Реферат: Жизнь и творчество Джека Лондона

Реферат

Студента IIкурса ОДИ

Додонова Николая

на тему:

жизнь и творчество ДжекаЛондона.

                  

«Ранним июньским утром 1875 годажители Сан-Франциско, проснувшись, прочли в газете «Кроникл» ужасающую историю:женщина выстрелила себе в висок.

Дело было в том, что муж выгналее из дому, так как она отказалась умертвить своего еще не родившегосямладенца, — пример бессердечия и мучений семейной жизни.

Женщиной была Флора Уэллман,заблудшая овца из семьи Уэллманов, старожилов города Мэслон, штат Огайо.Мужчиной – странствующий астролог-ирландец профессор Чани.

Что касается младенца, то емубыло суждено стать известным миллионам людей всего мира под именем ДжекаЛондона».

Так пишет о событиях,предшествовавших рождению Джека Лондона Ирвинг Стоун в своей книге о ДжекеЛондоне «Моряк в седле».

Каждая биография илиавтобиография начинается с упоминания о дате и месте рождения, о том, кто былиродители, какое положение имели в обществе, какой профессией владели.

Мы знаем, кто была мать ДжекаЛондона, но ни мы ни сам Лондон не знаем точно, кто был его отцом. Был ли импрофессор Чани, или кто-либо другой – этого никто точно не знал, кроме самойФлоры Уэллман.

Когда Джеку Лондону исполнилосьдвадцать три года, он написал Чани, спрашивая, не отец ли он ему.

Чани ответил:

«Дорогой сэр, я никогда не былженат на Флоре Уэллман, — пишет Чани, — но с 11 июня 1874 года по 3 июня 1875года мы жили вместе. Я в то время не мог быть ей мужем: сказались лишения,нужда, черезмерная умственная работа. Отцом Вашим, следовательно, я быть не моги, кто Ваш отец, не знаю».

Лондон писал Чани еще два раза,но получал один и тот же ответ.

Мать Джека Лондона была изхорошей уэльской семьи. Родилась Флора в городе Мэслоне. Ее отец был искусныйизобретатель. Он занимался постройкой каналов, брал патенты на своиизобретения, сколотив на этом изрядное состояние.

Флора получила очень хорошее потем временам образование. Она училась музыке, окончила колледж, была умной иначитанной девушкой с изящной речью. К несчастью, Флора была девица нервная, сбыстро и легко меняющимся настроением. Строгому порядку и указаниям онаподдавалась с трудом. В двадцать лет она переболела тифом и после болезни, какговорили, у нее осталась некоторая сумятица в голове.

Джек Лондон появился на свет 12января 1876года в доме сотрудника «Ирвинг пост» и владельца журнала «Здравыйсмысл» Уильяма Сломака. Через восемь месяцев после рождения Джека Флора вышлазамуж за Джона Лондона.

Джон Лондон, американец,английского происхождения, родился в Пенсильвании, учился в сельской школе. В19 лет он женился на Энн Джен Кэвит, был с ней очень счастлив и нажил десятерыхдетей. В гражданской войне он сражался не стороне северян, пока не потерялпосле тифа одно легкое. После войны  онработал на участке государственной земли. Вскоре после смерти жены один изсыновей Джона, играя в бейсбол, получил сильный удар в грудь. Врач посоветовалЛондону переехать в Калифорнию, в теплый и сухой климат, который поможетпоправиться мальчику. Но не сказал, что в штате несколько климатическихрайонов, а сам Джон Лондон знал лишь одно место – Сан-Франциско. С двумямладшими дочерьми и больным сыном Джон поселился в Сан-Франциско. После десятидней, прожитых в тумане Сан-Франциско, мальчик умер.

Девочек пришлось поместить вплатный приют для сирот. Он еще оплакивал жену и сына, когда один его приятельпо работе уговорил его пойти на спиритический сеанс, поговорить с духами жены и сына. Вместо вестей отстарой жены Джон Лондон получил новую.

Флоре материнские обязанностипришлись не по душе. Ей некогда было следить за мальчиком, который началприхварывать. По совету врача семья переехала в сельский район. Флора заняласьпоисками кормилицы. Ей стала негритянка Дженни Прентис, только что потерявшаяребенка. Она и стала Джеку кормилицей, приемной матерью и другом на всю жизнь.

