Реферат: Диалогическая речь в романе Ф.М. Достовсекого "Бесы"

Диалогическая речь в романеФ.М. Достовсекого «Бесы»

Курсовая работа посовременному русскому языку

 

 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

 

Введение

1.     Теоретические основы анализа диалогической речи

1.1   Общие характеристики диалогической речи

1.2  Диалогическаяречь в авторском произведении

1.3  Типологиядиалогической речи

2.     Анализ диалогической речи в романе Ф.М. Достоевского«Бесы»

2.1 Диалог- объяснение

2.2 Диалог- допрос

2.3 Диалог-поединок

2.4 Диалог-исповедь

2.5Диалог-спор

2.6 Диалог полного взаимного понимания

2.7 Смешанный диалог

2.8 Диалог-ссора

Заключение

Библиографический список использованной литературы


Введение

Теориядиалога оказывается связанной с широким кругом лингвистических проблем ивыходит за рамки языкознания. Внимание к диалогу проявляется везде, где естьинтерес к человеческим отношениям, потому что с диалогом мы связываемпредставление о коммуникации, взаимодействии, контакте. В последнее времяразвивается комплексный подход к диалогу, основанный на представлении о речикак разновидности человеческой деятельности, учитывающий теоретическиедостижения психолингвистики и социальной психологии.

Коммуникативнаяфункция языка предопределяет различное использование имеющихся в общенародномязыке средств в зависимости от условий и целей общения людей, соответственно многообразиювидов взаимодействия отдельных членов общества.

Ввыделяющейся по признакам условий и целей общения функционально-стилистическихразновидностях языковой системы коммуникативная функция языка реализуетсяпо-разному. Диалогическая речь, являющаяся основной формой разговорной функционально-стилистическойразновидности общенародного языка, представляет собой яркое проявлениекоммуникативной функции языка, так как именно в диалогической речи сообщениеоформляется в непрерывное взаимное общение членов человеческого коллектива.Диалогическая речь является частью повседневной жизни людей, как в быту, так ина телевидении, радио (интервью), в Интернете. Как частьсловесно-художественного текста она доминирует в драме, присутствует и вэпических произведения. Диалог существует и как самостоятельныйпублицистический и философский жанр (например, диалоги Платона).

Диалогическаяречь широко, хотя и не полностью, изучена в отечественном и зарубежномязыкознании. Основой для исследования является материал разных языков, какустной разговорной речи, так и художественных произведений.

Вбольшинстве работ, посвященных анализу использования диалогической речи вконкретном художественном произведении, в качестве материала для исследованиявыбираются драматические произведения, представляющие собой, по сути, единыйдиалог (или, что встречается чаще, полилог) с отдельными авторскими ремарками.Лингвистическим материалом для данной работы является роман Ф.М. Достоевского«Бесы». По словам М.М. Бахтина, романы Достоевского «полифоничны». Поэтомупроизведения писателя являются идеальным эпическим материалом для исследованиядиалогической речи. Целью анализа стало выявление основных закономерностейиспользования диалогической речи в творчестве Ф.М. Достоевского, выделение различныхтипов диалога (но не полилога) и определение границ общеязыкового ииндивидуально-авторского в таком явлении, как спонтанная устная речь вэпической прозе.

1.      Теоретические основы анализа диалогической речи

1.1  Общая характеристикадиалогической речи

Основытеории диалога в российском языкознании были заложены в трудах Л.П.Якубинского, Л.В. Щербы, В.В. Виноградова, М.М. Бахтина. Большой интерес кдиалогу пробуждается с конца 40 – начала 50-х годов. С тех пор вопросы диалогаинтенсивно разрабатываются на материале разных языков.

Большойисследовательский материал, посвященный диалогу, свидетельствует о сложности имногоаспектности этого явления, ибо диалог предстает как конкретное воплощениеязыка в его специфических средствах, как форма речевого общения, сфера проявленияречевой деятельности человека и форма существования языка. В первом случае анализируетсяречевая структура, возникшая в результате говорения, осуществления диалогическойречи, во втором исследователь имеет дело с выяснением условия порождения и протеканияэтой речи, в третьем случае проблемы диалога оказываются в кругу вопросов, связанныхс изучением общественной функции языка. Аспекты внимания к диалогу оказываютсятесно связанными между собой; в то же время в современной лингвистической наукетрудно назвать область, в которой в той или иной связи не привлекалось бы илине могло бы быть привлечено явление диалога.

