Реферат: Миф, фольклор и сказка в произведениях Э. Хемингуэя

Министерство Науки и ОбразованияРоссийской Федерации

СамарскийГосударственный Университет

Филологический Факультет

Кафедра русской и зарубежнойлитературы

Специализация РГФ

Миф, фольклори сказка в произведениях Э. Хемингуэя

Курсоваяработа

Выполнила студентка

2 курса, 622 группы

Швайкина Н.С.

_________________

Научный руководитель:

Кандидат филологических наук, доцент

Агранович С. З.

________________________

Работа защищена

«___»____2004 г.

Оценка_________

Заведующий кафедрой

доктор филологических наук, профессор

Голубков С.А.

_______________________

 

Самара 2004

Содержание:

Введение………………………………………………………………………..3

Глава 1………………………………………………………………………….6

1.1 Новаторство Хемингуэя…………………………………………………....6

1.2 Образ природы втворчестве писателя……………………………………9

Глава 2…………………………………………………………………………12

2.1 Необходимостьрассмотрения «бинарных конструкций»………………12

2.2 Сказочные мотивы врассказе «Индейский посёлок»…………………...14

2.3  Обряд инициации в рассказе «Недолгое счастьеФренсиса  Маккомбера»…………………………………………………………………...18

2.4 Концепт «вода» и«рыба» в рассказе «Старик и море»………………….20

Заключение…………………………………………………………………….24

Список использованной литературы……………………………………….26

Введение.

Цельюработы является определение функции роли пейзажа и раскрытие глубины подтекстас помощью способов моделирования мира человеком – мифа, фольклора, сказки.

Даннаяработа состоит из введения, двух глав, и заключения. Во введении рассказываетсяоб актуальности данной работы. Первая глава повествует о творческом путиписателя, об основных проблемах его произведений. Вторая глава объясняет связьмифа, фольклора и сказки с сюжетом произведений. В  заключении даётся общий вывод исследования.

Темы,раскрываемые Э. Хемингуэем вечны. Это проблемы человеческого  достоинства, нравственности, становлениячеловеческой личности через борьбу – то, что решал мыслящий человек в прошлом,решает сейчас, и будет решать потом. Поэтому Э. Хемингуэй как писательинтересен и в наше время.

Литературнаядеятельность писателя началась в 20-е годы ХХ века.  Э. Хемингуэй создал оригинальный, новаторскийстиль. Он разработал целую систему специфических приёмов художественногоотображения: монтаж, обыгрывание пауз, перебивки диалога. В числе этиххудожественных средств существенную роль выполняет детальное описание природы.Добиваясь выразительности, Хемингуэй выработал приём – «принцип айсберга»<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[1],который придаёт его прозе лаконичность. Следовательно, читатель обнаруживаетмногозначительность в самом простом эпизоде. Эта особенность стиля писателя явиласьпричиной того, почему многие критики пытаются отыскать в произведениях Хемингуэяаллегоричность.<span Times New Roman",«serif»;mso-fareast-font-family: «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language: AR-SA">[2]

Даннаяработа основана на материале книги «Неизвестный Хемингуэй» Агранович С.З. иПетрушкина А.П.

Срединаучных трудов, посвященных творчеству Хемингуэя, нужно отметить многочисленныеработы И. Кашкина. Довольно подробные очерки творчества писателя принадлежатперу М.Мендельсона. Так же отдельные аспекты его творчества анализировались встатьях А. Платонова, Ю. Олеши, И. Финкельштейна.

 В  произведениях Хемингуэя существует подтекст, исколько бы литературоведы не пытались объяснить его, они всё равно будут далекиот истины. В данной работе используется сопоставительный метод. Мы попытаемсяобъяснить подтекст  с помощью мифа,фольклора и сказки, т.е. обратимся к ритуалам, обрядам и традициям древнихнародов.

Глава 1

1.1.Эрнест Хемингуэй  и его новаторство.

Выдающийсяамериканский писатель Эрнест Хемингуэй (1899-1961) родился в городе Оук-Парке,тихом и чинном пригороде Чикаго.

Отецписателя Кларенс Хемингуэй был врачом, но главной страстью его жизни были охотаи рыбная ловля, и он привил любовь к этим занятиям своему сыну.

Первуюрадость общения с природой Хемингуэй испытал в лесах Северного Мичигана, где наберегу озера Валун семья проводила летние месяцы. Впечатления, полученные имтам, будут давать впоследствии богатый материал для его работы. Хемингуэй сдетства хотел стать писателем.

