Реферат: Флоренс Найтингейл - основатель сестринского дела

ФЛОРЕНС НАЙТИНГЕЙЛ

ФлоренсНайтингейлизвестна как основатель профессии медицинских сестер и инициатор реформыгоспиталей. Сама же она видела свою высокую миссию в служении человечеству, визбавлении людей от смерти и болезней, которые можно предотвратить. Этому онапосвятила большую часть своей долгой жизни (1820-1910 гг.), проявляябеспримерное упорство и настойчивость, отличавшие все ее поступки. Но все жеглавной ее заслугой была борьба за реформу системы медицинского обслуживания ванглийской армии и превращение службы медицинских сестер в серьезную, уважаемуюпрофессию на основе разработки программ специальной подготовки и предъявлениявысоких профессиональных требований к деятельности медсестер. Многое из того,что составляет сегодня основу медицинского обслуживания, берет начало вожесточенных баталиях, которые Флоренс Найтингейл вела в XIX в. Менее известно, что в этихбаталиях она впервые стала использовать новейшие методы статистическогоанализа. Ее биографы об этом почему-то не упоминают.

Будучи старшей медицинской сестрой в период Крымской войны(1854-1856 гг.), Флоренс убедилась на собственномопыте, что, улучшив санитарные условия в военных госпиталях и казармах, можко резко сократить смертность и спасти тысячи жизней.Но, чтобы убедить в этом скептиков, стоящих у власти, ей пришлось вестинелегкую борьбу. Хотя в то время сбор и анализ данных в области социальнойстатистики еще мало практиковались, Флоренс сумелапонять, что надежные данные о числе умерших в армии, чью смерть можно было быпредотвратить, могут служить убедительным доказательством необходимостиреформы. Тем самым она не только способствовала осуществлению реформымедицинского обслуживания, но и одной из первых поддержала новаторскую идею отом, что социальные явления могут быть объектом измерений и математическогоанализа. Выдающиеся достижения Флоренс тем болеезначительны, что она добилась их в условиях социальных ограничений, с которымисталкивалась женщина в викторианской Англии. Отец Флоренс,Уильям Эдвард Найтингейл, был богатымземлевладельцем, и его семья принадлежала к высшим кругам английского общества.В то время женщины не учились в университетах и не стремились кпрофессиональной карьере; целью их жизни было выйти замуж и растить детей. Флоренс повезло: ее отец считал, что женщина должна бытьобразованной, и он сам учил ее итальянскому, латинскому и греческому языкам,философии и истории, а также — что было крайне необычным для женщины тоговремени — письму и математике. Когда двадцатилетняя Флоренсвыразила желание стать медсестрой, отец с опасением отнесся к ее желанию ирешил посоветоваться с врачами, подойдет ли его дочери подобное занятие.

ФлоренсНайтингейлизображена на этой фотографии в более поздний период своей жизни. Вскоре послевозвращения из Крыма в 1856 г. вплоть до своей смерти в 1910 г. в возрасте 90лет она тяжело болела, проводя почти все время в своей спальне. Возможно, у нееи не было никакого органического заболевания, во всяком случае болезнь непомешала ей оказывать влияние на ход событий, принимать посетителей и вестиширокую переписку.

Если вообще для женщины высшего круга решение избратькакую-либо профессиональную карьеру требовало исключительной решимости, то опрофессии медсестры не могло быть и речи, даже в такой просвещенной семье, в которойжила Флоренс. Сомнение Уильяма Найтингейлабыло вызвано не столько «отвратительной обстановкой в госпиталях»,сколько, по-видимому, неопровержимыми свидетельствами распутного поведениямедсестер. В ту эпоху медсестры не получали никакой специальной подготовки. Какправило, это были грубые и невежественные женщины со склонностью краспущенности и пьянству. Впоследствии Флоренс самарассказывала отцу, как старшая медсестра одного из лондонских госпиталейговорила ей, что «никогда не встречала непьющих медсестер» и чтобольшинство из них «ведут себя аморально» с пациентами. Поэтомуродители Флоренс надеялись, что их дочь откажется отстоль необычного замысла, выйдет замуж и заживет нормальной жизнью.

