Реферат: Современная американская поэзия

Реферат

Современная  американская поэзия

В сознании современных писателей во многихстранах мира, в том числе в США, произошел отход от представления о том, чтотрадиционные формы, идеи и понимание истории могут наполнить человеческую жизньсмыслом и ощущением связи времен. Развитие событий после второй мировой войныпривело к тому, что история стала восприниматься как нарушение непрерывности:каждое действие, переживание и мгновение мыслились как нечто неповторимое.Стиль и форма рассматривались отныне как нечто условное, своего родаимпровизация, отражающая творческий процесс и самосознание автора. Привычныекатегории выражения мысли стали вызывать подозрение: оригинальность былавозведена в ранг новой традиции. Не составляет труда найти исторические причиныэтой дезинтеграции восприятия в США: вторая мировая война как таковая, ростобезличивания и потребительства в массовомурбанизированном обществе, движение протеста 60-х гг., десятилетний вьетнамскийконфликт, «холодная война», угроза окружающей среде -переченьпотрясений, пережитых американской культурой, пространен и разнообразен. Однакоиз всех перемен более всего за трансформацию американского обществаответственно появление средств массовой информации и массовой культуры. Сперварадио, затем кино, а теперь — всесильное, вездесущее присутствие телевиденияизменили сами основы американской жизни. Из страны частной, построенной налитературе элитарной культуры, в основе которой лежали книга, взгляд и чтение,США стали страной культуры средств массовой информации, связанной с голосом врадиоприемнике, музыкой, звучащей с компакт-диска или кассеты, фильмами иобразами на телеэкране.

Средства массовой информации и электронные технологии оказалинепосредственное влияние на американскую поэзию. Фильмы, видео- и магнитофонныекассеты с записями стихов и интервью поэтов стали доступны всем, а недавнопоявившиеся дешевые фотографические методы печати побудили молодых поэтов самимиздавать себя, а молодых редакторов выпускать собственные литературные журналы- число последних на сегодняшний день превышает 2000. Путь, пройденный от концапятидесятых годов до наших дней, привел к тому, что американцы стали все большеосознавать: технология, сама по себе столь полезная, несет в себе опасность,открывая сознание тотальному нашествию образов, которые в него лучше непускать. И те из американцев, кто озабочен поисками альтернатив, готовывоспринимать поэзию куда охотнее, чем раньше: она предлагает способы высказатьсубъективный опыт жизни и позволяет выразить влияние технологии и массовогообщества наличность.

Обращает на себя внимание сосуществование множества поэтических стилей, однииз которых присущи регионам в целом, другие связываются с известнымипоэтическими школами или именами знаменитых поэтов; современная американскаяпоэзия отличается децентрализованностью, богатейшимразнообразием и не сводима к нескольким всеобъемлющим формулам. Тем не менее,хотя бы для удобства описания, ее можно представить в виде спектра, выделив тричастично пересекающихся направления: на одном полюсе — традиционалисты, вцентре — поэты-одиночки, чей голос сугубо индивидуален, ипоэты-экспериментаторы, на другом полюсе. Поэты-традиционалисты сохраняютпреемственность поэтической традиции или стремятся вдохнуть в нее новую жизнь.Поэты-одиночки используют как традиционные, так и новаторские техники,добиваясь неповторимости поэтического голоса. Поэты-экспериментаторы взыскуют новых культурных стилей.

 

ТРАДИЦИОНАЛИЗМ

К поэтам-традиционалистам относят признанных мастеров традиционных форм и поэтическогослова, блестяще владеющих техникой стиха и часто пользующихся рифмой иустоявшейся метрикой. Как правило, это выходцы с Восточного побережья США илиюжане, преподающие в колледжах и университетах. Назовем здесь Ричарда Эберхарта и Ричарда Уилбера, поэтов-фьюджитивистов старшего поколения Джона Кроу Рэнсома, АлленаТейта и Роберта Пенна Уоррена; среди молодых — этовполне зрелые поэты Джон Холландер и Ричард Хауард, сюда же можно отнести стихи раннего РобертаЛоуэлла. Поэты-традиционалисты пользуются признанием, их произведения включеныв многочисленные антологии.
В предшествующей главе рассматривались такие исповедуемые фьюджитивистамиценности, как утонченность, пиетет перед природным началом, глубинныйконсерватизм. Все эти качества в значительной степени присущи поэзии,ориентированной на традицию. Отличительные черты, присущиепоэтам-традиционалистам: точность описаний, реалистичность, склонность кпарадоксам; часто, как, например, в случае с Ричардом Уилбером(р. 1921 г.), существенное влияние на их поэзию оказали английскиепоэты-метафизики XV-XVI вв., увлечение которыми было спровоцировано Т.С.Элиотом. Самый известный текст Уилбера: «Мир,лишенный предметов — осязаемая пустота» (1950 г.), обязан своим названиемстрочке Томаса Траерна,одного из поэтов-метафизиков. Эти стихи служат прекрасным примером того, какпоэт может достигнуть прозрачной ясности, используя рифму и формальнозакрепленную структуру:


