Реферат: Женские образы в романистике Жорж Санд

Введение

После Французской революции 1789 года среди просвещенного дворянства возрос интерес к демократическим идеям, и в частности к вопросу о положении женщины. В дворянских салонах дамы делаются заметными благодаря своей образованности, уму и активности. В это время в России широкую популярность получает романтическая литература, и особенно произведения Жорж Санд, где идеи просвещения, а также эмансипации женщин были определяющими. Но пока литература еще не могла овладеть предметом и ограничивалась отдельными чертами, которые все еще не объясняли достаточно данный вопрос.

Во второй половине XIX века широкое хождение получили демократические идеи. Звучали требования освободить общество от бремени патриархальных структур – с точки зрения радикальной интеллигенции, это предполагало не только устранение существовавших классовых различий, но и отмену тогдашней системы взаимоотношений между полами. Появление Ж. Санд в литературе было свидетельством важных перемен, которые произошли в ее сознании под воздействием общественных процессов того времени.

Жорж Санд – псевдоним Авроры Дюдеван. Эти два имени относятся к разным периодам бытия этой женщины. Между ними – рубеж, воздвигнутый общественными переменами, узлом которых стала Июльская революция 1830 года. Аврора Дюдеван была замужем за Каземиром Дюдеваном, но брак оказался не из счастливых. Главное, что характеризовало молодую женщину в этот период, – это ее стремление обеспечить себе независимость. События в Париже позволяют ей сделать такой шаг, как уйти от мужа, и 4 января 1831 года она уже находится в столице Франции, где начинает работать в газете Делатуша «Figaro».Так Жорж Санд вступает в новый период своей жизни, столь непохожий на ее мирное прозябание в провинции.

Влияние новых времен запечатлелось в судьбе многих известных женщин той эпохи. Но перемены в жизни Ж. Санд в начале 30-х годов XIX века еще поразительней: с пассивностью покончено, свобода ничего не делать и ни за что не отвечать отвергнута как состояние зависимости и рабства; этой свободе приказывать домашней прислуге она предпочитает необходимость трудиться, так как это вместе с материальной самостоятельностью дает действительную свободу выбирать и решать самой за себя. Начинается активная литературная и общественная деятельность Ж. Санд. В годы Реставрации разрыв Ж. Санд с мужем и переезд в Париж были бы просто скандалом и преступлением против нравственности. В Париже 1831 года это воспринимается как освобождение личности. Чтобы женщина решилась на подобный поступок, понадобилось такое событие, как Июльская революция, которая при всей ограниченности своих политических результатов способствовала принципиальному обновлению нравов. Именно таков смысл замечания самой Жорж Санд о том, что в Париже «господствует свобода если не общественная, то по крайней мере индивидуальная»[1] .

Темой нашего исследования стал «Женский вопрос в романистике Жорж Санд». Эта проблема волновала и будоражила европейское общество в XIX веке, а так же не утратила своей актуальности и сегодня, когда женщина уже имеет активную жизненную позицию.

1. Биография Жорж Санд и общая характеристика её творчества

Вечером 1 июля 1804 года у Мориса Дюпена, аристократа из старинной фамилии, чьими предками были даже короли, и Софии-Виктории Делаборд, дочери птицелова, родилась девочка. Ее назвали в честь бабушки, любимой матушки Мориса, – Авророй.

Но общество с осуждением смотрело на столь неравный брак. Мать Мориса не приняла невестку, и детство Авроры прошло меж двух огней – бабушкой и мамой.

Софи не получила никакого образования, но от природы была поэтична и обладала врожденным чувством красоты. Будучи «из народа», она считала себя лучше всех аристократов мира. И Аврора унаследует эту черту матери – обладательница аристократических манер, дама высшего света, она всегда будет подчеркивать свое происхождение, не считая это унизительным.

Через четыре года Морис Дюпен погиб, и бабушка взяла маленькую внучку к себе, в имение Ноан. Софи не возражала, не желая лишать дочь лучшего будущего.

Авроре полюбилась сельская жизнь. Ей доставляло радость бегать с деревенскими детьми, ухаживать за ягнятами, слушать рассказы мяльщика конопли. Бабушке-аристократке, правда, это не очень нравилось: она хотела прежде всего воспитать из внучки утонченную светскую даму. Подчинить Аврору было невозможно, зато привить любовь к музыке и литературе не составило труда.

И все же она мечтала вернуться к маме, ее не пугала бедность, в которой пришлось бы жить. Аврора Дюпен-старшая пыталась внушить внучке, что ее мать «погибшая женщина». Девочка бунтовала. И тогда бабушка отдала ее на обучение в монастырь.

Аврора с раннего детства задавалась вопросами: «Зачем я существую? Зачем весь этот свет? Зачем старые графини?»