Отождествляясебя со своим героем Ником Адамсом, он писал много лет спустя: «Ник хотел статьвеликим писателем. Он был уверен, что станет им. Он хотел написать о земле так,как если бы её рисовал Сезанн». Это очень важное высказывание для писателя, внем ключ к одной из важнейших тем всего его творчества – о земле, которая«пребудет вечно»<span Times New Roman",«serif»;mso-fareast-font-family: «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language: AR-SA">[3].

Каквсякий крупный писатель, он искал и нашёл свой собственный путь в литературе.Одна из главных целей его была ясность и краткость выражения. « Обязательнойчертой хорошего  писателя являетсяясность. Первое и самое важное – это обнажить язык и сделать его чистым,очистив его до костей, а это требует работы»<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[4].

Знаменитаяхемингуэевская короткая и точная фраза стала предметом спора литературоведов –существует ли подтекст или его нет вовсе? Подтекст существует. Он базируется натех глубинных слоях коллективного сознания, на тех общечеловеческих категорияхкультуры, которые художники подняли в своём творчестве и которыезафиксированы  в обычаях, обрядах,разнообразных форм народного праздника, фольклорных сюжетах народов мира<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[5].

В теже ранние годы Хемингуэй нашёл и «свой диалог» – его герои обмениваютсянезначительными фразами, оборванными случайно, а читатель ощущает за этимисловами нечто значительное и скрытое в сознании, то, что нельзя иногдавысказать напрямую.

Всётворчество Хемингуэя трактовалось и осмысливалось с точки зрения«потерянности», когда главным считался поиск личности, травмированной войной иутратившей идеалы и своего места в мире. Поэтому объектом исследования Хемингуэястала трагедия его современника, брошенного в жестокий мир войн, убийств инасилий, отчуждений людей друг от друга. Андрей Платонов прочитал в 1938 годуроман Хемингуэя «Прощай, оружие!» и написал рецензию, открывающуюся такимисловами: «Из чтения нескольких произведений американского писателя Эрнеста Хемингуэямы убедились, что одной из главных его мыслей является мысль о нахождениичеловеческого достоинства: «Главное же — достоинство — следует еще найти,открыть где-то в мире  и в глубинедействительности, заработать его (может быть, ценою тяжелой борьбы) и привитьэто новое чувство человеку, воспитать и укрепить его в себе».<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[6]

Несмотряна то, что, на Западе Хемингуэй воспринимался как писатель, воспевающий насилиеи жестокость, Платонов, наоборот, разглядел в писателе человечность, боль,сострадание. Именно с этого Хемингуэй начинался как писатель.

         Встремлении правдиво, реалистично отобразить жизнь видел Хемингуэй высшую задачуписателя, его призвание. Он верил, что только правдой можно помочь человеку. Иэту истину человек может найти в борьбе с природой. Природа несёт в себеэмпирическое начало, значит, чиста, непорочна, вечна и незыблема.

Человеку Хемингуэя интуитивно, а позднее и сознательно, стремится к своемупервоначалу, к природе. И в то же время послевоенный персонаж начинает боротьсяс ней, чтобы в итоге достичь гармонии. Но это оказывается невозможным для него.Природу невероятно сложно поработить и победить. Она, в конце концов,оказывается могущественнее, чем человек представлял её себе.  

Врассказе « Индейский посёлок» мальчик сталкивается с началом и концом всегосущего – с рождением и смертью. Символична концовка рассказа, где выявляетсясвойственная психологии ребёнка уверенность, что он не умрет никогда, другимисловами, в вечности жизни.  

Помнению Хемингуэя «жизнь  — это вообщетрагедия, исход, которой предрешён». Он считал, что человек в этой жизниобречён на поражение, и единственное, что ему остаётся  — быть мужественным, не поддаватьсяобстоятельствам, соблюдать, как в спорте правила «честной игры»<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[7].

Но,человек не теряет своего «я», когда он проигрывает  природе, в высшем смысле он остаётсянепобежденным, он  следует правилам«честной игры». Такой человек осознаёт, что природа выше, сильнее, священнее,мудрее. Сущность природы – гармония, становится для человека лишь  целью. Поэтому большинство героев Хемингуэягерои нравственно выросшие, например, то, молодое поколение, котороепреодолевает трудности, совершенствует себя, становясь взрослыми людьми, пройдяобряд инициации.

