Реферат: Салтыков-Щедрин "Господа Головлевы"

 

 

реферат

по литературе

 

 

М. Е.Салтыков-Щедрин

«Господа Головлевы»

                                                                                               Ученика 10 б класса

                                                                                             ФОГУсредней школы

                                                                                                      Г. Чехова-2

                                                                                                   Сигаева Глеба

                                                                        Учитель   Бухарова  Г. М.

2007-2008 г.г.

ПЛАН РЕФЕРАТА:

1.<span Times New Roman"">   

Вступление. Биография М. Е.Салтыкова-Щедрина.

2.<span Times New Roman"">   

История создания романа «Господа Головлевы».

3.<span Times New Roman"">   

Сюжет. Краткая характеристика героев.

4.<span Times New Roman"">    

Заключение.Значение творчества М. Е. Салтыкова-Щедрина в русской литературе и жизнирусского                

                                                                           общества.

                                                            Никто не карал наших общественных                                                             пороков словом более горьким, не                                                             выставлял перед наминаших общественных                                                            язв с большей беспощадностью.                                                                                                     Н. Г. Чернышевский

1.<span Times New Roman"">   

Вступление. Биография М. Е.Салтыкова-Щедрина.

     Михаил ЕфграфовичСалтыков родился в Центральной России – в Тверской губернии. Его отецпринадлежал к старинному, но обедневшему дворянскому роду, мать – из семьибогатого московского купца. Детство и отчасти юношеские годы писателя прошли вродовой усадьбе отца, в обстановке «повседневного ужаса» крепостнического быта,впоследствии описанного им в «Пошехонской старине». Учился Салтыков в пансионеМосковского дворянского института, в 1844 году окончил Царскосельский лицей. Втечение многих лет служил чиновником в различных ведомствах, а в 1858 – 1862г.г. был вице-губернатором в Рязани, а затем в Твери. Служба дала Салтыковуогромный запас наблюдений и материалов для его произведений, разоблачавшихнасквозь прогнивший самодержавно-крепостнический государственный иадминистративный аппарат.

     В 60-е годы писатель сблизился с лидерамиреволюционной демократии, а после ареста Чернышевского по приглашению Некрасовавошел в редакцию журнала «Современник». После увольнения в отставку сзапрещением занимать какие-либо должности на государственной службе в 1868 –1884 г.г. Салтыков становится соредактором журнала «Отечественные записки»,всецело уходит в писательство и редакторский труд.

За свою раннюю юношескую повесть«Запутанное дело» (1848), в

которой идеологи самодержавияусмотрели стремление к распространению революционных идей, он поплатилсямноголетней ссылкой в глухой в то время провинциальный город Вятку. Вернувшисьпосле изгнания в Петербург, он создает свои знаменитые «Губернские очерки»(1856 – 1857),  опубликованныепсевдонимом «Н. Щедрин», навсегда закрепившимся за писателем.

     Блестяще начатое творчествосатирика-демократа в последующие три с лишним десятилетия приобретало все болееширокий размах и становилось все более воинствующим. На протяжении 50 – 80-хгодов голос гениального сатирика, общественного «прокурора русской жизни», какназывали его современники, громко и гневно звучал на всю Россию, вдохновляялучшие силы нации на борьбу с социально-политическим режимом самодержавия.

     В «Сказках» (1882 – 1886), этой малойсатирической энциклопедии народа, созданной на последнем этапе творчества, онпродолжал наносить меткие удары по всем косным силам общества и с чувствомглубокого сострадания изобразил трагические бедствия русского крестьянства,изнывавшего под тройным гнетом – бюрократии, помещиков и буржуазии.

      «Умру на месте битвы», — говорил сатирик.И он до конца дней

своих оставался верным этомуобещанию. Могучая сила передовых общественных идеалов, которым Щедрин служил доконца жизни со всей страстью своего воинствующего темперамента, высокоподнимала его над личными невзгодами, не давала замереть в нем художнику и былапостоянным источником творческого вдохновения.