Не довольствуясь случайнымизаработками Джона, Флора целыми днями пропадала в городе, поглощенная планамибыстрого обогащения. Из-за своей беспокойной натуры Флора несколько раз рушила,казалось установившееся материальное благополучие семьи, пускалась во всякиеавантюры, накупала лотерейных билетов, акций сомнительных компаний. Врезультате семья часто оставалась без гроша. Стареющий отчим, в котороммаленький Джек души не чаял, уже не мог браться за любую работу – заработкистали меньше, жилище – скромнее. Отчим, как ни старался, не мог найтипостоянную работу и кормить семью. Теперь это была обязанностьодиннадцатилетнего Джека. Каждое утро он вставал затемно и шел разноситьгазеты, после школы он делал еще один рейс.

Месячную плату – двенадцатьдолларов – он каждый раз всю отдавал Флоре.

Обходя весь город по два раза вдень, общаясь с другими газетчиками, бывая в самых разных местах от портовыхдоков, где собирались китобои, контрабандисты опиума, рыболовы с разных сторонсвета, до яхт-клубов, куда вступали богатые джентльмены, имеющие прекрасныебелые яхты, Джек открывал для себя мир реальности жизни, реальности смерти,реальности социального различия. И этот мир притягивал его, как магнитом, нобольше всего на свете его влекло и притягивало море. От тяжелой домашнейобстановки десятилетний он искал спасения в приключенческих книгах. Теперь втринадцать лет, он  бежал из дома к морю.

С малых лет он полюбил книги.Джек стал завсегдатаем местной публичной библиотеки.

Каждую книгу он буквальнопроглатывал. Он  читал ночью, читалутром, читал, когда шел в школу, читал по дороге домой и снова шел в библиотекуза новой книгой.

В школе каждое утро ученики пелихором. Заметив, что Джек молчит, учительница отправила его к директору.Директор отослал Лондона обратно с запиской, в которой говорилось, что можноосвободить ученика Лондона от пения, но взамен Джек должен писать сочинениякаждое утро в течении того времени, пока остальные ученики поют.

Позже Джек Лондон приписывалэтому наказанию свою способность писать каждое утро тысячу слов.

К тринадцати годам Джек смогскопить два доллара. На эти деньги он купил старую лодку и стал ходить в ней повсем извилинам дельты, а иногда решался выйти ненадолго в залив.

Старая калоша протекала, у неене было киля, она то и дело врезалась в другие лодки, опрокидывалась, еезаливало водой, но для Джека это было хорошей школой.

В этом же возрасте Джек окончилначальную школу, но о поступлении в среднюю школу не могло быть и речи – усемьи не было денег, что бы платить за обучение.

Когда ему было пятнадцать лет,его отчим попал под поезд и получил тяжелые увечья.

Теперь Лондоны жили в старомгрязном домишке на берегу и терпели самую беспросветную нищету. Забота о семьеполностью легла на Джека. Он нашел постоянную работу на консервной фабрике,плата была – десять центов час, а рабочий день был от десяти до пятнадцати, а,временами, и двадцати часов.

В это время он спрашивал себя: втом ли смысл жизни, чтобы быть чернорабочим и тянуть эту грязную и тяжелуюлямку. Сильный, коренастый, он без труда переносил физические нагрузки, но всеего существо восставало против такого мучения, прозябания за станком без денегв кармане и пищи в желудке. Он больше не мог бывать в библиотеке, его яликстоял бесцельно у причала и обрастал ракушками. Однажды, прогуливаясь недалекоот берега, Джек повстречал компанию пиратов-устричников. Это были любителивыпить, веселый, бесшабашный, бесстрашный, порой жестокий сброд. Некоторые изних имели провинности перед законом и пострашнее, чем кража устриц из чужихсадков. Джек знал, что у них редко бывает меньше двадцати пяти долларов за ночь«работы». А со своей лодкой можно выручить и около двухсот долларов. Из разговора он услышал, что один из пиратов попрозвищу Француз хочет продать свой шлюп «Пирушка» за триста долларов.

Джек мгновенно решился:«Куплю!». А деньги можно  занять у няниДженни.

На следующий день он  явился с деньгами на борт «Пирушки» и сделкасостоялась.

Следующей ночью он вышел в морес остальной пиратской флотилией. За несколько недель он утвердился средиостальных устричных пиратов с репутацией самого отчаянного и безрассудногочеловека.

Среди этих разных людей,постоянно пьяных, часто возникали ссоры, заканчивающиеся, порой довольнопечально. Удар ножа – и готово. Это была самая настоящая жизнь, без прикрас,самая настоящая разбойничья вольная жизнь. Долго ходил Джек на своей «Пирушке»,отдавая долг няне Дженни, кормил семью. Однажды во время пьяной драки нашхунах, на его кораблике подожгли парус, а толпа с другого шлюпа заполонилапалубу, пробила борт и потопила шлюп Джека.