Природав рассказах писателя обнажает человеческую натуру, показывая красоту иаморальность души. Природа обостряет чувства, эмоции, т.е. то, что быловнутренне скрытым, становится явным, когда персонажи покидают привычную для них среду, сталкиваются друг с другом налоне природы.

Врассказе «Недолгое счастье Френсиса Маккомбера» показан убогий внутренний мирбогатой супружеской пары, приехавшей в Африку. Их брак без любви построенисключительно на деловых началах. Завершается рассказ трагической развязкой.Когда Марго понимает, что её муж преодолел свой страх, почувствовал себямужчиной, стал другим человеком, она пугается за свою дальнейшую судьбу –боится, что он её бросит, убивает его. Героиня не сохранила своё человеческоедостоинство, она лишь обнажила своё животное начало, а в равенстве с природойчеловек должен помнить, что он человек, а не тот, кто уничтожает другого, чтобы сохранить себя.

Итогомнравственных исканий писателя можно считать небольшую повесть « Старик и море»,созданную в 1952 году. Повесть содержит в себе глубокую философию. По своейстилистике она близка к литературному жанру притчи, которая строится нааллегориях и заключает в себе моральное заключение. Хемингуэй считал, что этоименно тот герой, которого он искал на протяжении своего творческого пути. Вней нашёл своё воплощение тот гуманистический идеал, что человека победитьнельзя.

 Хемингуэевский герой и его сознание могут бытьосмыслены лишь в соотношении с народом, народным сознанием, оцениваться снародной позиции.

Идейный,жизненный поиск писателя и поиск его героя однонаправленные. Это поиск народа, приобщение к его радостям игорестям, его стремлением  к свободе, ксчастью.

1.2.Образ природы в творчествеписателя.

Пейзажв художественных произведениях может быть статичным или«пейзажем-маршрутом», описанным динамически. Именно последний типпейзажа присущ, в частности, творчеству Хемингуэя.

Природав творчестве Хемингуэя занимает особое место. Прежде всего, мир природы в егорассказах противопоставлен миру жестокости и насилия, ассоциируясь с миромдетства. В Северном Мичигане с его девственными лесами и озерами формируетсялюбимый герой Хемингуэя Ник Адамс.

Какпишет Ю.Я. Лидский, «Природа в творчестве Хемингуэя — это целая философия.Как только она появляется на страницах рассказа или романа, можно бытьуверенным в том, что автор „поручил“ ей не одну, а несколькоидейно-эстетических функций<span Times New Roman»,«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[8].Проблема «человек и природа» всегда была для Хемингуэя исключительноважной, и тема эта разрабатывается буквально в каждом его крупном произведении.Но если мы обратимся к анализируемым рассказам, то увидим, что в них пейзаж иприрода вообще играют не одну из центральных, а подчиненную роль.

Прослеживаяэволюцию образа природы в произведениях Хемингуэя, Б. Грибанов замечает,что «образ природы, спасительной и вечной силы, проходит по существу черезвсе рассказы о Нике Адамса.<span Times New Roman»,«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[9] Вромане же «Фиеста» этот образ вырастает до масштабов символа, иприрода остается, как писал Хемингуэй в одной письме, «вечной, какгерой», превращаясь в равноправного героя романа и противопоставляясьлюдской суете. Не просто природа, но тема единения человека с природой, мысль овечности природы и зыбкости человеческой жизни пройдут через все творчествоХемингуэя. Особенно зримо эта тема звучит в «Индейском поселке», гдеприрода, окружающая мальчика, — озеро, солнце, встающее над холмами, рыба,плещущаяся в воде, — исполнена ощущением покоя и веры в бессмертие.

Эпиграфиз Екклезиаста, который Хемингуэй поставил к роману «Фиеста»:«Род проходит, и род приходит, а земля пребывает вовеки», можнообратить ко всему творчеству Хемингуэя как определяющую доминанту еговзаимоотношений с миром.