В женском августинском монастыре ее прозвали «записной книжкой» – уже тогда она с удовольствием вела записи в дневнике: «Увы! Мой милый отец Вилель, я часто пачкалась чернилами, тушила свечку пальцами < …>Я засыпала на уроках закона Божия, я храпела на мессе, я говорила, что вы некрасивы< …> За эту неделю я сделала, по крайней мере, 15 грубых ошибок по-французски и 30 по-английски <… > Это мой грех, это мой грех, это мой тягчайший грех»[2] .

Шло время. Авроре исполнилось 15 лет, из чертенка неожиданно для всех она превратилась в ангельски послушную девушку. Однажды, прогуливаясь по крытой галерее монастыря, юная послушница зашла в церковь, чтобы посмотреть вблизи на монахинь, пришедших молиться: «Мне показалось, что звезда, как бы вписанная в витраж, затерянная в необъятном пространстве, внимательно смотрела на меня. Пели птицы. Вокруг были покой, очарование, благоговейная сосредоточенность, тайна, о которой я никогда не имела представления<…> У меня закружилась голова < …> Слезы потоком хлынули из глаз < …>»[3] Она решила, что быть монахиней – ее призвание, и стала думать о вступлении в монастырь. С отчаянностью, столь свойственной ее характеру, Аврора начала работать до полной потери сил, была готова подметать кладбище, выносить мусор, делала все, что ей говорили, и буквально не спала и не ела.

Это всех насторожило. «Вы стали грустной, мрачной, какой-то исступленно-восторженной. – сказал ей аббат де Премор. – В наказание я велю вам вернуться к играм, к невинным развлечениям, свойственным вашему возрасту»[4]. Аббат, видя в девочке восторженную, поэтическую душу, понимал, что на пути монахини она не обретает счастья.

Вновь став зачинщицей всех игр в монастыре, вернув внимание своих подруг и монахинь, в глубине души Аврора твердо решила, что не отступится от желания принять постриг. Но письмо бабушки все изменило – мадам Дюпен настоятельно просила внучку вернуться в Ноан, что бы выдать ее замуж. В 1822 году Аврора Дюпен стала супругой Казимира Дюдевана. Замужество не принесло ей счастья. Они c супругом были разнми людьми. Казимир находил удовольствие в охоте, интересовался политикой и любил выпить, он не понимал влечения Авроры к книгам. А она жаждала знаний, читала труды философов, с интересом изучала естественные науки. Ее природное чувство красоты проявлялось в понимании музыки, в рисовании, поэзии.

Этот союз не смогли сохранить даже дети, которых они очень любили.

В 1831 году Аврора бросила семью и уехала в Париж, оставшись без денег, без дома, без поддержки. Засунув руки в карманы, голодная, она бродила по Парижу в поисках работы, и твердо знала, что в Ноан она не вернется.

Ее приняли журналистом в сатирический журнал «Фигаро». Его редактор Анри де Латуш, человек, «создавший больше авторов, чем произведений»[5], был учителем Оноре де Бальзака, Шарля Нодье.

Первый свой роман «Роз и Бланш» Аврора написала вместе с Жюлем Сандо. Встретив Жюля, Аврора вновь почувствовала вкус жизни. Их сближали интересы, мечтательность, поэтичность. Все, что им нужно было, чтобы чувствовать себя счастливыми: две котлеты и сыр, мансарда с видом на Нотр-Дам и на реку, работа, чтобы оплатить жилье и еду. Но союз этот не был долгим – Жюль и Аврора расстались. «Мои мечты были всегда слишком возвышенными»[6] – скажет она. Однако с ней навсегда остался псевдонимЖорж Санд, под которым она стала известна не только во Франции.

Она продолжает много, неутомимо работать, выпуская по роману в год. Когда-то Аврора мечтала хотя бы увидеть В. Гюго, О.де Бальзака, а теперь они говорят о ее таланте. Она знакомится с известными писателями, музыкантами, поэтами. Вот лишь немногие имена: Альфред де Мюссе, Ференц Лист, Гюстав Флобер, Шарль Сент-Бёв, Эжен Делакруа, Проспер Мериме, Полина Виардо, Иван Сергеевич Тургенев…

Однако кровь ее застыла от вечной работы за столом, оставшись одна, лишенная радости дарить свою любовь, она забыла, что еще молода, а ее душа словно уснула…

Жорж Санд и Фредерик Шопен познакомились в 1837 году в Париже. Она сразу обратила внимание на молодого музыканта, впечатлительного, тонкого и талантливого. Он после этой встречи отметил: «Какая несимпатичная женщина эта Санд! Она действительно женщина? Я готов в этом усомниться»[7] Во многом их вкусы расходились, но красота, музыка объединили две прекрасные души.

Шопен нашел в Жорж Санд силу, которая влекла его и помогала ему; Аврора могла оценить его, вдохновить, дать совет и не требовала ничего для себя.