Несколько дней спустя, Джеквстретился с чиновником береговой охраны, который предложил ему статьпатрульным в рыбачьем патруле. Джек оставил устричный промысел и перешел натаможенное судно. Эта профессия была опасней, чем ремесло пирата. Сколько разон чудом избегал смерти или тяжелых увечий, спасаясь бегством от толпыразъяренных полупьяных бандитов, в числе которых он недавно был сам. 

Несколько месяцев Джек работал впатрульной службе, сталкиваясь с честными патрульщиками, моряками, которые,казалось, были просолены насквозь морскими штормами, грузчиками, штурманамиокеанских судов. Эти люди побывали во всех уголках земли, не было порта, вкоторый они не заходили, и в каждом были новые необыкновенные приключения.

С той самой минуты, когда за двадоллара Джек купил свой дырявый ялик и вышел в залив ему на роду было написаноходить по морям.

Джек поступает матросом на шхуну«Софи Сазерленд», отправляющуюся в Сибирь, Корею и Японию бить котиков. Нашхуне семнадцатилетний юноша трудился, как настоящий моряк. Он должен былдоказать, что знает свое дело. Иначе ему пришлось бы туго. Он выходил на вахтупервым, спускался последним, делал свою работу до конца.

Семь месяцев длилось плавание,за это время Джек нашел среди команды хороших товарищей, побывал во многихпортах, встречался там со своими старыми знакомыми по «устричному промыслу».Вернувшись в Сан-Франциско, он со своего жалованья заплатил по долгам, вкоторых его семья была по горло. Остальные деньги он отдал Флоре и несколькодней блаженствовал среди книг.

Вскоре он нашел себе работу наджутовой фабрике, за десять центов в час.

В это время пришла его перваялюбовь. Ее звали Хейди. Влюбленные встречались украдкой, на полчаса, и Джек доконца почувствовал все сумасшествие этой любви.

Они встречались всего десять рази столько же раз обменивались поцелуями, они нигде не бывали. Джек мечтал оХейди во сне и наяву больше года. Она навсегда осталась для него дорогимвоспоминанием. 

Как-то вечером Флора, прекраснопомнившая, что отец Джека писал книги, вошла к сыну с номером газеты«Сан-Франциско Колл» и принялась уговаривать его написать что-нибудь  и послать на конкурс, объявленный газетой.Джек написал рассказ о тайфуне настигшем «Софи Сазерленд» у берегов Японии. Надругой день, рассказ был отослан в редакцию. Джек получил первую премию –двадцать пять долларов.

День выхода статьи был самымсчастливым жизни Джека, и он тут же засел за кухонный стол писать новыйрассказ. Однако, газета «Колл» не была литературным журналом – рукописьотослали назад. Не отчаявшись, он продолжал писать и отсылать рукописи вжурналы.

Дни бешеной работы на фабрике икочегаром на электростанции кончились тем, что Джек проникся отвращением кфизическому труду. Это был апрель 1894 года. В то время безработица в СШАприняла огромные размеры. На родине Флоры в городе Мэслон, штат Огайо, человекпо имени Кокси собирал отряды безработных, готовясь повести их на Вашингтон ипотребовать у конгресса пять миллионов долларов, чтобы дать людям работу напостройку новых больших дорог. В ряде городов стихийно возникали отряды. ВОкленде такой отряд был сформирован человеком по имени Келли. Джек, ни минутыне колеблясь, вступает в отряд. Они выступили маршем на Вашингтон.  Голод, невозможность передвигаться, кроме какпешком вынудили отряды рассыпаться. Джек тоже «смотал удочки». Не возвращаясьдомой, Джек «бродил» по стране. Побывал у своей сестры Элизы, у своей тети Мэри- сестры Флоры. В середине лета он добрался до Нью-Йорка, где перебивался«закидывая ноги» — на жаргоне местных бродяг это означало выпрашивать подаянияу черного хода в доме. По словам Джека, именно здесь он научился на ходусочинять какую-нибудь душераздирающую, но очень правдивую историю. Черезнесколько дней, Джек в товарном вагоне приехал в Ниагара Фоллс и прямым путемотправился к водопаду, там он просидел весь день. Заночевав на чьем-то поле,Джек утром отправился опять к водопаду, где встретил полицейского. Полисмен сневозмутимым видом уволок его в участок. В это же утро он и еще пятнадцатьбродяг-«хобо» сели в городском суде на скамью подсудимых – все получили потридцать суток исправительных работ. Труд был адский, а заключенных держали наводе и хлебе. Через  несколькосуток,  Джек получил должностькоридорного. Теперь его глазам было открыто все, что творилось в камерахкоридора, все ужасы тюремной жизни. Он видел, как бьются в припадке эпилептики,как сходят с ума заключенные, как людей били до полусмерти, как спускали слестницы и на каждой ступеньке осыпали градом ударов. Это была истинная камерапыток. Джек близко сошелся с другими коридорными, охраной, краткосрочниками,долгосрочниками. Он узнал сотни людей, слушал их истории, видел мир их глазами.Там, в тюрьме, Джек подружился со своим попутчиком по конвою – старой тюремнойкрысой. От него Джек узнал о тюрьмах разных штатов очень много, он познакомилсвоего юного друга с такими же завсегдатаями тюрьмы, как и он сам.