Говоря обопределении диалога, все исследователи затрагивают следующие характеристики:наличие минимум двоих собеседников, между которыми происходит непосредственныйобмен высказываниями; непринужденный характер речевой обстановки; попеременнаяадресация речи, обязательная смена говорящих; одновременность восприятия речина слух, подготовки и реализации собственных высказываний; большое значениевнеязыковых коммуникативных средств (мимика, жестикуляция); постоянноеизменение языковой ситуации.

Уже впервых работах, затрагивающих лингвистические проблемы диалога, исследователиисходили из положения о том, что речь – один из видов человеческой деятельности.Л.П. Якубинский писал, что язык есть разновидность человеческого поведения,факт психологический, проявление человеческого организма, и социологический,зависящий от совместной жизни организмов в условиях взаимодействий.

Диалог какформа речевого общения постоянно сопоставляется с монологом. Л.П. Якубинский,определяя характерные черты диалога (быстрый обмен взаимообусловленнымикраткими высказываниями-репликами без предварительного обдумывания, при зрительноми слуховом восприятии собеседника) и монолога (длительное письменное или устноевысказывание одного лица), отмечал, что в живой речи диалог и монолог зачастуюпереплетаются и что существует ряд переходных явлений (например, беседа вобстановке досуга, характеризующаяся более медленным темпом, большей величинойкомпонентов, большей обдуманностью речи, чем это наблюдается при быстромразговоре)[1].

Диалоглегко вписывается в представление о речевом общении, о сотрудничестве приречевой деятельности, в то время как монолог требует специального объяснениякак формы речи, существующей наряду с диалогом. Тезис Л. В. Щербы о том, что«подлинное свое бытие язык обнаруживает лишь в диалоге»[2], разделялЛ.П. Якубинский, говоривший о естественности диалога и искусственностимонолога. В. В. Виноградов писал, что монолог – не данность языка, а продуктиндивидуального построения. Вопрос о характере соотношения диалога и монологапока не нашел единого решения.

Попыткивыйти за рамки дихотомии «диалог – монолог» имеют то преимущество, что позволяютопределить место «промежуточных» явлений (письменных и устных объявлений,книги, стихотворения, записной книжки, выступления по радио и телевидению,дневника и пр.). А.А. Холодович с учетом различных комбинаций таких признаков,как средства выражения речевого акта, наличие или отсутствие партнера,взаимность или односторонность высказываний, число участников, контактность илиотсутствие контакта при общении, выделяет более 30 типов речи и непротивопоставляет понятия диалога и монолога, полагая, что, используятрадиционные термины, к монологу можно было бы отнести лишь редкие видывысказываний (дневник, записная книжка). В результате понятие диалога предстаетздесь в широком смысле, охватывая почти все случаи речевой деятельности[3]. Р.А.Будагов считает, что при выделении разнообразных типов речи необходимоучитывать и содержательную сторону высказывания и, кроме того, к типологии речиследует подходить исторически[4].

Припереводе проблемы «диалог – монолог» в плоскость конкретного изучения языковыхструктур с соотношением этих двух явлений связан вопрос о размере и вообще спецификереплики. Р.Р. Гельгардт считает, что основным признаком различения диалогическойреплики и монолога можно признать степень самостоятельности высказывания (автосемантичностьмонолога, синсемантичность реплики диалога)[5].

Всеособенности диалога – речевой структуры связаны с его спецификой как образования,возникающего в результате перемежающейся, главным образом устной спонтаннойречи собеседников, происходящей в определенных условиях.

Самаприрода диалога предполагает его сложность. Размеры диалога теоретическибезграничны, и его нижняя граница может показаться открытой. Однако фактическикаждый диалог имеет начало и конец. Единство диалога в его смысле, теме,содержании. Диалог – средство выражения логической цепи взаимосвязанных посодержанию сочетаний мыслей-суждений, речевое построение, в котором дваговорящих как бы создают одну мысль, структура, где тема распределяется междудвоими. Специфика диалога как сложного единства самым тесным образом связана сего тематической цельностью, с характером развития содержания, с движениеммысли.