В 1841 году из Парижа семья перебралась в Ноан. Там они провели пять незабываемых лет.

С утра до вечера взрывы музыки, раздававшиеся из комнаты Шопена, смешиваясь с ароматом роз и пением птиц, долетали до Жорж Санд, которая работала в своем кабинете на верхнем этаже. В.А. Моцарт и И.С. Бах не сходили с пюпитра. Делакруа, для которого оборудовали мастерскую в Ноане, Шопен, сын Авроры Морис, уже 20-летний юноша, начинали разговоры об искусстве, а она слушала. В это время Жорж Санд работала над романом «Консуэло». Полина Виардо, талантливая певица и друг семьи, служила прообразом героини.

Они создали свой театр. Разыгрывали сценки, танцевали комические балеты. Словом, каждый любил и творил свои шедевры…

Шопен любил Жорж Санд; она испытывала к нему нежную материнскую любовь. Она восхищалась гением музыканта; он уважал прекрасную писательницу. Но самые святые и дорогие сердцу чувства легко уязвимы, они хрупки, и малейшее недоверие может их разрушить. «Доброжелатели» начали настраивать Фредерика Шопена против Жорж Санд. И преуспели… «Я прощаю вас и отныне не пошлю вам ни одного упрека…»[8] – написала она в своем последнем письме Шопену.

Жизнь Жорж Санд не была идеальной, но ее освещала глубокая вера в Идеал. Тяга к любви, к красоте, к природе, Богу нашли отражение в ее жизни и литературных творениях.

К своему творчеству Жорж Санд всегда относилась спокойно, не придавая ему большого значения, главным оставалось любить. И в конце жизни она, бабушка, дарила свою горячую любовь внукам…

Была ли Жорж Санд счастлива? Несомненно, ведь для этого нужно совсем немного. «Мне пришлось достаточно потрудиться, чтобы остаться доброй и искренней. Но вот я очень стара… Я совершенно спокойна, моя старость так же целомудренна своим рассудком, как и своими делами, ни малейшего сожаления о молодости, никакого стремления к славе, никакого желания денег, разве только чтобы оставить моим детям и внукам… Я чувствую, что могу быть полезной более лично, более непосредственно. Я достигла, не знаю как, большого благоразумия… Как всегда, я верующая, бесконечно верующая в Бога. Ошибаются, думая, что в старости все идет на убыль»[9] .

В июне 1876 года Жорж Санд умерла.

2. «Женский вопрос» в творчестве Жорж Санд

Первый шаг к самоутверждению заключался для Ж. Санд в решении «женского вопроса» или эмансипации женщин.

Но прежде следует разобраться, что понимается под этим понятием. В социологии «женский вопрос» это комплекс социальных проблем, включающий проблемы положения женщины в обществе и семье, охраны материнства и младенчества, путей освобождения женщины от угнетения.

Само слово «эмансипация» происходит от латинского глагола emancipare– освобождать ребёнка от отцовской власти или, в более широком смысле, отказываться от каких-либо полномочий или прав собственности, причём формально эти полномочия и права не уничтожались, а передавались другому лицу, и «эмансипируемый» таким образом обретал не свободу, а нового властителя.

В 30-х годах XIX века Жорж Санд мечтала о реформе брака – закону, превращавшему замужнюю женщину в безропотное и бесправное существо, она противопоставляла союз сердец и интеллектов, ревностно оберегающих семейное счастье. Только что закончился ее бракоразводный процесс, доставивший ей немало огорчений и унижений, потому ее особенно занимали проблемы семьи. Она согласилась написать для основанной аббатом Ламенне газеты «Ле Монд» ряд публицистических статей, посвященных женскому вопросу, под общим названием «Письма к Марсии» (1837). Марсия, рассудительная, но разочарованная женщина, не находит утешения в религии, не видит в обществе достойного человека, с которым она могла бы связать свою жизнь; ее друг, под именем которого выступит автор писем, советует ей искать идеал в повседневных делах и, презрев богатство и брак по расчету, прежде всего думать о величии женского достоинства. «Письма к Марсии» обрели форму морального кодекса, в котором развиты положения о равенстве женщин и мужчин. «Многие мужчины стараются теперь проповедовать на основании психологии и физиологии, что мужской организм выше организма женского<…> Если женщина ниже мужчины, пусть ее освободят от всех уз, пусть не предписывают ей ни постоянства в любви, ни законного материнства, пусть относительно ее уничтожат даже законы, защищающие жизнь и собственность, пусть против нее ведется война безо всякой церемонии. Законы, цель и дух которых она будто бы не имеет возможности оценить так же хорошо, как те, кто их создает, – эти законы были бы бессмысленными».

