранных юридических и физических лиц в особых экономических зонах. Но этот режим должен быть определен специальным законодательством (см. гл. 5).
2. В связи с взаимностью возникает вопрос о реторсии, то есть о применении ответных ограничений. Если одно государство принимает меры, наносящие неосновательный в порядке дискриминации ущерб интересам другого государства или его граждан, то это последнее государство может принять ответные ограничительные меры. Целью таких мер является обычно достижение отмены ограничений, установленных первым государством.
Если по отношению к нашему государству, нашим организациям или нашим гражданам будет применяться какое-либо ограничение дискриминационного порядка, то в РФ также может быть применена ответная мера ограничительного характера по отношению к гражданам и юридическим лицам данного государства. В наиболее общей форме этот принцип выражен в Законе о правовом положении иностранных граждан. Часть 3 ст. 3 этого закона предусматривает, что «в отношении граждан тех государств, в которых имеются специальные ограничения прав и свобод граждан СССР, Советом Министров СССР могут быть установлены ответные ограничения». Статья 162 Основ гражданского законодательства 1991 года предусматривает предоставление прав иностранцам в области гражданского права, признавая их гражданскую правоспособность без требования взаимности, но в то же время в ней говорится следующее: «Правительством СССР могут быть установлены ответные ограничения в отношении граждан и юридических лиц тех государств, в которых имеются специальные ограничения
103

гражданской правоспособности советских граждан и юридических лиц».
Согласно постановлению № 203 «О мерах государственного регулирования внешнеэкономической деятельности» Совета Министров СССР от 7 марта 1989 г., на определенные периоды времени по отдельным товарам, странам и группам стран могли вводиться ограничения экспорта и импорта, в частности для принятия ответных мер на дискриминационные акции иностранных государств и (или) их союзов.
В соответствии с положениями международного права применение ограничительных мер в отношении определенного иностранного государства (его органов, юридических лиц и граждан) в качестве реторсии (ответной меры) не может рассматриваться как нарушение принципа недискриминации.
Так, Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 года предусматривает, что не является дискриминацией, «если государство пребывания применяет какое-либо из положений настоящей Конвенции ограничительно ввиду ограничительного применения этого положения к его представительству в аккредитующем государстве» (ст. 47).
КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПО ТЕМЕ
1. Что понимается под коллизионным и материально-правовым методами регулирования?
2. Что понимается под унификацией материльно-правовых норм и каково значение унификации правовых норм в области международного частного права?
3. Какие имеются основные коллизионные привязки?
4. В чем состоит проблема обратной отсылки?
5. Что понимается под оговоркой о публичном порядке?
6. Чем отличается национальный режим от режима наибольшего благоприятствования?
7. Какие виды взаимности различаются в международном частном праве?
Ю4

ГЛАВА 4
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ИНОСТРАНЦЕВ
§ 1. Положение иностранцев в различных государствах. § 2. Гражданская правоспособность и дееспособность иностранных граждан в РФ. § 3. Гражданская правоспособность российских граждан за рубежом
ЛИТЕРАТУРА
Перетерский И С., Крылов С. Б. Международное частное право. С. 66—81; Лунц Л. А. Курс международного частного права. Особен ная часть.— М., 1975.— С. 12—40; Лунц Л А., Марышева Н И., Сади ков О. Н Международное частное право.— С. 81—89; Галенская Л Н Правовое положение иностранцев в СССР — М., 1982; Статус иностранцев в СССР (под общей редакцией М. М. Богуславского) М., 1984; Касиль В. И; Пастухов В. П Правовой статус иностранцев в СССР.— Киев, 1987; Лазарев Л. Н., Марышева Н. И; Пантелеева И В Иностранные граждане (правовое положение) М., 1992.
§ 1. ПОЛОЖЕНИЕ ИНОСТРАНЦЕВ В РАЗЛИЧНЫХ ГОСУДАРСТВАХ
Нормами международного частного права регулиру ются имущественные, личные неимущественные, семей ные, трудовые и процессуальные права иностранцев. Иностранец подчиняется как бы двум правопорядкам отечественному и государства, в котором он находится В этой двойственности — своеобразие правового положе ния иностранца.
Для конца XX века характерно резкое увеличение числа иностранцев, временно или постоянно находящих ся в другой стране. Так, например в ФРГ с 1988 по 1992 год число проживающих в стране иностранцев
105

возросло более чем на 2 млн. человек и достигло почти 6,5 млн. человек.
В условиях развития и углубления международного сотрудничества, создания в нашей стране большей открытости общее число приезжающих в РФ иностранцев все время увеличивается.
Иностранными гражданами признаются лица, не являющиеся гражданами РФ и имеющие доказательства своей принадлежности к гражданству иностранного государства. В настоящей работе «иностранец» применяется как адекватный термину «иностранный гражданин».
Положение иностранцев определяется прежде всего Конституцией РФ. Статья 37 Конституции устанавливает: «Лица, не являющиеся гражданами Российской Федерации и законно находящиеся на ее территории, пользуются правами и свободами, а также несут обязанности, установленные Конституцией, законами и международными договорами Российской Федерации».
Поскольку в России в течение определенного времени сохранялось действие Закона СССР о правовом положении иностранных граждан в СССР от 24 июня 1981 г., остановимся на основных положениях этого закона.
Закон 1981 года исходит из следующих основных принципов правового положения иностранных граждан:
во-первых, иностранные граждане пользуются теми же правами и свободами и несут те же обязанности, что и граждане СССР, если иное не вытекает из Конституции СССР, этого закона и других актов законодательства Союза ССР. Таким образом, исходным является принцип национального режима;
во-вторых, иностранные граждане в СССР равны перед законом независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий и других обстоятельств;
в-третьих, в отношении граждан тех государств, в которых имеются специальные ограничения прав и свобод граждан СССР, Советом Министров СССР могут быть установлены ответные ограничения;
в-четвертых, использование иностранными граждана-
106

ми прав и свобод в СССР не должно наносить ущерба интересам советского общества и государства, правам и законным интересам граждан СССР и других лиц.
При определении правового положения иностранцев наше законодательство исходит из принципа равенства всех рас и национальностей, поэтому, например, запреты для вступления в брак между белыми и неграми, действующие в некоторых странах, в РФ не имеют никакой силы.
Согласно Конституции РФ, женщины и мужчины имеют в РФ равные права и свободы. Действующий в нашей стране принцип равноправия женщины и мужчины полностью распространяется и на иностранцев. Женщине-иностранке предоставляются в РФ равные права с мужчиной-иностранцем.
Поэтому в РФ не могут быть признаны всякого рода ограничения прав замужних женщин. Правила законодательства Греции, Нидерландов, Бельгии, Бразилии и других государств, устанавливающие власть мужа над женой, перестают действовать для граждан этих государств во время их нахождения в РФ. Жена без согласия мужа может в РФ поступать на работу, распоряжаться своим имуществом, обращаться в суд и т. д.
Безоговорочное признание принципа равенства женщины и мужчины приводит к тому, что в РФ не могут быть осуществлены вообще юридические действия, основанные на неравноправном положении женщины.
Закон о правовом положении иностранных граждан в СССР предусматривает разделение всех иностранных граждан на две категории: постоянно проживающих и временно находящихся в СССР. Отнесение лица к той или иной категории зависит не от временного фактора (срока пребывания), а от критерия степени устойчивости правовой связи иностранца с Советским государством, цели и характера нахождения его на территории СССР.
Закон исходит из того, что факт постоянного проживания какого-либо лица в стране определяет существенным образом его правовое положение. Поэтому в таких вопросах, как трудовая деятельность, обеспечение жилищем, предоставление медицинской помощи, образование, иностранные граждане, постоянно проживаю-
107

щие в РФ, полностью приравниваются к гражданам России.
Статус таких лиц отличается, таким образом, от статуса лиц, на время приезжающих в нашу страну.
§ 2. ГРАЖДАНСКАЯ ПРАВОСПОСОБНОСТЬ И ДЕЕСПОСОБНОСТЬ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН В РФ
1. Согласно ст. 160 Основ гражданского законодательства, иностранные граждане пользуются в РФ гражданской правоспособностью наравне с нашими гражданами.
Приведенное положение закона закрепляет предоставление иностранцам национального режима (см. гл. 3). В силу этого иностранцы пользуются в РФ, как правило, такой же гражданской правоспособностью, как и российские граждане. Это означает, что гражданская правоспособность иностранца в РФ определяется в принципе российским законодательством, а не личным законом иностранца. Применение к иностранцам личного закона, в частности закона государства, гражданином которого он является, допускается лишь при наличии соответствующих правил международного договора, участницей которого является РФ.
Из предоставления иностранцам национального режима в то же время следует, что иностранец в РФ не может претендовать на какие-либо иные гражданские права, нежели те, которые предоставлены по нашему закону гражданам РФ; иностранец не может требовать предоставления ему привилегий или установления изъятий из нашего закона.
Закрепленный в законодательстве национальный режим в отношении гражданской правоспособности иностранцев носит безусловный характер, то есть он предоставляется иностранцу в каждом конкретном случае без требования взаимности. Из этого принципа исходят и другие законодательные акты, регулирующие права иностранцев в различных областях (ст. 25 Гражданского процессуального кодекса и др.).
Сказанное не означает, что в отдельных случаях законодательством не могут быть установлены правила в
108

отношении осуществления каких-либо прав на началах взаимности.
Предоставление иностранцу гражданской правоспособности наравне с гражданами России, как правило, не обусловлено тем, чтобы иностранец имел место жительства в РФ. В отдельных прямо предусмотренных в законе случаях предоставление определенных прав связано с фактом постоянного проживания иностранца в РФ. Так, согласно ст. 12 закона 1981 года, иностранные граждане могут иметь в нашей стране жилой дом и иное имущество в личной собственности, наследовать и завещать имущество, иметь права автора произведений науки, литературы и искусства, открытия, изобретения, рационализаторского предложения, промышленного образца, а также иные имущественные и личные неимущественные права. В соответствии со ст. 11 того же закона все иностранные граждане, постоянно проживающие в СССР, имеют право на основаниях и в порядке, установленных для граждан СССР, получить в пользование жилое помещение в домах государственного и общественного жилого фонда, жилищно-строи-тельных кооперативов.
Согласно Закону о собственности в РСФСР от 24 декабря 1990 г., положения этого закона, относящиеся к собственности российских граждан, применяются также к находящейся в РФ собственности иностранных граждан и лиц без гражданства, если иное не предусмотрено законодательными актами.
2. Статья 160 Основ гражданского законодательства предусматривает также возможность установления законом отдельных изъятий в отношении предоставления иностранцам равных прав с отечественными гражданами.
Установленные в свое время в союзном законодательстве изъятия были немногочисленны, и они могут быть сведены к двум группам.
К первой группе относятся изъятия в отношении возможности для иностранцев занимать определенные должности или осуществлять занятия той или иной профессией на равных началах с нашими гражданами (см. гл. 16). Согласно п. 7 Положения об охране рыбных запасов и о регулировании рыболовства в водоемах СССР от 15 сентября 1958 г., иностранным гражданам
109

и юридическим лицам запрещается заниматься промысловой добычей рыбы и других водных животных и растений в водоемах СССР, за исключением случаев, предусмотренных соглашениями СССР с иностранными государствами.
В соответствии со ст. 16 Закона СССР о государственной границе СССР от 24 ноября 1982 г. запрещена промысловая, исследовательская и изыскательская деятельность иностранных судов в территориальных и внутренних водах СССР. В соответствии с указом «Об экономической зоне СССР» Президиума Верховного Совета СССР от 28 февраля 1984 г. в экономической зоне СССР промысел рыбы и других живых ресурсов может осуществляться иностранными юридическими и физическими лицами только на основе международных договоров или иной договоренности между СССР и соответствующим иностранным государством.
Согласно ст. 5 указа «О континентальном шельфе Союза ССР» Президиума Верховного Совета СССР от 6 февраля 1968 г., иностранным физическим и юридическим лицам запрещается проводить исследования, разведку, разработку естественных богатств и иные работы на континентальном шельфе СССР, за исключением случаев, когда это прямо предусмотрено соглашением между СССР и заинтересованным иностранным государством или специальным разрешением, выданным компетентными властями СССР.
Вторую группу 'изъятий составляют правила, устанавливающие особый режим прав иностранцев, определяемый характером охраняемых прав, особенностями их юридической природы. Так, в силу территориального характера авторских прав (согласно ст. 5 Закона об авторском праве и смежных правах) национальный режим в отношении авторских прав иностранцев установлен применительно к произведениям, обнародованным на территории РФ либо необнародованным, но находящимся на территории РФ в какой-либо объективной форме. В отношении других произведений иностранцев авторские права признаются в соответствии с международными договорами РФ (см. гл. 12).
3. В России имеется некоторое количество лиц без гражданства. К ним относятся проживающие на территории РФ лица, не являющиеся гражданами РФ и не
110

имеющие доказательства своей принадлежности к иностранному гражданству. Согласно Основам гражданского законодательства (ст. 160), лица без гражданства пользуются в России гражданской правоспособностью наравне с нашими гражданами. Отдельные изъятия могут быть установлены законодательными актами.
Таким образом, в отношении лиц без гражданства, независимо от того, проживают они в РФ или нет, действует принцип национального режима.
4. Законодательство содержит также специальные правила, касающиеся дееспособности физических лиц, под которой понимается способность совершать определенные действия, принимать на себя определенные обязательства. Коллизионные вопросы дееспособности физического лица возникают прежде всего вследствие того, что законы разных стран не всегда одинаково определяют возраст, с наступлением которого человек достигает совершеннолетия и тем самым становится полностью дееспособным. Как и во многих странах континентальной Европы, наш закон исходит в вопросах дееспособности из принципа lex patriae.
Согласно Основам гражданского законодательства, «гражданская дееспособность иностранного гражданина определяется по праву страны, гражданином которой он является» (ч. 2 ст. 160). Таково общее правило в отношении дееспособности иностранцев. Наряду с этим закон предусматривает и некоторые специальные правила.
Гражданская дееспособность лица без гражданства определяется по праву страны, в которой он имеет постоянное место жительства (ч. 3 ст. 160). Гражданская дееспособность иностранных граждан и лиц без гражданства в отношении сделок, совершаемых в РФ, и обязательств, возникающих вследствие причинения вреда в РФ, определяется по российскому праву (ч. 4 ст. 160). Таким образом, ч. 3 и 4 ст. 160 Основ гражданского законодательства содержат изъятия из действия принципа личного закона лица в пользу территориального принципа.
Постоянно проживающие в РФ иностранные граждане и лица без гражданства могут быть признаны в РФ недееспособными или ограниченно дееспособными в порядке, установленном нашим законодательством.
ill

В договорах о правовой помощи, заключенных с другими странами, дееспособность физического лица обычно определяется по закону его гражданства.
Согласно многосторонней Конвенции о правовой помощи стран СНГ от 22 января 1993 г., дееспособность физических лиц определяется законодательством договаривающейся стороны, гражданином которой является это лицо (ст. 23).
5. Постановления о правах иностранцев содержатся в различных международных договорах, заключенных РФ с другими странами (торговых договорах, консульских конвенциях, договорах о правовой помощи, по вопросам налогообложения и т. д.). В этих договорах закрепляется уравнение иностранцев в правах либо с отечественными гражданами (предоставление национального режима), либо с гражданами любого другого государства, с которым заключен договор на аналогичных условиях (предоставление режима наибольшего благоприятствования). Приведем некоторые примеры из договорной практики.
По соглашению между СССР и Францией о торговых взаимоотношениях от 3 сентября 1951 г. французские граждане или юридические лица, образованные согласно французскому закону, будут в отношении их личности и имущества пользоваться режимом столь же благоприятным, как граждане и юридические лица наиболее благоприятствуемой нации, при осуществлении ими непосредственной или через избранных ими посредников хозяйственной деятельности на территории СССР в тех условиях, в каких эта деятельность разрешается законодательством СССР (ст. 4).
Предоставление национальнрго режима предусмотрено договором о правовой защите и правовой помощи между СССР и Финляндией от 11 августа 1978 г. Граждане Финляндии в СССР, точно так же как граждане СССР на территории Финляндии, пользуются в отношении своих личных и имущественных прав такой же правовой защитой в судах и других учреждениях, как и собственные граждане каждого из государств.
6. Таким образом, иностранцы имеют в РФ такие же имущественные и личные неимущественные права, что и российские граждане. Эти права должны осуществляться ими таким же образом, как и российскими гражда-
112

нами. Реализация указанных прав должна соответствовать их назначению в обществе.
Иностранцы, как и граждане РФ, могут владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащей им собственностью в пределах, установленных нашим законом. Характерные примеры дает в этом отношении судебная практика.
По иску Л. Гриневой к французскому гражданину А. Реве, проживающему во Франции, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда 10 мая 1955 г. признала, что иностранец может владеть и распоряжаться принадлежащим ему домом в Москве на тех же основаниях, что и советский гражданин, и что такое право не обусловлено проживанием его в СССР.
Иностранец-собственник имеет право истребовать по суду вещи из незаконного владения лица, удерживающего их у себя.
Таким образом, в отношении права собственности иностранцев действует принцип национального режима. На иностранцев распространяются все общие правила нашего законодательства о собственности граждан. Это касается круга предметов, которые вообще Moiyr принадлежать иностранцам, и пределов осуществления иностранцами их права собственности. Установленные в этом отношении правила законодательства должны соблюдаться на территории РФ всеми лицами, в том числе иностранцами. Так, если иностранец везет в РФ оружие, то ни законность приобретения оружия за. рубежом, ни правомерность владения им, когда он жил в другой стране, не являются основанием для владения оружием в РФ. Иностранец может владеть оружием в РФ лишь при выполнении условий, установленных нашим законодательством.
Предоставление национального режима иностранцам означает не только уравнение их с нашими гражданами в области гражданских прав, но и возложение на иностранцев как участников гражданских правоотношений обязанностей, вытекающих из правил нашего законодательства. Например, согласно ст. 444 ГК РСФСР, из факта причинения вреда жизни, здоровью и имуществу гражданина или организации возникает обязательство по возмещению вреда. Такое обязательство возникает и в случае причинения вреда иностранцам (см. гл. 11). Осуществление прав, предоставленных в РФ иностран-
113

ным гражданам в соответствии с нашим законодательством, неотделимо от исполнения ими обязанностей. Общее правило в отношении обязанностей иностранцев, находящихся на территории РФ, сформулировано в ст. 37
Конституции РФ.
Согласно ст. 13 Закона СССР о правовом положении иностранных граждан в СССР, иностранные граждане в СССР имеют право на получение образования наравне с советскими гражданами в соответствии с порядком, установленным нашим законодательством.
Иностранные граждане, принятые в российские учебные заведения, имеют права и несут обязанности учащихся и студентов в соответствии с российским законодательством.
Для работающих в РФ иностранцев, которые окончили высшие учебные заведения за границей, имеет большое значение признание действия их дипломов в РФ. Правила по этим вопросам содержатся в соглашениях о признании эквивалентности дипломов. В РФ лица, окончившие высшие учебные заведения за границей, при наличии у них соответствующего документа в подлиннике считаются имеющими высшее образование наравне с лицами, окончившими высшие учебные заведения на территории РФ. Документы об окончании высших учебных заведений, полученные за границей, имеют юридическую силу в РФ и не подлежат обмену на дипломы установленного в РФ образца.
§ 3. ГРАЖДАНСКАЯ ПРАВОСПОСОБНОСТЬ РОССИЙСКИХ ГРАЖДАН ЗА РУБЕЖОМ
Положение российских граждан за рубежом определяется как законодательством страны их местопребывания, так и нашим законодательством. Большое значение в этом отношении имеют положения международных договоров РФ с иностранными государствами» Предоставление в договорном порядке на основе взаимности определенного режима ставит своей целью предотвращение какой бы то ни было дискриминации российских граждан, изменения их правового положения в одностороннем порядке.
Граждане РФ за границей пользуются защитой я
114

покровительством Российской Федерации. Это предусматривает Конституция РФ.
Консульский устав СССР устанавливает, что «консул обязан принимать меры к тому, чтобы... граждане СССР пользовались в полном объеме всеми правами, предоставленными им законодательством государства пребывания и международными договорами, участниками которых являются СССР или союзная республика и государство пребывания, а также международными обычаями» (ст. 23). В случае, если консулом будет установлено нарушение каких-либо прав советских граждан, он должен принять меры для восстановления нарушенных прав.
Может ли российский гражданин иметь за границей те имущественные права, которые нашему праву неизвестны или которые у нас прямо не признаются? Вправе ли он иметь, например, право собственности на недвижимость (здания, земельные участки)? В Советском государстве советский гражданин не мог осуществлять права собственника на земельный участок, поскольку в Советском Союзе не было права личной собственности на землю. Земля находилась в исключительной собственности государства. Что же касается имущественных прав советских граждан за границей, то они могли пользоваться там всеми имущественными правами, предоставленными соответствующими иностранными законами, хотя эти права и были неизвестны советскому законодательству.
Бще в разъяснении Народного комиссариата юстиции РСФСР 1923 года отмечалось: «Гражданин РСФСР может за границей владеть на праве собственности сельскими м городскими земельными участками, домами и дачами, промышленным и торговым предприятием» и вообще владеть любой собственностью без соблюдения ограничений, установленных Гражданским кодексом РСФСР.
В советской практике в первые годы после создания Советского государства возник вопрос, Moiyr ли советское дипломатическое представительство и другие органы Советского государства за границей защищать имущественные права советских граждан, принимать меры по защите таких прав, которые в Советском государстве советский гражданин в силу советских законов осуществлять не может. Этот вопрос был решен рядом циркуляров Народного комиссариата по иностранным делам, которые сохранили свое значение до наших дней.
В циркуляре № 329 НКИД 1925 года говорилось следующее:
«Советский гражданин может за пределами Союза .осуществлять права, основанные на иностранных законах». В циркуляре указыва-
115

лось, что советский гражданин может осуществлять право собственности на землю, если такое право собственности в данном государстве признается. Это означало, что те права, которые возникают под действием иностранных законов, должны осуществляться и советскими гражданами на равных основаниях с местными гражданами или другими иностранцами.
В циркуляре № 42 НКИД от 12 апреля 1922 г. разъяснялось, что факт непризнания того или иного права советским законодательством не препятствует Советскому правительству защищать такое право за границей. Однако осуществление этого права не должно нарушать основы социалистической морали, противоречить господствующему в СССР социалистическому правосознанию: «Пределы, до каких может простираться защита подобных прав, определяются вместе с тем и общими основами правосознания Советского государства». Не могут быть взяты под защиту все права — ото должно составлять предмет отдельной оценки в каждом конкретном случае».
Законодательство России о собственности существенным образом отличается от ранее действовавшего законодательства СССР. Было введено право частной собственности. Уже Законом о собственности в РСФСР 1990 года было установлено, что гражданин вправе приобрести для ведения сельскохозяйственного производства, а также строительства жилого дома, садоводства и огородничества земельные участки, в собственность или во владение (ст. 12). Однако, несмотря на это, приведенные выше циркуляры имеют не просто историческое значение. Из них можно сделать следующие выводы: 1) поскольку объем прав собственника, по общему правилу, определяется законом места нахождения вещи, российский гражданин может осуществлять в отношении своего имущества все правомочия, которые установлены иностранным законом, и пользоваться защитой со стороны местных органов; 2) всякая попытка ограничить имущественные права российских граждан и лишить их законной защиты не может 'рассматриваться иначе, как дискриминация.
КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПО ТЕМЕ:
1. Какими законодательными актами определяется гражданская правоспособность иностранца в РФ?
2. Какое значение имеет факт постоянного проживания иностранца в РФ для предоставления ему определенных прав?
3. Как определяется гражданская правоспособность российских граждан за рубежом?
116

ГЛАВА 5
ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ
§ 1. Участие юридических лиц в международных хозяйственных отношениях и определение их государственной принадлежности. § 2. Иностранные юридические лица в РФ. § 3. Правовое положение российских юридических лиц за границей. 8 4- Правовые формы совместной хозяйственной деятельности. § 5. Правовое положение предприятий с иностранными инвестициями в РФ
ЛИТЕРАТУРА
Перетерский И. С., Крылов С. Б. Международное частное право.— С. 82—93; Лунц Л. А. Курс международного частного права. Особенная часть.— С. 41—73; Лунц Л. А., Марышееа Н. И; Садиков О. Н. Международное частное право,—С. 90—110; Корецкий В. М. Очерки англо-американской доктрины и практики международного частного права.— С. 197—395; Ладыженский А. М. Теория национальности юридических лиц в международном частном праве//Сов. ежегодник международного права. 1964—1965.— М, 1966.— С. 260—275; Ген-KUH Д. М. Правовое положение советских экспортных и импортных объединений за границей//Проблемы международного частного права.— М., I960.— С. 3—28; Вознесенская Н. Н. Совместные предприятия как форма международного экономического сотрудничества.— М., 1989; Совместные предприятия, международные объединения и организации на территории СССР. Нормативные акты и комментарии/ / Под ред. А. Д. Голубева,— М., 1989; Правовое положение совместных предприятий в СССР.— М., 1988; Богуславский М. М; Орлов Л. Н. Законодательство о совместных предприятиях. Комментарий.— М., 1993; Ляликова Л. А. Транснациональные корпорации и проблема определения их национальности//Сов. ежегодник международного права. 1981.— М., 1982.— С. 256—269.
§ 1. УЧАСТИЕ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЯХ И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ИХ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ
1. В современных условиях хозяйственная деятельность юридических лиц не ограничена пределами одного
117

государства, причем число таких юридических лиц все время возрастает. Экспорт капитала приводит к тому, что предприятия, созданные в одном государстве, принадлежат полностью или частично компаниям другого государства. Основная деятельность крупных монополий осуществляется вообще в нескольких странах.
В современной экономической литературе международные монополии, деятельность которых охватывает многие важные сферы мирового хозяйства, делятся обыч-' но на несколько групп.
В первую из них входят национальные общества, тресты, компании, имеющие за рубежом многочисленные филиалы, а также дочерние общества. Речь идет, таким образом, о монополиях, национальных по своему капиталу, но международных по сфере деятельности. К числу таких транснациональных корпораций США принадлежат «Дженерал моторз», «Форд моторз», «Интер-нэшнл бизнес мэшинз» и др. В европейских капиталистических странах крупнейшими международными монополистическими корпорациями являются «Фольксваген» (ФРГ), «Филипс» (Нидерланды), «Бритиш петролеум», «Империал кэмикал индастриз» (Великобритания), «Сименс» (ФРГ), «Нестле» (Швейцария).
Ко второй группе транснациональных корпораций относятся тресты и концерны, которые являются международными не только по сфере деятельности, но и по капиталу. В отличие от монополий первой группы, они принадлежат капиталу нескольких государств. Таковы, например, англо-голландские концерны — нефтяной «Ройял датч-Шелл» и химико-пищевой «Юнилевер», англо-американо-канадский никелевый трест «Интер-нэшнл никл компани оф Кэнада», бельгийско-франко-люксембургский металлургический концерн «Арбед», германо-бельгийский трест фотохимических товаров «Агфа-Геверт», англо-итальянский концерн резинотехни— ческих изделий «Данлоп-Пирелли». ^
Общим для этих" двух групп является то, что те и другие монополии созданы как юридические лица одного государства. В других странах и те и другие монополии имеют многочисленные филиалы, отделения, а также дочерние общества.
Наконец, к третьей группе международных монополий относятся многочисленные картели и синдикаты*
118

объединения производственного и научно-технического характера, юридическими лицами не являющиеся.
С правовой точки зрения монополии (речь идет о первых двух группах) не являются международными юридическими лицами, хотя термин «международный» применяется и в официальном названии некоторых из них.
Тенденция развития транснациональных корпораций США такова, что от участия и контроля над западноевропейскими предприятиями они все чаще переходят к превращению их в свою собственность. Экономически и политически это ведет к более глубокому воздействию американского капитала на экономику Западной Европы, а юридически — к образованию в европейских странах юридических лиц, формально самостоятельных, но полностью принадлежащих американской компании, часто с одноименным названием, например «Дрессер Франс» (Франция), «форд АГ Кёльн» (ФРГ).
Монополии используют для полностью принадлежащих им компаний форму самостоятельного юридического лица страны места нахождения, для того чтобы распространить на них действие местного законодательства, и в первую очередь налогового, если его требования являются более льготными для «отечественных» компаний, чем для иностранных.
В других случаях монополии, и прежде всего транснациональные, создают в иностранных государствах свои филиалы. Филиалы не наделяются правами самостоятельных юридических лиц. Таким образом, наиболее характерной особенностью ТНК является несоответствие между экономическим содержанием, экономической сущностью и юридической формой; экономическое единство оформляется юридической множественностью (юридические лица местного права, филиалы и т. д.), что служит интересам собственников ТНК. Хартия экономических прав и обязанностей государств 1974 года предусматривает, что каждое государство имеет право в пределах действия своей юрисдикции регулировать и контролировать деятельность транснациональных корпораций. В этой хартии, принятой в виде резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, точно так же как в проекте разработанного Кодекса поведения ТНК, отразилось стремление развивающихся стран оградить- свою эко-
119

номику от пагубного влияния транснациональных корпораций.
Еще одной распространенной формой экспорта капитала является организация смешанных обществ (на паях с местным капиталом или с фирмами различных государств). Под смешанными обществами в международном частном праве обычно понимаются торговые общества или производственные предприятия, капитал которых принадлежит юридическим лицам или гражданам различных государств.
Международными юридическими лицами современная западная доктрина признает те юридические лица, которые созданы либо непосредственно в силу международного договора (например. Международный банк реконструкции и развития — МБРР, Европейское общество химической обработки облученных горючих материалов — «Еврохемик»), либо на основании внутреннего закона одного или двух государств, принятого в соответствии с международным договором (Европейское общество по финансированию закупок железнодорожного оборудования — «Еврофирма», Банк международных расчетов — БМР).
В советской юридической литературе понятие международного юридического лица было применено к международным банкам стран — членов СЭВ — Международному банку экономического сотрудничества (МВЭС) и Международному инвестиционному банку (МИБ)
2. В целом ряде случаев важно установить, к какому государству принадлежит то или иное юридическое лицо. Например, если в торговом договоре указывается, что юридическим лицам договаривающегося государства предоставляется режим наибольшего благоприятствования или же национальный режим, то необходимо определить, какие юридические лица могут рассматриваться как юридические лица данного государства.
В международных отношениях часто возникает необходимость дипломатической защиты иностранных граждан, причем такая защита имеет место в отношении не только граждан (физических лиц), но и юридических лиц.
Из этого положения исходило и советское законодательство. Консульский устав СССР предусматривал,! что консул обязан принимать меры к тому, чтобы совет- т
120

ские юридические лица пользовались в полном объеме всеми правами, предоставленными им законодательством государства пребывания, соответствующими международными договорами и международными обычаями (ст. 23). Консул обязан принимать меры для восстановления нарушенных прав юридических лиц.
В международных отношениях возникает множество правовых вопросов, касающихся юридического лица, которые нужно решить. Например, в одном государстве какое-то образование признается юридическим лицом, а в другой стране такое же образование рассматривается не как юридическое лицо, а как простая совокупность физических лиц. Так, английский «партнер-шип» (полное товарищество) по английскому праву не является юридическим лицом, по французскому же праву аналогичное образование считается юридическим лицом.
Для того чтобы установить, является ли то или иное образование юридическим лицом, необходимо выяснить, к какому государству это образование относится.
Классическая- доктрина международного частного права определяла личный закон образования (объединения) в зависимости от его государственной принадлежности, «национальности».
Этот закон отвечает на вопрос, является ли то или иное образование юридическим лицом. Если личным законом товарищества, о котором говорилось выше, будет английский закон, тогда такое товарищество не признается юридическим лицом. В случае же, когда установлено, что личным законом является французский закон, это образование будет рассматриваться как юридическое лицо.
Личным законом (статутом) юридического лица определяются такие правовые вопросы, как объем правоспособности, порядок ликвидации юридического лица.
Личный закон юридического лица определяется его национальностью. Термин «национальность» в международном частном праве применяется к юридическим лицам условно, в ином смысле, чем он применяется к гражданам. Под национальностью юридического лица понимается принадлежность юридического лица к определенному государству. В праве Великобритании и США
121

господствующим критерием для определения национальности юридического лица является место его учреждения, то есть закон того государства, где юридическое лицо создано и утвержден его устав. Английские авторы называют такой закон законом инкорпорации. При этом если юридическое лицо учреждено в Великобритании и там зарегистрирован его устав, то считается, что это юридическое лицо английского права (принцип инкорпорации).
В континентальных государствах Западной Европы применяются другие принципы определения национальности юридического лица. Господствующая тенденция сводится к тому, что в качестве критерия для установления национальности юридического лица применяют закон места нахождения юридического лица. Под местом нахождения юридического лица понимается то место, где находится правление этого юридического лица. Такой принцип принят, в частности, во Франции и ФРГ.
В литературе по международному частному праву был выдвинут и третий критерий определения национальности юридического лица — место деятельности (его восприняло законодательство Италии). Этот критерий получил применение в практике развивающихся стран.
В ряде случаев в законодательстве и судебной практике упомянутые критерии установления национальности , юридического лица отбрасываются со ссылкой на то, что эти критерии исходят из формальной точки зрения, а подлинную принадлежность капитала по таким формальным признакам определить нельзя. Когда нужно установить, кому в действительности принадлежит юридическое лицо, кто его контролирует, используется «теория контроля». Эта теория была первоначально сформулирована во время первой мировой войны и применялась в судебной практике в борьбе с нарушением законодательства о «враждебных иностранцах».
Этот вопрос впервые возник в английской судебной практике в известном деле Даймлера (1916 г.). В Англии была учреждена акционерная компания по продаже -шин. Ее капитал состоял из 25 тыс. акций, из них только одна принадлежала англичанину, а остальные находились в руках германских собственников. Компания
122

бь1ла зарегистрирована по английским законам. С точки зрения английского права компания — английское юридическое лицо. Однако суд признал, что в данном случае надо установить, кто контролирует юридическое лицо, и соответственно с этим решил вопрос о его фактической принадлежности.
В дальнейшем критерий контроля был воспринят законодательством ряда государств, предусматривающим, что,под «враждебным юридическим лицом» понимается юридическое лицо, контролируемое лицами враждебной национальности. Критерий контроля применялся после второй мировой войны во всех случаях, когда особенно важно было установить действительную принадлежность юридического лица. Как и другае правовые категории, этот критерий используется различными государствами в зависимости от целей их экономической политики.
Законодательство и практика различных государств при решении вопроса о национальной принадлежности юридических лиц не ограничиваются формальными критериями. В реальной экономической жизни большое значение имеет критерий контроля, который может в отдельных случаях сочетаться с другими критериями. В последние годы в западной литературе по международному частному праву все чаще государственная принадлежность отделяется от личного статута юридического лица. Более того, предлагается вообще не применять категорию личного статута для решения всех коллизионных вопросов, касающихся данного юридического лица. По этому пути идет в ряде стран и законодательная практика. В зависимости от конкретной цели выбирается определенный критерий. Так, для определения подсудности в США применяется принцип инкорпорации, а для целей налогообложения — принцип места деятельности.
Как уже отмечалось, юридические лица создаются на территории определенного государства. Однако их деятельность не ограничивается территорией этого государства и может осуществляться на территории других стран. При осуществлении такой деятельности возникают два вопроса: во-первых, о признании правосубъект-ности иностранного юридического лица и, во-вторых, о допуске его к осуществлению хозяйственной деятель-
123

ности на территории данного государства и об условиях такой деятельности.
Правосубъектность иностранных юридических лиц обычно признается на основании двусторонних договоров, прежде всего торговых.
Вопрос о допуске иностранного юридического лица к хозяйственной деятельности на территории государства решается законодательством этого государства. В большинстве стран такая деятельность иностранного юридического лица возможна, но при выполнении определенных правил, условий, установленных национальным законодательством.
Правовое положение иностранных юридических лиц определяется и торговыми договорами, в которых устанавливается общий режим для юридических лиц. Этот режим может быть основан либо на принципе наибольшего благоприятствования, либо на принципе национального режима. В интересах крупнейших монополий странами — членами ЕС подготовлен проект устава «компании европейского права». Учреждение «европейской компании» дает возможность юридическим лицам отдельной страны распространить хозяйственную деятельность на всю территорию Общего рынка.
§ 2. ИНОСТРАННЫЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА В РФ
1. Правовое положение иностранных юридических лиц в РФ определяется как правилами нашего законодательства, так и положениями международных договоров РФ с другими государствами.
Действующее законодательство исходит из того, что гражданская правоспособность иностранных юридических лиц определяется по праву страны, где учреждены юридическое лицо или организация (ч. I ст. 161 Основ гражданского законодательства 1991 г.).
Согласно многосторонней Конвенции о правовой помощи стран СНГ от 22 января 1993 г. правоспособность юридического лица определяется законодательством государства, по законам которого оно было учреждено.
В торговых договорах предусматривается взаимное предбставление определенного режима юридическим ли-
124

цам договаривающихся государств, а также взаимное признание правосубъектности юридических лиц. В этих целях в договорах содержатся и критерии определения национальности юридических лиц. Однако во взаимоотношениях РФ с другими странами определение национальности юридического лица не имеет того значения, которое оно имеет во взаимоотношениях других государств. Это объясняется тем, что под юридическими лицами всегда подразумеваются юридические лица, учрежденные по нашим законам и имеющие место пребывания на территории РФ. Участие иностранного капитала в совместных предприятиях, учрежденных в РФ, не меняет дела, поскольку все они являются юридическими лицами права России.
Вопрос об определении национальности иностранных юридических лиц возникает главным образом при признании их правосубъектности, что является необходимой предпосылкой для заключения с ними сделок.
Приведем ряд примеров из договорной практики. В ст. 10 торгового договора между СССР и Финляндией 1947 года говорится, что будет предоставляться определенный режим юридическим лицам, образованным согласно финляндским законам. Таким образом, в этом договоре, как и в ряде других, национальность юридического лица определяется по месту его учреждения.
Однако иногда используется и другой критерий. Так, в ст. 10 торгового договора между СССР и Австрией 1955 года указано, что соответствующие права предоставляются в одной стране юридическим лицам, имеющим свое место пребывания на территории другой страны.
Таким образом, в советской договорной практике применялись обычно два критерия для определения национальности юридических лиц: место учреждения юридического лица и место его пребывания.
Итак, в торговых договорах, заключенных Советским Союзом с иностранными государствами, во-первых, определяется, к какому государству относится соответствующее юридическое лицо, поскольку там устанавливается принцип определения национальности юридических лиц; во-вторых, предусматривается взаимное признание правосубъектности этих юридических лиц, то есть в СССР признается соответствующее юридическое лицо,
125

созданное, например, в Финляндии, а в Финляндии признаются юридические лица, созданные в СССР; и наконец, в-третьих, содержатся правила о режиме юридических лиц, о режиме наибольшего благоприятствования или национальном режиме. СССР, а затем РФ предоставляют по торговым договорам иностранным юридическим лицам режим наибольшего благоприятствования. Что же касается национального режима, то он-предоставляется в определенных сферах (право на судебную защиту, в области торгового мореплавания). Если торговым договором предусматривается режим наибольшего благоприятствования, то это значит, что ко всем иностранным юридическим лицам должны применяться одинаковые положения. Никакой дискриминации в отношении иностранного юридического лица какого-либо государства, с которым заключен договор на основе принципа наибольшего благоприятствования, не допускается.
2. Какими правами пользуются иностранные юридические лица в России и других странах СНГ? Иностранные предприятия и организации могут без особого разрешения совершать в РФ сделки по внешней торговле и по связанным с ней расчетным, страховым и иным операциям с российскими предприятиями, организациями. При совершении сделок иностранное юридическое лицо не может ссылаться на ограничение полномочий его органа или представителя, неизвестных праву страны, в которой орган или представитель иностранного юридического лица совершает сделку (ч. 2 ст. 161 Основ 1991 г.).
Иностранные юридические лица имеют право на судебную защиту своих прав (см. гл. 17).
Во всех этих случаях каких-либо особых разрешений иностранным фирмам для заключения сделок или же для обеспечения охраны их прав -не требуется. Иное положение имело место в отношении хозяйственной деятельности иностранных фирм на территории СССР. В условиях социалистической системы хозяйственная деятельность иностранных юридических лиц осуществлялась только в разрешительном порядке. Этот порядок препятствовал проникновению иностранного капитала в советскую экономику на всех этапах развития Советского государства. В то же время такой порядок не исключал привлечения в необходимых случаях
126