Долговязые верблюды духа

Цепочкой бредут в родные пустыни, мимо последних

рощ, переполненных Стрекотом

механической саранчи лесопилок, -

мимо, — к чистому меду палящего

Солнца. Столь медлительно-

горды…
(Пер. А. Нестерова)


Поэты-традиционалисты, в отличие от многих экспериментаторов от поэзии,разрушающих «слишком поэтичную» ткань стихотворения, охотно прибегаютк звучным фразам. Одно из стихотворений Роберта ПеннаУоренна (1905-1989 гг.) кончается следующим стихом:«Столь возлюбили мир, что, может статься, и в Господа уверуем вконце». Аллен Тейт заканчивает свою «Одупавшим конфедератам» словами: «Страж мест, каким мы всесопричтены!» (Пер. В. Топорова).Поэты-традиционалисты при этом часто склонны к риторической архаике,употреблению редких слов, тяге к определениям (например-«могильнаясова») и инверсиям, так что естественный разговорный синтаксис английскогоязыка неузнаваемо преображается. Порой этот эффект придает, как в стихахУоррена, благородство поэтической речи; порой же стих выглядит чересчурходульным и потерявшим связь с реальными переживаниями, как например у Тейта,когда тот пишет: «Глуповато касаясь каймы одеяний иерофантов...».

Порой, как у Холландера, Хауардаи Джеймса Меррил-ла (р. 1926 г.), поток сознаниясоединяется с парадоксами, каламбурами, литературными аллюзиями.Меррилл, известный своими новациями, — для него характерныурбанистические темы, нерифмованные строки, субъективизм описаний и легкийразговорный тон, — разделяет с поэтами-традиционалистами страсть кпарадоксальности; так в сборнике «Разбитое сердце» (1966 г.) можновстретить уподобление брака коктейлю:

Стара история, как мир -
Папаша Время, Мать Земля,
Таинство брака, подавать охлажденным.
(Пер. А. Нестерова)


Беглость поэтической речи и словесная пиротехника таких поэтов, как Меррилл и Джон Эшбери, позволялаим добиваться успеха, пользуясь традиционными формами, но при этом ихтворчество открывало для поэзии принципиально новые пути развития.Стилистическое изящество, присущее некоторым поэтам, создавало впечатление, чтоих стихи гораздо более традиционны, чем то было на самом деле — так было с Рэндолом Джарреллом (1914-1965гг.) иА.Р. Эммонсом (р.1926 г.). Основная тема Эммонса — напряженный диалогмежду родом человеческим и природой; Джарреллпытается описывать мир изнутри сознания обездоленных -детей, женщин, обреченныхна смерть солдат, как, например, в стихотворении «Смерть стрелкарадиста» (1945 г.).

Несмотря на то, что поэты-традиционалисты широко пользуются рифмой, отнюдьне вся рифмованная поэзия традиционна в выборе тем или интонации. Поэтесса Гвендолин Брукс (р. 1917 г.) пишет о тяготах жизни — это ееосновная тема — в городских трущобах. В стихотворении «Лачуга скухонькой» (1945 г.) она задается вопросом:


Способна ли мечта пробиться
сквозь запах лука, скворчащего
на сковородке вперемешку с
картофелем, прорваться через
груды невыкинутого мусора в
прихожей...
(Пер. А. Нестерова)


Многие поэты, в том числе и Гвендолин Брукс, Адри-анна Рич, Ричард Уилбер, Роберт Лоуэлл и Роберт Пени Уоррен, начинали писатьв традиционной манере, пользуясь рифмой и размером, но в 60-е гг., поддавлением изменения настроений в обществе и постепенного перехода к открытымформам в искусстве, отказались от них.

 

Роберт Лоуэлл (1917-1977 гг.)