Ставя вопрос о положении женщины во французском обществе, Жорж Санд едва ли не впервые увязывает личную свободу женщины с общей проблемой социального освобождения. Она утверждает, что независимое положение женщина может завоевать лишь тогда, когда общественный строй будет основан на принципах равенства и свободы, когда мужчины наравне с женщинами не будут ощущать социальный гнет в своей повседневной жизни: «Женщины возмущены против рабства; пусть они ждут того времени, когда мужчины станут свободными, так как состояние всеобщего гнета несовместимо со свободой. Подождите, и ваши идеи восторжествуют. Ждать, быть может, остается недолго, на что так надеется одна группа людей и чего так страшится другая»[10]. Взгляд Жорж Санд на положение женщины в обществе позволяет ей прийти к выводу, что во времена античности и в эпоху Возрождения женщина занимала более почетное положение, играла более значительную роль в духовной жизни государства, нежели, например, при Людовике XV, в эпоху разнузданного разврата, нанесшую браку смертельный удар.

Всецело поддерживая идею семьи, Ж. Санд вместе с тем осуждает тех, кто мыслит брак как союз неравных; при таких условиях ретрограды способны сделать его ненавистным и унизительным. По мысли автора «Писем к Марсии», корень зла таился не только в недостатках гражданского кодекса и в извращении нравов. В том, что униженная женщина с рабской покорностью смирилась со своим положением, повинна религиозная система воспитания, так как единственной нравственной поддержкой, предоставленной женщине, была религия, и мужчина, освободившись от своих общественных обязанностей, почел за благо, чтобы женщина соблюдала христианские предписания о страдании и молчании.

Жорж Санд слыла нигилисткой в вопросах морали, разрушительницей семейных устоев, убежденной противницей официального брака. Даже в начале ХХ века историк французской литературы Луи Мегрон усматривал пагубное влияние ее романов на нравы французского общества.

Репутация борца за освобождение женщины создала ей во всех кругах общества много друзей, но еще больше врагов. Романтическая прелесть, которой были исполнены ее героини, соблазнила не одно женское сердце своей проповедью свободы.

В «Истории моей жизни» Ж. Санд пишет о том, что ее разрыв с мужем в 1831 году был выражением протеста не только против конкретного человека, сколько против общественной традиции, которой был подчинен и этот человек. Для него было невозможно, оставаясь в рамках этого закона, сделать что-либо, что могло бы прекратить или облегчить состояние унизительной зависимости, на которую ее обрекал традиционный семейный уклад. Очевидно, вполне зрелые взгляды Ж. Санд в момент написания «Истории моей жизни» позволили ей обобщить свою семейную драму в более широком социальном плане, чем она могла сделать в 1831–1832 годах, едва начав свою общественную деятельность. Тем не менее уже тогда она в своей жизни ищет освобождения не от человека, с каким ее связывает закон, а от ложной общественной морали, пренебрегающей истинным счастьем индивида. Жорж Санд умерла в 1876 году, когда ее писательская слава прочно утвердилась во Франции и за ее пределами. Виктор Гюго в своем надгробном слове говорил: «Я оплакиваю мертвую и приветствую бессмертную. Я любил ее, восхищался ею, благоговел перед ней<…> Я славлю ее за то, что она была великой, и благодарю ее за то, что она несла людям добро<…> Разве мы ее потеряли? Нет… Великие люди исчезают, но не превращаются в прах<… > Жорж Санд была мыслью; она вне плоти, и вот она свободна; она умерла, и вот она жива. Жорж Санд останется гордостью нашего века и нашей страны»[11] .

Имя Жорж Санд неотделимо от блестящего периода французской литературы XIXвека.

3. Женский образ в романе «Индиана»

Роман «Индиана» был одним из первых произведений, где поднимался этот вопрос. Однако для Ж. Санд он не приобрел еще столь конкретного и узкого смысла. Он поставлен в более общем плане освобождения личности с ее естественными чувствами и порывами, подавляемыми законами общества. В предисловиях к изданиям «Индианы» 1842 и 1852 годов Ж. Санд подчеркивает, что ее роман не был обвинительной речью против каких-нибудь определенных разделов законодательства о браке. «Начиная писать «Индиану», я ощутила очень сильное и своеобразное возбуждение, какого никогда не замечала при моих прежних литературных попытках.< …>Я не была сен-симонисткой ни тогда, ни после, хотя сочувствовала многим идеям и многим сторонникам этой секты; я не знала их в то время и не находилась под их влиянием. Единственное, что руководило мною, было ясно постигнутое, пламенное отвращение к грубому, животному рабству. Я сама никогда не испытывала подобного рабства, а пользовалась полной свободой. «Индиана» вовсе не моя история, как утверждают некоторые. Это не жалоба на какого-нибудь определенного человека, это протест против тирании вообще; олицетворяя эту тиранию в одном лице, я заключила борьбу в рамки семейной жизни только потому, что не имела намерения создать что-нибудь более широкое, чем роман нравов»[12] .