иностранных фирм к осуществлению под контролем и с разрешения Советского государства определенной хозяйственной деятельности на территории СССР.
Организационные формы участия иностранных фирм в хозяйственной деятельности в СССР не оставались неизменными. Они обусловливались задачами, стоящими перед народным хозяйством СССР на определенных этапах его развития.
С начала 20-х годов-допускались концессии, которые не сыграли большой роли в развитии экономики страны. Условия концессий определялись договором, заключаемым концессионером с государством.
В конце 20-х годов появилась другая форма допущения в СССР иностранных фирм. В годы первой пятилетки стал осуществляться ввоз иностранного оборудования для строительства и оснащения предприятий. С целью организации монтажа оборудования, образования складов запасных частей в СССР стали создаваться представительства некоторых иностранных фирм.
Увеличение объема внешнеторговых операций с СССР, а главное, заключение ряда долгосрочных контрактов, постоянное и длительное сотрудничество с нашей страной привели к расширению числа крупных иностранных фирм, открывших свои представительства в СССР. В конце 60-х и в начале 70-х годов в Москве были открыты представительства японских, итальянских, французских, западногерманских, а затем и американских фирм. Стали функционировать представительства банков.
Открытие представительств иностранных фирм в СССР осуществлялось в соответствии с Положением о порядке открытия и деятельности в СССР представительств иностранных фирм, банков и организаций, утвержденным постановлением № 1074 Совета Министров СССР от 30 ноября 1989 г. Правила, предусмотренные этим постановлением об открытии представительств иностранными юридическими лицами, продолжают действовать в России. Согласно Положению, иностранные фирмы, банки и организации могут открывать представительства в РФ не иначе как с особого разрешения, выдаваемого в зависимости от характера их деятельности Министерством внешней торговли. Центральным банком. Министерством юстиции, Торгово-промышлен-
127

ной палатой РФ, а также другими министерствами и ведомствами. В разрешении указываются цель открытия представительства; условия, на которых фирме разрешается это сделать; срок, на который выдается разрешение;
количество сотрудников представительства из числа иностранных граждан — служащих фирм. Представительство выступает от имени и по поручению представляемой им фирмы и осуществляет свою деятельность в. соответствии с законодательством РФ. Представительства открываются, как правило, на срок не свыше 3 лет, который может быть продлен.
Разрешение на открытие представительства РФ выдавалось иностранным фирмам, известным на мировом рынке; положительно зарекомендовавшим себя в качестве партнеров наших организаций по сотрудничеству в различных сферах; заключившим с нами крупномасштабные сделки; осуществляющим промышленную коопераций с нашими предприятиями и организациями;. заключившим с нашими организациями наиболее важные соглашения о научно-техническом сотрудничестве.
Деятельность представительства прекращается с истечением срока разрешения; прекращением деятельности фирмы; прекращением действия межправительственного соглашения, на основании которого было открыто представительство; по решению самой фирмы, а также по решению соответствующего министерства и ведомства, при котором было аккредитовано представительство (в случае нарушения представительством условий его деятельности).
В определенных вопросах иностранное юридическое лицо будет подчиняться законам страны своей национальности. Речь идет о вопросах, которые определяются личным статутом этого юридического лица, в частности относительно его учреждения и ликвидации. Если соответствующее юридическое лицо за границей будет ликвидировано, то и в РФ оно или его отделение тоже будет считаться ликвидированным. По другим же вопросам действует российское законодательство.
При осуществлении деятельности в РФ юридическое лицо должно подчиняться соответствующим нормам нашего права, а также положениям торгового договора, заключенного РФ с соответствующим государством.
128

Наряду с представительствами иностранные юридические лица могут создать на территории РФ свои филиалы. В соответствии с Законом об иностранных инвестициях от 4 июля 1991 г. иностранные юридические лица могут создать на территории России предприятия с долевым участием российских и иностранных инвестиций (совместные предприятия) и предприятия, полностью принадлежащие иностранным инвесторам.
Из действующего законодательства РФ можно сделать вывод, что иностранное юридическое лицо может осуществлять на территории России предпринимательскую деятельность лишь путем создания каких-либо организационно-правовых структур. Согласно Закону о предприятиях и предпринимательской деятельности от 25 декабря 1990 г., субъектами такой деятельности в России могут быть граждане иностранных государств и лица без гражданства «в пределах правомочий, установленных законодательством РСФСР». Статус предпринимателя приобретается посредством государственной регистрации предприятия, то есть, иными словами, речь применительно к иностранному предпринимателю может идти о создании им принадлежащего иностранцу предприятия.
§ 3. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РОССИЙСКИХ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ ЗА ГРАНИЦЕЙ
Во внешнеэкономических отношениях с иностранными организациями и фирмами до перестройки в СССР в области внешнеэкономической деятельности (1986— 1989 гг.) основными субъектами с советской стороны были в основном внешнеторговые объединения системы Министерства внешней торговли (МВТ) и Государственного комитета СССР по внешним экономическим связям (ГКЭС), то есть узкий круг специализированных внешнеторговых организаций.
Для преодоления разобщенности промышленности и внешней торговли, изменения структуры нашего экспорта, повышения заинтересованности производственных предприятий, объединений и других организаций во внешнеэкономической деятельности, осуществления более рационального и эффективного импорта по-новому

5 Зак. № 239
129


был решен вопрос о хозяйственных организациях, имеющих право непосредственного осуществления экспортно-импортных операций.
Число юридических лиц, управомоченных совершать внешнеэкономические сделки, резко возросло, поскольку право самостоятельного выхода на внешний рынок было предоставлено любому предприятию и объединению, производящему продукцию (работу, услуги^, или производственному кооперативу, если их продукция является конкурентоспособной, то есть находит спрос у зарубежных партнеров. Подавляющая часть указанных субъектов — это научно-производственные, производственные предприятия и объединения и другие организации промышленности. Иными словами, в рамках коренного совершенствования внешнеэкономической деятельности в нашей стране право выхода на внешний рынок, то есть прежде всего право экспортировать и импортировать товары, услуги и результаты творческой деятельности, получил широкий круг производителей и потребителей.
Внешнеэкономические объединения заключают сделки в РФ и за границей. Каждое объединение имеет свой устав. То, что объединение находится в административном подчинении органа государственного управления, не означает, что оно может отождествляться с государством как таковым либо с министерством как органом государственного управления. Объединение всегда выступает в обороте как самостоятельный субъект права. Самостоятельность понимается именно в граждан-ско-дравовом отношении. Объединение заключает сделку не от имени государства, но для объединения обязательны акты государства, в частности о запрете экспорта или импорта.
В известном решении Внешнеторговой арбитражной комиссии по иску израильской фирмы «Джордан инвестмент лтд* против В/О «Союзвефтеэкспорт» от 19 июня 1958 г. было признано, что запрещение со стороны Министерства внешней торговли СССР исполнения договора и отказ в выдаче лицензии на вывоз нефти из СССР, будучи обязательными для В/О «Союзнефтеэкспорт», являются обстоятельствами форс-мажора, освобождающими его от ответственности. Истец в данном деле, в частности, утверждал, что. эти действия не могут рассматриваться в качестве форс-мажора для ответчика, поскольку ответчик и Министерство внешней торговли являются органами одного и того же государства. В решении ВТАК признана самостоятельная правосубъектность объединения и отмечено, что
130

«объединение не является органом государственной власти. Поэтому попытка фирмы отождествить объединение с министерством лишена основания».
В этой связи нельзя согласиться с утверждениями, часто высказываемыми на Западе, что государственное юридическое лицо частного права (применительно к СССР и РФ — советского и российского гражданского права) идентично со стоящим за ним государством.
В уставе объединения закреплено общее положение гражданского права о раздельной ответственности юридических лиц: каждое юридическое лицо пользуется имущественной самостоятельностью и несет обособленную ответственность. Государство, его органы и организации не отвечают по обязательствам объединения, а объединение не отвечает по обязательствам государства, его органов и организаций. Таким образом, принцип раздельной ответственности юридических лиц установлен внутренним правом и уставом объединения.
Поскольку при решении вопроса об ответственности юридического лица действует личный закон юридического лица, а личным законом объединения является российский закон, во всех случаях ответственность объединения может наступать лишь в соответствии с этим принципом российского права. Правомочия объединения формулируются в уставе. Вне зависимости от того, каким родом деятельности занимается объединение, оно имеет право заключать договоры, совершать сделки как в РФ, так и за границей. Каждое объединение может учреждать свои отделения, филиалы, конторы и агентства, представительства как в РФ, так и за границей. Объединение вправе участвовать во всякого рода других обществах, организациях, в том числе смешанных, деятельность которых соответствует задачам объединения. И наконец, объединение может приобретать, отчуждать, брать и сдавать в наем как в РФ, так и за границей любое имущество, движимое и недвижимое.
Объединение имеет, таким образом, широкий круг прав, которые закрепляются за ним для того, чтобы оно могло успешно осуществлять свою деятельность.
Заключая внешнеторговые сделки, объединение реализует соответствующие права. Сделки должны совершаться с соблюдением правил их подписания, установ-

5*
131


ленных нашим законодательством (см. гл. 8). Входящие в состав объединения фирмы имеют право заключать по поручению объединения и от его имени сделки по внешней торговле.
Объединение связывают лишь сделки, заключенные в соответствии с уставом объединения и законодательством. В ряде уставов, например в Уставе государственного предприятия В/О «Атомэнергоэкспорт», утвер" жденном Министром внешних экономических связей РФ 10 августа 1992 г., предусмотрено, что внешнеторговые сделки объединения подписываются двумя лицами.
Объединение, как любое юридическое лицо в РФ, имеет специальную правоспособность. Это означает, что деятельность объединения ограничивается теми целями и задачами, которые государство возлагает на него. Таким образом, объем правоспособности каждого юридического лица определяется той конкретной целью, для которой оно было образовано.
Каждое объединение вправе заключать только такие сделки, предмет которых соответствует его уставу. Объем правоспособности объединения устанавливается в уставе.
Это положение действует в отношении всех российских субъектов международного частного права — участников внешнеэкономических связей. При регистрации участников внешнеэкономических связей обязательно представляется устав, в котором должны быть отражены характер и номенклатура внешнеэкономической деятельности по производимой продукции (работам, услугам). В случае осуществления внешнеэкономических операций с нарушением уставной правоспособности в соответствии с постановлением № 203 «О мерах государственного регулирования внешнеэкономической деятельности» Совета Министров СССР от 7 марта 1989 г. государственным органом управления (Государственной внешнеэкономической комиссией Совета Министров СССР) могло быть принято решение о приостановлении внешнеэкономических операций такого участника. Это приостановление могло осуществляться в виде запрета исполнения конкретной сделки или временного приостановления всех таких операций нарушителя на срок до одного года.
132

Таким образом, общее для всех российских субъектов международного частного права в области внешнеэкономической деятельности то, что они являются юридическими лицами, несущими самостоятельную имущественную ответственность по своим обязательствам. Это особенно важно иметь в виду, поскольку принципы самостоятельной ответственности, полного хозяйственного расчета и самофинансирования хозяйственных субъектов — это. основополагающие принципы проводимой в РФ хозяйственной реформы.
Все указанные организации являются российскими юридическими лицами, поэтому их личный статут определяется российским правом. В соответствии с нашим законодательством государственная организация, являющаяся юридическим лицом, отвечает по своим обязательствам закрепленным за ней имуществом. Государство не отвечает по обязательствам государственных организаций, являющихся юридическими лицами, а названные организации не отвечают по обязательствам государства. Эти положения определяются личным статутом российских организаций, и поэтому они должны применяться и за рубежом, то есть, иными словами, иметь экстерриториальное значение. Приведем пример.
В 1972 году в США был предъявлен иск к пароходу «Сулей-ман Стальйкии», который эксплуатировался советской судоходной компанией. Иск был предъявлен в связи с претензией, касавшейся рыболовного промысла, осуществлявшегося другой советской организацией. В ноте, направленной в связи с арестом парохода «Сулей-ман Стальский», со ссылкой на ст. 13 Основ гражданского законодательства 1961 г. отмечалось, что пароходство является самостоятельным юридическим лицом, не имеющим отношения к рыболовству.
Если подходить к российскому объединению (предприятию) с точки зрения любых критериев, используемых в иностранных государствах при определении национальности юридических лиц (Напомним, что обычно применяется, критерий либо места учреждения юридического лица, либо его места нахождения), то личным законом объединения (предприятия) всегда будет только российский закон. Личным законом будут определяться правоспособность юридического лица, его внутренняя структура, внутренняя организация, решение о его ликвидации. Другие же вопросы, касающиеся порядка осу-
133

ществления деятельности на территории иностранного государства, допуска юридического лица к соответствующей деятельности, условий такой деятельности, решаются во внутреннем законодательстве той страны, где действует российское юридическое лицо, и в соответствии с положениями торгового договора, заключенного Россией с данным государством.
§ 4. ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ СОВМЕСТНОЙ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
1. Интернационализация международной хозяйственной жизни приводит к использованию различных организационных форм совместной деятельности субъектов из разных государств. Это могут быть чисто договорные формы, при которых отношения сторон определяются договорами о производственной либо научно-технической кооперации, договорами о консорциумах, предусматривающими обычно совместное выступление сторон на том или ином рынке или в отношении определенного объекта деятельности. Но это могут быть и более глубокие организационные формы, приводящие к созданию юридических лиц (смешанные общества, занимающиеся, как правило, торговой деятельностью, совместные предприятия и др.).
Организационные формы совместной деятельности отличаются большим разнообразием. Однако общим для них, как правило, является то, что происходит объединение капиталов, принадлежащих участникам из различных стран, осуществляется совместное управление с целью достижения определенного результата, имеет место совместное несение рисков и убытков.
Одной из возможных организационно-правовых форм является консорциум. Обычно во внешнеэкономической сфере консорциумы создавались на договорной основе для реализации, как правило, крупномасштабных проектов, которые требуют объединения усилий нескольких организаций (на практике применялись, в частности, банковские консорциумы при получении кредитов, консорциумы для участия в торгах при переговорах о строительстве объектов за рубежом). Консорциумы в нашем
134

законодательстве как правовая форма не урегулированы. На практике, а также в силу постановлений правительства об отдельных консорциумах применяются два вида консорциумов.
1) Консорциумы, создаваемые для отношений с иностранными партнерами временного характера. В международной практике известны два вида таких консорциумов: закрытый и открытый. В первом случае контракт с иностранным заказчиком подписывается одной внешнеторговой организацией, принявшей на себя обязанности руководителя и несущей перед ним ответственность за выполнение всего комплекса обязательств, предусмотренных в контракте. Во втором случае контракт с иностранными заказчиками подписывается всеми партнерами по консорциуму и каждый из них несет свою долю имущественной ответственности непосредственно перед иностранным заказчиком.
Если раньше, до проведения реформ во внешнеэкономической области, могли создаваться только консорциумы закрытого типа, то после предоставления всем предприятиям права внешнеэкономической деятельности все они могут выступать в качестве стороны в отношениях с иностранными заказчиками.
Такого рода консорциумы юридическими лицами не являются.
2) Консорциумы, создаваемые для внешнеторговой деятельности на длительный период времени. Примером такого консорциума является так называемый Советский внешнеэкономический консорциум, который был создан специально в области советско-американских экономических отношений.
Основными положениями о деятельности Советского внешнеэкономического консорциума, утвержденного постановлением № 238 Совета Министров СССР от 21 марта 1989 г., было предусмотрено, что члены этого консорциума создают на нашей территории совместные предприятия с членами Американского торгового консорциума.
Советский внешнеторговый консорциум должен был действовать на основе валютной самоокупаемости и сбалансированности в целом (всех вместе) совместных предприятий, созданных его членами -и членами американского консорциума, созданного в США.
135

Совместное предприятие, как и другие совместные хозяйственные организации (в тех случаях, когда они наделяются правами юридического лица), является юридическим лицом определенного государства — обычно страны места его учреждения.
Совместные предприятия, созданные в РФ,—это юридические лица российского права. "Однако их правовой режим отличается от режима обычных юридических лиц, что обусловливается наличием в соответствующих правоотношениях ряда иностранных элементов (один из участников — иностранное юридическое лицо, иностранные вклады, участие иностранных специалистов в органах юридического лица, характер операций, значение внешнеэкономической деятельности и т. д.). Эти обстоятельства делают необходимым рассматривать правовое положение образований такого рода (часто именуемых английским термином «джойнт венчерс» — совместное производство и сбыт) не только в рамках гражданского или торгового права какой-либо страны, но и в рамках международного частного права.
2. Во внешнеэкономических связях СССР с другими странами на различных этапах своего развития наше государство использовало разнообразные формы создания смешанных обществ. В отдельных странах советскими организациями создавались различные общества, в том числе и полностью им принадлежавшие. Деятельность этих обществ сыграла определенную положительную роль в развитии экономических отношений с капиталистическими государствами как в период борьбы СССР за дипломатическое признание, так и в последующие годы.
Первым обществом за границей, полностью принадлежавшим советской организации, был «Аркос» (Всероссийское кооперативное общество по торговле с Англией). «Аркос» был учрежден в Лондоне как акционерное общество по английским законам. Поэтому это было английское юридическое лица Оно пользовалось всеми правами, которые английское законодательство предоставляет юридическим лицам. Но по характеру своей деятельности «Аркос» выполнял исключительно поручения советских организаций. Фактическое положение этого акционерного общества нашло свое отражение в нотной переписке в мае 1927 года между Наркоминделом СССР и английским ведомством иностранных дел в связи с налетом английской полиции на «Аркос» и торговую делегацию (так именовалось тогда советское торгпредство). Наряду с решительным протестом по поводу нападения на торговую делегацию в отношении «Аркоса» в советской ноте от
136

17 мая 1927 г. говорилось следующее: «Хотя «Аркос» является формально акционерным обществом, зарегистрированным по английским законам, британские власти не могли не знать, что он занимается главным образом, если не исключительно, выполнением торговых поручений советских хозяйственных органов. Полицейское нападение на крупное английское торговое общество, хорошо зарекомендовавшее себя в английских деловых кругах... является совершенно беспрецедентным в истории лондонского Сити. Налет мог иметь своей единственной целью лишь нанесение ущерба советским интересам, связанным с деятельностью «Аркоса»... С этой точки зрения Советское правительство считает себя вправе протестовать и против нападения на „Аркос"».
С участием «Аркоса» в США в 1924 году было образовано общество «Аркос — Америка инкорпорейтед», которое в том же году слилось с компанией «Продактс иксчейндж корпорейшн», также осуществлявшей торговые операции с США в условиях отсутствия дипломатического признания СССР. В результате слияния была образована новая компания — «Амторг трейдинг корпорейшн». Устав «Ам-торга» был зарегистрирован в штате Нью-Йорк. Таким образом, это юридическое лицо права США. Корпорация с момента своего образования представляла все советские организации, осуществлявшие внешнюю торговлю. «Амторп» сыграл большую роль в развитии совет-ско-американской торговли в годы первой пятилетки (в 1931 г. общий оборот советско-американской торговли составил 116 млн. долл.). В период «холодной войны» операции «Амторга» были свернуты, впоследствии они несколько расширились. Функции «Амторга» — ведение торговых операций российских внешнеторговых организаций в США. Однако с точки зрения законодательства о юридических лицах на основе рассмотренного выше принципа инкорпорации — это юридическое лицо штата Нью-Йорк, к которому подлежат применению правила как законодательства штата, так и в соответствующих случаях федерального законодательства.
Смешанные общества с участием иностранного капитала создавались как на территории РФ, так и за границей.
В годы восстановления народного хозяйства и новой экономической политики в целях привлечения иностранного капитала для заготовок экспортных товаров внутри страны, сбыта их за границей и ввоза в страну товаров, необходимых для восстановления народного хозяйства и удовлетворения других нужд, разрешалась организация специальных акционерных обществ с участием иностранного капитала и обязательным участием Наркомвнешторга. Согласно декрету ВЦИК о внешней торговле от 13 марта 1922 г., Наркомвнешторгу предоставлялось право с утверждения Совета Труда и Обороны (СТО) организовывать такие акционерные общества как для осуществления импортно-экспортных операций, так и для производства экспортных товаров. Акционерами смешанных обществ были Наркомвнешторг (или его органы) и иностранные фирмы. Поскольку советской стороне принадлежало не менее 51% акций смешанных обществ, ей обеспечивалось большинство голосов в органах общества — общем собрании и правлении. Смешанные общества учреждались либо в СССР — в форме акционерных обществ в соответствии с действовавшим в
137

то время гражданским законодательством, либо за границей — в форме акционерного общества или товарищества с ограниченной ответственностью по законам соответствующего государства, на территории которого создавалось общества
Наиболее крупными смешанными обществами были «Руссаыг-лолес» (создано в СССР на основе особого договора, утвержденного СТО 21 апреля 1922 г.). Русско-Британское хлебоэкспортное общество, Русское лесное агентство (созданы в Англии), «Дерутра», «Деру-металл», «Деру люфт», «Книга» (созданы в Германии), Русско-Австрийское торговое акционерное общество (РАТАО) и др. "-
Значительную роль в развитии экономических связей с Ираном сыграли русско-персидские смешанные общества («Шарв», «Перещелк», «Персхлопок» и др.), на долю которых приходилось около половины торгового оборота между этими странами. Наряду с торговыми обществами по соглашению между СССР и Ираном от 1 октября 1927 г было создано смешанное общество по эксплуатации рыбных промыслов Капитал общества делился на равные дали (50% — советский вклад и 50% — иранский)
После Великой Отечественной войны на основе перехода к СССР бывших германских активов, а затем и японского имущества (ва Дальнем Востоке) учреждались общества двух типов. Первый из них — советские акционерные общества, созданные в СССР и руководившие предприятиями в Германии. К этому типу относилось и общество «Дунайское пароходство». Второй — смешанные общества, созданные по соглашениям с Болгарией, Румынией, Венгрией и другими странами. В качестве пая Советского государства служили бывшие германские активы. Позднее соглашения о создании смешанных обществ были заключены с КНР и КНДР Так, были образованы Советско-Ру-мьвккое нефтяное общество, Советско-Болгарское горнорудное общество, Советско-Китайское общество по добыче цветных металлов.
Общества были организованы на паритетных началах: половина акционерного капитала принадлежала организациям страны, в которой было создано общество, и половина — СССР; расходы и доходы делились поровну. Управление обществом осуществлялось на началах равенства. В 1952—1955 годах общества такого рода были ликвидированы.
В 70—80-х годах во многих странах имелись отдельные смешанные или полностью принадлежавшие СССР общества, занимавшиеся тбрговой деятельностью или деятельностью, связанной с оказанием услуг советским организациям (например, агентским обслуживанием судов советского флота занимались «Совиспан»— в Испании «Юниориент» в Японии и другие общества). Создание таких обществ было связано с переходом к сотрудничеству на стабильной основе с высокоразвитыми странами Запада и развивающимися странами.
Общества подобного рода играют существенную роль и в торговле нашими машинами и оборудованием. Приведем несколько примеров. В 1947 году в Финляндии было создано общество «Конеда» по торговле советскими
138

автомобилями, а в 1963 году—общество «Конейсто», которое занимается торговлей машинами (позже аналогичное общество было учреждено в Норвегии).
По советскому законодательству участвовать в создании обществ за границей могли только организации, имеющие право на осуществление внешнеэкономической деятельности. Образовывая смешанные общества за рубежом, советские организации вступали в соответствующие отношения лишь с определенным и ограниченным кругом физических и юридических лиц. Ограничение числа участников достигается выбором определенной правовой формы смешанного общества. Так, смешанные компания с участием советских организаций всегда учреждались в виде акционерного общества без права публичной подписки на акции. В практике наших организаций нет единого правила, касающегося доли их участия, однако чаще всего она равна 50 или 51% и более.
Все смешанные общества созданы по законам соответствующих стран с полным соблюдением требований, установленных законодательством страны пребывания и учреждения общества.
Таким образом, это юридические лица не советского права, а права той страны, где они учреждены и осуществляют свою деятельность. К ним полностью применяется законодательство соответствующего государства. Основная цель этих обществ — содействовать развитию торговли нашей страны со страной их пребывания; такие общества, как правило, производственной деятельностью ранее не занимались.
Новые направления использования формы смешанного общества, как и других форм совместного предпринимательства советскими организациями за рубежом, стали развиваться в конце 80-х годов. Эти направления — важная составная часть проведения реформ в области внешнеэкономической деятельности.
При осуществлении хозяйственной деятельности в разных странах стали применяться более гибкие организационные нормы. Речь идет, в частности, о создании совместных научно-исследовательских и проектных организаций, инжиниринговых, сбытовых и рекламных фирм, совместном обслуживании и ремонте экспортируемой техники, покупке акций, облигаций и других ценных бумаг.
139

В отношении всех форм совместной деятельности за рубежом наше законодательство определяет, какие организации и в каком порядке могут принимать участие в деятельности такого рода. Согласно постановлению «О развитии хозяйственной деятельности советских организаций за рубежом» Совета Министров от 18 мая 1989 г., государственные предприятия, зарегистрированные в качестве участников внешнеэкономических связей, могут создавать зарубежные предприятия с согласия вышестоящих органов управления и с учетом рекомендаций МВЭС и МИД.
Согласно п. 9 Указа Президента Российской Федерации от 15 ноября 1991 г. «О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР» осуществление инвестиций за рубежом, включая покупку ценных бумаг, юридическими лицами, зарегистрированными на территории России, и российскими гражданами производится по лицензиям в порядке, определяемом правительством России.
Из этого указа следует, что, во-первых, круг российских участников совместных и иных предприятий за рубежом не ограничивается и что, во-вторых, разрешительный порядок для осуществления такого участия сохраняется. _
§ 5. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПРЕДПРИЯТИЙ С ИНОСТРАННЫМИ ИНВЕСТИЦИЯМИ В РФ
1. Основными законодательными актами, регулирующими положение предприятий с иностранными инвестициями в России, являются- Закон об иностранных инвестициях в РСФСР от 4 июля 1991 г. и Закон о предприятиях и предпринимательской деятельности от 25 декабря 1990 г. Как отмечалось выше, согласно российскому законодательству, под предприятиями с иностранными инвестициями понимаются предприятия с долевым участием иностранных инвесторов (совместные предприятия) и предприятия, полностью принадлежащие иностранным инвесторам. Все эти предприятия могут создавать дочерние предприятия и филиалы. Кроме того, на территории России могут создаваться филиалы иностранных юридических лиц.
140

Согласно ст. 12 Закона об иностранных инвестициях, предприятия с иностранными инвестициями создаются и действуют в форме акционерных обществ и других хозяйственных обществ и товариществ, предусмотренных действующим законодательством. Это законодательство предусматривает следующие организационно-правовые формы: полное товарищество, смешанное товарищество, товарищество с ограниченной ответственностью (которое, согласно «Положению об акционерных обществах», утвержденному постановлением Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 г., № 601 именуется акционерным обществом закрытого типа).
Наиболее распространенной на практике формой является, форма товарищества с ограниченной ответственностью, применяется форма акционерного общества. И товарищество с ограниченной ответственностью, и акционерное общество являются юридическими лицами, они имеют собственное наименование с указанием организационно-правовой формы.
Под товариществом с ограниченной ответственностью (акционерным обществом закрытого типа) понимается объединение граждан и (или) юридических лиц, создаваемое для совместной хозяйственной деятельности. Уставный фонд товарищества образуется за счет вкладов учредителей. Участники общества несут убытки, связанные с деятельностью общества, в пределах сумм внесенных ими вкладов.
Обычным акционерным обществом признается общество, уставный фонд которого разделен на определенное число акций равной номинальной стоимости, несущее ответственность по обязательствам только своим имуществом. Акционеры несут убытки, связанные с деятельностью общества, в пределах стоимости принадлежащих им акций.
Согласно ст. 1 Положения об акционерных обществах, акционерным обществом является организация, созданная на основе добровольного соглашения физических и юридических лиц (в том числе иностранных), объединивших свои средства путем выпуска акций и имеющих целью удовлетворение общественных потребностей и извлечение прибыли.
2. Участниками совместного предприятия могут быть российские юридические лица, российские граждане;
141

иностранные юридические лица, включая, в частности, любые компании, фирмы, предприятия, организации или ассоциации, созданные и правомочные осуществлять инвестиции в соответствии с законодательством страны своего места нахождения; иностранные граждане, лица без гражданства, российские граждане, имеющие постоянное место жительства за границей, при условии, что они зарегистрированы для ведения хозяйственной деятельности' в стране их гражданства или постоянного места нахождения; иностранные государства и международные организации.
Вопрос о том, является или не является соответствующая иностранная фирма юридическим лицом, обладает ли она, следовательно, гражданской правоспособностью, может быть решен по праву государства, в котором учреждена эта иностранная организация. Такой вывод вытекает из установленного в ст. 161 Основ гражданского законодательства 1991 года принципа применения закона инкорпорации юридического лица. Напомним, что в соответствии с этой статьей Основ «1раж-даиская правоспособность иностранных юридических лиц определяется по праву страны, где учреждено юридическое лицо».
3. Действующее в России законодательство не устанавливает для отечественных и иностранных участников совместного предприятия какого-либо обязательного соотношения долей. Этот вопрос решается соглашением сторон (учредительным договором). Иные правила по этому вопросу установлены в отношении совместных страховых организаций.
Уставный капитал акционерного общества образуется вначале из оплаты- акций учредителям, а затем аккумулированием денежных средств путем открытой подписки на акции. Уставный капитал товарищества образуется только за счет вкладов учредителей.
Уставный капитал может быть сформирован путем внесения либо денежных средств, либо имущества и имущественных прав. В первом случае не будет осуществляться согласование оценки вкладов учредителями. Во втором случае необходима оценка вкладов.
Вклады в иностранной валюте и имущества, оцененного в иностранной валюте, подлежат пересчету в
142

рубли в соответствии с тем курсом, который действует для операций такого рода (до 1 января 1992 г. действовал курс Госбанка СССР, применявшийся во внешнеторговых операциях; после 2 января 1992 г. стал применяться коммерческий курс). При формировании уставного капитала путем внесения денежных средств, имущества, имущественных и неимущественных прав на практике стали делаться специальные перечни вкладов российских и иностранных участников в виде отдельных приложений к учредительному договору. Каждый. перечень должен содержать наименование вклада, его описание, согласованную оценку вклада и срок его взноса.
В качестве вклада могут вноситься: собственность, а также другие имущественные права, как, например, право пользования, право залога и т. д.; права на долевое участие и другие формы участия в хозяйственных предприятиях и организациях; права требования по денежным средствам, вложенным для создания экономических ценностей, или услугам, имеющим экономическую ценность; авторские права, права промышленной собственности, такие как права на изобретения, включая права, вытекающие из патентов, товарные знаки, промышленные образцы, полезные модели, фирменные наименования, а также технологию и «ноу-хау»; права на экономическую деятельность, включая права на разработку, добычу или эксплуатацию природных ресурсов. В случае призвания в России права собственности иностранного инвестора на землю оно также войдет в число возможных прав такого рода, которые будут определяться в качестве вклада.
Согласно закону «Об иностранных инвестициях», обязанность внесения каждым из участников до 50% указанных в учредительных документах вкладов отсрочена до истечения года после регистрации предприятия. Таким образом для иностранного инвестора установлено определенное изъятие из общего правила о внесении не менее 50 % уставного капитала в течение 30 дней после регистрации, а остальных 50% —в течение первого года деятельности общества.
4. Закон «О предприятиях и предпринимательской деятельности» разрешает предприятиям самостоятельно определять структуру органов управления. Положение
143

об акционерных обществах от 25^ декабря 1990 г. для акционерных обществ как открытого, так и закрытого типа (как отмечалось выше, под последним российское законодательство понимает, как правило, товарищество с ограниченной ответственностью) предусматривает четыре органа управления: общее собрание, совет директоров, правление, генеральный директор. Высшим органом считается общее собрание акционеров, созываемое раз в год. В промежутках между годовыми собраниями высшим органом управления является совет директоров. Число директоров определяется общим собранием, но оно должно быть нечетным (не менее трех в закрытом обществе и не менее пяти — в открытом).
Из числа директоров общее собрание назначает генерального (исполнительного) директора. Совет директоров утверждает состав правления.
В отношении совместных предприятий следует иметь в виду, что принципиальные вопросы их деятельности должны решаться на основе единогласия всех их учредителей. Перечень таких вопросов обычно определяется в учредительных документах. Уставы совместных предприятий обычно определяют компетенцию совета директоров, правления, генерального директора и ревизионной комиссии.
В товариществах с ограниченной ответственностью генеральный директор обычно назначается собранием учредителей из числа директоров сроком на 3 года с правом его продления. Генеральный директор осуществляет оперативное руководство работой товарищества, без доверенности действует от его имени, заключает договоры, осуществляет любые другие действия, необходимые для достижения целей товарищества, за исключением тех, которые в соответствии с уставом прямо закреплены за собранием и советом директоров.
Ревизионная комиссия осуществляет контроль за финансовой деятельностью товарищества. Ее члены избираются из числа учредителей сроком на 2 года на общем собрании участников.
5. Регистрация предприятий с иностранными инвестициями в России осуществляется на основе постановлений правительства № 26 «О регистрации предприятий с иностранными инвестициями» от 28 ноября 1991 г.
144

и № 357 «О некоторых вопросах ведения Государственного реестра предприятий» от 28 мая 1992 г., а также постановлений региональных и местных органов власти. Так, в Москве регистрация осуществляется в соответствии с постановлением № 97 «О введении единого порядка регистрации предприятий и организаций в Москве» правительства Москвы от 17 октября 1991 г. и последующими актами по вопросам регистрации предприятий. Можно говорить о трех случаях регистрации предприятий в зависимости от объема иностранных инвестиций и предмета деятельности.
Первый случай касается регистрации предприятий, объем иностранных инвестиций в которые превышает 100 млн. руб. (размер суммы был определен ст. 16 Закона об иностранных инвестициях и подлежит изменению), она осуществляется специальным органом—Комитетом по иностранным инвестициям, вошедшим в 1992 году в состав Российского агентства по международному экономическому сотрудничеству и развитию.
Второй случай касается регистрации предприятий с иностранными инвестициями нефтегазодобывающей, нефтегазоперерабатывающей и угледобывающей отраслей. Регистрация таких предприятий, независимо от величины их уставного капитала, была возложена на Комитет по иностранным инвестициям (соответственно на Российское агентство по международному экономическому сотрудничеству и развитию).
Третий случай касается остальных предприятий. Их регистрация осуществляется Советами Министров республик в составе Российской Федерации, администрациями краев и областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга. В Москве и Санкт-Петербурге созданы регистрационные палаты.
6. Имущество, ввозимое в РФ в качестве вклада иностранных инвесторов в уставный фонд предприятий с иностранными инвестициями в пределах сроков, установленных учредительными документами для его формирования, а также имущество, предназначенное для собственного материального производства, освобождается от взимания таможенной пошлины и не облагается налогом на импорт.
Имущество, ввозимое в РФ иностранными работниками предприятий с иностранными инвестициями для
145

собственных, нужд, освобождается от взимания таможенной пошлины.
Законом об иностранных инвестициях было установлено, что предприятия, полностью принадлежащие иностранным инвесторам, и совместные предприятия, в уставном фонде которых иностранные инвестиции составляют более 30%, вправе без лицензий экспортировать продукцию для собственных нужд, за исключением случаев, предусмотренных действующими на территории РФ международными договорами.
7. Важную роль в решении существенных вопросов как учреждения предприятий, так и их деятельности призваны сыграть договоры о создании совместных предприятий, заключаемые их участниками, и уставы предприятии.
На современном этапе создания в нашей стране совместных предприятий законодательное регулирование ограничено кругом наиболее важных и принципиальных вопросов, с тем чтобы оставить решение их на усмотрение сторон — участников совместного предприятия. Договорное регулирование приобретает, таким образом, важное, если не решающее, значение.
Совместные предприятия являются юридическими лицами по российскому законодательству. Они могут от своего имени заключать договоры, приобретать имущественные и личные неимущественные права и нести обязанности, быть истцами и ответчиками в суде и третейском суде. Совместные предприятия имеют самостоятельный баланс и действуют на основе полного хозяйственного расчета, самоокупаемости и самофинансирования. В принципе на совместные предприятия как на юридические лица российского права распространяются общие положения российского законодательства о юридических лицах. Но в. отношении совместных предприятий, которые следует рассматривать как особый, новый вид российских юридических лиц, действуют некоторые специальные положения, прямо установленные законодательством.
8. Из других юридических вопросов следует остановиться на вопросе о праве, подлежащем применению к взаимоотношениям участников совместного предприятия. Поскольку договор об учреждении совместного предприятия — это всегда договор с иностранным
146

участником (фирмой, компанией, корпорацией), во взаимоотношениях участников совместного предприятия всегда присутствует «иностранный элемент». Это означает необходимость решения так называемой коллизионной проблемы, то есть вопроса о том, правом какого государства эти отношения будут регулироваться. Решение этой проблемы российским судом или третейским судом (арбитражем) возможно лишь на основе норм и принципов коллизионного права, входящего в состав **ежду-народного частного права. Такая норма содержится в Основах гражданского законодательства 1991 года.
В п. 3 ст. 166 Основ 1991 года говорится следующее:
«З. К договору о создании совместного предприятия с участием иностранных юридических лиц и граждан применяется право страны, где учреждено совместное предприятие». Здесь под термином «совместное предприятие» понимается юридическое лицо, а не любая совместная деятельность. О применении права к такой совместной деятельности, как производственное сотрудничество, кооперирование, говорится в предшествующем п. 2 этой же статьи. В п. 3 ст. 166 термин «договор» следует толковать таким образом, что он включает в себя все учредительные документы (соглашение, устав, приложения к ним), но не договоры, заключаемые СП с другими субъектами, в том числе и с учредителями. К таким договорам право должно применяться в соответствии с другими коллизионными нормами российского законодательства.
Из приведенных положений Основ следует, что суд или арбитраж в случае рассмотрения спора по договору о создании совместного предприятия в России будет применять в силу п. 3 ст. 166 российское право как право страны, где было учреждено совместное предприятие.
Возникает вопрос, может ли договор о создании СП содержать условие о применении иного права, чем право Российской Федерации, на территории которой учреждается предприятие. 'Следует сделать вывод, что такое условие договора должно быть признано российским судом или арбитражем в России недействительным, поскольку оно прямо противоречит законодательству (см. гл. 3).
Арбитраж, рассматривающий спор по такому соглашению (не в России), решая этот вопрос, может также
147

исходить из того, что личным статутом СП как юридического лица, учрежденного по российскому праву, будет право России, а не право какой-либо иной страны.
КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПО ТЕМЕ:
1. Какое значение имеет определение национальности юридического лица и какие основные критерии применяются для определения национальности юридических
лиц?
2. В чем состоит принцип раздельной ответственности государственного юридического лица и Российского государства?
3. Какие имеются виды предприятий с иностранными инвестициями?
4. Что понимается под совместным предприятием?
5. Каково правовое положение предприятия с иностранными инвестициями на территории России?