 В рассказе «Индейский поселок»,Хемингуэй использует прием обрамления. Начало и конец рассказа обрамляет река,как бы закругляющая поиски героя, замыкающая природный круг. А внутри этогокруга лежит болото — тоже вода, но совсем иного качества. Если река — этотекущая вода, то болото — это вода стоячая. В рассказе «На Биг–Ривер» болото вданном случае не просто явление природы, как и река — не просто река. Хемингуэйупорно подчеркивает нежелание Ника удить на болоте: «Нику не хотелось идтитуда. Не хотелось брести по глубокой воде, доходящей до самых подмышек, иловить форелей в таких местах, где невозможно вытащить их на берег. По берегамболота трава не росла, и большие кедры смыкались над головой, пропуская толькоредкие пятна солнечного света; в полутьме, в быстром течении, ловить рыбу былонебезопасно. Ловить рыбу на болоте — дело опасное. Нику этого не хотелось.Сегодня ему не хотелось спускаться еще ниже по течению».<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[10]

Рассказ«На Биг-Ривер», который, казалось бы, целиком посвящен природе,описанию различных пейзажей и связанных с ними «простых» действийгероя (ловля форелей, разжигание костра, приготовление еды, ловля кузнечиков) — при этом каждое действие происходит на новом фоне, что в какой-то мере похожена ритуал, — на самом деле глубоко метафоричен и символичен. Радость отприсутствия природы, присутствующая в более ранних рассказах, сменяется скрытойпечалью, четкой фиксацией ее изменений, отличий. Ее описание неотделимо от напоминанийо войне, с которой надо соотносить каждую рассматриваемую черту. Природа играети активную роль, то есть не только обеспечивает возможность держать сознание вопределенных рамках, но и непосредственно благотворно влияет на«потерянного» героя, который постепенно, на протяжении двух частейрассказа, оживает и даже становится способным к юмористическому восприятиюдействительности.

Если  рассмотреть природу как таковую, то можнозаметить, что в этом рассказе (как и в других) природа нужна Хемингуэю длятого, чтобы придать сцене зримую, чувственную убедительность, заменив рассказ«показом» и ориентируясь на определенные ассоциации читателя. Скупыеи немногочисленные детали обращены ко всему комплексу доступных нам ощущений.Хемингуэй не удовлетворяется стандартным описанием утра («солнце вставалонад холмами»), а дополняет картину осязаемыми подробностями(«плеснулся окунь, и по воде пошли круги»), а в конце, чтобы придатькартине еще большую плотность, сообщает, что «Ник опустил руку в воду. Врезком холоде утра вода казалась теплой».

Природав рассказах Хемингуэя так же внушает мысль о бессмертии. Это поистине ещё однанемаловажная функция природы. В рассказе «Индейский поселок» описаниеприроды  обрамляет рассказ и одновременноприход, и уход героев. Природа не только позволяет перенести увиденное, смягчаяужас своей умиротворенностью, она — рядом со смертью — внушает мысли обессмертии. Недаром в конце рассказа она сопряжена со светом, солнечнымвосходом.

Итак,мы рассмотрели описание природы в рассказах «На Биг – Ривер» и «Индейскийпосёлок». И пришли  к выводу, что онавыполняет следующую функцию — функцию возврата к истокам, к природному началу,и функцию нравственной опоры для героя.

Глава 2

Необходимость рассмотрения бинарныхконструкций.

Любойчеловек рассматривает мир как целое, состоящее из двух взаимоисключающихчастей. Мир изначально возникает как мир моделей, то есть мы выделяем бинарныеоппозиции или такие категории как – космос  — хаос, жизнь   — смерть, культура– природа. Члены бинарных структур не только противостоят друг другу, но инемыслимы друг без друга.<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[11]

Так,например, в оппозиции «живое – мертвое» мир смерти во многом строится поподобию мира живых. Мертвые едят, двигаются. Поэтому герой, пересекающийграницу миров, может притвориться мёртвецом, а мертвец живым.

Контактвнутри элементов двучлена  — основнойсюжет мифа.

Собственнов сказке существуют те же самые бинарные оппозиции. Только там это «сказочноедвоемирие» — где мир живых рассматривается через призму мира мёртвых, и нетчётких границ между ними, они размыты.

Вфольклоре «бинарность» выражается в системе персонажей. «Мотив двойничества»пронизывает фольклорную традицию, то есть в народном фольклоре обязательноприсутствую двойники, качества которых взаимодополняют друг друга. Онинемыслимы  друг без друга. О генезиседвойников писала О.М. Фрейденберг. Этот генезис она связывает с мифом, причемобраз двойника возникает, по мнению исследовательницы, в разных пластахмифологического сознания. В монографии «Поэтика сюжета и жанра» она рассуждаето возникновении в анимистический период «представления о духе, о душе какдвойнике человека». Говоря о героях «греческого романа», Фрейденберг замечает,что зверь, с которым борется персонаж, воспринимается как его двойник.<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[12] Приэтом двойничество реализуется в сюжетной функции животного: зверь выступает какобраз, воплощающий в себе мотив смерти или избавления от смерти основногогероя. Такие образы двойников мы найдем в «Старике и море».