Наиболее авторитетный из современных поэтов, Роберт Лоуэлл начинал кактрадиционалист, но при этом испытал на себе влияние различных экспериментальныхтечений. Так как его жизнь и творчество пришлись на промежуток, отделяющийсовременных авторов от таких метров модернизма, принадлежащих к старшемупоколению, как Эзра Паунд,то эволюция Лоуэлла должна рассматриваться в широком контексте более позднейэкспериментальной поэзии.
Лоуэлл вполне соответствует каноническому образу академического писателя:белый, мужчина, протестант по рождению, блестяще образованный, со связями ввысших политических и экономических кругах. Принадлежа к одному из самыхуважаемых семейств бостонской элиты — среди его родственников знаменитый поэтXIX в. Джеймс Рассел Лоуэлл и нынешний ректор Гарварда, — Роберт Лоуэллпредпочел, тем не менее, искать опору в иных жизненных установках, чем топредполагало его происхождение. Он поехал учиться не в Гарвард, а в Кеньон-колледж в Огайо, в студенческие годы отказался оттрадиционного для семьи пуританизма и принял католицизм. Во время второймировой войны он был приговорен к годовому тюремному заключению за отказ от воинскойслужбы по морально религиозным соображениям, а позже публично протестовалпротив войны во Вьетнаме.

Ранние сборники Лоуэлла «Земля несоответствий» (1944 г.); и«Замок лорда Уири» (1946 г.); (удостоен Пу-литцеровской премии) демонстрируют такие качестваавтора, как мастерское владение традиционной формой и стилем, интенсивностьчувств, личностное видение мира, соединенное с чувством историческойперспективы. Жесткость и специфичность, свойственная ранним произведениямЛоуэлла, достигает максимального звучания в таких стихотворениях, как«Дети света» (1946 г.), в котором он страстно осуждает пуритан, чтокогда-то убивали индейцев, и чьи потомки сжигают излишки зерна, вместо того,чтобы отправить их голодающим. Лоуэлл пишет: «Так почва бесплодная — камнида корни — давала им плод от трудов, / А кости индейцев пошли на оградысадов».

В следующую книгу Лоуэлла, «Лесопилка Каванахов»(1951 г.), вошли взволнованные драматические монологи, написанные от лицачленов его семьи, рассказывающих об их нежных привязанностяхи слабостях. Как обычно, стиль Лоуэлла в этой книге отличается соединениемобыденно-человеческого и величественного. Часто поэт пользуется традиционнымирифмами, однако разговорная интонация заставляет воспринимать их как некуюмелодию, звучащую где-то на заднем плане. При всем том, книга была поэтическимэкспериментом, который позволил Лоуэллу пробиться к индивидуальному творческомуметоду.
Во время поездки по США с чтением своих стихов, предпринятой в середине 50-хгг., Лоуэлл впервые услышал некоторые из экспериментов молодых поэтов.«Вопль» Аллена Гинсбергаи «Мифы и тексты» Гэри Снайдераеще не были опубликованы, но их можно было услышать в устном исполнении — поройчтение сопровождалось джазовым аккомпанементом, — в кофейнях Норт Бич, одном из районов Сан-Франциско. Лоуэллпочувствовал, что по сравнению с этими вещами его собственные тщательноотделанные стихотворения слишком ходульны, риторичныи полны условностей; читая их вслух, он «на ходу» редактировал их всторону более разговорной интонации. «Мои собственные стихи казались мнеэтакими доисторическими монстрами, что увязли в болоте и погружаются в смерть,увлекаемые весом собственных громоздких доспехов, -вспоминал он позже. — Япроизносил слова, которые не отзывались во мне ни единым чувством».

Так Лоуэлл, подобно многим поэтам после него, принял вызов конкурирующейтрадиции — поэтической школы, у истоков которой стоял УильямКарлос Уильяме, — чтобы учиться заново.«Пожалуй, никто из поэтов, кроме Уильямса, не видел истинной Америки и неслышал ее языка», — писал он в 1962 г. С этого момента Лоуэлл решительноменяет манеру письма, используя «резкие смены интонации, настроения итемпа поэтической речи» — все то, что он перенял у Уильямса.
Лоуэлл отказывается от присущих ему многочисленных скрытых аллюзий;его рифмы рождаются из самой сути опыта, фиксируемого в стихе, а недописываются поверх него. Рушится и строфическая структура; возникают новыеимпровизационные формы. В «Страницах жизни» (1959 г.) он обращается кисповедальной поэзии — новой для него сфере, — с предельной честностью иискренностью обнажая самые мучительные внутренние проблемы. По сути, он нетолько открывает собственное «я», но приветствует таковое даже в егонаиболее спорных и личностных проявлениях. Собственную личность он превращает впроизведение современного искусства, которое равно самому себе, раздроблено нафрагменты, а его форма — сам процесс его становления.