Глава б
ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГОСУДАРСТВА КАК УЧАСТНИКА ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЙ
§1. Государство как су&ьект имущественных отношений.
§2. Иммунитет государства и его виды. §3. Правовой режим граж-
данско-правовых сделок, совершаемых государством
ЛИТЕРАТУРА
Лунц Л. А. Курс международного частного права. Особенная часть— С. 74—91; Лунц Л. А., Марышва Н. И., Садиков О. Н. Международное частное право.— С. 110—118; Богуславский М. М. Иммунитет государства.— М., 1962; Поздняков В. С. Государственная монополия внешней торговли в СССР.— М., 1969; Поздняков В. С. Советское государство и внешняя торговля (правовые вопросы).— М., 1976; Иванов С. И. Современные тенденции в законодательстве некоторых буржуа зных государств по вопросу об иммунитете государства и его собственности (на примере США и Англии) // Сов. ежегодник международного права. 1981.— М., 1982.— С. 235—246;
Законодательство капиталистических стран об иммунитете иностранного государства. Обзорная информация ВНИИСЗ / Сост. И. О. Хлес-това, Н. Г. Швыдак.— М., 1988; Баратянц Н. Р., Богуславский Af. М., Колесник А. Н. Современное международное право: иммунитет государства // Сов. ежегодник международного права, 1988.— М., 1989.—С. 165—182; Хлестова И. О. Проблемы юрисдикционного иммунитета иностранного государства в работе Комиссии международного права // Там же.— С. 183—194; Швыдак Н. Г. Юрисдикцион-ные иммунитеты иностранного государства в судебной практике Франции и Швейцарии. Материалы по иностранному законодательству и международному частному праву // Труды 49 ВНИИСЗ.— М, 1991.— С. 109—182.
§ 1. ГОСУДАРСТВО КАК СУБЪЕКТ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ
Развитие международного сотрудничества в области экономики, производства, торговли, науки и культуры
149

приводит к тому, что государство вступает в самые различные имущественные правоотношения с другими государствами, а также с международными организациями, юридическими лицами и отдельными гражданами других государств. При этом обычно различают два вида правоотношений, в которых участвуют государства. Во-первых, правоотношения, возникающие между государствами, а также между государством и международными организациями (по экономическому и научно-техничес-кому сотрудничеству, кредитные и т. д.). Во-вторых, правоотношения, в которых государство выступает в качестве только одной стороны; другой стороной в этих правоотношениях могут быть иностранные юридические лица, международные хозяйственные (немежгосударственные) организации и отдельные граждане.
Отношения первого вида регулируются исключительно нормами международного публичного права и, хотя они тесно связаны с отношениями второго вида, в настоящей работе не рассматриваются. Что касается отношении второго вида, то это могут быть отношения оо поставке товаров, выполнению различных услуг • иные.
Государство может выступать стороной в соответствующих правоотношениях при выпуске им займов, облигации которых продаются иностранным гражданам. Оно может быть сторонок • концессионных договорах и вообще в отношениях, возникающих при предоставлении государством концессий иностранным частным компаниям. Определение правовой природы этих отношении особенно актуально для стран, заинтересованных в привлечении иностранных -инвестиций (см. гл. 7). Применительно к Советскому государству выступление его в качестве стороны в торговых сделках могло иметь место тогда, когда сделки заключались торгпредством. Однако в современных условиях организация внешней торговли такие случаи крайне редки, поскольку внешнеторговые сделки заключаются хозяйственными организациями — самостоятельными юридическими лицами. Однако если Российское государство предоставляет само гарантию по внешнеторговой сделке, то в этом случае оно становится субъектом соответствующих отношений.
Российское государство само выступает субъектом имущественных отношений при строительстве здания для
150

посольства за границей, аренде земельного участка или найме жилого дома. Во всех случаях эти сделки заключаются торгпредством или посольством РФ от имени государства. Следует строго различать случаи, когда субъектом имущественных отношений выступает государство и когда субъектом отношений являются государственные юридические лица или любые другие юрцаиче-ские лица.
Возможны и иные правоотношения подобного рода Например, Российское государство может выступать в гражданском обороте за границей в качестве наследника выморочного имущества, оставшегося после смерти российских граждан, или в качестве наследника по завещанию (см. гл. 15)
В области имущественных отношений государство выступает как особый субъект права, поскольку оно не является юридическим лицом. В западной юриспруденции была выдвинута теория «расщепления» государства в тех случаях, когда оно выступает в имущественных отношениях, на два лица: если оно действует в силу своего суверенитета, то это одно лицо, субъект властвования, а если оно заключает сделку, то это уже другое лицо, которое должно быть приравнено к прочим юридическим лицам.
С этой теорией трудно согласиться по следующим основаниям. Государство всегда является единым субъектом, но проявления его правосубъектности многообразны. Если государство заключает сделку или предоставляет заем другому государству, то при этом оно не теряет своего суверенитета, а продолжает действовать как суверен и в экономической области, и в области международных научных и культурных связей. Категория юридического лица — это категория внутреннего национального права каждого государства. Само государство наделяет какое-либо образование правами юридического лица, то есть само государство устанавливает, что то или иное образование является юридическим лицом. Кто же может наделить государство правами юридического лица? Только какой-либо правопорядок, существующий над государством, или какое-либо всемирное правительство, о создании которого много писали в юридической и общеполитической литературе, но такого надгосударственного органа нет.
151

§2. ИММУНИТЕТ ГОСУДАРСТВА И ЕГО ВИДЫ
1. Иммунитет государства основывается на том, что оно обладает суверенитетом, что все государства равны. Это начало международного права выражено в следующем изречении: «Par in parem non habet imperium» («Равный не имеет власти над равным»).
В теории и практике государств обычно-различают несколько видов иммунитета: судебный, от предварительного обеспечения иска и от принудительного исполнения решения.
Судебный иммунитет заключается в неподсудности одного государства судам другого государства («Par in parem non habet jurisdictionem» — «Равный над равными не имеет юрисдикции»). Без согласия государства оно не может быть привлечено к суду другого государства. Причем не имеет значения, в связи с чем или по какому вопросу государство намереваются привлечь к суду.
Иммунитет от предварительного обеспечения иска состоит в следующем: нельзя в порядке предварительного обеспечения иска принимать без согласия государства какие-либо принудительные меры в отношении его имущества.-
13 марта 1948 г. американские судебные власти наложили арест на прибывший в Нью-йоркский порт советский пароход «Россия», пытаясь объяснить эти незаконные действия судебным иском двух пассажиров, которые якобы получили ушибы во время качки судна в море. Арест был произведен в порядке обеспечения иска. Советское посольство по поручению правительства СССР обратило внимание государственного департамента США на недопустимость наложения ареста на судно, принадлежащее иностранному государству и пользующееся поэтому судебным иммунитетом, заявив протест против указанных действий американских властей. После этого представления госдепартаменту б апреля 1948 г. в федеральных судах Восточного и Южного округов Ныо-"Йорка были вынесены решения о снятии ареста с судна.
В данном случае Советское государство не давало согласия на рассмотрение дела в суде вообще; здесь действовало общее положение об иммунитете, но и в случае, если согласие государства на рассмотрение дела имеется, оно не распространяется на предварительное обеспечение иска.
Под иммунитетом от исполнения решения понимается следующее: без согласия государства нельзя осуществить принудительное исполнение решения, вынесен-^ ного против государства.
152

Наряду с этими тремя видами иммунитета говорят еще об иммунитете собственности государства (см. гл. 7). Это более общее понятие, поскольку не всегда вопрос об иммунитете имущества государства возникает в связи с рассмотрением какого-либо иска в суде.
Все эти иммунитета связаны между собой, потому что их основа одна — суверенитет государства, который не позволяет применять в отношении государства какие-либо принудительные меры.
Государство может дать согласие на рассмотрение предъявленного к нему иска в суде другого государства или же на меры по обеспечению иска либо исполнению решения, но такое согласие должно быть явно выражено дипломатическим путем или иным образом. Согласие государства на неприменение к нему правил об иммунитете, об установлении определенных изъятий из этих правил может быть сформулировано в международных договорах, и прежде всего в торговых.
Вступая в гражданско-правовые отношения с иностранной компанией, государство может дать в заключаемом им соглашении согласие на предъявление к нему исков в суде, а также на применение к нему мер по предварительному обеспечению иска или же в отношении принудительного исполнения.
2. В прошлом веке и в начале XX века положение об иммунитете государства и его собственности находило повсеместное применение, и судами ряда государств был вынесен ряд руководящих решений (leading case) по этому вопросу.
Затем стала развиваться теория так называемого функционального, или ограниченного, иммунитета. Согласно этой теории, когда государство действует как суверен, совершает акт властвования, оно всегда пользуется иммунитетом. Если же государство совершает действия в качестве частного лица, осуществляет внешнеторговые операции, то есть занимается какой-либо коммерческой деятельностью, то оно иммунитетом не пользуется. Такой точки зрения придерживались суды Австрии, Швейцарии, Бельгии, Италии, Греции. Теория функционального иммунитета получила применение в практике судов ФРГ (решения конституционного суда в 1962 и 1963 гг. по вопросам иммунитета).
Советская доктрина исходила из того, что государст-
153

во не перестает быть суверенным, когда оно выступает в экономическом обороте. Государство не отказывается от своего суверенитета и не лишается его. Практика показала, что разграничить действия, совершаемые de jure imperil (т. е. в качестве акта властвования суверена), и действия, совершаемые de jure gestionis (т. е. в качестве частного лица), на основе объективных критериев невозможно. с
В судах стран Запада был рассмотрен ряд дел, касавшихся иммунитета Советского государства.
Одним из них, на примере которого можно разобрать отдельные положения, касающиеся иммунитета государства и его собственности, было известное дело о советском золоте, рассмотренное в США в 1928—1932 годах.
Для расчетов по некоторым сделкам в США было вывезено и депонировано в двух нью-йоркских банках определенное количество советского золота в слитках. Государственный французский банк предъявил иск о выдаче ему этого золота не к. Советскому правительству Ti не к Госбанку СССР, а к нью-йоркским банкам, в.которых оно находилось. Французский банк утверждал, что в порядке предоставления займов царскому правительству еще до революции он поместил в банк в Петербурге определенное количество золотых слитков и что слитки, которые находятся в американских банках, и есть те самые, которые в 1916 году им были привезены в Петербург.
В иске было отказано. Остановимся на некоторых принципиальных вопросах этого дела, на решение которых повлияли прежде всего интересы тех американских деловых кругов, которые были за развитие торговли с СССР.
В решении федерального суда Южного округа Нью-Йорка от 5 июня 1931 г. значительное место занял вопрос об иммунитете государства и его собственности. Суд, в частности, указал, что «одним из обычных свойств государственного суверенитета является изъятие от исков со стороны иностранцев. Было бы нарушением одного из атрибутов суверенитета, если бы правительство иностранного государства привлекалось в качестве, ответчика на суде без его согласия». Суд признал, что иммунитетом должно пользоваться не только государство, не только правительство, но и любой орган Советского государства, в частности Госбанк СССР, являющийся, как выразился суд, «частью (.party) Советского правительства».
Трудным для американского суда был вопрос о дипломата ческом признании. Советский Союз не был признан в то время Соединенными Штатами, но он 'был признан Францией. В решения суда говорилось: «Хотя и не состоялось признание правительством Соединенных Штатов того, что было названо советским режимом, ни как правительства де-юре, ни как правительства де-факто, мы только прячем головы в песок, подобно страусам, если не хотим признать это». Исходя из этого, суд сделал вывод, что вопрос о признании не имеет значения, поскольку Советское государство реально существует, а раз это так, значит, следует признать иммуни-^
154

тет в отношении его собственности, и всякого рода возражения, связанные с непризнанием государства, отпадают.
Далее суд рассуждал следующим образом: Советское государство утверждает, что оно собственник этого золота, хотя это имущество находится во владении нью-йоркских банков. Право собственности Советского государства на данное имущество оспариваться не может. Не может быть и наложен арест на это имущество. Если у французского банка есть какая-либо претензия к Советскому государству, он вправе обратиться непосредственно к Советскому государству, но наложить арест на имущество Советского государства нельзя. Таким образом, в решении содержалось принципиальное признание иммунитета советского имущества за границей. Арест, который сначала наложили на советское золото, был снят.
Из penieisrii, вынесенных в послевоенный период, представляет интерес решение по делу Е. Вейламан (1959 г.). Содержание этого дела следующее: в 1932—1934 годах в СССР были ликвидированы концессии английских акционерных обществ «Тетюхе майнияг корпо-рейши» и «Лена Голдфилдс лимитед» (см. гл. 7). Советское правительство выдало этим обществам обязательства (облигации), по которым в различные сроки производились платежи. В 1941 году СССР был вынужден пойти на приостановление платежей по этим обязательствам. Английские общества, распространив облигации среда английских и американских граждан, не выплачивали по ним никаких процентов, ссылаясь на то, что Советский Союз не оплатил эти облигации. В связи с этим Вейламан, которая была одним из держателей таких облигаций, обратилась в нью-йоркский суд с иском к Советскому Союзу. В обеспечение иска был наложен арест на счета Госбанка СССР и Банка для внешней торговли СССР в трех нью-йоркских банках (всего на сумму около 55 тыс. долл.). Само по себе рассмотрение судом этого дела являлось нарушением общепризнанных норм международного права о судебном иммунитете, поскольку Советское правительство не давало согласия на рассмотрение иска Вейламан в американском суда.
В дальнейшем Вейламан предъявила иск к .«Чейз Манхэттен Бэнк» о передаче ей определенных сумм с находившихся в этом банке счетов советских банков. В решении Верховного суда штата Нью-Йорк от 1 октября 1959 г. в результате дипломатического протеста СССР, поддержанного госдепартаментом, был признан иммунитет собственности СССР — денежных средств на счетах в «Чейз Манхэттен Бэнк». Общепризнано, говорилось в решении суда, что, когда в суде штата рассматриваются вопросы в отношении иммунитета иностранных суверенных государств и их собственности, они не должны обычно решаться путем применения местного закона. Такие вопросы должны рассматриваться, принимая во внимание международную вежливость в отношениях между государствами, и решаться в соответствии с политикой, сформулированной госдепартаментом США для осуществления международных отношений. Госдепартамент согласился с требованием СССР об иммунитете к через прокурора США сделал заявление о заинтересованности США в том, чтобы собственность СССР в США пользовалась иммунитетом «от исполнения судебных решений илиГ других действии, аналогичных исполнению судебных решений, и что этот суд должен принять меры к немедленному освобождению любой государственной собственности СССР, на которую до настоящего времени наложен арест в связи
155

с этим процессом, и отклонить всякие возможные действия, связанные с исполнением, или действия, аналогичные исполнению судебного решения».
Из практики английских судов по вопросам иммунитета следует остановиться на деле ТАСС (1949 г.). Некий Крайна предъявил к ТАСС иск в связи с тем, что ему якобы был нанесен моральный ущерб. Английский суд признал, что ТАСС не может быть ответчиком по данному делу, поскольку ТАСС — это отдел, часть Советского правительства, занимающийся вопросами информации, и, поскольку это часть Советского правительства, иск к правительству не может рассматриваться при отсутствии согласия ответчика. В суд, указывалось далее в решении, поступило письмо советского посольства в Лондоне, в котором приводились выдержки из устава ТАСС и сообщалось, что Советское правительство и ТАСС, ссылаясь на иммунитет, не дают согласия на рассмотрение иска. Таким образом, в решении английского суда по данному делу был признан иммунитет Советского государства и его органов.
Приведенные решения были вынесены до принятия в США Закона об иммунитетах иностранных государств 1976 года и в Великобритании Закона об иммунитете государства 1978 года. В законе США 1976 года указано, что иммунитет не будет признаваться, «козда основаниями для иска служат коммерческая деятельность, осуществляемая иностранным государством в Соединенных Штатах, или действие, совершенное за пределами Соединенных Штатов в связи с коммерческой деятельностью иностранного государства вне Соединенных Штатов, если это действие имеет прямые последствия для Соединенных Штатов» [§ 1б05(а)2]. На имущество иностранного государства, находящееся в США и используемое для коммерческой деятельности в этой стране, не распространяется иммунитет от мер по аресту для обеспечения иска и от мер по обращению взыскания на имущество на основании судебного решения.
В законе США 1976-года указывается также, к какому критерию должны прибегать американские суды, чтобы определить, какие действия являются публично-правовыми, а какие — частно-правовыми. По этому вопросу суды в разных странах, в том числе и в США, выносили различные решения, часто противоречивые. В законе США 1976 года в качестве такого критерия избрана не цель» а характер, природа операции или отдельной сделки [§ 1603(d)]. Там говорится, что «коммерческая деятельность» означает либо ре1улярное осуществление коммерческого поведения, либо конкретное коммерческое действие или акт. Коммерческий характер
156

любой деятельности определяется характером осуществления поведения или конкретного действия либо акта, а не ее целью. Английский Закон об иммунитете государства 1978 года определяет коммерческое действие при помощи описания его характера и перечисления типов соответствующих контрактов (ст. 3).
В деле по иску к советским информационным агентствам ТАСС и АПН (решение федерального суда Нью-Йорка от 23 января 1978 г.), которые подготовили материал, опубликованный в газетах «Советская Россия», «Красная звезда» и других изданиях, то есть за пределами США, истец ссылался на то, что эти действия имели «прямые» последствия в США. Истец доказывал (и это имеет наиболее существенное значение с точки зрения применения на практике закона США 1976 г.), что речь идет именно о коммерческой деятельности и в случае такой деятельности иммунитет не должен предоставляться. Однако суд с такими доводами не согласился. Он исходил из того, что действия информационных агентств не связаны с каким-либо контрактом и не могут рассматриваться как коммерческая деятельность. Суд пришел к выводу, что советские организации пользуются иммунитетом от юрисдикции судов в соответствии с Законом США об иммунитетах иностранных государств 1976 года.
Определенное практическое значение имеет вопрос об обратном действии этого закона. Данный вопрос был центральным в деле Jackson v. People's Republic of China (1986 г.). Речь шла о претензиях держателей облигаций, выпущенных правительством Китая в 1911 году. Правительство КНР, к которому был предъявлен иск, неоднократно заявляло, что оно не несет никаких обязательств по внешним долгам бывшего китайского правительства, и настаивало на признании иммунитета. Хотя суд пришел к выводу, что выпуск государством облигаций в соответствии с § 1603(6) закона США 1976 года следует квалифицировать как коммерческую деятельность, иммунитет государства должен быть признан, поскольку закон не может иметь обратной силы. При рассмотрении этого дела правительство КНР заявило, что теория ограниченного иммунитета не может быть обязательной для тех стран, которые ее не признают. По мнению китайского правительства, эта теория «применима только к той группе стран, которые ее признали, и не применима в отношении Китая, который продолжает придерживаться принципа абсолютного иммунитета».
На решение по данному делу сослался другой суд США при рассмотрении в 1988 году иска держателей царских займов к правительству СССР. В иске было от-
157

казано со ссылкой на то, что закон США 1976 года не имеет обратной силы.
Законы об иммунитете, исходящие из аналогичных принципов, что и закон США, были приняты в Канаде (1981 г.), Австралии (1981 г.), Пакистане (1981 г.), Сингапуре (1979 г.), ЮАР (1981 г.).
В законодательные акты США, Великобритании и других государств, принятые в последние годы, а татке в некоторые международные соглашения были включены специальные правила, касающиеся тех случаев, когда иностранное государство является собственником недвижимого имущества, находящегося на территории государства суда, а также случаев возможного наследования имущества иностранным государством по закону или по завещанию. Так, согласно Европейской конвенции об иммунитете государств от 16 мая 1972 г., иммунитет не признается, если иностранное государство отказалось от иммунитета; само предъявило иск; спор возник по трудовому контракту, в связи с недвижимостью, требованиями о возмещении ущерба, охраной прав промышленной собственности, а также деятельностью de jure gestionis, осуществляемой бюро или агентством государства в стране суда. Если сравнивать эту конвенцию с законом США 1976 года, то можно заметить, что в ней речь идет о действиях не только коммерческого, но и вообще частно-правового характера и что центр тяжести в вопросе о непризнании иммунитета перенесен на наличие территориальной связи, необходимой для установления юрисдикции данного государства.
3. Комиссия международного права в 1991 году приняла проект статей о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности и рекомендовала Генеральной Ассамблее ООН созвать международную конференцию для рассмотрения этого проекта.
До принятия универсальной международной конвенции по этому вопросу существенную роль продолжает играть судебная практика каждого государства, хотя решения суда одной страны могут использоваться и во всяком случае учитываться при рассмотрении аналогичного дела в другой стране.
Характерный пример дает практика Франция. В этой связи следует остановиться на решении Парижского суда Большой инстанции от 16 июня 1993 г.
158

В связи с проведением в Центре искусства и культуры имени Жоржа Помпиду выставки картин Анри Матисса из Государственного Эрмитажа и Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина (ГМИН) дочь коллекционера С. И. Щукина Ирина Щукина-Келлер, а также некий И. Коновалов, утверждающий, что он является внуком другого известного собирателя западной живописи И. Морозова, предъявили ряд исков к Российской федерации. Государственному Эрмитажу, ГМИИ имени А. С. Пушкина и Центру Помпиду. Истцы требовали наложения предварительного ареста на картины и каталоги выставки, признания их права собственности на картины и выплаты им возмещения в крупных суммах. Картины перешли в собственность государства на основании декретов о национализации 1918 года.
Решением суда в исках Щукиной и Коновалову было отказано со ссылкой на, принцип судебного иммунитета государства и его собственности.
От имени Российского государства а суде было заявлено, что акт о национализации представляет собой осуществление публичной власти государства и касался коллекции картин, принадлежащей его гражданам и находящимся на его территории. Кроме того, было обращено внимание суда на то, что иммунитетом от принудительных мер пользуется не только государство как таковое, но также два музея, осуществляющие хранение картин в рамках выполнения публично-правовых функций в области культуры, на что они были уполномочены Министерством культуры РФ.
Суд согласился с этими доводами я призвал, что прв отсутствия согласия государства на рассмотрение дела иски не могут быть предметом рассмотрения суда. На этом же основании суд отказал истцам в отношении их требований об осуществлении мер принудительного характера в отношении картин.
§ 3. ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ СДЕЛОК, СОВЕРШАЕМЫХ ГОСУДАРСТВОМ
1. Сделки по внешней торговле, как правило, заключаются внешнеэкономическими организациями или же непосредственно предприятиями (см. гл. 5).
С точки зрения нашего права и нашей доктрины о раздельной ответственности государства и государственных юридических лиц следует считать, что государственные внешнеторговые организации как самостоятельные юридические лица не должны пользоваться иммунитетом, предоставляемым государству. В новых условиях хозяйственной деятельности в России и в другах государствах СНГ субъектом внешнеторговых сделок стали не только внешнеторговые организации, но и обычные государственные предприятия. При этом ни те, ни
159

другие не могут рассматриваться^ как органы государства, обладающие иммунитетом. Поскольку внешнеторговые сделки осуществляются де государством, а через самостоятельные юридические лица, иммунитет государства не играет существенной роли для внешнеторговой деятельности.
В тех же исключительных случаях, когда внешнеторговую сделку заключило торговое представительство' от имени государства, такая сделка должна рассматриваться как сделка, совершенная самим государством.
Торгпредство — это орган, осуществляющий за границей права РФ в области внешнеэкономической деятельности. Положение о торговых представительствах СССР за границей было утверждено с дополнениями и поправками законом СССР, принятым Верховным Советом СССР 3 августа 1989 г.
Торгпредство не является юридическим лицом. Права и обязанности по его сделкам возникают непосредственно у государства. Отсюда вытекает, что «по обязательствам торговых представительств СССР несет ответственность Советское государство» (ст. 6 Положения ).-
Положение предусматривает, что торгпредства могут совершать от своего имени и от имени СССР сделки и иные юридические акты, необходимые для осуществления возложенных на них задач, выступать в судах в качестве истца или представителя истца.
В качестве ответчика торгпредства могут выступать в судах лишь по спорам, вытекающим из сделок и иных юридических актов, совершенных торгпредствами в странах пребывания, и только в тех странах, в отношении которых СССР в международных договорах или путем одностороннего заявления, доведенного до сведения компетентных органов стран пребывания, выразил согласие на подчинение торгпредства суду страны пребывания по указанным спорам. Таким образом, статус торгпредства определяется в принципе российским правом. Это вытекает из того, что торгпредство является органом государства, а на органы государства распространяются законы этого государства, поэтому личным законом торгпредства является российское право.
В том же случае, когда заключен торговый договор РФ с иностранным государством, положение торгпредства в данном государстве определяется на основе
160

этого договора. В торговом договоре могут быть предусмотрены некоторые изъятия в отношении тех иммуни-тетов, которые предоставляются торгпредству. Эти изъятия всегда следует толковать строго ограничительно.
В качестве примера сошлемся на торговый договор СССР с Австрией от 17 октября 1955 г. В ст. 4 приложения к договору о правовом положении торгпредства говорится, что иммунитета и привилегии, предоставленные торгпредству, распространяются также на его торговую деятельность со следующими изъятиями: «Споры по торговым сделкам, заключенным или гарантированным на территории Австрии торговым представительством, подлежат, при отсутствии оговорок о третейском разбирательстве, компетенции австрийских судов».
Принудительное исполнение окончательных судебных решений, вынесенных против торгпредства по этим спорам, может иметь место, но лишь в отношении товаров и долговых требований торгпредства. Таким образом, речь идет только о торговых сделках, и только о тех, которые заключены в Австрии. В отношении всех других сделок торгпредство должно пользоваться иммунитетом в полном объеме.
На практике имели место случаи, когда к торгпредству пытались предъявлять иски бывшие собственники национализированного в СССР имущества и другие лица, у которых имелась мнимая или действительная претензия к Советскому государству. Суд не может рассматривать такие иски к торгпредству, поскольку изъятия из иммунитета торгпредства допускаются только в отношении совершенных им торговых сделок в данной стране. Если сделку заключает какое-либо российское юридическое лицо, то торгпредство ответственности за сделку не несет.
Суды в странах Запада неоднократно пытались представить торгпредство в качестве лица, несущего универсальйую ответственность за действия всех наших организаций. Однако с этой точкой зрения согласиться нельзя. Торгпредство — это орган государства, и потому его правовое положение определяется российским правом, которое устанавливает, что торгпредство не отвечает по обязательствам внешнеэкономических и иных хозяйственных организаций, а последние не отвечают по обязательствам торгпредства.

6 Зап. № 239
161


В торговых договорах, заключаемых СССР, указывалось, что правительство СССР несет ответственность лишь по тем торговым сделкам, которые были надлежащим образом заключены торгпредством или гарантированы от имени торгпредства. Советское правительство не несет ответственности по сделкам хозяйственных организаций, а хозяйственные организации не несут ответственности по сделкам торгпредства.
Положение о раздельной ответственности торгпредства, государства и юридических лиц имеет полную силу и в отношении государств, с которыми СССР или РФ не заключили торговых договоров. Приведем пример из судебной практики Нидерландов.
Иск был предъявлен к СССР как таковому и к торгпредству. Между тем спор возник по сделке одной голландской фирмы со Всесоюзным объединением «Промсырьеимпорт». Суд отверг иск, указав, что спор должен разрешаться лишь в отношении объединения.
2. Современная концепция участия государства в гражданско-правовых отношениях, которая стала складываться в 90-е годы, получила отражение в Основах гражданского законодательства 1991 года. Согласно ст. 25 Основ, государство участвует в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с другими участниками этих отношений. По своим гражданско-правовым обязательствам государство отвечает находящимися в его собственности^ средствами государственной казны. Эти положения, согласно Основам, должны применяться соответственно к автономным образованиям, административно-территориальным образованиям, уполномоченным ими органам. Автономные образования и административно-территориальные образования отвечают по своим обязательствам находящимися в их собственности средствами, не закрепленными за юридическими лицами в полное хозяйственное ведение или оперативное управление.
Статья 25 Основ (ч. 4) предусматривала также принятие Закона СССР об иммунитете государства и его собственности, однако такой закон не был принят.
В ряд заключенных Российским государством и его органами соглашений и контрактов с иностранными юридическими лицами и иностранными государствами было включено согласие российской стороны на отказ или изъятие от юрисдикционного иммунитета и его видов.
162

Особое положение государства как участника международных хозяйственных отношений выражается и в том, что к обязательствам государства в принципе может применяться только его право, кроме случаев, когда государство прямо выразило свое согласие на применение иностранного права. Поэтому правоотношения по договору государства с иностранной компанией или иностранным гражданином регулируются внутренним законодательством государства — стороны в договоре, а не законодательством другого государства или международным правом, если в договоре не предусмотрено иное.
Из этого признанного в доктрине положения исходила Постоянная палата международного правосудия в своих известных решениях о сербских и бразильских займах, вынесенных в 1929 году. По иску французских держателей сербских государственных займов к югославскому правительству палата признала, что права и обязанности по этим займам подчинены не праву Франции, где по ним были выпущены облигации, а законам Югославии. По мнению палаты, природа суверенного государства проявляется в том, что действительность принятых им обязательств не может быть подчинена иному закону, чем его собственному.
Из решения Международного суда ООН от 6 июля 1957 г. по франко-норвежскому спору о норвежских займах также может быть сделан вывод о том, что к договору между государством и иностранным гражданином или юридическим лицом применяется внутреннее право данного государства. Отсюда следует, что к обязательствам по займам в принципе должно применяться право страны, выпустившей заем. То же самое следует сказать и о концессионных договорах, хотя концессии обладают определенной спецификой. Все вопросы концессионного договора относятся к внутренней компетенции государства. Концессионный договор — это сделка, правоотношения по которой регулируются внутренним правом, и она не является международным договором.
В то же время концессию нельзя рассматривать и как граждане ко-правовой контракт, одностороннее прекращение которого неправомерно. Это односторонний акт государства («соизволение»), предоставляющий частной компании, в том числе и иностранной, право осущест-
б* 163

влять в интересах данного государства, развития его экономики определенную хозяйственную деятельность. В этих же интересах действие такого акта может быть досрочно прекращено, предоставленная концессия может быть «взята обратно».
Так, к началу 80-х годов основные развивающиеся страны — экспортеры нефти фактически ликвидировали концессии, учитывая при этом особую природу концессионных договоров. В 1981 году Иран аннулировал все соглашения о добыче нефти и эксплуатации нефтяных месторождений, заключенные бывшим шахским правительством этой страны с западными компаниями.
КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПО ТЕМЕ:
1. Какие имеются виды иммунитета государства?
2. В чем различие между концепцией абсолютного иммунитета и концепцией ограниченного (функционального) иммунитета?
. 3. В каких странах приняты законы об иммунитете государства и какова практика их применения?

ГЛАВА 7
ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ
§ 1. Вопросы собственности в международных отношениях. § 2. Коллизионные вопросы права собственности. § 3. Применение за границей законов о национализации. § 4. Правовое регулирование иностранных инвестиций. § 5. Иностранные инвестиции в свободных экономических зонах. § 6. Правовое положение собственности РФ и российских организаций за границей
ЛИТЕРАТУРА
Перетерский И. С; Крылов С. Б. Международное частное право.— С. 94—117; Лунц Л. А. Курс международного частного права. Особенная часть.— С. 99—127; Лунц Л. А., Марышева Н. Я.» Садиков О. Н. Международное частное право.— С. 118—129; Перетерский И. С. Борьба СССР за равноправие двух систем собственности в международных отношениях // Ученые записки АОН.— Вып. 1.— М., 1947.—С. 113—151; Корецкчй В. М. Очерки англо-американской доктрины и практики международного частного права.— С. 197—395; Лаптев В. В. Вопросы собственности в современном международном частном праве // Вопросы международного частного права.— М., 1956.— С. 40—57; Вилков Г. Е. Национализация и международное право.— М., 1962; Богатырев А. Г. Инвестиционное права— М., 1992; Законодательство об иностранных инвестициях России и стран ближнего зарубежья.— М., 1993; Богуславский М. М. Правовое положение иностранных инвестиций.— М., 1993.
§ 1. ВОПРОСЫ СОБСТВЕННОСТИ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ
Большое теоретическое и практическое значение имеет признание государственной собственности, права одного государства на его имущество, находящееся за рубежом. Право одного государства должно относиться, таким образом, к существованию права другого государства как к объективному факту.
Советскому государству пришлось вести длительную
165

борьбу с капиталистическим миром за признание этого принципа. Эта борьба велась на конференциях в Генуе и Гааге, когда капиталистические государства попытались заставить Советское государство отменить национализацию орудий и средств производства. Она велась в иностранных судах, которые стремились подходить к собственности Советского государства за границей как к обычной частной собственности иностранца и не признавали право собственности СССР на находящееся за границей национализированное имущество.
Проблемы собственности в современных международных отношениях многообразны. В традиционных курсах международного частного права стран Запада раздел о праве собственности сводится, как правило, исключительно к изложению коллизионных вопросов. Между тем ни вопросы национализации, ни вопросы участия иностранного капитала в разработке естественных ресурсов, ни вопросы режима иностранных инвестиций не могут быть сведены к проблемам коллизионного характера и должны рассматриваться наряду с ними.
§ 2. КОЛЛИЗИОННЫЕ ВОПРОСЫ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ
1. В законодательстве многих государств проводится различие между правом на недвижимое имущество и правом на движимое имущество. В отношении недвижимости законодательство, судебная практика и доктрина этих государств придерживаются принципа, согласно которому право собственности на недвижимость регулируется законом места нахождения недвижимости. Этот закон определяет и содержание права собственности на недвижимость, и форму и условия перехода прав на недвижимость. Особенно жестко данный принцип проводится в отношении такой основной категории недвижимого имущества, как земельные участки. В специальных реестрах и книгах ведется строгая регистрация прав собственности на землю.
Российские юридические лица и иные наши организации, точно так же как и граждане России, если им принадлежит недвижимое имущество за рубежом, имеют
166

право владеть, пользоваться и распоряжаться таким имуществом в полном объеме в соответствии с правилами местного законодательства.
Более сложным является положение с движимым имуществом. Сюда относятся обычно права требования, ценные бумаги, транспортные средства, личные вещи и т. д. В отношении этой категории имущества в различных государствах по-разному решается вопрос о значении принципа закона места нахождения вещи, хотя и в отношении режима движимого имущества указанный принцип имеет решающее значение.
Во-первых, считается общепризнанным, что если в каком-либо государстве вещь правомерно перешла по законам этого государства в собственность определенного лица, то при изменении места нахождения вещи право собственности на данную вещь сохраняется за ее собственником. Таким образом, признается право собственности на вещь, приобретенную за границей.
Во-вторых, обычно признается, что объем прав собственника определяется законом места нахождения вещи. Из этого следует, что при перемещении вещи из одного государства в другое (как это происходит именно с движимым имуществом) соответственно изменяется и содержание прав собственника. При этом не имеет значения, какие права принадлежали собственнику вещи до ее. перемещения в данное государство. Право собственности на вещь, например приобретенную иностранцем на своей родине, признается, но содержание этого права будет определяться не законом страны его гражданства, а законом места нахождения вещи.
В доктринах международного частного права существуют различные точки зрения на то, какой закон регулирует переход права собственности, если вещь приобретается не в том государстве, где она находится. В одних странах доктрина высказывается в пользу применения закона места нахождения вещи, в других предпочтение отдается личному закону собственника.
В Великобритании и США в течение длительного времени исходным был принцип, согласно которому права на движимость определяются личным законом собственника. В курсе Дайси обращается внимание на переход от принципа личного закона к принципу места нахождения вещи.
167

В праве Франции в ряде случаев переход права собственности на движимость определяется законом места нахождения вещи; в то же время в наследственном праве переход имущества в порядке наследования часто определяется личным законом наследодателя. Однако принцип личного закона рассматривается в современной доктрине больше как исключение из общего правила. Этот принцип продолжает сохраняться в законодательстве лишь отдельных стран (Аргентины, Бразилии).
Расширение применения закона места нахождения вещи обосновывается в иностранной литературе прежде всего интересами гражданского оборота.
Таким образом, как правило, принцип lex rei sitae определяет, какие вещи могут быть вообще объектом права собственности, объем и содержание прав и обязанностей собственника и чаще всего возникновение, переход и прекращение права собственности.
2. Коллизионные вопросы отношений, вытекающих из права собственности, регулируются также в отдельных международных соглашениях. Гаагская конвенция о праве, применяемом к переходу права собственности в международной торговле товарами, 1958 года решает ряд вопросов, связанных с переходом права собственности, не на основании принципа lex rei sitae, а на основании обязательственного статута, то есть права, применяемого сторонами к сделке внешнеторговой купли-продажи (см. гл. 8).
3. В действующем в России законодательстве имеется несколько коллизионных норм, касающихся права собственности. Основное правило содержится в ст. 164 Основ гражданского законодательства 1991 года, носящей название «Право собственности». В этой статье закреплен ряд положений. Во-первых, установлено, что «право собственности на имущество определяется по праву страны, где это имущество находится» (ч. 1). Во-вторых, предусматривается, что право собственности на транспортные средства, подлежащие внесению в государственные реестры, определяется по праву страны, где транспортное средство внесено в реестр. В-третьих, предусмотрено, что «возникновение и прекращение права собственности на имущество определяются по праву страны, где это имущество находилось в момент, когда
168

имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для возникновения или прекращения права собственности, если иное не предусмотрено законом» (ч. 2).
Таким образом, в РФ закон места нахождения вещи признается исходным коллизионным началом для решения вопросов права собственности. Закон места нахождения вещи определяет прежде всего, какие вещные права возможны вообще и каково их содержание.
Из положения ч. 2 ст. 164 Основ следует, что если право собственности на движимую вещь возникло по закону ее места нахождения, то оно не может прекратиться в силу перемещения вещи в другую страну, в которой на основании действующего в ней законодательства такое право собственности не могло бы возникнуть в таком же порядке, как в первой стране.
Вопросы перехода права собственности и риск-а случайной гибели вещи имеют особое значение в международной купле-продаже товаров. В действующем в России законодательстве установлены специальные коллизионные нормы по этим вопросам применительно к обязательственному статуту (см. гл. 8).
В ч. 3 ст. 164 Основ гражданско законодательства предусмотрено, что «возникновение и прекращение права собственности на имущество, являющееся предметом сделки, определяются по праву места совершения сделки, если иное не установлено соглашением сторон». Это означает, что за основу принят принцип автономии воли сторон. Если же стороны в контракте не решили этот вопрос, то тогда начинает действовать коллизионный принцип lex loci contractus. Согласно ст. 138 ГК РСФСР, риск случайной гибели отчуждаемой вещи переходит на приобретателя одновременно с возникновением у него права собственности, если иное не установлено договором. Если отчуждатель несвоевременно передал вещь или приобретатель несвоевременно принял ее, риск случайной гибели несет просрочившая сторона.
Особые сложности в международной практике вызывают случаи, когда предметом сделки является товар в пути. Например, товар перевозится морем или по железной дороге, а стороны во время его нахождения
169

в пути совершают сделку по передаче на него права собственности. Какое право тогда следует применять: страны отправления товара, страны назначения или какого-либо промежуточного пункта нахождения вещи? Закон предписывает в этих случаях применять закон места отправки вещи. Согласно ч. 3 ст. 164 Основ, «право собственности на имущество, находящееся в пути по внешнеэкономической сделке, определяется по праву страны, из которой это имущество отправлено, если иное не установлено соглашением сторон».
В отношениях между предприятиями, к которым продолжают применяться ОУП СЭВ 1968/1988 годов, момент перехода права собственности и риска случайной гибели товара с продавца на покупателя определяется не путем применения коллизионных норм, а исходя из единых материально-правовых норм. Так, этот переход при железнодорожных перевозках считается совершенным «с момента передачи товара с железной дороги страны продавца железной дороге, принимающей товар», в водных перевозках на условиях «фоб», «сиф» и «каф» — «с момента перехода товара через борт судна в порту погрузки».
§ 3. ПРИМЕНЕНИЕ ЗА ГРАНИЦЕЙ ЗАКОНОВ О НАЦИОНАЛИЗАЦИИ
1. Под термином «национализация» понимается огосударствление, то есть изъятие имущества, находящегося в частной собственности, и передача его в собственность государства. В результате национализации в собственность государства переходят не отдельные объекты, а целые отрасли экономики. Национализацию как общую меру государства по осуществлению социально-экономических изменений следует отличать от экспроприации как меры по изъятию- отдельных объектов в собственность государства и от конфискации как меры наказания индивидуального порядка.
Характер национализации зависит от того, кем и в каких целях она проводится. В 1917—1920 годах Советским государством проводилась национализация земли, банков, промышленных и торговых предприятий и т. д.
170