Наконец кончился срок. Несколькомесяцев понадобилось Лондону, для того, чтобы проделать три тысячи миль подорогам Канады. Только талант не раз спасал его от тюрьмы: он умел выдуматьисторию, способную убедить любого полисмена, что передним кто угодно, но тольконе бродяга. Джек приехал в Ванкувер, поступил матросом на «Уматиллу» и вернулсядомой в «Сан-Франциско».

После долгих скитаний по стране,у него словно открылись глаза. Раньше он думал, что человек выходил на Дорогулишь из страсти к приключениям, как и он сам. Теперь же Джеку  во всей своей отвратительности предстал хаосбезработицы, полного безденежья и отчаяния. Он понял, что, занимаясь черной работой, выбраться из трущоб бедностиневозможно. Человек стареет, а мускулы – орудие скоропортящиеся и легкозаменимое. Ко времени возвращения в Окленд, Джек убедился, что образ его мыслейи отношение к жизни изменилось. Он хотел получить образование. В это времяломки жизненных взглядов он проникся идеями социализма. Решив жить немускулами, а головой, будущий писатель взялся за дело.

Весь год, проведенный на Дороге,был зарисован заметками в его дневнике – это был целое сонмище тем, готовыхрассказов, услышанных от случайных попутчиков, сокамерников или таких жебродяг, каким был он сам. Их оставалось только написать.

Джек хотел завершить своеобразование в Калифорнийском университете Беркли, находящемся совсем недалекоот дома, если ехать на трамвае. Но, чтобы поступить в университет надо иметь заплечами оконченную среднюю школу. Так что, этому юноше, жаждущему знаний,придется просидеть еще три года за школьной партой.

Но даже учась в школе, Джекуприходилось постоянно подрабатывать, искать случайные заработки: подстригатьгазоны, выбивать ковры, бегать по поручениям.

Хоть Джон Лондон во времязабастовки и устроился сторожем в депо, Джека он содержать не мог. Оченьпомогала в это время ему сестра. Элиза из своих скромных средств купила Джекувелосипед, чтобы он мог ездить в школу. После занятий, девятнадцатилетнийученик оставался в школе подметать помещение и мыть полы.

В это время в литературномжурнале «Эгида» выходит его очерк «Остров Бонин».

В марте 1895 года – рассказ«Сакечо Хона Ази и Хакдаки», потом выходят два рассказа, посвященныеприключениям на Дороге. Вскоре Джона Лондона увольняют, и вся семья надеетсятолько на Джека. Теперь денег на себя не оставалось вообще. Вдобавок, узнав,кем он был в прошлом, одноклассники сторонились Джека, девушки не хотели иметьс ним ничего общего. И именно в те дни ему так нужна была дружеская поддержка,место под солнцем, тепло женской любви. И их не было. Но вот талантливыймолодой человек вступает в дискуссионный клуб Генри Клея. Это было единственноеместо, где собиралась оклендская интеллигенция: молодые врачи музыканты,педагоги, юристы – всех их связывал интерес к окружающему миру. Здесь судили очеловеке по уму, а не по одежде. Джек посидел молча на паре собраний, потомвлился в дискуссию, и его приняли, как своего, на равных, а это было для негоочень важно. Он нашел свое место.

В клубе он подружился с молодымчеловеком, своим ровесником по имени Эдвард Эплгарт. Эдвард привел Джека домойи познакомил со своей сестрой – Мэйбл, и Джек мгновенно влюбился. Будучи частымгостем в доме Эплгадтов, бывший матрос и бродяга, постепенно превращался вулыбчивого, обаятельного юношу. Крепкие матросские слова стали потихонькувыходить из его лексикона. Внимательно наблюдая за безупречными манерами Мэйбли Эдварда, Джек постепенно перенимает их. Походка вразвалочку исчезла, спинаперестала горбиться, угрюмый, угловатый юноша уходил в прошлое. В это времяДжек вступает в социалистическую партию по приглашению одного из ее членов. Онначал ходить на рабочие митинги, начал говорить речи сам.

Первый семестр в школе окончен соценкой «В» (хорошо). В «Эгиде» по-прежнему появляются его статьи и рассказы.