Судя по всему, Флоренс Найтингейл имела привлекательную наружность, и если она невышла замуж, то не потому, что не имела такой возможности. Однажды она чутьбыло не приняла предложение одного поклонника, но после долгих его ухаживанийона поняла, что никогда не сможет удовлетворить «моральные устремления»своей «активной» натуры, если «проживет с мужем всю жизнь взаботах о нем и домашнем очаге». Респектабельное замужество, писала она всвоем дневнике, означает «обречь себя на продолжение и усугубление»ее «нынешнего положения», что, казалось ей, было «подобносамоубийству». Свое предназначение она видела в ином и решила, что она изтех женщин, кому провидение «явно предопределило… бытьнезамужними...»

Когда родители не позволили ей стать медсестрой, Флоренс обратилась за утешением к религии, которая всюжизнь была ее путеводной звездой. Однако ее религиозные чувства всегдаосновывались на убеждении, что лучший способ служить богу заключается вслужении человечеству, и поэтому в трудные годы молодости ее никогда непокидала мысль о будущей профессии. Она жадно читала книги по медицине и уходуза больными, посещала больницы и возилась с детишками из лондонских трущоб,которых она называла своими "вестминстерскимиворишками". И все же Флоренс испытывала чувствонеудовлетворенности.

Наконец, в 1851 г. Флоренс удалосьуехать из дому и провести три месяца в Германии, под Дюссельдорфом, гденаходились больница и приют протестантского ордена «дьякониц».Позднее, несмотря на возражения родителей, она стажировалась в еще однойбольнице, на этот раз в Сен-Жермене под Парижем,которой ведала католическая организация «Сестры милосердия». Ей былоуже 33 года, и наконец-то она приобщалась к избранной ею профессии.

Вернувшись в 1853 г. в Лондон, Флоренсвскоре получает свое первое «место» (неоплачиваемое) в качестве надзирательницыв лондонском «заведении для больных женщин благородногопроисхождения». В ее обязанности входило следить за работой медсестер,состоянием медицинского оборудования и контролировать приготовление лекарств.Хотя по нормам того времени ей удалось создать образцовое медицинскоеучреждение, куда был открыт доступ для больных из всех классов общества и всехвероисповеданий, она по-прежнему чувствовала неудовлетворенность, что не могладостичь того, что уже тогда считала своей целью: создать школу, где медсестрыполучали бы полноценную профессиональную подготовку.

В этой первой должности Флоренспроработала не больше года, когда перед ней открылись более широкиевозможности. В сентябре 1854 г. английские и французские войска высадились вКрыму на северном побережье Черного моря, чтобы оказать помощь Турции,воевавшей с Россией (одной из непосредственных причин Крымской войны явилосьтребование России, чтобы православные подданные султана были отданы под ееособое покровительство.) 20 сентября союзники одержали победу в сражении нареке Альма, а затем началась осада русскойвоенно-морской базы — Севастополя. Всеобщее ликование в Англии вскоре сменилосьнегодованием, когда крымский корреспондент лондонской «Тайме» Уильям Говард Рассел сообщил, что больных и раненых английскихсолдат оставляют умирать без всякой медицинской помощи. В английском военномгоспитале в Скутари (недалеко от Константинополя) нетолько не хватало врачей и «даже полотна для перевязок», но и не былони одной квалифицированной медсестры. Французы же направили в Крым 50 сестермилосердия.

Полярная диаграмма, придуманная ФлоренсНайтингейл, чтобы наглядно показать, как многосмертей можно было предотвратить в английских военных госпиталях во времяКрымской войны. Площадь каждого сектора пропорциональна изображаемойстатистической величине. Голубые секторы — число смертей от «заразныхболезней, которые можно было предотвратить или ослабить» (инфекционныезаболевания типа холеры или тифа), розовые — число умерших от ран и серые — смертность в результате прочих причин. Смертность в английских госпиталяхдостигла максимума в январе 1855 г., когда всего умерло 3168 солдат, из них2761 человек от инфекционных заболеваний, 83 от ран и 324 от других причин.Исходя из средней численности английской армии в Крыму в этом месяце,составлявшей 32393 человека, Флоренс Найтингейл высчитала, что в пересчете на год смертностьсоставляла 1174 человека на каждую тысячу. Диаграмма взята из книги Флоренс Найтингейл «Заметкипо вопросам, касающимся охраны здоровья, эффективности мер и управлениягоспиталями в английской армии», изданной в 1858 г.