Мероприятия по национализации были осуществлены в ряде стран Восточной Европы и Азии. Социалистическая национализация означала, что право частной собственности на национализированное имущество было уничтожено и возникло новое, принципиально иное по содержанию право социалистической собственности. Позднее национализация стала важным средством в борьбе освободившихся от колониальной зависимости молодых государств за достижение ими экономической независимости. В зависимости от конкретных условий процесс создания государственного сектора путем национализации протекал в этих странах по-разному: в одних национализировалась только собственность, которая принадлежит иностранному капиталу, в других затрагивался и местный частный капитал.
Национализация проводилась и в ряде высокоразвитых стран Запада.
2. Право любого государства на национализацию частной собственности, в том числе и принадлежащей иностранцам, вытекает из общепризнанного принципа международного права — суверенитета государства. Осуществление национализации — это одна из форм проявления государственного суверенитета.
Каждое государство в силу суверенитета устанавливает свою политическую и экономическую систему, свою систему права собственности. Государство имеет исключительное право устанавливать содержание и характер права собственности, порядок приобретения, перехода и утраты этого права.
Право государства на национализацию, включающее право свободно распоряжаться своими естественными ресурсами и богатствами, было подтверждено в ряде резолюций Генеральной Ассамблеи ООН. Так, 21 декабря 1952 г. Генеральная Ассамблея ООН на своей VII сессии приняла резолюцию № 626 «О праве свободной эксплуатации естественных богатств и ресурсов». В ней говорится, что «право народов свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами и свободно их эксплуатировать является их неотъемлемым суверенным правом и соответствует целям и принципам Устава Организации Объединенных Наций». В резолюции рекомендуется всем государствам — членам ООН воздерживаться от действий, прямых
171

или косвенных, имеющих целью препятствовать осуществлению суверенных прав того или иного государства в отношении его естественных богатств. В то же время в резолюции не содержится каких-либо положений, которые ограничивали бы право государства национализировать собственность иностранцев или устанавливали бы условия проведения такой национализации. Поскольку осуществление национализации относится к внутренней компетенции государства, ни один международный1-орган не может обсуждать меры по национализации собственности иностранцев. Это положение нашло свое подтверждение также в решении Международного суда ООН, который признал себя некомпетентным рассматривать жалобу правительства Великобритании (1951 г.) в связи с национализацией Ираном Англо-Иранской нефтяной компании.
Таким образом, с точки зрения современного международного права право осуществлять национализацию собственности, в том числе собственности иностранных граждан и компаний, является бесспорной прерогативой суверенного государства.
3. Международное публичное право признает право государства на проведение национализации, но оно не ре1улирует и не может регулировать отношения собственности, возникающие между государством и частными физическими и юридическими лицами. Условия проведения национализации определяются не международным правом, а внутренним правом государства, осуществляющего национализацию.
При всех отличиях, связанных с историческими, политическими и экономическими условиями проведения национализации в различных странах, с точки зрения проблематики международного частного права важно выявление некоторых общих черт, характерных для правовой природы национализации.
Во-первых, всякий акт национализации — это акт государственной власти; во-вторых, это социально-экономическая мера общего характера, а не мера наказания отдельных лиц; в-третьих, национализация может осуществляться в отношении собственности вне зависимости от того, кому она принадлежит (отечественным или иностранным физическим и юридическим лицам);
в-четвертых, каждое государство, проводящее национа-
172

лизацию, определяет, должна ли выплачиваться иностранцам компенсация за национализированную собственность, а если должна, то в каком размере. Внутренний закон государства может предусмотреть предоставление компенсации, условия и время ее выплаты, что имело место в ряде стран.
В качестве примера можно привести ст. 3 иракского закона № 59 от 1 июня 1972 г. о национализации «Ирак петролеум компани», в которой указывалось, что иракское государство уплатит ей компенсацию. Однако из этой компенсации, согласно закону, должны быть вычтены долги компании (налоги, местные долги, связанные с операциями) и суммы, которые причитаются иракскому государству.
В 1973 году Генеральная Ассамблея ООН подтвердила право освободившихся государств самим определять формы и размер компенсации (резолюция 3171/ XXXVIII).
Вместе с тем государство как сторона в международном договоре о взаимной защите инвестиций может принять на себя обязательства не осуществлять меры по принудительному изъятию капиталовложений, в том числе путем национализации, реквизиции или конфискации в административном порядке. Такое обязательство Советского Союза (так же, как другого государства — стороны в договоре) содержится в двусторонних соглашениях о поощрении и взаимной защите капиталовложений, заключенных правительством СССР с правительствами Великобритании, ФРГ, Франции, Финляндии и других стран. В этих соглашениях предусматривается, что при национализации иностранных капиталовложений, проведенной в случаях, когда этого требуют государственные или общественные интересы, будет выплачиваться компенсация. Она должна выплачиваться без необоснованной задержки, быть конвертируемой и свободно переводимой с территории одной страны на территорию другой.
Таким образом, Советский Союз, а затем Россия и другие страны СНГ признали в заключенных ими соглашениях принцип быстрой, адекватной и эффективной компенсации (ст. III договора России с США, ст. 5 договора с Кореей). Естественно, что такое признание принципа компенсации не имеет обратной силы и не
173

может быть распространено на национализацию, проведенную в нашей стране в период до заключения этих соглашений.
4. Законы о национализации имеют экстерриториальное действие, то есть должны признаваться и за пределами государства, их принявшего. Это означает, что государство, осуществившее национализацию, должно быть признано за границей собственником как имущества, которое находилось в момент национализации в пределах его территории, так и национализированного имущества, находившегося в момент национализации за границей.
В настоящее время, как правило, ни судебной практикой, ни юридической доктриной стран Запада не оспаривается экстерриториальное действие законов о национализации в отношении имущества, которое в момент национализации находилось на территории государства, осуществившего национализацию, а затем было вывезено за границу в порядке ведения внешней торговли, в качестве экспонатов на выставки или для иных целей.
Решающее значение для признания судами принципа экстерриториального действия законов о национализации имела длительная борьба Советского государства, которую оно вело за признание своих прав на имущество, приобретенное в силу законов о национализации.
Первым решением, которым было признано экстерриториальное действие советских законов о национализации, было решение Высшего суда Великобритании от 12 мая 1921 г. по делу «А. М. Лютер против Д. Сегора». Суть этого известного дела сводилась к следующему. В августе 1920 года Наркомвнешторг РСФСР продал английской фирме «Сегор» партию фанеры. До национализации фанера была собственностью акционерного общества «Лютер». Национализированный товар (фанера) в момент национализации находился на складе предприятия общества «Лютер» в Новгороде. После прибытия фанеры в Великобританию бывшие собственники общества «Лютер» предъявили иск фирме «Сегор» о возврате фанеры. Первоначально иск был удовлетворен, однако при вторичном рассмотрении дела уже после заключения первого торгового договора между РСФСР и Великобританией в 1921 году английский суд отклонил иск. Судья Скретон (Scrutton), в частности, указал, что если Л. Б. Красин (глава советской торговой делегации) привез товары в Англию от имени своего правительства и объявил, что они принадлежат правительству, то ни один английский суд не может проверять такое заявление. Как заявил судья Варингтон (Warrington), суд не может «входить в рассмотрение вопроса о действительности актов, коими право собственности на спорные товары был» изъято от истцов и перенесено на ответчиков». Судьи
174

отвергли довод истца о том, что советские законы о национализации якобы противоречат принципам справедливости и морали и поэтому действие их не может быть признано в Великобритании.
Из решений судов других стран следует указать на решение федерального суда США от 5 июня 1931 г. по делу о советском золоте (по иску Банка Франции к американским банкам), в котором было признано, что акты национализации должны рассматриваться как действительные (см. гл. 6). В решениях американских судов по делу «правительство США против банкирского дома М. Бельмонт» (1937 г.) и по делу Пинка (1942 г.) было признано экстерриториальное действие советских законов о национализации в отношении имущества отделений национализированных русских юридических лиц, находившегося в момент национализации на территории США.
Верховный суд США в своем решении от 2 февраля 1942 г. по иску правительства США к Пинку, ликвидатору американских отделений национализированных русских страховых обществ, указал:
«Мы решаем, что право на фонды или на имущество, о которых идет речь, было приобретено Советским правительством как преемником «Первого русского страхового общества»; что это право оказалось переданным Соединенным, Штатам по соглашению с Литвиновым и что Соединенные Штаты имеют право на имущество (фонды) вопреки притязаниям общества и иностранных кредиторов».
В силу применяемых в каждой стране коллизионных норм моменты возникновения и перехода права собственности определяются по принципу lex rei sitae. Отсюда следует, что при рассмотрении иностранными судами вопросов, касающихся национализированного имущества, подлежат применению законы государства, осуществившего национализацию.
Признание права собственности государства на национализированное имущество, вывозимое им за границу, является необходимой предпосылкой осуществления международной торговли. Без признания экстерриториального действия национализации была бы невозможной международная торговля.
Г. Кегель (ФРГ) исходит из необходимости признания иностранной экспроприации (этим термином он пользуется в своем учебнике по международному частному праву), а тем самым и применения иностранного права, проведшего эту экспроприацию. «Право на персидскую нефть, индонезийский табак и чилийскую медь,
175

ввозимые на европейский рынок, пришлось в последние годы признать за новыми господами»,— писал он. Г. Кегель имеет в виду решения судов ряда стран, вынесенные в связи с национализацией Англо-Иранской нефтяной компании, решение апелляционного суда Бремена, отказавшего в 1959 году в иске двум голландским обществам в отношении нескольких тысяч тюков табака, закупленных западногерманской фирмой в Индонезии, а также решения, вынесенные в отношении национализации, проведенной правительством С. Альенде в Чили. В этих решениях судов были отвергнуты домогательства бывших собственников на национализированное имущество И признано экстерриториальное действие актов о национализации в отношении имущества, находившегося в момент национализации в стране, где она была проведена, и вывезенного затем за границу. Впоследствии в силу внутренних изменений, происшедших в Индонезии, правительство этой страны приняло решение о возвращении прежним владельцам ранее национализированных предприятий. Однако решение западногерманского суда в Бремене об индонезийском табаке сохраняет свое принципиальное значение.
В решении французского суда от 16 июня 1993 г. по искам И. Щукиной и И. Коновалова к Российской федерации, Государственному Эрмитажу и ГМИИ имени А. С. Пушкина суд признал, что акт национализации — это акт государственной власти. И что особенно важно, что факт проведения национализации без компенсации собственности не меняет природы акта национализации как акта осуществления суверенитета государства со всеми вытекающими отсюда последствиями.
5. Если право собственности на вывезенное за границу национализированное имущество получило повсеместное признание, иное положение'сложилось в судебной практике государств Запада в отношении национализированного имущества, находившегося в момент национализации за границей. Суды ссылаются при этом на то, что приобретение права собственности на имущество может определяться исключительно законами страны его места нахождения. С этим обоснованием нельзя согласиться. Если обратиться к практике проведения национализации Советским государством, то следует прежде всего отметить, что по советскому законодательству
176

не имело юридического значения, где находилось имущество национализируемого предприятия в момент национализации, поскольку национализация распространяется на все такое имущество, независимо от места его нахождения. В большинстве случаев речь шла о том, что за границей находились лишь отдельные составные части национализированного имущественного комплекса, отдельные вклады в банках, отдельные имущественные требования (права и т. п.). Что же касается филиалов национализированных юридических лиц, то личный закон юридического лица ре1улирует, согласно признанным повсеместно правилам международного частного права, порядок ликвидации такого юридического лица и предусматривает, какие последствия при этом наступают.
«Судьба зарубежного имущества национализированных предприятий,— отмечает Л. А. Лунц в своей работе «Международное частное право»,— может определяться лишь законом той страны, к которой данное предприятие принадлежало в момент национализации. Например, бывшие русские частные банки и русские страховые общества, уставы которых были в свое время утверждены в России в соответствии с действующими в то время российскими законами и правления которых находились в Петербурге или Москве, имели, очевидно, русский личный статут. Национализация их по декретам Советского правительства не могла не получить экстерриториального действия».
Юридическая доктрина на Западе выдвинула целый ряд возражений, призванных обосновать неправомерность актов о национализации, проводимой в других странах.
Некоторые авторы, в частности, утверждают, что национализация не должна приводить к досрочному и одностороннему прекращению концессионного договора. Такой аргумент приводился в Великобритании и других странах после национализации Египтом Компании Суэц-кого канала и в ряде других случаев. Эти юристы утверждают, что соглашение о концессии — это квазимеждународный договор, к которому применяется принцип pacta sunt servanda, и соответственно поэтому досрочное прекращение такого договора в силу акта о национализации следует рассматривать как международный деликт. Между тем этот довод не исходит из дейст-
177

вительной правовой природы концессионного договора. Концессия не может регулироваться международным правом, это — обязательство, которое регулируется внутренним правом (см. гл. 6). Без прекращения концессий национализация в большинстве случаев вообще была бы невозможной, поскольку иностранные монополии осуществляют эксплуатацию естественных богатств развивающихся стран на основе концессионных договоров.
6. Признание одним государством национализации собственности его граждан и юридических лиц, проведённой другим государством, часто становится в международной практике предметом международных соглашений. В таком соглашении могут быть урегулированы и взаимные имущественные претензии, возникшие в связи с проведением национализации. Урегулирование подобных претензий вытекает из самого факта признания действия национализации.
Первым соглашением такого рода в советской дого-ворно-правовой практике был советско-германский договор, заключенный в Рапалло 16 апреля 1922 г. По ст. 2 договора Германия признала национализацию, проведенную в Советской России, поскольку она прямо отказалась от предъявления претензий в отношении имущества германских граждан, национализированного Советским государством без какой-либо компенсации, «при условии, что правительство РСФСР не будет удовлетворять аналогичные претензии других государств».
Советско-американским соглашением 1933 года (соглашением Литвинов — Рузвельт), а затем обменом нотами в 1937 году по вопросу об урегулировании долговых претензий и претензий на национализированное имущество со стороны США была признана национализация, проведенная Советским государством. Правительство США получило от СССР право истребования некоторого находящегося на территории Соединенных Штатов Америки имущества, перешедшего к Советскому государству в силу законов о национализации.
Советский Союз заключал соглашения, касавшиеся вопросов национализации, проведенной в Прибалтийских республиках, с Великобританией (1968 г.), Данией (1964 г.), Нидерландами (1967 г.), Норвегией (1959 г.), Швецией (1941 и 1964 гг.). Остановимся на соглашении между СССР и Великобританией об урегулировании
178

взаимных финансовых и имущественных претензий от 5 января 1968 г. Соглашение касалось двух основных групп претензий, возникших после 1 января 1939 г. К одной из них относились имущественные права английских юридических лиц, затронутые, в частности, мерами по национализации в Латвийской, Литовской и Эстонской Советских Социалистических Республиках, а также западных областях Украины, Молдавии, Белоруссии и РСФСР, и некоторые другие права. К другой — находившиеся на территории Англии имущество и другие активы, включая счета в банках, задержанные английскими властями суда, банковские, коммерческие и финансовые требования, принадлежавшие физическим и юридическим лицам Латвии, Литвы, Эстонии, а также западных областей Украины, Молдавии, Белоруссии и РСФСР, а также хранившееся в Банке Англии золото бывших центральных банков Латвии, Литвы и Эстонии, передача которого Госбанку СССР была задержана правительством Великобритании. По соглашению претензии не подлежали взаимному предъявлению, а каждое правительство несло исключительную ответственность за урегулирование претензий и распределение оставшихся на его территории активов между своими гражданами (физическими и юридическими лицами).
Правительство Великобритании за счет активов, остававшихся на его территории, регулировало претензии держателей обязательств (облигаций), выданных правительством СССР английским акционерным обществам «Тетюхе майнинг корпорейшн» и «Лена Голдфилдс Лимитед» (см. гл. 7), независимо от гражданства таких держателей (ст. 4). Кроме того, правительство Великобритании за счет этих же активов обязывалось выплатить определенную сумму Советскому правительству в возмещение части соответствующих претензий (ст. 5).
Болгария заключала соглашения по вопросам национализации с Великобританией (1955 г.), Францией (1959 г.), Швейцарией (1954 г.); Польша — с Великобританией (1949 и 1954 гг.), Данией (1953 г.), США (1980 г.), Францией (1948 г.), Швецией (1949 г.). Аналогичные соглашения были заключены Венгрией, Румынией, Чехословакией и Югославией.
Заключение государством международных соглаше-
179

ний по этим вопросам следует считать подтверждением наличия у государства права самостоятельно определять условия проведения национализации.
§ 4. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ
1. Правовое положение иностранных инвестиций в развивающихся странах отличается большим разнообразием, что предопределяется существенными различиями в политике этих стран по отношению к иностранному капиталу. В них иностранный капитал ограничивался, подвергался государственному контролю, а в ряде случаев национализировался. В странах в одних случаях иностранные капиталовложения ограничивались, а в других — поощрялись путем предоставления определенных льгот и гарантий. Для политики развивающихся государств по отношению к иностранному капиталу часто характерны колебания и изменения. Это объясняется в значительной степени тем, что указанные государства, испытывая острую нехватку ресурсов для капиталовложений, вынуждены прибегать к привлечению средств извне. Однако иностранные монополии предоставляют инвестиции на таких условиях, которые зачастую идут вразрез с национальными интересами этих стран.
Правовой режим иностранной собственности определяется прежде всего внутренним законодательством развивающихся стран (горным законодательством, законами о разработке природных богатств, специальными инвестиционными кодексами). В данной области международного частного права нормы этого законодательства непосредственно регулируют отношения между иностранными частными инвесторами и государством, принимающим инвестиции, то есть, как правило, применяется не коллизионный, а прямой метод регулирования.
2. К числу важнейших мероприятий по ограничению иностранных капиталовложений относятся: а) установление особого государственного контроля за допуском иностранного капитала к разработке недр и естественных богатств; б) недопущение иностранного капитала в определенные, наиболее важные для народного хо-
180

зяйства отрасли; в) установление обязательной доли участия национального государственного или частного капитала в предприятиях, создаваемых иностранными фирмами (в смешанных обществах); г) мероприятия, направленные на использование какой--то части прибылей иностранных предприятий для внутренних нужд развивающейся страны (налогообложение, ограничения при переводе прибылей за границу и т. п.); д) определение концессионной политики.
Инвестиционные кодексы предусматривают обычно несколько режимов для иностранных инвестиций, причем особо привилегированный режим устанавливается для предприятий, требующих крупных капиталовложений и создаваемых в тех отраслях экономики, в которых наиболее заинтересована развивающаяся страна. Основные льготы, предоставляемые привилегированным режимом, обычно следующие: освобождение от таможенных пошлин при «возе оборудования и сырья, необходимого для строительства и деятельности предприятия; полное или частичное освобождение в течение определенного срока от налога на прибыли; беспошлинный вывоз готовой продукции; право полного или частичного перевода прибылей за границу; предоставление гарантий на случай национализации и т. п.
В государствах Латинской Америки были приняты специальные законы об иностранных капиталовложениях, устанавливающие порядок перевода прибылей за границу и другие условия иностранных капиталовложений. Например, такой закон действует в Мексике с 8 мая 1973 г.
3. Подробное регулирование правового режима иностранных инвестиций имеется в тех государствах (КНР, Польша, Венгрия и др.), которые проводят активную политику привлечения иностранного капитала и использования его для решения задач экономического развития своих стран.
В ст. 18 Конституции КНР 1982 года говорится, что «Китайская Народная Республика разрешает иностранным предприятиям и другим иностранным хозяйственным организациям либо отдельным лицам в соответствии с законами Китайской Народной Республики вкладывать капиталы в Китае, осуществлять в различных формах экономическое сотрудничество с китайскими
181

предприятиями или другими китайскими хозяйственными организациями». В КНР принят ряд нормативных актов, касающихся создания предприятий, основанных на китайском и иностранном капитале или же полностью принадлежащих иностранному капиталу. В смешанных предприятиях доля капиталовложений иностранных участников должна составлять не менее 25%. Верхний предел не оговаривается. В установлении этого минимума состоит одна из особенностей законодательства КНР, поскольку в законодательстве ряда других стран ограничивается максимум иностранного участия (он может быть не более 50 или 49%). В китайских комментариях к соответствующим законодательным актам обычно подчеркивается, что ограничение по минимуму участия должно способствовать серьезным и значительным иностранным капиталовложениям.
В СРВ постановлением Совета Министров от 18 апреля 1977 г. был утвержден Устав иностранных капиталовложений.
4. Правовое регулирование иностранных инвестиций в России осуществляется прежде всего специальным законодательством в этой области: Законом об иностранных инвестициях в РСФСР от 4 июля 1991 г. и Законом об инвестиционной деятельности в РСФСР от 26 июня 1991 г., а также другими законами.
Кроме того, отдельные положения об иностранных инвестициях содержатся в налоговом законодательстве, Законе о предприятиях и предпринимательской деятельности, Законе о недрах и др.
Специальные законодательные акты об иностранных" инвестициях были приняты на Украине, в Беларуси, Казахстане, Кырплзстане, Узбекистане, Таджикистане, Туркменистане, Азербайджане, Молдове, Грузии, а также в странах Балтии: Литве, Латвии и Эстонии.
Согласно закону от 4 июля 1991 г., иностранными инвестициями являются все виды имущественных и интеллектуальных ценностей, вкладываемые иностранными инвесторами в объекты предпринимательской и других видов деятельности в целях получения прибыли (дохода).
Иностранные инвесторы имеют право осуществлять инвестирование из территории России путем:
182

— долевого участия в предприятиях, создаваемых совместно с российскими юридическими лицами и гражданами;
— создания предприятий, полностью принадлежащих иностранным инвесторам, а также филиалов иностранных юридических лиц;
— приобретения предприятий, имущественных комплексов, зданий, сооружений, долей участия в предприятиях, паев, акций, облигаций и других ценных бумаг а также иного имущества, которое в соответствии с действующим на территории России законодательством может принадлежать иностранным инвесторам;
— приобретения прав пользования землей и иными природными ресурсами;
— приобретения иных имущественных прав;
— иной деятельности по осуществлению инвестиций, не запрещенной действующим на территории России законодательством, включая предоставление займов, кредитов, имущества и имущественных прав.
Иностранные инвестиции на территории России могут вкладываться в любые объекты, не запрещенные для таких инвестиций законодательством.
В ст. 2 закона дается понятие иностранных инвестиций, а в ст 3 и 4 конкретизированы формы и объекты инвестиций. Применительно к совместным предприятиям при их создании должны быть определены вклады как российских, так и иностранных участников (их характер, размер и т д.)
Согласно ст б Закона об иностранных Инвестициях от 4 июля 1991 г., государство гарантирует, что иностранным инвестициям будет предоставляться полная и безусловная правовая защита, их режим не должен быть менее благоприятным, чем режим, предоставляемый отечественным инвесторам. В России иностранным инвестициям предоставляются гарантии от национализации и иных мер, от незаконных, действий государственных органов и их должностных лиц. Согласно ст. 7 Закона об иностранных инвестициях в РСФСР, «иностранные инвестиции в РСФСР не подлежат национализации и не могут быть подвергнуты реквизиции или конфискации, кроме как в исключительных, предусмотренных законодательными актами случаях, когда эти меры при-меняются в общественных интересах». В отношении
183

в течение определенного в соглашении срока (2 месяца для члена суда и 3 месяца для председателя третейского суда) они не будут выбраны, то тогда они назначаются председателем Международного суда ООН (ст. 9 договора с ФРГ, ст. 10 договора с Кореей, ст 7 договора с Турцией).
Постановлением № 395 правительства Российской Федерации от 11 июня 1992 г. был одобрен в качестве' основы для переговоров типовой проект соглашения между правительством Российской Федерации и правительствами иностранных государств о поощрении и взаимной защите капиталовложений. Типовой проект Российской Федерации предусматривает в этом случае возможность обращения к Генеральному секретарю ООН с просьбой произвести необходимые назначения.
Согласно типовому проекту, третейский суд выносит свое решение большинством голосов. Предусматривается, что решение суда имеет обязательную силу. В заключенных соглашениях ничего не говорится о том, на основании каких правовых норм третейский суд будет выносить свои решения. Очевидно, он будет прежде всего исходить из текста самого договора, а также из общепризнанных норм международного права.
Для государств, заинтересованных в притоке иностранных инвестиций, имеет определенное значение участие в многосторонних международных соглашениях, призванных обеспечить защиту прав инвесторов и уменьшить возможные риски, которые они несут в связи с капиталовложениями в других странах.
Одним из таких соглашений является Сеульская конвенция о создании Многостороннего агентства по страхованию иностранных инвестиций 1985 года. Система государственного и частного страхования на национальном уровне благодаря Сеульской конвенции дополняется международной многосторонней системой страхования иностранных инвестиций. Согласно этой конвенции, создается Многостороннее агентство по страхованию иностранных инвестиций. (Конвенция вступила в силу 12 апреля 1988 г., В ней участвуют Великобритания, США, ФРГ и другие страны.) В функции агентства входит заключение договоров страхования и перестрахования в отношении некоммерческих рисков, которым могут быть подвергнуты инвестиции стран — участниц
186

Сеульской конвенции. Кроме того, агентство может производить дополнительные ассигнования в целях расширения деятельности по обеспечению притока инвестиций в развивающиеся страны — участницы конвенции.
Вторым многосторонним соглашением, имеющим в настоящее время более широкое применение, является Вашингтонская конвенция о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами. Конвенция была подписана 18 марта 1965 г. и вступила в силу 14 октября 1966 г. В ней участвуют 99 государств.
Конвенция предусматривает создание специального Центра по разрешению инвестиционных споров при Международном банке реконструкции и развития (МБРР). Россия и ряд других стран СНГ (Украина, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и др.) присоединились к этим многосторонним соглашениям.
§ 5. ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ В СВОБОДНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЗОНАХ
Интернационализация хозяйственной жизни, стремление к более эффективному использованию преимуществ международного разделения труда привели к созданию во многих странах особых экономических зон. Зоны такого рода в различных вариантах были созданы в Китае, Вьетнаме, Болгарии, Венгрии, Южной Корее, США и ряде других стран. Создание особых экономических зон служит и привлечению иностранных капиталовложений.
В КНР был принят ряд нормативных актов, определяющих статус таких зон, целью образования которых было обеспечение более благоприятных условий для привлечения и использования иностранных капиталовложении, создание режима инвестиций, отличающегося от режима, установленного в остальной части КНР.
Так, в Положении об особых экономических зонах провинции Гуандун предусматривалось, что «в особых зонах иностранцам, китайцам, проживающим за границей, соотечественникам из Гонконга и Макао, а также их компаниям, предприятиям предлагается вкладывать капиталы с целью создания промышленных предприятий, создавать предприятия, используя одновременно инвестиции китайской стороны, заниматься производственной и прочей деятельностью» (ст. 1). Создаваемым в зонах смешанным предприятиям с участием китайского и иностранного капитала, а также предприятиям, полностью
187

принадлежащим иностранному капиталу, в отличие от предприятий, находящихся за пределами этих зон, предоставляются особые налоговые льготы (ст. 13), полное освобождение ввозимых ими средств производства и сырья от импортных пошлин. В отношении зон создается как бы «зона свободной торговли»: вывоз продукции за границу осуществляется беспошлинно, а для вывоза в другие районы КНР устанавливаются пошлины; предусматривается особый порядок въезда и выезда иностранцев, зарубежных китайцев и «соотечественников из Гонконга и Макао»; земля не переходит в собственность иностранных инвесторов, но устанавливаются максимально длительные сроки аренды земельных участков.
В целях привлечения иностранного капитала, передовой зарубежной техники, технологии и управленческого опыта, развития экспортного потенциала РФ на ее территории создаются свободные экономические зоны. В них устанавливается льготный, по сравнению с общим, режим хозяйственной деятельности для иностранных инвесторов и предприятий с иностранными инвестициями.
В Российской Федерации были приняты положения о 12 свободных экономических зонах (СЭЗ). Первой такой зоной, правовой статус которой был определен парламентом России, стала зона в Находке, специальное постановление о ней было принято Верховным Советом РСФСР 24 октября 1990 г. Позднее принимались документы о других зонах, в частности о создании свободной экономической зоны «Сахалин» (постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 27 мая 1991 г.— Ведомости, 1991, № 22, ст. 793), о хозяйственно-правовом статусе свободной экономической зоны в Зеленограде (распоряжение Председателя Верховного Совета РСФСР от 21 мая 1991 г.— Ведомости, 1991, № 21, ст. 766), о статусе зоны «Янтарь» в Калининградской области (постановление Совета Министров РСФСР от 25 сентября 1991 г.). Постановления о зонах общего характера принимались Верховным Советом РСФСР 14 июня 1990 г. и 13 сентября 1990 г., ряд постановлений принимался также правительством Российской Федерации. 4 июня 1992 г. президентом Российской Федерации был принят указ «О некоторых мерах по развитию свободных экономических зон (СЭЗ) на территории Российской Федерации». Этим указом была преду^ смотрена подготовка закона «О свободных экономических зонах в Российской Федерации». Законы о свободных экономических зонах были приняты в Казахстане, на Украине.
188

Любая экономическая зона независимо от места ее расположения и цели ее создания остается неотъемлемой частью государственной территории со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Для облегчения создания совместных предприятий в СЭЗ должны быть возможности для оперативного решения всех возникающих вопросов (регистрации совместных предприятий, оформления кредитов, осуществления таможенных процедур и т. п.). Создание таких возможностей осуществляется путем делегирования правомочий центральным органам. Во многих странах, где образованы специальные зоны, широкое распространение получили системы обслуживания инвесторов «в одном месте» или «за 24 часа», когда всё вопросы выдачи необходимых разрешений и лицензий, связанных с осуществлением капиталовложений, решаются в оперативном порядке на месте.
Иностранным инвесторам и предприятиям с иностранными инвестициями, осуществляющим хозяйственную деятельность в свободных экономических зонах, помимо прав и гарантий, предусмотренных действующим на территории РФ законодательством, могут предоставляться дополнительные льготы:
— упрощенный порядок регистрации предприятий с иностранными инвестициями: предприятия с определенным объемом иностранных инвестиций подлежат регистрации в уполномоченных на то органах непосредственно в свободной экономической зоне;
— льготный налоговый режим: иностранные инвесторы и предприятия с иностранными инвестициям облагаются налогами по пониженным ставкам, включая налог на переводимую за границу прибыль. При этом ставки налогов не могут составлять менее 50% действующих на территории РФ налоговых ставок для иностранных инвесторов и предприятий с иностранными инвестициями;
— пониженные ставки платы за пользование землей и иными природными ресурсами; предоставление прав на долгосрочную аренду сроком до 70 лет с правом субаренды;
— особый таможенный режим, включающий пониженные таможенные пошлины на ввоз и вывоз товаров, упрощенный порядок пересечения границы;
189

— упрощенный порядок въезда и выезда иностранных граждан, в том числе и безвизовый.
Правовой режим и условия хозяйственной деятельности совместных предприятий, включая порядок их налогообложения на территории СЭЗ, определяются Законом об иностранных инвестициях и конкретными положениями о СЭЗ.
Указанный принцип установлен указом президента Российской Федерации от 4 июня 1992 г. Существенное изъятие было сделано этим указом в отношении условий хозяйственной деятельности в СЭЗ для иностранных инвесторов, деятельность которых связана с поиском, разведкой, эксплуатацией и добычей возобновляемых и невозобновляемых природных ресурсов, включая ресурсы континентального шельфа морской экономической зоны. Эти условия, как указано в этом указе, определяются соответствующим законодательством и нормативными актами Российской Федерации (п. 7 указа).
К числу этих актов относятся Закон Российской Федерации о недрах от 21 февраля 1992 г.. Закон о концессиях (в случае его принятия) и другие акты.
Следует иметь в виду, что в отношении предприятий с иностранными инвестициями в нефтегазодобывающей, нефтегазоперерабатывающей и угледобывающей отраслях независимо от величины их уставного капитала установлено правило об их регистрации в Комитете по иностранным инвестициям при Министерстве финансов Российской Федерации, вошедшем позднее в состав Российского агентства международного сотрудничества и развития.
В свободных экономических зонах в России совместные предприятия должны облагаться по пониженным ставкам, включая налог на переводимую за границу прибыль. Ставки налогов не могут составлять менее 50% действующих на территории России налоговых ставок для СП.
Экспортные пошлины на сырьевые товары, добываемые в счет квот, предусмотренных положениями о СЭЗ, устанавливаются в размере 50% от уровня, предусмотренного действующим экспортным тарифом по представлению администрации СЭЗ (п. 5 указа президента от 4 июня 1992 г.).
190

Свободные экономические зоны были созданы в ряде государств, входивших ранее в состав Советского Союза (Туркменистане, Литве).
§ 6. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СОБСТВЕННОСТИ РФ И РОССИЙСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ ЗА ГРАНИЦЕЙ
1. Категории государственного имущества за границей различны как по основанию возникновения, так и по своему удельному весу. Развитие экономических отношений между нашей страной и иностранными государствами неизбежно приводит к увеличению объема этого имущества, и прежде всего товаров, вывозимых как для продажи, так и для экспонирования на различных выставках.
За границей находятся различные категории имущества, входящие в состав государственной собственности. Это — имущество государства, торгпредства и других органов Российского государства и вклады Центрального банка РФ и Внешэкономбанка, экспортные товары, временно находящиеся за границей морские суда, самолеты и т. д. За границей находилось и различное имущество, перешедшее к Советскому государству после проведения им национализации. После окончания второй мировой войны значительную категорию советского государственного имущества за границей составляли так называемые активы, которые перешли к Советскому государству в порядке репараций.
Практическое значение вопросов, касающихся государственной собственности за рубежом, требует рассмотрения ряда специальных положений международного частного права.
2. Прежде всего возникает вопрос, может ли государственная собственность занимать за границей такое же положение, которое занимает собственность, принадлежащая любому частному лицу. Можно ли в иностранном государстве под тем или иным предлогом, в частности мнимого неисполнения обязательств российскими организациями, арестовать государственное имущество, находящееся за границей, продать его с публич-
191

ных торгов или подвергнуть иным мерам принудительного характера?
На эти вопросы следует дать отрицательный ответ, поскольку собственность государства находится в особом положении, она пользуется иммунитетом. Выше был рассмотрен вопрос об иммунитете государства и его органов (гл. б). Иммунитет собственности тесно связан с иммунитетом государства, но может рассматриваться как самостоятельный вид иммунитета.
Иммунитет собственности государства заключается в особом режиме такой собственности, обусловленном особым положением субъекта права собственности — суверенного государства. Иммунитет собственности государства, находящейся за границей, сводится к тому, что это имущество не может быть объектом насильственных мер со стороны того государства, где указанное имущество находится.
Собственность государства пользуется неприкосновенностью. Это означает, что она не может без согласия государства-собственника быть подвергнута принудительному отчуждению, аресту, секвестру и другим принудительным мерам; ее нельзя насильно удерживать на иностранной территории; она не должна подвергаться расхищению со стороны другого государства, его органов или частных лиц.
Таким образом, неприкосновенность собственности государства не ограничивается изъятием ее из-под действия принудительных мер судебного характера. К ней не мотут применяться и административные меры, она не может быть объектом взыскания по всякого рода внесудебным требованиям.
Иммунитет, которым пользуется собственность иностранного государства, делает недопустимым: 1) предъявление исков непосредственно к такой собственности (исков in rem в англо-американском праве); 2) наложение ареста на собственность для обеспечения любого предъявляемого к иностранному государству иска, связанного или не связанного с такой собственностью; 3) принудительное исполнение решения суда, вынесенного в отношении такой собственности иностранного государства.
При рассмотрении вопроса об иммунитете собственности английский ученый Дайси различает два случая. В первом случае собственность иностранного государст-
192

ва находится в руках представителя этого государства, пользующегося судебным иммунитетом, и поэтому иск направлен против суверена. Во втором случае собственность находится в руках третьего лица, не пользующегося судебным иммунитетом, поэтому предъявление иска к такому лицу возможно. Но даже в последнем случае, признает Дайси, «иск или процессуальное действие в отношении собственности (суверена) считается... иском или процессуальным действием против такого суверена».
Таким образом, на собственность иностранного государства не распространяется действие рассмотренного выше принципа «закон местонахождения вещи» (lex rei sitae), или, иными словами, в отношении этой собственности должны делаться изъятия из общего распространения на собственность иностранных лиц действия закона страны места нахождения имущества. Эти положения должны находить полное применение к государственной собственности РФ в тех случаях, когда государство или его органы не дали согласия на применение соответствующих принудительных мер в отношении российского имущества.
3. Иммунитет собственности иностранного государства находит свое выражение и в том, что органы другого государства не могут входить в рассмотрение вопроса о том, принадлежит ли собственность иностранному государству, когда она находится в его владении, если иностранное государство заявляет, что имущество принадлежит ему. Государство, в котором такое имущество находится, не может входить в рассмотрение этого вопроса.
В известном деле Лютера — Сегора (см. § 3) английский судья совершенно резонно указал, что если Л. Б. Красин привез товары в Англию и объявил, что они принадлежат Советскому правительству, то ни один английский суд не может опровергнуть, такое заявление.
Таким образом, если государство фактически обладает имуществом и заявляет, что имущество принадлежит ему, то в суде иностранного государства это обстоятельство не может подвергаться сомнению. Это положение известно как доктрина акта государства. Она применялась в течение длительного времени в судебной практике ряда государств, и прежде всего в Великобрита-

7 Зак. № 239
193


нии и США. Доктрина акта государства исходит из того, что источником каждого акта государства является его суверенитет. Поскольку принцип суверенитета — это один из основных принципов международного права, доктрину акта государства следует рассматривать как доктрину международного права. Доктрина акта государства запрещает судам одного государства обсуждать законность актов другого государства и выносить решение об их недействительности. В последние годы наметилась тенденция к умалению значения указанной доктрины и к ограничению сферы ее действия. Эта тенденция проявилась наиболее ярко в США.
В широко известном деле Саббатино окружной суд Южного округа Нью-Йорка, признавая действительность доктрины акта государства, решил, что она ве может быть применена к кубинским законам о национализации, поскольку они якобы «нарушили международное право». Верховный суд США не согласился с этими доводами. В его решении от 23 марта 1964 г. по делу Саббатино было признано экстерриториальное действие кубинских законов о национализации, Суд пришел к выводу, что в соответствии с доктриной акта государства американские суды не вправе обсуждать вопрос о законности или незаконности акта суверенного государства. Однако это решение было фактически аннулировано принятием конгрессом США так называемой второй «поправки Хикенлупера» к закону об иностранной помощи 1964 года. В этой поправке, иногда именуемой «поправкой Саббатино», в частности, было предусмотрено, что суды не должны уклоняться, ссылаясь на доктрину акта государства, от вынесения решения по существу дела в случае, если иск основан на конфискации или другом изъятии собственности, осуществленном «в нарушение принципов международного права, включая принципы компенсации и другие стандарты».
Сославшись на «поправку Хикенлупера», окружной суд при новом рассмотрении дела Саббатино пришел к иным выводам, чем Верховный суд США. Из ограничения доктрины акта государства исходит также решение Верховного суда США от 7 июня 1972 г. по делу First National City Bank v. Banco.Nacioiud de Cuba.
4. В отношении правила об иммунитете необходимо отметить, что если имущество государства пользуется иммунитетом, то из этого не вытекает, будто это правило должно применяться во всех случаях, поскольку пользование иммунитетом является правом, а не обязанностью государства. Государство не всегда может претендовать:
на такой иммунитет, а в ряде случаев может не ссы";
латься на иммунитет принадлежащей ему собственности. Каждое государство само определяет режим государственной собственности. Наше государство само опреде*! .ляет режим государственной собственности. Наше госу*
194 :