В качествеединицы диалога Н.Ю. Шведова определила диалогическое единство. Это понятиепрочно вошло в теорию диалога. Исследуются диалогические единства различныхструктур, включающие два и более высказываний – реплик. Вопрос о границахдиалога и его внутренних структурных особенностях связан с различием понятиидиалога как целостной структуры и диалогического единства.

Реплика каккомпонент диалогического единства и диалога в целом имеет двуплановый характер,совмещая в себе значения акции и реакции, в результате чего диалог и представляетсобою сложную цепь взаимосвязанных высказываний. С исследованием диалога каксложного речевого комплекса, в состав которого зачастую входит цепь переплетающихсяили параллельных реплик нескольких лиц, связано выделение разных структурныхтипов диалога (парный диалог, параллельный диалог, полилог).

Исследованиедиалога невозможно без учета целого ряда внеречевых моментов: цели и предметавысказываний, степени подготовленности говорящих, отношений между собеседникамии отношения их к высказанному, конкретной обстановки общения. Характердиалогической речи определяется действием всех этих факторов в совокупности, ив результате конкретного проявления каждого из них создается диалогопределенной структуры.

Отношениеучастников диалога к высказываниям как один из экстралингвистических факторовпроявляется и в оценках говорящим формы чужой речи, являющихся своеобразныммоментом регуляции процесса общения и отражающихся на структуре и характередиалога. Специфика диалога в огромной степени связана и с таким явлением, какстепень подготовленности говорящего к речи. Л.П. Якубинский отмечал быстрыйтемп произнесения реплик и их смены как одно из свойств диалога, в ходекоторого подготовка к высказыванию идет одновременно с восприятием чужой речи.Это отражается на структуре диалогических высказываний, являясь одним изфакторов формирования его синтаксиса. На структуре диалога сказывается истепень осведомленности собеседников о предмете разговора. Л.П. Якубинский,подчеркивая, что понимание чужой речи определяется опытом собеседников,составляющим апперцепирующую массу говорящих, что каждое последующее говорениепадает на подготовленную почву, указывал на большую роль догадки при тождествеапперцепиругощих масс собеседников. Общий опыт собеседников, его постоянные ипреходящие элементы определяют возможность дешифровки при речевом обмене. Л.II.Якубинский приводит и мысль о том, что речь нуждается в слушателе, которыйпонимает, «в чем дело». Это обстоятельство не раз отмечали исследователидиалога, указывая но возможность подтекста в разговоре. Теория пресуппозицни,развиваемая современными исследователями номинативной сущности предложения,открывает большие возможности в изучении структуры диалога.

Дополнительнымсредством передачи информации при непосредственном общении служат мимика,жесты, различные телодвижения, социально обусловленные и соответствующие, какуказывал Л.П. Якубинский, интеллектуальному и эмоциональному состояниюговорящего. Это коммуникативное средство в большой степени сказывается напостроении диалогической речи и постоянно отмечается исследователями диалога,устной речи, занимает важное место в теории информации и исследовании знаковыхсистем. Однако специально применительно к диалогу этот вопрос остается малоисследованным.

Одной изважных сторон диалога является роль интонации в оформлении единствадиалогических высказываний в составе сложной структуры и роль ее какинформативного средства. Экспериментально-фонетические исследования наматериале разных языков приводят к важным, иногда противоположным выводамотносительно функций интонации как связующего элемента. Л.П. Якубинский говорило соответствии интонации состоянию говорящего, на большую ее роль в выражениипсихологии собеседников указывала Е.М. Галкина-Федорук. Информативная исвязывающая роль интонации в диалоге отмечается при анализе диалогическихединств с репликами различного типа – повторами, подхватами, вниманиеисследователей привлекает своеобразие интонации при различном течении диалога.Разные функции интонации могут переплетаться, поскольку реплики одновременнопредставляют собой предложение (или соединение предложений) со своей внутреннейинтонацией и элемент диалога. Поэтому изучение интонационной стороны диалогаважно для характеристики как диалогической структуры, так и функциональныхособенностей предложения.