Рассмотрение«бинарности» необходимо для представленной работы, так как основные понятия,концепты будут основаны именно на оппозициях: рождение – смерть, сказка –реальность  и т.д.

<img src="/cache/referats/17414/image002.jpg" v:shapes="_x0000_i1025">

Сказочные мотивы в рассказе «Индейскийпосёлок».

Основнойценностью в послевоенное время, оказывается человеческая жизнь, рождениемладенца. Мотивы продолжения рода, родов, возникают как болевые точки реальнойжизни, но  с другой стороны,  в народном фольклорно-мифологическом сознаниирождение является началом временного цикла и находится в бинарном состоянии сосмертью.

Итак,в своем творчестве Хемингуэй всегда обращается к истокам, к корнямчеловечества, первоначалу.  Его своеобразноестремление к народу, стремление к тому от чего всё начиналось, откуда пошёл родчеловеческий, пронизывает большинство повестей. Фольклор  — не уход от реальности, а средствообновления, укрепления.

Произведенияего действительно аллегоричны и символичны, в каждом слове, предложениисодержится определённый контекст, целый культурный и генетический пласт.  Многое сопоставимо с мифологией и фольклором.Рассмотрим один из распространенных обрядов.

Вмировой художественной традиции существует устойчивое представление  о рождении и отрочестве эпического богатыря,будущего воина – Кухулин, Геракл, Манас, Добрыня. Прежде чем стать воином,человек, несущий ответственность за племя в архаическом эпосе, личностью,воплощающей физический и интеллектуальный потенциал нации, должен приобрестиособые качества в детстве через специальный обряд, именуемый инициацией.<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[13]

Обрядинициации содержит модель всякого повествовательного текста (например,выделение индивида из коллектива может лежать в основе самого понятия героя). Уход и возвращение стали рамкой длябольшинства сюжетов, характерный ритм потерь и приобретений такжеобнаруживается во многих жанрах. Мотивы, связанные с Инициацией, включены впроизведения, где прослеживается «становление» героя.

Инициация(лат, initio«начинать, посвящать, вводить в культовые таинства) – переход индивидаиз одного статуса в другой, в частности включение в замкнутый круг лиц вмужской союз, круг жрецов и шаманов. Иногда — в узком смысле – переход в числовзрослых, брачноспособыных.<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[14] Обрядзафиксирован у южных и североамериканских индейцев, у народов центральной иЮжной Африки.

  В рассказе «Индейский посёлок» обрядинициации проходит мальчик. Инициация включает в себя миф как составную часть:во время обряда неофиту сообщаются мифы племени, которые может знать тольковзрослый или специально посвященный. Так, в «Индейском посёлке» в ролипосвященного выступает отец мальчика, который рассказывает сыну, как проходятроды у женщин. Его рассказ похож на миф по своей стилистике: «… то, что с нейсейчас происходит, называется родовые схватки. Ребёнок хочет родиться, и онахочет, чтобы он родился. Все её мышцы напрягаются для того, чтобы помочь емуродиться. Вот, что происходит, когда она кричит».<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[15] 

Особенность  структуры обряда – его трёхчастность: все онисостоят из выделения неофита из общества (переход должен совершаться запределами устоявшегося мира), пограничного периода, и возвращения в новомстатусе. При этом  И. осмысляется каксмерть и рождение. Причем, выход за пределы устоявшегося мира расценивается каксмерть.

ПереездНика с отцом на лодке на другой берег напоминает мотив переправы, когда изцарства живых совершается переход в царство мёртвых: «от берега они пошли лугомпо траве, насквозь промокшей от росы…. Затем вошли в  лес  ипо тропинке выбрались на дорогу, уходившую вдаль, к холмам».