дарство передает часть этой собственности в полное хозяйственное ведение либо оперативное управление государственных юридических лиц, закрепляет за ними определенное имущество.
Предприятие, за которым имущество закреплено собственником этого имущества на праве полного хозяйственного ведения, является юридическим лицом и осуществляет в отношении этого имущества права и обязанности собственника. В России основную оперативную работу по экспорту и импорту, как отмечалось в гл. 5, ведут внешнеэкономические объединения, другие объединения и предприятия, в том числе и полностью или частично принадлежащие государству. Поскольку подобное объединение или предприятие — это самостоятельное юридическое лицо и государство не принимает на себя ответственности по его обязательствам, оно, в отличие от торгпредства, не пользуется иммунитетами. В ходе проведения экономических реформ в нашей стране право осуществления внешнеэкономической деятельности получили государственные промышленные предприятия. В отношении их полностью действует принцип раздельной ответственности государства и юридического лица. Имущество объединения не пользуется иммунитетом в отношении предварительного обеспечения иска или принудительного исполнения решения только в том'случае, если речь идет об обязательствах самого объединения или предприятия. Если же истец требует наложить арест на имущество объединения по претензиям не к данному объединению, а к каким-либо другим государственным юридическим лицам или к самому государству, то на такое имущество взыскание обращено быть не может. Российское государство в отношении такого рода взысканий может ссылаться на иммунитет государственной собственности, поскольку речь уже будет идти о взыскании в отношении государственного имущества вообще, вне зависимости от того, в чьем управлении это имущество находится.
Таким образом, государственная собственность, находящаяся в хозяйственном ведении или в оперативном управлении государственных юридических лиц, не пользуется иммунитетом в тех случаях, когда она рассматривается как предмет взыскания по иску к такому юридическому лицу. Если же арест накладывается на это иму-

7*
195


щество как на собственность государства, в чем бы она ни заключалась и где бы она ни находилась, то подобная собственность уже не выделяется из общего фонда государственной собственности. В этом случае такой собственности как собственности государства присущ иммунитет.
В ином положении находятся государственные юридические лица, финансируемые- из государственного бюджета и осуществляющие определенные государственные или публично-правовые функции. В решении французского суда о картинах Матисса из музеев имени А. С. Пушкина и Государственного Эрмитажа (см. выше гл. 6) было обращено внимание на то, что картины, находящиеся в этих музеях, относятся к федеральной собственности государства, а сами музеи осуществляют публичные функции. Поэтому, как считал суд, музеи должны пользоваться судебным иммунитетом и иммунитетом от принудительного исполнения на равных основаниях с государством — Российской Федерацией.
5. Вопрос об иммунитете собственности иностранного государства часто возникает в связи с иммунитетом государственных судов, используемых для торговых целей. Наша доктрина исходит из необходимости признания такого иммунитета. Кодекс торгового мореплавания СССР предусматривает, что на суда, находящиеся в собственности Советского государства, не может быть наложен арест или обращено взыскание без согласия Совета Министров СССР (ст. 20). Эта норма действующего в РФ закона должна уважаться и за границей, поскольку правовое положение морского судна определяется законом государства, под флагом которого оно плавает. В обязанности консулов РФ входит следить за тем, чтобы судам предоставлялись в полном объеме права и иммунитета в соответствии с законодательством государства пребывания и международными договорами, участниками которых являются РФ и государство пребывания .консула. К числу таких договоров относится, в частности, договор о торговом судоходстве между СССР и Великобританией 1968 года. Согласно протоколу к договору от 1 марта 1974 г., морские суда и грузы, принадлежащие на праве собственности одному государству, «не будут подлежать задержанию или аресту в связи с исполнением любого решения суда» другого государства. Одна- ,
,196

ко государство-собственник будет принимать в этих случаях необходимые административные меры для исполнения таких решений (ст. 2 протокола).
6. Особый режим предоставляется имуществу иностранного государства и в области налогообложения. Это закреплено как во внутреннем законодательстве государств, так и в различных международных соглашениях. Например, в США на основании закона № 846 от 24 декабря 1942 г. находящаяся в округе Колумбия (т. е. в Вашингтоне) собственность, которая принадлежит иностранному правительству и используется для официальных целей или в качестве резиденции главы дипломатической миссии, освобождается от общего и специального налогообложения. Обложение налогом недви-жимостей, принадлежащих иностранным правительствам и используемых в консульских целях, находится в США в компетенции местных властей. В одних штатах освобождение от уплаты налогов на собственность, принадлежащую иностранному правительству, предоставляется на началах взаимности, в других — только в соответствии с договорами, заключенными США с другими государствами.
В решениях судов США отмечалось, что в силу принципа иммунитета к иностранным правительствам не могут предъявляться иски по поводу налогообложения их собственности, находящейся в США.
Согласно ст. 21 Консульской конвенции между СССР и США от 1 июня 1964 г., недвижимая собственность в США, принадлежащая Советскому государству и используемая для дипломатических или консульских целей, подлежит освобождению от всех федеральных, штатных и местных налогов.
Это положение нашло подтверждение в решении одного из американских судов. Предметом рассмотрения суда был вопрос о налогообложении здания, принадлежавшего СССР и использовавшегося как резиденция постоянного представительства-СССР при ООН. Местные власти г. Гленкова сделали попытку, вопреки тому, что эта собственность принадлежит иностранному суверену, подвергнуть ее в 1969 году налогообложению. В предшествующие годы налогообложение не производилось. 7 января 1971 г. окружной суд Восточного округа штата Нью-Йорк по делу правительства США против г. Гленкова вынес решение, согласно которому собственность постоянного представительства СССР при ООН в Гленкове в силу ст. 21 Консульской конвенции между США и СССР не подлежит налогообложению. В 1978 году в США было установлено налогообложение в отно-
197

шении собственности иностранного государства, используемой для коммерческих целей.
Отметим, что любые российские организации, приобретая за рубежом недвижимое имущество, а также беря в аренду земельные участки, не должны руководствоваться законодательством страны места нахождения имущества. Они обязаны самым тщательным образом выполнять предписания этого законодательства (правила регистрации земельных участков в так называемых земельных кадастрах и др.). При этом необходимо проверять, не имеются ли в отношении земельного участка какие-либо обременения, в частности сервитута (право прохода других лиц, проживания и т. д.), не заложено ли соответствующее имущество и т, д. Игнорирование обстоятельств такого рода может привести к неблагоприятным последствиям для российской организации — собственника или арендатора имущества.
КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПО ТЕМЕ:
1. Какие коллизионные нормы применяются в отношении собственности?
2. Что понимается под правом государства на национализацию частной собственности?
3. Что понимается под экстерриториальным действием актов о национализации?
4. Каково содержание международных договоров РФ с другими странами по вопросам национализации?
5. Каково содержание соглашений РФ с другими странами о взаимном поощрении и защите инвестиций?;
6. Какой правовой режим должен предоставляться;
собственности Российского государства за рубежом?!

ГЛАВА 8
ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИЕ СДЕЛКИ
§ 1. Понятие внешнежоноАмческой сделки. § 2. Форма договора. § 3. Применение права по вопросам содержания сделок. § 4. Универсальные международные конвенции по внешнеторговой купле-продаже. Типовые договоры. Торговые термины. Общие условия поставок. § 5. Компенсационные соглашения. § б. Контракты по оказанию технического содействия и строительству предприятий. $ 7. Концессионные и иные соглашения. 8 & Договоры в области научно-технического сотрудничества
ЛИТЕРАТУРА
Перетерский И. С; Крылов С. Б. Международное частное право.— С 147—156; Лунц Л. А. Курс международного частного права. Особенная часть.— С, 128—227; Лунц Л. А., Марышева Н. И; Садиков О. Н. Международное частное право.— С. 130—179; Поздняков В. С., Садиков О. Н. Правовое регулирование отношений по внешней торговле.— Ч. 1.— М., 1985; Правовое регулирование отношений по внешней торговле СССР.— Ч. 2 / Под ред. В. С. Позднякова.— М., 1986; Право и внешняя торговля.—М., 1987; Лунц Л. А. Внешнеторговая купля-продажа (коллизионные вопросы).— М., 1972; Мусин В. А. Международные торговые контракты.— Л., 1986; Зыкин И. С. Договор во внешнеэкономической деятельности,— М., 1990; Розенберг М. Г. Заключение договора международной купли-продажи товаров.— М., 1991;
Международные правила толкования торговых терминов «Инко-термс».— М., 1992; Сборник международных договоров и других документов, применяемых при заключении и исполнении внешнеэкономических контрактов.— М., 1991; Гражданское и торговое право капиталистических государств / Под ред. Е. А. Васильева.— VL, 1992. С. 313— 334, 341—346, 357—363, 379—389; Комаров А. С. Выбор применимого права в контрактах с фирмами капиталистических стран. Материалы секции права.— Вып. 37.— М, 1988.— С. 59—71; Сас И. Общие условия поставок СЭВ. Перевод с венгерского.— М., 1978; Розенберг М. Г. Международное регулирование поставок в рамках СЭВ.— М., 1989; Кабатов В. А. Строительство советскими организациями промышленных объектов за рубежом // Сов. государство и право.— 1978.— № 10.— С. 76—84; Комаров А. С. Ответственность в коммерческом обороте.— М., 1991; Шмитхофф К. Экспорт: право и практика международной торговли.— М., 1993.
199

§ 1. ПОНЯТИЕ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ СДЕЛКИ
1. В процессе осуществления торгово-экономических, научно-технических и иных международных связей между организациями и фирмами различных государств заключается большое число договоров, обычно именуемых контрактами. Место нахождения сторон, а также место заключения и исполнения этих договоров не совпадают, что требует определения права, подлежащего применению к такому договору с иностранным, или. международным, элементом.
Речь идет прежде всего о внешнеторговых сделках. К внешнеторговым сделкам наша доктрина относит сделки, в которых хотя бы одна из сторон является иностранным гражданином или иностранным юридическим лицом и содержанием которых являются операции ^ по ввозу из-за границы товаров или по вывозу товаров за границу либо какие-нибудь подсобные операции, связанные с вывозом или ввозом товаров. Таким образом, к внешнеторговым сделкам относятся договоры купли-продажи товаров, а также договоры подряда, комиссии и ряд других договоров, заключаемых между организациями и фирмами различных государств. Наиболее широко распространенным видом внешнеторговых сделок является договор внешнеторговой купли-продажи, поэтому в дальнейшем изложении основное внимание уделяется этому виду договора.
Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года понимает под такими договорами договоры купли-продажи товаров, заключенные между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах. На практике встречаются различные виды сделок. Традиционными являются сделки купли-продажи товаров в материальной форме. По таким сделкам продавец обязуется передать товар в собственность покупателя в установленные контрактом сроки и на определенных условиях, а покупатель обязуется принять товар и уплатить за него Определенную денежную сумму. Различаются сделки по экспорту и по импорту товаров. В практике отечественных организаций часто встречаются различные виды товарообменных и компенсационных сделок на безвалютной
200

основе. Одним из видов таких сделок являются бартерные сделки, которые предусматривают обмен согласованных количеств одного товара на другой. В таком договоре либо указывается количество взаимопоставляемых товаров, либо оговаривается сумма, на которую стороны обязуются поставить товары.
В современных условиях наряду с куплей-продажей товаров все большее значение приобретают различные договоры (контракты) по оказанию всякого рода услуг, проведению работ, оказанию технического содействия в строительстве предприятий, созданию промышленных комплексов и осуществлению других проектов, сотрудничеству в производстве отдельных видов оборудования, проведению совместных конструкторских и научно-исследовательских работ, лицензионные договоры об использовании изобретений и других научно-технических достижений («ноу-хау»), договоры о передаче научно-технической документации, договоры инжиниринга, лизинга и др. Все эти договоры представляют собой различные виды внешнеэкономических сделок. Сделки заключаются внешнеэкономическими организациями, промышленными предприятиями (объединениями) и иными организациями (см. гл. 5).
В торговых отношениях России с рядом государств контракты заключаются во исполнение межправительственных соглашений о товарообороте, о предоставлении государственных кредитов для поставки товаров в Россию и др. Заключение таких соглашений создает в отношениях между государствами взаимные обязательства осуществлять поставки по определенной номенклатуре и контингентам товаров. В качестве примера приведем Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Китайской Народной Республики о государственном кредите для поставок товаров из КНР в Российскую Федерацию от 18 декабря 1992 г. В соответствии с условиями этого соглашения в счет кредита из КНР в РФ поставляются товары, предусмотренные перечнем, а погашение основного долга и уплата процентов по кредиту осуществляются поставками товаров, также определяемых соглашением. Конкретная номенклатура ежегодно поставляемых в КНР российских товаров будет согласовываться компетентными органами обеих стран за 3 месяца до начала года поставки
201

товаров. Контракты на поставку товаров будут заключаться между российскими и китайскими внешнеторговыми организациями, уполноченными компетентными органами обеих стран. При заключении контрактов эти организации будут руководствоваться положениями соглашения (ст. 4). В соглашении, в частности, определено, каким образом будут устанавливаться цены на товары.
Протоколы о товарообороте, содержащие списки товаров, были заключены в 1992 году Россией с Мальтой, Венгрией и другими странами. В соглашении с Мальтой определены сделки о взаимно экспортируемых товарах, которые не носят ограничительного характера. В протоколе с Венгрией определены приоритеты сторон в области взаимных поставок товаров.
Таким образом, в пределах, определяемых межправительственными соглашениями о товарообороте и уточняющими их ежегодными протоколами, эти соглашения создают в отношениях между государствами взаимные обязательства осуществлять поставки по определенной номенклатуре и контингентам товаров. Контракты, заключаемые между внешнеторговыми организациями этих стран, являются средством реализации межправительственных соглашений. После того как контракт заключен, права и обязанности участвующих в нем организаций определяются контрактом. В этом смысле понимается юридическая самостоятельность каждого контракта. В то же время выполнение обязательств сторонами по контракту связано с содержанием межправительственных соглашений.
Эта взаимосвязь была специфична именно для отношений между организациями стран — членов СЭВ, что обусловлено тесной связью международно-правовых и гражданско-правовых методов регулирования экономических отношений.
Однако эти акты государств (соглашения) не порождают автоматически гражданско-правовых обязательств. Такие обязательства возникнут только на основании контракта. После заключения контракта обязательства государства могут измениться; в межправительственное соглашение, на основе которого был заключен контракт, могут быть внесены изменения, в частности предусматривающие уменьшение объема поставок, перенос постав-
202

ки данного количества товара на другой плановый период и т. д. Указанные изменения также не могут автоматически влиять на изменение контракта. Организации должны изменить свои контрактные обязательства в соответствии в изложенными обязательствами государств.
2. Заключая договор, стороны могут установить, каким законодательством он должен регулироваться. Стороны имеют право сделать выбор в силу автономии воли сторон. Эта автономия состоит в том, что стороны имеют право устанавливать по своему усмотрению содержание договора.
Автономия воли сторон обычно признается в законодательстве различных государств. Однако допустимые пределы автономии воли сторон понимаются в законодательствах государств по-разному. В одних странах она ничем не ограничивается. Это означает, что стороны, заключив сделку, могут подчинить ее любой правовой системе. В других странах действует принцип локализации договора: стороны могут свободно избрать право, но только такое, какое связано с данной сделкой. Однако в сделках купли-продажи товаров выбор закона самими сторонами встречается нечасто. При отсутствии прямо выраженной воли сторон при определении права, подлежащего применению к сделке, у суда или арбитража создаются большие возможности свободы усмотрения при толковании предполагаемой воли сторон. Английская судебная практика идет в этих случаях по пути отыскания права, свойственного данному договору, применяя метод локализации договора. Как отмечает английский ученый Дж. Чешир, суд должен избрать закон так, как это сделали бы «справедливые и разумные люди... если бы они подумали об этом при заключении договора».
По этому же пути идет и практика США. Согласно правилам Единообразного торгового кодекса США 1962 года, «стороны вправе в случаях, когда сделка имеет разумную связь как с данным, так и с другим штатом или государством, согласиться о том, что их права и обязанности будут определяться по праву либо данного, либо другого штата или государства. При отсутствии такого соглашения настоящий закон применяется к сделкам, имеющим надлежащую связь с данным штатом» (ст. 1—105).
203

Из принципа автономии воли сторон исходит и ст. 27 германского Закона о новом регулировании международного частного права 1986 года. В случае отсутствия такого выбора к договору подлежит применению право государства, с которым договор связан наиболее тесным образом (ст. 28).
Общее ограничение свободы выбора права сторонами состоит в том, что при помощи такого выбора нельзя исключить применение императивных норм, подлежащих применению к соответствующим правоотношениям, а также нельзя исключить применение норм права, в большей степени отвечающих интересам потребителя или работника (в трудовом договоре).
Согласно правилам, установленным в законодательстве КНР, стороны могут определить право, подлежащее применению к договору, поскольку закон не устанавливает иного. Если сторонами такой выбор не сделан, подлежит применению право страны, с которой договор связан наибольшим образом [§ 145 Общих положений гражданского права 1986 г., § 5 (1) Закона о международных хозяйственных договорах 1985 г.].
В законодательстве ряда государств в тех случаях, когда воля сторон в сделке вообще не была выражена, применяется принцип закона места совершения контракта. Однако в условиях развития современных технических средств связи применение этого принципа вызывает большие затруднения, поскольку в области международной торговли значительная часть сделок заключается путем переписки (по телеграфу, телетайпу и т. д.), то есть в форме сделок между «отсутствующими». Местом заключения договора при этом считается тот пункт, где произошло последнее действие, необходимое для того, чтобы признать сделку совершенной.
Вопрос о том, где именно произошло такое последнее действие, решается в различных странах неодинаково. Например, по праву Великобритании, США, Японии сделка считается совершенной в момент и в месте, откуда отправлен акцепт (теория «почтового ящика»), то есть согласие на полученную оферту .(предложение), а по праву большинства других стран, в том числе и России, сделка считается совершенной в момент и в месте получения акцепта оферентом (лицом, сделавшим предложение).
204

В последние годы в ряде стран были выдвинуты и другие принципы для определения права, подлежащего применению к сделке, и прежде всего принцип, по которому к договорам применяется закон места производственной деятельности продавца, закон продавца.
§ 2. ФОРМА ДОГОВОРА
1. Коллизионная норма о праве, подлежащем применению к форме сделки, содержится в ст. 165 Основ гражданского законодательства 1991 года. В этой статье предусмотрено следующее правило: «Форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования советского права».
Из приведенного правила следует, что форма совершенной за границей сделки должна отвечать требованиям, установленным правом места совершения сделки, либо требованиям нашего закона.
В этой же статье установлено специальное правило, касающееся формы сделок со строениями: «Форма сделок по поводу строений и другого недвижимого имущества, находящегося в СССР, подчиняется советскому праву».
2. Особый подход проявляется в отечественном законодательстве к применению права в отношении формы внешнеэкономических сделок. Действующее законодательство исходит из правила, согласно которому форма внешнеэкономических сделок, в которых участниками являются наши организации, всегда определяется только по российскому праву.
Статья 165 Основ предусматривает, что «форма внешнеэкономических сделок, совершаемых советскими юридическими лицами и гражданами, независимо от места совершения этих сделок, определяется законодательством Союза ССР». Ранее такое правило (ст. 125 Основ 1961 г., ст. 45, 464 ГК РСФСР 1964 г.) распространялось также и на порядок подписания внешнеторговых сделок.
Советское законодательство устанавливало для внешнеторговых сделок, совершаемых советскими орга-
205

низациями, не только письменную форму, но и определенный порядок их подписания (согласно постановлению «О порядке подписания внешнеторговых сделок» Совета Министров СССР от 14 февраля 1978 г.). Внешнеторговые сделки, заключаемые советскими организациями, правомочными совершать внешнеторговые операции, должны были подписываться двумя лицами. Право подписи таких сделок имели руководитель и заместители' руководителя организации, руководители фирм, входящих в состав этой организации (например, всесоюзного хозрасчетного внешнеторгового объединения), а также лица, уполномоченные доверенностями, подписанными руководителем организации единолично, если уставом (положением) организации не предусматривается иное.
Внешнеторговая арбитражная комиссия всегда исходила из того, что соблюдение советских законов, предусматривающих письменную форму для совершаемых советскими организациями сделок по внешней торговле и определенный порядок их подписания, является условием действительности этих сделок, независимо от того, по какому закону (советскому или иностранному) должны быть в данном случае определены права и обязанности сторон.
Таким образом, положение ст. 125 Основ гражданского законодательства 1961 года, касающееся формы и порядка подписания внешнеторговых сделок, совершаемых советскими организациями, закрепило сложившуюся у нас в стране арбитражную практику по этому вопросу. Коллизионная норма, установленная данной статьей, связана с материальной нормой ст. 14 тех же Основ 1961 года, из которой следует, что если не соблюдены нормы советского законодательства о форме и порядке подписания внешнеторговой сделки, то сделка должна считаться недействительной.
Введение на территории России с 3 августа 1992 г. Основ гражданского законодательства 1991 года, не предусматривающих обязательного применения особого порядка подписания сделок двумя лицами, приводит к выводу, что ранее установленный порядок подписания внешнеторговых сделок и последствия его несоблюдения с введением Основ 1991 года в действие не должны рассматриваться как обязательное требование законода-
206

тельства, подлежащее применению в России. Порядок подписания внешнеторговых сделок двумя лицами подлежит применению лишь в случаях, предусмотренных учредительными документами (уставами, положениями) соответствующих российских участников внешнеторговых сделок.
Иначе этот вопрос решается законодательством Украины. Согласно ст. 6 Закона о внешнеэкономической деятельности от 16 апреля 1991 г., в случае, если внешнеэкономический договор (контракт) подписывается физическим лицом, требуется только подпись этого лица. От имени других субъектов внешнеэкономической деятельности внешнеэкономический договор (контракт) подписывают два лица: лицо, обладающее таким правом согласно должности в соответствии с учредительными документами, и лицо, уполномоченное доверенностью, выданной за подписью руководителя субъекта внешнеэкономической деятельности единолично, если учредительные документы не предусматривают иное.
Что же касается обязательности письменной формы внешнеэкономических сделок для любого российского участника, независимо от времени и места их совершения, то это требование сохраняется. При этом следует иметь в виду, что при присоединении СССР в 1990 году к Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров Советским Союзом была сделана оговорка относительно недопустимости заключения таких договоров в любой форме. Конвенция исходит из того, что не требуется, чтобы договор заключался или подтверждался в письменной форме или подчинялся этому требованию в отношении формы. Наличие договора может доказываться любыми средствами, включая свидетельские показания (ст. 11). Однако в соответствии со ст. 96 конвенции государство, законодательство которого требует, чтобы договоры купли-продажи заключались или подтверждались в письменной форме, может сделать заявление о неприменимости положения конвенции, допускающего использование иной формы для тех случаев, когда одна из сторон договора имеет свое коммерческое предприятие в этом государстве- Поскольку РФ (как и Беларусь, и Украина) правом на такое заявление воспользовалась, для сделок, заключаемых россий-
207

скими субъектами, была подтверждена обязательность письменной формы.
3. В Законе о залоге России, вступившем в силу с б июня 1992 г„ предусмотрен ряд правил о применении права в отношениях по залогу. Так, предусмотрено применение российского права независимо от места его заключения в отношении формы договора. Форма договора залога определяется в принципе по закону места-заключения. Договор о залоге, заключенный за пределами России, не может быть признан недействительным вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования, установленные российским законодательством. Форма договора залога в отношении зданий, сооружений, оборудования, предприятий, земельных участков и иных объектов на территории России, а также подвижного состава железнодорожного транспорта, зарегистрированных в России воздушных судов гражданской авиации, морских и речных судов, космических объектов, независимо от места заключения таких договоров, определяется законодательством России (ч. 5 ст. 10).
4. Форма и срок действия доверенности определяются по праву страны, где выдана доверенность. Однако доверенность не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если последняя удовлетворяет требованиям российского права.
§ 3. ПРИМЕНЕНИЕ ПРАВА ПО ВОПРОСАМ СОДЕРЖАНИЯ СДЕЛОК
1. Исходным принципом нашего законодательства при определении права, подлежащего применению к правам и обязанностям сторон по внешнеэкономической сделке, является принцип автономии воли сторон. Согласно ч. 1 ст. 166 Основ гражданского законодательства 1991 года, «права и обязанности сторон по внешнеэкономическим сделкам определяются по праву страны, избранному сторонами при совершении сделки, или в силу последующего соглашения».
Ранее в нашем законодательстве (в ст. 126 Основ 1961 г.) тоже был предусмотрен этот принцип, но он был сформулирован более кратко: «Права и обязанности сторон по внешнеторговой сделке определяются по зако-
208

нам места ее совершения, если иное не установлено соглашениями сторон». В этой норме было выражено в течение десятилетий применявшееся в практике Внешнеторговой арбитражной комиссии правило, из которого следует, что прежде всего должен ставиться вопрос о том, законодательству какого государства намерены были подчинить свои обязательства стороны по контракту.
В, новой редакции Основ уточняется, что стороны могут сами избрать право, подлежащее применению к заключенной ими сделке, как при совершении сделки, так и путем заключения международного соглашения, то есть, иными словами, они могут договориться о применении права к сделке позднее. Другим новым моментом является то, как вытекает из текста Основ, что не по всем договорам допускается свобода выбора права сторонами.
В двух случаях, а именно предусмотренных в пп. 3 и 4, выбор права сторонами не предусмотрен. Приведем эти пункты ст. 166 Основ:
«З. К договору о создании совместного предприятия с участием иностранных юридических лиц и граждан применяется право страны, где учреждено совместное предприятие.
4. К договору, заключенному на аукционе, в результате конкурса или на бирже, применяется право страны, где проводится аукцион, конкурс или находится биржа».
Если ранее (до введения в действие Основ 1991 г.) стороны, заключая, например, учредительный договор о создании совместного предприятия в СССР (см. гл. 5), могли договориться о том, какое право будет применяться к такому договору, то после 3 августа 1992 г. такая возможность должна быть исключена. При определении намерения сторон принимается во внимание лишь действительная воля сторон, выраженная в их соглашении. Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ не устанавливает «предполагаемую» или «гипотетическую» волю сторон, как это практикуется в ряде случаев судами и арбитражем на Западе, что практически дает судам широкую свободу судейского усмотрения. В нашей практике не применяется, например, распространенное в ряде стран правило, согласно которому условие о подчинении возникающих споров суду или арбитражу какой-либо страны предполагает намерение сторон под-
209

чинить свои отношения nb контракту законам этой же страны (см. гл. 17).
В России допускается свободный выбор закона любого государства по соглашению участников сделки. Принцип локализации договора не применяется. При этом ст. 166 Основ следует толковать таким образом, что стороны могут избрать только правопорядок, действующий в определенной стране, а не какие-либо общие начала права и справедливости.
Если в соглашении сторон не выражено действительное их намерение подчинить свои отношения праву определенной страны, то тогда, согласно ст. 166 (ранее согласно ст. 126 Основ 1961 г.), право, подлежащее применению, будет определяться на основе коллизионной нормы или коллизионных норм, содержащихся в нашем законодательстве. В Основах гражданского законодательства 1961 г. (ст. 126) и в Гражданском кодексе 1964 г. (ст. 566) правом, применимым к договору при отсутствии выбора сторон, считается закон места заключения сделки, определяемого по нашему праву как место получения оферентом акцепта (ст. 162,163 ГК РСФСР). Следовательно, советское законодательство использовало формальный критерий для выбора права, не увязывая его с вопросом о наличии реальной связи между правоотношением и регулирующим его правопорядком. На практике такой подход приводил к тому, что решающее значение! приобретало указание в тексте контракта места заключения договора. . 1
Совершенно иначе этот вопрос был решен в Основах 1991 года. В ст. 166 предусмотрено, что «при отсу»«| ствии соглашения сторон о подлежащем применения! праве применяется право 'страны, ще учреждена, имее| место жительства или основное место деятельности сто" рона, являющаяся: . |
1) продавцом — в договоре купли-продажи; |
2) наймодателем — в договоре имущественного нав|
ма? . 'I
3) лицензиаром — в лицензионном договоре о паяЩ
зовании исключительными или аналогичными правами
4) хранителем — в договоре хранения; |
5) комиссионером — в договоре комиссии; •$
6) поверенным — в договоре поручения; I
7) перевозчиком — в договоре перевозки; | д
210 . -4

8) экспедитором — в договоре транспортной экспедиции;
9) страховщиком — в договоре страхования;
10) кредитором — в кредитном договоре;
11) дарителем — в договоре дарения;
12) поручителем — в договоре поручительства;
13) залогодателем—в договоре залога».
Обратим внимание на то, что в отношении прав и обязанностей сторон Закона о залоге (ч. 6 ст. 10), так же как ст. 166 Основ 1991 года, предусматривается в случае, если нет иного соглашения сторон, подлежит применению право страны, где учреждена, имеет место жительства или основное место деятельности сторона, являющаяся залогодателем, если иное не установлено соглашением сторон.
Наряду с 13 конкретными коллизионными привязками в отношении 13 конкретных видов договоров, содержащихся в п. 1 ст. 166 Основ 1991 года, предусмотрено также правило о том, что к договорам о производственном сотрудничестве, специализации и кооперировании, выполнении строительных, монтажных и других работ по капитальному строительству применяется право страны, где такая деятельность осуществляется или создаются предусмотренные договором результаты, если иное не установлено соглашением сторон (п. 2 ст. 166 Основ 1991 г.).
Кроме того, установлено правило общего характера в отношении договоров, не перечисленных прямо в пп. 1—4 ст. 166. К ним применяется право страны, где учреждена, имеет место жительства или основное место деятельности сторона, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания такого договора (п. 5 ст. 166).
Таким образом, в Основах 1991 года были учтены тенденция развития современного международного частного права и новейшие международные соглашения в этой области.
2. В отношении иных (не внешнеторговых) сделок действует коллизионная норма, согласно которой к содержанию таких сделок подлежит применению право места заключения сделки. Согласно ч. 2 ст. 165 Основ 1991 года, права и обязанности сторон по сделке определяются по праву места ее совершения, если иное не установлено
211

соглашением сторон. Место совершения сделки определяется по российскому праву.
Ранее (до введения в действие Основ 1991 г.) этот принцип применялся и к внешнеторговым сделкам. Поэтому сложившаяся тогда практика представляет некоторый интерес.
При заключении сделок, подписываемых сторонами одновременно, и сделок, заключаемых путем переписки (т. е. сделок между «отсутствующими»), в самой сделке обычно указывалось, что местом ее заключения считается такой-то город или такая-то страна.
Если конкретное место в сделке между «отсутствующими» не было указано, возникали трудности в тех случаях, когда в законодательстве сторон не одинаково решается вопрос об определении момента и места заключения договора. Например, договор был заключен путем обмена письмами между английским и советским внешнеторговыми объединениями. Выше отмечалось, что с точки зрения английского права контракт будет считаться заключенным в момент отправки акцепта и в месте, откуда отправлен акцепт. С точки зрения нашего права контракт считается заключенным с момента и в месте получения акцепта лицом, сделавшим предложение (ст. 162 и 163 ГК РСФСР).
При рассмотрении во ВТАК иска Всесоюзного объединения «Про-! динторг» к швейцарской фирме «Теакс» (решение от 20 января 1970 г.) ответчик считал, что к правоотношениям сторон должно быть применено швейцарское право. Свою точку зрения он обосновал тем, что присланный В/О «Продинторг» из Москвы текст договора был подписан фирмой «Теакс» в Швейцарии и поэтому договор должен считаться заключенным в Швейцарии. ВТАК не согласилась с привей денными ответчиком доводами. При этом она сослалась на ст. 12& Основ гражданского законодательства 1961 года. |
Поскольку в договоре содержалось прямое указание на то, чт«| местом его заключения является Москва, арбитраж, основываясь на ст. 126 Основ, применил к правоотношениям сторон из договор*! советское право. На основе этого решения следует сделать вывод, что Д случае подписания договора в различных местах (или при обмене письмами о заключении договора) при установлении места его заклкЙ чения надо было основываться на содержащемся в договоре или щ переписке указании на место его заключения. При наличии такогй указания то обстоятельство, что договор был подписан сторонами I различных местах, уже не может иметь юридического значения. Укай зание сторонами в договоре (независимо от того, составлен ли он I форме единого документа или представляет собой обмен письма:
ми) места его заключения следует рассматривать как согласие ст<§ рон связать с этим местом наступление определенных юридичй
212 ' |

ских последствий; к таким последствиям, обусловливаемым местом заключения договора, в первую очередь относится, согласно нашему законодательству, определение права, подлежащего применению к договору (права договора).
В связи с этим решением ВТАК в советской литературе отмечалось, что при наличии фактических обстоятельств, аналогичных тем, при которых был заключен договор со швейцарской фирмой, местом заключения договора следовало бы считать Москву даже в том случае, если бы договор и не содержал указания места его заключения. В силу ст. 126 Основ, имеющей императивный характер, определение места заключения договора между «отсутствующими» должно основываться на положениях советского права, то есть на ст. 162 и 163 ГК РСФСР. Эти статьи предусматривают^ что при заключении договора между «отсутствующими» сторонами местом его заключения считается страна оферента. В рассматриваемом случае предложение о заключении договора (в форме уже подписанного В/О «Продинторг» текста договора) исходило из Москвы, а акцепт этого предложения, выраженный путем подписания фирмой текста присланного из Москвы договора, был получен В/О «Продинторг» в Москве. Следовательно, в соответствии с положениями упомянутых статей Гражданского кодекса РСФСР заключение договора состоялось по получении акцепта в Москве, которая, таким образом, и должна считаться местом заключения договора.
3. Путем определения права, подлежащего применению к внешнеторговой сделке, устанавливается так называемый обязательственный статут сделки. На основе обязательственного статута определяются права и обязанности сторон по сделке, последствия ее неисполнения (просрочки, ненадлежащего исполнения). Обязательственным статутом определяются также обстоятельства освобождения от ответственности. По обязательственному статуту решаются также вопросы исковой давности, поскольку, согласно ст. 159 Основ 1991 г., к исковой давности применяется тот закон, который подлежит применению для определения прав и обязанностей участников соответствующего правоотношения (см. гл. 3).
В то же время обязательственный статут не может применяться к форме подписания внешнеторговых сделок, поскольку советское законодательство устанавлива-
213

ет в отношении этих вопросов особые правила. На Западе отмечалось, что если предписания нашего закона о письменноЙ^форме таких сделок отнести к нормам внутч реннего публичного порядка или рассматривать их ка^ нормы о доказательствах, то они могут и не применяться вне советской юрисдикции. Но суд должен признать их действие, если считать данные нормы относящимися Ц личному статуту советских (российских) организаций! то есть если их суть видеть в том, что советская (российская) организация и ее представители не управомоче-ны на совершение сделок иначе, как в письменной форме.
§ .4. УНИВЕРСАЛЬНЫЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ КОНВЕНЦИИ ПО ВНЕШНЕТОРГОВОЙ КУПЛЕ-ПРОДАЖЕ. ТИПОВЫЕ ДОГОВОРЫ. ТОРГОВЫЕ ТЕРМИНЫ. ОБЩИЕ УСЛОВИЯ ПОСТАВОК
1. Каждая внешнеторговая сделка, заключаема внешнеторговой или иной организацией с иностранны» контрагентом, имеет самостоятельное юридическое зна чение. Права и обязанности сторон, содержание сделк] устанавливаются по соглашению между сторонами. Под тому особо важное значение имеют на практике точно и четкое формулирование условий сделки, определена ответственности сторон и других условий. Существенны различия в нормах национального законодательства, также трудности в определении права, подлежащего пр) менению к сделкам, приводят к стремлению партнер* регламентировать свои отношения как можно подрббн* в самом контракте. Это, ^ свою очередь, ведет к услод нению переговоров о заключении контрактов. ;
Указанными обстоятельствами в значительной степ ни объясняется тенденция создания унифицироваша материально-правовых норм в области международвд купли-продажи (см. гл. 2). s
Отсутствие единых материально-правовых норм, реа| лирующих международную торговлю, вызывает необзб димость прибегать к коллизионному методу и отря)| тельно влияет на развитие международной торгов)! В резолюции 2205 (XXI) Генеральной Ассамблеи 00№ 17 декабря 1966 г. обоснованно отмечалось, что pacxas
214 . I

дения, имеющиеся в законах различных государств по вопросам международной торговли, составляют одно из препятствий на пути ее развития. Национальные законы отличаются большим разнообразием и содержат по одним и тем же вопросам часто противоположные правила. Поэтому от того, как будет решен коллизионный вопрос, какое право будет применено к договору при разрешении спора, во многих случаях зависит установление того, следует ли вообще считать договор заключенным, насколько правомерно предъявление тех или иных требований сторонами друг другу, каков объем ответственности сторон и т. п.
Различные межправительственные организации, а также отдельные государства предприняли многочисленные попытки унификации норм, регулирующих отношения во внешнеторговом обороте. Такая унификация может осуществляться путем: введения в национальное законодательство нормативных положений, разработанных в рамках международных договоров; формирования типовых и единообразных законов; выработки различных типовых договоров; формулирования международными организациями сложившихся торговых обычаев в виде так называемых торговых терминов.
На сессии Гаагской конференции в 1964 году были приняты Гаагская конвенция о единообразном законе о заключении договоров о международной купле-продаже товаров и Гаагская конвенция о единообразном законе о международной купле-продаже товаров. Однако на конференции были представлены в основном государства Запада. Это привело к тому, что по своему содержанию указанные Гаагские конвенции не носят в полной мере универсального характера.
Гаагские конвенции 1964 года широкого применения не получили. Комиссия ООН по праву международной торговли поставила перед собой задачу разработать такие унифицированные правила, которые оказались бы приемлемыми для большинства стран с различными системами права. В результате работы этой комиссии был разработан проект, на основе которого на конференции в Вене в 1980 ' году была принята Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (см. гл. 2). В преамбуле конвенции отмечается, что, по мнению государств — ее участников, принятие единообразных
215

норм, регулирующих договоры международной купли-продажи товаров и учитывающих различие общественных, экономических и правовых систем, будет способствовать устранению правовых барьеров в международной торговле и содействовать ее развитию.
Конвенция 1980 года разрешает сторонам исключать применение к их договору конвенции в целом. Кроме того, нормы конвенции, как общее правило, носят диспозитивный характер. Но если в контракте не будет оговорено, что стороны согласились вообще на применение к их контракту каких-либо иных положений или что стороны по конкретному вопросу договорились иначе, то тогда к соответствующим отношениям будут применяться положения конвенции. Конвенция подлежит приме-, нению, во-первых, к договорам, стороны которых являются организациями и фирмами государств-участников, а во-вторых, в случаях, когда право государства — участника конвенции применимо к договору в силу коллизионной нормы.
Национальная принадлежность сторон, их гражданский или торговый статус, а также гражданский или, торговый характер договора не имеют значения при решении вопроса о применении конвенции.
Конвенция содержит подробные правила по всем основным вопросам договоров международной купли-продажи товаров (она состоит из 101 статьи, сгруппированных в четыре части: «Сфера применения и общие положения», «Заключение договора», «Купля-продажа! товаров» и «Заключительные положения»). ;
В той части конвенции, которая регулирует собственно отношения сторон по договору международной купли-продажи товаров, определяются обязательства продавца, в частности касающиеся поставки товара Ц передачи документов, количества и качества товаров, щ также обязательства покупателя, в том числе относи| тельно цен и принятия поставки. Конвенция регулирует средства правовой защиты в случае нарушения договора) продавцом или покупателем, содержит нормы о переходи риска. •
В отдельную главу конвенции выделены положения общие для обязательств'продавца и покупателя. В не^ решаются вопросы предвидимого нарушения договора Ц договоров на поставку товаров отдельными партиями!
216 5