Действиевсех внеречевых факторов в совокупности решающим образом отражаются на структуредиалога и прежде всего на его грамматических особенностях. Синтаксис диалогапредставляет серьезную область исследования. В работах Т.Г. Винокур, посвященныхэтому вопросу, отмечалось, что выбор определенных конструкций связан со спецификойустной речи и спецификой диалога как речевого взаимодействия[6]. Эллипсис,простота синтаксического построения, употребление предложений различныхфункциональных типов, модальных слов, повторы, присоединительные конструкции идругие характерные черты, отмечаемые исследователями, обязаны своимпроисхождением в диалоге его специфике как особого речевого построения.Характерный для диалогических предложений порядок слов, своеобразное актуальноечленение предложений в диалоге, связаны также с действием многообразных условий,в которых протекает диалог как воплощение устной перемежающейся речи.

Кнастоящему времени в литературе освещен ряд синтаксических явлений диалога вразных языках. Огромное значение имеет разработка теории и конкретныеисследования русской разговорной речи. Диалог, протекающий в устной форме, неможет не стать предметом внимания исследователей, занимающихся этим вопросом, идостижения в области изучения синтаксиса русской разговорной речи естественностановятся достижением теории диалога.

1.2 Диалогическая речь в авторском произведении

Проблемадиалога в художественном произведении представляет особую громадную областьтеории диалога. В.В. Виноградов, указывая, что «речь художественных произведенийскладывается из разных типов монолога и диалога, из смешения многообразных формустной и письменной речи», ставил задачи изучения «конструирования типовхудожественной прозы за пределами бытового языкового материала», уяснения«принципов сочетания разных форм речи в пределах монологических конструкций ипринципов включения в них диалога»[7]. Перу В.В.Виноградова принадлежит ряд исследований в этой области, диалог художественныхпроизведений с разных сторон анализируется в работах Г.О. Винокура, Н.Ю.Шведовой, М.К. Милых и др. Организация текста художественных произведенийразных жанров, историческое развитие приемов включения диалога в повествование– вопросы, освещаемые в ряде исследований и требующие дальнейшего изучения.

Проблемавключения диалога в авторское повествование тесным образом связана с проблемойпередачи явлений устной речи в литературных произведениях разных жанров. Вязыке художественной литературы, указывает Н.Ю. Шведова, «находят своеотражение самые разнообразные стороны языка, преломленные сквозь призмумировоззрения и мастерства писателя».

Из всехформ прямой речи, используемых в художественной прозе, диалог в наибольшейстепени отражает особенности бытового разговорного языка. В диалоге содержитсяболее разнообразные, чем в авторском повествовании синтаксические конструкции,передающие живые интонации разговорной речи.

Диалогподразумевает установку на разговорную речь: большое количество разговорныхвыражений, просторечий, широкое использование эмоционально-экспрессивнойлексики и синтаксических средств (простых и бессоюзных предложений), важнаяроль интонации. Все это несвойственно книжному стилю. Возникает противоречиемежду необдуманностью устной речи и взвешенностью письменной, ведь писательтщательно отбирает языковые средства. Индивидуальный стиль автора – это первыйаспект, который необходимо учитывать, отвечая на вопрос идентичности диалога вбытовой речи и художественной литературе. Кроме того, необходимо учитыватьразличие коммуникативных условий этих форм диалога. Внешние признакиестественного диалога нельзя переложить на диалог в художественной прозе. Здесьположение совсем другое: о диалоге в художественной литературе нельзя сказать,что он возникает при непосредственной коммуникации и предварительно необдумывается, ведь хороший писатель взвешивает каждое употребляемое им слово. Высокаястепень автоматизированности устно-разговорной речи и появление в нейстереотипный конструкций, стандартизирующей речь, вступают в противоречие сосвойственной художественной литературе поисками точного изобразительногосредства.

Вхудожественном произведении диалог носит двойственный характер. С однойстороны, диалогическая речь предполагает обработанность ее автором, а, с другойстороны, – эта речь необходимо основана на живой разговорной речи. Авторхудожественного текста воспроизводит живую разговорную речь, что само по себесвидетельствует о том, что это воспроизведение не есть абсолютное повторениевсего того, что есть в живой разговорной речи. Принципы непрямого отраженияособенностей разговорной речи в составе художественного текста следует искать втех требованиях, которые накладывает художественный текст. Не все «говоримое» вживой разговорной речи может быть отражено в художественном тексте.