«Индиана» – это история человеческого сердца, которое ищет счастья, не считаясь с общественным мнением, это история страсти, загубленной ложью современных понятий о благополучии. Представления самой Ж. Санд о счастье внутренне сближают ее с сен-симонистами. Ж. Санд разделяет, в сущности, сен – симонистский принцип «реабилитации плоти», и главное, что дорого для нее в религии, – красота чувств, воплощенная в божественной идее любви. Это попираемое обществом чувство она оправдывает как выражение закона, силой которого реализуется принцип гармонии мира. Гармония эта – в единстве и равенстве всех людей вопреки предрассудкам, порожденным их собственным невежеством и разъединяющим их на сословия и классы. В этом источник будущих идей Ж. Санд о социальном равенстве.

Главное внимание в «Индиане» романистка уделила душевной жизни Индианы, ставшей женой полковника Дельмара. В романе поставлены трагические вопросы повседневной женской жизни. Неужели, если замужняя женщина несчастна, непонята и чахнет в неподходящем ей браке, неужели ей нет исхода? – как бы спрашивает автор. Неужели душа ее должна приноситься в жертву прописной морали, провозглашавшей неразрушимость брака и «покорность» жены мужу? Неужели лучше лгать и продолжать совместную жизнь с нелюбимым, недостойным человеком, чем честно и свободно соединить свое существование с тем, кого любишь? – Теперь эти вопросы и ответы на них – старые истины и о них смешно говорить. Но потому эти вопросы и решены, и перерешены и сданы в архив, что была Жорж Санд и что она своевременно подняла их и одна из первых повела борьбу против приниженного и угнетенного положения женщин в браке.

Жизнь Индианы, родившейся на острове Бурбон в Индийском океане, вышедшей замуж за полковника Дельмара и увидевшей в своем супруге обыкновенного деспота, жадного и жестокого, чуждого возвышенных стремлений, – такова отправная точка сюжета.

Действие романа начинается в замке Ла Бри «поздней осенью, в дождливый и холодный вечер»[13]. Уже в начальных главах поражает гнетущая атмосфера, царящая в доме Дельмара. Застывшие лица слуг, пугливо взирающих на своего хозяина, боящихся вызвать каким-нибудь словом его гнев, грустная, подавленная Индиана. По всему видно, что Дельмар противопоставлен пленительному образу Индианы, которая не может полюбить своего мужа не потому, что он стар и она стала его женой по принуждению отца, а в силу его грубого деспотизма и ограниченности. В своем богатом и красивом доме она обречена влачить жалкое существование, будущее не сулит ей ничего светлого и отрадного.

Но внезапно печаль Индианы рассеивается. Жизнь сталкивает ее с человеком, который сразу же поражает ее воображение своей необычностью. Реймон де Рамьер – парижанин, публицист, так непохожий на ее мужа и на друга детства – вялого англичанина Ральфа.

Реймон – человек воспитанный в высшем свете, с его законами и налагаемыми им оковами. Для него любовь развлечение. Чем больше преград, препятствий перед Реймоном, тем интереснее. При этом он действительно верит в искренность своих чувств и даже испытывает горечь от случившегося с Нун. Служанка Индианы всего лишь жертва бессердечия и эгоизма Реймона.

Индиана же покорила его своей чистотой, невинностью помыслов! Чувство Индианы страстное, романтичное, невинное, что так свойственно первой любви.

В конце концов Индиана оказывается жестоко обманутой – ее герой холодный, расчетливый, неверный и не способный на подлинное чувство. Первая редакция романа заканчивалась самоубийством Индианы и Рафльа. Однако такой конец мог неблагоприятно отразиться на судьбе книги, ибо самоубийство осуждалось католической церковью. В окончательной редакции романа появилась заключительная глава уже со счастливой концовкой, где, вдали от цивилизации, Индиана и Ральф смогла вновь обрести силу, ощутить радость жизни, познать настоящую любовь.

4. Тема величия женской души в романе «Валентина»

В августе 1832 года Жорж Санд закончила работу над романом «Валентина», который имел у читателей не меньшей успех, чем «Индиана».

В этом романе наиболее ярко отразились творческая индивидуальность, романтический метод и убеждения писательницы. Раскрывая свою теорию романа, Ж. Санд уточнит, что, согласно своей манере, создавала персонажи для чувства, которое хотела описать. Поэтому герои Санд – отблески ее доброго, страстного и любвеобильно сердца, такие, какими она хотела их видеть. Герои являются носителями самого ценного элемента произведений Жорж Санд – психологически тонгого, правдивого рисунка эмоций, добродетельных страстей.