Бросив школу, Джек поступает наподготовительные курсы для поступления в университет. Двенадцать недель доэкзаменов он зубрил и зубрил все: анатомию, химию, алгебру, историю ианглийский, не вставая из-за стола. Джек Лондон зачислен на первый курсКалифорнийского университета Беркли. Здесь же училась и Мэйбл Эплгарт. Устудентов этот молодой человек, с копной рыже-коричневых волос имел репутациюбесстрашного юноши, способного и совершившего отчаянные, романтические поступки. У него появилось много друзей,уважавших и любивших его. За первый семестр, Джек получил оценки «А» и «В», ноему пришлось оставить институт – надо было прокормить семью. Молодой Лондонначинает писать, писать и писать. Он отсылает рукописи в журналы на последниеценты, а когда денег не оставалось, то приходилось откладывать перо и идтинаниматься в прачечную за тридцать долларов в месяц. Но вот в Клондайкеобнаружили золото и Джек вместе с мужем своей сестры Элизы – Шепардомотправляется на север. На судне, несущим их к приключениям он подружился сФренком Томпсоном, шахтером Джимом Гудманом, и плотником Фредом Слоупером. Втрудные дни эти люди оставались неразлучными друзьями. Здесь на Аляске, Джекнашел бесценную «золотую жилу» — неиссякаемый источник материала для своихбудущих книг и рассказов. По его собственному признанию, путешествие на Северне имело своей целью только золото – он ехал сюда за своими будущими книгами.Здесь он слушал рассказы старожилов, старателей, впитывая все, как губка. Вселишения, которые он испытал на севере, воздадутся ему позже сторицей. Тяжелые,порой смертельно опасные испытания, сделали из мужественного юноши сильногомужчину, человека доброго, щедрого, понимающего чужие страдания.

Джек прибыл домой без гроша вкармане. Но, не добыв и унции золота на Аляске, он заработал этим путешествиембольше, чем любой старатель-старожил.

Умер отчим. Для Джека это былаогромная потеря – он безгранично любил Джона Лондона, от которого кроме ласки иучастия он ничего не получал.

Теперь, глава семьи – он, онтеперь кормилец.

Ничего в жизни Джек Лондон нехотел сильнее, чем стать писателем, но чувство долга взяло над ним верх. Надосрочно искать работу, чтобы прокормить мать и ее приемыша.

Совершенно случайно, отчаявшисьпосле долгих и безуспешных попыток найти работу, Джек устраивается на почту. Кнесчастью, денег заработанных разносом писем едва хватало на еду. Он снованачинает писать в журналы – безрезультатно. Семья докатилась до точки. Молодогописателя начинают посещать мысли о самоубийстве и если бы не мать и племянник,которых он боялся оставить на произвол судьбы, то, скорее всего, эти мыслисделали бы свое дело. Но вот приходят два конверта с чеками на пять и сорокдолларов. Это был момент, решивший судьбу Джека Лондона. С этого дня он большене бегает по городу в поисках куска хлеба, а сидит дома за своим старымкухонным столом и пишет, пишет, пишет. Творческая лихорадка захватила егополностью. С долгами покончено… пока… но ведь есть еще журналы, которые примут его рассказы – значит, он нужен,он нравится  и он будет работать!

Скоро из гонорара, полученногоот журналов, не осталось ничего, продукты кончились, вещи опять отправились вломбард. Но вот пришло сообщение с почты: Джек Лондон принят на работу.Постоянное место. Шестьдесят пять долларов в месяц. Заработок на всю жизнь! Нона семейном совете решили, что теперь для Джека, а значит и для его семьиглавное – творчество и пусть они вытерпят годы лишений, но Джек станетписателем. И он занялся самообразованием со страстью влюбленного, чтобы писатьеще лучше, стройнее.

Давно отосланный рассказ «Затех, кто в пути», был напечатан в номере «Трансконтинентального ежемесячники».Это во многом изменило отношение окружающих к Лондону.

Первую настоящую удачу принесмай. Его напечатали четыре журнала. За лето Джек прочно занял место срединастоящих писателей. Журналы печатали и серьезные его рассказы и памфлеты, но вкармане все равно было почти пусто. Нечеловеческое  напряжение не оставляло ему времени надрузей. Мэйбл с матерью уехали в Сан-Хосе.

Джек активно выступает насоциалистических собраниях.  Посещаетсоциалистические кружки, ораторствует на митингах. Там он познакомился с АннойСтрунской, студенткой Станфордского университета, разделяющей социалистическиевзгляды.

Между ними завязалась нежная ибурная дружба, которую Джек пронес через всю жизнь. Они никогда не теряли связимежду собой, если расставались, то продолжали общаться переписываясь.