В связи стем, что разговорная речь требует кратких, неполных, простых конструкций,особую роль получают внеязыковые коммуникативные факторы: интонация, мимика,жестикуляция. В литературном произведении эти моменты отражены с помощьюавторских ремарок.

Передписателем ни в коем случае не стоит задача натуралистического, фотографическогокопирования разговорного языка, ведь гениальный писатель часто, взяв за основуразговорную бытовую речь, создает языковые нормы. В художественном текстеразговорная речь выполняет эстетическую функции, становятся элементомобщеобразного строя произведения, его идейного содержания и в связи с этимпретерпевает изменения. Качественное преобразование диалога обусловлено испецифическими художественными факторами, прежде всего стремлением киндивидуализации идиолекта персонажей, к использованию их речи вхарактерологической функции и к демонстрации собственно авторскойстилистической активности.

Художественнаяобработка материала заключается не в изменении формы построения, не вотступлении от действующих правил языка, а в отборе того, что требуется длядостижения тех или иных художественных целей. Обращаясь к разговорной речи, писатель-реалистберет соответствующих конструкций в их типической, «чистой» форме, освобождаяих от случайного, индивидуального, то есть того, что является отступлением отязыковой нормы.

Настоящимадресатом художественного диалога является читатель, до которого должен дойтиопределенный момент художественного замысла автора. Тема диалога возникает нестихийно, а по воле автора. Поэтому в художественном произведении реже, чем вдействительности, встречаются разговоры, относящиеся к бытовым ситуациям и течасти разговора, которые являются данью общественному этикету (приветствия,вопросы о здоровье и т.д.). Также в диалогах художественной речи практически невозникает ситуаций неловкости, пауз из-за отсутствия темы для разговора, стольчасто возникающих в повседневной жизни.

Изучатьявления живой речи на материале художественного произведения возможно с учетомтого, что писатель, стремясь их отразить объективно, в то же время подчиняетэто своим художественным задачам.

Такимобразом, бытовой диалог и диалог художественный не являются и не должны бытьтождеством. Однако сущность явления, основные языковые признаки, его характеризующие,в обоих диалогах остаются одинаковыми.

1.3 Типология диалогической речи

С ситуациейобщения, отношением участников диалога к содержанию речи связан характерлогико-смысловых отношений между частями диалогического единства, и в связи сэтим выделяются различные типы реплик и типы диалога, устанавливается характерреакции, оценки говорящими фактов ситуации и речи, модальная характеристикадиалога. В статьях, посвященных диалогу, П.Д. Арутюнова вскрывает стимулирующиеи реактивные свойства реплик. Важно изучение особенностей обоих компонентов.Ряд исследований посвящен характеристике первого компонента единства, в другиханализируется реплика ответная, но независимо от того, какой термин вынесен вназвание работы, исследователи не могут не анализировать элементыдиалогического единства в их взаимосвязи. С стороны структурно-композиционнойвыделяются ответные реплики-подхваты, реплики-повторы и др. При этом вниманиеобращается на логико-смысловое значение реплики и соответствующее ее отношениек первому, стимулирующему высказыванию. Важнейшим видом диалогического единствав этом плане признается вопросно-ответный комплекс. Большое значение придаетсяхарактеру реакций. В связи с этим выделяются реплики-противоречия, согласия,добавления, реплики, сопровождающие тему, переводящие тему в другую плоскость.

Похарактеру реакции определяются соответствующие типы диалога. Так, Е.М. Галкина-Федоруквыделяет диалог-противоречие, диалог-синтез. В работе А.К. Соловьевойвыделяется диалог-спор, диалог-объяснение, диалог-ссора, диалог-унисон[8]. А.В.Чичерин выделяет следующие типы диалогов: диалог-допрос, основанный навнутреннем сопротивлении; диалог-исповедь, или монолог, насыщенный вставныминовеллами, сочетающимися с короткими репликами интереса, понимания исочувствия; диалог полного взаимного понимания; любовный диалог. К. Мегаеваакцентирует внимание на следующих видах диалога (в ее работе речь идет одиалогах в романе Ф.М. Достоевского вообще и в романе «Бесы» в частности):исповедальный диалог, диалог-поединок; смешанный диалог, в котором присутствуютэлементы исповеди, поединка и внутреннего монолога[9]. Внемецкой филологии выделяются следующие типы диалогов: «поэтические»,обладающие образностью, сопровождающие действие; прозаические, которые делятсяна теоретико-познавательные (научные, «сократические») и философские(обиходно-разговорный и характерологические)[10].