Трансформация Лоуэлла была своеобразным водоразделом для послевоеннойпоэзии; он проложил дорогу для многих молодых писателей. В сборниках «ЗаСоюз павшие» (1964 г.) и «Записная книжка» (1969 г.), как и впоследовавших за ними более поздних книгах, Лоуэлл продолжает исследованиесвоего жизненного пути, соединяя его с техническими нововведениями,почерпнутыми, в частности, из опыта прохождения курса психоанализа.Исповедальная поэзия Лоуэлла оказала глубочайшее воздействие на современных емупоэтов. Достаточно упомянуть стихи Джона Берримена,Анны Секстон и Сильвии Плат(последние были его студентками), которые немыслимы без «наработок»Лоуэлла.


ПОЭТЫ-ОДИНОЧКИ

Среди поэтов, выработавших собственный уникальный стиль, сохранивших связь страдицией и при этом сделавших решительный шаг к новым горизонтам, поэтов, чьетворчество отчетливо современно, кроме Плат и Секстонследует назвать имена Джона Берримена, Теодора Ретке, Ричарда Хьюго, Филипа Левина, Джеймса Дикки, Элизабет Бишоп и Ад-рианны Рич.

 

Сильвия Плат (1932-1963 гг.)

Жизнь Сильвии Плат подходит для книжки о баловняхсудьбы: студентка престижного Смит колледж, она была лучшей в своем выпуске,завоевала Фулбрайтов-скую стипендию, продолжилаобразование в Кембридже. В Англии познакомилась со своим обаятельней-шимбудущим мужем, поэтом Тедом Хьюзом, родила от негодвоих детей. Семейная идиллия в сельском английском доме… Это на поверхности- сказочный успех, признание. А в глубине — расцветающие метастазаминеразрешимые психологические проблемы, выплеснувшиеся на бумагу в романе«Под стеклянным колпаком» (1963 г.), тут же завоевавшем популярность.Часть проблем носила личный характер, другие же были порождены тем, чтообщество образца 1950-х годов загоняло женщину в угол. Так, считалось, чтоженщина не должна давать волю гневу, не должна стремиться сделать карьеру,смысл ее жизни в том, чтобы окружать заботой и лаской мужа и детей — этивзгляды разделялись и многими женщинами. Женщины, добившиеся успеха, жили всостоянии постоянной конфронтации с обществом.

Жизнь-идиллия рассыпалась в прах, когда Плат развелась с мужем. Она осталасьодна, с малолетними детьми на руках, в пустой лондонской квартире, в разгарнеобычайно холодной зимы. Больная, одинокая, отчаявшаяся. За сравнительнонебольшой период времени, отделяющий развод от самоубийства, когда онаотравилась газом на кухне, Плат написала цикл потрясающих по своей силестихотворений. Все они вошли в сборник "Ариэль"(1965 г.), изданный через два года после ее смерти. Роберт Лоуэлл в предисловиик книге отметил, что поэзия Плат претерпела стремительную эволюцию, еслисравнивать зрелые вещи со стихами, написанными, когда она и Анна Секстон в 1958 г. посещали поэтический семинар Лоуэлла.Ранние вещи поэтессы отличаются тщательностью отделки и традиционным звучанием,тогда как последние работы Плат преисполнены мужества отчаянья и боли, делающиеее провозвестницей феминизма. В стихотворении «Претендент» (1966 г.)Плат разоблачает всю пустоту той роли, которую общество отводит женщине(ставшей просто безличным, неодушевленным предметом, местоимением среднегорода):


Это просто куколка, это так хорошо на вид,
Это умеет шить, жарить и варить,
И конечно, говорить, говорить, говорить.
С этим все в порядке, в этом напрасно искать изъян.

Это — пластырь для всех твоих ран.
Это — образ для твоих глаз.
Мой мальчик, это твой последний шанс.
Ступай с этим под венец, под венец, под венец.
(Пер. И. Ковалевой)


Плат отваживается писать стихи языком детских считалок, с их обнаженно-жесткой прямотой. Она удачно пользуетсяпрямолинейными образами, почерпнутыми из поп-культуры.Так, о младенце в ее стихах говорится: «Любовь, как ключик, завела твойтолстенький золотой будильник». В стихотворении «Папочка» отецпредстает в образе кинематографического графа Дра-кулы:«Раздутое черное сердце твое пригвоздили колом./Ты был деревенским не понутру» (Пер. И. Копос-тинской).

 

Анна Секстон (1928-1974 гг.)