Круг журналов печатающихпроизведения молодого писателя постепенно расширялся. Теперь заработок –десять-пятнадцать долларов в месяц стал стабильным.

Под самый конец столетия пришлабольшая настоящая удача – повесть «Северная Одиссея» была принята и напечатанасамым чопорным, неприступным журналов всех Штатов – «Атлантическимежемесячником». Чека на сто двадцать долларов хватило на то, чтобы расплатитьсяс долгами, выкупить вещи из ломбарда, набить кладовую едой и заплатить за жильена полгода вперед.  

Жизнь Джека Лондона и его семьиделилась на периоды удач и так знакомого им безденежья. Журналы, правда, иногдаплатили неплохие деньги, но их хватало от силы на месяц – два, а потом опятьожидание очередного гонорара. Расстроилась свадьба с Мэйбл Эплгарт. В феврале1900 года произошло событие, многими годами позже изменившее его жизнь – женауправляющего «Трансконтинентального ежемесячника» миссис Нинетта Эймспригласила Джека на завтрак, где он познакомился с племянницей миссис Эймс –Кларой Чармиан Киттредж.

20 февраля молодой писательпошел на похороны своего университетского товарища Фреда Джекобса ипознакомился с невестой покойного, Бэсси Маддерн, немного знакомой ему поуниверситету. Мисс Маддерн оплакивала своего жениха, Джек – несостоявшуюсясвадьбу с Мэйбл. Им было приятно вместе, общество их было целительно друг длядруга.

Они проводили вместе очень многовремени: гуляли, ездили на велосипедах, ходили в оперу.

Бэсси помогала своему другу поматематике и физике, он ей – по литературе. Мисс Маддерн нравились произведенияДжека, она редактировала их – сглаживала неровности, корявые фразы. Она былауверена, что у нее в руках рукописи человека, который станет прекраснымписателем. На гонорар от продажи «Сына волка» перебирается в более просторнуюквартиру. Следующим утром после переезда он объявил, что женится на Бэсси.Супруги не лукавили между собой: Джек хорошо знал, что Бэсси все еще любитФреда Джекобса, Бэсси, — что Джек любит Мэйбл Эплгарт. Просто им было хорошо илегко вместе, они нравились друг другу, могли создать хорошую семья и обазнали, что слово «любовь» имеет множество толкований.

Вскоре после женитьбы приходитеще одна удача: Лондон выгодно сотрудничает с журналом Мак-Клюра, которыйпечатает лучшие вещи, а остальные распространяет среди других журналовНью-Йорка.

Выходит первая книгадвадцатитрехлетнего писателя – «Сын волка». Многие именитые журналы даютодобрительные отзывы о книге и писателе.

Бэсси сообщает Джеку о том, чтоона беременна. Джек приходит в неописуемый восторг! Он заключает контракт сМак-Клюром о написании нового романа, под названием «Дочь снегов». Теперь втечение пяти  месяцев семья получает от издательствасто двадцать пять долларов. Можно не волноваться о деньгах и работать, спокойноработать! И он работает! Рассказ за рассказом выходит из-под его пера. Лето иосень он работает над романом, читает лекции, выступает на массовых митингах. Вотношениях с Анной Струнской зазвучали нотки нежности. Теперь она оценивает всесерьезные произведения, присылаемые на ее суд от своего друга. По складу умаони были созданы друг для друга – наконец они это поняли.

Уже на пути к завершению романаЛондон понял, что «Дочь снегов» не получилась.

Мак-Клюр, не принявший романпродолжал высылать ежемесячно чеки.                                                                                                                   15 января 1901 года у Бэсси родила дочь. Отец, так ждавший мальчика, немог скрыть своего разочарования.

Всегда в минуты душевногокризиса Джек находил утешение в общении с Анной Струнской. Скорее всего, к нейон испытывал глубокое и искреннее чувство. Своей высокой дружбе они решилипосвятить книгу, написанную в соавторстве. Книга будет состоять из их писемдруг к другу и будет называться «Переписка Кэмптона и Уэйса».

Уэйсом будет Джек, Кэмптоном –Анна. Анна будет защищать духовные начала любви от Джека, нападающего с позициибиологической и научной эволюции.

Каждую среду, вечером, в домеЛондонов собиралось большое и веселое общество, в компании были и веселыемолодые женщины. Среди них была и Чармиан Киттредж, талантливая пианистка,только что вернувшаяся из Европы. Джек любил слушать, как она играет, сидя намаленьком стульчике рядом с роялем.

В мае под патронажем Мак-Клюравыходит сборник рассказов «Бог его отцов». В нем ощущается, насколько поднялсяуровень мастерства писателя, по сравнению с предыдущими произведениями.