2.      Анализ диалогической речи в романе Ф.М. Достоевского«Бесы»

2.1  Диалог-объяснение

Диалог-объяснениеявляется самым распространенным видом диалога в романе «Бесы». Этот вид можноподразделить на диалог-выяснение, сходный с диалогом-допросом, идиалог-объяснение. Рассмотрим оба этих подвида.

Для примерадиалога-выяснения приведем диалог между Кирилловым и рассказчиком, произошедшемв 3 главе I части романа.

« – …ятолько ищу причину, почему люди не смеют убить себя; вот и все. И.то все равно(Кириллов).

– Как не смеют? Разве мало самоубийств? (рассказчик).

– Очень мало.

– Неужели вы так находите?

Он неответил, встал и в задумчивости начал ходить взад и вперед.

– Что же удерживает людей, по-вашему, от самоубийства?

Онрассеянно посмотрел, как бы припоминая, об чем мы говорили.

– Я … я еще мало знаю… два предрассудка удерживают, двевещи; только две; одна очень маленькая, другая очень большая. Но и маленькаятоже очень большая.

– Какая же маленькая?

– Боль.

– Боль? Неужто это так важно… в этом случае?

– Самоепервое. Есть два рода: те, которые убивают себя или с большой грусти, или созлости, или сумасшедшие, или там все равно… те вдруг. Те мало о боли думают, авдруг. А которые с рассудка – те много думают.

– Да разве есть такие, что с рассудка?

– Очень много. Если б предрассудка не было, было быбольше; очень много; все.

– Ну уж и все?

Онпомолчал.

– Да разве нет способов умирать без боли?

– Представьте, – остановился он передо мною, – представьтекамень такой величины, как с большой дом; он висит, а вы под ним; если онупадет на вас, на голову – будет вам больно?

– Камень с дом? Конечно, страшно.

– Я не про страх; будет больно?

– Камень с гору, миллион пудов? Разумеется, ничего небольно.

– А станьте вправду, и пока висит, вы будете очень боятся,что больно…

– Ну, а вторая причина, большая-то?

– Тот свет.

– То есть наказание?

– Это все равно. Тот свет; один тот свет. …

– Всясвобода будет тогда, когда будет все равно, жить или не жить. Вот всему цель.

– Цель? Да тогда никто, может, и не захочет жить.

– Никто, – произнес он решительно.

– Человек смерти боится, потому что жизнь любит, вот как японимаю, – заметил я, – и так природа велела.»…

Схема этогодиалога такова: вопрос в достаточно мягкой форме – добровольный и потомупространный ответ. Это схема сходна со схемой диалога-допроса. Отличие состоитв том, что здесь присутствует взаимное желание вести диалог, поэтому внеречевая(эмоциональная) обстановка довольно спокойная. С этим связано небольшоеколичество авторских ремарок. В реплике-вопросе присутствует не тольковопросительное, но и утвердительное предложение с целью побудить развитиедиалога в новом направлении. Диалог-выяснение – это выспрашивание, попыткаузнать мнение собеседника или получить какую-либо информацию. Спрашивающий (рассказчик)не комментирует ответы, он спокойно и объективно воспринимает их. Как правило,ответ рождает последующий вопрос. Немалую роль играют реплики-повторы, когда вответе повторяется часть вопроса или если в качестве вопросительногопредложения выступает повторенная с вопросительной интонацией часть предыдущегоответа. Это спокойная, достаточно мирная беседа, которая, скорее всего, неперетечет в диалог-конфликт. Данный подвид диалога встречается значительночаще, чем собственно диалог-объяснение.