Страстная и пылкая по натуре, Анна Секстон,подобно Сильвии Плат, пыталась совместить роль жены,матери и поэта в эпоху, когда женское движение в США еще только нарождалось.Как и Плат, она страдала психическим расстройством и в конце концов покончилажизнь самоубийством. Исповедальная лирика Секстонгораздо более автобиографична, чем поэзия Плат, илишена технической виртуозности, свойственной ранним стихам последней. При всемтом, стихотворения Секстон вызывают сильныйэмоциональный отклик. Поэтесса смело касается таких табуированных тем, каксекс, жестокость, самоубийство. Часто ее стихи связаны с «женской»проблематикой: вынашивание ребенка, женское тело, брак с точки зрения женщины.В стихотворении «Из рода ее» (1960 г.) Секстонотождествляет себя с колдуньей, заживо сожженной на костре:

Ты вез меня в телеге мимо деревень и полей, И
я им вслед помахала голой рукой своей. И
последнее, что я ясно помню, — о ты, кто
остался в живых, -

Как тобой зажженное пламя бьется у ног моих И как
хрустят мои ребра под ободом твоих колес. Женщины
этой породы умеют умирать без слез. Я из этого рода.
(Пер. И. Ковалевой)

Сами названия сборников Секстон свидетельствуют отом, сколь близки эти стихи безумию и смерти. Среди ее книг выделяются «Вбедлам и отчасти обратно» (1960 г.), «Живи или умри» (1966 г.) ипосмертная книга «Ужасное плавание к Господу Богу» (1975 г.).

 

Джон Берримен (1914-1972 гг.)

До известной степени жизнь Джона Беррименанапоминает путь, пройденный Робертом Лоуэллом. Беррименродился в Оклахоме, окончил частную школу и поступил в Колумбийский университетна северо-востоке США, позже перевелся в Принстон.Тяготея к традиционной форме и метрике, Беррименчерпал вдохновение в ранней истории Америки, сочинял самоироничные,пронизанные исповедальными мотивами стихи, позже вошедшие в сборник«Сновидческие стихи» (1969 г.), в центре которого — гротескныйавтобиографический персонаж по имени Генри. Темой для рефлексийГенри — этого "alter ego"его создателя — становятся рутинная жизнь преподавателя, хроническийалкоголизм, неутоленные амбиции.
Как и его современник Теодор Ретке,Берримен создал свой собственный пластичный, игровойи вместе с тем проникновенный стиль, оживляемый вкраплениями фольклора, детскихстишков, клише и сленга. Так, о своем герое Генри Беррименпишет: «В развалину сию герой вперяет взгляд. Но не моргая, взгляд она тотшлет назад». Или другие шутливые строки: «О, увы мне, увы! Придибезразличие, я же и взвою, как Иов!»

 

Теодор Ретке(1908-1963 гг.)

Сын садовника, выращивавшего цветы в теплицах, ТеодорРетке выработал своеобразный язык, воссоздающий«тепличный мир» крошечных насекомых и невидимых корней растений:«Не уходи, тепло. / Мне плохо». Любовные стихи, вошедшие в сборник«Слова на ветру» (1958 г.), воспевают красоту и любовное томление,при этом сама страсть исполнена чистоты и невинности. Так, одно изстихотворений начинается: «Я знал женщину-что затонкая кость! /Пичуг печальных трели ее способны были опечалить». Поройего стихи напоминают стенографию самой природы или древние загадки: «Ктосмутил покой земли? У крота ответ ищи».

 

Ричард Хьюго (1923-1982 гг.)

Ричард Хьюго, уроженец Сиэтла, штат Вашингтон,учился у Теодора Ретке.Детство Хьюго прошло в унылом пейзаже бедныхгородских окраин, и основные темы его поэзии — надежды, страхи и разочарованиярабочего люда из глухих районов северо-запада США. В стихотворениях, написанныхрезкими ямбическими размерами и пронизанными исповедальными, ностальгическимимотивами, поэт описывает жизнь убогих заброшенных городишек. Он повествует опозоре, фальши человеческого существования — и редких моментах, когда людиобретают истинную сопричастность друг другу. Поэт фокусирует внимание читателяна мимолетных, случайных, казалось бы, деталях с тем, чтобы сквозь нихнеожиданно проступило истинно важное. Поэма «Все та же Америка, какой Ты,Господи, ее любишь» (1975 г.) оканчивается повествованием о человеке,несущем груз воспоминаний о родном городишке, которые и питают его душу:

коль выпало осесть в
случайном городишке, где
запустенье царствует, -
нуждаться в паре любовниц
ненасытных на роль подруг,
чтоб чувствовать хоть что-то —
изволь пожаловать в клуб
уличный, что ими же основан.
(Пер. А. Нестерова)

 

Филип Левин (р. 1928 г.)