У Флоренс появилась блестящаявозможное гь осуществить свои честолюбивые замыслы.Она тотчас же написала своему старому другу Сиднею Герберту, тогдашнему«министру войны», и предложила свои услуги. Оказалось, что самГерберт уже отправил ей письмо с просьбой подобрать группу квалифицированныхмедсестер и отправиться с ними в Скутари. И когда 21октября 1854 г. Флоренс во главе отряда из 38медсестер отплыла в Турцию, она могла рассчитывать на официальную поддержкуправительства (но не военных властей). Пожалуй, еще более важным было то, чтоона располагала денежными средствами из частного фонда, собранного газетой«Таймс». Работа в Крыму принесла Флоренс нетолько всемирную известность; эта работа и условия, в которых она велась,определили высокую миссию всей ее будущей жизни.

Условия же, с которыми столкнулись Флоренси ее помощницы по прибытии в Скутари 5 ноября, какраз в день сражения под Инкерманом, были поистинеужасающими. Бараки, где размещался госпиталь, кишели блохами и крысами. Каксообщила впоследствии инспекционная комиссия, под строениями «проходиликанализационные трубы… забитые грязью… и смрадный воздух выносило из нихветром вверх через многочисленные открытые уборные в коридоры и палаты,переполненные больными», которые лежали на соломенных подстилках и которыхпосле Инкермана стало еще больше. По словам Флоренс, холщовые простыни были «такие жесткие, чтораненые просили, чтобы им позволили лежать прямо в одеялах»; бельестиралось в холодной воде и после возвращения из стирки в нем часто былостолько паразитов, что его приходилось уничтожать. Необходимые медикаменты иперевязочные материалы либо вообще отсутствовали, либо не могли быть полученыиз-за бюрократизма военных властей.

Таковы были условия, в которых содержались раненые,доставлявшиеся в Скутари после долгого пути черезЧерное море и Босфор, слабые и истощенные, страдающие не только от ран, но и отобморожений и дизентерии. В результате возникавших вследствие этого эпидемийтифа и холеры в Скутари умерло больше людей, чем отсамих ран. В феврале 1855 г. смертность в госпитале достигла 42,7% от общегочисла больных и раненых.

Пытаясь организовать в Турции настоящий госпиталь, Флоренс Найтингейл проявилаподлинный талант администратора. На каждом шагу она встречала сопротивление состороны военных властей, препятствовавших любым изменениям, которые могливскрыть их собственные ошибки или некомпетентность. Военным чинам не нравилось,что Флоренс действовала независимо от армейскихслужб, что она была гражданским лицом и к тому же — женщиной. Враждебноеотношение к ней было столь очевидным, что ее медсестрам сначала вообщезапретили находиться в палатах. Даже когда ей удалось добиться признания, ейпостоянно приходилось бороться с мелкими чиновниками. Был, например, случай,когда офицер, ведавший хозяйственным снабжением, отказался выдавать со складакрайне необходимые рубахи, пока вся партия в 27 тыс. штук не будет осмотренапредставителем интендантской службы.

Несмотря на все эти помехи, Флоренсудалось очень многого добиться в Скутари благодаря еенезависимости от военных властей, а главное благодаря тому, что она располагаласобственными средствами. Она организовала свою прачечную с котлами для горячейводы, устроила в госпитале дополнительные кухни и в конце концов превратилась вглавного поставщика различных товаров для всего госпиталя, «своего родаоптового торговца носками и рубахами, ножами и вилками, капустой и морковью, операционнымистолами, полотенцами и мылом, расческами, порошком от вшей, ножницами, суднамии подушками для культей». Деньги для закупки всего этого и для оплатынанятого ею персонала поступали не только из фонда «Тайме», но и изпожертвований частных лиц, а также из ее личных средств.