Дляиллюстрации диалога-объяснения рассмотрим диалог между Ставрогиным и МаврикиемНиколаевичем из 6 главы II части романа.

« – Еслиможете, то женитесь на Лизавете Николаевне, – подарил вдруг МаврикийНиколаевич, и, что было всего любопытнее, никак нельзя было узнать по интонацииголоса, что это такое: просьба, рекомендация, уступка или приказание.

НиколайВсеволодович продолжал молчать; но гость, … глядел в упор, ожидая ответа.

–       Если не ошибаюсь (впрочем, это совершенно верно),Лизавета Николаевна уже обручена с вами, – проговорил наконец Ставрогин.

–       Помолвлена и обручилась, – твердо и ясно подтвердилМаврикий Николаевич.

–       Вы… поссорились?.. Извините меня, МаврикийНиколаевич.

–       Нет, она меня «любит и уважает», ее слова. Ее словадрагоценнее всего.

–       В этом нет сомнения.

–       Но знайте, что если она будет стоять у самого налояпод венцом, а вы ее кликните, то она бросит меня и всех и пойдет к вам.

–       Из-под венца?

–       И после венца.»

Схема здесьиная, чем в диалоге-выяснении: реплика – реплика. Если в предыдущем случае быломного вопросительных предложений, то в данном случае больше повествовательных.Это классический вариант выяснения отношений, если говорить бытовым языком.Происходит обмен мнениями, информацией, а затем – эмоциональная разрядка.Поэтому внеречевая обстановка и интонации требует большего внимания со стороныавтора, чем в диалоге-выяснении, поэтому здесь больше авторских ремарок.Подобный диалог может перейти в диалог-ссору, диалог-спор, или даже вдиалог-поединок.

2.2  Диалог-допрос

Диалог-допросдостаточно прост для анализа, так как в бытовой речи он встречается достаточночасто. В романе «Бесы» также немало подобных диалогов. Вот наиболее характерныйпример: диалог между Степаном Трофимовичем и Варварой Петровной из 2 главы I части.

«– …Кстати,вы носите красные галстуки, давно ли?

–       Это я… я только сегодня…

–       А делаете ли вы ваш моцион? Ходите ли ежедневно пошести верст прогуливаться, как вам предписано доктором?

–       Не… не всегда.»

Схемадиалога очень проста: вопрос – ответ. Вопрос построен синтаксически безупречно,как в письменной речи, а ответ, даваемый под принуждением, психологическимдавлением, являет собой отрывистое, неполное, незаконченное предложение. Чтокасается объема стимулирующей и ответной реплик, то вопросы превосходят ответыв распространенности, и, следовательно, в величине. Атмосфера диалогадостаточно напряженная, поэтому нет восклицаний, риторических конструкций.Внеречевая обстановка, интонации предельно понятны, поэтому не требуютавторских пояснений. Что касается психологических аспектов, то происходитподчинение менее сильной воли (Степана Трофимовича) более сильной воле (ВарвареПетровне).

2.3.Диалог-поединок

Диалог-поединокявляется наиболее интересным объектом для исследования, так как именно здесьлингвистические проблемы более всего переплетаются с психологическими. В романе«Бесы» представлены бытовой диалог-поединок, в котором происходит борьба междудвумя людьми исходя из их (плохих) взаимоотношений, противоположных интересов,и идеологический диалог-поединок, борьба двух идей, принципов, полемика.Собеседники стремятся подавить, «уничтожить» друг друга.

В качествепримера бытового диалога-поединка рассмотрим диалог между Степаном Трофимовичеми Варварой Петровной из 2 главы I части.

« – Но, мойдобрый друг, в третий раз и в моих летах… и с таким ребенком! – проговорил оннаконец. – Но ведь это ребенок!

– Ребенок,которому двадцать лет, слава Богу! Не вертите, пожалуйста, зрачками, прошу вас,вы не на театре. Вы очень умны и учены, но ничего не понимаете в жизни, за вамипостоянно должна нянька ходить. Я умру, и что с вами будет? А она будет вам хорошеюнянькой; это девушка скромная, твердая, рассудительная; к тому же я сама будутут, не сейчас же умру. Она домоседка, она ангел кротости. Эта счастливая мысльмне еще в Швейцарии приходила. Понимаете ли вы, если я сама вам говорю, что онаангел кротости! – вдруг яростно вскричалаона. – У вас сор, она заведет чистоту,порядок, все будет как зеркало… Э, да неужто вы мечтаете, что я еще кланятьсявам должна с таким сокровищем, исчислять все выгоды, сватать! Да вы должны бына коленях… О, пустой, пустой, малодушный человек!