И опять наступает полосабезденежья.                                                                                 

Приходится писать заметки длявоскресного приложения «Экзаминера».

Новая беда нагрянула в августе:Мак-Клюр, после нескольких последних произведений, совсем разочаровался вЛондоне и через два месяца прекращает выплаты.

Осталась громадная сумма долгови множество кредиторов.

Но падать духом особых причин небыло. 27 декабря пришло письмо от Джорджа Бретта, президента одного из самыхактивных издательств Америки, компании Максимилиана, где было выражено большоежелание печатать рассказы писателя. Джек заключает с ним контракт.

К марту подходит кзаключительному этапу книга  «ПерепискаКэмптона и Уэйса».

Для завершения работы над нейАнна приезжает по приглашению Джека и его семьи в дом Лондонов. Они распрощалисьс уверенностью, что книга «пойдет».

21 июля Джеку Лондону быловыслано предложение от ассоциации «Американская пресса» отправиться в ЮжнуюАфрику и писать корреспонденции об англо-бурской войне. Он сел на поезд,  направлявшийся в Нью-Йорк, где перед отплытиемвстретился с Джорджем Бреттом, человеком честным, любящим хорошую литературу,ставшим впоследствии хорошим другом Лондона. В годы тревог Бретт былангелом-хранителем писателя, он остался его пламенным почитателем всю жизнь.Услышав о «Переписке Кэмптона и Уэйса», издатель тут же принял книгу.

В Лондоне Джека ждалателеграмма, отменившая всю затею с поездкой. Без гроша, на другом концеАтлантики, Джек остается, чтобы проникнуть в жизнь английских трущоб –Лондоновского Ист-Энда. Он снова надевает старую одежду, ходит вразвалочку. Всепринимают его за моряка, сошедшего с какого-то американского судна.

На впечатления от этого«путешествия» в трущобы, писатель напишет позже книгу «Люди Бездны», передающуювесь ужас дна общества, ужас жизни выкинутых на улицу бедняков.

В ноябре с рукописью в чемоданеон прибыл в Нью-Йорк. Бретт берет рукопись и обязуется выплачивать ежемесячносто пятьдесят долларов в течение двух лет.

За время пребывания Джека вАнглии вышли три его книги «Дочь снегов», «Дети мороза» и «Путешествие наОслепительном».

Возвращение в семью былорадостным – Бэсси подарила ему еще одну дочь.

Джек снова с головой уходит вработу над новым романом «Зов предков», забросив семью, друзей, почту, долги. Иэто себя оправдало – журнал «Сатердей ирвинг пост» принял рукопись за 750долларов!

Лондон покупает парусный шлюп«Спрей» и снова  выходит в залив. Неделя,проведенная на воде, ознаменовалась началом романа «Морской волк», работа надкоторым двигалась полным ходом, принося даже больше удовольствия, чем даже «Зовпредков».

В июне была анонимноопубликована «Переписка Кэмптона и Уэйса», получившая одобрительные отзывылитературных критиков. Однажды вечером в Пьемонте, прогуливаясь в коляске, Джекпопал в овраг и серьезно повредил ногу. Бэсси в это время отдыхала на даче вГленн-Эленн, и ухаживать за писателем приходила Чармиан Киттредж. В началеиюня, едва поправившись, Джек уехал к своим в Гленн-Эленн.

Мисс Чармиан поехала туда же ктете.

Как-то вечером в Гленн-Эленн,когда Бэсси, после разговора с Джеком повела детей спать, Чармиан и Джек сиделив гамаке и разговаривали, после этого разговора Джек встал и резко направился кБэсси:

-         Я тебя оставлю, Бэсси

Не понимая, очем он говорит, она спросила:

-         Ты что, возвращаешься в Пьемонт?

-         Нет… — ответил Джек – я ухожу от тебя.Развожусь…

Что примечательно, никто, а ужтем более Бэсси, не догадывались, что причиной разрыву послужила Чармиан.

Их любовь носила необычновозвышенный, выспренний характер. Ни один из них не уступал другому в уваженииили обожании. На сладостное любовное письмо Чармиан Джек отвечал еще болееприторно.

Бэсси была потрясена до глубиныдуши, но слишком горда, чтобы устраивать сцены.

После долгого перерыва в работе,вызванного проблемами с семьей, писатель заканчивает и отсылает Бретту первую часть«Морского волка». Издатель восторженно принимает рукопись и пересылает ее вжурнал «Век», который покупает роман за четыре тысячи долларов.