Линейные диаграммы, приведенные в отчете Королевскойкомиссии, отражают сравнительный уровень смертности в армии и среди гражданскихлиц. В мирное время смертность среди солдат в Англии почти вдвое превышаласмертность среди гражданских лиц {верхняя диаграмма). Во время Крымской войныосновной причиной смертности среди солдат были «заразные»заболевания, которые на фронте были более распространены, чем в Англии (нижняядиаграмма). На верхней диаграмме приведено число умерших на тысячу человек дляразличных возрастных групп, на нижней — уровень смертности (в процентах) отразличных заболеваний (черные линии — среди мужчин гражданского населения,красные — среди солдат в тылу). На основе отчета был принят военно-санитарныйкодекс и осуществлен ряд мер по улучшению санитарных условий в армии. Этидиаграммы, как и другие, содержащиеся в докладе, могут служить примеромноваторского подхода Флоренс Найтингейлк способам графического представления статистических данных.

Выполняя многочисленные административные обязанности, Флоренс все же находила время, чтобы самой ухаживать забольными. Поздно ночью она постоянно обходила палаты, что породило легенду об«ангеле-хранителе» Крыма. Всем другим женщинам Флоренсзапрещала по ночам находиться в палатах (ей приходилось отсылать некоторыхмедсестер домой за непристойное поведение), и, как писал управляющий фондом«Тайме», она «одна с небольшой лампой в руках исходила многиемили среди беспомощных страдальцев». Лонгфелло в поэме, написанной в 1857г., обессмертил образ этой «леди с лампою в руках». («Чу! В этотчас страданий я вижу леди с лампою в руках»). Но более существеннымдоказательством успеха, достигнутого Флоренс, могутслужить цифры, на которые она сама указывала: к весне 1855 г., спустя полгодапосле ее приезда в Скутари, смертность в госпиталесократилась с 42,7 до 2,2%.

Уровень смертности в Скутари, вглавном английском госпитале во время Крымской войны, резко снизился послетого, как благодаря усилиям Флоренс Найтингейл были улучшены санитарные условия. Зимой 1854/55г. английская армия, осаждавшая русские укрепления под Севастополем, неслаогромные потери от плохой пищи, холода и болезней — дизентерии, холеры, тифа ицинги. Смертность в госпитале в Скутари, по подсчетамФлоренс Найтингейл впересчете на год в процентах к общему числу пациентов, достигла в феврале 415%.В марте начала осуществляться санитарная реформа. Диаграмма взята из отчетаКоролевской комиссии, назначенной после войны для изучения санитарных условий вгоспиталях английской армии.

6 июля 1856 г., через четыре месяца после окончания войны, Флоренс Найтингейл вернулась вАнглию. Ей уже было 36 лет, и ее знали и почитали во всем мире. По прибытии онаотказалась от всякого официального чествования, заявив, что лучшим признаниемее заслуг было бы создание комиссии по расследованию организации медицинскогообслуживания в армии. Флоренс писала, что в Крыму в«забытых могилах» лежат около 9 тыс. солдат, чья смерть «былавызвана причинами, которые могли бы быть предотвращены». Эта трагедияпродолжалась и в мирное время: в любом военном госпитале и в любой казармеумирали люди, которых можно было спасти. Чтобы положить этому конец, необходимобыло во всей военно-медицинской службе провести такие же санитарные реформы, засчет которых удалось спасти столько жизней в Скутари.Именно такую задачу и поставила перед собой Флоренс.

Но как ей убедить других в необходимости реформы? Самымубедительным аргументом, считала Флоренс, являютсястатистические данные. Сегодня использование статистики в подобных целях — дляизучения социальных явлений и анализа эффективности мероприятий в общественнойсфере — обычное дело, но в то время это было не так. Научные основы социальнойстатистики только зарождались, и, борясь за осуществление реформы медицинскогообслуживания, Флоренс способствовала развитию и этогонового метода анализа.