–       Но… я уже старик!

– Чтозначат ваши пятьдесят три года! Пятьдесят лет не конец, а половина жизни. Выкрасивый мужчина, и сами это знаете. Вы знаете тоже, как она вас уважает. Умрия, что с нею будет? А за вами она спокойна, и я спокойна. У вас значение, имя,любящее сердце; вы получаете пенсион, который я считаю своею обязанностию. Вы,может быть, спасете ее, спасете! Во всяком случае, честь доставите. Высформируете ее к жизни, разовьете ее сердце, направите мысли. Нынче сколькопогибают оттого, что дурно направлены мысли! К тому времени поспеет вашесочинение, и вы разом о себе напомните.

– Я именно, – пробормотал он, уже польщенный ловкою лестьюВарвары Петровны, – я именно собираюсьтеперь присесть за мои «Рассказы из испанской истории»…

–       Ну, вот видите, как раз и сошлось.

–       Но… она? Вы ей говорили?

– О ней небеспокойтесь, да и нечего вам любопытствовать. Конечно, вы должны ее самипросить, умолять сделать вам честь, понимаете? Но не беспокойтесь, я сама будутут. К тому же вы ее любите…

У СтепанаТрофимовича закружилась голова; стены пошли кругом. Тут была одна страшнаяидея, с которою он никак не мог сладить.

– Дорогая моя! – задрожалвдруг его голос, – я… я никогда не могвообразить, что вы решитесь выдать меня… за другую… женщину!

– Вы недевица, Степан Трофимович; только девиц выдают, а вы сами женитесь, – ядовито прошипела Варвара Петровна.

–       Да, я оговорился. Но… это все равно, – уставился он на нее с потерянным видом.

– Вижу, чтовсе равно, – презрительно процедила она, –  Господи!Да с ним обморок! Настасья, Настасья! Воды!

Но до водыне дошло. Он очнулся. Варвара Петровна взяла свой зонтик.

–       Я вижу, что с вами теперь нечего говорить…

–       Да, да, я не в состоянии.

– Но к завтрамувы отдохнете и обдумаете. Сидите дома, если что случится, дайте знать, хотя быночью. Писем не пишите, и читать не буду. Завтра же в это время приду сама,одна, за окончательным ответом, и надеюсь, что он будет удовлетворителен.»

В началедиалога человек с менее сильной волей старается что-то противопоставить болеесильной личности, но его реплики-противоречия незакончены, отрывисты, нарушаетсяправильный порядок слов, тогда как реплики противоположной стороны более продуманны,и потому более распространены и завершены. Кроме того, один из собеседниковпредоставляет больше аргументов против позиции другой стороны, поэтому репликиподавляющей стороны занимают больший объем в диалоге. В конце диалога один изсобеседников совершенно подавлен, что выражается в его «дрожащем голосе»,«потерянном виде» и репликах, свидетельствующих об отсутствии у негоконтраргументов. Последняя реплика принадлежит той стороне, которая одерживаетпсихологическую победу. Об эмоциональном накале свидетельствует большое количествовосклицательных предложений как с той, так и с другой стороны, а также наличиедовольно подробных авторских ремарок, поясняющих внеречевую обстановку иинтонации, с которыми произносятся реплики.

В качествепримера идеологического диалога-объяснения приведем диалог из главы «У Тихона»из II части романа «Бесы».

«– Вы меня не понимаете, выслушайте и не раздражайтесь. Вы моемнение знаете: подвиг ваш, если от смирения, был бы величайшим христианскимподвигом, если бы выдержали. Даже если б и не выдержали, все равно вампервоначальную жертву сочтет Господь. Все сочтется: ни одно слово, ни однодвижение душевное, ни одна полумысль не пропадут даром. Но я вам предлагаювзамен сего подвига другой, е

еще рефераты
Еще работы по литературе, лингвистике