2.<span Times New Roman"">   

История создания романа «ГосподаГоловлевы».

Все созданныеСалтыковым сатирические циклы, от «Губернских очерков» до «Круглого года», в1879 – 1881 годах вышли повторно. Обилие переизданий за такой кратчайший срокнеобычайно. Вызывалось оно прежде всего огромной популярностью писателя.Появилось стремление подытожить свой творческий путь и у самого сатирика.

Именно в этупору Салтыков задумывает из серии «Благонамеренные речи» выделить такназываемые головлевские очерки, которые сразу же обратили на себя внимание. Спохвалой отозвались о них Н. А. Некрасов, И. С. Тургенев, литературный критикП.  В. Анненков.

Салтыковрешает продолжить начатую тему. В особом рассказе он думает изобразить «конецголовлевского семейства».

Мысль выделитьхронику Головлевых в самостоятельный роман вполне созревает еще весной 1876года. В течение года появляются в печати четыре новые главы. И только в майскойкнижке «Отечественных записок» за 1880 год Салтыков помещает «Последний эпизодиз Головлевской хроники», а в июле того же годавпервые издает «Господ Головлевых».

Роман-хроникакак-то естественно отпочковался от цикла «Благонамеренные речи». Больныевопросы современности воздействовали на его идейное и художественноеоформление.

В преддверииновой революционной ситуации 1879 – 1881 годов Салтыков-Щедрин различал резкиеочертания «переворотившейся» России. Поездки за границу расширили круг егонаблюдений. Охват жизни в очерках заметно расширился.

Злободневностьзамысла «Господ Головлевых» можно по достоинству оценить, если вспомнить, какактивно обсуждалось в это время проблема семьи в газетных статьях, научныхтрактатах, в художественной литературе и официальных документах.

Славасоздателя головлевской хроники перешагнула границыРоссии.  «Господа Головлевы»  были переведены на многие языки мира.Знаменитый американский писатель Теодор Драйзер так вспоминал в 1939 году опервом своем чтении основного труда Салтыкова: «Книга настолько по-особому, такживо и действенно изображала русскую семью и все ее окружение, что это заставиломеня увидеть в авторе не только выдающегося писателя своего народа, но и фигурумирового значения».

 

 

 

 

 

 

 

3.<span Times New Roman"">   

Сюжет. Краткая характеристикагероев.

Россия,середина XIXв. Крепостное право уже на исходе. Однако семья помещиков Головлевых ещевполне процветает и все более рас­ширяет границы и без того обширных своихимений. Заслуга в том всецело принадлежит хозяйке — Арине Петровне Головлевой.Жен­щина она непреклонная, строптивая, самостоятельная, привыкшая к полномуотсутствию какого-либо противодействия. Муж Арины Пет­ровны, ВладимирМихайлович Головлев, как смолоду был безалаберным и бездельным, так и остался.Жизнь свою он тратит на сочинение стишков в духе Баркова,подражание пению птиц, тайное пьянство да подкарауливание дворовых девок. Потому-тоАрина Петровна вни­мание свое устремила исключительно на дела хозяйственные.Дети, ради которых вроде бы и творились все предприятия, были ей, в сущности,обузой. Детей было четверо: три сына и дочь.

Старший сынСтепан Владимирович слыл в семействе под именем Степки-балбеса иСтепки-озорника. От отца перенял он неистощи­мую проказливость, от матери —способность быстро угадывать сла­бые стороны людей; эти дарования использовалдля передразнивания и иного шутовства, за что был нещадно бит матерью. Поступивв университет, он не ощутил ни малейшего позыва к труду, а вместо того сталшутом у богатеньких студентов, благодаря чему, впрочем, не пропал с голоду прискуднейшем пособии. Получив диплом, Сте­пан скитался по департаментам, покавконец не изверился в своих чиновничьих дарованиях. Мать «выбросила сынукусок», состоявший из дома в Москве, но, увы, и с этим запасом Степка-балбеспрогорел, частью проев «кусок», частью проиграв. Продавши дом, попробовал былоон выпрашивать то табачку, то денежку у зажиточных крестьян матери, живших вМоскве, однако вынужден был сознаться, что бро­дить уже не в силах и осталсяему только один путь — обратно в Го-ловлево надаровое довольство. И Степан Владимирович отправляется домой.