Для раскрытия внутреннего, психологического облика своих героев, писательница соотносит их внешность с духовной сущностью. Достаточно вспомнить недостойные поступки де Лансака, который унизил и обокрал Валентину, или поведение надменной графини де Рембо, отказавшейся от своей дочери, или ростовщика Грапп, который откровенно купил себе молодую и хорошенькую жену. Психологический портрет своих героев Санд раскрывает также через их поступки в момент действия, этому способствуют и рассказы об их прошлом, вкрапленные в нить повествования, данные от лица автора или в форме исповеди самих героев; а завершает показом их богатой духовной жизни, которая находит выражение в бурном кипении их страстей, смело идеализированных.

Что касается портретов героев, то в «Валентине» писательница не дает ни одного графически четкого, живописного портрета. Она разбрасывает соответствующие детали по ходу повествования, причем строит в большинстве случаев внешний облик героя на акцентировании одной детали.

Основная коллизия романа – любовь крестьянина Бенедикта и жены дворянина де Лансака Валентины – завершается трагически. Жизнь Валентины полна смятения, глубокой тревоги, мучительных раздумий. Цельная натура, не познавшая истинной любви, воспитанная под строгим надзором, соблюдавшая все предписания морали, основанной на холодном расчете, она, полюбви Бенедикта, готова идти ради него на любые жертвы.

Возлюбленные прекрасно понимают, что их окружают жестокие, завистливые люди, что под маской светских приличий таятся порок и лицемерие, но они бессильны изменить жизнь, и в трагическом завершении романа сказывается вся тщетность их возвышенных клятв.

В этом романе Ж. Санд показывает, как страсть героев неизбежно приводит их к столкновению с обществом, социальными предрассудками. Все перипетии на страницах романа ведут к гибели героев. Бенедикт мог погибнуть не от вил, расставленных так, что они превратились в капкан, а от выстрела из ружья или от удара топором: у его убийцы тупого и злобного ревнивца Пьера Блютти, нашлось бы много средств, что бы расправиться с предполагаемым соперником.

На страницах «Валентины» отведено большое место фольклору. Народные праздники, поверья, песни, танцы, лирика свадебного обряда – все это с юных лет пленяло воображение писательницы, поэтому уже во втором из ее опубликованных романов фольклорный элемент придал повествованию особую окраску и усилил его художественную сторону.

Роман в основе своей пронизан историческим реализмом. Радости и несчастья героев порождены условиями и обстоятельствами современной действительности. Пусть идеализирован облик одаренного плебея Бенедикта, но это уже явление послереволюционной эпохи. Выходец из крестьянской семьи, он смог провести годы учения в парижском колледже, вращаться в кругу аристократов, не унижая своего человеческого достоинства. Вместе с тем сам автор видит ущербность Бенедикта в том, что ему не были привиты навыки труда, столь необходимые для простолюдина, пожелавшего завоевать положение в обществе: ущербность эта – результат развращающего влияния ложной цивилизации, которую так резко осуждал еще Жан-Жак Руссо.

Своих героев, обитателей замков и усадеб Берри, автор сталкивает с крестьянами из деревень, окружавших эти «дворянские гнезда», раскрывает характерные явления, которые были присущи французской деревне периода Реставрации, когда наряду со всеобщим обнищанием появляется слой разбогатевших фермеров.

Этот первый опыт создания образов крестьян, изображение деревенских нравов, осуществленный в «Валентине», будет затем успешно продолжен в цикле романов и повестей сороковых годов, в которых проявится зрелое мастерство писательницы.

Избрав тему величия женской души, Жорж Санд в «Валентине», а впоследствии и в других произведениях, утверждает идеал семьи, основанной на сердечной склонности супругов, возводит в норму этический принцип, определяет некий категорический императив – следует разрушить цепи ненавистного брака, если он разбивает человеческие сердца.

5. «Консуэло» – «роман о призвании артиста»

В этом романе по замыслу писательница ставила перед собой морально-этическую цель: воссоздать нравы XVIII века, но в действительности она вышла далеко за пределы узко поставленной темы.

Надо сказать, что стремление к универсализму, к монументальным полотнам явилось одной из характерных особенностей французской литературы 40-х годов XIXв. Жорж Санд задумывает здесь раскрыть социальные отношения и поднять вопросы политические, исторические и эстетические, пытается также смело чертить карту будущего.

Публикация «Консуэло» в «Независимом обозрении» продолжалось с февраля 1842 по апрель 1843 года. Продолжение романа «Графиня Рудольштадт» с марта 1843 по февраль 1844 года.

Консуэло – это дитя народа, девочка, не знающая, когда и где она родилась, не знающая отца. Консуэло – черная и худая, как кузнечик, некрасивая и непривлекательная внешне, но становящаяся красивой во время пения. Консуэло чиста, как горный хрусталь, доверчива, искренна и добра, причем последнее переходит в самоотверженное бескорыстие. Она готова помочь всем: и графу Альберту, томящемуся в подземелье, и прусскому дезертиру Карлу, и его жене, и своей сопернице Корилле, рождающей в муках ребенка от Андзолето, и принцессе Амалии, возлюбленной Тренка австрийского, и даже страшному Тренку Пандуру, покушавшемуся на ее девичью честь.