взыскания убытков, процентов с просроченных сумм и т. п.
Конвенция 1980 года не содержит коллизионных норм, хотя и исходит из того, что по вопросам, в ней не урегулированным, подлежит применению право на основании коллизионных норм. Это следует из п. 2 ст. 7 Конвенции 1980 года, где говорится, что «вопросы, относящиеся к предмету регулирования настоящей Конвенции, которые прямо в ней не решены, подлежат решению в соответствии с общими принципами, на которых она основана, а при отсутствии таких принципов — в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права».
Государства — участники Гаагской конвенции о единообразном законе о заключении договоров о международной купле-продаже товаров 1964 года и Гаагской конвенции о единообразном законе о международной купле-продаже товаров 1964 года, чтобы стать участниками конвенции 1980 года, должны денонсировать указанные Гаагские конвенции. Это правило конвенции 1980 года направлено на то, чтобы в максимальной степени обеспечить расширение сферы ее применения, а тем самым и унификацию национального законодательства. В конвенции 1980 года не предусмотрены правила, относящиеся к исковой давности и порядку разрешения споров.
По вопросам исковой давности в 1974 году была заключена Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров. Конвенция была разработана ЮНСИТРАЛ по предложению делегации ЧССР. Она регулирует один из важнейших вопросов, связанных с осуществлением прав сторон по сделке международной купли-продажи товаров. Ею устанавливается единый для всех договоров международной купли-продажи срок исковой давности, который равен 4 годам. По законодательству различных стран срок исковой давности колеблется от 6 месяцев до 30 лет, поэтому для многих из них четырехлетний срок представляется приемлемым. Конвенция предусматривает, что четырехлетний срок исковой давности по требованию, вытекающему из нарушения договора, начинается со дня, когда имело место такое нарушение, а по требованию, вытекающему из дефекта или иного несоответствия това-
217

pa условиям договора,— со дня фактической передачи товара покупателю или его отказа от принятия товара.
Конвенцией установлены также правила о перерыве или продлении срока исковой давности, его изменении и порядке исчисления, а также вводится общее ограничение срока исковой давности (10 лет) и предусматриваются последствия его истечения. В соответствии с конвенцией истечение срока исковой давности принимается во внимание при рассмотрении спора только по заявлению стороны, участвующей в процессе. При наличии такого заявления право требования не подлежит признанию и принудительному осуществлению, если рассмотрение спора начато после истечения срока исковой давности.
В ст. 90 конвенции 1980 года и ст. 37 Конвенции об исковой давности в международной купле-продаже товаров (в формулировке, предусмотренной протоколом об изменении последней конвенции) отмечается, что эти конвенции не затрагивают действия любых международных соглашений, которые уже заключены или могут быть заключены и которые содержат положения по вопросам, являющимся предметом регулирования указанных конвенций.
Таким образом, только на рубеже 70—80-х годов удалось разработать многосторонние конвенции, содержащие единообразные материально-правовые нормы в области торговли. Их применение на практике потребует определенного времени.
2. С принятием конвенции 1980 года, не содержавшей каких-либо коллизионных норм, стала очевидной задача дополнения материально-правовых правил, предусмотренных конвенцией, унификацией коллизионных правил. Эта задача была в какой-то степени выполнена путем принятия Конвенции о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров, 1985 года. Конвенция была выработана на чрезвычайной сессии Гаагской конференции международного частного права (см. гл. 2). Конвенция может применяться к любой купле-продаже движимых вещей, «имеющих международный характер». Под сделкой, обладающей таким характером, понимается прежде всего договор, стороны которого (коммерческие предприятия) находятся в разных государствах. Конвенция распространяется также на
218

продажи с аукциона или на бирже. По aonpocyJO выборе права в конвенции принята следующая формулировка:
«Договор купли-продажи регулируется правом, выбранным сторонами. Соглашение сторон об этом выборе должно быть прямо выраженным или ясно демонстрируемым условиями договора и поведением сторон, рассматриваемыми в их совокупностях» (п. 1 ст. 7).
Если стороны не выбрали применимое право, как это предусматривается в ст. 7, то тогда договор купли-продажи регулируется правом государства, в котором продавец имеет свое коммерческое предприятие в момент заключения договора. Таким образом, в этом вопросе был использован опыт уже имеющихся международных соглашений (Гаагская конвенция 1955 г.).
В конвенции 1985 года также установлен ряд изъятий в пользу применения права страны покупателя (п. 2 ст. 8): когда переговоры велись и договор был заключен присутствующими сторонами в стране покупателя; когда договор прямо предусматривает, что продавец должен исполнить свое обязательство по поставке товара в стране покупателя; когда договор был заключен в результате объявления покупателем торгов. Пункт 3 ст. 8 конвенции был сформулирован следующим образом: «В порядке исключения, если в свете всех обстоятельств, взятых в целом, например деловых отношений между сторонами, договор купли-продажи имеет явно более тесную связь с правом иным, чем то, которое было бы применимо к договору в соответствии с пп. 1 и 2 настоящей статьи, договор купли-продажи регулируется этим иным правом». В этом положении конвенции явно сказалось стремление отразить тенденции в решении данной проблемы в таких странах, как Великобритания, США, Канада и др.
В силу ст. 22 конвенция не должна применяться к договору купли-продажи между сторонами, принадлежащими к государствам — участникам других международных соглашений, устанавливающих коллизионные нормы для таких договоров.
3. В практике международной торговли широкое применение имеют различные типовые условия, типовые контракты, которые стали разрабатываться крупными экспортерами и импортерами, а также их объединениями и ассоциациями еще в конце XIX века.
219

В современных условиях крупные фирмы широко применяют типовые договоры. Например, в США 47,2% ассоциаций импортеров и 39,7 % ассоциаций экспортеров используют типовые договоры в международной торговле. Типовые контракты представляют собой формы договоров, которые обязательны для сторон только по их соглашению. Однако фактически крупные фирмы навязывают эти условия контрагентам из других стран. Со-;
держание же таких условий основано исключительно на праве и практике страны, где они были выработаны.
Европейской экономической комиссией ООН (ЕЭК) разработаны Общие условия поставок оборудования и машин, пиломатериалов хвойных пород и др. Как и обычные типовые контракты, такие Общие условия применяются только при наличии ссылки на них в конкретных договорах.
Особый интерес представляют разработанные ЕЭК в 1990 году руководства в области встречной торговли:
руководство по международным договорам встречной торговли и руководство по международным компенсационным договорам, а также подготовленное руководство по правовым основам встречной торговли.
4. При заключении и исполнении договоров купли-продажи, связанных с морской перевозкой товаров, большую роль играют обычаи (см. гл. 2). Обычаи не вполне совпадают по своему содержанию в различных странах и даже в отдельных портах одной и той же страны. На основе таких обычаев в практике международной торговли были выработаны договоры на условиях «фоб» и «сиф», а также их разновидности — договоры на условиях «фас» и «каф». Эти термины образованы из первых букв английских слов: «фоб» — free on board (свободно на борту); «сиф» — cost, insurance, freight (стоимость, страхование, фрахт); «фас» — free along side ship (свободно вдоль борта судна); «каф» — cost and freight (стоимость и фрахт).
Договоры на таких условиях применяются в практике наших организаций. Обычно по договору на условиях «фоб» продавец обязан за свой счет доставить товар в порт отгрузки, погрузить его на борт судна, оплатить все налоги и сборы в порту погрузки. Продавец несет риск случайной гибели и порчи товара до момента перемещения товара-через поручни судна.
220

При продаже на условиях «фоб» фрахтование судна совершает покупатель, в то время как отгрузка товара производится, как правило, из страны продавца. Поэтому именно продавцу более удобно совершить операцию фрахтования. В таких случаях покупатель поручает продавцу по особому договору и за особое вознаграждение зафрахтовать для него и от его имени необходимое судно. Договор купли-продажи в связи с этим обстоятельством не перестает быть договором «фоб», поскольку сторонами договора фрахтования являются перевозчик и покупатель (а не продавец).
По договору «сиф» в обязанности продавца входит:
за свой счет доставить товар в порт отгрузки; зафрахтовать для перевозки товара надлежащее судно, то есть заключить договор фрахтования; поместить груз на борт судна; уплатить все налоги и сборы, связанные с вывозом товара, а также все вывозные пошлины; за свой счет застраховать товар в пользу покупателя.
Толкование терминов «фоб», «сиф» и др. содержится в сборнике торговых обычаев «Trade Terms», изданном Международной торговой палатой (последняя по времени редакция 1953 г.). Кроме того. Международная торговая палата приняла Правила толкования торговых терминов — «Международные торговые термины» («1п-coterms»). Последняя редакция «Инкотермс» была принята в 1990 году. «Инкотермс» 1990 года учитывает широко практикуемые в последние годы применение средств компьютерной связи, а также изменение способов транспортировки, использование контейнеров и др. В документе 1990 года проведена классификация терминов в зависимости от способов транспортировки товара, в которых содержатся правила толкования 15 терминов, используемых при составлений договоров международной купли-продажи. Эти правила мотут применяться ко всем видам товаров, в то время как типовые договоры обычно применяются каждый к определенному виду товара. Правила, так же как единые обычаи и практика в отношении товарных аккредитивов, подготовленные Международной торговой палатой (1962 г.), носят характер рекомендаций и подлежат применению только ^огда, когда это предусмотрено в договоре.
Чтобы предотвратить различное понимание условий «фоб», «сиф» и др., стороны указывают в самом дого-
221

воре, какое содержание они вкладывают в эти термины, особенно по вопросам, связанным с погрузкой и выгрузкой товаров. В практике Арбитражного суда при ТПП в Москве выносились решения, в которых давалось толкование различных условий такого рода.
5. Материально-правовые нормы содержатся в Общих условиях поставок. В отношениях российских организаций, осуществляющих внешнеторговые операции <;= организациями КНР и КНДР, применяются двусторонние Общие условия поставок, представляющие собой международные межведомственные договоры нормативного характера. ОУП СССР — КНР были введены в действие с 1 июля 1990 г., а с КНДР — ОУП в редакции 1981 года действуют с 1 января 1982 г. В ОУП СССР — КНР не содержится коллизионной нормы. Из этого обстоятельства следует, что в случае спора в арбитраже в России к договору купли-продажи будет применяться право страны продавца, а в случае рассмотрения спора в КНР — право страны, имеющей наиболее тесную связь с конкретным контрактом. Споры рассматриваются по месту нахождения ответчика.
В ОУП СССР — КНДР имеется коллизионная норма, предусматривающая, что по вопросам, не урегулированным или не полностью урегулированным в ОУП и в контрактах, к отношениям сторон применяется право страны продавца.
В период существования СЭВ были разработаны и действовали Общие условия поставок СЭВ в различных редакциях (последняя редакция ОУП СЭВ 1968/ 1988 гг.). ОУП СЭВ подлежали обязательному применению к внешнеторговым поставкам между организациями стран — членов СЭВ, независимо от того, были ли на них сделаны ссылки в контрактах. После прекращения деятельности СЭВ как международной организации ситуация изменилась. Однако своего значения ОУП СЭВ не потеряли. В отношениях с организациями отдельных стран они сохранили обязательное значение (Кубы, Вьетнама, Монголии), с организациями же других стран (Польши, Венгрии и др.) они приобрели факультативное значение. В соответствии с договором с ФРГ после воссоединения Германии они могут в таком качестве продолжать применяться и к германским предприятиям. Это значит, что ОУП СЭВ подлежат применению лишь
222

в случае прямой отсылки к ним в самом контракте.
По своему содержанию ОУП СЭВ 1968/1988 годов охватывают широкий круг вопросов (заключение, изменение и прекращение контракта, базис поставки, сроки поставки, качество товара, гарантии качества, количество товара, упаковка и маркировка, техническая документация, проверка качества товара, права и обязанности сторон при поставке товара с недостатками по качеству и количеству, порядок платежей; некоторые общие положения об ответственности, санкции, порядок и сроки предъявления претензий, арбитраж, исковая давность и др.).
Приведем в качестве примера правила ОУП СЭВ 1968/1988 годов об ответственности сторон. ОУП признают две основные формы материальной ответственности: во-первых, уплату стороной, не исполнившей или ненадлежащим образом исполнившей обязательства (должником), другой стороне (кредитору) штрафа, и, во-вторых, возмещение должником кредитору убытков.
ОУП СЭВ 1968/1988 годов различают общий и специальный сроки исковой давности. Общий срок в 2 года исчисляется с момента возникновения права требования. Специальный срок в один год применяется к искам, основанным на претензиях по качеству и количеству, штрафам, претензиям, основанным на неприбытии (полной утрате) товара.
Создание и применение ОУП СЭВ и после ликвидации СЭВ обеспечивают равенство при определении прав и обязанностей сторон по контракту и существенно облегчают переговоры о заключении конкретных контрактов.
6. ОУП СЭВ сузили сферу и возможность применения коллизионных норм, яо не исключили полностью такую возможность. В то же время они установили единую коллизионную норму, устранив тем самым необходимость применения коллизионных норм внутреннего законодательства стран — членов СЭВ, которые не совпадают. Коллизионная норма ОУП СЭВ 1968/1988 годов содержится в § 122. Этот параграф предусматривает, что «к отношениям сторон по поставкам товаров по тем вопросам, которые не урегулированы или не полностью урегулированы контрактами или настоящими Общими условиями поставок, применяется материальное право страны продавца». Наряду с установлением этой общей
223

коллизионной нормы Общие условия поставок СЭВ в ряде конкретных случаев также говорят о применении права исходя из того же коллизионного принципа.
Опыт применения ОУП СЭВ способствовал подготовке в рамках Комиссии по сотрудничеству Совета Экономической Взаимопомощи и Финляндской Республики аналогичного документа для внешнеторговых операций между соответствующими организациями стран —--„ членов СЭВ и фирмами Финляндии. ОУП СЭВ — Финляндия (полностью или частично) применяются лишь в том случае, если об этом достигнута договоренность между сторонами, то есть только при наличии ссылки на них в контракте.
Задачам обеспечения формирования и развития общего экономического пространства, а также сохранения хозяйственных связей между хозяйственными субъектами из различных стран СНГ призвано служить Соглашение об Общих условиях поставок между организациями государств — участников Содружества независимых государств от 20 марта 1992 г. Соглашение вступило в силу с 1 июля 1992 г. Общие условия содержат, в частности, положения, касающиеся заключения, изменения и расторжения договоров.
§ 5. КОМПЕНСАЦИОННЫЕ СОГЛАШЕНИЯ
В области торгово-экономических отношений СССР с промышленно развитыми государствами Запада в 70— 80-х годах особое значение приобрели так называемые компенсационные соглашения. На основе этих соглашений осуществлялась реализация крупномасштабных проектов в таких областях, как газовая и нефтяная промышленность, металлургия, химия и нефтехимия, разработка полезных ископаемых. Компенсационные соглашения отличаются от «классических» компенсационных сделок купли-продажи товаров, под которыми понимаются сделки между одним и тем же продавцом и покупателем, предусматривающие взаимные поставки това- . ров на равную стоимость. •;
Под компенсационным соглашением долгосрочного действия о реализации крупномасштабных проектов понимаются соглашения на крупные суммы, заключае-
224

мые на длительные сроки с фирмой или группой фирм о закупке, как правило, на условиях предоставления долгосрочного кредита (банковского и фирменного) машин, оборудования, лицензий, материалов и других товаров. Эти машины и иные объекты должны использоваться для строительства соответствующего нового предприятия, полностью принадлежащего нашему государству, или же для разработки природных ископаемых с погашением кредита поставками части продукции, изготовляемой или добываемой на таких предприятиях, с возможностью, однако, поставок подобной или иной продукции с других предприятий, если это вызывается специфическим характером соглашения или необходимостью обеспечения наиболее выгодных условий для погашения кредита.
Компенсационные соглашения имеют гражданско-правовой характер и относятся к сфере международного частного права, несмотря на то что они тесно связаны с соответствующими межправительственными соглашениями.
Практика заключения таких соглашений выработала определенную систему договорных связей. Основным правовым документом являются генеральные соглашения, которые подразделяются на две группы. Генеральные соглашения первой группы заключались с советской стороны Министерством внешних экономических связей СССР, отраслевым министерством или иным органом государственного управления; генеральные соглашения второй группы заключались внешнеэкономическим объединением, действующим как от своего имени, так и по уполномочию ряда других всесоюзных объединений.
Генеральные соглашения определяли основные цели и задачи сотрудничества сторон и предусматривали пути реализации такого сотрудничества. Соглашения носили организующий и координирующий характер. Конкретных обязательств сторон по поставкам оборудования они не содержали. Они предусматривались в контрактах, которые заключались для их исполнения соответствующими советскими и иностранными организациями и фирмами.
Вместе с тем в генеральных соглашениях имелись и такие положения, которые впоследствии целиком вос-

8 Зап. № 239
225


производились в контрактах (например, о переуступке прав, об арбитраже, о форс-мажоре) или являлись основой для фиксации соответствующих положении в контрактах (например, принцип определения цен, количества и сроков поставок продукции).
Таким образом, взаимосвязь отношений между государствами и отношений между организациями и фирмами государств при заключении компенсационных соглашении проявлялась, с одной стороны, в том, что правовая основа для компенсационных соглашений создавалась путем заключения межправительственных соглашений, а с другой— в применении метода одобрения соглашений правительствами. Вся система компенсационных соглашений, содержание как генеральных соглашений, так и отдельных контрактов (на поставку оборудования, материалов и т. п.) были выработаны практикой сотрудничества.
§ 6. КОНТРАКТЫ ПО ОКАЗАНИЮ ТЕХНИЧЕСКОГО СОДЕЙСТВИЯ И СТРОИТЕЛЬСТВУ ПРЕДПРИЯТИЙ
При оказании технического содействия в строительстве предприятий и иных объектов за рубежом, выполнении изыскательских, геологоразведочных и иных работ применяется договор подряда. Подрядные договоры (т. е.. договоры о выполнении определенных работ), заключаемые внешнеторговыми организациями с иностранными контрагентами, предусматривают производство либо отдельных видов, либо целого комплекса работ, например связанных с сооружением за границей промышленных объектов. Так же как при поставке товаров» для возникновения подрядных отношений важное значение имеют межгосударственные соглашения, в данном случае соглашения об экономическом и научно-техническом сотрудничестве. При оказании технического содействия во взаимоотношениях государств-контрагентов особенно четко выявляется тесная связь международно-правовых отношений с гражданско-правовыми отношениями с иностранным элементом, поскольку положения межгосударственных соглашений (а также протоколов,
226

писем государственных органов) во многом предопределяют юридическое содержание договоров (контрактов), заключаемых на их основе. Однако эта тесная связь не должна вести к смешению обязательств участников каждого вида правоотношений.
Подрядные договоры (контракты), заключаемые внешнеторговыми организациями с организациями и фирмами других стран, в зависимости от характера работ могут быть различных видов: договоры о проведении изыскательских и геологоразведочных работ; договоры о проведении проектных работ; договоры о выполнении монтажных работ; договоры о строительных работах; договоры о техническом обслуживании машин и оборудования и др.
При выполнении строительных работ с участием российских организаций могут возникать правоотношения двоякого рода. При одном виде правоотношений строительные работы осуществляются организациями и фирмами страны, которой оказывается техническое содействие. Объединение (как подрядчик) выполняет по договору с иностранными фирмами и организациями (заказчиком) отдельные виды работ по строительству.
В другом виде правоотношений объединение принимает на себя строительство предприятия или сооружение объекта в целом^ вплоть до ввода его в эксплуатацию. Такое выполнение работ называют строительством «под ключ». Эти работы объединение может осуществлять от своего имени, привлекая для этого российские строительные организации. В качестве субподрядчиков оно вправе привлекать и местные организации, а также, с соблюдением законодательства страны-заказчика, контрагентов из третьих стран.
В тех случаях, когда в конкретном контракте какие-либо правоотношения не ретулируются, мог бы возникнуть коллизионный вопрос. Однако на практике коллизионные проблемы не возникали в силу тесной взаимосвязанности, существующей между фажданско-право-вьгми отношениями и отношениями между государствами. Споры или разногласия обычно разрешаются на межгосударственном уровне, то есть без обращения к арбитражу.

8*
227


§ 7. КОНЦЕССИОННЫЕ И ИНЫЕ СОГЛАШЕНИЯ
Особое место в системе договоров занимают концессионные и аналогичные им соглашения. В России, Кыргызстане, а также в Венгрии (1991 г.), Великобритании, Норвегии и в некоторых других государствах порядок заключения и условия таких договоров регулируются в законодательном порядке.
В Кыргызстане Закон о концессиях и иностранных концессионных предприятиях был принят 31 марта 1992 г.
Согласно положениям российского законодательства и практике его применения, государство предоставляет по таким соглашениям иностранным инвесторам права либо на поиск и освоение возобновляемых и невозобновляемых природных ресурсов на территории России, либо на ведение отдельных видов хозяйственной деятельности, являющихся монополией государства, либо на долгосрочную аренду имущества, являющегося государственной собственностью, но не переданного в полное хозяйственное ведение или оперативное управление предприятиям, учреждениям и организациям Российской Федерации (ст. 40 Закона об иностранных инвестициях в РСФСР от 4 июля 1991 г.).
Под концессионным договором понимается договор, в соответствии с которым государство на возмездной и срочной основе предоставляет иностранному инвестору исключительное право на осуществление такой деятель ности и передает иностранному инвестору право собственности на продукцию или доход, полученный в результате такой деятельности.
Под соглашением о разделе продукции понимается договор, в соответствии с которым государство на возмездной и срочной основе предоставляет иностранному инвестору также исключительное право на осуществление такой деятельности. Однако, в отличие от концессионного договора, продукция, полученная в результате осуществления такой деятельности, распределяется между государством и иностранным инвестором на условиях, установленных соглашением.
Под сервисным соглашением с риском и без риска понимается договор, в соответствии с которым государство предоставляет иностранному инвестору на срочной
228

основе право на осуществление конкретных видов работ и услуг, предусмотренных соглашением. При этом продукция, полученная в результате осуществления таких работ и услуг, остается в собственности государства.
Срок действия концессионного договора определяется в зависимости от характера и условий концессии, но не может быть более 50 лет.
Одностороннее изменение условий концессионного договора не допускается, если иное не оговорено в договоре.
Концессионные договоры могут содержать изъятия из действующего на территории РСФСР законодательства. В этом случае они подлежат утверждению Верховным Советом РСФСР (ст. 40 Закона об иностранных инвестициях в РСФСР).
В законодательстве об иностранных инвестициях России проводится различие между правовым регулированием концессионных договоров и правовым регулированием других видов инвестиционной деятельности, в том числе и связанных с созданием совместных предприятий.
§ 8. ДОГОВОРЫ В ОБЛАСТИ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА
Особой сферой применения договорной формы в сотрудничестве между отечественными организациями и организациями и фирмами других стран является область научно-технического сотрудничества. В этой сфере применяются договоры о передаче результатов научно-технических работ, договоры о выполнении работ организацией или фирмой одной страны по заданию организации другой страны и договоры о совместном проведении конструкторских и научно-исследовательских работ.
Предметом договоров о научной кооперации является проведение на началах кооперации научно-исследовательских, проектно-конструкторских и экспериментальных работ, цель которых, в частности, состоит в расширении научных знаний, создании образцов новых изделий, материалов, оборудования или разработке технологических процессов.
229

В договорах определяются права и обязанности сторон, решаются вопросы финансирования (раздельного или совместного), вопросы использования результатов работ, правовой охраны изобретений, материальной ответственности сторон и др.
В договоре или рабочем плане, прилагаемом к договору и являющемся его неотъемлемой частью, определяются этапы, промежуточные и окончательные сроки выполнения работ, заканчивающиеся передачей результатов, полученных в ходе исследований. В договоре предусматривается, что опубликование сведений о результатах работ, проводимых на основе договора, может производиться только по договоренности между сторонами в каждом конкретном случае.
В договоре определяются условия использования результатов работ сторонами. Так, при совместной финансировании результаты работы принадлежат сторонам совместно. Они имеют право самостоятельно ими распоряжаться в целях использования на территории своих стран. Для передачи результатов в третьи страны требуется согласие обеих сторон.
КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПО ТЕМЕ:
1. Что понимается под внешнеэкономическими сделками?
2. Какие правила установлены в действующем законодательстве в отношении формы внешнеторговой сделки?
3. Каково содержание принципа автономии воли сторон?
4. Каковы правила российского законодательства в отношении применения права по вопросам содержания внешнеторговых сделок?
5. Каково содержание Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года?

ГЛАВА 9
МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПЕРЕВОЗКИ ГРУЗОВ И ПАССАЖИРОВ
§ 1. Понятие международных перевозок. § 2. Международные железнодорожные перевозки. § 3. Международные автомобилные перевозки. § 4. Международные воздушные перевозки. { 5. Международные морские перевозки
ЛИТЕРАТУРА
Лунц Л. А. Курс международного частного права. Особенная часть.— С. 237—327; Лунц Л. А, Марышева И. И., Садиков О. И. Международное частное права— С. 179—198; Садиков О. Н. Правовое регулирование международных перевозок.— М., 1981; Садиков О. И. Реформа Бернских конвенций о железнодорожных перевозках//Внешняя торговля.— 1982.— № 4.— С. 26—28; Курс воздушного права.— В 2-х тт.— Т. 2.— М., 1981; Малеев Ю. Н. Международное воздушное право: вопросы теории и практики.— М., 1986; Гуреев С. А. Коллизионные проблемы морского права.— М., 1972; Маковский Л. Л. Международное частное морское право.— М., 1974; Иванов Г. Г., Маковский А. Л. Международное частное морское право.— Л., 1984.
§ 1. ПОНЯТИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПЕРЕВОЗОК
Перевозки трузов и пассажиров осуществляются железнодорожным, автомобильным, воздушным и морским транспортом. Под международной перевозкой понимается перевозка грузов и пассажиров между двумя и более государствами, выполняемая на условиях, которые установлены заключенными этими государствами международными соглашениями. Характерной особенностью правового ре1улирования в этой сфере является то, что основные вопросы перевозок решаются в международных соглашениях (транспортных конвенциях), содержащих унифицированные нормы, единообразно определяющие условия международных перевозок грузов и пасса-
231

жиров. Обычно такие соглашения содержат требования к перевозочной документации, определяют порядок приема груза к перевозке и выдаче его в пункте назначения, условия ответственности перевозчика, процедуру предъявления к перевозчику претензий и исков. При отсутствии единообразных материально-правовых норм обращаются к нормам национального права в соответствии с коллизионными нормами транспортных конвенций или национального законодательства. Особенность договора международной перевозки заключается в том, что в ходе его исполнения соответствующие материально-правовые нормы применяются на основании различных коллизионных принципов. Так, при отправлении груза руководствуются законом страны отправления, при выдаче груза в конечном пункте — законом страны назначения. В других случаях применяется закон перевозчика или же закон страны суда. Подлежащее применению к международной перевозке право может быть указано в транспортном документе, выданном перевозчиком.
Определенной спецификой отличаются перевозки грузов в смешанном (например, железнодорожно-вод-ном) сообщении, перевозки транзитных грузов через территорию РФ, а также контейнерные перевозки.
§ 2. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЕ ПЕРЕВОЗКИ
В течение длительного времени наиболее важными соглашениями в области железнодорожного транспорта были Бернские конвенции о железнодорожных перевозках грузов и пассажиров [сокращенно — МГК (или СИМ) и МПК <или СИВ) ]. В 'них участвуют 33 государства (большинство стран Европы, а также ряд стран Азии и Северной Африки). В 1966 году было заключено Дополнительное соглашение к МПК об ответственности железных дорог при перевозках пассажиров. В 1980 году на конференции по пересмотру Бернских конвенций было принято новое Соглашение о международных железнодорожных перевозках (КОТИФ).
КОТИФ объединяет международно-правовые нормы Бернских конвенций и Дополнительного соглашения 1966 года в едином основном соглашении, к которому
232

имеются два приложения (А и В), содержащие нормы гражданско-правового характера об условиях международных железнодорожных перевозок. Приложение А» определяющее условия перевозок пассажиров, получило наименование Единые правила МПК. Приложение В содержит условия перевозок грузов, оно названо Единые правила МГК.
Единые правила МГК действуют только в отношении перевозок по определенным железнодорожным линиям, перечень которых устанавливают участники соглашения. Ставки провозных платежей определяются национальными и международными тарифами. Предусмотрены предельные сроки доставки грузов.' Так, по правилам КОТИФ общие сроки доставки грузов составляют для грузов большой скорости 400 км, а для грузов малой скорости — 300 км в сутки. Вместе с тем за железными дорогами сохранено право устанавливать для отдельных сообщений специальные сроки доставки, а также устанавливать дополнительные сроки при возникновении существенных затруднений в перевозках и других особых обстоятельств.
Предельный размер ответственности железных дорог в случае несохранности перевозимых грузов в КОТИФ определен в расчетных единицах Международного валютного фонда—СПЗ (17 СПЗ, или 51 старый золотой франк за 1 кг веса брутто).
Правила КОТИФ предусматривают, что причиненные просрочкой в доставке убытки возмещаются грузовладельцу в пределах трехкратных провозных платежей.
Хотя СССР не являлся участником Бернских конвенций и КОТИФ, их положения, служебные инструкции и другие нормативные документы применялись и продолжают применяться при перевозках наших внешнеторговых грузов в страны Западной Европы и из этих стран в Россию.
Социалистическими странами Европы и Азии были заключены две многосторонние транспортные конвенции:
Соглашение о международном грузовом сообщении (СМГС) и Соглашение о международном пассажирском сообщении (СМПС). В дополнение к этим соглашениям принимались различные тарифы и правила (см. гл. 2).
Заключение договора международной перевозки грузов оформляется составлением накладной по предписан-
233

ной СМГС форме, а грузоотправитель получает дубликат накладной. Сроки доставки груза определены в СМГС. Провозные платежи на дорогах стран отправления и назначения уплачиваются по внутренним тарифам, а при следовании по дорогам транзита — по транзитным тарифам, дополняющим СМГС.
Согласно ст. 22 § 2 СМГС, ответственность железных дорог за несохранность груза наступает при наличии вины перевозчика, которую в ряде случаев должен доказать грузовладелец. В отличие от МГК, максимум ответственности в СМГС не установлен, и возмещение выплачивается перевозчиком в пределах действительной стоимости груза, указанной в счете поставщика, или объявленной его ценности, если это было сделано. Несохранность груза должна быть подтверждена коммерческим актом. При просрочке в доставке железная дорога уплачивает щтраф в определенном проценте от провозной платы.
Иски к железным дорогам предъявляются в суде, причем предварительно перевозчику должна быть направлена претензия. Для предъявления претензий и исков действует девятимесячный срок, а по требованиям о просрочке в доставке груза — двухмесячный. Железная дорога должна рассмотреть претензию в 180 дней, и на это время течение срока давности приостанавливается.
Ответственность железных дорог за несохранность и просрочку доставки багажа аналогична условиям перевозок грузов по СМГС, однако был установлен определенный предел ответственности перевозчика. Забота о сохранности ручной клади лежит на пассажире. Для требований к перевозчику установлено обязательное претен-зионное производство, а срок заявления претензий и исков составляет б месяцев.
В СМПС есть ряд коллизионных норм. Общая коллизионная норма установлена в ст. 46 и соответствует ст. 35 СМГС. Из этой коллизионной нормы следует, что ответственность железной дороги за причинение вреда здоровью пассажира должна определяться согласно законодательству той страны, где имел место несчастный случай, поскольку в СМПС унифицированных материальных норм по данному вопросу нет.
СССР заключил двусторонние соглашения о международном железнодорожном грузовом и пассажирском
234

сообщении с пограничными странами — Финляндией, Ираном и Турцией, а по грузам — также с Австрией. Для России сохранило силу соглашение с Финляндией. Эти соглашения отражают общепринятую практику международных перевозок и в ряде вопросов учитывают правила перевозок, выработанные в рамках Бернских конвенций (МГК и МПК).
В ходе сотрудничества в области железнодорожного транспорта стран, входивших ранее в СССР, был заключен ряд соглашений. Отметим, в частности. Соглашение о разделении инвентарных парков грузовых вагонов и контейнеров бывшего МПС СССР и их дальнейшем совместном использовании от 22 января 1993 г. и Соглашение о совместном использовании грузовых вагонов и контейнеров от 12 марта 1993 г. Эти соглашения были заключены участниками СНГ, Азербайджаном, Грузией, Латвией, Литвой и Эстонией.
§ 3. МЕЖДУНАРОДНЫЕ АВТОМОБИЛЬНЫЕ ПЕРЕВОЗКИ
Правила дорожного движения установлены Конвенцией о дорожном движении и Протоколом о дорожных знаках и сигналах от 19 сентября 1949 г. (действует редакция 1968 г., вступившая в силу в 1977 г.). РФ участвует в этих соглашениях. Действует также Таможенная конвенция о международных перевозках грузов 1959 года (в 1978 г. вступила в силу новая редакция). РФ—ее участник,
Условия договора международной автомобильной перевозки грузов между европейскими странами определяются Конвенцией о договоре международной дорожной перевозки грузов (сокращенно — ЦМР) от 19 мая 1956 г. В конвенции участвует большинство европейских государств. СССР присоединился к ней в 1983 году, и с 1 августа 1986 г. перевозки грузов советским автомобильным транспортом регулируются этой конвенцией. Конвенция определяет основные права и обязанности грузовладельца и перевозчика при автомобильной перевозке, порядок приема груза к перевозке и выдачи его в пункте назначения. Установлен также предел ответственности перевозчика при несохранностн груза —
235

25 золотых франков за 1 кг веса брутто. Конвенция действует для РФ.
При автомобильных перевозках существенное значение имеет создание гарантий при причинении вреда третьим лицам автотранспортными средствами — источником повышенной опасности. Это достигается посредством введения обязательного страхования гражданской ответственности, что предусматривается как внутренним законодательством, так и рядом международных соглашений. Так, в заключенных с рядом^стран двусторонних соглашениях об организации автомобильного сообщения предусматривается обязательное страхование гражданской ответственности при международных автомобильных перевозках.
§ 4. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ВОЗДУШНЫЕ ПЕРЕВОЗКИ
Условия воздушных перевозок пассажиров и грузов определяются Варшавской конвенцией для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, 1929 года. Она дополнена Гаагским протоколом 1933 года. В конвенции участвует более 100 государств, большинство из которых ратифицировало также Гаагский протокол. СССР — участник конвенции (с 1934 г.) и протокола (с 1957 г.). Конвенция и протокол действуют для РФ. Действие Варшавской конвенции распространяется на воздушные перевозки между участвующими в ней странами, а также на перевозки, когда место отправления и место назначения находятся на территории одного и того же государства-участника, а остановка предусмотрена на территории другого государства, хотя бы и не участвующего в конвенции. В конвенции определены основные требования к перевозочным документам, права отправителя на распоряжение грузом в пути следования, порядок выдачи груза в пункте назначения, ответственность перевозчика перед пассажирами и грузовладельцем.
Согласно Варшавской конвенции, ответственность перевозчика основана на вине, которая презюмируется, то есть, иными словами, ответственность наступает независимо от доказательства вины перевозчика. Предел ответственности перед каждым пассажиром^.составляет
236

250 тыс. французских золотых франков (франк содержанием 65,5 мг золота пробы девятьсот тысячных), за каждый килограмм багажа и груза — 250 тыс. франков, в отношении ручной клади — 5 тыс. франков. Эти пределы могут быть повышены авиакомпаниями. При перевозках в США ответственность ограничивается доказанным ущербом, но не должна превышать 75 тыс. долл. США.
Поскольку Варшавская конвенция оставила открытыми вопросы о порядке определения размера возмещения (в пределах установленного его максимума) и о круге лиц, имеющих право на возмещение в случае гибели пассажиров, они решаются в судах каждого государства в соответствии с национальным законодательством и сложившейся в данном государстве практикой. Эти вопросы могут решаться на основании закона суда, закона перевозчика, закона места заключения договора перевозки. При рассмотрении исков граждан и их иждивенцев в российских судах применяется закон суда, то есть суды руководствуются гл. 19 Основ гражданского законодательства и соответствующими статьями ГК РФ о деликт-ной ответственности.
§ 5. МЕЖДУНАРОДНЫЕ МОРСКИЕ ПЕРЕВОЗКИ
Наиболее сложные правовые вопросы возникают при международных морских перевозках. Это объясняется как разнообразием самих отношений в данной области (предметом регулирования), так и различным характером источников правового регулирования (наряду с нормами конвенций и внутреннего законодательства широко используются морские обычаи, как национальные, так и международные; см. гл. 2).
В законодательстве многих государств обычно не содержится коллизионных норм, предусматривающих, право какой страны подлежит применению к отношениям по морской перевозке грузов. Эти вопросы решаются судебной практикой. В судах Великобритании и Франции (в соответствии с французским законодательством) применяется закон флага судна, а в судах ФРГ предпочтение отдается закону места назначения груза. Согласно Закону Польши применяется закон, избранный
237

сторонами. При отсутствии выбора к договору перевозки применяется закон места нахождения перевозчика. По Кодексу торгового мореплавания СССР 1968 года (КТМ СССР) права и обязанности сторон по договору морской перевозки грузов, договору морской перевозки пассажиров, а также по договорам фрахтования на время, морской буксировки и морского страхования определяются по закону места заключения договора, если иное »е--установлено соглашением сторон. Место заключения договора определяется по праву РФ.
Морские перевозки грузов могут осуществляться на различных условиях. Если такая перевозка осуществляется без предоставления морским перевозчиком всего судна или его части, то отношения между участниками перевозки оформляются коносаментом. В 1924 году в Брюсселе была заключена Конвенция об унихрикащш некоторых правил о коносаменте. Хотя СССР и не являлся участником этой конвенции, ее основные положения были отражены в КТМ СССР. Конвенция определяет правовое значение реквизитов коносамента, условия ответственности перевозчика и порядок предъявления к нему претензий. Установлен принцип ответственности морского перевозчика за вину. Однако перевозчик не несет ответственности за так называемую «навигационную ошибку» (ошибка капитана, матроса, лоцмана в судовождении или управлении судном).
В марте 1978 года на конференции в Гамбурге была принята Конвенция ООН о морской перевозке грузов, призванная заменить конвенцию 1924 года. Новая конвенция имеет более широкую сферу действия (распространяется на перевозки животных и палубных грузов) и предусматривает ряд важных нововведений. В частности, ею отменено правило, освобождающее морского перевозчика от ответственности при навигационной ошибке, несколько повышен предел его ответственности за сохранность груза, более подробно определен порядок заявления требований к перевозчику (срок исковой давности— 2 года). Конвенция 1978 года в силу пока не вступила.
Наиболее прогрессивной формой доставки грузов морем являются регулярные, или линейные, перевозки, которые обычно осуществляются на основании соглашений об организации постоянных морских линий. Такие'
238

соглашения могут быть межгосударственными, однако чаще они заключаются заинтересованными судовладельческими компаниями. В соглашениях о линии фиксируются основные условия эксплуатации соответствующих линий, а условия морских линейных перевозок определяются в линейных коносаментах, правилах и тарифах соответствующих судовладельческих компаний. Условия линейных перевозок имеют некоторые транспортно-правовые особенности, однако специфические коллизионные вопросы в этой области, как правило, не возникают.
Большинство морских линий эксплуатируется в настоящее время в рамках соглашений между крупными судовладельческими компаниями, образующими таким путем группы перевозчиков, получившие название линейных конференций. Решающее влияние имеют в них компании ведущих государств, которые стремятся обеспечить себе максимальные экономические выгоды путем установления высоких фрахтовых ставок и других льготных условий.
В целях устранения дискриминационных элементов в деятельности линейных конференций в рамках ООН по инициативе развивающихся стран в 1974 году было заключено важное международное соглашение — Конвенция о Кодексе поведения линейных конференций. Конвенция содержит ряд положений, направленных на введение работы линейных конференций в определенные рамки, исключающие дискриминацию и создающие баланс интересов перевозчика и грузовладельцев. СССР ратифицировал конвенцию в 1979 году. Она вступила в силу в октябре 1983 года.
Пассажирские перевозки морем стали за последние годы предметом ряда международных соглашений, последнее из которых —. Афинская конвенция о перевозках морем пассажиров и их багажа от 13 декабря 1974 г. СССР присоединился к этой конвенции в 1983 году. Конвенция восприняла большинство ранее выработанных международно-правовых норм о морских пассажирских перевозках: принцип ответственности за вину, ограничение предела ответственности перевозчика (при причинении вреда здоровью пассажиров — 700 тыс. франков), срок исковой давности — 2 года.
Морские перевозки могут также осуществляться по чартеру. В этом случае для перевозки груза предостав-
239

ляются все судно, его часть или определенные помещения. Обычно на практике применяются проформы чартерен, разработанные международными морскими организациями, а также национальными объединениями судовладельцев. Чартеры разрабатываются по видам гру-зсв (угольные, нефтяные, лесные и т. д.), благодаря чему учитывается специфика перевозки отдельных грузов. По своему содержанию морской чартер представ-" ляет собой сложный договор, в который включается до 60 различных условий (предоставление груза, порядок его подачи, расчеты по фрахту и т. д.). В отношении ответственности обычно делается ссылка на условия Конвенции об унификации некоторых правил о коносаменте. Условия проформ чартера могут изменяться и дополняться сторонами, в частности, посредством включения оговорок.
КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПО ТЕМЕ;
1. Что понимается под международной перевозкой?
2. Какие установлены пределы ответственности перевозчика по различным видам перевозок?
3. В чем специфика морских перевозок по чартеру?