Дочь, АннаВладимировна, также не оправдала маменькиных ожиданий: Арина Петровна отправилаее в институт в чаянье сделать из нее дарового домашнего секретаря ибухгалтера, а Аннушка од­нажды в ночь сбежала с корнетом и повенчалась. Мать ей«выбросила кусок» в виде чахлой деревнюшки икапитальца, но года через два молодые капитал прожили и корнет сбежал, оставивжену с дочерь­ми-близнецами, Аннинькой и Любинькой. Затем Анна Владимировна умерла, а посему АринаПетровна вынуждена была приютить сиро­ток. Впрочем, и эти печальные событиякосвенно способствовали ок­руглению головлевскогоимения, сокращая число пайщиков.

Средний сын,Порфирий Владимирович, еще в детстве получил от Степки-балбеса прозвища Иудушкии Кровопивушки. С младенчества был он необычайноласков, а также любил слегка понаушничать. К егозаискиваниям Арина Петровна относилась с опаской, вспоминая, как передрождением Порфиши старец-провидец бормотал: «Петухкричит, наседке грозит; наседка — кудах-тах-тах, да поздно будет!» — но лучшийкусок всегда отдавала ласковому сыну ввиду его преданности.

Младший брат,Павел Владимирович, был полнейшим олицетворе­нием человека, лишенного каких быто ни было поступков. Может, он был добр, но добра не делал; может, был неглуп, но ничего умно­го не совершил. С детства остался он внешне угрюм иапатичен, в мыслях переживая события фантастические, никому вокруг не ведо­мые.В семейном суде над Степаном Владимировичем паленысаучаст­вовать отказался, предсказав сыну лишь, что ведьма его «съест!»; младшийбратец Павел заявил, что его мнения все равно не послуша­ются, а так впередизвестно, что виноватого Степку «на куски рвать...». При таковом отсутствиисопротивления Порфирий Влади­мирович убедил маменьку оставить Степку-балбесапод присмотром в Головлеве, заранее вытребовав от него бумагу с отказом отнаследст­венных претензий. Так балбес и остался в родительском доме, в гряз­нойтемной комнатке, на скудном (только-только не помереть) корме, кашляя надтрубкой дешевого табаку и отхлебывая из штофа. Пытался он просить, чтобыприслали ему сапоги и полушубок, но тщетно. Тоска, отвращение, ненавистьснедали его, покуда не перешли в глу­бокую мглу отчаяния, будто крышка гробазахлопнулась. Серым де­кабрьским утром Степан Владимирович был найден в постелимертвым.

Прошло десятьлет. Отмена крепостного права нанесла страшный удар властности Арины Петровны.Чем кормить ораву бывших крепостных — или уж выпустить их на все четырестороны? А как выпустить, если воспитание не позволяет ни подать, ни принять,ни сготовить для себя? В самый разгар суеты тихо и смиренно умер Вла­димирМихайлович Головлев, благодаря Бога, что не допустил пред­стать перед лицо своенаряду с холопами. Уныние и растерянность овладели Ариной Петровной, чем ивоспользовался Порфирий с лука­вой, воистину Иудушкинойловкостью. Арина Петровна разделила имение, оставив себе только капитал, причемлучшую часть выделила Порфирию, а похуже — Павлу. Арина Петровна продолжалабыло привычно округлять имение (теперь уже сыновье),пока вконец не умалила собственный капитал и не перебралась, оскорбленная небла­годарнымПорфишкой, к младшему сыну, Павлу.