В качестве простого сбора количественных данных статистикаизвестна с давних времен (вспомним хотя бы о Книге чисел Ветхого завета), ноанализом таких данных стали заниматься лишь со времени научной эволюции XVIIстолетия. Первым попыткам анализировать статистические данные в социальнойобласти мешала недостаточная точность как самих данных, так и математическихметодов анализа. Хелен M. Уокер,изучавшая историю статистики, указывает, что развитие в XIX в. современныхстатистических методов было обусловлено тремя факторами: появлениемматематической теории вероятностей, возникновением сети различныхгосударственных учреждений, собирающих информацию о гражданах и ихдеятельности, и стремлением специалистов в области политической экономии научнообосновать причины социального поведения людей. Эти «три движущихфактора», по словам Уокер, соединились воедино вXIX в. в судьбе бельгийского астронома и статистика Ламберта Адольфа Жака Кетле, которого многие считают создателем современнойсоциальной статистики. В 1841 г. Кетле организовалЦентральную бельгийскую статистическую комиссию, которая стала прототипомподобных учреждений в других странах. До конца своей жизни (он умер в 1874 г.) Кетле оставался главным авторитетом в мире по вопросамстатистических исследований.

В прошлом веке ученые, пытавшиеся научно изучать поведениечеловека, столкнулись со сложной проблемой. Образцом науки того временисчиталась классическая физика с ее детерминистскими законами, которые описывалиразличные природные явления. Поведение же человека казалось всецелоиндивидуальным и недетерминированным. Кетле решил этупроблему, выдвинув понятие «среднего человека», исключающее особенностииндивида. Он доказал, что, если поведение индивида не подчиняется строгимзаконам, то в поведении группы людей обнаруживаются закономерности, которыемогут получить математическое выражение на основе теории вероятностей. Кетле был убежден, что даже интеллектуальные и моральныекачества человека, если их измерить с достаточной точностью, подчиняютсянормальному закону статистического распределения.

Наиболее оригинальной и замечательной работой Кетле был проведенный им в 1831 г. анализ зависимостиуровня преступности во Франции от таких факторов, как пол, возраст,образование, климат и время года. Конечно, полученные данные не позволялипредсказывать, кто именно совершит то или иное преступление, но, по мнению Кетле, они давали возможность ученым «заранееподсчитать, сколько человек обагрят руки кровью своих собратьев, сколько будетфальшивомонетчиков и сколько отравителей». Открытие подобныхзакономерностей привело Кетле к радикальному выводу,что «все эти преступления так или иначе подготавливаются обществом, а сампреступник — это лишь орудие их осуществления».

Хотя многие ученые высоко оценили труды Кетле,у других они вызвали негодование. Детерминизм его «социальной физики»был совершенно неприемлем для тех, кто придерживался господствующих тогдавзглядов о свободе воли и индивидуальной ответственности человека. Так, ДжонСтюарт Милль, например, неоднократно выступал против теории вероятностей вообщеи ее использования в области общественных наук в частности. Другим активнымпротивником статистического подхода к изучению человека и общества был Чарлз Диккенс. По словам Диккенса, его роман «Тяжелыевремена» был задуман как сатира на тех людей, которые не способны видетьничего, кроме «цифр и средних чисел», «безмозглых тупиц»,которые, исходя из среднегодовой температуры Крыма, «доказывают, чтосолдата следует одевать в платье из нанковой (шелковой) ткани в такую ночь,когда и в мехах он бы умер от холода». Диккенс отвергал статистическийподход, считал его бесчеловечным и в «Тяжелых временах» сравнивалзакономерности, обнаруженные статистиками в области умопомешательств,преступности, самоубийств и проституции, с «убийственно точнымичасами».

ФлоренсНайтингейлбыла, напротив, горячим поклонником работ Кетле и ещев молодости занялась сбором и анализом статистических данных. В Скутари она не только осуществила важнейшие санитарныереформы, но и наладила систематический учет; до нее там царил настоящий хаос:неизвестно было даже точное число смертных случаев. Вернувшись в 1856 г. вАнглию, Флоренс познакомилась с врачом ипрофессиональным статистиком Уильямом Фарром. Под егоруководством она быстро смогла оценить возможность использования собранных ею вСкутари данных и вообще медицинской статистики вкачестве средства для улучшения медицинского обслуживания в военных госпиталяхи гражданских больницах.