ГЛАВА 10
МЕЖДУНАРОДНЫЕ КРЕДИТНЫЕ И РАСЧЕТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
§ 1. Валютное законодательство РФ и международные соглашения. § 2. Международные расчеты и кредитование во взаимоотношениях российских организаций с фирмами и организациями иностранных государств. § 3. Международные неторговые расчеты
ЛИТЕРАТУРА
Лунц Л. А. Курс международного частного права. Особенная часть.— С. 328—355; Лунц Л. А., Марышева Н. И., Садиков О. Н. Международное частное право.— С. 198—213; Альтшулер А. Б. Сотрудничество социалистических государств: расчеты, кредиты, право.— М., 1973; Альтшулер А. Б. Восток,— Запад: валютно-кредитные отношения.— М., 1979; Альтшулер А. Б. Международное валютное право.—М., 1984; Белов А. П. Способы обеспечения исполнения обязательств во внешнеторговых сделках.— М., 1992; Гражданское и торговое право капиталистических государств.— 3-е изд./Под ред. Е. А. Васильева.—М., 1993.—С. 410—426.
§ 1. ВАЛЮТНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РФ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ СОГЛАШЕНИЯ
1. Основным законодательным актом в области валютных операций является Закон Российской Федерации о валютном регулировании и валютном контроле от 9 октября 1992 г. Он определяет принципы осуществления валютных операций в Российской Федерации, полномочия и функции органов валютного регулирования и валютного контроля, права и обязанности юридических и физических лиц в отношении владения, пользования и распоряжения валютными ценностями, ответственность за нарушение валютного законодательства.
Под валютными операциями понимаются:
241

а) операции, связанные с переходом права собственности и иных прав на валютные ценности, в том числе операции, связанные с использованием в качестве средства платежа иностранной валюты и платежных документов в иностранной валюте;
б) ввоз и пересылка в Российскую Федерацию, а также вывоз и пересылка из Российской Федерации валютных ценностей;
в) осуществление международных денежных переводов.
Основным органом валютного ре1улирования в России является Центральный банк Российской Федерации. Этот банк определяет сферу и порядок обращения в Российской Федерации иностранной валюты и ценных бумаг в иностранной валюте. Он издает нормативные акты, обязательные к исполнению в Российской Федерации резидентами и нерезидентами. В валютном законодательстве под «резидентами» понимаются прежде всего физические лица, имеющие постоянное место жительства в России, и юридические лица, созданные в соответствии с законодательством России и имеющие местонахождение в России, а под «нерезидентами» — физические лица с постоянным местом жительства за пределами России и юридические лица, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств и с местом нахождения за пределами России.
Банк проводит все виды валютных операций и устанавливает правила проведения резидентами и нерезидентами в Российской Федерации операций с иностранной валютой и ценными бумагами в иностранной валюте, а также правила проведения нерезидентами в Российской Федерации операций с валютой Российской Федерации и ценными бумагами в валюте Российской Федерации.
Россия участвует в большом числе соглашений по вопросам международных расчетов и кредитных отношений.
В двусторонних торговых и платежных соглашениях, заключенных РФ с иностранными государствами, содержатся положения о расчетах и кредитовании.
Под расчетными отношениями понимаются прежде всего платежи по внешнеторговым и иным внешнеэкономическим операциям (о неторговых платежах см. § 3). Под кредитными отношениями понимаются отношения
242

сторон, при которых кредитор обязуется передать в пользование заемщику (должнику) валютные ценности, а заемщик (должник) обязуется возвратить их или предоставить кредитору соответствующую компенсацию, как правило, с уплатой процентов в сроки и на условиях, предусмотренных соглашением сторон. Эти отношения возникают либо на основе межгосударственного соглашения, либо на основе гражданско-правовой сделки.
В обслуживании внешнеэкономической деятельности особую роль играют банки.
Для обеспечения бесперебойности расчетов, поддержания необходимой ликвидности, регулирования структуры валютной кассы и кредитного портфеля, покрытия потребностей внешнеэкономического оборота страны в кредитных ресурсах Внешэкономбанк РФ проводит соответствующие операция на международных валютных и кредитных рынках. Внешэкономбанк осуществляет кредитование в иностранной валюте участников виешнеэко-номичесхих связей, по их поручению или по поручению других специализированных банков выполняет платежи за границу.
В обслуживании внешнеэкономической деятельности помимо Внешэкономбанка принимают участие и другие коммерческие банки. В их задачу входят кредитование и финансирование затрат, связанных с внешнеэкономической деятельностью их клиентов, осуществление расчетов по прямым связям с иностранными партнерами, а также осуществление неторговых операций по обслуживанию российских и иностранных граждан. Последняя функция во многом относится и к сфере деятельности Сберегательного банка России.
Для создания банков с иностранным участием требуется получение лицензии (разрешения) Центрального банка России.
Под банками с иностранным участием понимаются, во-первых, банки, уставный капитал которых формируется за счет средств резидентов — российских юридических и физических лиц, и, во-вторых, банки, уставный капитал которых формируется за счет средств нерезидентов — иностранных юридических и физических лиц. По правилам, предусматривающим Условия открытия банков с участием иностранных инвестиций на территории Российской Федерации от 8 апреля 1993 г. Центральный
243

банк прекращает предоставление лицензий на совершение банковских операций с участием иностранных инвестиций, если превышен определенный лимит. На 1993 г. был установлен лимит участия иностранного капитала в банковской системе страны в размере 12%.
В ходе реформы внешнеэкономических связей перед банками РФ открылось широкое поле деятельности. В сфере внешнеэкономических связей стали проводиться такие финансовые операции, как покупка акций, облигаций и других ценных бумаг, их выпуск и размещение. Клиентам предлагаются новые виды услуг, как, например, страхование валютных рисков по экспортно-импортным операциям.
Одно перечисление видов деятельности банков показывает все многообразие и сложность расчетных и кредитных отношений, субъектами которых могут быть и непосредственно государства, и государственные банки, и коммерческие банки, и международные банки и предприятия, и отдельные граждане. А. Б. Альтшулер отмечал комплексный характер валютных отношений, неоднородность субъектов этих отношений, своеобразное сочетание в рассматриваемой области организационных и имущественных отношений.
§ 2. МЕЖДУНАРОДНЫЕ РАСЧЕТЫ И КРЕДИТОВАНИЕ ВО ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ РОССИЙСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ С ФИРМАМИ И ОРГАНИЗАЦИЯМИ ИНОСТРАННЫХ ГОСУДАРСТВ
1. Межправительственные, платежные соглашения обычно предусматривают осуществление расчетов российских организаций с зарубежными фирмами в свободно конвертируемой валюте. Форма расчетов указывается в заключаемых внешнеторговых сделках. Расчеты осуществляются посредством аккредитива и в порядке инкассо. Аккредитив — это поручение банку произвести платежи за счет специально выделенных для этого сумм против предусмотренных документов. Международная торговая палата разработала Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов (действуют в редакции 1983 г.). При другой форме расчетов—
244

в порядке инкассо — управомоченная на получение платежа организация дает обслуживающему ее банку инкассовое поручение, с тем чтобы банк через своего иностранного корреспондента получил причитающийся платеж или акцепт векселя или иного платежного документа. При такой форме расчетов применяются Унифицированные правила по инкассо, разработанные Международной торговой палатой (действуют в редакции 1978 г.). Оба эти документа носят рекомендательный характер.
2. Широкое распространение в области кредитно-расчетных -отношений получили такие ценные бумаги, как вексель и чек. Векселями оформляются задолженность импортера при коммерческом кредите и отношения между банками при предоставлении банковских кредитов. Различают два вида векселей: простые и переводные. Широкое распространение получили переводные векселя, выставляемые импортером товара на банк и ин-дентованные последним (тем самым банк принимает на себя безусловное обязательство платежа). Такие векселя выполняют роль международного платежного средства. Форма векселя определяется законом страны, где он выставлен (выписан).
В 1930 году на Женевской конференции были приняты конвенции об унификации вексельного права, согласно которым государства, присоединившиеся к ним, обязались на своей национальной территории в качестве национального ввести Единообразный вексельный закон (ЕВЗ). Кроме того, в 1930 году была также заключена Женевская конвенция о решении коллизионных вопросов о переводном и простом векселях. СССР присоединился к этим конвенциям в 1936 году. В связи с этим было утверждено Положение о переводном и простом векселях от 7 августа 1937 г. Это Положение 1937 года до принятия вексельного законодательства применяется в России (постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 24 июня 1991 г.).
В 1931 году была принята Женевская чековая конвенция, приложением к которой является Единообразный чековый закон (ЕЧЗ). В 1988 году была принята конвенция ЮНСИТРАЛ о международных чеках.
В Положении о чеках, утвержденном постановлением Верховного Совета РФ от 13 февраля 1992 г., содер-
245

жится ряд правил, относящихся к области международного частного права (ст. 32). Так, чеки, подлежащие оплате в РФ, должны удовлетворять тербованиям российского права. Точно так же выданный в России чек, подлежащий оплате за рубежом, должен отвечать требованиям права страны места платежа.
3. Кредитные отношения отличаются большим многообразием. При так называемом коммерческом (фирменном) кредите экспортер предоставляет кредит импортеру в виде продажи товара с отсрочкой платежа.
Банковский кредит в виде денежных средств предоставляется банками в различных формах. Его предоставление может быть связано с конкретной внешнеторговой сделкой. Так называемые денежные кредиты не увязываются с заключением конкретной сделки, средства по такой кредитной операции используются по усмотрению заемщика (должника). Своеобразную форму кредитования во внешнеэкономической сфере представляют собой кредиты международных банковских консорциумов. На стороне кредиторов выступает большая группа банковских учреждений различных стран. Использование такой формы дает возможность мобилизовать значительные валютные средства путем привлечения их от большого числа банков разных стран и предоставления непосредственно консорциумом таким образом консолидированной суммы заемщику в порядке и на условиях, согласованных между банками — участниками консорци- ' ума и заемщиком.
' Недостаточная в целом, регламентация в национальном законодательстве и отсутствие международных договоров, ре1улирующих рассматриваемую форму кредитования, побуждают ее участников достичь максимально полной договоренности по всему комплексу вопросов, связанных с кредитованием. Такая договоренность офор- ' мляется соглашением, заключаемым между группой бан- , ков-кредиторов, с одной стороны, и заемщиком — с дру- ^ гой. . ,:'•
В соглашении получает юридическое закрепление ряд важных положений: I) достигнутая договоренность между банками (кредиторами) о создании международного банковского консорциума; 2) договоренность указанных банков и заемщика: а) о содержании прав и обязательств, с одной стороны, во взаимоотношениях между органа-,
246

.яеД^^Р0** и wyra-а — яеДУ0"1*1 *^ *яУ этими банка-
эдтором к0"00!"^3,^а^1"" ^^я- с ЯРУ"^ в0 ЙТбаякамя-кре^^ в ^^^рами и заемщи-
^ » связи с их У^ти^ кре^ ^й операции маимоотношениях между ^д^ ^ участия в
SS б) о конкре^ вал^8 ^^^я ставка-^
S^-^o^^
„яты проЦв1"'0* .^„ яашении показы-^р^ешенк<сп^ ^^ додержат чрез-
^нализ Усл^^^ного т<^^ случаях
„явт что, хо^ ^^^пжяо сказать уа драв и обяза-25айв?подробяу^,^°у^гламента^ ^^.
^змерно казуистиче^ю^ согяа^^яо^мерикан-
2Sc"'^"^Йемы* » ^"Й ^йее ^'яншя ".„a осяове ^^фор»<>» тем "кмяей и учитываю-
ско^ ПР^ "P^SeS^eo6ьeS?S^ произойти ^.ламентация "е^^^м». KOTOIЙoэ*o>»У в ~"аше-щрй лк>6ые »°змо^ ^г^ения^1°^^е о <приме-
„пооцессе Р®^"3^» спей*2""'1106^^* ""Р** 01фе-"Уобычво вкл^^^с^ме.пР^х случаях бу-
SCMOM праве», ^от^^ «^сЙ?» D0 дайному Ценной ^Раны,«^^^щени^^ачестве придут peiy^P^^LSlea^ ПPaктtЙ^тcя, например,
^^s^^^s-
So^^^S^0^- в ием
„pS^ "P3^- ^ЕТОРГОР^ РАСЧЕТЫ
s 3. МБЖДУН^0^ „ясч^^ относятся ,м нетор^®™* ^ьств за рубежом:
К ме^ДУнароД""^ представ^ пенсионных, на-платежи на содер*^ ^ментн^ ^ЖДУнародные
,_ оаоаботнои пл _^-„< им сух**- .„.нием в РФ та-^нных и зн^^ "сУ^^Гее покупка,
торговые Р3"6^^»»^ в^Уграницы, перевод ких операции с -"^па^их из-^ ^я производят
sss»'-^ »

Нерезиденты имеют право без ограничений переводить, ввозить и пересылать валютные ценности в Российскую Федерацию при соблюдении таможенных правил.
Нерезиденты имеют право продавать и покупать иностранную валюту за валюту Российской федерации в порядке, устанавливаемом Центральным банком Российской Федерации.
Нерезиденты имеют право беспрепятственно переводить, вывозить и пересылать из Российской Федерации валютные ценности при соблюдении таможенных правил, если эти валютные ценности были ранее переведены, ввезены или пересланы в Российскую Федерацию или приобретены в России в соответствии с действующим законодательством.
Сделки, заключенные в нарушение положений валютного законодательства, являются недействительными.
Переводы из-за границы в пользу российских и иностранных граждан и организаций производятся беспрепятственно; запреты или ограничения действующим законодательством не установлены.
Суммы переводов, поступающих из-за границы, могут быть выплачены получателю наличными или перечислены на вклад в Сбербанке или ином банке.
Граждане, получившие валюту на законных основаниях, вправе распорядиться ею любым из следующих способов: 1) обменять на рубли; 2) открыть текущий счет или сделать вклад в любом банке, выполняющем валютные операции.
Ввоз и пересылка из-за границы в РФ иностранной валюты и иных валютных ценностей разрешаются с соблюдением правил таможенного контроля, а также почтовых правил.
КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПО ТЕМЕ:
1. В каких формах осуществляются расчеты во взаимоотношениях стран? ,-
2. В каких формах осуществляются кредитные one-;
рации во внешнеэкономической сфере?
3. Что понимается под международными неторговы-/ ми расчетами?

ГЛАВА 11
ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ИЗ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА
§ 1. Коллизионные вопросы деликтных обязательств. § 2. Причинение вреда в РФ. § 3. Причинение вреда за рубежом
ЛИТЕРАТУРА
Лунц Л. А. Курс международного частного права. Особенная часть.— С. 356—379; Лунц Л. А., Марышева Н. И., Садиков О. Н. Международное частное право.— С. 213—222; Звеков В. П. Обязательства из причинения вреда в международном частном праве (некоторые коллизионные вопросы) // Очерки международного частного права.— М., 1963—С. 112—136.
§ 1. КОЛЛИЗИОННЫЕ ВОПРОСЫ ДЕЛИКТНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
Выбор закона в сфере обязательств из правонарушений (деликтных обязательств) приводит к установлению права, которым ре1улируются основания и пределы деликтной ответственности и которое обычно 'именуют статутом деликтного обязательства. Этот статут в различных странах не одинаков.
Основным коллизионным критерием в этой области является принцип закона места причинения вреда (lex loci delicti). Из этого принципа исходит законодательство ряда стран. Так, Закон о международном частном праве Венгрии 1979 года устанавливает следующие правила: 1) к ответственности за вред, причиненный вне договора, если данный закон не предусматривает иное, применяется .закон, действующий в месте и во время дей-
249

ствия или бездействия лица, причинившего вред; 2) если это более выгодно для потерпевшего, то следует руководствоваться законом государства, на территории которого наступил вред; 3) если место жительства причи-нителя вреда и потерпевшего находится в одном и том же государстве, следует применять закон этого государства; 4) если по закону места совершения действия или бездействия лица, вызвавшего вред, условием ответственности является вина, способность к виновному действию может быть установлена либо по личному закону причинителя вреда, либо по закону места совершения правонарушения.
Закон Югославии 1982 года исходит из места причинения вреда. При этом допускается применение как закона места совершения причинившего вред действия, так и закона места наступления вредных последствий (с учетом того, какой закон более благоприятен для потерпевшего). Однако эти правила применяются тогда, когда в конкретном случае не было предусмотрено иное.
Специальная коллизионная привязка установлена в законах ВР и бывшей Югославии для определения противоправности деяния. Венгерский суд, согласно § 34 закона 1979 года, не вправе установить ответственность за такое поведение, которое по венгерскому закону не является противоправным. Согласно ст. 28 югославского закона, вопрос о том, противоправно ли деяние, решается по праву места совершения действия или места наступления его последствий; в случае совершения действия в нескольких местах достаточно применить право какого-либо одного из мест, где деяние признается противоправным.
В отношении деликтных'обязательств в КНР действует закон места совершения противоправного деяния. Если гражданство причинителя вреда и потерпевшего совпадает или они находятся в одном и том же государстве, то может применяться закон гражданства сторон или закон места пребывания. Если действие, совершенное за пределами КНР, не рассматривается законом КНР как противоправное, оно не служит основанием для возникновения деликтного обязательства (ст. 146 Общих положений гражданского права 1986 г.).
В договорах о правовой помощи, заключенных СССР с другими странами, имеются коллизионные нормы о де-
250

ликтной ответственности (ст. 33 договора с СРВ, ст. 41-А договора с Польшей, ст. 38 договора с Чехо-Словакией). Эти нормы предусматривают применение права страны, на территории которой имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда. Исключения из этого общего правила предусмотрены для случаев, когда причинивший вред и потерпевший являются гражданами одного и того же договаривающегося государства. В этих случаях подлежит применению закон страны гражданства.
Таким образом, при решении коллизионного вопроса применительно к деликтным обязательствам осуществляется выбор между двумя основными вариантами: применением права страны совершения вредоносного действия либо страны потерпевшего, то есть лица, которому был причинен вред. Традиционно применяется закон места причинения вреда, однако применение этого принципа по законодательству ряда стран корректируется возможностью применения права страны потерпевшего, если оно предоставляет лучшие возможности возмещения вреда.
Более сложная ситуация возникает в случаях, коща вредоносное действие совершается в одном государстве, а результат наступает в другом государстве (загрязнение окружающей среды, авария на атомной электростанции). При отсутствии международного соглашения у потерпевших, находящихся в разных странах, остается лишь возможность обращаться с исками о возмещении вреда в свои отечественные суды, что по ряду причин не может быть реализовано (о невозможности исполнения судебного решения см. гл. 17).
Многосторонние соглашения (Парижская конвенция об ответственности в отношении третьих лиц в области атомной энергетики 1960 г.. Брюссельское соглашение об ответственности владельцев атомных судов 1962 г. и Венское соглашение о гражданско-правовой ответственности за ядерный ущерб 1963 г.) исходят из принципа компетентности судов страны, в которой произошло соответствующее действие. При этом должно применяться право страны суда. В Венском соглашении 1963 года более четко определено, что подлежит применению право страны суда, «включая правила этого права, относящиеся к коллизионному праву» (т. е., иными словами, предусматривается и применение коллизионных норм права
251

страны суда). Многие государства, в том числе и СССР, не присоединились к. этим соглашениям. Имеются и отдельные двусторонние соглашения по этим вопросам. Так, согласно ст. 3 Соглашения между ФРГ и Швейцарией об ответственности перед третьими лицами в области атомной энергетики от 22 октября 1986 г., предусмотрена исключительная подсудность для рассмотрения таких исков судов страны места совершения действия».
§ 2. ПРИЧИНЕНИЕ ВРЕДА В РФ
Основы гражданского законодательства устанавливают, что «права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, определяются по праву страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда» (ч. 1 ст. 167).
При этом иностранное право не применяется, если действие или иное обстоятельство, служащее основанием для требования о возмещении вреда, по нашему законодательству не является противоправным (ч. 3 ст. 167). Это правило, введенное в закон в 1977 году, отразило практику судов, сложившуюся при рассмотрении дел о причинении вреда. Эта практика неизменно исходила из того, что правоотношения сторон по обязательству, если вред причиняется на территории СССР, регулируются советским законом независимо от гражданства причини-теля вреда и потерпевшего. Так, советская гражданка Немчикова была сбита в одном из городов Московской области автомашиной «Симка», принадлежавшей американскому туристу. В этом случае возникло обязательство по возмещению вреда.
При взыскании ущерба с иностранца (иностранного юридического лица), причинившего вред нашим гражданам, может иметь место возмещение ущерба не причи-нителем вреда, а страховой организацией в силу дого-^р вора страхования гражданской ответственности. Такое^ страхование осуществляется специальной организаци--Д ей — акционерным обществом «Ингосстрах». Например, j| «Ингосетрах» был страхователем гражданской ответ-1| ственности устроителей одной из иностранных выставок д в Москве. Когда на выставке был причинен вред здо-J
252

ровью нашего гражданина инженера Щукова, «Ингосстрах» возместил ущерб, возникший в результате потери части заработка потерпевшего за время его болезни.
Согласно российскому законодательству, в случае смерти потерпевшего право на возмещение ущерба имеют нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания, а также ребенок умершего, родившийся после его смерти.
Так, Московским городским судом в 1966 году было рассмотрено дело по иску гражданки США М. Лаадт к предприятию г. Владимира о возмещении ущерба в связи со смертью кормильца. Ее покойный муж Вильям Лаадт в Москве, на Красной площади, проводил киносъемку Кремлевской стены, находясь на автостоянке. В это время он был сбит автобусом, принадлежавшим автомобильному предприятию г. Владимира. Суд установил, что имела место грубая неосторожность потерпевшего, и в соответствии с правилами советского законодательства определил объем вины потерпевшего в 85%. Убыток вдове умершего был определен в 15%. На основе представленных истицей данных был установлен ущерб, причиненный смертью ее мужа, и суд обязал автопредприятие выплатить единовременное вознаграждение, а также ежемесячно переводить М. Лаадт как лицу, находившемуся на иждивении умершего, определенную сумму.
В советской литературе в связи с рассмотрением дел такого рода отмечалось, что квалификация понятий «нетрудоспособный», «иждивение», «право на получение содержания» в тех случаях, когда речь идет о возмещении вреда иностранцам, имеющим место жительства за рубежом, может быть осуществлена как в соответствии с советским законом, так и с учетом требований закона, которому были подчинены взаимоотношения потерпевшего и указанных лиц.
Таким образом, иностранцы в России в случаях возникновения деликтных обязательств приобретают права и несут обязанности, вытекающие из нашего закона, даже если такие права и обязанности не предусмотрены личным законом иностранцев. Вместе с тем иностранцам не предоставляются права и на них не возлагаются обязанности, которые хотя и предусмотрены их личным законом, но неизвестны нашему праву.
До введения в действие в РФ Основ гражданского законодательства 1991 года в СССР, а затем и в РФ иностранцам не возмещался так называемый «моральный вред», поскольку возмещение такого вреда не предусмат-
253

ривалось советским законодательством. Ситуация изменилась после введения в действие Основ 1991 года, поскольку, согласно ст. 131 Основ, предусмотрено возмещение морального вреда. Моральный вред (физические или нравственные страдания), причиненный гражданину неправомерными действиями, возмещается причините-лем при наличии его вины. Моральный вред возмещается в денежной или иной материальной форме и в размере, определяемом судом независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. Это правило в полной мере подлежит применению и в случае причинения в России вреда иностранным гражданам.
§ 3. ПРИЧИНЕНИЕ ВРЕДА ЗА РУБЕЖОМ
В случае рассмотрения судом или арбитражем в России исков из деликтов, совершенных за рубежом, наши суды также должны исходить из общего положения lex loci delicti путем применения законодательства страны места причинения вреда. Это правило обычно признавалось доктриной, и оно соответствует общей коллизионной норме ч. 1 ст. 1264 Основ 1961 года и ч. 1 ст. 167 Основ 1991 года. В то же время советская доктрина международного частного права в особое положение ставила случаи причинения вреда за границей советским гражданином Советскому государству, его организациям и другим советским гражданам.
В действующем в настоящее время законе (ч. 2 ст. 167 Основ) установлено, что «права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда за границей^ если стороны являются со-;
ветскими гражданами и юридическими лицами, определяются по советскому праву».
В советской судебной практике рассматривались слуя| чаи возмещения вреда советским гражданам, причинен^. ного им за границей. Наиболее известным делом таком»;
рода является дело Руднева. ч
При рассмотреиии Верховным судом РСФСР в 1960 году этогвб дела возник вопрос об ответственности иностранного предприятие;
за вред, причиненный им здоровью работника во время нахолоде-с имя его в заграничной командировке. Суд пришел к выводу, что iifflf^ отсутствии специального соглашения об ответстиенвости иностранный
254 J

предприятий за несчастные случаи с советскими специалистами ответственность должна нести советская организация.
В данном деле возник вопрос о том, кто, на каких условиях и в каком объеме иесет ответственность за причинение увечья или смерти командированному советскому специалисту во время его работы за границей, если в международном соглашении не содержится условий об ответственности в этих случаях.
Возможны два пути решения проблем такого рода. Во-первых, можно исходить из того, что условия и объем ответственносяв за причиненным вред определяются законами места совершения деликта (lex loci delicti), тогда обязанность возмещения ущерба возлагается на лицо, виновное в причинении вреда. Во-вторых, можно исходить из того, что принцип' закона места совершения деликта не применяется в тех случаях, коща речь идет о возмещении вреда, причиненного лицу в связи с выполнением работы по трудовому договору во время его командировки за 1равицу. Как видно из материалов дела, суд пошел по второму пути. За Рудневым было признано право получить от советского предприятия, с которым он состоял в трудовых отношениях, возмещение за вред, причиненный ему на работе в зарубежном предприятии, куда он был командирован.
Аналогичные решения были вынесены нашими судами и по ряду других дел.
Правилами, принятыми в 1984 году, было предусмотрено, что рабочим и служащим, получившим трудовое увечье в период их работы за границей, возмещение ущерба производится министерствами и ведомствами, направившими их на работу за границу.
Законодательство места причинения вреда не применяется и в некоторых особых случаях. Так, согласно ст. 124 Воздушного кодекса СССР, при перевозке пассажиров ответственность перевозчика за вред в отношении каждого пассажира ограничивается размером, установленным действующими международными соглашениями об ответственности при воздушных перевозках, заключенными с участием СССР.
Согласно Варшавской конвенции 1929 года и Гаагскому протоколу 1955 года (см. гл. 9), ответственность перевозчика за вред пассажиру, багажу, ручной клади и грузу ограничена суммой, размер которой составляет, например, в отношении вреда пассажиру 250 тыс. франков.
Статья 14 (п. 8) Кодекса торгового мореплавания СССР в отношении ограничения ответственности предусматривает, что правила этого кодекса должны применяться к «судовладельцам, суда которых плавают под Государственным флагом СССР».
255

Можно привести такой пример из практики Морской арбитражной комиссии (МАК).
По спору, возникшему в 1979 году, иностранный истец поставил вопрос о применении к ограничению ответственности советского судовладельца материального права Финляндии, поскольку спор был связан со столкновением судов в финских территориальных водах. При этом истец сослался на ст. 1264 Основг гражданского законодательства 1961 года и ст. 5664 ГК РСФСР, предусматривающие применение права страны места причинения вреда. МАК отклонила это^ требование, сославшись на то, что ст. 14 «имеет в данном случае;
приоритет перед названными общими коллизионными нормами совет-3 ского права, так как они установлены, во-первых, специально для от- ' ношении, связанных с торговым мореплаванием, а не для любых иму- ' щественных отношений, а во-вторых, специально для ограничения! ответственности судовладельца, а не вообще для обязательств, воз-1 никающих вследствие причинения вреда».
КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПО ТЕМЕ:
1. Какой коллизионный принцип является основным в рассматриваемой области?
2. Каким правом определяются обязательства сторон| при причинении вреда за рубежом, если стороны являются российскими гражданами и российскими юридическими лицами?

ГЛАВА 12
АВТОРСКОЕ ПРАВО
§ 1. Международное культурное сотрудничество и международная охрана авторских прав. § 2. Авторские права иностранцев в РФ. § 3. Охрана и использование произведений отечественных авторов за границей. § 4. Многосторонние соглашения в области авторского права. § 5. Соглашения РФ с другими сторонами о взаимной охране авторских прав
ЛИТЕРАТУРА
Перетерский И С; Крылов С Б. Международное частное право.— С. 147—151; Лунц Л А. Курс международного частного права. Особенная часть.— С. 383—395; Лунц Л. А., Марышева Н. И., Садиков О. Н Международное частное право.— С. 222—230; Международные конвенции об авторском праве. Комментарий.— М., 1982; Богуславский М. М Вопросы авторского права в международных отношениях.— М., 1973;
Матвеев Ю. Г Международная охрана авторских прав.— М., 1987
§ 1. МЕЖДУНАРОДНОЕ КУЛЬТУРНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО И МЕЖДУНАРОДНАЯ ОХРАНА АВТОРСКИХ ПРАВ
Международное культурное сотрудничество служит взаимному духовному обогащению народов, утверждению идей мира и добрососедства. В нашей стране издаются произведения иностранных авторов, ставятся пьесы иностранных драматургов, исполняются лучшие произведения зарубежной музыки, успешно развивается сотрудничество в области кино, радио, телевидения.
Выступая за развитие международного культурного сотрудничества, наше государство неизменно исходит из того, что такое сотрудничество должно осуществляться при уважении суверенитета, законов и обычаев каждой страны. Оно должно основываться на началах равно-

9 Зак. № 239
257


правил и взаимной выгоды, глубокого уважения к культуре других народов, к их национальным особенностям и традициям.
При осуществлении международного культурного сотрудничества важную роль играют вопросы международной охраны авторских прав.
Общая особенность прав на произведения литературы, науки и искусства, как и прав на технические достижения (см. гл. 13), заключается в том, что они, в отличие от других прав, носят строго территориальный характер. Если, например, российская организация вывозит какое-либо имущество за границу и право на это имущество возникло у данной организации по нашим законам, то пересечение товаром границы не лишает ее права собственности на имущество. Точно так же имущественные и иные права, возникшие в иностранном государстве на основании законов этого государства, признаются на территории нашего государства.
Прямо противоположное явление наблюдается в области авторского и изобретательского права. Если право на литературное произведение возникло на территории государства, где произведение было создано, действие этого права ограничено пределами данного государства. В другом государстве при отсутствии международного соглашения это право не признается. Поэтому литературное произведение, опубликованное первоначально в одной стране, может быть переведено и издано затем в другой стране без согласия автора и без выплаты ему гонорара. Автор или издательство, впервые выпустившие книгу, не могут возражать против действий такого рода.
Чтобы право на литературное произведение, возникшее по законам одного государства, получило действие и в другом государстве, не'обходимо заключение между этими двумя государствами соглашения о взаимном признании и охране соответствующих прав. Если же иностранцам предоставлено право на произведения литера-турй, науки, искусства, а также на изобретения, то такое право будет основано на местном законе. Иностранцы обладают в этом случае правомочиями, предоставленными местным законом, и национальный закон субъекта таких прав значения не имеет и в принципе не применяется. Поэтому в разделе международного частного права, посвященном международной охране авторских
258

и изобретательских прав, рассматривается прежде всего сама возможность охраны прав иностранцев, а не коллизионные вопросы, вопросы выбора между территориальным и личным законами.
В последние годы а международном частном праве объекты авторского и патентного права стали объединяться в одну общую группу, получившую наименование «интеллектуальная собственность». Это связано с заключением Стокгольмской конвенции от 14 июля 1967 г учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС). СССР стал ее участником. Членами ВОИС является 131 государство, в том числе Россия, Украина, Беларусь, Литва и др. Согласно ст. 2 конвенции, «интеллектуальная собственность» включает права, относящиеся к литературным, художественным и научным произведениям; исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио- и телевизионным передачам; изобретениям во всех областях человеческой деятельности, научным открытиям; промышленным образцам; товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименованиям, коммерческим обозначениям;
защите против недобросовестной конкуренции, а также все другие права, относящиеся к интеллектуальной деятельности в производственной, научной, литературной и художественной областях.
Об уважении прав на интеллектуальную собственность говорится и в Итоговом документе Венской встречи представителей государств — участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе.
Понятие «интеллектуальная собственность» стало применяться и во внутреннем законодательстве России. Ст. 60 Конституции РФ говорит о том, что «интеллектуальная^ собственность» охраняется законом. Согласно Закону о собственности в РСФСР от 24 декабря 1990 г., «объектами интеллектуальной собственности являются произведения науки, литературы, искусства и других видов творческой деятельности в сфере производства, в том числе открытия, изобретения, рационализаторские предложения, промышленные образцы, программы для ЭВМ, базы данных, экспертные системы, «ноу-хау», торговые секреты, товарные знаки, фирменные наименования и знаки обслуживания».
Применяя это понятие, следует иметь в виду, что оно
9* 259

имеет собирательное и условное значение. Конкретное регулирование отношений, возникающих в связи с созданием, использованием и охраной произведений науки, литературы, искусства и иных результатов интеллектуальной деятельности, осуществляется в подавляющем большинстве государств мира не законодательством о собственности, а патентным законодательством, законами об авторском праве, о товарных знаках. В России это Закон об авторском праве и смежных правах от 9 июля 1993 г.. Патентный закон РФ от 23 сентября 1992 г., Закон о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров от 23 сентября 1993 г.. Закон о правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных от 23 сентября 1992 г.. Закон о правовой охране топологий интегральных микросхем от 23 сентября 1992 г.
В международных отношениях конкретное регулирование осуществляется не Конвенцией об учреждении ВОИС 1967 года, а соответствующими международными соглашениями в области авторского и патентного права, -которые будут рассмотрены ниже.
Существенную роль в содействии расширению международного культурного и научно-технического сотрудничества, обмену ценностями культуры призвана сыграть в России деятельность Российского авторского общества (РАО) — общественного объединения авторов или их правопреемников, разрабатывающего и осуществляющего государственную политику в сфере охраны авторских и смежных прав. РАО участвует в работе международных организаций в сфере охраны авторских и смежных прав.
§ 2. АВТОРСКИЕ ПРАВА ИНОСТРАНЦЕВ В РФ
1. Согласно Закону РФ об авторском праве и смежных правах от 9 июля 1993 г., авторское право распространяется:
на произведения, обнародованные либо необнародованные, но находящиеся в какой-либо объективной форме на территории Российской Федерации, независимо от гражданства авторов и их правопреемников;
на произведения, обнародованные либо необнародо-
260

ванные, но находящиеся в какой-либо объективной форме за пределами Российской Федерации, и признается за авторами — гражданами Российской Федерации и их правопреемниками;
на произведения, обнародованные либо необнародованные, но находящиеся в какой-либо объективной форме за пределами Российской Федерации, и признается за авторами (их правопреемниками) — гражданами других государств в соответствии с международными договорами Российской Федерации.
Произведение считается опубликованным в Российской Федерации, если в течение 30 дней после даты первого опубликования за пределами Российской Федерации оно было опубликовано на территории Российской Федерации.
При предоставлении на территории Российской Федерации охраны произведения в соответствии с международными договорами Российской Федерации автор произведения определяется по закону государства, на территории которого имел место юридический факт, послуживший основанием для обладания авторским правом.
Таким образом, закон устанавливает три положения: а) в отношении произведений иностранных авторов, впервые выпущенных в свет .на территории России, авторское право признается за автором-иностранцем;
б) авторское право на произведение, созданное российским гражданином и выпущенное в свет за границей, признается за этим гражданином; в) за иностранцем авторское право на произведение, впервые выпущенное в свет за границей, признается в России лишь при наличии международного договора.
Из многосторонних соглашений в этой области СССР участвовал во Всемирной (Женевской) конвенции об авторском праве 1952 года. Кроме того, СССР заключил с Болгарией, Венгрией, Кубой, Польшей, Чехословакией, Австрией и Швецией двусторонние соглашения о взаимной охране авторских прав, которые продолжают действовать.
Введение в действие на территории России в 1992 году Основ гражданского законодательства 1991 года, а затем принятие в 1993 году детального закона об авторском праве создало необходимые предпосылки для присоеди-
261

нения России к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений.
2. В отношении произведений иностранных авторов, впервые выпущенных в свет за границей, в России существуют два различных режима, и соответственно можно говорить о двух группах произведений.
К первой группе относятся охраняемые произведения. В эту группу входят произведения, опубликованные после вступления конвенции в силу для СССР, то есть после 27 мая 1973 г., впервые в странах—участницах Всемирной конвенции об авторском праве 1952 года (см. гл. 2) или гражданами этих стран в других государствах. Охраняемыми являются также произведения, на которые распространяется действие заключенных СССР и Россией двусторонних соглашений о взаимной охране авторских прав.
К произведениям второй группы относятся произведения, на которые не распространяются Всемирная конвенция об авторском праве 1952 года или же двусторонние соглашения с другими государствами о взаимной охране авторских прав. В отношении произведений этой группы действует режим неохраняемых произведений.
Автор такого произведения не имеет права требовать, например, уплаты вознаграждения за издание его произведения на нашей территории. Это не значит, однако, что в этом случае в России фактически не соблюдаются личные права иностранных авторов (право на имя и на неприкосновенность произведения).
Если произведение относится к первой группе, то его режим будет определяться как правилами международного соглашения, так и правилами нашего внутреннего законодательства. Согласно ст. 16 Закона 1933 года автору принадлежат исключительные права на использованные произведения в любой форме и любым способом. Из этого следует, в частности, что перевод на другой язык другими лицами допускается не иначе как с согласия автора или его правопреемников, то есть без согласия иностранного обладателя авторских прав произведение не может быть переведено и издано в России. Без согласия этого обладателя не Moiyr быть произведены сокращения или какие-либо иные изменения. Различные виды использова-
262

ния произведения (исполнение драматического произведения, передача по радио и телевидению перевода произведения, не опубликованного в РФ, и т. п.) возможны лишь с согласия обладателя этого права.
За исключением случаев, когда в международном соглашении предусмотрены материально-правовые нормы, к произведениям такого рода будут применяться в силу принципа национального режима правила нашего законодательства в области авторского права.
Поскольку использование произведения, в том числе перевод произведения на другой язык, допускается на основании договора, заключаемого с автором или его правопреемником, иностранный автор или его правопреемник может заключать договоры об издании его произведения в России.
Законодательство исходит из того, что такие договоры могут быть двух основных типов. Во-первых, это может быть авторский договор о передаче исключительных прав и, во-вторых, авторский договор о передаче неисключительных прав.
В договоре, заключенном с иностранным автором или его правопреемником, может быть предусмотрена уплата вознаграждения (гонорара) по действующим в России ставкам или на каких-либо иных условиях. Расчеты, связанные с выплатой авторского вознаграждения, начисляемого иностранным авторам (или их правопреемникам) за использование их произведений в РФ, производятся в валюте страны постоянного жительства автора (или постоянного места нахождения правопреемника автора) или по желанию автора (его правопреемника) в рублях с использованием их в России.
Таким образом, гонорар по желанию автора и в зависимости от достигнутой договоренности может выплачиваться в рублях или же переводиться за границу в соответствии с правилами валютного законодательства.
Функции по сбору, получению, распределению и выплате гонорара, причитающегося как отечественным, так и иностранным авторам за публичное исполнение произведений на территории России, выпуск произведений на грампластинках и других видах механической и магнитной записи, использование в промышленности произведений декоративно-прикладного искусства осуществляет РАО.
263