Филип Левин, уроженец Детройта, штат Мичиган,пишет главным образом об экономическом угнетении рабочих. Его стихи отличаютсяостротой наблюдений, гневной интонацией и полной боли иронией. Подобно Хьюго, он является выходцем с бедных городских окраин. Онвозвышает свой голос в защиту личности, обреченной на одиночество виндустриальной Америке. Поэзия его по большей части мрачна и отражаетанархические склонности человека, осознающего при этом, что правящая системадостаточно прочна.

В одном из стихотворений Левин сравнивает себя с лисом, которому удаетсявыжить в мире охотников лишь благодаря отваге и хитрости. В том, что касаетсяметрики, он прошел эволюцию от традиционных размеров, характерных для раннихстихотворений, к более свободному и открытому стиху, которым написаны поздниевещи — такая форма более адекватна для выражения протеста одиночки против зла,царящего в современном мире.

 

Джеймс Дикки (р. 1923 г.)

Романист, эссеист, поэт, Джеймс Дикки родился вштате Джорджия. Осмысляя собственное творчество, он отмечал, что главной темойможно было бы назвать неразрывность той связи, что существует — или должнасуществовать — между человеком и миром. Большая часть его стихов вдохновленаприродой: он пишет о реках, горах, капризах погоды и тех опасностях, что онитаят в себе.

В конце 60-х годов Дикки начал работу над романом«Избавление», посвященном темной стороне тех уз, что связуют мужчин. Выход книги, по которой позже был снятфильм, упрочил его известность. Выходившие в последнее время сборникистихотворений Дикки скомпонованы вокруг несколькихтем: в книге "Иерихон: Запечатленный Юг"(1974 г.) преобладает пейзажная лирика, сборник «Лики Бога» (1977 г.)свидетельствует о влиянии, которое на поэта оказала Библия. Диккичасто возвращается к размышлениям о том, что же такое усилие человека в мире:«Преодоление, отчаянный ры-вок, / Преодоление,вот что нам нужно».

 

Элизабет Бишоп(1911-1979 гг.) и Адрианна Рич(р. 1929 г.)

Среди поэтесс, чей голос не похож ни на какой иной, ЭлизабетБишоп и Адрианна Сесиль Рич пользуются в последниегоды все большей популярностью. Бишоп свойственныкристальная ясность рассудка, склонность к пейзажной лирике и метафоры пути.Читателей привлекает в ее стихах точность и утонченность описаний. Как и Марианна Мур, ее наставница напоэтическом поприще, Бишоп так и не вышла замуж. Каки Мур, Бишоп блестящевладеет техникой стиха и тяготеет к холодноватому, описательному стилю, закоторым скрывается философская глубина. К поэзии Бишопвполне приложимы строки из ее стихотворения «В рыбацких хижинах»,описывающие холодные воды Северной Атлантики: «Наверное, лишь океан иподобен тому, что мы называем „знаньем“: / темен, горек, бесконечносвободен, изменчив».

По аналогии с джазом, Элизабет Бишоп,как и Марианну Мур, можноотнести к «холодному» направлению в женской поэзии, у начала которогостояла Эмили Ди-кинсон, а Сильвию Плат, Анну Секстон и Адрианну Рич -к«горячему». Хотя Рич начинала со стихов,для которых были характерны традиционные формы и размеры, ее вещи — особеннонаписанные после 60-х годов, когда она стала ярой поборницей феминизма, — обостренно эмоциональны. Ее стиль отличается особой метафоричностью, — достаточно назвать самый удачный сборник поэтессы — «Тонущая вкораблекрушении» (1973 г.), в котором поиски героиней своего «я»описаны в терминах катастрофы. Расколотый внутренний мир женщины подобенобломкам кораблекрушения, плавающим на поверхности; женщины должны проложитьсвой собственный путь в мире, где властвуют мужчины. В стихотворении«Прогулка по крыше» (1961 г.), посвященном ДенизеЛевертов, Адрианна Рич утверждает, что для женщины занятие таким ремеслом, какпоэзия, смертельно опасно. Подобно рабочему-кровельщику, она чувствует, что«риск здесь больше, чем жизнь /я обречена свернуть себе шею».