ПавелВладимирович обязался поить-кормить мать и племянниц, но запретил вмешиваться вего распоряжения и посещать его. Но застал его смертный недуг, не давши времении соображения на завещание в пользу сиро­ток или маменьки. Посему имение Павладосталось ненавистному Порфишке-Иудушке, а маменька иплемянницы уехали в деревеньку, когда-то «кинутую» Ариной Петровной дочери.

Однако Любинька и Аннинька быстрозатосковали в безнадежной тишине нищего именьица. После немногих отстрочек в угоду бабуш­ке барышни уехали. Не вытерпевпустоты беспомощного одиночества и унылой праздности, Арина Петровна воротилась-такив Головлево.

Теперьсемейные итоги таковы: лишь вдовствующий хозяин Порфирий Владимирович, маменькада дьячкова дочь Евпраксеюшка(не­дозволенное утешение вдовца) населяют когда-то цветущее имение. Сын ИудушкиВладимир покончил с собой, отчаявшись получить от отца помощь на прокормлениесемьи; другой сын Петр служит в офицерах. Иудушка и не вспоминает о них, ни оживом, ни об усоп­шем, жизнь его заполнена бесконечной массой пустых дел ислов. Некоторое беспокойство он испытывает, предчувствуя просьбы пле­мянниц илисына, но притом уверен, что никто и ничто не выведет его из бессмысленного ибесполезного времяпрепровождения. Так ничто и не изменило существованияИудушки. Пока он хлопотал да подсчитывал маменькино наследство, сумеркиокутывали его со­знание все гуще. Чуть было рассвело в душе с приездом племяннушки Анниньки, живоечувство вроде проглянуло в привычном его пусто­словии — но Аннинькауехала, убоявшись жизни с дядей пуще учас­ти провинциальной актрисы, и на долюИудушки остались только недозволенные семейные радости с Евпраксеюшкой.

Однако и Евпраксеюшка уже не так безответна, как была. Раньше ейнемного надо было для покою и радости: кваску, яблочек моченых да вечеркомперекинуться в дурачка. Беременность озарила Евпраксеюшку предчувствием нападения, при виде Иудушки еенастигал без­отчетный страх — и разрешение ожидания рождением сына вполнедоказало правоту инстинктивного ужаса; Иудушка отправил ново­рожденного ввоспитательный дом, навеки разлучив с матерью. Злое и непобедимое отвращение,овладевшее Евпраксеюшкой, вскоре переродилось вненависть к выморочному барину. Для Порфирия Вла­димировича была невозможнамысль, что ему самому придется изны­вать в трудах вместо привычногопустословия. Он стушевался окончательно и совсем одичал, пока Евпраксеюшка млела в чаду плот­ского вожделения, выбираямежду кучером и конторщиком. Зато в кабинете он мечтал вымучить, разорить,обездолить, пососать кровь, мысленно мстил живым и мертвым. Весь мир, доступныйего скудно­му созерцанию, был у его ног...

Окончательныйрасчет для Иудушки наступил с возвращением в Головлевоплемянницы Анниньки: не жить она приехала, а умирать,глухо кашляя и заливая водкою страшную память о прошлых униже­ниях, о пьяномугаре с купцами и офицерами, о пропавшей молодос­ти, красоте, чистоте, начаткахдарования, о самоубийстве сестры Любиньки, трезворассудившей, что жить даже и расчета нет, коли впереди только позор, нищета даулица. Тоскливыми вечерами дядя с племянницей выпивали и вспоминали о головлевских умертвиях и увечиях, в коих Аннинька яростновинила Иудушку. Каждое слово Анниньки дышало такойцинической ненавистью, что вдруг неведомая ранее совесть начала просыпаться вИудушке. Да и дом, наполненный хмельными, блудными, измученными призраками,способствовал беско­нечным и бесплодным душевным терзаниям. Ужасная правдаосвети­лась перед Иудушкой: он уже состарился, а кругом видит лишь равнодушие иненависть. Единственною светлою точкой во мгле будущего оставалась мысль осаморазрушении — но смерть обольщала и драз­нила, а не шла...