С сумм авторского вознаграждения, выплачиваемого иностранным авторам либо их правопреемникам за использование произведений на территории РФ (независимо от места выплаты и валюты, в которой выплачивается вознаграждение), взимается подоходный налог.
Удержание такого налога с иностранца может не производиться в случае заключения соответствующего международного соглашения. Например, между СССР и Францией 4 октября 1985 г. было заключено соглашение об устранении двойного налогообложения. Соглашение предусматривает, что определенные категории доходов будут облагаться только в государстве, в котором имеет свое постоянное место пребывания соответствующее лицо. К этим категориям относятся, в частности, все денежные суммы, выплачиваемые за продажу, использование или предоставление права использования авторских прав на произведения науки, литературы, искусства, программ для электронно-вычислительных машин, пленок для производства граммофонных пластинок и других предметов воспроизведения звука, пленок и фильмов, используемых для радиовещания, кино и телевидения (ст. 6). Соглашение вступило в силу 28 марта 1987 г. Обменом письмами между Россией и Францией от 6 февраля 1992 г. было предусмотрено, что в будущем в это соглашение целесообразно внести возможные изменения.
3. В соответствии со ст. 5 Закона 1993 года иностранцы пользуются авторским правом на произведения, впервые появившиеся в РФ .или находящиеся на территории РФ в какой-либо объективной форме, на одинаковых основаниях с нашими гражданами. Иностранцу предоставляется национальный режим, то есть те личные и имущественные права, которые установлены нашим законом. Объем прав, принадлежащих автору-иностранцу по закону страны его гражданства, значения не имеет. Приведем пример. Роман американского писателя Митче-ла Уилсона «Встреча на далеком меридиане» был впервые выпущен в СССР. При последующем переиздании этого романа в СССР применялись правила о выплате гонорара за переиздание, установленные советским законодательством.
264

§ 3. ОХРАНА И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ АВТОРОВ ЗА ГРАНИЦЕЙ
В подавляющем большинстве государств авторские права иностранных граждан признаются лишь при участии этих государств в международных соглашениях или на началах взаимности. В странах — участницах Всемирной конвенции об авторском праве 1952 года охрана предоставляется произведениям советских авторов в отношении их произведений, опубликованных впервые в СССР после 27 мая 1973 г. Кроме того, в странах, с которыми имеются двусторонние соглашения, охрана предоставляется на основании этих соглашений и в соответствии с их условиями (см. § 5). На всех издаваемых в СССР и России произведениях после присоединения СССР к конвенции стал ставиться знак охраны авторского права.
В странах — участницах Всемирной конвенции 1952 года к произведениям наших авторов применяются как правила этой конвенции, так и в силу принципа национального режима правила местного законодательства.
Автор может передать право на использование своего произведения как на территории РФ, так и за рубежом любым гоажданам и юридическим лицам, в том числе иностранным. Содействие обладателям прав в оказании им консультационных услуг и правовой помощи по охране авторских и смежных прав за рубежом может оказывать РАО. Автор может сам заключать договоры с иностранными фирмами, он может обращаться и к любым другим отечественным и зарубежным литературным, музыкальным и иным агентствам и заключать договоры с их помощью. РАО имеет текущий валютный счет для расчетов в иностранной валюте с российскими и иностранными авторами и обладателями смежных прав по вознаграждению, поступающему из-за рубежа и от российских пользователей.
265

§ 4. МНОГОСТОРОННИЕ СОГЛАШЕНИЯ В ОБЛАСТИ АВТОРСКОГО ПРАВА
1. В конце XIX века территориальный характер действия авторского права перестал удовлетворять интересам крупных издательств, которые стремились к наиболее широкой коммерческой реализации своих прав на произведения литературы и искусства. Интересы издательств особенно страдали в странах одного языка. Можно привести такой пример. Произведение, которое печаталось фирмой в Англии, предприимчивый американский издатель по телеграфу частями передал в США. В результате произведение было издано в США раньше, чем в Англии. Возникла конкуренция, которая, естественно, подрывала интересы первой фирмы, издающей свои произведения на том же английском языке. Никакого вознаграждения первой издательской фирме выплачено не было в силу территориального характера действия авторского права.
Подобные примеры показывают, что в устранении территориального характера авторского права были заинтересованы крупные издательские фирмы. Прежде всего в интересах этих фирм в 1886 году была заключена Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений. В дальнейшем конвенция неоднократно пересматривалась на различных конференциях в 1896, 1908, 1914, 1928 годах. В послевоенный период это имело место на конференциях в Брюсселе (1948 г.), Стокгольме (1967 г.) и Париже (1971 г.). Страны, подписавшие конвенцию, образовали Бернский союз для охраны прав авторов на их литературные и художественные произведения. .Бернская конвенция действует для стран-участниц в различных редакциях. В конвенции участвует большое число стран (93 государства, включая США, для которых конвенция вступила в силу с 1 марта 1989 г.).
Административные функции Бернского союза выполняет Всемирная организация интеллектуальной собственности.
Согласно ст. 5 Бернской конвенции, авторы — граждане какой-либо страны Бернского союза пользуются в других странах Союза, кроме страны происхождения произведения, в отношении своих произведений, как
266

опубликованных, так и не опубликованных, «правами, которые предоставляются в настоящее время или будут предоставлены в дальнейшем соответствующими законами этих стран своим гражданам, а также правами, особо предоставляемыми настоящей Конвенцией».
Такая же охрана предоставляется авторам — гражданам государств, не участвующих в конвенции, в отношении произведений, опубликованных ими впервые в одной из стран Союза или одновременно в стране, не входящей в Союз, и в стране Союза. Бернская конвенция во главу угла ставит территориальный признак — страну происхождения произведения или, точнее, страну первого опубликования произведения.
Исходя из этого — в отношении опубликованных произведений — получает охрану лицо, независимо от его гражданства, произведение которого впервые опубликовано на территории стран Бернского союза. По парижскому тексту конвенции (1971 г.) охрана предоставляется гражданам стран Союза и в тех случаях, когда их произведение было впервые опубликовано вне территории стран Бернского союза.
В отношении неопубликованных произведений охрана предоставляется авторам — гражданам стран Союза.
Срок охраны авторского права по Бернской конвенции составляет все время жизни автора и 50 лет после его смерти. Это в принципе минимальный срок, так как если по закону страны — участницы Союза, в которой предъявляется требование об охране, срок является более продолжительным, то применяется установленный в этой стране срок, однако он не может быть более продолжительным, чем срок действия авторского права, который установлен в стране, где произведение было впервые опубликовано.
В Бернской конвенции содержатся подробные правила в отношении содержания авторских прав. Объем прав в основном определяется по закону страны, где предъявляется требование об охране. Субъекту охраны предоставляется национальный режим, то есть те же права, которые предоставляются соответствующими законами гражданам данной страны. Кроме того, автору предоставляются права, особо предусмотренные Бернской конвенцией. Осуществление прав в другой стране
267

не зависит от охраны произведения в стране его происхождения. Это относится как к объему охраны (в материально-правовом смысле), так и к порядку судебной защиты прав авторов. В отношении судебной защиты гражданину каждой страны Союза в любой другой стране Союза также обеспечен национальный режим.
Что касается прав автора, установленных в самой Бернской конвенции (без отсылки к внутреннему законодательству стран — участниц конвенции), то в ней предусматривается исключительное право автора на перевод своих литературных и художественных произведений, воспроизведение экземпляров произведения, публичное исполнение драматических и музыкальных произведений, передачу своих произведений по радио и телевидению, публичное их чтение, переделку, запись музыкальных произведений механическим способом и ряд других прав.
Ограничивая возможность свободного использования произведений (необходимость получения согласия обладателей прав, выплаты гонорара и т. д.), Бернская конвенция не отвечает в ряде случаев интересам развивающихся стран. По инициативе этих стран на Стокгольмской конференции (1967 г.) наряду с пересмотренным текстом Бернской конвенции был подписан специальный протокол для развивающихся стран. В нем предусмотрены некоторые правила, менее жесткие, чем в основном тексте Бернской конвенции. Однако в результате политики западных государств, защищающих интересы крупных издательских монополий, фирм по производству звукозаписей и других обладателей авторских прав, протокол не вступил в силу. В результате компромисса на Парижской конференции (1971 г.) в текст Бернской конвенции были включены некоторые правила, облегчающие распространение Переводной литературы в учебных и научных целях в развивающихся странах, однако менее льготные, чем в протоколе.
2. Вторым основным многосторонним международным соглашением является Всемирная (Женевская) конвенция об авторском праве. Она была разработана под эгидой ЮНЕСКО и подписана на конференции в Женеве в 1952 году. В конвенции участвует 81 государство, причем ее участниками является ряд государств
268

(в частности, страны Американского континента), не участвующих в Бернской конвенции. Для СССР (РФ) конвенция действует с 27 мая 1973 г.
Так же как Бернская конвенция. Всемирная конвенция исходит из принципа национального режима, но, в отличие от первой, этот принцип играет в ней большую роль, поскольку Всемирная конвенция содержит небольшое количество материально-правовых норм, отсылая к внутреннему законодательству. Тем самым Всемирная конвенция в меньшей степени затрагивает внутреннее законодательство. По своему содержанию она носит более универсальный характер, что делает возможным участие в ней стран с различным законодательством в области авторского права. Во Всемирной конвенции более широко представлены государства с различными системами авторского права, хотя большинство участников Бернской и Всемирной конвенций совпадает.
Основное правило Всемирной конвенции содержатся в ст. II (правило о национальном режиме). Эта статья предусматривает:
«I. Выпущенные в свет произведения граждан любого Договаривающегося Государства, равно как произведения, впервые выпущенные в свет на территории такого Государства, пользуются в каждом другом Договаривающемся Государстве охраной, которую такое Государство предоставляет произведениям своих граждан, впервые выпущенным в свет на его собственной территории.
2. Не выпущенные в свет произведения граждан каждого Договаривающегося Государства пользуются в каждом другом Договаривающемся Государстве охраной, которую это Государство предоставляет не выпущенным в свет произведениям своих граждан.
3. Для целей настоящей Конвенции любое Договаривающееся Государство может в порядке своего внутреннего законодательства приравнять к своим гражданам лиц, домицилированных на территории этого Государства».
Таким образом. Всемирная конвенция предусматривает охрану прав на опубликованные произведения для граждан государств, участвующих в конвенции, даже и в
269

том случае, если произведение впервые было опубликовано на территории государства, не участвующего в конвенции.
В конвенции указывается, что государства — ее участники обязаны принять все меры, необходимые для обеспечения «достаточной и эффективной охраны прав авторов и всех других обладателей авторских прав». В ней не раскрывается содержание авторских прав и не дается исчерпывающий, замкнутый перечень охраняемых произведений. В ст. I конвенции содержится лишь примерный перечень литературных, научных и художественных произведений, в который входят «произведения письменные, музыкальные, драматические и кинематографические, произведения живописи, графики, скульптуры».
Существенной особенностью Всемирной конвенции является то, что в ней специально регулируется только одно правомочие автора — право на перевод. Статья V предусматривает: «Авторское право включает исключительное право автора переводить, выпускать в свет переводы и разрешать перевод и выпуск в свет переводов произведений, охраняемых на основании настоящей Конвенции».
Практически наиболее важным является то, что обладатель авторского права в соответствии с конвенцией имеет исключительное право на перевод или переиздание своего произведения. Нельзя в другой стране издать произведение без разрешения того издательства, которое впервые издало его, и без уплаты соответствующего вознаграждения. Таким образом, например, произведение А. Кристи нельзя перевести во Франции без разрешения английского издательства, которое впервые его издало, и без уплаты соответствующего вознаграждения. Нужно заключить договор на его издание. Сказанное распространяется и на переиздания, поскольку действие авторского права уже не ограничивается территорией одного государства, а распространяется на все государства — участники конвенции.
В то же время, согласно Всемирной конвенции, ни одно государство-участник не обязано обеспечивать охрану произведению в течение срока более продолжительного, чем срок, установленный для произведения данной категории законом государства, в котором про-
270

изведение было впервые выпущено в свет, но не менее 25 лет.
Выпуску произведения в свет в конвенции посвящена специальная статья. Она сформулирована следующим образом: «Под «выпуском в свет» в смысле настоящей конвенции следует понимать воспроизведение в какой-либо материальной форме и предоставление неопределенному кругу лиц экземпляров произведения для чтения или ознакомления путем зрительного восприятия». Отсюда следует, в частности, что музыкальное произведение, согласно конвенции, будет считаться выпущенным в свет не в момент его исполнения, а в момент выхода из печати нот.
Всемирная конвенция имеет еще одну особенность. В ней предусматривается необходимость соблюдения определенных формальностей в отношении охраняемых произведений (помещение на произведениях знака авторского права, состоящего из специального символа ©, указания обладателя авторского права и года первого выпуска в свет). Эта особенность вызвана тем, что в США и в некоторых странах Американского континента требуется выполнение различных формальностей (регистрация, депонирование произведений) как обязательное условие предоставления охраны, которые заменяются для произведений, охраняемых конвенцией, помещением знака авторского права.
Всемирная конвенция не имеет обратной силы.
На дипломатической конференции (1971 г.) в Париже Всемирная конвенция была дополнена правилами, касающимися использования произведений в развивающихся странах (они аналогичны правилам, внесенным в 1971 г. в текст Бернской конвенции). В соответствии с заявлением СССР, сделанным в 1978 году, действие этих правил распространяется на использование наших произведений в развивающихся странах.
Кроме того, во Всемирную конвенцию включено правило (ст. IV bis) о воспроизведении, публичном исполнении и передаче произведений по радио.
В связи с присоединением СССР к Всемирной (Женевской) конвенции об авторском праве в редакции 1952 года в советское законодательство об авторском праве были внесены некоторые изменения. Прежде всего изменено правило о переводе произведения на дру-
271

гой язык (ранее действовал принцип свободы перевода), продлен срок действия авторского права (с 15 лет после смерти автора до 25 лет).
Принятие в 1993 году Закона Российской Федерации об авторском праве и смежных правах открыло новые возможности для расширения международного сотрудничества России с другими государствами, прежде всего путем присоединения к Бернской конвенции. Поскольку Бернская конвенция содержит в отличие от Всемирной конвенции значительное число материально-правовых норм, она представляет собой более высокий «международный стандарт» охраны авторских прав. Российский закон 1993 года отвечает этому стандарту. В нем существенно расширен объем авторских прав. В соответствии с конвенцией сокращен по сравнению с предшествующим законодательством перечень случаев возможного использования произведений без согласия автора, срок действия прав автора установлен в течение всей жизни автора и 50 лет после его смерти. Впервые в России детально регулируется охрана смежных прав, которая касается артистов-исполнителей, производителей фонограмм и организаторов кабельного вещания. Включение раздела о смежных правах делает возможным. участие России в Римской конвенции по смежным правам и в Женевской фонограммной конвенции.
§ 5. СОГЛАШЕНИЯ РФ С ДРУГИМИ СТРАНАМИ О ВЗАИМНОЙ ОХРАНЕ АВТОРСКИХ ПРАВ
Решение на основе полной добровольности вопросов взаимной охраны авторских прав призвано способствовать дальнейшему углублению культурного и научного сотрудничества России с другими государствами, в том числе и странами СНГ, и улучшению его организационных форм, повышению моральной и материальной заинтересованности творцов произведений науки, литературы и искусства в развитии этого сотрудничества.
В прошлые годы соглашения Советского Союза о культурном сотрудничестве с другими социалистическими странами иногда дополнялись двусторонними соглашениями по вопросам взаимной охраны авторских прав. Первым таким соглашением было соглашение
272

с Венгрией, которое было заключено 17 ноября 1967 г. Новое соглашение с Венгрией было заключено в 1978 году. У СССР имелись указанные соглашения с Болгарией (1971 и 1975гг.), ГДР (1975г.), Польшей (1974г.), Чехословакией (1975 г.) и Кубой (1985 г.), а также с Австрией (1981 г.), Швецией (1986 г.). Эти соглашения (кроме соглашения с ГДР) действуют и в настоящее время.
Рассмотрим содержание двусторонних соглашений, заключенных Советским Союзом, на примере соглашения с Польшей от 4 октября 1974 г. Заключенное межправительственное соглашение дополнялось так называемым рабочим соглашением, которое подписано авторскими организациями Советского Союза и Польши.
На ВААП (затем РАО) и его контрагента по соглашению в Польше — Общество авторов ЗАИКС возлагается проведение всей работы по взиманию вознаграждения за публичное исполнение драматических, музыкальных и иных произведений в тех случаях, когда не заключаются договоры об использовании соответствующих произведений. Кроме того, авторские организации обязательно должны участвовать в заключении договоров об использовании произведений (имеются в виду прежде всего договоры об издании соответствующих литературных и научных произведений). На авторские организации возложен и ряд других функций, осуществление которых призвано планомерно и организованно обеспечивать взаимную охрану авторских прав.
В основу соглашения между СССР и Польшей положено взаимное предоставление национального режима. Каждая договаривающаяся сторона «признает авторские права граждан и организаций другой Договаривающейся Стороны и их правопреемников» на произведения науки, литературы и искусства, независимо от места их первого опубликования, а также авторские права граждан третьих стран и их правопреемников на произведения, впервые выпущенные в свет на территории СССР или Польши, и обеспечивает «охрану этих прав на тех же основаниях и условиях, какие установлены ее законодательством в отношении собственных граждан». Это ведет к применению полъского законодательства в отношении советских произведений в Польше и, естественно, советского законодательства по целому ряду вопросов в
273

отношении охраны произведений в Советском Союзе. В данном случае в советско-польском соглашении речь идет как об охране личных прав авторов (о праве на имя и об обеспечении неприкосновенности произведений авторов), так и о предоставлении определенных имущественных прав.
Следует более подробно остановиться на договорных отношениях между Россией и другими государствами, входившими ранее в состав СССР. Взаимные интересы охраны авторского права и смежных прав делают необходимым достижение договоренности между этими государствами о том, что они будут обеспечивать выполнение на своих территориях международных обязательств, вытекающих из участия бывшего Союза ССР во Всемирной конвенции об авторском праве (в редакции 1952 г.), исходя из того, что дата вступления в силу этой конвенции для СССР (27 мая 1973 г.) является датой, с которой каждое такое государство будет считать себя связанным ее положениями.
Что же касается отношений между собой, то эти государства на основе договоренности будут применять Всемирную конвенцию как к произведениям, созданным после 27 мая 1973 г., так и к произведениям, охранявшимся по законодательству этих государств до этой даты, на тех же условиях, которые установлены национальным законодательством в отношении своих авторов.
Практическое же решение вопросов осуществления в новых условиях взаимной охраны прав авторов, проживающих на территории России и любого другого государства, входившего ранее в СССР, может быть обеспечено путем заключения соглашений между РАО и аналогичными авторско-правовыми организациями (обществами) этих государств, Такое сотрудничество может прежде всего состоять в том, что РАО и эти организации примут на себя обязательство обеспечивать в соответствии с действующим законодательством на территории их деятельности взаимный сбор, распределение и перечисление авторского вознаграждения, причитающегося авторам другой стороны, во всех случаях управления правами авторов на коллективной основе: публичное исполнение произведений, тиражирование грампластинок и магнитозаписей, использование произведений изобразительного и декоративно-прикладного искусства,
274

а также получение дополнительного вознаграждения за кино- и телефильмы, издание произведений (сбор вознаграждения для наследников авторов).
На значение решения вопросов охраны авторских прав и других вопросов охраны интеллектуальной собственности было обращено внимание в Уставе СНГ. В этом документе в перечень основных направлений сотрудничества вошла «правовая охрана интеллектуальной собственности».
Применение принципа взаимности в соглашениях РФ с другими странами об охране авторских прав имеет некоторые особенности. Для взаимоотношений нашей страны с иностранными государствами характерно применение принципа так называемой формальной взаимности (см. гл. 3). Однако в соглашениях об охране авторских прав обычно устанавливается, что охрана прав будет осуществляться в течение срока, предусмотренного внутренним законодательством. Но при различной продолжительности охраны авторского права по отечественному законодательству и по законодательству государств, с которыми заключены соглашения, срок охраны может быть не более продолжительным, чем срок, который установлен в России. Это правило исходит уже из принципа материальной взаимности, и его следует рассматривать как определенное изъятие из принципа формальной взаимности.
КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПО ТЕМЕ:
1. В чем состоит территориальный характер авторских прав и прав на изобретение?
2. В каких международных соглашениях в области авторского права участвует Россия?
3. Каковы основные различия между Всемирной конвенцией и Бернской конвенцией?
4. Как решаются вопросы охраны авторского права в отношениях между Россией и другими государствами СНГ?

ГЛАВА 13
ПАТЕНТНОЕ ПРАВО
§ 1. Международное научно-техническое сотрудничество и зарубежное патеитование изобретений. § 2. Охрана прав иностранцев на изобретения в РФ. § 3. Патентование отечественных изобретений за границей. § 4. Лицензии на изобретения и «ноу-хау». § 5. Право на товарный знак и борьба с недобросовестной конкуренцией. § 6. Международные соглашения об охране прав на изобретения, промышленные образцы и товарные знаки
ЛИТЕРАТУРА
Перетерский И. С., Крылов С. Б. Международное частное право.— С. 152—156; Лунц Л. А. Курс международного частного права. Особенная часть.— С. 256—266; Лунц Л. А., Марышева Н. И., Садиков О. И. Международное частное право.— С. 230—240; Богуславский М. М. Патентные вопросы в международных отношениях.— М., 1962;
Богуславский М. М., Воробьева О. В., Светланов А. Г. Международная передача технологии: правовое регулирование.— М., 1985; Городцс-скш М. Л. Лицензии во внешней торговле СССР.— М., 1972;
Воробьева О. В. Экономическое и научно-техническое сотрудничество СССР с зарубежными странами: Правовая охрана и использование изобретений.— М., 1990; Боденхаузен Г. Парижские конвенции по охране промышленной собственности. Комментарий.— М., 1977;
Штумпф Г. Лицензионный договор/Пер, с нем.— М., 1988; Свя-десц Ю- И. Правовая охрана научно-технических достижений и советский экспорт.— М., 1986.
§ 1. МЕЖДУНАРОДНОЕ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО И ЗАРУБЕЖНОЕ ПАТЕНТОВАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЙ
Развитие международного научно-технического сотрудничества привело к заключению межправительственных соглашений об экономическом и научно-техническом сотрудничестве с Францией, ФРГ, Италией, Великобританией, Австрией, Финляндией и другими странами. На основе этих соглашений проводятся совместные разработки и исследования, создаются изобретения.
276

Развитие международного сотрудничества в области науки и техники и происходящая в мире бурная научно-техническая революция вызвали резкое увеличение числа изобретений, патентуемых в различных государствах. Ежегодно подается во всех странах около 800 тыс. заявок.
Охрана изобретений осуществляется на основе норм патентного права. В отношении изобретений территориальный характер соответствующих прав проявляется еще более ярко, чем в отношении произведений литературы и искусства. Технические достижения признаются в качестве изобретений только в результате принятия решения государственным органом (патентным ведомством), и права на изобретения возникают у какого-либо лица лишь в случае выдачи ему охранного документа (патента). Такой документ действует только на территории государства, в котором он был выдан. Поэтому для приобретения права на это изобретение в другом государстве требуются подача заявки и самостоятельная выдача патента или иного охранного документа в этом иностранном государстве. Речь идет, таким образом, не о признании субъективного права на изобретение, возникшего ранее в другом государстве, а о возникновении нового субъективного права в данном государстве.
Естественно, что признание предложения изобретением и выдача патента будут осуществляться в каждом государстве на основе норм его внутреннего законодательства. К изобретению предъявляется требование новизны, а в ряде стран — также требование полезности. Предложенное решение должно быть новым, то есть неизвестным ранее во всем мире (так называемая мировая новизна) или в данной стране (локальная новизна). Новизна устанавливается путем проведения специальной экспертизы на новизну (прежде всего по патентной и научно-технической литературе).
Форма охраны изобретения также полностью определяется внутренним законодательством.
В большинстве стран охрана осуществляется путем выдачи патента на изобретение (имеются различные виды патентов).
Обычно в случае выдачи патента исключительное право на изобретение предоставляется патентообладателю, в качестве которого чаще всего выступают круп-
277

ные фирмы. Имея патент, патентообладатель может разрешить кому-либо использовать это изобретение, использовать его сам или вообще никому его не предоставлять для использования. Без согласия патентообладателя изобретение не может быть использовано. Если кто-либо сделает это, то есть нарушит патент, то по решению суда с нарушителя можно будет взыскать убытки, связанные с нарушением патента, и наложить арест на изделие, созданное с использованием патента, например при ввозе его в страну.
Чтобы вывозимые из России товары не нарушали патентов третьих лиц, они должны обладать так называемой патентной чистотой. Это значит, что, перед тем как представить экспонат на выставку или вывезти его за границу, перед тем как передать проект или техническую документацию, нужно проверить, обладает ли изделие патентной чистотой, то есть не подпадает ли оно под действие патентов, принадлежащих третьим лицам. Это устанавливается путем проведения экспертизы на патентную чистоту. Если будет установлено, что изделие не обладает патентной чистотой, придется либо отказаться от его поставки, либо изменить соответствующие технические решения, либо купить лицензию у патентообладателя, то есть получить разрешение на использование изобретения (см. § 3).
Широкое распространение в международных отношениях получил термин «промышленная собственность». Согласно ст. 1 Парижской конвенции по охране промышленной собственности, объектами охраны промышленной собственности являются патенты на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования и указания происхождения, а также пресечение недобросовестной конкуренции.
§ 2. ОХРАНА ПРАВ ИНОСТРАНЦЕВ НА ИЗОБРЕТЕНИЯ В РФ
Отечественное законодательство предоставляет иностранцам и иностранным юридическим лицам возможность охранять в России их права на изобретения. Патентный закон РФ от 23 сентября 1992 г. предусматрива-
278

ет, что иностранные физические и юридические лица пользуются правами, предусмотренными этим законом, наравне с физическими и юридическими лицами РФ в силу международных договоров или на основе принципа взаимности (ст. 36).
В России право на изобретение охраняется государством и удостоверяется патентом. Патент на изобретение удостоверяет признание заявленного технического решения изобретением, авторство на изобретение, приоритет изобретения и исключительное право на использование изобретения. Патент выдается автору изобретения; физическому или юридическому лицу, которое указывается автором изобретения в качестве патентообладателя; их правопреемникам; работодателю (при наличии определенных условий). В период действия в СССР Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях 1973 года существовали две формы охраны: авторское свидетельство и патент. Советские граждане, как правило, подавали заявки на получение авторского свидетельства. Выдачей авторского свидетельства признавалось авторство на изобретение, обеспечивались имущественные и другие права изобретателя. Исключительное право на изобретение принадлежало государству. Использование изобретений, защищенных авторским свидетельством, осуществлялось советскими государственными и другими организациями без специального на то разрешения.
Развитие научно-технического сотрудничества СССР с другими государствами привело к тому, что в ряде случаев создавались совместные изобретения. Под ними обычно понимаются изобретения, сделанные в соавторстве фажданами двух или более стран, или же изобретения, сделанные в международном институте либо иной международной организации. В случаях такого рода, если изобретение было сделано на территории СССР, обычно первая заявка на изобретение подавалась в Государственный комитет СССР по изобретениям и открытиям (Гос-комизобретений СССР), а затем уже в патентное ведомство страны гражданства соавтора-иностранца. Такой порядок подачи первой заявки на совместное изобретение в ведомство страны, где было сделано изобретение, предусмотрен, в частности, в заключенном странами — членами СЭВ 12 апреля 1973 г. многостороннем Соглашении о
279

правовой охране изобретений, промышленных, общеполезных образцов и товарных знаков при осуществлении экономического и научно-технического сотрудничества (см. гл. 2).
По советско-французскому Соглашению о взаимной охране и использовании прав промышленной собственности от 19 мая 1970 г. форму охраны права на изобретение в СССР (авторское свидетельство или патент), так же как и форму охраны во Франции в отношении совместных изобретений, созданных советскими и французскими гражданами в ходе научно-технического и экономического сотрудничества, советские и французские сотрудничающие организации выбирали по взаимной договоренности. Аналогичное правило содержалось в советско-австрийском Соглашении о правовой охране промышленной собственности 1981 года.
В новом законодательстве России предусмотрена охрана изобретений только в форме патента.
Какой же порядок установлен в России для подачи иностранцем заявок на получение охранного документа (патента)? Иностранные граждане и лица без гражданства (физические лица), проживающие за границей, и иностранные юридические лица либо их патентные поверенные ведут в РФ дела по получению патентов на изобретения и по поддержанию их в силе через патентных поверенных, зарегистрированных в Патентном ведомстве. При получении патента и ежегодно в течение срока его действия (20 лет) взимаются специальные патентные пошлины.
Выдача охранных документов иностранцам производится таким же образом, как и российским гражданам.
В ряде правил нашего законодательства нашел свое отражение факт участия СССР (России) в Парижской конвенции по охране промышленной собственности и в других международных соглашениях в этой области (см. § 3). Так, приоритет изобретения может устанавливаться по дате подачи первой заявки на изобретение в зарубежных странах (конвенционный приоритет), если заявка на изобретение поступила в наше Патентное ведомство в течение 12 месяцев с даты подачи первой заявки в зарубежной стране — участнице Парижской конвенции по охране промышленной собственности. При рассмотрении заявок иностранцев на получение патентов
280

применяются общие правила нашего законодательства. Каких-либо особых правил для иностранцев в этом отношении не установлено.
Объем прав иностранца, получившего патент в РФ, полностью определяется нашим правом. Так, в соответствии с правилами законодательства при выдаче патента патентообладателю предоставляется исключительное право на изобретение, и без согласия иностранца-патентообладателя никто не может использовать изобретение.
Лицо, нарушившее исключительное право патентовладельца, обязано прекратить нарушение и возместить причиненный ущерб в порядке, предусмотренном гражданским законодательством.
Аналогичные правила установлены в РФ в отношении полезных моделей и промышленных образцов.
§ 3. ПАТЕНТОВАНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ИЗОБРЕТЕНИЙ ЗА ГРАНИЦЕЙ
1. Правовая охрана (патентованно) изобретений, а также полезных моделей и образцов за границей производится прежде всего для обеспечения экономических интересов за рубежом. Одной из главных целей патентования за границей является обеспечение промышленного экспорта, то есть охрана экспорта при вывозе отечественных промышленных товаров, поставке оборудования за границу, строительстве предприятий на основе нашей документации и при техническом содействии со стороны наших организаций.
Другая цель патентования за границей — обеспечение наилучших условий продажи лицензий иностранным фирмам на право использования отечественных изобретений. Патентование с этой целью производится в тех случаях, когда изделия, в производстве которых используются изобретения, обладают высокими технико-экономическими показателями и можно предполагать спрос на лицензии со стороны иностранных фирм или когда уже имеются предложения о покупке лицензий на эти изобретения. Перспективной целью может быть и создание совместного предприятия за рубежом, в котором в качестве вклада с нашей стороны будут внесены права на изобретения и другие достижения.
281

Важное значение имеет патентование изобретений, производимое при осуществлении научно-технического сотрудничества, для охраны результатов совместных исследований и разработок. Если такие работы проводятся российской организацией совместно с какой-либо иностранной фирмой, то возникает необходимость в па-тентовании как самостоятельных изобретений, то есть сделанных каждой стороной самостоятельно, так и совместных (при этом необходимо определить круг стран, принцип распределения расходов и т. п.).
Патентование имеет и еще одну цель — защиту в случае необходимости изобретений, используемых в изделиях, выставляемых на международных выставках и ярмарках.
2. Подача за границу заявки на изобретение, созданное в России, целесообразна, как правило, после того, как это изобретение будет заявлено в России. Патентование в зарубежных странах изобретений (а также полезных моделей и промышленных образцов), созданных в России, осуществляется не ранее чем через 3 месяца после подачи заявки в наше Патентное ведомство. Оно может в необходимых случаях разрешить патентование изобретения в зарубежных странах ранее этого срока (ст. 35 Патентного закона РФ).
Оформление заявочных материалов для получения заграничного патента — сложный процесс. Патент за границей испрашивается на имя предприятия (организации) или же на имя действительного автора (авторов) изобретения, причем и в заявке, и в патенте указывается имя действительного изобретателя. Таким образом, личные права изобретателя охраняются и при патентовании за границей. Патент может быть получен и на имя правопреемника, то есть лица, которому автор передал соответствующие права.
Изобретения патентуются за границей с соблюдением требований законов той страны, в которой испрашивается охрана. Во многих государствах заявки необходимо подавать через патентного поверенного. Такими патентными поверенными являются специальные конторы, специальные фирмы. Заявки за границу подаются обычно через объединение патентных поверенных «Союзпатент», которое связано с патентными поверенными различных государств.
282

3. С государствами — бывшими субъектами СССР может быть установлен на основе многосторонних и двусторонних соглашений иной, чем с другими государствами, порядок патентования изобретений (в частности, без применения требования о подаче заявок через патентных поверенных). В этих государствах может быть подтверждено действие ранее выданных охранных документов СССР на изобретения.
С целью принятия неотложных мер по созданию межгосударственной системы правовой охраны промышленной собственности 12 марта 1993 г. было заключено Соглашение о мерах по охране промышленной собственности и создании Межгосударственного совета по вопросам охраны промышленной собственности. Согласно ст. 1 Соглашения, создается указанный выше Совет для координации совместной деятельности по созданию межгосударственной системы охраны объектов промышленной собственности, гармонизации национального законодательства в области правовой охраны этих объектов и разработке конвенции по охране промышленной собственности. Имеется в виду, что эта конвенция будет конвенцией открытого типа, в которой могут участвовать не тольк<) страны СНГ, но и другие государства. Соглашение было подписано на заседании Совета глав правительств государств — участников СНГ и также носит открытый характер.
§ 4. ЛИЦЕНЗИИ НА ИЗОБРЕТЕНИЯ И «НОУ-ХАУ»
Лицензия — это разрешение на использование изобретения, технического опыта или секретов производства («ноу-хау»). В условиях современной научно-технической революции торговля лицензиями развивается быстрее, чем торговля готовой продукцией. Взаимовыгодная торговля лицензиями способствует развитию международного научно-технического сотрудничества.
Лицензии могут передаваться на условиях простой лицензии и на условиях исключительной лицензии. При простой лицензии продавец лицензии (лицензиар), предоставляя право на использование изобретения покупателю (лицензиату), сохраняет за собой право использования изобретения на этой же территории или же право
28Э

предоставления лицензии на таких же условиях другим лицам. По договору исключительной лицензии лицензиар предоставляет лицензиату исключительное право на использование изобретения или иного научно-техниче-бкого достижения («ноу-хау») в пределах, оговоренных в соглашении, и уже не может предоставлять аналогичные права по условиям лицензий другим лицам. Кроме покупателя лицензии, никто не может использовать изобретение на данной территории. В отечественной практике лицензионные соглашения заключаются, как правило, на длительные сроки (5—10 лет). В течение всего срока действия соглашения сторонам приходится выполнять не только условия договора, присущие обычным сделкам купли-продажи товаров, но также и специфические условия, которые создают основу для постоянного научно-технического сотрудничества между лицензиаром и лицензиатом.
Лицензионный договор на использование изобретения, в отношении которого выдан в России патент, подлежит регистрации в Патентном ведомстве и без регистрации считается недействительным.
§ 5. ПРАВО НА ТОВАРНЫЙ ЗНАК И БОРЬБА С НЕДОБРОСОВЕСТНОЙ КОНКУРЕНЦИЕЙ
1. Товарный знак и знак обслуживания — это условные обозначения, способные отличит!» товары и услуги одних лиц от однородных товаров и услуг других лиц. Обычно это оригинальное художественное изображение, которое помещается на изделиях. Оно призвано служить целям рекламы изделий. Поэтому товарные знаки имеют большое значение в международной торговле. Хороший товарный знак способствует реализации товара и свидетельствует об определенном качестве изделия.
В России право на товарный знак возникает вследствие его регистрации. Если товарный знак будет зарегистрирован в РФ, то его владелец получит право исключительного пользования знаком.
Никто не может использовать охраняемый в РФ то- J варный знак без разрешения его владельца. Нарушением ;
прав владельца товарного знака признаются несанкцио-,
284

нированное изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью товара, обозначенного этим знаком или обозначением, сходным с ним до степени смешения в отношении однородных товаров (ст. 4 Закона о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров от 23 сентября 1992 г.).
Иностранные юридические и физические лица пользуются правами, предусмотренными законом РФ 1992 года, в силу международных договоров РФ или на основе принципа взаимности. Заявки на регистрацию товарных знаков подаются иностранными заявителями, так же как и заявки на изобретения, через патентных поверенных, если международным соглашением, участником которого является РФ, не предусмотрен иной порядок (см. ниже). Закон о товарных знаках предусматривает, что товарный знак, зарегистрированный в РФ, должен обязательно использоваться. В случае неиспользования товарного знака в течение 5 лет действие регистрации может быть прекращено. При решении вопроса о прекращении действия регистрации принимаются, в частности, во внимание действия иностранного владельца товарного знака, направленные на осуществление его права на товарный знак в РФ (например, публикация товарного знака в газетах, журналах и рекламных материалах, демонстрация экспонатов, обозначенных товарными знаками, на выставках и ярмарках, проводимых в РФ, и т. п.). Иными словами, действия такого рода рассматриваются как действия по использованию знака.
Споры о регистрации товарных знаков решаются в административном порядке Патентным ведомством. Так, американская фирма «Philip Morris Inc.» (США), будучи обладателем прав в СССР на товарный знак Benson and Hedges, потребовала аннулирования в СССР регистрации английской фирмой тождественного знака на идентичные товары. Госкомизобретений СССР аннулировал свидетельство английской фирмы.
2. Защита прав иностранных фирм на товарные знаки в России обеспечивается в соответствии с положениями действующего законодательства. В соответствии с Законом о товарных знаках нарушением прав владельца товарного знака признаются несанкционированное изго-
285

товление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью товарного знака или товара, обозначенного этим знаком, или обозначения, сходного с ним до степени смешения, в отношении однородных товаров (п. 2).
Необходимо обратить внимание на то, что владелец товарного знака в России может запретить другой фирме ввозить товар в Россию, обозначенный таким знаком или сходным с ним. В случаях незаконного использования владелец знака может потребовать 1) прекращения нарушения, 2) взыскания причиненных нарушением убытков, 3) удаления с товара или его упаковки незаконно используемого знака, 4) уничтожения изображений знака, 5) принятия иных мер.
С охраной товарных знаков иностранцев тесно связано пресечение недобросовестной конкуренции.
Основные положения, касающиеся недобросовестной конкуренции, содержатся в Законе России о конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках от 22 января 1991 г. Согласно ст. 10 Закона, в частности, не допускается:
а) распространение ложных, неточных или искаженных сведений, способных причинить убытки другому хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации;
б) введение потребителей в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств, качества товара;
в) некорректное сравнение хозяйствующим субъектом в процессе его рекламной деятельности производимых и реализуемых им товаров с товарами других хозяйствующих субъектов;'
г) самовольное использование товарного знака, фирменного наименования или маркировки товара, а также копирование формы, упаковки, внешнего оформления товара другого хозяйствующего субъекта.
Основы гражданского законодательства 1991 года также устанавливают запрет недобросовестной конкуренции.
Положения российского законодательства о недобросовестной конкуренции воспроизводят ст. 10 бис Парижской конвенции по охране промышленной собст—
286

венности, участником которой является Россия (см. ниже).
Приведем пример из судебной практики, связанной с борьбой с недобросовестной конку ренцией. В конце 1992 года московский магазин «Люкс» продал 20 тыс. джинсов китайского производства с товарными знаками и другими атрибутами джинсов известной американской фирмы «Леви Страусе». В рекламе по телевидению было сообщено, что продаются джинсы последней модели производства этой фирмы. По искам потребителей к магазину «Люкс» районный суд Москвы в начале 1993 года принял решение о расторжении договора купли-продажи, возмещении убытков и компенсации за моральный ущерб, нанесенный продажей фальсифицированного товара. В сумму, взыскан