Самоотверженна Консуэло и в своем служении искусству: её не привлекает ни слава, ни деньги, ни драгоценности, ни аплодисменты публики. На своем тернистом ути к высоким идеалам искусства она преодолевает множество соблазнов: отказывается быть фавориткой графа Дзустиньяни, Годица и даже корля Фридриха II.

Консуэло – символ искусства демократического, ведущего вперед, утешающего в невзгодах, свободолюбивого. Певица не может жить в оковах. Свободолюбие и страсть самопожертвования исчерпывают заранее заданный внутренний мир героини. Любовная страсть не взрывает ее существа, даже в любви она остается безмятежной.

Воспитанная на религиозной музыке, Консуэло на короткое время становится примадонной придворных театров в Вене и Берлине. Но искусственность, фальшь официозного искусства чужды ей. И, в конечном итоге, утратив голос, графиня Рудольштадт вместе с мужем и детьми, составив небольшую бродячую актерскую труппу, несет свое искусство простым людям.

Консуэло родилась в одном из уголков Испании. Её детские годы прошли в нищете. Вместе с матерью она распевала на улицах, зарабатывая этим на кусок хлеба. Однажды на площади Святого Марка в Венеции ее заметил известный итальянский композитор Порпора. Под руководством этого преподавателя Консуэло завершила свое образование певицы в одной из музыкальных школ.

Вместе с Консуэло большое место в романе отведено и другому воспитаннику этой школы – Андзолето. Их с детства связывала крепкая дружба и любовь.

Когда Консуэло было восемнадцать лет, граф Дзустиньяни, владелец театра Сан-Самуэле, услышал её пение в церкви и пригласил на первый роли. Этот же Дзустиньяни был и покровителем Андзолето, которого так же пригласил на главные мужские роли.

Но в отличие от Консуэло, Андзолето оказался ленив и его успех оказался менее блистательным, чем у его возлюбленной. Он был тщеславен, как и все артисты, и потому стал искать покровительства певицы Кориллы, впавшей в немилость, а потому озлобленной. «И она отняла у меня сердце Андзолето, а его быстро научила, как оскорбить и ранить мое. Однажды вечером маэстро Порпора, – а он всегда восставал против нашей любви, ибо, по его мнению, женщина, чтобы стать великой артисткой, должна оставаться чуждой любому влечению сердца, любому проявлению страсти, – итак, маэстро Порпора помог мне обнаружить измену Андзолето. А на следующий вечер сам граф Дзустиньяни объяснился мне в любви, чего я никак не ожидала и что глубоко меня оскорбило. Андзолето притворился, будто ревнует меня, будто верит, что я уступила графу… Он попросту хотел порвать со мной. Ночью я убежала из дому и явилась к моему учителю. Этот человек умеет быстро принимать решения, а меня он научил так же быстро выполнять то, что решено. Он дал мне рекомендательные письма, небольшую сумму денег, объяснил маршрут путешествия, посадил в гондолу, проводил за пределы города, и на рассвете я одна отправилась в Богемию»[14] .

Там, в замке Исполинов, Консуэло познакомилась с графом Альбертом Рудольштадт и его отцом Христианом. Эти лица играют важную роль в развитии сюжета. Консуэло очаровывает своим прямодушием, сердечностью всех обитателей замка, но в особенности Альберта, натуру мятежную, замкнутую, охваченную меланхолией.

Знакомство с Альбертом Рудольштадтом не превращается в банальную любовную связь. Верная своим убеждениям, Консуэло не может принять любовь высокородного аристократа. Лишь спустя годы, пройдя незапятнанной сложный путь жизни и художественных исканий, Консуэло вновь встретится с Альбертом и вместе с ним воплотит мечту об артисте, несущем свое искусство народу.

«Роман о призвании артиста» – так охарактеризовал «Консуэло» академик А.И. Белецкий, уловив главную суть центральных образов дилогии. Действительно, в этом романе Жорж Санд утверждала проповедническую роль искусства, призванного объединить человечество.

С музыкой связаны многие герои романа, но носителями подлинного искусства являются Консуэло, Гайдн, Альберт Рудольштадт.

Аристократ по рождению, Альберт всецело на стороне социальных низов. Артистизм, свойственный его натуре, роднит его с героиней. Так же, как и Консуэло, он превосходно понимает музыку, придает большое значение ее воздействию на слушателей. Самой ценной ему представляется та музыка, которая возникла в народной среде. Именно простенькие чешские народные мелодии в исполнении графа Альберта так нравится слушать Консуэло.