На протяжении всей военной истории, вплоть до XX в., во времявойн от болезней погибало больше людей, чем от ранений, полученных в боях, и вэтом отношении Крымская война не была исключением. Статистические данные,собранные Флоренс, весьма красноречивы. Онипоказывали, что в течение первых месяцев Крымской кампании «смертность ввойсках только от болезней составляла 60% в год», что превышало процентпогибших во время великой эпидемии чумы в Лондоне в 1665 г., и была выше«смертности от приступов холеры» (т.е. смертности среди тех, ктозаразился этой болезнью). В январе 1855 г. общая смертность во всех английскихгоспиталях в Турции и Крыму по отношению к численности всей Крымской армии, нобез учета убитых в бою, достигла годового уровня — 1174 человека на каждуютысячу. Из этого числа 1023 человека на тысячу умерли от «заразных»болезней (в эту категорию Фарр включал эпидемические,эндемические и инфекционные заболевания). Это означало, что, если бы такойуровень смертности, который отмечался в январе, сохранялся на протяжении всегогода и армия не получала бы пополнений, одни только болезни уничтожили бы всюанглийскую армию в Крыму.

Различные методы подсчетов смертности, использованные Флоренс Найтингейл, яркопродемонстрировали и во что обходятся Англии болезни солдат, и каковаэффективность улучшения санитарных условий. Смертность в госпитале в Скутари в пересчете на целый год в процентах к общему числупациентов достигла в феврале 1855 г. невероятной цифры — 415%. Но уже в мартепод руководством Флоренс начала осуществлятьсясанитарная реформа и смертность среди больных резко снизилась. По данным Флоренс, к концу войны смертность среди больных английскихсолдат в Турции была «ненамного выше», чем среди здоровых солдат всамой Англии. Еще более примечательно, что смертность среди всех английскихвойск в Крыму составляла «лишь две трети смертности среди английскихвойск, квартирующихся в Англии».

Эти цифры свидетельствовали о том, что не участвовавшие ввойне английские солдаты жили в казармах в нездоровых условиях. Когда Фарр объяснил Флоренс, чтоскрывается за ее данными о смертности, она сразу решила сопоставить смертностьсреди солдат и среди гражданских лиц. И Флоренсобнаружила, что в мирное время смертность среди английских солдат в возрасте от20 до 35 лет почти вдвое выше, чем среди гражданских лиц. Она писала в 1857 г.,что

«допускать смертность в строевых, артиллерийских игвардейских частях в Англии на уровне 17, 19 и 20 человек на тысячу, в то времякак в гражданской жизни эта цифра составляет всего 11 человек на тысячу, — этотакое же преступление, как если бы ежегодно на равнине Солсбери выстраивали ирасстреливали 1100 солдат».

(Эти 1100 человек составляют 20 на тысячу из общего числа в55 тыс. солдат и унтер-офицеров.) Было ясно, что, говоря об улучшениисанитарных условий в армии, нельзя ограничиваться только полевыми госпиталями.Подкрепляя свои доводы статистическими данными, Флоренссумела обратить на них внимание королевы Виктории и принца Альберта, а такжепремьер-министра Англии лорда Пальмерстона. Несмотряна пассивное сопротивление военного министерства, пожелание Флоренсо проведении официального расследования системы медицинского обслуживания вармии было удовлетворено и в мае 1857 г. была учреждена Королевскаявоенно-медицинская комиссия.

В то время женщина никак не могла быть членом подобнойкомиссии. Тем не менее Флоренс оказывала сильноевлияние на ее работу как потому, что некоторые члены комиссии были ее друзьями(среди них был Сидней Герберт — министр, пославший ее в Крым), так и потому,что значительную часть необходимой информации комиссия получала от нее. Своивзгляды Флоренс изложила на восьмистах страницахизданной на собственные средства книги, озаглавленной «Заметки повопросам, касающимся охраны здоровья, эффективных мер и управления госпиталямив английской армии». В книгу был включен статистический раздел, снабженныйтаблицами и диаграммами. Фарр назвал эту книгу«самым лучшим (трудом) из всего когда-либо написанного» как постатистическим «диаграммам, так и о самой армии».