 Переправа выступает как композиционныйэлемент. Переправа это и есть ось произведения. Это ощутимый каркас, на основекоторого слагаются различные сюжеты. Это есть подчеркнутый, выпуклый,чрезвычайно яркий момент пространственного передвижения героя.<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[16] Всевиды переправ – на корабле, на лодке указывают на единую область происхождения:они идут от пути умершего в иной мир. Если же герой совершает переезд на лодкечерез реку, как Ник, то только при помощи перевозчика. Здесь наблюдается болеепоздняя форма переправы так как – 1)перевозчик не превращается в животное 2)нет ездовых животных, таких как птица или конь, лишь только лодка,представляющая собой гибридную форму и птицы и коня.

Врассказе есть старуха, встречающая  приезжихв своей лачуге. Это сказочная яга, имеющая связь с царством мёртвых, и обрядинициации непосредственно связан с ней. Именно в лес попадают герои, а лес  — постоянный аксессуар яги. Именно здесьначинаются приключения, и лес никогда не описывается. Он дремучий,таинственный, несколько условный.<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[17]

Нолачуга не есть уже мир мертвых. Согласно обряду, посвящаемый как бы спускался вобласть смерти через хижину или лачугу.

Следуетзаметить, что мальчик не зрелый индивид, а совсем ребёнок. Существовалатенденция производить этот обряд ещё до наступления половой зрелости. Дляобряда детей уводили, и это всегда делал отец или брат, дядя. Мать это делатьне могла, так как само место, где производился обряд, было запретно для женщин.Ника сопровождают отец, его дядя Джордж и несколько индейцев. Уже мирмёртвых  — это мир женщин, в рассказеподчёркивается его женская физиологичность: « Женщина мучилась уже третьисутки. Все старухи посёлка собрались возле неё. Мужчины ушли подальше….»

Особенностьюсказочного дома является его многоэтажность. Но в лачуге многоэтажность  — это многоярусные нары, где на нижней лежитроженица, а на верхней её муж.

Инициация– это временная смерть. Одной из форм временной смерти было вскрытие человекаили разрубание его на куски.  У некоторыхплемён сам неофит разрубается в бессознательном состоянии. Но есть материалы,что посвящаемым показывали мёртвые, изрубленные тела. Это символ убиения самогопосвящаемого. Умерщвляется не сам посвящаемый, а другой за него – фиктивно.Иногда этот убитый оживает, что указывает на характер временной смерти. Врассказе восстает из мертвых не сам мужчина, а за него делает  это только, что родившийся ребёнок мужскогопола. Следовательно, душа этого героя бессмертна, так как в эпосе всех народовмира человек без потомства считался проклятым богами, ибо дети признавалисьгарантией бессмертности родителей, особенно отца.<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[18]

Умениеотца Ника принимать роды  — некоемагическое таинство, магические способности, которые приобретает неофит  в качестве награды. Инструменты для принятияродов – «складной нож и вяленая девятифутовая жила» напоминают магические.  То, как мужчина готовится к принятию младенца,напоминает некий обряд или священное таинство, ритуал. Ник  — типичный неофит, так как кроме душевныхпотрясений, он получил информацию о тайнах и требованиях быта индейцев, вданном случае  — как проходят родыженщины.

Мальчикнаблюдает роды. На его глазах развёртывается картина рождения и смерти –рождения младенца мужского пола, и самоубийство отца этого ребёнка. Это вечныйзакон природы — её цикличность – умирание одного существа и его продолжение  в последующем поколении. После обрядаинициации Ник почувствовал некую уверенность в том, что никогда не умрёт. Этонекая стойкость к жизни, которую должен, в конце концов, приобрести неофитпосле обряда.

Вечность,жизнетворящая сила в рыбе, в окуне, которого видит Ник с кормы лодки: «онисидели в лодке, Ник на корме, отец на вёслах. Солнце вставало над холмами.Плеснулся окунь, и по воде пошли круги. Ник опустил руку в воду. В резкомхолоде утра вода казалось тёплой»

 Обряд инициации в рассказе «Недолгое счастьеФренсиса Маккомбера»

Рассказ«Недолгое счастье Френсиса Маккомбера» отчётлив и прозрачен, и обычно неподвергается детальному изучению. «Основная тема рассказа – это рождение вмужчине того мужества, которое делает его в глазах Хемингуэя настоящим человеком»<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[19]

Но издесь, как и в вышерассмотренных произведениях, обнаруживается прямое обращениек народному фольклорно-мифологическому мышлению, которое растворено в рядеархаических представлений и образов.