Другие персонажи относятся к искусству иначе: Андзолето ищет славы и денег, Корилла так же жаждет славы, а ее тщеславие не знает границ. Поэтому только Консуэло смогла достигнуть высшей цели в своем искусстве: возбуждать у слушателей высокие чувства, утешать и вести их вперед.


Заключение

Творчество Жорж Санд тесно связано с XIX веком. В течение всей своей литературной деятельности она прямо и непосредственно участвовала в политической и общественной жизни страны. Каждое крупное событие бурной французской истории вызывало отклик в ее творчестве, и каждый роман был ответом на ту или иную волнующую общество проблему.

Сотни произведений, которые трудно подсчитать и классифицировать, десятки критических статей, публицистических, философских и эстетических статей, смелость решений труднейших вопросов, от которых укрывались в своем «объективном» и «бесстрастном» искусстве многие современные ей писатели, огромный потенциал мысли и эмоции, заключенный в ее бесчисленных героях, высокая «правда», которой она искала, не страшась осуждений и без оглядки на «правила», сделали ее одним из крупнейших писателей эпохи.

В образах своих героев и героинь Жорж Санд стремилась воплотить черты нравственно безупречных, целеустремленных людей. Но порою мир ее положительных персонажей пронизывается идеализацией. В тот момент именно «идеализация была единственно верным и надежным оружием. Конечно, впоследствии она могла вести и действительно повела к новым ошибкам; но в тот момент, когда Жорж Санд выставила ее адвокатом и щитом женщины, всякое другое оружие оказалось недействительным»[15] .

Жорж Санд впервые увязывает личную свободу женщины с общей проблемой социального освобождения.

Всецело поддерживая идею семьи, Ж. Санд вместе с тем осуждает тех, кто мыслит брак как союз неравных; при таких условиях ретрограды способны сделать его ненавистным и унизительным.

Репутация борца за освобождение женщины создала ей во всех кругах общества много друзей, но еще больше врагов. Ромкантическая прелесть, которой были исполнены ее героини, соблазнила не одно женское сердце своей проповедью свободы. Поколебать семью в 30-х годах XIXвека. В разгар реакции, такое свободное отношение к инстинкту брака значило нанести удар одному из основных устоев буржуазного строя.


Библиография

1. Жорж Санд. Индиана; Валентина; Она и он. – Харьков, 1992. – С. 6.

2. Анненская А.Н. Жорж Санд /Рабле. Мольер, Вольтер. Гюго. Жорж Санд. Золя: Биогр. Повествования. – Челябинск., 1998.

3. Белинский В.Г. Избранные письма: В 2 – т./ М., – 1957.

4. Евнина Е.М. Жорж Санд // История французской литературы: В 2-т., Т.2. – М., 1956.

5. История зарубежной литературы XIX века/под ред. Н.М. Михальской. – М., 1991.

6. История зарубежной литературы XIX века/под ред. Н.А. Соловьева. – М., 2000.

7. Лилеева И. Жорж Санд (1804–1876) www.russofile.ru

8. Моруа А. Жорж Санд/ М., 1968.

9. Обломиевский Д. Жорж Санд // Французский романтизм. – М., 1947.

10. Реизов Б.Г. Французский роман XIX века – М., 1977. Трескунов М.С. Жорж Санд: критико-биографический очерк. – Л., 1976.

11. Соколова Т.В. Июльская революция и французская литература (1830–1831) – Л., 1973.

12. Черневич М.Н. История французской литературы. – М., 1965.

13. Шелгунов Н.В. Литературная критика. – Л., 1974


[1] Соколова Т.В. Июльская революция и французская литература (1830-1831) — Л., 1973. – С.151.

[2] Моруа А. Лелия или жизнь Жорж Санд.– М., 1968. – С. 29.

[3] Там же. -С. 32.

[4] Там же. -С.33.

[5] Моруа А. Лелия или жизнь Жорж Санд.– М., 1968. – С. 97

[6] Там же. – С. 225.

[7] Там же –С. 225

[8] Моруа А. Лелия или жизнь Жорж Санд.– М., 1968. — С. 275.

[9] Моруа А. Лелия или Жорж Санд. – М., 1968. –С. 384

[10] Трескунов М. Жорж Санд. Критико-биографический очерк. – Л.: Худ.лит., 1976. – С.60.

[11] Моруа А. Лелия или жизнь Жорж Санд. – М., 1968. –С. 401

[12] Трескунов.М. Жорж Санд. Критико-биографический очерк. – Л., 1976. – С.17

[13] Жорж Санд. Индиана; Валентина; Она и он.– Харьков, 1992. –С. 6.

[14] Жорж Санд. Графиня Рудольштадт.– М., 1995. –С. 67.

[15] Шелгунов Н. В. Литературная критика.- Л., 1974 – С.74

еще рефераты
Еще работы по литературе: зарубежной