ФлоренсНайтингейлбыла поистине пионером в области графического представления статистическихданных: она придумала полярные диаграммы, на которых изображаемыестатистические величины пропорциональны площадям секторов в круге. Флоренс использовала такие диаграммы, которые за ихкрасочность она называла «мои шутовские колпаки», чтобы нагляднопоказать, как много смертей можно было предотвратить во время Крымскойкампании. На Фарра «Заметки» произвелибольшое впечатление. Значительную часть статистических таблиц и диаграмм изэтой работы он включил в текст отчета Королевской комиссии. Статистическийраздел этого отчета Флоренс использовала в качествесоставной части «флангового маневра», направленного противсопротивляющихся реформе медицинского обслуживания. Она опубликовала его в видеотдельной брошюры и широко распространяла ее в парламенте, в правительственныхи военных кругах. Некоторые диаграммы Флоренсспециально вставила в рамки и презентовала их чиновникам из военногоминистерства и военно-медицинского управления.

Усилия Флоренс не пропали даром.Для проведения реформ, рекомендованных Королевской комиссией, были учрежденычетыре подкомиссии. Одна из них занималась вопросами переоборудования казарм ивоенных госпиталей: улучшением систем вентиляции, отопления, канализации,водоснабжения и кухонного оборудования. Другие подкомиссии разработаливоенно-санитарный кодекс, учредили военно-медицинское училище и реорганизовалиармейскую систему сбора медицинских статистических данных.

Теперь Флоренс занялась здоровьем 1английских солдат в Индии. Вместе с Фарром они началиизучать данные министерства по делам Индии о заболеваемости и смертности средисолдат. Кроме того, Флоренс разослала анкетыанглийским гарнизонам в Индии с вопросами о существующих там санитарныхусловиях. В течение 1858 и 1859 гг. она вела успешную кампанию за назначениееще одной королевской комиссии для расследования положения в английских войскахв Индии. Два года спустя она представила этой комиссии доклад о результатах,полученных на основе обработки ответов на разосланные индийским гарнизонаманкеты. В докладе излагались причины, по которым смертность среди английскихсолдат в Индии в шесть раз превышала смертность среди гражданского населенияАнглии: никуда не годные канализационные системы, переполненные казармы,отсутствие физических упражнений, плохие госпитали и многое другое. В 1863 г.комиссия завершила свою работу. А в 1873 г., спустя 10 лет после проведениясанитарной реформы, Флоренс могла констатировать, чтосмертность среди солдат в Индии сократилась с 69 до 18 человек на тысячу.

 

     

Потери в живой силе, которые понесла английская армиявследствие чрезмерной смертности и инвалидности среди солдат. Эти диаграммыприведены в докладе Королевской комиссии. В обеих диаграммах принимается, чтоежегодно армия пополняется 10 тыс. молодых солдат в возрасте 20 лет и что срокслужбы здорового солдата составляет 20 лет. Каждая клеточка на диаграммесоответствует 1000 человек. При существующих нездоровых условиях (нижняядиаграмма) смертность (темное попе) и инвалидность (желтое попе) сокращаютмаксимальную численность 200-тысячной армии до 141764 человек (светлое поле),что составляет 29% потерь. Если бы смертность была такой же низкой, как средигражданских лиц, то при сохранении соотношения между смертностью иинвалидностью численность армии, как отмечается в отчете, была бы значительновыше и составляла 166910 человек (верхняя диаграмма).

Статистика, как это убедительно продемонстрировала Флоренс Найтингейл, даетвозможность упорядоченного изучения данных опыта, и медицинская статистикаможет раскрыть гораздо больше, чем просто очевидный факт, что антисанитарныеусловия убивают людей. Как пишет Флоренс, однородныеи точные статистические данные в медицине «позволяют дать оценкуконкретным методам лечения и различным видам операций». Короче говоря,статистика приводит к улучшению медицинской и хирургической практики. Проблемазаключалась в том, что во времена Флоренсстатистические данные, которыми располагали больницы, не были ни однородными,ни последовательно точными. Чтобы исправить положение, Флоренсс помощью Фарра и других врачей разработала примернуюформу больничной статистической отчетности. Эта форма была одобрена наМеждународном конгрессе по статистике, который состоялся в Лондоне летом 1860г.