К концу страстной недели, вмартовскую мокрую метелицу, ночью Порфирий Владимирович решился вдруг сходитьпроститься на могилку к маменьке, да не так, как обычно прощаются, а проще­ньяпросить, пасть на землю и застыть в воплях смертельной агонии. Он выскользнулиз дома и побрел по дороге, не чувствуя ни снега, ни ветра. Лишь на другой деньпришло известие, что найден закоченев­ший труп последнего головлевскогобарина, Аннинька лежала в го­рячке и не пришла всознание, посему верховой понес известие к троюродной сестрице, уже с прошлойосени зорко следившей за всем происходящим в Головлеве.

 

 

 

 

 

 

4.<span Times New Roman"">   

    Произведения Салтыкова-Щедрина служат исключительными по своейценности  источниками познания старойРоссии. Крепостная Россия классически изображена им в монументальном полотне«Пошехонской старины» и в ряде других произведений. Широкая картина русскойжизни последних лет крепостного строя дана в «Губернских очерках». Бурныйпериод непосредственной подготовки и проведения крестьянской реформы, накалклассовой борьбы, приведший к созданию в стране революционной ситуации, показанв «Невинных рассказах» и «Сатирах в прозе».  

    Отрицая, осмеивая и бичуя весь современный и социально-политический«порядок вещей», всю совокупность общественных отношений, писатель показывал,что те установления, которые были созданы классовым обществом в ходе еговосходящего движения, исторически изжили себя, превратились в «призраки», в«безобразный кумир».

    Щедринская сатира с самого начала своеговозникновения находилась в строю освободительной борьбы в России, занимая в немважное место. Она выполняла в духовной жизни русского общества очистительнуюработу выдающегося значения. Она поддерживала оружием сатирической критики,оружием смеха все живые борющиеся силы нации, разрушала социальную ложь

правящих классов, развеивалаиллюзии предубеждения и страха, боролась всеми средствами с государственнымнасилием противонародной власти и наносила удары повсем другим устоям и силам реакции.

    «Писатель, — утверждал Салтыков-Щедрин, — которого сердце не переболеловсеми болями того общества, в котором он действует, едва ли может претендоватьна значение выше посредственного и очень скоропреходящего». Эпоха 40 – 80 гг. XIXвека, на которую падает писательский труд Щедрина, — одна из значительнейших в русской истории. Это была эпоха, когда сложившаяся напротяжении веков феодально-крепостническая Россия пришла в движение, когда ввеличайших социальных потрясениях, при безмерной нужде и страданияхмногомиллионных крестьянских масс, происходило «таинство рождения» русскогопромышленного капитализма, ломавшего на своем пути все «вековые устои» старойпатриархальной Руси. Писателю удалось отразить в своем горьком и гневномтворчестве действительно «все боли» современного ему общества, и именно поэтомуСалтыков –Щедрин навсегда приобрел выдающееся и непреходящее значение в русскойлитературе.

 

Список использованной литературы:

1.<span Times New Roman"">    

Д. С. Лихачев, С. И. Машинский,С. М. Петров, А. И. Ревякин «Русские писатели», изд-во «Просвещение», Москва,1971 г.

2.<span Times New Roman"">    

«История всемирной литературы», т. седьмой, изд-во«Наука», Москва, 1991 г.

3.<span Times New Roman"">    

Д. Николаев «Смех Щедрина», изд-во «Советский писатель»,Москва, 1988 г.

4.<span Times New Roman"">    

Е. И. Покусаев, В. В. Прозоров«Михаил Ефграфович Салтыков-Щедрин», изд-во«Просвещение», Ленинград, 1977 г.
еще рефераты
Еще работы по литературе, лингвистике