М.Бахтин утверждал, что: « Человеческий быт всегда оформлен, и это оформлениевсегда ритуально. На эту ритуальность и может опереться художественный образ»<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[20]

Фабуларассказа очень проста и незамысловата. Классическая тема  — убийство из-за денег, богатства, можетпоказаться банальной, если не объяснить её под иным контекстом. Фольклорныймотив всегда лежит на глубине, в то время как обыденность составляет внешнююоболочку. С событийной стороны сюжет рассказа реален, наполнен бытовымидеталями. Однако с другой стороны сюжет моделирует условия обряда, корнямиуходящего в общественные институты и представления о мире и человеке, жизни исмерти первобытных охотников.

 Это известный обряд инициации. Неофитосмысливает его как смерть и воскрешение. Сюжетная схема рассказа точносовпадает с этим обрядом, не зря действие проходит в Африке, где проходил самобряд, как зафиксировали этнографы. Профессиональный охотник Уилсон, которыйявляется наставником, магом- учителем, повторяет во время посвящения Маккомберафразу об американских «мужчинах-мальчиках», что доказывает, что инфантилизмМаккомбера здесь не случаен.

Пройдяиспытание, загладив трусливый поступок во время охоты на буйвола, Френсис резкоменяется, что пугает его жену Маргарет и удивляет Уилсона. У неофита нет большестраха.

ВМаккомбере умер бездельник, никчемный мужчина, полое существо. Итак, умираниечередуется с рождением – умирает «мальчик-мужчина», рождается активноесущество. Но писатель не находит будущего для героя. Для Маккомбера слишкомпоздно пришло взросление. Он, новый человек, ещё слеп в этом мире, и слаб, икак в слабого Маргарет выстреливает в мужа. Она испугалась перемен,почувствовала отсутствие в себе власти над ним.

Фабуларассказа « Снега Килиманджаро» также проста как в «Недолгом счастье ФренсисаМаккомбера». И обращаясь к фольклорно-мифологическому мышлению, исследователинаходят глубинный подтекст.

Эпиграфпроизведения довольно необычен, и это не просто энциклопедическая справка.Понять эпиграф можно, если осмыслить обрядовое действие, связанное с оппозициейжизнь – смерть.

Удревних охотников смерть мыслилась как прохождение через тотемного зверя илиперевоплощение в него. Именно с этим был связан обычай заворачивания масаямиумершего  в шкуру тотемного животного (напозднем этапе, скотоводческом, — в шкуру домашнего животного). Считалось, чтоприлетевшая огромная птица захватывает шкуру с телом человека и относит навысокую, часто хрустальную гору, где обитают предки,  — к первобытному Олимпу<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[21].

 Умирающему писателю видится самолёт,своеобразная аналогия птицы, уносящей его к вершине «Олимпа» — Килиманджаро.

Связьэта выясняется, если провести параллели между эпиграфом, обрядами, ипредсмертными видениями Гарри: душа человека, очистившегося от скверны,человека, который понял убогое существование, не должна умереть.

Вовсех этих рассказах герой испытывается народным сознанием. Именно фольклорное,мифологическое сознание помогает человеку и художнику подняться над буржуазноймелочностью, тупиком и пустотой.<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[22]

 

Концепты «вода» и «рыба» в рассказе«Старик и море»

«Старик и море» — одна из последних книг Эрнеста Хемингуэя, написанная в 1952году. Фабула повести характерна для стиля Хемингуэя. Старик Сантьяго борется снеблагоприятными обстоятельствами, борется отчаянно, до конца.

«Человекне для того создан, чтобы терпеть поражения. Человека можно уничтожить, но егонельзя победить»- говорит старик в конце повести.

Повестьнаписана на прекрасно знакомом создателю материале, после многих лет общения скубинскими рыбаками. С 1948 года писатель жил в Финка-Вихия, близ Гаваны, и былпостоянным гостем в ближайших рыбачьих посёлках. Образ старика – человекатруда, человек, чья душа, испытавшая многое, но она чиста, как вода в море.

Хемингуэйтак же выступает как выдающийся маринист, продолжая в литературе традициюГермана Мелвилла. Писатель вносит в повесть элементы морально-философскогоразмышления, эссе на тему «борьбы человека с судьбой»<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">[23].Судьба неблаговолит старику, а он противится этому, и выигрывает, но  не побеждает судьбу, судьбу обыграть невозможно, равно, как и природу. Природа так

еще рефераты
Еще работы по литературе, лингвистике