В канун 1904 года, когда сталоясно, что войны России и Японии не избежать, Джек под патронажем концерна Херстаедет в Японию в Йокогаму. На пароходе, из-за несчастного случая, Джек повредилсебе связки левой ноги. В Японии корреспондентов не допускали к свежейинформации, и Лондону пришлось самому ездить по стране, с риском для жизниперебираться в Чемульпо. Он всегда был впереди всех остальных корреспондентов,и его очерки имели больший успех.

Ко времени возвращения вСан-Франциско, Джек Лондон стал самым известным американским писателем.  

Этот период был самымбезрадостным в жизни писателя. Он был несчастлив, причинив боль Бэсси и детям,Чармиан не поддержала его в трудную минуту. Но это не остановило работу.Пишутся повесть «Игра» и пьеса «Презрение женщины». Он выступает передстудентами Калифорнийского университета – немалая честь для человека,бросившего университет семь лет тому назад и ушедшего работать в паровуюпрачечную.

Произнося свои речи,проповедовавшие и превозносившие социализм, Джек нередко попадал в оченьнеудобные ситуации. Иногда, после особо пламенных речей перед представителямибольшого бизнеса, газеты клеймили его смутьяном и анархистом.   

Благодаря ему,  социализм получил большое распространение вАмерике. Это была так же и даровая реклама. В результате спрос на книги Лондонаподскочил в несколько раз.

В разгар шумихи, поднявше            йся вокруг социалистическихубеждений Джека Лондона, Максимилиан выпустил его «Классовую войну». Книгавызвала огромный интерес, и ее пришлось переиздать еще три раза. Весной к Джекувернулось хорошее настроение, а с ним и прилив творческих сил. Здесь начатакнига «Белый клык». Отдыхая в Глен-Эллен, писатель наткнулся на ранчо Хилла вЛунной Долине – участок земли в сто тридцать акров. Ранчо полюбилось ему добезумия, и он тут же решил, что оно должно принадлежать ему. На следующее утроранчо было куплено за семь тысяч долларов. Деньги выслал Бретт.

Это была вакханалия безудержныхтрат и, конечно, деньги кончились. Пришлось откладывать все дела и срочнописать рассказы в журналы, чтобы раздобыть деньжат.

18    ноябряДжек получает сообщение, что по решению суда, Бэсси получила развод. Наследующий день Джек Лондон и Чармиан Киттредж поженились. Пресса былашокирована такой поспешностью и считала это неприличным. Его опять началитравить. Города Питсбург и Дерби изъяли из продажи его книги. Женские клубыполучали настоятельные рекомендации отменить его лекции.

В это время Джек всерьеззадумывается о постройке собственной яхты. Направлено письмо редакторам шестиведущих журналов востока с предложением стать пайщиками в этом предприятии. Онпогружается в книги о кораблестроении, технике, навигации. Капитаном будущегосудна, а пока, управляющим его постройкой был назначен Роско Эймс. Подсчитаввсе возможные расходы, Джек получил сумму около семи тысяч долларов и, исходяиз этого, дал распоряжение Роско: «Денег не жалейте, пусть все для «Снарка»(так было названо будущее судно) будет самым лучшим».

Отослав Роско с чертежами ичековой книжкой, Джек садится писать повесть под названием «До Адама». Повестьо первых шагах человека от обезьяны

На следующий день, утром, Джекпоспешил в док на закладку киля «Снарка» и увидел, что весь Сан-Франциско объятпламенем – это было последствие страшного землетрясения в Калифорнии 18 июля1906года. Среди многочисленных трагедий вызванных землетрясением и пожаром былаеще одна маленькая – закладка яхты не состоялась – сгорели все материалы, закоторые было уже уплачено. Разрушен сталелитейный завод, оборудование нельзядоставить в город.

Писатель возвращается вГлен-Эленн и принимается за рассказы. У него появляется подозрение, чтопостройка «Снарка» обойдется дороже, чем он рассчитывал.

В июне закладка, наконец,состоялась, а Джек, наконец находит идею для нового романа, посвященногоэкономической жизни общества. Этот роман он назовет «Железная пята». Огромныеденьги ушли на постройку яхты. Спуск на воду все время откладывался. Газетынасмехались. Джек набирает команду из людей ничего не понимающих в морскомделе. Его обворовывают везде, где только можно и из-за своей доброты и детскойнаивности, веры в человеческую бескорыстность, Джек не замечал этого допоследней минуты. Моряки говорили, что «Снарк» спланирован плохо, а оснащен ещехуже и в открытом море пойдет ко дну. К этому дню на судно утекли двадцать пятьтысяч долларов.

Все же отплытие состоялось.Прекрасный мотор был привязан к борту в виде балласта, борта

еще рефераты
Еще работы по литературе, лингвистике