 

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ПОЭЗИЯ
Достижения зрелого Лоуэлла и большинства современных поэтов во многомпредопределены экспериментами, начатыми в 50-х годах рядом авторов. Условно ихможно сгруппировать в пять довольно аморфных школ, выделенных Дональдом Алле-ном присоставлении антологии «Новая американская поэзия» (1960 г.), — первомсобрании такого рода, объединившем под своей обложкой поэтов, чьи произведениядо этого игнорировались и критикой, и академическими кругами.
Черпавшие вдохновение в джазе и живописи абстрактного экспрессионизма,поэты-экспериментаторы в большинстве своем принадлежали к следующему заЛоуэллом поколению. Их объединяло стремление к образу жизни богемныхинтеллектуалов от контр-культуры, порвавших с университетами и открытокритикующих «буржуазное» американское общество. Эта поэзия отличаласьпрямотой, оригинальностью и шокирующей резкостью. В поисках новой ценностнойориентации поэты-экспериментаторы обращались к apхаическомумиру мифов, легенд и традиционных обществ, в частности — к наследиюамериканских индейцев. Формы, в которых они работали, характеризуются свободой,спонтанностью, органичностью; форма стиха вытекала из субъективной конкретики самой темы, переживаний поэта в процессесоздания произведения и естественных пауз, характерных для разговорной речи.Как заметил Аллен Гинсбергв своей «Импровизированной поэтике»: «первая мысль -лучшаямысль».

 

Поэты Черной Горы

Школа поэтов Черной Горы сформировалась вокруг БлэкМаунтин Колледж — экспериментальной школы искусств в Эшвилле, Северная Калифорния, в которой в начале 50-х годовчитали лекции поэты Чарльз Олсон, Роберт Данкен и Роберт Крили. В ней учились ЭдДорн, Джоэль Оппенгеймер иДжонатан Уильяме, а Пол Блэкберн,Лэрри Эйгнер и Дениза Левертов публиковали своистихи в журналах "Ориджин" и "Блэк Маунтин ре-вью",издаваемых в колледже. Поэтическая практика этой школы связана с теорией«проективного стиха», сформулированной Чарльзом Олсоном,который отстаивал открытую форму, вытекающую из соотнесенности спонтанныхдыхательных пауз в речи и поэтической строки, набранной на странице.
Среди наиболее значительных поэтов, принадлежащих к этой школе, назовем РобертаКрили (р. 1926 г.), стиль которого характеризуется сжатостью и минимализмом. Встихотворении «Предостережение» (1955 г.) поэт дает волю своемуяркому и жестокому воображению:

Люблю, люблю — и потому Я б
раскроил тебе башку, в
глазницах вставил бы свечу.

Любовь — усохнет и умрет,
забудь лишь амулета власть и
оторопь при виде глаз.
(Пер. А. Нестерова)

 

Школа поэтов Сан-Франциско

Произведения поэтов, принадлежащих к школе Сан-Франциско, — к ней, какправило, относят всю поэзию Западного побережья, — многим обязаны восточнойфилософии и религии, так же как японской и китайской поэзии. В этом нет ничегоудивительного, ибо влияние Востока всегда было достаточно сильно наамериканском Западе. Окружающий Сан-Франциско ландшафт: горы Сьерра-Невада иизрезанная линия побережья -впечатляет своей красотой и величественностью, имногие поэты, здесь живущие, глубоко чувствуют природу. Часто в ихстихотворениях присутствуют горы или описания пеших прогулок с рюкзаком. Этапоэзия черпает вдохновение не в литературной традиции, а в природе.

К поэтам Сан-Франциско традиционно относят Джека Спайсера,Лоренса Ферлингетти,Роберта Данкена, Фила Уэйлена,Лью Уэлша, Гэри Снайдера, Кеннета Рексрота, Джоанн Кайгер и Диану ди Прима. Многиеиз них считали себя выходцами из рабочего класса. Поэзия их, как правило,проста, доступна и оптимистична. В лучших образцах поэзии Сан-Франциско, как,например, в произведениях Гэри Снайдера(р. 1930 г.), мы видим картину хрупкого равновесия, устанавливаемого междучеловеком и космосом. В стихотворении «Над Пэйт Вэлли» Гэри Снайдер описывает, как он работал в бригаде рабочих,прокладывающих дорогу в горах и нашел обсидиановый наконечник стрелы — памятьоб исчезнувшем индейском племени:

В горах снег сходит лишь летом.
Пастбища тучных, отяжелевших за лето оленей.
Они забредают в лагерь.
По протоптанным ими тропам.
Здесь есть и моя тропа, по которой
Я хожу изо дня в день. С буром,
Киркой, детонатором и рюкзаком
Динамита.
Десять тысяч лет.
(Пер. А. Нестерова)

 


Поэты-битники

Не существует четкой границы, отделяющей школу Сан-Франциско отпоэтов-битников, сложившихся как группа в 50-е годы. Большинство ключевыхфигур, принадлежащих к битникам, были выходцами с Восточного побережья,перебравшимися в Сан-Франциско и именно здесь сделавших первые шаги кнациональному признанию. Наиболее талантливые из битников: АлленГинсберг, Грегори Корсо,Джек Керуак и Уильям Берро-уз. Поэзия битников ориентирована на голос, насыщенаповторами и чрезвычайно сильно воздействует именно при чтении вслух, так как побольшей части она вышла из поэзии, читавшейся в андерграундныхклубах. До известной степени ее можно рассматривать как великую прародительницурэпа, ставшего господствующим течением в музыке 90-хгодов.