Новая схема отчетности определяет основные виды информации,которой должны располагать больницы: число больных на начало и конец года ичисло больных, поступивших в больницу в течение года; число больных, выписанныхпо выздоровлении, вследствие признания их неизлечимыми или по их собственнойпросьбе; число умерших больных и средняя продолжительность пребывания больногов больнице. Однако, хотя сама идея получения однородных статистических данных оположении в больницах была, несомненно, полезной и намного опередила своевремя, эта новая система отчетности так и не получила широкого распространения.Предложенная форма была слишком сложной и исходила из своеобразнойклассификации заболеваний, которая была придумана Фарроми против которой решительно выступали многие патологи. К сожалению, в областимедицинской науки Флоренс не обнаружила той жепроницательности, которая позволила ей оценить достоинства медицинской статистики;она, например, не проявила никакого интереса к теории о роли бактерий каквозбудителей болезней и к значению этой теории для лечения инфекционныхзаболеваний.

Увлеченность статистикой объяснялась не толькозаинтересованностью Флоренс в проведении реформымедицинского обслуживания, она была тесно связана и с ее религиознымиубеждениями. Для нее законы, управляющие социальными явлениями, «законынашего морального прогресса» были божественными законами, которые и должнабыла обнаружить статистика. Она проповедовала идею, что наука, созданная Кетле, имеет «исключительную важность для всейполитической и социальной деятельности», а большинство политическихлидеров не имело никакого представления о том, как правильно интерпретироватьстатистические данные. Флоренс считала, что врезультате такого невежества законодатели, которые «не ведают, чтотворят», издают законы, которые означают «не прогресс, а топтание наместе». Поэтому она старалась изобрести такую форму графическогопредставления статистических данных, которая была бы понятна каждому, иборолась за то, чтобы ввести обучение статистике в программу высших учебныхзаведений. Правда, ее мечта о кафедрах статистики в университетах былаосуществлена лишь после ее смерти, и даже сегодня ее взгляды не полностьюразделяются обществом, что видно хотя бы из того, то изучение статистики еще нестало обязательной частью общего образования.

Свидетельством религиозного преклонения Флоренсперед статистикой может служить надпись, сделанная ею на экземпляре книги Кетле «Социальная физика». На титульном листекниги Флоренс заключила ее название в такуюформулировку собственного кредо:

 

Чувствобезграничного могущества,

Убежденностьв полной надежности,

Неограниченныевозможности улучшений

обеспечиваютпринципы

СОЦИАЛЬНОЙФИЗИКИ,

еслитолько уметь их применять

втех случаях, когда это так необходимо.

Для Флоренс НайтингейлКетле был основателем «самой важной науки вовсем мире», потому что «от нее зависит возможность практическогоприменения достижений любой другой (науки)». Судя по их переписке, этоуважение, по-видимому, было взаимным.

Хотя занятия статистикой имели для Флоренсособую важность в более поздний период ее жизни, когда она стала«влиятельным лицом», она, по ее собственному признанию, все время стремиласьвернуться к уходу за больными, своей избранной профессии, своему первому«зову божьему». Однако она не могла сделать это, так как послевозвращения из Крыма значительную часть своей жизни тяжело болела и фактическибыла прикована к постели.

Хотя слабое здоровье Флоренс можнообъяснить и последствиями лихорадки, которой она заразилась в Крыму, некоторыесчитали, что у нее вообще не было никакого органического заболевания и что еенедомогание было чисто нервным или даже воображаемым. Во всяком случае, то, чтоона проводила все время в своей спальне, где и принимала бесконечный потокпосетителей, нисколько не уменьшило роли ее деятельности и не помешало ейдобиться для медицинских сестер современного профессионального статуса.Используя средства из Фонда Найтингейл (почти 50 тыс.фунтов стерлингов, собранных общественностью по подписке в честь «народнойгероини»), она смогла осуществить свою давнюю мечту, основав в 1860 г.Училище по подгото

еще рефераты
Еще работы по медицине