В поэзии битников в наибольшей степени сконцентрировался пафос отрицаниягосподствующих в американском обществе ценностей, однако за резкостью словкрылась любовь к родной стране. Стихи битников — крик боли и ярости,вырывающийся у поэтов при виде Америки, «утратившей невинность»,трагической растраты ее человеческих и природных ресурсов
Стихи, подобные «Воплю» (1956 г.) Аллена Гинсбер-га, были революцией в поэзии:

Я видел лучших людей моего поколенья,
разрушенных безумием,
истощенных истерикой,
голых,
бредущих без сил сквозь
негритянские кварталы, на
рассвете,
в поисках дозы, чтобы
кольнуться
ангелоликих хипстеров,
сгорающих ради древнего
небесного
объятия с сыплющей искры
звезд динамо-машиной среди
реквизитов ночи....
(Пер. И. Ковалевой)

 


Нью-йоркская поэтическая школа

В отличие от битников и поэтов Сан-Франциско, авторы, принадлежавшие кнью-йоркской школе, мало интересовались злободневными моральными проблемами и вцелом держались в стороне от политики. В том, что касается академическогообразования, нью-йоркская школа на голову превосходила иные современные ейтечения.
Три наиболее ярких поэта, принадлежавших к нью-йоркской школе — Джон Эшбери, Фрэнк О'Хараи Кеннет Кох — познакомились во время учебы вГарварде. Стихи их отличаются крайней урбанистичностью,холодностью, подчеркнутой нерелигиозностью,склонностью к парадоксальности в соединении с горькой, усталой рассудочностью.Для них характерны быстрые смены тем внутри стихотворения, обилиеурбанистических деталей, соединение несоединимого, и почти физически ощутимоеотторжение любых общепринятых верований.

Нью-Йорк — главный центр развития американского искусства и место рожденияабстрактного экспрессио-низа — течения в живописи,ставшего главным источником вдохновения для поэтов-урбанистов. Большинство изних работало обозревателями отделов искусств в журналах, музейными кураторамиили сотрудничало с художниками. Возможно в силу тяготения нью-йоркских поэтов кабстрактному искусству, с недоверием относившемуся к фигуративностии прямому выражению каких-либо смыслов, их произведения трудны для восприятия — таковы, например, поздние работы Джона Эшбери (р.1927 г.), который, пожалуй, оказал наибольшее влияние на современную поэзию.

Текучая образность стихов Эшбери являетсянепосредственной фиксацией мыслей и эмоций в том виде, как они всплывают всознании и тут же ускользают, не поддаваясь прямой артикуляции. Его знаменитаяпоэма «Автопортрет в выпуклом зеркале» (1975 г.), завоевавшая трисамые престижные национальные премии, движется от образа к образу, перемежаемыхрефлексией автора:

Корабль,
Переливаясь неведомыми цветами,
входит в гавань. Ты позволяешь
вещам посторонним
ворваться в твой день...
(Пер. А. Нестерова)

 

Сюрреализм и экзистенциализм

В свою антологию, посвященную новым поэтическим школам, ДональдАллен включил и пятую группу поэтов, которую онзатруднился как-либо определить по географическому признаку. К этомурасплывчатому конгломерату он отнес поэтов, чья практика связана сэкспериментами и тенденциями сегодняшнего дня. Важнейшие среди этих поэтическихтечений: сюрреализм, стремящийся выразить бессознательное в ярких, напоминающихсны образах, женская поэзия и поэзия национальных меньшинств, чей расцветотмечается в последние годы. Несмотря на внешние различия, сюрреалистов,поэтов-женщин и этнических поэтов до известной степени объединяет их чуждостьосновному потоку белой мужской литературы.

Хотя Т.С. Элиот, Уоллес Стивене и Эзра Паунд еще в 20-е годыпытались привить американской поэзии символистские техники — сюрреализм, одноиз главенствую

еще рефераты
Еще работы по литературе, лингвистике